Помощь - Поиск - Пользователи - Календарь
Полная версия: Время Маскарада
Клуб любителей фэнтези > Литературные игры > Мастерская Миров > Эмерия
Страницы: 1, 2
NeoNi
Маскарад устраивают для того, чтобы каждый мог показать свое лицо. ©
Хронограф
Феория. Дворец Императора. (15 Мейтхем)

Дэнниар Ривелен Ас`Гейр – Великий Император Эмерии – в неофициальной обстановке был не таким уж и великим. Все это бремя власти, доставшееся нежданно-негаданно, когда Валентайн отказался от короны, не приносило ему ни удовольствия, ни покоя. Дэнниар, и раньше не питавший слабости к государственным делам, теперь совсем с ума сходил от навалившейся на его плечи ответственности.
  Теперь еще и этот праздник… И зачем он согласился? Глупец! В последнее время Дэнниар не переставал ругать себя. Ведь в свои тридцать два года у него и так было все – и жены, и двое детей, и целая империя у ног! Неужели мало? Конечно, есть и враги, и просто недоброжелатели, но у кого из людей, обличенных властью, их нет? Разве это проблема, когда на твоей стороне огромная армия и магические Ордена? Тогда зачем же он все-таки послушал Их? Дэнниар запутался в собственных мыслях - он не любил думать, ему нравилось, когда все просто и ясно...
  Вот, например, так, как сейчас за окном: лазоревое небо, ласковое солнце золотит кроны деревьев и шпили дворцов, теплый летний ветерок, покой, мир… Все рады, счастливы, готовятся к празднествам... А может взять и послать все Договоры к демонам в пекло? Разогнать эту праздничную толпу по домам, отправить семью в далекий, но мирный, Лаовейн, и заставить магические Ордена заниматься делом, вместо того, чтобы даром просиживать штаны за манускриптами?
  Удивительно, но даже приближение праздника не приносило императору чувство радости. Наоборот, с каждой минутой он ощущал, как наваливается тяжесть неотвратимого будущего, липкий страх полз по позвоночнику и замирал где-то в груди. Дэнниар готов был разрыдаться от безысходности и собственной нерешительности.
- О! Что опять произошло? - Илэйн вошла в комнату абсолютно бесшумно, словно крадущийся за добычей зверь… Или сама смерть, ее приход ведь тоже никогда не угадать…
Дэнниар тут же отогнал нелепые сравнения, хоть и вздрогнул от слов матери, прозвучавших неожиданно резко в царившей доселе тишине.
- Хелена прислала письмо, - холодно ответил он, успокоившись и взяв себе в руки. – Она не приедет. Эйд плохо себя чувствует...
- Как всегда! – Илэйн презрительно поджала губы. – Вечно этот ее недомерок чем-то болен.
- Эйд всего лишь ребенок. Что поделать? И он мой брат, – попробовал успокоить мать Дэнниар. Склоки и семейные разборки претили императору, он серьезно не понимал, какую прелесть находила в них Илейн.
  Шурша длинным шлейфом атласного платья цвета изумруда, женщина подошла к обитому бархатом креслу и присела на самый край.
- О, нет! Я уверена, что все не так! - она смерила сына скептическим взглядом. – Хелена лжет. Специально, чтобы не приезжать... Она тебя всегда недолюбливала!
- Это она тебя недолюбливала, - поправил Дэнниар. – Ты преувеличиваешь.
- И меня тоже, - согласилась Илейн, переведя взгляд на тарелку с фруктами, стоящую рядом на маленьком резном столике. Выбрав крупный спелый абрикос, поднесла его к губам. – Но это ничего не меняет. Ты слишком наивен и не видишь дальше своего носа. Если же это не лично ее идея, значит, Ленард ей посоветовал…
- Во имя Единого! Он-то здесь причем? – не сдержался Дэнниар, видя, что мать оседлала своего любимого конька – семейные сплетни. – Уймись, ты несешь чушь! Ленард с Хеленой терпеть друг друга не могут. Какие козни они могут строить против меня? Ты не в своем уме!
Илейн откусила абрикос и усмехнулась, поражаясь недальновидности сына. Родня, словно стая коршунов, готова его склевать, стоит допустить хоть малейший промах, а он не замечает очевидного. Или предпочитает не замечать, что в данном случае равнозначно. И, если не она, родная мать, то кто же еще сможет защитить его и наставить на путь истинный?
- Дорогой мой, посуди сам: ни Хелена, ни Ленард, ни Валентайн не подумали приехать поздравить тебя, - терпеливо, словно объясняя маленькому ребенку очевидные истины, продолжила женщина. – Да, Вэл тоже не приедет. Он, видите ли, до сих пор в обиде. Прислал делегацию. Не может бросить свою шлюху одну в Литориме! Конечно, она ему дороже брата…
- Прекрати! – оборвал Дэнниар, чувствуя, что начинает злиться уже по настоящему. – У Хелены заболел ребенок, с Валентайном мы в ссоре, а Ленарду запрещено появляться в Кайруане, и я, честно говоря, этому рад. Ты прекрасно все знаешь. К чему пустые домыслы?
- Насчет Хелены, я уже сказала все, что думаю. Валентайн мог бы и извиниться: твой день рождения – хороший повод, а Ленард… Вот уж кто бы точно лучше и не появлялся! Кстати, ты уверен, что он не приедет? Удержится, чтобы в кои-то веки нам не нагадить?
- Он не посмеет… - прозвучало как-то не совсем убежденно.
- Я бы не была в этом так уверена, сын. И будь осторожнее с подарками из Кениаса, если уж Ленард сам не появится, пусть и без приглашения, то что-нибудь пришлет, вот увидишь. 
- Пусть приезжает, - Дэнниар гордо вздернул подбородок, и скрестил руки на груди. - Зато у нас будет прекрасный повод от него избавиться. Ведь так?
- Возможно-возможно, - задумчиво покачала головой Илейн, удивляясь, как ей самой до сих пор не пришла в голову такая простая мысль. – Впрочем, что мы расстраиваемся? Будущее за нами! Текиана, Отринт и Ариам навсегда останутся верны тебе, а с остальными разберемся позже. Ни Эвбеи, ни Лаовейн, ни тем более Кениас не смогут противостоять нашей объединенной мощи!
  Не смотря на весь пафос Илейн, Дэнниар как-то вдруг разом сник при упоминании о «будущем».
- Как бы я хотел, чтобы моя жена и дети сейчас были в том самом далеком Лаовейне, тихо заметил он, отвернувшись к окну, чтобы мать не могла видеть его взгляд. - Почему я не могу их туда отправить?
- Потому что мы заключили Договор, - твердо ответила Илейн. - Ты не можешь его нарушить. Слишком много всего поставлено на карту, сын.
- У меня плохие предчувствия… А что, если мы не правы? Как-то уж слишком все хорошо…
- Бог мой! Почему же не может быть все хорошо? Неужели ты поверишь бредням этих полоумных отступников, проповедующих конец света? Не смеши меня… Но как бы то ни было, уже слишком поздно что-то менять.
Дэнниар не ответил, входная дверь приоткрылась, и в комнату заглянул Эррон.
- А это я… Как всегда без приглашения. Приветствую тебя, Великий! – он обеспокоено взглянул на Дэнниара и Илейн, словно почувствовав царившее здесь напряжение. - Не помешал? Что-то случилось? – он зашел в комнату и притворил за собой дверь.
- Нет, Эрн, все в порядке, все в силе, - отозвался император, уже успевший справиться с эмоциями. – Мы всего лишь немного поспорили на философские темы. Праздник уже через два дня… Еще столько всего надо приготовить.
- Да? – взгляд Эррона по-прежнему оставался настороженным.
- Все в порядке, - заверила Илейн. – Скоро прибудут Риды и посольство Ариама. Встретишь их лично?
- Конечно, - тут же согласился Эррон. – Как раз собирался на Пристань.
- Мы думаем, разместить их в нашем Дворце, как и раньше, - добавил Дэнниар. - По-правде, давно хотелось пообщаться со «своими» тихо, по домашнему и без всяких церемоний. Как только прибудут, дай нам знать, Эрн. 
- Конечно, - Эррон кивнул, губы изогнулись в полуулыбке. – Не буду тогда отвлекать. Уже отправляюсь на задание.
Он  в шутку отсалютовал Дэнниару и покинул комнату также стремительно, как и появился в ней мгновение назад.
Аргетлам
Эвбея. Трапперский поселок Гринвуд.




- Пошевеливайтесь черти, мы должны лететь уже через полчаса! – с этими словами капитан Орл дал пинка юнге, что курил самокрутку прямо на борту. – НА ПАЛУБЕ НЕ КУРИТЬ, А ТО ВЫСЕКУ!!!!!!!! ДВУЛИКИЙ БЫ ТЕБЯ ПОБРАЛ!!!!!
- Всё кричишь старый моряк. – От этого голоса у Орла пробежали мурашки по спине. Этот полуэльф вызывал необъяснимый страх одним своим присутствием. Капитан наклонился через борт и увиде черную фигуру в капюшоне.
- Чего тебе надо Аргетлам, у меня нет на тебя сейчас времени, уходи. – Орл не выносил полукровок, впрочем, как и большинство людей Эмерии.
- А я здесь чтобы предложить тебе выгодную сделку. Поговаривают, что ты летишь в Лаовейн. Ну так вот, а мне нужно в Феорию. – В этот момент Эрагон стал свидетелем потрясающей картины, бледное лицо Орла стало багроветь с невероятной скоростью.- ДА ТЫ НИКАК СОВСЕМ ОПОЛОУМЕЛ!!!!!! Ты соображаешь, какой крюк мне прейдется сделать! Купцы мне голову оторвут если я не доставлю шкуры вовремя!
Аргетлам распахнул свой плащ и достал из сумки, что висела у него через плечо, увесистый мешочек. – Здесь пятьдесят золотых, еще столько же получишь, когда доберемся на место.
- Откуда у тебя столько? – Это был в полнее закономерный вопрос. Аргетлам пришел в Гринвуд всего два года назад, и сразу стал признанным мастером меча. Работая всего лишь наставником по рубке на мечах, нельзя столько заработать. А за сто золотых можно лет пять безбедно жить в самом Литориме.
- Неважно. Ты согласен? – Аргетлам немного встряхнул мешочек и монеты призывно зазвенели.
- У-у-у-у-у-у согласен, умеешь ты убеждать, но если от тебя будут проблемы… - Орл многозначительно покосился на мечи, что висели у Эрагона на поясе.
-  Не будут. – И Аргетлам с кривой ухмылкой взошел по трапу. Он уже был полностью погружен в свои мысли и не слышал как Орл возобновил свою ругань на незадачливого юнгу.  До бала еще целых две недели...
Дэвид Рид
Небо над Феорией. (15 Мейтхем)

"Одна из радостей путешествия -
это возможность посетить новые города
и познакомится с новыми людьми". Ч. Хан *.


    Над  Ар-Тайгом сверкала звезда.
    Те, кто впервые видел это чудо, замирал у борта летающего  корабля и не мог отвести глаз от игольчато-острых лучей жемчужного  света, удивляясь, каким чудом звезда смогла опуститься на один из горных пиков. И лишь когда корабль приближался, можно было рассмотреть, что пик  венчает колоссальная башня, на вершине которого вращается огромный  кристалл, отражающий и преломляющий своими гранями солнечный свет.
    Это был знаменитый на весь свет маяк Феории - грандиозное сооружение, указывающее воздушным кораблям путь в Цитадель.
      Правда некоторые предания гласили, что этот маяк использовался Императорами в качестве оружия: якобы кристалл способен фокусировать солнечные лучи и сжигать  вражеские корабли,  или наблюдать за жизнью в далеких  Отринте и Лаовейне, но обе эти истории казались слишком уж неправдоподобными.
    Человек в синем-белом капитанском мундире стоявший на шканцах**  воздушного галеона  много раз видел свет Феорийского маяка, но всегда испытывал трепет, похожий на тот, что охватывает сердце путешественника, когда тот видит стены родного города. И пусть Феория ничуть не похожа на его родные парящие острова, Дэвид Рид любил "небесную столицу" ничуть не меньше. Менестрель в душе, он не мог не наслаждаться  ее необычной  акумской  архитектурой, прозрачным холодным воздухом, крутыми утёсами Ар-Тайга, что  вонзают в небо свои остроконечные вершины и глубокими лощинами, прорезающими длинные цепи гор...
    Однако обязанности капитана не позволяли молодому лорду долго предаваться созерцанию окружающими красотами. Управление кораблем, да еще таким огромным, как "Дракон", дело непростое и кропотливое. Необходимо привести в действие машину, лишающую "парящий камень" его подъемный силы, желательно аккуратно, чтобы не дай бог, не потревожить раззолоченных пассажиров. Нужно управиться с парусами, чтобы летающий  галеон подошел к пристани гордо, как и подобает флагману  наместника. Нужно поднять на мачтах стяги аристократов Текианы, направляющихся на бал. Нужно...Нужно...Много команд следует отдать капитану, прежде чем его корабль пришвартуется в надежной гавани.
      Уже можно было различить зубчатые башни Цитадели, а гордый "Дракон" уподобился придворной кокетке, разукрасившись шелками и перьями, когда Дэвид Рид, или капитан Соар, как его предпочитали называть на кораблях Текианского воздушного флота, спустился в салон.
      - Адмирал, - с улыбкой сообщил он,  - через полчаса мы пришвартуемся в Порту Феории.
      Джозеф Рид, тридцатилетний лорд-наместник Текианы взглянул на брата и тоже не удержался от улыбки.
      -Спасибо, капитан Соар, путешествие прошло великолепно. Аделла  даже не успела соскучиться. Правда дорогая?
      - Конечно, супруг мой, -  Молодая белокурая женщина, одетая в жемчужно-серое бархатное платье бросила на Дэвида быстрый взгляд темных смешливых глаз и снова повернулась к Джозефу. - Но я никак не могу понять, почему мы летим так рано. Ведь до бала целых два дня! Вот тут я уж точно соскучусь...
        Она сделала недовольную гримаску и отвернулась к кормовому окну, принявшись наблюдать за одним из крейсеров охранения, словно это были не маневры боевого корабля, а выступление императорского балета.
    - Видишь ли, Ада, -  Джозеф вздохнул и с тоскливо посмотрел на брата, словно надеясь что тот возьмет на себя труд объяснить леди всю сложность большой политики, но не дождавшись поддержки продолжил сам.  - Император Дэнниар  просил прибыть на день раньше, чтобы, поговорить о сложностях, которые возникли у него с некоторыми членами семьи Ас'Гэйров.  К тому же те слухи... Ну про открытые неизвестно кем Древние врата. Все это требует обсуждения и желательно тайного. Вот император и собирает своих сторонников на совет. А чтобы враги ничего не заподозрили - прикрывает это балом. Мы с Дэвидом входим в ближний круг и обязаны откликнуться на просьбу императором. Политика, будь она не ладна!.. Да мою дружбу с Дэнниаром тоже не стоит забывать.
      Дэвид вздохнул. Молодой лорд, в отличии от лорда-наместника не слишком любил политические игры, предпочитая решать вопросы с мечом в руке или с капитанского мостика  летучего корабля. Он был паладином, а вот Джозеф истинным правителем, высшим наслаждением для которого было окунуться в водоворот интриг. И иногда Дэвид Рид по хорошему завидовал уму и прозорливости старшего брата.
      - Да-а, - голос Аделлы по прежнему был недовольным.-  Вы  с Дэйвом будете заняты с Императором, а я...позабыта, позаброшена.
      Аделла Рид лукавила. Блестящая красавица, наследница одного из древних Текианских родов никогда не страдала от отсутствия внимания со стороны столичных кавалеров. Придворные стихоплеты  посвящали ей  оды и серенады. Из-за нее не раз скрещивались мечи на дуэлях. И не один юноша втайне вздыхал о белокурых локонах  и длинных ресницах супруги наместника Текианы. А столичные дамы, хоть и злословили по поводу "провинциальных наклонностей поднебесной лилии" всегда искали ее общества.
        И сейчас Аделла лишь играла в недовольство и оттачивала на братьях свои таланты, нетерпеливо ожидая прибытия в столицу и погружения в бурлящий придворный водоворот.
        С палубы раздались свистки боцманских дудок, извещающие о прибытии в порт и Дэвид Рид, поспешил на квартердек**, дабы занять полагающееся  капитану место. Выслушав доклады вахтенных он подошел к поручням и недовольно покрутил головой - палуба уже была заполнена знатью Текианы и "Дракон" окончательно превратился в цветочную клумбу из-за ярких лент и перьев украшающих наряды дам.
        Летающий корабль заходил на швартовку.

        Прочные сходни были переброшены на причал и Джозеф Рид, ведя под руку Аделлу, первым спустился с борта корабля.   
        - Милорд Джозеф!  Леди Аделла, вы как всегда роскошны! -  к ним стремительно направлялся принц Эррон Ас'Гейр.  - Добро пожаловать в Феорию. Надеюсь, в пути неприятностей не было. Император просил меня лично встретить ваш флагман… Но не буду долго задерживать, с дороги все устали, – кареты ждут, прислуга в боевой готовности, а сам Дэнниар с нетерпением ожидает лицезреть Вас и вашего брата. Причем немедленно… Это его просьба, не приказ.
      Говорил Эррон быстро с легкой полуулыбкой на губах, умудрившись при этом еще и поцеловать ручку прекрасной Аделлы.
        - Ваши апартаменты в Императорском Дворце уже готовы. Все, как и в прошлый раз: на гостях Дэнниар не экономит. Впрочем, экономить он вообще не умеет, - чуть тише произнес он и подмигнул Джозефу. – Что нам только на руку. Погуляем от души!

________________________

*использован эпиграф из серии МИФ
** шканцы, квартердек - участки верхней палубы парусного (летающего) корабля.
Аргетлам
Кайруан. Таверна ‘’Приют аристократа”
Аргетлам зашел в комнату и тихо закрыл за собой дверь . В комнате тихо спали мужчина и женщина среднего возраста. Подкравшись к кровати, ассасин раздавил капсулу с ядом под носом у графини Десетриас, капсула издала негромкий хруст, и лёгкое облачко пара окутало голову графини. Это была быстрая и легкая смерть во сне, не каждому везет так умереть. Теперь очередь графа. И тут у Аргетлама побежали мурашки по спине, граф не спал и смотрел прямо ему в глаза.
- За что Эрагон? – Тихо спросил граф.
- По приказу его императорского величества, за попытку покушения на его жизнь, за измену империи, за сотрудничество с нелюдями, а именно с гноллами, вы и вся ваша семья подлежат смертной казни. – Ответил Аргетлам, уже запуская руку в сумку за новой капсулой.
- А, всётаки пронюхал старый дурак, ну ничего скоро  его тирания закончится, скоро, кто - то до него доберется… – Аргетлам уже подносил капсулу с ядом к лицу графа, как вдруг он к нему обратился.
- Постой, об одном прошу, не тронь мою дочь, пообещай мне, слышишь, пообещай! – мужчина схватил его за рукав. - Пожалуйста. – В его глазах читалась такая мольба, что лёд окутывавший сердце асасина дал трещину. – Пожалуйста.
- Обещаю. – И с этими словами Сумрак раздавил капсулу. Небесно - синие глаза графа Десетриаса  закрылись уже навсегда...

Пинас “Тихий боцман”
- БАБАХ. – Этот звук вырвал Аргетлама из реки сна. Резко вскочив с кровати захватив арбалет с мечами и вещевую сумку, он стрелой вылетел на главную палубу. Грот мачта корабля лежала сломанной на палубе, матросы быстро разбирали оружие, готовясь к отражению атаки неведомого врага.
- Да что случилось, мне кто нибудь объяснит? – Выкрикнул он, на ходу застегивая пояс с клинками.
- А чо тут объяснять…-  Ответил старый Орл неспешно подошедший к краю борта, - Пираты.
И тут из соседнего облака, наконец то, вылетел пиратский люггер, на его красном борту, золотыми буквами сияла надпись “Грифон”. Небольшие размеры корабля и округлая форма корпуса позволяли ему развивать хорошую скорость, что позволяло ему быстро нападать на неповоротливое купеческое судно и, разграбив его, также быстро исчезать. Вооружение составляло шесть баллист, по три с каждого борта.
- Капитан, штурман убит, руль сломан  АГРХ…. – Боцман не успел закончить доклад, стрела с пиратского корабля разорвала ему горло. Стрелял явно эльф.  “Ну доберусь я до тебя.” – Подумал Аргетлам.
- НА АБОРДАЖ!!! – Закричали с пиратского люггера и сразу дали залп с борта. Один миг, время полета болта баллисты, и четверых матросов на пинасе размазало кровавой кашей по палубе. Борт был пробит в трех местах, в пробоинах можно было заметить «парящий камень».
- А чтоб вас черти. – Тихо ругнулся Орл, - ОРУЖИЕ К БОЮ ПОКАЖЕМ ПИРАТСКИМ УБЛЮДКАМ, ЧТО МЫ ИЗ ЭВБЕИ!
Жуткий грохот разнесся по небу, два корабля столкнулись борт о борт. Пираты с диким криком бросились на команду купеческого корабля. Завязалась кровавая баня, защитников было явно меньше и долго им не продержатся. “Надо что - то  предпринять, но что, что?” – Лихорадочно думал Сумрак заряжая арбалет.
- Орл, продержись еще десять минут, я помогу! – крикнул Аргетлам, перепрыгивая на другой борт….
- Удачи мальчик, храни тебя Единый. – Сказал Орл и сразу же ринулся в гущу сражения.
Пиратский  люггер “Грифон ”
Очутившись на вражеской палубе, Аргетлам чуть не схлопотал стрелу в голову от гнусно ухмыляющегося эльфа, слава Единому вовремя успел уклониться.
- Ничего личного парень, ты просто перешел мне дорогу. – Произнес эльф с издевательскими интонациями в голосе, и тут же стал накладывать на тетиву новую стрелу.
От капитанской каюты ассасина отделяли лишь этот эльф и пятеро увальней со здоровенными кривыми ятаганами.
“Ну что ж ребята не самый лучший выбор идти против меня, да и оружие выбрали не удачно. Вам будет не развернутся и я этим  воспользуюсь.“ – с этими мыслями Эрагон поставил дымовую завесу беря в руки одноручный арбалет.
Крики людей, лязг оружия, хаос битвы и шум ветра. “При таком ветре завеса долго не продержится, у меня мало времени ”. – Думал Сумрак, разряжая арбалет в ближайшего пирата, чьи очертания были видны сквозь дым. Молниеносно вытащив клинки, Аргетлам ринулся прямо в дым. Еще один пират стоял, недоуменно озираясь по сторонам широко расставив ноги. Это была его ошибка, Аргетлам сделав подкат проскользил по палубе, прошел у него между ног, вышел из -  за спины и рассек сразу двумя мечами ему спину. Брызнула первая кровь, орошая палубу. Следующие трое оказались поумнее, они выставили оборону стоя спина к спине. Дым скрывал все, что творилось вокруг и пираты ничего не видели дальше своего носа. Воспользовавшись этим, полуэльф подпрыгнул на двух метровую высоту, сделал кульбит и вклинился в круг. Пара движений и все три головы покатились по палубе. Дым развеялся, на палубе было пять трупов и фигура в черном, заляпанном кровью плаще. “ Стоп. А где …” – Стрела, летевшая со стороны капитанского мостика, оцарапала Аргетламу левую руку. Его спас лишь случайный порыв ветра. Недолго думая, он развернулся и метнул правый меч прямо в эльфа.
Эльфа пригвоздило к лестнице, что вела на капитанский мостик. Аргетлам медленно подошел к нему взялся за рукоятку клинка и, взглянув ему в глаза, произнес:
- Ничего личного парень, ты просто перешел мне дорогу. – И выдернул меч.

Капитанская каюта люггера  “Грифон”
Капитан Одноглазый, как его все называли, сидел во время боя у себя в каюте, пил вино и предвкушал, как будет казнить пленных и разгребать добычу….Дверь медленно и со скрипом стала открываться.
- А, это ты Смитти, захо….- Одноглазый поперхнулся вином. В каюту вошел юноша с выпачканным в крови лицом. – Ты кто такой? Я тебя спрашиваю, ты кто такой? - Ошалело заорал капитан.
- Я пришел за тобой. – Ответил полуэльф, взяв дико орущего капитана за шкирку, и вывел его на палубу.
Палуба пиратского люггера “Грифон ”
Битва на пинасе уже закончилась, многие были убитыми, оставшиеся часть экипажа стояла на коленях в ожидании старухи смерти.
Пират жутко брыкался и пытался вырваться, но ощущение холодной стали у горла быстро привели его в чуство.
- А теперь говори своим, чтоб начинали сдаваться.– Аргетлам еще сильнее прижал лезвие к горлу капитана. – НУ!
- Ладно, ты только не суетись ведь можно до…. – Начал было выкручиваться пират, но Эрагон зделал лишь не глубокий надрез на его шее и капитан перестал артачиться.
- Ай! Убедил. – Процедил он сквозь зубы. – Эй, хлопцы, бросай мечи, мы здаемся.
Пираты на пинасе недовольно загомонили, но команду выполнили.
- Эй юнга, - крикнул Аргетлам, - Подбери мечи, а потом бегом в мою каюту и захвати мою сумку.
- Будет сделано. – Ответил юнга и бегом помчался выполнять приказ.
- А вы все, - это он уже обращался ко всей команде, - подбирайте свое оружие и ко мне на люггер.
Команда пинаса поднялась с колен, взяла свои клинки, и все потихоньку, помогая друг другу, перебрались не другой корабль. Юнга уже успел выйти из каюты и побежал вслед за остальными.
- Капитан Орл, - произнес Эрагон,- мы отбываем, этого в трюм, здадим в ближайшем порту.
Орл кивнул головой и разразился громогласными командами.
Через две минуты Аргетлам наблюдал, как пираты растеряно смотрели им вслед с разбитого корабля.
Капитанская каюта люггера  “Грифон”
Эрагон сидел на столе и, шипя от боли, перебинтовывал раненую руку. Тут вдруг открылась дверь, и в каюту зашел Орл.
- Куда будем держать курс, капитан? – Спросил он.
- Погоди, как ты меня назвал? – Удивлено произнес Эрагон.
- Капитан. А как же еще? Наш корабль разбит, товар мы потеряли. Да купцы ж с нас три шкуры сдерут, заставят выплачивать долг до конца жизни. А ты, нас от смерти спас, жаль не всех. Вот мы, посовещавшись, решили, что пойдем за тобой. Авось как нибудь продержимся. – Ответил Орл, со смущенным выражением лица.
- Ну хорошо, подумав согласился Аргетлам, - мы летим в Феорию, там зализываем раны и думаем что будем делать дальше.
- Есть капитан. – Гаркнул Орл и ринулся выполнять приказ.
- Погоди Орл, - окликнул новоиспеченный капитан Орла, - составь мне подробный отчет о теперешнем состоянии дел.
- Слушаюсь. – Произнес Орл и вылетел наружу.
До бала осталось четыре дня...
Граф
Воздушный корвет "Дракон", каюта капитана.
Пират, в силу своей недавно проснувшейся лени, просто лежал у себя на кровати. Даже иногда засыпал, но сны были рваные, и почти не запоминались. В конце концов, даже лентяйничать надоедает. И Лорн решил заняться "полезным" занятием, порыться в своих "залежах" колец, перстней и амулетов.
И, естественно, он решил проверить "почту". До работ в "залежах"...
А письмо действительно было. С приглашением на день рождения нового императора.
Ну-с... что тут... почему мне кажется, что на меня будет облава? Я становлюсь параноиком?! Ладно, не будем о грустном... что там ещё у нас...
Но больше ничего стоящего не было. И пират принялся за своё любимое дело - раскопки своих сокровищ.
Он сразу выбрал несколько довольно крупных перстней, из золота, естественно. Но раскопки продолжил. Ведь довольно часто он находил много новых колец, среди старых.
Действительно, нашлось несколько колец. Тоненькие, изящные, но не то, что было нужно для выхода в приличное общество. Их он отложил.
А остальные... старые перстни и кольца, ничего интересного.
Следующим делом он начал выбирать амулет.
От злых умыслов? Защиты от "злой" магии? Или для защиты от каких либо ран?
В конце концов, его выбор остановился на "новеньком" - амулете, приносящем победы в битвах и прочих делах.
Золотой амулет был одет на шею, перстни покоились в коробочке "для скорого выхода". В виду своей... рассеянности, пират был вынужден завести такую "коробочку".
Далее последовал выбор костюма. Был выбран новый костюм, обшитый золотом, серебром... купленный недавно.
Оставалось последнее - подготовиться к выходу. Ведь скоро же надо было выходить в люди, следовательно... пират как всегда, плюнул на предварительную подготовку.
- Капитан! - боцман постучал в дверь, и открыл её. - Что дальше? Куда держать курс?
- Как всегда, на стоянку. И замаскируйтесь хорошенько - мне придётся вас покинуть. Император зовёт, на свой день рождения.
- Не верю! - сказал боцман с кривой ухмылочкой.
- Сам глянь. - Граф показал на письмо. - Бери, почитай, если не веришь.
Боцман глянул на письмо, взял, прочитал и... хмыкнул.
- Везёт тебе, Пират из Лаовейна. Хотя, я тебе не позавидую. Ходить на острие кинжала - не для меня...
- ...И правильно ты сказал. Не для тебя, а для меня. Поэтому, готовьтесь к тому, что мне надо будет отправиться в Феорию.
- Есть, капитан. Всё сделаем.
Капитан остался в каюте, и начал одеваться - он не планировал долго ждать, и заставлять благородный люд себя ждать.

Эн-арн, судно "Титан", каюта капитана
- Держите путь в Феорию?
- Да. - Капитан корабля раскинулся в кресле. Граф, одетый в то, что зарание подготовил, сидел в соседнем кресле.
- Каюта для меня найдётся?
- Смотря за какие деньги...
- Сколько?
- Рядом с вами бумага, там цифра.
Пират покосился на бумагу, цифра его не удивила. Он кинул капитану судна мешочек с деньгами.
- Когда мы будем там?
- Прибудем, утром.
- Когда отправляемся?
- Сегодня. Буквально через несколько часов.
- Тогда я занимаю свою каюту. Надеюсь, "сожителей" не будет?
- Нет, не будет.
- Хорошо. Тогда я прикажу заносить свои вещи.
Пират удалился из каюты капитана, и вышел "на сушу".
- Заносите. Пятая каюта.
Подчинённые Графа занесли его вещи в каюту и удалились. Когда один из них выходил, пират остановил его и шепнул на ухо:
- И смотрите не высовывайтесь. Надеюсь на тебя, боцман.
- Конечно, капитан. Всё сделаем, высовываться не будем.
Лорн устроился в кресле, путь обещал быть долгим...
Альтаира
По пути в Фэорию. Летучий корабль. (15 Мейтхем)

Альтаира стояла возле борта и смотрела вдаль, размышляя о будущем и о своем предназначении, о том, что ее ждет и о том, чего ждать ей. До Фэории осталось лететь совсем мало... Два дня разделяют ее и пункт назначения...
Незаметно к ней подошел один из матросов…
Девушка заметила его сразу, как только взошла на борт три недели назад. Парень носил ящики с провиантом к трюму, пока она записывала их количество для отчета. Он был добрее остальных, выглядел лучше. Его волосы всегда причесаны и аккуратно ложатся на плечи, он также был симпатичнее других, имел мягкие, но сильные черты лица.
− Почему грустим? − тихо спросил он.
− Я не грущу. Просто думаю о своем, − так же тихо ответила Альтаира.
− Меня зовут Уоррен. А тебя как?
− Альтаира. Зачем ты здесь? Куда путь держишь? − поинтересовалась девушка.
− Я лечу на известный, наверное, везде бал-маскарад. Как, впрочем, и ты? Ведь правда?
Девушка удивилась проницательности парня. Да, корабль летел на маскарад в Феорию, везя на борту различные вкусности, которые можно приобрести только в Лаовэйне, но большинство матросов, нанявшихся на судно, сходили, не долетев до дворца. Некоторые держали путь к рынкам, чтобы продавать свой товар, некоторые к своим семьям...
− Да, скорей всего… Хотя я уже не знаю куда мне лететь и что делать. Я запуталась… − внезапно на Альтаиру нахлынули воспоминания о родителях, старом наставнике, прошлой жизни, − Прости! Я не должна грузить тебя своими проблемами. Я уже пойду спать. Темнеет…
− Делай то, что подсказывает тебе твое сердце и не слушай остальных! − улыбнувшись, сказал Уоррен.
Альтаира кивнула и отправилась в каюты. Девушка легла на твердый матрас, «Интересный этот Уоррен. Что-то в нем есть особенное…» подумала напоследок она и погрузилась в сон…
Чарльз Ас'Гейр
6 Мейтхем, Биант
Солнце уже давно опустилось за горизонт, погружая Биант в полумрак. Зачарованные фонарики, весело резвясь, летали над головами прохожих, освещая им путь. И, несмотря на то, что уже шел второй месяц  лета, в этом городе, казалось, осталась зима. Стараниями магов Воздуха все стены, крыши и остроконечные шпили искрились в неярком свете луны, создавая даже летом иллюзию снега. Этим и славился Ариам, поддерживая свой образ Снежного королевства.
Чарльз Ас’Гейр стоял на балконе тронного зала, с которого открывался вид на весь Биант. Где-то вдалеке виднелся столп света, исходящий из гор – знак Академии Холода, цитадели магов Воздуха. Да, правление ордена находилось в Бианте, но все знания и секреты – в Академии.  Наместник Ариама помрачнел. Хотя в Академию путь открыт только избранным, владеющим магическим даром, Чарльз бывал там. В первый раз его туда привез отец в возрасте восьми лет. Тогда, открывшиеся чудеса поразили маленького принца.  Но последнее посещение развеяло сказочные воспоминания – около недели назад он получил приглашение от верховного магистра посетить вотчину знаний магов Воздуха. Заинтригованный Чарльз прибыл буквально немедленно и…
Врата.
Несколько часов магистр  рассказывал об отколовшихся магах, покинувших стены ордена и об опасности, которую они могут таить. Чарльз поморщился – тогда он спросил, правда ли эти Древние Врата были открыты, на что получил только туманные и размытые ответы, если сказанное можно было считать за ответы. Вернулся наместник в смешанных чувствах.
Смерть Ривелена, непонятная эпидемия и, теперь ещё,  открытые Врата.
- Милорд, - оторвал от размышлений голос советника Эдварда. – Мы узнали, куда направилась графиня Десетриас.
- Да? – обернулся Чарльз. Ко всему вышеперечисленному еще прилагался побег двоюродной сестры, за которую он пообещал отвечать. Странно, старый граф Десетриас, как в воду глядел, прося перед отъездом в Кайруан присмотреть за единственной дочерью.
- Её служанка прибежала сегодня утром и сообщила, что миледи направилась  в Антерос, - отрапортовал Эдвард. – Ваш дирижабль готов к отлету.
«Антерос?» - пожалуй, стоило об этом догадаться.
- Сначала нам придется заглянуть в земную столицу, чтобы отыскать мою сестру, - с легкой улыбкой ответил Чарльз. – Передай команде, что на рассвете мы выдвигаемся. Нужно поторопиться.
- Да, милорд, -  поклонившись, советник ушел.

15  Мейтхем, Феория
Чарльз устало потирал переносицу, обдуваемый ветром на открытой палубе дирижабля. Уже виднелась знаменитая звезда-маяк Феории.
- Я и забыла, какой он, - тихо заметила подошедшая Хлоя, заворожено наблюдавшая за лучами маяка. Чарльз едва заметно кивнул. Вчера, буквально через несколько часов после посадки в Антеросе, в резиденции Ас'Гейров  появилась Хлоя. Чумазая, потрепанная, в мужском костюме и компании какого-то оборванца. Чуть позже, выяснилось, что оборванца звали Олденом, и он спас девушку от лап разбойников. Как и предполагал Ас'Гейр, его двоюродная сестра отправилась в столицу, чтобы выяснить что-нибудь о смерти родителей, но Чарльз даже не мог представить, что наследница состояния Десетриасов  сразу же влипнет в такую неприятность.  Он-то считал, что Хлоя – смышленая девушка. Впрочем, никакого сожаления или раскаяния по поводу своего побега и поступка Хлоя не испытывала, о чем не забыла сообщить. Но, как ни странно, девушка без лишних споров согласилась отправиться в Феорию, мотивировав это тем, что она давно не видела Эррона. Но, что ещё странней, ведомый непонятным всплеском эмоций Чарльз предложил Олдену стать одним из охранников Хлои. Так, оборванец из Антероса присоединился к путешествию в небесную столицу. –  Ча-арльз? Уснул?
Хлоя засмеялась, легонько щелкнув брата по носу.
- Да? – чуть отстранившись, спокойно ответил Чарльз.
- Красиво, глупый, - смех затих, а с лица моментально исчезла улыбка.
Чарльз кивнул. Больше девушка не проронила ни слова, а сам наместник Ариама вновь ушел в себя, о чем-то задумавшись.
Вскоре дирижабль с эмблемой снежного края уже сел на платформе для посадок. Первым вышел отнюдь не Чарльз, а Хлоя, увидевшая младшего брата наместника и спешившая поговорить с ним.
- Хлоя, неужели ты решила посетить Феорию? – приветствовал Эррон кузину, церемонно поцеловав ей ручку. – Чудесно выглядишь, давно пора выйти в Свет! Я это Чарльзу не раз говорил.
- Эррон, рада видеть тебя, - улыбнулась девушка, радостно сверкая глазами. Младший ей всегда нравился своим жизнелюбием и своим внутренним обаянием. - Вот и случился этот знаменательный день, когда Чарльз решился меня «выпустить».
Подошедший наместник только хмыкнул, наблюдая за этой сценой семейного воссоединения.
- Ты давно здесь? - спросил Чарльз брата.
- Вторую неделю, - Эррон, не особо церемонясь, стиснул старшего братца в объятиях. – Я тоже дьявольски рад тебя видеть!
Хлоя рассмеялась, Чарльз же аккуратно положил руки на плечи брата и также аккуратно отлепил младшенького от себя.
- Я ценю твои чувства, - выдавил из себя Чарльз. - Но давай оставим это на потом.
- Ну, да, конечно… А я еще надеялся, что за год мой братец стал меньшим занудой! – Эррон рассмеялся и с наигранной официальностью продолжил. – Итак, о чем я? Кареты поданы, апартаменты готовы... Кстати, совсем недавно прибыли Риды, если тебе интересно. А я здесь еще и потому, что Дэнниар желает видеть твою персону лично и срочно.
- О, Единый, Эррон, неужели ты веришь, что Чарли способен исправиться? - громко фыркнув, поинтересовалась Хлоя. - У него занудство с возрастом прогрессирует.
- Я тоже вас очень люблю, - в тон девушке отозвался наместник, вздыхая и рассматривая то одного родственника, то второго. - Что там у Дэнниара? Впрочем, думаю, я это могу и сам у него узнать.
- Зачем же ты так про Чарли? Гляди, обидишь его ранимую натуру, - прошептал на ухо Хлое Эррон. – Особенно не напоминай про возраст, а то старческий склероз и маразм у брата уже начнет проявляться.
- Думаю, наш Император все сам объяснит, я толком не знаю, о чем пойдет речь, - произнес он уже вслух. – Идем.
- Я всё равно, всё слышу, господа заговорщики, - проигнорировав подколки, отозвался Чарльз. – Но, раз император желает меня видеть, не стоит заставлять его ждать. Хлоя, ты пока располагайся, прогуляйся, может, встретишь кого-нибудь из знакомых…
- Конечно, милорд, - присела девушка в шутливом реверансе, оглянувшись - из дирижабля выгружалась прислуга и сопровождение наместника. Чарльз чуть улыбнулся и последовал за братом.
Ленард Ас`Гейр
Небо над Кайруаном. (15 Мейтхем)

  «Звезда Юга» вновь набирала скорость, давно уже оставив позади покрытые лесом кряжи Ар-Меналя. Далеко внизу тянулось Срединное Море, справа по борту виднелись земли Текианы, ветер наполнял золотые паруса с изображениями мантикор – геральдических символов Эн-Арна. До Феории оставалось несколько часов.
  Герцог Юлиус эр Риверо, посол Лаовейна, спешил на праздник в столице империи, повинуясь личному распоряжению своей госпожи Хелены. Ему было уже далеко за пятьдесят, но до сих пор герцог состоял на службе и считался незаменимым в чрезвычайных ситуациях. Невысокий, сухопарый, всегда подтянутый, с пышными бакенбардами и сединой на висках, Юлиус умудрялся одним своим видом внушать доверие собеседнику и быть убедительным. Он никогда не отводил взгляда кристально-честных голубых глаз, и не имело значения, ложь стояла за его словами или чистейшая правда.
  Сейчас на верхней палубе «Звезды», кроме эр Риверо, расположилась знать Лаовейна, мечтавшая блеснуть на Маскараде, и верхушка правления Церкви Единого, также не рискнувшая пропустить сей праздник, и почтить своим присутствием Великого Владыку Империи, на нижней – прислуга, случайные попутчики и низшие чины служителей Церкви.

  Ленард, облокотившись на перила, отсутствующим взглядом провожал проплывающие мимо земли Текианы. Мысли его были далеко отсюда: до Феории день пути, а четкий план действий так и не сформировался. Постоянно что-нибудь да отвлекало: то толпа расфуфыренной знати на верхней палубе со своими «Ах, какой пейзаж! Вы только туда взгляните!», то служки Единого (в ряды которых он сам временно затесался) с заунывными молитвами по любому поводу и без повода. А что поделать? Раз в Феорию правителя Кениаса не пригласили, то приходилось добираться своими способами – под видом адепта Единого, облачившись в синюю видавшую виды робу с капюшоном и взяв в руки деревянный посох странствующего пилигрима. Понятно, что комфорта от путешествия на нижней палубе среди простонародья ожидать нечего, но цель того стоила. Ленард не сомневался.
- Господин, Вам что-ниубдь нужно? – Берх возник рядом бесшумно словно призрак. Янтарные с вертикальным зрачком глаза фьяра внимательно наблюдали за хозяином. Оставить оборотня в Меран-Эре Ленард не смог: Берх, служивший личным телохранителем Правителя Кениаса и слышать не хотел, чтобы покинуть своего господина. Дешевле было взять его с собой, чем уговорить остаться. 
Принц не сдержал смешок: тощий, длинный, в балахоне служителя церкви, который болтался на нем словно на огородном пугале, фьяр, с умильным взглядом перебирающий четки из черного агата,  представлял зрелище не для слабонервных.
- Берх, ты свободен, - он отмахнулся от фьяра как от назойливой мухи. - Иди отдыхай и, ради Единого, не называй меня господином!
- Постараюсь, - шепотом ответил тот, - Простите…
Он исчез также бесшумно как и появился, Ленард даже не заметил, в какую сторону фьяр подался. Да, впрочем, это было и не важно. Мыслями принц был уже далеко – в Феории. Иногда он сам себя не понимал: как можно один и тот же город любить до безумия и одновременно ненавидеть до омерзения? Каждый раз вдали от столицы Ленард мечтал, что вернется, и все будет по-другому,  но стоило ступить на каменные плиты пристани, как ненависть вкупе с завистью снова затмевали разум. В последнем он долго себе не сознавался, но признать пришлось. Да, он завидовал и отцу и братьям – их силе, выдержке, уму, хитрости, обаянию и дьявольскому везению. Им все давалось слишком просто и все сходило с рук, что бы кто и где не натворил. Скандалы не выносились за закрытые двери Дворцов, семейные тайны запечатывались на сто замков, свидетелей каких-либо бесчинств никогда не находилось. Ас`Гейры свято хранили репутацию рода. И это бесило. Непогрешимые и безупречные. Почти святые! Он ненавидел и это лицемерие, и себя самого заодно.
«Тебе бы делом заняться, чтобы в голове меньше дури копилось», - частенько поговаривал Валентайн. И Ленард даже попробовал его послушать: честно занимался восстановлением Кениаса, не обращая внимания на происходящее вокруг, пока это «вокруг» вновь не вторглось в его жизнь. Вот только в этот раз все оказалось по-другому: и причины, и мотивы. Да, и возвращаться в Феорию его никто не просил – так сказать, личная инициатива. Собственно зачем? Чтобы сорвать праздник, конечно же. Ему ведь не верят… Даже Вэл и Хелена скептически хмыкнули. Впрочем, что он ожидал? Так было всегда, если бы его выслушали хотя бы раз… А значит никакого Маскарада! Никакого Праздника! Пусть Дэнниар и не надеется, что все пройдет тихо и гладко!
Ленард криво улыбнулся своим мыслям. Он еще не знал как, но верил, что все непременно удастся.
Олден
Где-то в небесах над горами Ар-Тайга. (15 Мейтхем)
Олден сидел в маленькой и простой каюте расположенной в одном из отсеков дирижабля, на котором он оказался благодаря странному и удачному стечению обстоятельств. Кровать, на которой он расположился, была единственным предметом интерьера, да ему и не надо было больше. Взгляд его был прикован к иллюминатору за которым проплывали тёмные и величественные горы. Впервые он был в горах… да и вообще вдали от Антероса, поэтому первые часы своего путешествия не мог оторвать глаз от проплывающей мимо местности. Сейчас его взгляд был пуст, а мысли его были далеко.
Он думал. Думал о том, во что он вляпался и о том, как ему теперь выбираться. Вновь он проматывал в голове события последних дней, вновь злился на самого себя. Зачем он согласился помочь Дериану? Ну ничего он ещё ответит за свою подлость!
Тогда он зашёл в таверну под названием «Кровь и Нож» – очень популярное место среди людей находящихся на самом дне как и он. Олден собирался сбросить добычу взятую в доме одного торговца: пару ценных, золотых побрякушек и книг. Войдя в заведение вор первый делом ощутил запах пота, дешевого вина и мяса который просто не выветривался из заведений подобных этому. Затем он увидел разношёрстную толпу сидящую за столами таверны. Здесь были все: наёмники, мелкие воришки, как и он, контрабандисты, крестьяне, которым не хватало денег чтобы ходить в нормальное заведенье, здесь были даже стражники не брезговавшие посещать подобные места.
Олден сразу направился к стойке за которой стоял Дериан – владелец таверны. Дериан когда-то был известным вором и предводителем воровской шайки, но годы брали своё и со временем он осел в трущобах открыв «Кровь и Нож». Теперь благодаря своим связям в воровском обществе, он занимается скупкой и продажей ворованных вещей.
– Эй, Олден! – крикнул Дериан увидев его приближение.
Олден махнул рукой в знаке приветствия, с ходу оперевшись на стойку и закинув на неё сумку.
– Привет старой братии, –  ответил Олден. – Как идут дела?
– Сам понимаешь, – ухмыльнулся Дериан. – Быть хозяином таверны неблагодарное дело: то драку устроят, то заплатить не захотят. Одни убытки!
– Не похоже чтобы ты сильно бедствовал.
– Ну так… сам понимаешь, – улыбнулся бывший вор. – А ты что по делам или так – выпить зашел?
– Конечно по делам! – сказал Олден похлопав по своей сумке.
Хозяин таверны кивнул и развернувшись направился в свой кабинет, на ходу махнув мальчишке-слуге чтобы тот присмотрел за всем, пока его нет. Олден пошёл за ним, на ходу сбросив с головы капюшон плаща.
Кабинет был небольшой комнатой в центре которой стоял стол со свечёй на середине стола. Из кабинета было два выхода один центральный, которым обычно пользовались посетители таверны, которым было, что продать, второй вёл куда-то в глубь таверны, но куда вор не знал. Привычным движение Олден закинул сумку на стол – пришла пора оценить принесенный им товар.
Зажгя свечу Дериан вытряс содержимое его сумки на стол и некоторое время изучал его. Книги он пролистал и отложил в сторонку, а вот две ценные побрякушки он изучил куда внимательнее.
– За книги дам пять золотых, больше не стоят, за кольцо дам семь, а за амулет десять. Всего выходит двадцать две золотых.
– Погоди-ка! – воскликнул Олден. –  Вот этот золотой амулет стоит куда больше чем десять золотых! Ты взгляни на гравировку! Это же символ Рейграна! Самого лучшего гнома-ювелира! Его поделки стоят куда больше десяти золотых!
– Нет Олден, это ты взгляни на гравировку. Видишь вот здесь? – Дериан указал на наконечник двуручного молота, который и являлся символом. – Видишь? Это простой копьевидный наконечник! А у Рейграна вместо наконечника изображен орёл! Эта гравировка подделка ни иначе!
– Единый с тобой, забирай! – дальше торговаться с бывшим вором было бесполезно и Олден это знал.
Дериан победоносно улыбнулся и сгребя добычу направился к противоположной двери. Достав из-за пазухи увесистый ключ, он вставил его в замочную скважину и несколько раз повернул – раздался щелчок и он отперев дверь вошел в комнату.
– Знаешь Олден? – крикнул он. – Ты отличный вор, но тратишь свой талант на мелких торговцев и пьяниц в тавернах! Ты бы мог проникать в самые знатные дома этого города, обчищать их и уходить словно тебя там и не было!
– Не темни Дериан! Что тебе от меня нужно?
Некоторое время из комнатушки не раздавалось ни звука, затем раздалось кряхтение, тихий звон и шарканье подошв хозяина таверны. Дериан появился в дверях зажимая в руках кожаный мешочек с оплатной.
– Есть у меня одно дельце, – начал он. – Нужно кое-что украсть из дома знатной особы… Выполнишь, получишь десять тысяч золотых!
Олден впал в ступор. Десять тысяч золотых это же большие деньги! Если он их получит то больше ни в чём не будет нуждаться! Купит себе дом или откроет такую же таверну и будет… Так стоп! Вряд ли такие деньги заплатят за дом простого торговца, не удивительно будет если Дериан скажет, что ему надо будет пробраться в усадьбу члена Совета или в Высшую Академию Магии.
– И куда мне надо сунутся чтобы получить десять тысяч?
– Честно? Не знаю! Заказчик мне этого не сказал, – с лёгкой обидой произнёс Дериан, такое недоверие его не радовало. – Он, видите ли хочет сам говорить с исполнителем!
– Ну и что тебе мешает?
– А то! Никто на это дело не соглашается, даже за десять тысяч! Клиент начинает жаловаться, что я не исполняю договоренности и не ищу исполнителя! Слушай… может ты к нему сходишь? Я тебя не заставляю приниматься за заказ, просто поговори с ним и всё!
– Ну не знаю, – вяло протянул Олден. – У меня много дел, да и вообще…
– Десять золотых сверху накину! – выпалил Дериан.
– Ладно, – улыбнулся вор. – У меня всё равно на сегодня дела не намечались…
Вместе они вышли в главный зал таверны и поднялись на второй этаж, а там, пройдя в конец коридора оказались перед дубовой дверью. Дериан слегка постучал в дверь и тут же открыл её и пропустил вора вперёд. Олден осторожно прошёл в комнату окутанную полумраком – огонь в камине почти потух, а других предметов освещения в комнате не было и он с трудом различал человека сидящего в кресле по среди комнаты.
– Вот, – сказал Дериан. – Это тот вор, о котором я вам рассказывал.
– Уверен, что он сможет справится с подобным заданием? – спросил человек.
– Да, уверен.
– Отлично, – протянул человек. – Ты можешь идти.
Дериан низко поклонился и быстро исчез прикрыв за собой дверь. Комната тут же опустилась во тьму.
– Лирон, – раздался во тьме голос человека. – Ты не мог бы зажечь камин? Я думаю, что если мы будем видеть достопочтенного вора, то сможем с ним поговорить более открыто.
– Да милорд, – ответил невидимый Лирон.
Олден думал, что сейчас услышит шаги, увидит, как во тьме таинственный Лирон подойдёт к камину, но ничего этого не было. Огонь в камине вспыхнул подобно солнцу, от чего вору пришлось прикрыть рукой глаза.
– Спасибо, Лирон.
Олден убрал руку – свет от камина был яркий, но почему-то не освещал всю комнату, а только то место где он стоял.
«Магия?! – мелькнула тогда паническая мысль в голове вора. – Чёрт, во что я вляпался?»
– Пожалуй мне надо представится, – сказал человек. – Меня зовут… вы можете звать меня Аристократ из Кениаса, а моего любезного друга и мага-самоучку Лирон. Мы бы хотели нанять вас для выполнения особо важного задания.
Олден попытался что-то сказать но из его горла не раздалось не единого звука.
– О! Лирон, ты похоже напугал нашего нового друга! – иронично произнёс Аристократ. – Ты же знаешь, подобные фокусы частенько пугают простой  народ.
– Что вы хотите? – сипло произнёс Олден.
– О! Похоже, что к вам вернулся дар речи! Значит вы не так безнадёжны... Мы хотим чтобы вы кое-что украли для нас.
– Что?
– Вы должны украсть для нас некий артефакт, – серьёзно произнёс Аристократ. – Это статуэтка изображающая спящего дракона. Очень красивая и ценная для нас вещь.
– Где этот артефакт? – уже более твёрдо спросил вор.
– Хм… Этот артефакт находится во Дворце Императора, в Феории.
Олден впал в ступор: «Феория?! Ну это уже ни в какие рамки не входит!»
– Простите меня, – произнёс вор, – но мне это дело не подходит. Я отказываюсь!
– Очень жаль, – разочарованно протянул Аристократ из Кениаса. – Потому что отказа я не приму…
Где-то в темноте раздался голос Лирона. Горло вора неожиданно сдавили крепкие, невидимые пальцы, из его уст вырвался хрип.
– Я не люблю когда мне отказывают, – произнёс Аристократ.
Олден упал на колени – тиски на его горле не давали ему вздохнуть, а перед глазами всё плыло.
– Вы выполните это задание, – продолжил Аристократ. – Иначе – смерть!
Олден повалился на холодный пол комнаты – он не мог вздохнуть, а лёгкие уже горели от отсутствия воздуха. Тьма окутывала его сознание, как мать укутывает одеялом своё дитя.
– Я даю вам ровно месяц на выполнения задания! Если справитесь, то я вас, так уж и быть, озолочу, а если нет… то заклятие, которое на вас наложил Лирон, убьёт вас. Медленно и мучительно…
Это было последнее, что услышал Олден перед тем как провалится во тьму…
В дверь его каюты постучали и кто-то из матросов крикнул:
– Приближаемся к Феории!
Jester (Эмиль эр Бомон)
"Звезда Юга". Нижняя палуба.  (15 Мейхем)

Казалось бы, что  может быть хуже розыска в нескольких областях, морей долгов и океана «доброжелателей»?  А, оказывается, есть, в чем и убедился ваш скромный слуга. Жил себе Джестер, уже  как месяц, припевая. Никого не трогал, жульничал потихоньку в Лаовейне, даже  честным трудом, таким как фокусы, промышлял.  Подружками обзавелся и какими-никакими, а деньгами. И мысль о том, чтобы  остепениться и начать жить по-человечески,  стала посещать пройдоху-актера .  «Вот  еще поиграю немножко, денежек поднакоплю, домик куплю, а там и собственный  театр построю!» -грезил наяву  Эмиль эр Бомон прокручивая очередную картежную  аферу.
  Но как говориться, пути Единого неисповедимы,  что уже говорить о прихотях госпожи Фортуны. А причиной всего сыр-бору стало,  казалось бы, совсем безобидное, но прибыльное и тем привлекательное пари.  Стандартный план действий: сходи туда-то,  принеси вещичку, получи гонорар – проще нечего и искать. Ну кто же знал, что  придется  заползать в какое –то заброшенное  здание на окраине, и что это здание окажется логовом сектантов-фанатиков , а украденная  статуэтка бесценной для них реликвией?  Ну вот – никто. А бастарду очередная проблема на изобретательную голову.  Деньги то он получил, но вот список своих «поклонников», увеличил ровным счетом  на один пункт, который включал  несколько  тысяч последователей.
  Слухи о грандиозном празднике и  маскараде в Феории пришелся как раз  кстати. Оставалось, только, одно «но» -  как бы по быстрее покинуть Лао и избежать  встречи с фанатиками?  Насколько  бы скептически Джестер не относился к Единому  и любой другой религии вообще, но все таки есть на свете высшие силы. И встреча  с Эстером , мастером фейерверков, которому как раз нужен был новый помощник  (ибо старый погиб от несчастного случая, на одном из фестивалей), была не  случайной. По крайней мере, парень так подумал, так как старик направлялся  именно на праздник. 
    Поэтому теперь, Эмиль эр Бомон, а для  общественности просто Джестер , в прямом  смысле спал на пороховых бочках.  Путешествие  его длилось уже как несколько недель, на борту «Звезды Юга», точнее на его  нижних палубах.  Этот корабль был  миниатюрным  пособием, что представляло  почти все социальные слои во всей красе, по крайней мере, так казалось шулеру.  Публика была настолько разношерстной, что  даже здесь Джестер смог подзаработать деньжат, если не карточными играми, то  элементарными наперстками.
    До прибытия оставались сутки. Джестер  помирал от скуки, безделья и ежесекундных наставлений мастера фейерверков,  которые, он понятное дело не слушал. Приходилось просто слоняться по кораблю, иногда  развлекая себя и заскучавших попутчиков фокусами . Пряча лицо в видавший виды  шарф, парень с любопытством разглядывал окружающих его людей, а на губах играла  едкая улыбка.  Желание  кого-то подоставать, явно читалось на его физиономии,  поэтому заприметив  ближайшую цель – служителя  Единого, что облокотившись на перила, витал, небось, в своих религиозных  рассуждениях .  Покрутившись вокруг него как хищная птица,  Джестер присел на перила рядом с объекта и стал изучающее того рассматривать . 
  -Интересная ряса, милейший, -  ухмыльнувшись  и подмигнув, сказал шут, - Можно ли и мне где-то такую приобрести?- парень рассчитывал  по минимуму на три реакции объекта изучения, и каждая из них представляла собой  неплохую возможность поубивать время.
Шерил
& Мартин

Гостиница "Приют усталого путника". Антерос, 15 Мейхем

Стоявшее на столе зеркало отражало ясные, светящиеся раздражением голубые глаза, четко очерченные брови, немного припухлые губы и рассыпавшиеся по плечам иссиня-черные волосы.
Это лицо, этот разрез глаз, этот цвет волос Шерил видела в зеркале уже почти полгода. Полгода! С ума можно сойти!
Девушка глубоко вздохнула, резко поднялась со стула и принялась расхаживать по комнате. Однако непрошеные мысли никуда не делись - они устроили в ее голове настоящий праздник. С танцами и песнями.
Положение у них с Мартином было, конечно, не столь отчаянным, как тогда, четыре года назад, но они знавали и лучшие времена. Полгода без дела. Деньги подходили к концу - "Приют усталого путника", конечно, по праву считался одной из лучших гостиниц Антероса, однако и цены здесь были соответствующие, а переезжать в другое место ни Шерил, ни Мартину не хотелось - в хорошей гостинице шансы встретить достойного их внимания человека в разы выше, чем в каком-нибудь дешевом трактире, хозяйка которого сдает комнаты на верхнем этаже всякому сброду. Тяжелое финансовое положение усугубляло то, что Мартин, Единый его побери, вчера проиграл в карты примерно треть оставшихся у них денег - ему просто не повезло, он встретил шулера более искусного, чем он сам. Такое случалось, крайне редко, почти никогда, но все-таки случалось!
И вот - случилось.
В качестве наказания несостоявшийся маркиз был отправлен в город собирать информацию - до Шерил дошли слухи о готовящемся в Феории маскараде, на который, все по тем же слухам, был приглашен весь свет. А значит - есть надежда наконец-то изменить внешность и вспомнить, кто они на самом деле.
В комнату, пританцовывая, ворвался Мартин с ослепительной улыбкой и шикарным букетом в руках. Цветы моментально перекочевали в руки девушки, а Фарн-Андерс поспешил оправдаться:
- Букет мне достался почти честным  трудом, - лукаво улыбнулся Мартин, вспоминая азартного цветочника, возомнившего себя величайшим игроком на свете. Вот тогда-то Фарн-Андерс и отыгрался за вчерашний проигрыш. При воспоминании о недавнем фиаско парень поморщился, но тут же взял себя в руки, улыбнулся и протанцевал еще один круг вокруг Шерил:
- Моя прекрасная графиня, - шутливо начал Мартин. – Вы были правы, и в Феории намечается бал-маскарад по случаю празднования дня рождения императора.  Но, что куда интереснее, приглашена вся знать Эмерии.
Несостоявшийся маркиз, наконец-то, остановился и рухнул на стул подбитой птицей. Впрочем, просидеть в спокойном состоянии ему долго не удалось, Мартин вновь вскочил и мигом очутился около Шерил:
- Я думаю, что нам пора бы вспомнить свое благородное прошлое и посетить светский вечер, - отступив, парень поклонился, выражая все свое почтение девушке, затем уже с серьезным лицом Мартин вернулся на стул и продолжил. – Из того, что я узнал, выходит, что правитель Эвбей не собирается присутствовать на празднике. Впрочем, не думаю, что он бы вспомнил нас при случае. Поэтому, считаю, что мы можем отправиться на праздник, выдав себя за детей кого-нибудь из наших старых знакомых. Благо, что большая часть носящих титул в Эвбеях редко появляется в Кайруане. Что думаешь?
- Мысль определенно хорошая, - откликнулась Шерил, опуская цветы в стоявший на столе кувшин с водой; настроение у девушки после монолога Мартина явно улучшилось, а в глазах появился столь знакомый ему огонек. - Давай-ка прикинем, кто любезно предоставит нам свою фамилию и титул...
- Граф Себастьян Олорис, - расхохотался Мартин, вспоминая невысокого толстенького мальчика из своего детства, что не отличался большим умом и смелостью. – Как думаешь, я на него похож?
- Вообще люди меняются с возрастом, но... - Шерил кинула на него оценивающий взгляд, затем отрицательно покачала головой и закончила свою мысль: - ...но не до такой степени. Что скажешь о Рионе Тассен?
С самым серьезным видом Мартин демонстративно покачал головой, раскачивая стул на двух ножках, что грозило неуемному маркизу в скором времени падением.
- Ты неподражаема, - лукаво улыбнулся он, вспоминая черты лица госпожи Тассен. – А вот она вполне подражаема.
- Какая досада... - девушка ненадолго задумалась, перебирая в памяти детские лица. - А как ты смотришь на Дэмиана Рейнферца? Мне кажется, у вас есть что-то общее...
Фарн-Андерс нахмурился, Дэмиана он помнил хорошо – ещё бы, одно время Рейнферцы были частыми гостями в доме маркиза. Как сейчас Мартин помнил эти разговоры о свадьбе его старшего брата и младшей сестры Дэмиана.
- А ведь мы почти родственники, - задумчиво произнес парень. – Думаю, Дэм не обидится, если я ненадолго позаимствую его имя. А ты что решила?
- Кайлин Эбенхайм. - Шерил не знала, из каких глубин ее детства выплыло это имя, но перед глазами девушки моментально встала Кайлин, ее лучшая подружка до того самого дня, когда они познакомились с Мартином; Кайлин была влюблена в Мартина лет с двух и так и не смогла простить Шерил за ее сближение с младшим Фарн-Андерсом. - Определенно она.
- Она? - Связка имени и образа прошла быстро, девочка, что постоянно ходил вместе с Шерил, потом неожиданно резко исчезнувшая из её жизни. Но серьезное выражение не задержалось надолго на лице парня, он усмехнулся. - Ну что ж, миледи Эбенхайм, нам пора собираться в путь и покорять Феорию.
- Не могу с вами не согласиться, милорд Рейнферц, - по губам Шерил скользнула улыбка. - Как насчет того, чтобы заплатить ту огромную сумму денег, на которую нам выставит счет это прекрасное место? А я пока начну собирать вещи. - "И перекрашу наконец эти чертовы волосы!"
Мартин встал и склонился в поклоне:
- Как прикажете, госпожа, - шутливо изобразил он смирение на лице. - Пойду, улажу этот вопрос прямо сейчас.
С этими словами маркиз вышел из комнаты.
Jester (Эмиль эр Бомон)
& Ленард 


На борту "Звезды Юга". Деловой разговор. (15 Мейхем)

«Милейший» нехотя перевел взгляд на источник звука, отвлекающего его от размышлений. Силой воли удалось подавить первое желание чуть-чуть подтолкнуть сидящего на перилах типа. Жаль, вокруг слишком много людей. Очень жаль...
- Брат мой, - сладко пропел Ленард. – Моя униформа стандартная и даже не парадная. Что удивительного в ней ты нашел? Если вступишь в наш Орден, тебе подарят такую же, будь уверен, может даже две. И да прибудет с тобой Единый!
Джестер довольно склонил голову на бок  и стал улыбаться еще шире, хотя, казалось бы, куда уж дальше.
  - Как приятно встретить тактичного служителя религии, прямо не ожидал! - всплеснув руками, сказал парень. - Я так понимаю, вы в Ордене недавно - не успели набраться желчной въедливости и догматизма. Не хотите пролить свет овечке заблудшей в дебрях теологического невежества?
- Свет Единого нисходит на каждого в свой день и час, брат мой. Хочешь долгих лекций и диспутов, пожалуй во-он туда к нашим братьям, - с серьезной миной ответил Ленард, указав рукой куда-то вдоль правого борта корабля. - А я просвещением заблудших овец не занимаюсь, увы. Не мое призвание.
- Как бы вам, брат, так сказать... - косо ухмыляясь, произнес парень. – Во-первых, если вы правда служитель Единого, то как то подозрительно, что даже не пытаетесь навязать мне свое мнение, во вторых... - Джестер убрал край шарфа открыв глаза, и с искорками патологического маньяка в них пропел: - Во-вторых, те парни в рясах не вызывают у меня, ровным счетом никаких подобострастных чувств, а вот вы - другое дело. Любопытно, какой же секрет храните вы? 
- Не все служители навязывают свое мнение, у каждого есть своя «специализация». И многие из нас вполне приятные люди, брат мой, зря ты так скептически к этому относишься. Насчет же секретов… У меня их не так уж и много. Впрочем, у кого их нет? Даже у тебя, брат мой, они имеются в достатке. Кстати, каким ветром тебя вообще сюда занесло? Что-то не припомню твое место в свите достопочтенного Юлиуса. Кому ты служишь?
- Слишком много вопросов за один раз, аж чересчур, - от порыва ветра выглянула на свет фиолетовая прядь волос, которую Джестер невзначай убрал.  - Служат только слуги, военные, религиозные фанатики и тупоголовые кретины, а я просто работаю и зарабатываю финансы, - он довольно покрутил в пальцах, черти знают откуда, появившуюся колоду карт, и в миг она исчезла, как и не было.   
- Рассказывай, не торопись… Куда нам спешить? Еще лететь и лететь, - странноватый парнишка начинал забавлять Ленарда: хоть какое-то развлечение за весь путь до столицы, а то скука смертная среди этих служителей. – Так что, давай по-порядку... Как хоть тебя зовут?
- Джестер, пока просто Джестер, а тебя красавчик? - уголки губ предательски дрогнули, но шут все же сдержался, чтобы не засмеяться.
- Брат Абрахам, - Ленард выдал самую искреннюю улыбку. - И чем же ты зарабатываешь на жизнь, Джестер?
- Пф, тебе это имя не подходит, - разочаровано фыркнул парень. - Как и все люди, зарабатываю по мере возможности головой и руками, - конкретики в его разговоре так и появилось. 
- Имена выбираем не мы, а наши родители, - смиренно заметил служитель Единого. - Так ты на этом корабле "зайцем"? Или все-таки кем-то нанят на работу?
- Ушек на макушке пока у меня не видно, - небрежно махнул рукой шулер, потягивая и так длинные пальцы. - К старику одному нанялся, захотелось порохом побаловаться. Думаю, ночное небо обрадуется нашим "фантазиям", ну и общество вместе с ним... Пиротехник я! - Джестер страдальчески закатил глаза и получше замотался в шарф, увидев бегающего в толпе Эстера. 
- Брат мой, этот тип слишком достает? – Берх, как всегда подкрался бесшумно, смерил Джестера взглядом и красноречиво провел ладонью у себя около горла, преданно глядя на хозяина. – Может его… того… Или за борт?
- Какое за борт? Погоди, - отмахнулся Ленард. - Парень у нас пиротехник! Хорошая профессия... Полезная. Верно?
- Ну, вот, сразу того… и за борт, а, может, я хочу этого... – Джестер смерил взглядом "ревнивого" парня в рясе. - Можешь не волноваться, твоего "дружка" я и пальцем не трону, он не в моем вкусе, - с нотками обиды пробубнил шут и кинул на защитника похотливый взгляд. - А вот насчет тебя… м-мм, люблю таких дерзких.
- Вот и славно, только еще не хватало быть в чьем-то там вкусе, - новоявленный брат Абрахам рассмеялся, жестом остановив разозленного фьяра, не привыкшего слышать шутки в свой адрес и готового в любой момент взяться за спрятанные в одежде кинжалы-иглы. - Берх, исчезни на время, пока мы поговорим про пиротехнику. Тебе это все равно не интересно.
Оборотень что-то пробурчал в ответ, но все же отошел в сторону.
- Прямо как телохранитель! - хохотнув и закинув ногу на ногу, сказал Джестер. - Аби, тебе несказанно повезло. И что же ты хочешь узнать про пиротехнику? Я пока новичок, только взрывать что не попадя умею, - он развел руками.
- Что поделать? Он слишком заботится о моей персоне. Это его личное право, и я не лишаю его этой радости, - уклончиво ответил Ленард. – Итак, про наших баранов… Могу предложить хорошо подзаработать.
- Деловитые монахи нынче пошли, - ухмыльнулся Джестер. - Все зависит, на сколько хорошо? - его распирало от любопытства и самодовольства: не зря подкатил к этому голубчику в рясе.
- Мне знаком человек в Феории, который не прочь потратить немалую сумму, если устроить … эм-м… часть праздничного фейерверка по его сценарию, а не по сценарию твоего Мастера, - продолжил Ленард, не обращая внимания на выкрутасы Джестера. - Скажем, на эту сумму ты вполне сможешь безбедно прожить пару другую лет...
- Хм, и какие условия? - речь шулера приняла деловитый окрас, а едкой улыбки как и не бывало. - Если цель оправдает средства, могу принять это заказ, - глаза  горели азартом и холодным расчетом.
- А вот что нужно конкретно, смогу сказать, только когда мы будем в Феории, - разочаровал служитель. - Если ты согласен, я тебя там найду. Но, как ты и сам, наверное, догадался, распространяться об этом разговоре никому не следует, иначе плакали твои денежки.
- Твои слова - удар ниже пояса по моему профессионализму, - с нотками обиды сказал Джестер и соскочив с перила, опять придирчиво глянул на Аби .
  Ленард извлек откуда-то из карманов рясы горсть золотых и вложил их в ладонь шулера:
- Это, аванс. Чтобы ты не подумал, что служители Единого бедны и лживы. Я думаю, ты захочешь большего и не передумаешь, так что будем считать, что сделка состоялась.
- Верю на слово, - ответил будущий исполнитель, косо ухмыльнувшись, развернулся и выудил откуда-то трость. - До скорой встречи, сударь. Да снизойдет на вас свет Единого и тому подобное, пока не поздно...
  Джестер скрылся в толпе, поцокивая тростью. Ленард же, проводив его взглядом, вновь погрузился в созерцание проплывающих за бортом корабля земель Текианы.
Миранда Хеллис
Феория. (15 Мейхем)

«… мне абсолютно не чем заняться, тетушка страдает занудством, и я думаю, что с этим надо что-то делать… Снова ощущаю, что моя жизнь зашла в тупик. Требуются срочные перемены!»
  Миранда отодвинула перо и чернильницу и закрыла дневник. На душе было скверно: жизнь со всеми ее прелестями и невзгодами протекала где-то мимо, а здесь во дворце престарелой тетушки царил лишь постоянный контроль и нравоучения. Девушка взяла маленькое зеркало, лежащее рядом на столе, взглянула в него, пристально рассматривая собственное отражение, и недовольно поморщилась: серая, ничем не приметная мышь. Вот хоть что-нибудь особенное было бы в ее лице! Пусть уж не совершенная красота, так хоть чарующая улыбка или загадочный взгляд…
  Миранда отодвинула зеркало, так ничего харизматичного и не разглядев в своей персоне. Вздохнула от обиды и, встав из-за стола, подошла к окну. Пели птички, сияло солнышко, через парк к императорскому дворцу двигался кортеж Ридов. Девушка просто просияла, рассмотрев гербы на знаменах. Дэвид… Первая детская любовь и мечта! Глупо, но Миранде вновь захотелось его увидеть. Шесть лет прошло, и ведь он может не то что не узнать, а даже и не вспомнить ее! К тому же, увидев серую-скромную-мышку-Миру, красавец Дэвид будет явно не в восторге. От таких мыслей захотелось разрыдаться или сразу шагнуть из окна… Хотя, нет, здесь совсем низко – всего-то второй этаж! Тогда лучше с крыши…
  Миранда разозлилась на саму себя: что за мысли? Разве она такая тряпка? Пора забыть сюсюканья тетушек, и взять свою жизнь в свои же руки! И менять все начинать лучше прямо сейчас! Девушка неожиданно почувствовала приступ небывалого воодушевления. Спрятав дневник под перины на кровати, она переоделась для прогулки, специально не привлекая прислугу, и тихонько выглянула в коридор. Пусто, тихо… Тетушка в это время всегда отдыхала после обеда, что было только на руку Миранде.
  Избегая слуг и постояльцев, никем не замеченная, девушка прошла по коридорам, спустилась по маленькой боковой лестнице и вышла на улицу через черный ход. Далее ее путь лежал через парк прямиком на городские улицы. Посмотреть Феорию самостоятельно, а затем отправиться к императорскому дворцу – таков был план, и поступок этот казался Миранде, никогда не выходившей из дома без сопровождения, очень смелым. Вдыхая сладкий запах свободы, перепутанный с ароматами цветов, и мурлыча про себя незатейливую песенку, девушка вывернула на улицу, ведущую к Королевской Площади.
Альтаира
Долгожданная Феория! Но почему она долгожданная, если Альтаира даже не знает, зачем она здесь…
Девушка заворожено смотрела на огромный дворец перед ней. Высокие островерхие башни, огромные толстые, но изысканные по-своему стены…
− Чего стоишь? Иди, работай! − крикнул распорядитель с корабля, − Эй, ты! Парень! Отведи ее на кухню! Знаешь где?
− Я? Да, з-знаю, кажется, − ответил какой-то тонкий, как стебло матрос.
− Я знаю! − Уоррен подошел к Альтаире и кивнул головой в сторону небольшого прохода, куда переносили ящики с корабля.
Перед тем, как зайти внутрь, Альтаира еще раз бросила взгляд на великолепный замок.
Помещение было темным. Лишь несколько простых факелов освещали его. Стены были каменные и холодные, повсюду стояли коробки, ящики, какие-то свертки. Вокруг бегали люди, громко переговариваясь между собой. Здесь девушке не нравилось, все были слишком озабочены своими проблемами, а некоторые метались из стороны в сторону, как испуганные куры. Остальные смотрели на них с явным презрением. «Им что-то не нравится», подумала Альтаира. Ей было интересно что, но она, ни слова не сказав, дабы не показаться грубой, пошла следом за Уорреном.
Они вошли в следующую дверь, которая вывела их в коридор. На полу лежал старый потертый ковер, а на стенах висели непонятные рисунки. Еще дверь, коридор, опять дверь и они оказались на кухне, где было совсем не так, как в том помещении. Одетые в длинные платья и фартуки, девушки и женщины готовили разные яства, от которых вокруг разносился приятнейший запах.
− Тут я тебя оставлю. Должен идти помогать остальным, − Уоррен наклонился к Альтаире и поцеловал ее в щеку. Девушка покраснела, но заставила себя кивнуть и улыбнуться.
Посредине кухни стоял деревянный стол, а на стуле возле него сидела маленькая девочка с куклой и горбушкой хлеба. Она внимательно наблюдала за происходящим и, увидев Альтаиру, вскочила и подбежала к ней.
− Ты тоже повар? − спросила девочка.
− Ну, почти! А ты, наверное, будущий повар? Ты так внимательно за всем наблюдаешь! − Альтаира любила детей. Они ведь такие милые и от них всегда исходит тепло и радость.
− Ага! Мама говорит, что это очень интересная работа, но сейчас тут слишком много новичков! Не знаю, что это значит. Вот моя мама! Она сказала, что хочет тебе что-то сказать, − девочка взяла Альтаиру за руку и повела к женщине, которая стояла у печи и наблюдала за девушкой, которая пыталась ее растопить.
− Мама, мама! Это она?
− Да, милая. Она. Молодчина, справилась с заданием. Заслужила конфетку! − женщина достала из кармашка в фартуке ириску и дала девочке, − Можешь идти, милая.
Альтаира провела взглядом улыбающуюся девочку и снова обернулась к женщине.
− Ты Альтаира Лайт? Новая помощница, прибывшая из Эн-Арна? − начала говорить она.
− Да, я. Девочка говорила, вы хотели мне что-то сказать.
− Ничего особенного, но важно. Во-первых, сейчас для тебя нет работы, и ты можешь отдохнуть, понаблюдать за нами или пойти побродить по улице. Во-вторых, хотела тебя предупредить: не броди по коридорам без причины. Некоторым это может показаться… ненормальным. Сейчас у нас много приезжих и у разных людей разные взгляды на жизнь. Это все, − женщина посмотрела на девушку, которая все еще не могла растопить печь. Альтаира заметила презрение в ее глазах. Она поняла, что именно не нравилось тем людям в темной комнате: здесь слишком много неумелых, неопытных, а они только замедляют дело.
Альтаира подошла к печи:
− Тебе помочь? − спросила она девушку.
− Да… Пожалуй да! Я никогда раньше этим не занималась! У меня не получается, я не умею, − испугано ответила она.
Хозяйка внимательно наблюдала за Альтаирой, которая быстро подготовила печь к работе.
− Знаешь, думаю, для тебя тут найдется кое-какая работенка…
Альтаира улыбнулась.
Лунари Эир
Послы покидали границы Бианта настолько стремительно, что складывалось впечатление, будто от их появление зависел весь исход некому неизвестной, но непременно важной битвы. Алистер был готов убить девушку на месте, когда та за столь долгое время, проведенное под властью мага, попыталась что либо возразить. Выбирать не приходилось и теперь путь был только один. Вперед в чужие руки.
Грифоны были подготовлены заранее. Трое сопровождающих являлись неоспоримыми представителями Ордена Ледяных Псов, в гербовых мантиях Ордена, и приближенными Алистера. Каждый из них был достаточно представителен, по крайней мере с виду, и свое дело послы знали прекрасно. Лунари в свою очередь понятия не имела, как управляться с летучей тварь и к тому же боялась высоты, так что пришлось усаживать ее со старшим адептом и завязывать глаза. Укутавшись в плащ, девушка старалась не думать о расстоянии до земли, зато приходилось терпеть ехидные смешки позади летящих магов. Как раз таки этих трех, в отличие от Рин, соизволили посветить в то, чем было спровацировано ее «дарение». Цели, которые преследовал Алистер были и так понятны. Подмазаться к Императору, не соизволив отчитаться перед вышестоящими лицами. Вдруг счастье на их головы свалится и Орден войдет в ведущую элиту. Лунари  надменно фыркнула и нащупав шею грифона, вцепилась в шерсть покрепче.
Лаэрдон из Кейруана
Феория. 15 мейхем
Сны — недолговечней яшмы хрупкой,
А явь — намного призрачнее снов!
(Фудзивара Окикадзэ)


Черный шелк и золотые звезды...
Шелк плещется, перетекает, пляшет словно струи водопада - то плавно и неспешно, то порывисто и неудержимо. И тут же две золотые звезды - просияют  открыто и  снова исчезнут за шелковой завесой. Красиво это, золото сквозь черноту, словами не предать - это видеть, чувствовать надо.
Красиво это ...и опасно.
Ибо не только водопад черных волос и золотые глаза из-под него перед тобой, но и отточенный меч в умелой руке.  И что с того, что рука эта принадлежит красивой человеческой девушке и в разрезе  белой шелковой рубашки свободно двигается ее грудь, а замшевые штанишки обтягивают стройные ноги на манер второй кожи? Пока ты на черный шелк любоваться  будешь, звезды сквозь него разглядывать  и на белые полушария пялиться, вылетит откуда-то сбоку сверкающее острие и пронзит замечтавшееся сердце...
Ах!
Рыжеволосый эльф едва успевает отразить выпад, оступается, подает и растягивается на траве. Соперница, перехватив меч обратным хватом, мигом оказывается  у него на груди и сжимает коленями бока.
-Сдаешься, презренный длинноухий?! -но в голосе нет злобы, а меч, хоть и касается его горла, ни на йоту не сдвинется.
-Да, моя госпожа... - и эльф не производит впечатления потерпевшего поражение. Его рука обвивает талию красавицы, а лунный свет в глазах прыгает и дробится на множество маленьких огоньков. - Я всегда готов сдаваться столь очаровательной воительнице...любовь моя...
Черноволосая девушка отбрасывает меч и слоняется над эльфом. Еще мгновение и их губы соприкоснутся...


Эльф по имени Лаэрдон из Кейруана проснулся и долго лежал с закрытыми глазами, вспоминая каждую секунду из этого чудесного сна.
Обычно это сложно. Проснешься, а перед глазами на краткий миг сохраняется  что-то необычайное. Истончается, превращается в призрачную дымку и исчезает. И остается лишь чувство сопричастности к прекрасному.
Но сейчас сон был сильный отчетливый и резкий и Лаэрдон помнил каждую деталь своего сна - и поединок в лунном свете и златоглазую брюнетку и их поцелуй, который, он знал это, должен был все же состояться.
Не помнил он одного - кто же такая эта черноволосая красавица из его прошлого, что возникает в его снах уже не первый раз и исчезает, при попытке поцелуя?.. Кто же она?..
Строго говоря, Лаэрдон из Кейруана не помнил еще массы вещей.  Ни  кто его родители, ни где он родился, ни что делал до того самого кораблекрушения, когда его, израненного и лишившегося памяти, заметили сигнальщики с текианского летучего корабля. Смутные воспоминания, образы, отрывки, вот и все, что осталось от прошлой жизни молодого эльфа. Поначалу он никак не мог смириться с потерей памяти и все обращался к врачам  и магам, благо возможности его спасителя позволяли лечиться у  светил  врачебного искусства, но со временем, когда все попытки потерпели фиаско, успокоился и принял неизбежное. И вот уже пять лет жил полной жизнью и не слишком страдал от того, что не помнил своей юности. За эти годы, что прошли после кораблекрушения случалось всякое и Лаэрдон с лихвой заменял детские воспоминания приключениями настоящего, которых, к слову, хватило бы на несколько жизней иных домоседов.
Лаэрдон полежал еще несколько минут, подставляя лицо солнечным лучам затем встал и оделся. Сегодня ему предстояло  погрузиться в хаос улиц Феории и кто знает, что он найдет в переулках и тавернах "небесной столицы". Его друг, правда предлагал отправиться и в императорский дворец, как-никак лютня Лаэрдона славилась на берегах Внутреннего моря, но молодой эльф предпочитал искать приключения на городских улицах, а не выступать перед раззолоченными женами съехавшихся на императорский бал аристократов.
Шелковая блуза, плащ и шляпа с пером, на поясе узкий длинный меч с резной гардой, на плече тонкой работы лютня - Лаэрдон из Кейруана был готов к авантюрам.
Аргетлам

15 мейтхем

Люггер “Грифон ”

“Из стадвадцати человек экипажа двадцать восемь убито, тридцать тяжело ранено остальные находятся в шоковом состоянии. При обследовании трюма было найдено две дюжины рулонов шелка, четыре сундука с серебряными слитками и один с золотыми монетами. Балистных снарядов и прочего оружия хватит на снаряжение небольшой армии, а также провианта и прочих припасов на две недели”.
Таковым был отчет первого помощника капитана два дня назад. За это время двенадцать тяжелораненых скончались, их проводили в последний путь со всеми почестями военно-воздушного флота. Команда уже начала потихоньку отходить от пережитого и с нетерпение ожидает прибытия в Феорию.
Аргетлам лежал на кровати в своей каюте и думал: “Откуда могли здесь взяться пираты? И что им нужно было в трех днях полета от небесной столицы? Нет, с одной стороны это понятно – они охотились на купеческие суда, ну а с другой патрули военно-воздушного флота, если бы их нашли, то живо захватили и повесили в ближайшем городе, чтоб другим неповадно было. Что-то здесь не сходится, но что? Слишком много вопросов и нет ответов…”
- Маяк Феории! Я вижу маяк! – Донесся радостный голос юнги с палубы.- Мы наконец-то долетели!
Аргетлам с явным неудовольствием поднялся с кровати, но ничего неподелаеш надо выполнять капитанские обязанности. Уже когда он застегивал пояс с клинками в каюту вошел Орл.
- Капитан мы доле… - Начал, было, он.
- Да я уже слышал. – С легкой улыбкой ответил Аргетам. – Я вижу, Эрик очень старается.
- Знаешь Аргетлам, взял бы ты его с собой в город,- Произнес первый помощник с теплотой в глазах, - Он ведь и в юнги пошел лишь затем чтоб посмотреть Эмерию.
- Да с удовольствием, но есть проблема. Как мы пройдем пограничный контроль? Ведь мы на пиратском корабле, да и меня разыскивает вся империя.
- Ну, это положите на своего первого помощника, у меня остались кое-какие связи в этом городе еще, когда я служил боцманом на…- Вдался в воспоминание старый моряк. Его рассказ кишел воздушными боями, схватками с драконами и противостоянию вселенскому злу. В конце-концов рассказ закончился тем, что Орл сразился с темными богами и спас мир. В общем, к концу рассказа смеялся не только Аргетлам но и сам Орл.
- Да ладно не бойся капитан, прорвемся. Вот мой план…

Феория. Где-то в торговом квартале.

Аргетлам трясся в телеге уже второй час, заваленный сверху шелком. Ну, действительно, кто бы мог подумать, что Орл не только договорится со стражниками на пограничном контроле, но и уговорит выделить им несколько человек в охрану телеги. По замыслу ни один патруль недолжен к ним прицепится, с проверкой документов увидев солидного купца в сопровождении городской стражи.
- Ну ладно сержант дальше мы сами.- Услышал Аргетлам голос Орла, и тут же звон пары мнет.
- Эй, парни поворачивай коней, мы возвращаемся на посты.- Ответил тот хриплым прокуренным голосом. Послышался цокот копыт и выкрики стражников “Хей-я”. Подождав пока они не скроются из виду, Орл тронул поводья.
- Не боись Кэп, скоро будем на месте. – И уже обращаясь к Эрику,- Давай иди в перед и разведай дорогу, не дай Единый нарвемся на патруль, не отвертимся, никто недолжен, знать, куда и с кем мы напрвляемся.

Алхимическая лавка “Василиск”

Мардок сидел в подвале своей лавки и пытался приготовить “зелье перевоплощения”. Его было очень сложно сделать и не только потому, что ингредиенты трудно достать, но и потому что работа над ним требовала неимоверных усилий, ведь простоять за котлом почти пять дней не каждый сможет. Но тут наверху послышался странный шум - цокот копыт сменился лязгом доспехов и грозными криками солдат. Верхом терпения Мардока стал скрип открывающейся двери. Его двери.
- Ну кого еще двуликий принес! – проарал он, уже поднимаясь из подвала,- я никого…упс, а я думал ты уже мертв.
-Здравствуй старый друг. – Произнес Аргетлам, поднимая руки для объятия.

Феория. Где-то в торговом квартале.

Не успели они пройти и пятидесяти метров как Эрик, заходя за угол, сразу же столкнулся нос к носу со здоровенным стражником и не придумал никакого лучшего ответа на приказ “Предъявите вашу торговую грамоту”, как ударить его в пах и смыться в неизвестном направлении. Орл завидев такой поворот событий, дал плетей коню, и повозка на дикой скорости ринулась в переулок. Напарник стражника поднял тревогу и кинулся в погоню. Через два поворота повозку уже ждал заслон из ощетинившихся копьями солдат.
- Аргетлам ходу!!! – дико заорал Орл и первым ринулся в узкую щель между домами, улепетывая от арбалетных болтов.

Алхимическая лавка “Василиск”

- А не расскажет ли нам уважаемый Мардок какого двуликого по городу разбросано так много патрулей! – спросил Орл у алхимика пьяным голосом опрокидывая в себя очередные полпинты пива.
Стражники обыскивали лавку алхимика минут сорок, но тот благоразумно спрятал “гостей” в тайной комнате за стеллажами с колбами зелий. Там он продержал их до самого вечера, пока все не стихло. А сейчас они сидели в подвале и отмечали чудесное воскрешение Аргетлама из мертвых.
- Ну, дык это,- начал отвечать Мардок, - скоро на бал съедется много представителей дворянства, вот и выставили почти всех солдат в патруле, чтоб не дай Единый никто не надрал им их благородные задницы. – Но ответ уже не дошел до слуха Орла. Тот уже мирно посапывал в своей миске с едой. Увидев эту картину, Мардок не церемонясь, схватил Аргетлама за шиворот и спросил:
- Рассказывай давай че ты тут забыл!?
- Не понимаю о чем ты. – Ответил он с невинным выражением лица.
- Не прикидывайся дурачком, я сам тебя учил, - ответил эльф, а то, что это был эльф уже не оставалось сомнений. Черты лица стали заострятся уши вытягиваться, видно действие “зелья перевоплощения” стало заканчиваться, - тайная агентура за два года уже все зубы об тебя обломала, а так и не нашла, и вот ты вдруг заявляешься, подумать только, в самой небесной столице, успеваешь нарваться на “железнолобых” и говоришь мне ”не понимаю о чем ты”.
- Может, поднимемся к тебе в кабинет и все обсудим? – Спросил Аргетлам, выразительно показывая глазами на мирно храпящего Орла.
Поднимаясь на второй этаж, Аргетлам про себя отметил, что почти все стеллажи пустуют. Такое ощущение, что либо у Мардока совсем плохи дела с торговлей, а это вряд ли, он был непревзойденным алхимиком, либо он собрался уезжать из города. Мардок зазвенел ключами, открывая дверь в свой кабинет, и сделал приглашающий жест рукой.
- Рассказывай. - Произнес он, садясь за письменный стол.
- У меня к тебе дело учитель, - ответил Аргетлам, присаживаясь напротив него, - как ты знаешь, я поссорился с Ривеленом и стоит мне исчезнуть, как он тут же умирает. Не просветишь меня, что творится.
- Ну, если хочешь знать, кто именно его убил, то я сам задался этим вопросом и все разузнал, - от этих слов Аргетлам лишь скрестил руки на груди и внешне выглядел спокойно, но Мардок знал, что его ученик у себя в голове перебирает сотни планов действия, - и потом, для меня самого творится нечто непонятное. Древнее зло стало прорываться наружу, я чувствую это, поэтому я собираюсь уезжать как можно дальше. Но боюсь от него негде спрятаться, и оно каждого достанет, где бы он нибыл.
- Это конечно все интересно, про зло и конец света, но скажи мне кто убйца? – Спросил Аргетлам, нервно постукивая пальцами по столу. Мардок протянул ему в ответ небольшой портрет.
- Не может быть! – Воскликнул Аргетлам.
- Ты знаешь его?
- Да, это Эрик наш юнга.
Хлоя Десетриас
Феория, 15 Мейтхем

Хлоя с каждым шагом сбавляла темп ходьбы, наблюдая как спины Чарльза и Эррона скрываются в одном из ответвлений коридора, в который ей пути не было. Пусть она и была их двоюродной сестрой, но к императорскому роду Ас'Гейров девушка не имела никакого отношения. Может быть, поэтому стена, возникающая между ней и братьями, с каждым годом росла все сильнее. Девушка остановилась и улыбнулась нахлынувшим воспоминаниям.
Падающий белыми хлопьями снег.
Северное сияние.
Поместье Ас'Гейров, казалось бы, на краю мира.
Фьяры со странными глазами с вертикальными зрачками.
Двое мальчишек и она.

Покачав головой, Хлоя пошла в свою комнату и тут же с озадаченным видом остановилась, понимая, что не успела спросить где ее покои. Повертевшись, девушка была вынуждена констатировать, что выяснить этот вопрос не у кого - она была единственным человеком в этом коридоре. Даже стражи не видать.
Большая горка.
Не по-детски серьезный блондин и заразительно смеющийся брюнет.
Зеленое небо становится фиолетовым.
Брюнет самым бессовестным образом толкает через чур задумчивого брата с горки.
Будущий наместник Ариама живописно летит на пятой точке вниз.
«Хлоя, Чарли тебя протаранить сейчас!» - раздается звонкий голос Эррона.
Девочка едва успевает отскочить в сторону и смеется.
Фиолетовый перетекает в бирюзовый, словно море.
Море над головой с разноцветными волнами.
Даже серьезный блондин смеется, выползая из сугроба.

Растерянная улыбка озарила лицо. Хлоя, развернувшись, пошла обратно к месту посадки дирижабля. Собственная неосмотрительность ничуть не расстраивала девушку, наоборот, даже веселила. В Феории она ни разу не была и сейчас самый роскошный город Эмерии вызвал в ней нездоровое любопытство - все было настолько иным, не таким как в Ариаме, что завораживало. Ярким, шумным и солнечным. Столько солнца не было даже в Антеросе. Девушка вышла на удачно подвернувшийся балкон и подняла голову, пытаясь рассмотреть солнце. Глаза заслезились.
Внизу раскинулись дивящие своей зеленью и буйством красок сады, небольшие озера сверкали, словно бриллианты на солнце, ей даже показалось, что какие-то мелкие зверьки шныряют по саду.
Хлоя рассмеялась. Что там Чарльз говорил? Больше не выкидывать подобное и не сбегать? Смех стал чуть веселее. Девушка нашла лестницу и решительно пошла к ней. В этот раз она совсем не сбегает, а всего лишь отправляется изучать Феорию.
В который раз убедившись, что она неправильная барышня, Хлоя с абсолютно чистой совестью спустилась и, выбрав наиболее понравившуюся тропинку, начала свое исследование.
Вскоре графиня Десетриас вышла на оживленную улице и  с головой окунулась в столичные развлечения. По счастью кошелек с деньгами у нее был при себе. Сладости, аттракционы и, главным образом, разговоры с людьми, рассказывающих о другой жизни, легендах и сказках. Каким-то удивительным образом Хлоя умудрилась находить общий язык со всем торговцами и менестрелями, что даже богатое платье девушки их не смущало.
Но в какой-то момент резко навалилась усталость, и Хлоя свернула в побочную улицу. Потом еще раз. И еще раз. И еще несколько раз. Неожиданно дома и лавки торговцев закончились, вместо них раскинулся огромный парк.
Возможно, сейчас был самый подходящий момент, чтобы испугаться и вернуться в императорский дворец, но графиня Десетриас уверенным шагом вошла в приятную тень деревьев.
– Прогуляюсь и вернусь, – решила девушка. Во дворец не хотелось. Именно сейчас она жаждала только одного – уединения.
Чарльз Ас'Гейр
Малый Зал Советов, Феория. 15 Мейтхем


  Малый Зал Советов представлял из себя открытую площадку округлой формы, расположенную на крыше одной из Башен Императорского Дворца. Наблюдающим снаружи казалось, что вершина Башни окутана легкой золотистой дымкой, на самом же деле невидимый магический купол защищал Зал Советов от любых воздействий извне – ни самой площадки, ни тех, кто на ней находился, рассмотреть было не возможно. 
  Чтобы попасть наверх приходилось либо подниматься по обычной лестнице, спиралью вьющейся между этажами, либо, что намного проще, телепортироваться из специального помещения, расположенного на втором этаже Дворца и охраняемого воинами из личной гвардии императора.
 По периметру Малый Зал Советов огораживали белые мраморные  колонны с выбитыми на них золочеными гербами знатных родов и правящих магических орденов империи и золотые перила. Белый мраморный пол покрывала мозаика из самоцветов. У каждой колонны находилась резная чаша-светильник из голубого топаза, где с наступлением сумерек вспыхивал магический огонь. 
  Четыре невысоких (скорее символических) ступени вели к трону императора, расположенному с восточной стороны. Мягкие невысокие диванчики для присутствующих, покрытые алым бархатом с золотым шитьем, располагались полукругом по периметру зала напротив трона. На резных столиках между «местами для гостей» всегда находились свежие фрукты и вино. 
  В Малый Зал редко кто приглашался помимо членов семьи и особо доверенных лиц, поэтому нынешний император так любил это место – без особой официальности и претензий и в то же время довольно скрытное и безопасное. К тому же сверху башни открывался прекрасный вид на Феорию – город был как на ладони со всеми своими парками и дворцами - что служило не плохим напоминанием о собственном величии. 
 Сейчас помимо Денниара, скучающего на троне, в ожидании Ридов и правителя Ариама, в зале находились еще несколько человек: епископ Адемар –  правая рука Верховного Владыки церкви Единого, Фергус – глава Ордена Серебряной Луны, Хартвиг Рамм - капитан личной Гвардии императора, и, конечно же, Илэйн, не пропускавшая ни одной важной церемонии. У подножия трона в полудреме растянулась белая пантера. Изредка зверь чуть приоткрывал глаза, лениво потягивался, затем снова впадал в оцепенение, погружаясь в сон. 
 Дверь распахнулась и вошел наместник Ариама в сопровождении младшего брата. Чарльз учтиво поклонился, приветствуя императора, раздал дежурные улыбки остальным членам совета, параллельно отмечая кого же позвали. 
- Мое почтение, Денниар, - произнес Чарльз. 
Панорамной лентой в голове правителя Ариама пронеслись имена наместников других земель. Что ж, Ленарда здесь явно не ждут, впрочем, это и неудивительно, младший сын Ривелена всегда раздражал Чарльза больше остальных. Лира, незавидная участь, про нее, скорее всего, стараются и не упоминать. Эйдан и его опекун, «любимая» тетушка Хелена, приедут ли в этот раз? А Валлентайн решился ли наладить отношения с семьей или опять предпочел общество своей безродной девицы? Остальных правителей было бы логично ожидать в скором времени. А ему-то казалось, что он опаздывает. Эррон, вот прохвост.
- Я первый? - холодно усмехнулся наместник. Впрочем, ответа он не ждал.
Однако ответ последовал:
- Чарльз! Как рад тебя видеть!
 Удивительно, но Денниар вроде был действительно рад. Правитель Ариама не мог припомнить, чтобы ранее император испытывал к нему теплые «братские» чувства, поэтому казалось немного странным, что его приход так осчастливил Денниара. 
 «Рад?»
Брови наместника Ариама чуть приподнялись, словно выражая некое сомнение. Не будь тут целой толпы свидетелей Чарльз обязательно бы поинтересовался, чем конкретно вызвал такую радость. А так, Денниар не Эррон, его на людях одергивать нельзя. 
- Что ж, - свою очередь не удержался от ответа Чарльз. - Рад, что доставил тебе радость.
- Епископ Адемар, прибыл к нам от лица Его Святейшества Верховного Владыки, - представил в это время император поджарого сутулого мужчину лет тридцати пяти одетого в темно-синюю сутану. – А это Правитель Ариама герцог Чарльз Артеос Ас'Гейр. 
- Мне очень приятно, - поклонившись, хриплым голосом отозвался епископ, даже не потрудившись снять с головы капюшон, отчего лицо его оставалось в тени, и разобрать эмоции, проскользнувшие мимолетно, было весьма затруднительно. 
– Взаимно, - суховато ответил Чарльз, которого все это уже начинало утомлять. А ведь только началось. С минуты на минуту (как надеялся наместник) должны были появится и остальные родственники. – Денниар, может ты хотя бы намекнешь, чем вызван столь поспешный Совет?
- Обстановкой в стране, Чарльз, - серьезно ответил император, - Слишком все не спокойно… Эпидемия и эти бредни про Врата… Сторонники Двуликого вещают о Конце Света, отступники из числа магов – о вторжении из другого мира. Лира открыто пыталась меня убить, подослала наемников! У меня уже голова болит от всего этого. Ты не заметил ничего странного, пока добирался сюда? Хотя, наверное, нет… В городе на каждом шагу гвардейцы, им приказано следить за всеми под видом обычных горожан. Не могу же я выстроить армию открыто прямо посреди столицы! Меня не поймут. Но я серьезно опасаюсь за безопасность города и мою личную тоже… Мне нужна помощь. Ваша. Юг что-то затевает против меня, даже не подумали приехать сейчас на праздник... Нам нужно объединить усилия в случае их нападения, и я хочу быть уверен, что меня поддержат. 
- Лира - вот ведь глупая девчонка, - первая мысль, за ней водоворотом другие. - Денниар хочет войны?
Слова императора вкупе с тем, что говорил ему магистр ордена Ледяных Псов раздражали и беспокоили. Но благо, что Чарльз с детства отличался сдержанностью и хладнокровностью. Сдержанно кивнув, наместник Ариама ответил:
- Мои люди в твоем распоряжении, Денниар, - и прошел дальше. Пока остальные участники Совета еще не появились, можно обдумать услышанное. Одно наместник понимал хорошо - происходящее ему не нравилось.
Кирид Ственфорд (Кир)
Действующие лица:
Кир – маг из ордена ледяных псов.
Капитан – капитан корабля.
Рой – первый помощник.
Девочка – участвует в 1 сцене.

6 Мейтхем
   
  Капитан раздал задания помощникам и занял позицию у трапа, приветствуя поднимающихся по нему людей.  Молодой человек ступил на палубу летучего корабля…
Осмотрелся по сторонам, скользнул взглядом по красным от жары лицам моряков, встретился с суровыми, серыми глазами капитана. Его обветренное лицо, словно высеченное из камня покрывала сетка шрамов. Кир протянул ему свёрнутый лист бумаги. Развернув его и пробежав по нему  глазами, он кивнул.
- Хм… проходи, Рой проводи его в каюту. Надеюсь, с вами не будет проблем.
- Я не доставлю вам хлопот – улыбнувшись, Кир направился за провожатым.
Капитан придержал его за руку и прошипел:
-Попрошу Вас не покидать свою каюту в течение всего пути.
Кир рывком высвободил свою руку, направился к Рою ждущего его у проема ведущего в глубь летучего корабля. 
Молодой маг давно привык к такому отношению людей. Большинство людей ненавидят и боятся магов. Их возможности вызывают зависть у обычных людей.

  10  Мейтхе

  Кир, как обычно вышел на верхнюю палубу прогуляться, хоть капитан ясно дал понять, что его присутствие не желательно.  Кир уселся на бочку, коих в изобилии было расставлено по всей палубе. Видимо трюмы освобождали от груза, чтоб разместить там людей.
«Странно» – подумал Кир – «два месяца в столицу свозят всевозможные товары и пряности. Целое отделение боевых магов и лекарей было отправлено туда. Проводят проверки и всевозможные инспекции. И грамот что ему дали, это было разрешение на въезд в город. Никогда не слышал о таком. Что-то там назревает!»
  От размышлений его оторвал резкий вскрик, Кир вскинул голову и заметил, как маленькая девочка перегнулась через перила корабля, начала, как в замедленной съемке сползать за борт корабля.
  Капитан вскинул голову на крик и увидел, как маг в три прыжка пересекает палубу корабля и рыбкой ныряет за борт.
- Чёрт… ЧЕЛОВЕК ЗА БОРТОМ – взревел Капитан.
Матросы дружной гурьбой перегнулись через перила в поисках мага.
- Он жив, вон он, тащите верёвку….
Кир висёл вниз, головой держа девочку за ноги. И лишь чудом они выжили, во время прыжка Кир случайно запутался ногой в тросах, которые как паутиной был оплетён весь корабль. Несколько минут и их вытащили на палубу. Мать девочки схватила девочку и тут же утащила её куда-то. Кир выглядел неважно, нога посинела и опухла, с подбородка капала кровь, и всё его лицо и тело было в царапинах, Кир упал на пологий выступающий борт корабля, девочка же повисла в воздухе и потому обошлась лишь лёгким испугом и царапинами.
Команда и зеваки из числа пассажиров обступили Кира. Капитан улыбнулся, хлопнул его по плечу так что Кир скривился
- Рой осмотри его – он развернулся – а ну за работу оболтусы, нечего тут смотреть. Господа, прошу, разойдитесь по своим каютам.

14  Мейтхе

Прошло четыре дня. Кир вышел на палубу уже довольно твёрдой походкой, хотя всё ещё немного прихрамывал на правую ногу. На высоте дул холодный ветер, и маг закутался в свой плащ. Он облокотился на перила спиной и стал разглядывать далёкие звёзды. Кир так задумался что не расслышал как к нему подошел капитан или он подкрался? Так подойти к нему мог только его учитель. Маги учивши его в Ордене были просто слонами и неуклюжими детьми по сравнению со Стивом.
  Капитан облокотился о перила руками, и стал чистить апельсин. Одну половину фрукта он бросил Киру. Они так и стояли, молча рассматривая звёзды и поедая апельсин. Когда появились далёкие огни Феории, капитан вздрогнул, как будто очнувшись ото сна, повернулся к Киру.
- Держи – сказал он, протягивая Киру маленькое колечко с серым камнем, как  глаза у капитана – когда то оно принадлежало моему другу, он был таким как ты.
Капитан положил его на перила рядом с молодым человеком. Кир взял кольцо и его пробрал озноб, кольцо уменьшилось, а камень пробрел  цвет глаз - зелёный.
- Оно защитит тебя, как защищало меня, но не смогло помочь моему другу – проговорил капитан.
-Какой странный ветер - поделился своими опасениями Кир.
Капитан взглянул на него и проговорил:
-Это ветер перемен, ты чувствуешь его малыш – улыбнувшись и больше ничего не говоря, мужчина развернулся и направился к рулевому.
Лунари Эир
Немного ранее...

  Небольшая комната тонула в полумраке: плотные шторы на окнах не пропускали свет, магические светильники были погашены. Лишь несколько свечей в канделябре, что стоял на столике рядом с креслом императора, тускло сияли, освещая маленький кусочек пространства вокруг. Посланцы из Ордена Ледяных Псов настаивали на такой таинственности, и Дэнниар, заинтригованный их странным поведением, согласился. Трое магов из Личной Охраны незримо присутствовали рядом, но вмешиваться в ход переговоров им было запрещено, только обеспечивать безопасность Его Императорского Величества, не более. Комната "глушила" чужую магию, и Дэнниар был уверен, что присутствия других магов Псы не почувствуют.
Около стены напротив стояла молчалива фигура в бирюзовом длинном плаще с серебристым меховым воротом. На лицо был натянут капюшон, а из под него одиноко выбивалось несколько белесых прядей, отдающих на фоне слабого освещения нежной синевой. Старший из адептов поначалу активно пытался перевести внимание императора на свою зазнавшуюся персону и отрапортовать о своем почтении и чести поздравить правителя от лица самого Алистера из Ордена.
-- Магистр Алистер преподносит вам самый редкий подарок в наших краях. Это безмерное счастье - самолично преподнести дар его Величеству императору. Наш долгий путь себя оправдывает хотя бы тем, что вы позволили нам предстать перед вами. -- И он бы еще долго продолжал столь малоскрываемый и лестный фарс, если бы его никто не прервал.
- Да-да, Мы все поняли, - лениво протянул Дэнниар, потянувшись в кресле. Долгие вступления утомляли, и император предпочитал перейти сразу к делу. – Так что там решил Нам преподнести Алистер? Давайте сразу к сути… Что же такого редкого можно отыскать в Ариаме?
-- Воспитанную белую пантеру, Ваше превосходительство, обученную в стенах Ордена Ледяных Псов, -- он протянул руку к закутанный в плащ фигуре, и та послушно подошла, скидывая перед Императором широкий капюшон.
На спину и плечи хлынул водопал белых локонов, заботливо подкрученных перед отездом из Бианта. На бледном лице виднелась тень макияжа в бледно розовых губах и слишком черных ресницах. Она вела себя совершенно спокойно, но явно чувствовала посторонних наблюдателей и изредко искала их глазами. Ничего не находя, девушка с досадой виновата опускала взгляд. Тонкая шея была украшена свободным и чересчур широким на первый взгляд узорным ошейником из цветных сплавов дорогого металла.
- Не дурно, - император смерил «подарок» долгим и пристальным взглядом, который явно говорил, что  в качестве Пантеры он рассматривает девушку в последнюю очередь, и затем удовлетворенно кивнул послам. – Совсем не дурно. У вашего магистра не плохой вкус… Имя у тебя есть? – вопрос адресовался уже беловолосой красавице.
-- Лунари, -- послушно отозвалась та мелодичным голосом.
- Лунари, - повторил Дэнниар и ехидно улыбнулся. - Если уж ты такая уникальная, то что особенного ты умеешь?
-- Она превосходно знает свою магическую стихию, и может быть как незаменимой слугой, так и преданной охраной, -- Вмешался самый разговорчивый.
Дэнниар поднялся с кресла, пошел к девушке вплотную и, пристально глядя в глаза, накрутил на палец одну из шелковистых прядей.
- Я доволен, передайте Алистеру мою благодарность, - ответил он магу, даже к нему не обернувшись. - Но хорошо бы проверить подарок в действии… Как вы думаете?
Рин вопросительно приподняла одну бровь и, в ожидании дальнейшего приказа, лишь слегка качнула головой.
- Вот и чудно! Следуйте за мной, - фраза была брошена приказным тоном, не терпящим возражений.
  Император быстрым шагом вышел из комнаты. Магам и девушке фьяру пришлось последовать за ним. В сопровождении охраны, сразу же присоединившейся к процессии в коридоре, Дэнниар спустился в подземелья Дворца. Именно оттуда вел тайный ход к Королевскому зверинцу, созданному еще Ривеленом, обожавшим коллекционировать диких и злобных существ. Располагался зверинец совсем недалеко, но император не хотел афишировать эту прогулку, поэтому и отправился подземным ходом.
  Позже Смотритель, которому Дэнниар что-то предварительно успел шепнуть на ухо, проводил процессию, лавируя между клетками, к довольно глубокой (метров пять-шесть или около того) яме, облицованной мрамором. Три крупные рыжеватые пумы неторопливо расхаживали взад-вперед по дну, изредка бросая вверх на людей злобные взгляды. Император остановился у перил, огораживающих яму со всех сторон, и обратился к девушке:
- Вот и испытание, Лунари. Представь, что эти звери Нам угрожают… Это самое простое задание. Ты легко должна с ним справиться. Только попрошу не убивать их отсюда – это уж слишком просто, а пожаловать туда – вниз. Оружие требуется?
Бледные губы разомкнулись в немом удивлении. Она неторопливо сбросила с плеч плащ, под которым оказалось облегающее длинное платье без рукавов из воздушной ткани цвета утреннего неба. В голове вертелось несколько заклинаний, но она все никак не могла решить.
-- И вьюгой станется душа,
На крови отразится лед.
По снегу лапами шурша
Тебя зароют в белый грот… -- Негромко зачитала, как знакомую с детства молитву девушка уже спустившись и перекидываясь в звериный облик.
Лапы окутала сизая блестящая дымка, дыхание вырывалось клочками мерзлого пара и шерстка неестественно серебрилась. Инициатива была уступлена пумам. Одна из рыжих скалящихся тварей буквально сразу кинулась на незваную гостью, у остальных сработал запоздалый инстинкт стаи. Рин быстро убирала голову из под ударов мощных лап и рефлекторно прятала хвост. Откинув корпусом самую, на ее взгляд, увесистую, пантера перешла в нападение, принявшись рвать лапами не среагировавших вовремя пум. Зверей обжигала ледяная кромка на лапах, спустя секунду по инерции впивались острые когти и тут же в рану словно ссыпали ворох мелких ледяных иголок. Получив по правому уху, Рин сообразила, что слишком заигралась и, пригнувшись от чужого прыжка, рванула вперед и впилась в шею одной из пум мертвой хваткой, прокусывая артерии и дербаня, как плюшевую игрушку. Оставалась еще одна. Отскочив на приличное расстояние, Лунари стремительно принимала человеческий облик, а окровавленные губы спешно произносили очередную молитву своей стихии. Рыжая кошка прыгнула на жертву, уже терзая ее глазами, но ей не хватило совсем немного. Лунари вскинула руки и белесая дымка, окутывавшая руки, метнулась к хищнику, опутывая и превращая в дешевую стеклянную статую. Фигурная глыба рухнула наземь и покрылась парой паутинистых трещин.
-- Я закончила, -- отчиталась девушка, аккуратно вытирая запачканное лицо.
- Отлично! Нам нравится. На охоте, если что, ты Нас защитишь, убедила, - Дэнниар, словно малое дитя, хлопнул в ладоши, радостно улыбнувшись своему перемазанному кровью "подарку". – Осталось только разобраться с наемными убийцами. Сэб, сразись с ней!
В ответ на его слова от группы сопровождения отделился молодой темноволосый юноша. Глянув вниз, он одарил саркастической улыбкой Лунари, затем молча поклонился императору и, легко перемахнув через перила, спрыгнул в яму.
- Себастьян – маг Ордена Тысячелистника, - прокомментировал Дэнниар, обращаясь к девушке. – Представь, что он подослан меня убить…
В руках Сэба тем временем уже блеснул обнаженный меч и длинный тонкий кинжал. Зеркальную гладь оружия покрывали рунные символы.
-- И увижу и то, чего не было…, -- шепнула ветру Рин.
Глаза стали еще прозрачнее. Яму окутал густой и холодный туман, хотя сверху открывался все тот же панорамный вид. Земля под ногами заходила ходуном и пришлось спешно менять формы. Она то превращалась налету в кошку, то снова выходила из фазы зверя, чтобы обрушить на мага пару соответствующих ситуации заклинаний. Стоять на месте ей не позволяли. Лозы из под земли, стремительно находившие свою цель, направляли новоиспеченного врага и Лунари спешно уходила в туман, уворачиваясь от металла. Пару раз набросившись на мага со спины, она все же сумела выбить лапой ненавистный меч и вгрызлась во вторую руку клыками. Глаза ослепила солнечная вспышка, а затем ее отшвырнуло в сторону мощными лозами. Себастьян принялся искать в тумане свое оружие. Пантера кинулась к нему, но в последний момент лишь сбила с ног и, уйдя резко в сторону, приняла обычный вид, намереваясь что-то сотворить. Защитный барьер, спешно возведенный Рин обратил лозы в глыбы льда. Дымчатый покров, выступавший в роли тумана зафиксировал ноги, не давая сбежать. Попытка пошатнуть землю лишь разозлила девушку и та выпустив когти уже замахнулась на жертву, целясь точно в горло.
- Ладно, хватит, - махнул рукой Дэнниар, впрочем его мало заботило, услышит Лунари приказ или нет.  - Верных короне магов в наше время и так мало осталось... 
Девушка повела ухом и преподнялась на ноги. Неопределенные приказы всегда означали необязательность крайних мер. Рин поднялась к хозяину и, подобрав с пола плащ, подняла взгляд на императора.
- Следуй за мной, и лучше, если пока в образе человека тебя моя родня не увидит, - уже по-свойски заявил ей Дэнниар, а затем обратился к послам: - Комнаты для вас приготовлены, можете отдохнуть и перекусить перед обратной дорогой. Передавайте Алистеру, что Мы будем помнить о нем. А сейчас, увы, вас покидаем. Государственные дела, знаете ли, не ждут. - с этими словами император покинул ариамцев и отправился на Совет, намечавшийся в скором времени. Девушка немного помялась, но все же приняла требуемый облик и пошла следом.
Выбравшийся из ямы к тому времени Сэб проводил Лунари полным ненависти взглядом. Если бы она это заметила, то могла бы не сомневаться, что приобрела себе при дворе первого врага.



Зал Приемов


"-- Сторонники Двуликого вещают о Конце Света, отступники из числа магов – о вторжении из другого мира. Лира открыто пыталась меня убить, подослала наемников! У меня уже голова болит от всего этого. Ты не заметил ничего странного, пока добирался сюда? Хотя, наверное, нет… "
Пантера навострила уши и приподняв голову, уставилась на хозяина умными глазами. Дорогой ошейник красиво переливался на белоснежной шее. Зверь обеспокоенно зашуршал и уселся поближе к трону.
Jester (Эмиль эр Бомон)
Феория. 15 мейхем
Когда дует ветер перемен,  многие оказываются в пролете. Но  про себя Эмиль эр Бомон был не такого мнения, по крайней мере, часто.  Сидя на пороховых бочках и незаметно  пересчитывая задаток от деловитого монаха, он то и дело удивлялся своей  везучести,  смекалке и, конечно же, профессионализму, продолжая мысленно прикидывать, что  грозит ему, незатейливому актеру, умнику и  просто симпатяге (иногда самомнение паренька  просто зашкаливало). Но путешествие  внезапно закончилось, причем это удивило не только Джестера.
    В отличие от «ветра в голове», что  никогда не бывает попутным, его праотец, как  вы уже поняли, ветер, таким все же  бывает. Казалось, уже поднадоевшему и затянувшемуся путешествию по воздуху  не  будет конца. Но, по-видимому, боги  (ну, или атмосферные фронты) решили смилостивиться  и погнали корабль  с удвоенной скоростью.  С помощью такого чудного явления как  попутный ветер, «Звезда Юга» прибыла в порт  значительно раньше запланированного.  Кого-то этот факт несказанно радовал, кого-то не очень – не будем  показывать  пальцем на скупых господ,  которым придется «значительно» потратиться за лишние  дни, проведенные в постоялых дворах. Но чтобы  не говорили, почувствовать под  ногами  почву несказанно приятно.
  Попытки шута прикорнуть  и увильнуть от работы потерпели крах.  Во-первых, ваш покорный слуга не мог заснуть  от своей гениальности, и то и дело  ворочался, во-вторых, Эстер,  как и положено любому уважающему себя учителю,  без угрызения совести  возложил на «ученика»  работу физическую, а сам быстро убежал  в  город, уточнять детали организации  праздника. Долго ли коротко ли, пытался  Эмиль выгрузить хотя бы одну бочку с порохом на пристань, но результат  его  потуг был сомнительным. Ну не имел  привычки и не любил он тяжело работать.  Парень подловил парочку грузчиков, заплатил  им по сребру и с чувством выполненного  долга «одолжил» из запасов Эстера небольшой металлический  цилиндр с фитильком наполненный порохом - авось пригодится.
  Сидеть и припадать пылью на корабле Джестер не видел, ровным счетом, никакого  смысла, поэтому решил прогуляться  - и  польза, и, какая ни какая, разминка.  Своего заказчика с момента расставания парень не встречал. Хотя данный факт вызывал у него только философские  раздумья: «Если пропадет, скатертью  дорожка. Лишь бы залог потом не потребовал, а «потом»,  надеюсь, не будет». Бродя по городу и изучая  местность и возможные пути  отступления,  шулер мысленно измерял достаток прохожих и хищно улыбался.  Заприметив в окне одной из таверн, а именно  «Лунной  маске», компанию, сосредоточенно  играющую в карты, Джестеру внезапно надоело гулять,  и он зашел в сие заведение.
    Присоединится к игрокам, не составило  большого труда. Компания состояла из пяти  мужчин, для посторонних разных, но  для  бывалого шулера таких одинаковых. Жесты и    холодные, колкие глаза игроков выдавали в них матерых прохвостов и  жуликов, хоть и окультуренных.  Прикинув степень мастерства на глаз и проиграв пару партий, строя из себя  начинающего  игрока-простачка, Джестер  быстро определил «кто есть кто, и с чем его едят».  Так, с переменной успешностью, шулер не  только  отыграл поначалу проигранные  деньги, но и довольно хорошо заработал.  На просьбы одного из них отыграться шут только  пожал плечами и, вставая из-за стола, кинул:
- Это всего лишь естественный отбор денег, - на лице шута блуждала неопределенная улыбка. – А мой вам совет,  господа, когда не достигаете желаемого,  делайте  вид, что желали  достигнутого.  Хорошего  вечера!
Компания  еще долго переваривала  сказанное, и лишь один, пожилой игрок довольно хмыкнул.
    Факт, хоть и не большого, но  обогащения,  приподнял настроение  несостоявшегося  актера,  и тот решил отметить это дело.  Заказав себе кубок неплохого вина, Джестер  заприметил в дальнем углу таверны миловидную  девицу, одиноко  ютившуюся за  своим  столиком. Как всем известно,  лучший  способ избавиться от искушения поддаться ему, что и сделал ваш  покорный  слуга. 
  - Позвольте присесть? - сладким, как мед, голосом  обратился-прошептал Джестер к  незнакомке, присев на стул возле нее, не дожидаясь ответа.
  Девица зарделась и коротко кивнула. Другого  шулер и не ожидал. Вскоре он  осуществил  и второй пункт плана, неоднократно «угостив» новую знакомую  согревающими напитками. Когда юное существо  самолично начало кидать на «таинственного  незнакомца» пылкие взгляды, Эмиль  перешел к третьему этапу. Единственное, что  смущало шута во всей этой ситуации,  редкостная малоразговорчивость дамы.
  - Солнышко,  мы так и не познакомились, как тебя зовут? - прикрыв своей ладонью  ладонь  девушки, Джестер заметил: «Да у нее рука, чуть ли  не такая же по размеру как моя! Ну и ладно, это  не такой уж большой недостаток..» - Меня зовут Ари, а вас ненаглядная?
  - Дио.. – низковатым, бархатным голосом с  легкой хрипотцой, сказала девушка и  замолчала, потупившись.
  - Какое прекрасное имя.. Да вы госпожа больны! - воскликнул Эмиль и резко встав,  поманив  за собой Дио. – Я вам как знахарь это говорю!
  - Во имя Единого! Это смертельно?- захлопала  ресницами недалекая «жертва».
  - Ничего серьезного.. - понизил голос шулер и  невзначай потащил спутницу на второй  этаж, незаметно кинув монетку владельцу таверны, у которого начала  плавно  отвисать челюсть (с чего вдруг не понятно) . 
  - Но если вы не пройдете, ускоренный курс  лечения, можете состариться за считанные  дни! – Джестер завел ее в маленькую, но  неплохо  обставленную  комнатушку.
  Дальше все шло по запланированному сценарию,  парочка комплиментов, пара  невинных  поцелуев и захмелевшая девица уже очутилась на постели. Проворные руки  ловко развязывали ленточки на простеньком  платье Дио. И все бы ничего, если  бы по  воле Единого, рука не скользнула под ее юбку и не обнаружила лишнюю  деталь... Вот чего-чего, а в такую передрягу Джестер еще не попадал. Мозг  судорожно  пытался понять, как при такой груди (причем настоящей, успел  проверить) может быть, ТАКОЕ!
  - Чего ты ждешь любимый? – теперь уже не  бархатным, а грубым мужским голосом  спросил «неправильный выбор». Хорошо хоть Эмиль не успел скинуть  кальсоны,  иначе было бы совсем  худо.  Шулер  таинственно заулыбался, прикрыл кончиком  пальца губы Дио, пряча растерянность  за  семью замками, и шепнул на ушко: «Сначала подарок…»
Выпорхнув с кровати,  как  стрела, выпущенная с арбалета,  парень стал судорожно рыться в своих вещах,  надеясь там найти спасительную соломинку и… О, боги, нашел!  Похвалив себя за сообразительность, шут  достал из кармана плаща оставленную про запас шашку  с порохом.
- Дорогая, эту волшебную свечку подарил  мне знакомый маг, – с полными честности  глазами сказал шут.  - Стоит ее зажечь,  как одно из твоих желаний  сбудется! –  Джестер протянул «подарок» удивленному Нечто и стал невзначай  собирать вещи.
  - Правда? – захлопал ресницами, прямо как  настоящая девица, Дио.
  - Правда-правда, любовь моя! Только загадывать  ты должна в одиночку ... – елейным голосом  пропел  неудачник. – Я сейчас  выйду, а ты  загадай свое самое  сокровенное желание и зажги фитилек... – он заискивающе улыбнулся  и показал на свечу. - Я скоро вернусь!
Быстро поцеловав  несостоявшуюся пассию Джестер вылетев в коридор  в одном нижнем белье. 
  Как известно если  хочешь скрыть лицо - выйди голым, ну или  в  одних кальсонах. В таверне, шулера так  никто и не запомнил… точнее его лица.  Выбежав на улицу, попутно  наматывая на голову шарф и натягивая плащ,  Джестер, то и дело ругая злую судьбу, спрятался в ближайшем переулке.

  Происшествие этого дня разлетелось  по столице, со скоростью, с которой Эмиль  убегал из таверны.  Взрыв от, по виду маленькой «свечи», был довольно таки внушительным, разнеся часть второго этажа «Лунной  маски». Что, о Джестере, то тот, хоть уже и одетый, сидел на бортике ухоженной мостовой и пялился в одну точку, осознавая тот факт, что ему в очередной раз не  удалось вписаться в поворот судьбы.
Олден
Воздушная пристань Феории (15 Мейтхем)
Олден покинул свою каюту. В коридоре было темно и тихо, матрос, который сообщил ему о приближении, уже наверняка поднялся на палубу и сейчас помогает приготовить дирижабль к остановке. Вор направился к ближайшей лестнице ведущей на палубу. Пол тихо поскрипывал под его ногами, факелы находились на большом расстоянии друг от друга и поэтому он то попадал в круг яркого света, то окунался в непроглядную тьму. Неспешно поднявшись по ведущей вверх лестнице Олден оказался на верхней палубе дирижабля. Там уже толпилось много народу: бегали матросы, кричала прислуга, ругался грузчик, на ногу которого упал тяжёлый ящик, кратко отдавал приказы первый помощник мимо проходили люди из свиты Чарльза Ас’Гейра и его двоюродной сестры Хлои Десетриас.
Впереди виднелся грозный и пугающий Олдена и в тоже время завораживающий и приковывавший его взгляд маяк Феории. На верхушке маяка ярко сиял кристалл, который вор уже про себя окрестил «Звездой». Он с трудом оторвал взгляд от этого чудного зрелища чтобы найти в среди людей на палубе двух очень нужных ему людей. Осмотревшись Олден заметил их они стояли на передней палубе дирижабля и о чём то беседовали между собой.
Чарльз и Хлоя  – люди благодаря которым Олден смог попасть в Феорию. Разве мог он даже представить, что спасённый им от преследования странный женоподобный паренёк окажется девушкой! Де не просто девушкой, а членом семьи знатного аристократического рода? И он уж точно не мог предположить, что Чарльз предложит ему стать телохранителем спасённой им девушки и сопровождать её в Феорию! Да… Кто бы не сидел там на верху: Единый, Двуликий или ещё кто – он явно был на стороне вора.
Дирижабль причаливал на небесной пристани города – заполненной разными людьми, которые, либо встречали прибывших, либо только спускались с пришвартовавшихся кораблей. Чарльз и Хлоя первыми ступили на платформу и к ним почти сразу подошёл молодой парень, с которым у них началась беседа.
Олден вздохнул – пока всё в порядке, его помощь не нужна. Да и зачем? Разве его должны волновать пара аристократов с помощью которых он смог пробраться в Феорию? Сейчас его должна волновать его жизнь, а не чья-то ещё. Жить осталось чуть меньше месяца, если верить заказчику конечно.
Тем временем разговор на пристани закончился. Чарльз, Хлоя и молодой парень пошли прямо по улице. Олден некоторое время наблюдал за ними прикидывая все возможные варианты действий. Проникнуть во дворец сейчас было самой лучшим решением. Сейчас проходят приготовления к балу, во дворце будет много людей и скромно одетый паренёк не вызовет особых подозрений, а если ему получится достать одежду слуги то он вообще выйдет за своего. С другой стороны можно будет попытаться украсть артефакт во время бала, а пока он ещё не начался исследовать дворец, споить парочку стражников, узнать у них как расположены патрули или найти тайные ходы, которых во дворце наверняка предостаточно, один из них может вести в сокровищницу но… Всегда есть одно. На балу будет очень много представителей знати, а значит и охрана будет усилена. Они будут бродить по все коридорам, попасть в сокровищницу станет чертовски сложно. Стоит рискнуть сейчас.
Приняв решение Олден молча спустился по трапу с дирижабля. Чарльз, Хлоя и тот молодой парень пропали но Олден не собирался их искать. Его ждала сокровищница Императора.
Хронограф
Феория. Кабинет главы патрульной службы. (15 Мейтхем)

  Бэзил Косоглазый, глава патрульной службы Феории, бушевал, выражая крайнюю степень гнева. Шум при этом стоял неимоверный: крики и стук кулаков по столу разносились на всю округу, а подчиненные в страхе разбегались по углам, не желая лишний раз схлопотать по шее.
  В целом глава патрульной службы был мужчиной видным: высокого роста, довольно (лучше даже сказать, весьма) упитанным, с модной стрижкой и маленькой бородкой (опять же по последней моде). Одно но… глаза у Бэзила на самом деле были косыми, причем с самого рождения, и собеседнику определить направление взгляда становилось попросту невозможным. Отсюда и произошло прозвище, которое прилепилось намертво, и за спиной главу патрульной службы  называли не иначе как Косоглазым. Ко всему сказанному, в минуты гнева лицо Бэзила заливалось краской, а маленькие, заплывшие жиром, глазки умудрялись выкатиться до такой степени, словно еще миг, и выпадут насовсем. В общем, зрелище получалось не для слабонервных.
  - Идиоты! Кретины! Свора тупых уродов, мать вашу! – орал Косоглазый, позабыв о приличиях и через слово вставляя более крепкие выражения. – Какого вы делаете? А? Я должен за вас сам улицы патрулировать? За один день столько беспредела! 
- Шеф, мы… - залепетал Ральф, прослуживший в Феории всего неделю и с дуру решивший защищаться. – Все что могли…
Томас, его коллега по несчастью, руководивший патрулем в районе злосчастной «Лунной Маски», скромно (и по-умному) помалкивал, предпочитая не раздражать разбушевавшееся начальство.
- Что-о-о? – Бэзил побагровел еще больше и медленно поднялся из-за стола. Столешница сначала приподнялась в месте с массивным брюшком Косоглазого, а потом, соскользнув, шлепнулась на место.
- Наши люди, - от хлопка Ральф вздрогнул. - Обыскали весь торговый квартал, но … Только телегу нашли, но …ее хозяина скоро тоже…
- Никаких «но» и «скоро»! – Бэзил все-таки выбрался из-за стола и теперь словно скала нависал над ссутулившимся подопечным. – Немедленно! Допросить всех очевидцев и хозяина этой чертовой телеги! И обыскать все заново! – ухватив Ральфа за грудки, он буквально приподнял бедолагу над полом. – Чтобы к сумеркам, доклад лежал у меня на столе, а виновники беспорядков сидели за решеткой!
- Непременно, шеф, - просипел Ральф, пытаясь ногами нащупать пол. – Всех поймаем и накажем!
- Поверим, на первый раз, - Косоглазый выпустил из рук мундир своей жертвы. - Пшел с глаз долой!
  Ральф мгновенно подорвался с места, пулей вылетев за двери. Косоглазый проводил его, скептически качая головой, и развернулся к Томасу:
- Теперь разберемся с «Маской»…
- Свидетелей допросили, розыскные мероприятия проводятся! – отрапортовал тот, предвидя «стандартные» вопросы.
- Хоть и дыра, но взрыв в столице в преддверии дня рождения императора – это невиданно! Смерти моей хотите? Да я всех вас, болванов,  вперед четвертую! – кулак Косоглазого неожиданно описал дугу и врезался в челюсть подчиненного.
- Шеф, за что? – взвыл Томас, чудом умудрившийся устоять на ногах.
- Для профилактики, чтобы не слишком расслаблялся, – прорычал Бэзил. – И для скорости… Иди работай… То же самое: к сумеркам отчет – мне, преступника – за решетку.
  Когда дверь за офицером захлопнулась, Косоглазый, вздохнув, словно после тяжелой работы, вернулся за стол и придвинул к себе стопку исписанных листов с доносами. Вздохнул еще раз: «Это ж сколько бреда надо прочитать и проверить!»

  Через несколько минут патрульные отряды уже заново прочесывали торговый квартал.
- В лавку алхимика снова пойдем?
- А как же? Потрясем хозяина еще раз! А может и с собой прихватим.
  Отряд гвардейцев остановился около “Василиска”.

  Окрестности «Лунной Маски» в то же время подвергались не менее тщательному осмотру.
Аргетлам
15 Мейтхем

Аргетлам сидел за столом в кабинете Мардока и тщательно изучал план дворца. Напротив, сидел Орл и заправлял арбалетные болты в небольшой колчан. Завтра вечером должен был состояться бал и надо было основательно подготовится.
- Так, ладно, - наконец произнес Орл, - давай повторим наш план действий.
- Ну сколько можно?- со страдальческими интонациями в голосе сказал Аргетлам.- Я ужу целый день одно и то же долблю как дятел, а тебе все мало!
- Давай давай, не артачься, - и назидательно подняв вверх указательный палец, произнес, - повторение мать учения.
- Мучения, - тихо буркнул Аргетлам и уже громче сказал,- сейчас мы сидим тихо и ждем Мардока с его посылкой, далее мы приводим меня в порядок, - на последней части предложения он несколько смутился, - я иду на бал в качестве мелкой служки ловлю нашего ”дорогого” Эрика и мешаю ему загасить Дэниара.
Орл прицепил колчан с двумя дюжинами болтов к поясу Аргетлама, медленно, с натугой встал и спустился в лавку. Там он выбрал несколько склянок с целебным зельем, два десятка дымовых шашек и пару коробков с ”капсулами сна” и еще кое-чего по мелочи. На стеллаже взял сумку, сделанную из грубой телячьей кожи, и поспешил наверх.
- И все-таки я не понял, зачем Эрику это нужно и почему именно сейчас? – спросил Орл, вернувшись в кабинет.
- По сведениям Мардока кто-то усилено рвется к власти и отчаянно пытается покончить с династией Ас`Гейр. А во время самого бала будет слишком много метушни и для ассасина это реальный шанс.
-Ладно, допустим это так. Но с чего ты решил, что не сам Эрик хочет ну, предположим, отомстить, за что-либо нашему правителю, да и чего он забыл в Гринвуде? – спросил тот сидя на кровати и вставляя зелья в специальные пазы во внутреннем кармане сумки.
- Я думаю, этот самый кто-то подослал Эрика по мою душу, но я не вылезал из поселка и все время был на виду, ему просто не представлялось шанса. А императору отомстить, если бы хотел, он мог и раньше. Насколько я знаю, Эрик на твоем корабле пробыл больше года. – Орл медленно качнул головой. – Ну вот и я о том же у него было достаточно времени.
- А ты мне наконец-то ответишь, зачем именно ты ему понадобился?
- Скорей всего наниматель Эрика подумал, что я могу что-то заподозрить и помешать его планам. А я лучший в таких тонких делах, понимаешь лучший и мог обо всем догадаться, ему надо было подстраховаться. – Аргетлам встал со стула и прошелся по комнате,- Но так как со мной у них ничего не вышло, а маскарад был уже не за горами, они решили рискнуть и оставить меня в покое. Тот пиратский корабль, ну да! Теперь все сходиться, он должен был перехватить ваш пинас и доставить Эрика в Феорию. Вот что пираты делали так близко от Феории. Но их план не предусматривал меня.
- Ну, их план не особо от этого проиграл.- Произнес Орл.
- Это еще почему? – Удивился Аргетлам. Он вновь подошел, к столу взяв свой пояс, и придирчиво осмотрел, как уложены стрелы в колчан.
- Эрик и так попал в небесную столицу.- Неумолимо отрезал Орл, - да и серьезно нас подставить он тоже успел. И вообще, какой резон тебе вмешиваться во всю эту кашу?
- Понимаешь, сначала у меня были совсем другие планы,- Аргетлам выудил из ножен свои клинки и стал отрабатывать приемы, - но так вышло, что только мы трое знаем о планах Эрика: ты, я, и Мардок, где он пропал, черт побери. Может ты сейчас подумал, а причем тут мы, пусть дворцовая стража сама разбирается. Но ведь одного императора они уже проворонили, а лишиться еще и Дэнниара означает для империи полный хаос.
-Это еще почему? – уже в свою очередь удивился Орл. Он уже закончил собирать сумку для Аргетлама и достал… платье? Аргетлам с кислой миной покосился на него и ответил.
- Дворяне уже не смогут сдержаться, два императора умерло за столь короткий срок, да они ж глотки друг другу перегрызут, почувствовав слабость рода, и трон займет тот, кто заварил все это. За время пока дворяне будут драться, прольется много крови, и тогда прости, прощай моя спокойная жизнь в Гринвуде.
- Мда, - произнес Орл. Он положил платье на стол и подошел к камину, там он достал из углей утюг и вновь вернулся к столу. – Хорошо и последний вопрос.
- Задавай, -Аргетлам вновь недовольно покосился на платье и спрятал клинки в ножны.
- А зачем Мардок прячет ото всех свое лицо?
- До того как Мардок стал служить Ривелену он был вольным наемником и успел нажить много врагов, за его голову до сих пор назначена большая награда. Вот он и решил податься к императору в услужение. Риск, конечно, был большой, ведь Ривелен мог и казнить его, но все обошлось. Вскоре император отправился на ту достопамятную охоту и прихватил Мардока, так на всякий случай. Там они нашли меня и Ривелен смекнул, что сможет сделать для него человек, имеющий эльфийскую силу и ловкость. Он поручил Мардоку вырастить меня и к пятнадцати годам я уже служил короне. Так у Мардока появилась серьезная крыша. А что насчет лица? Тут, я думаю, после моего ухода, он решил подстраховаться ведь прошлому императору без меня он был как бы и не нужен, да и заступаться за него он соответственно тоже не стал бы.

Улицы торгового квартала

Мардок шел не спеша он уже сделал все что хотел и мог позволить себе немного расслабиться. День выдался тяжелым. Сначала напоил целебными настойками команду ”Грифона”. Все бы ничего, да только в процессе лечения какой-то дюжий моряк держал у его горла стилет, подозревая в нем шпиона-диверсанта. Еле удалось уговорить, что он друг и взять золото из сундуков. Далее он подкупил портового писаря и сделал для корабля новые документы. Рекомендательное письмо для Аргетлам он сделал там же. После он зашел в лавку магических свитков и кой чего прикупил. Но сложнее всего было достать волос…
Мардок открыл дверь своей лавки, поднялся наверх, только схватился за ручку двери, как она тут же открылась и чья-то дюжая рука схватила его за шиворот и втащила в комнату.
- А это ты. – Произнес Аргетлам и убрал арбалет от подбородка Мардока.

Кабинет

- Слушай внимательно, - произнес Мардок, - так как ты принимаешь зелье перевоплощение в первый раз, то ты потеряешь сознание, минут на десять не больше. После того как очнешься, будешь дезориентирован, это мозг приспосабливается к новому телу, но вскоре это пройдет. Ты уверен, что готов?
- Да,- тихо ответил Аргетлам, - только не смейтесь.
- Чего уж там.- Хмыкнул Орл.
Мардок достал из одного кармана пробирку с зельем, а из другого он выудил маленький сверток. Развернув его, все увидели рыжий волос. Мардок открутил пробку пробирки и кинул в нее волос. Зелье слабо полыхнуло. Алхимик, молча, протянул Аргетламу пробирку. Тот взял ее, закрыл глаза и махом опорожнил.
Очнулся он от того, что Орл легонько похлопывал его по щекам. В глазах рябило. Аргетлам встал и, покачиваясь, подошел к зеркалу. С зеркала на него смотрела хорошенькая девушка в черной рубашке, что сейчас висела на ней мешком, с рыжими волосами и карими, немого окосевшими под действием зелья глазами. Парень (хотя тут уже можно запутаться) снова бухнулся на кровать.
-А ты симпатичный, - сказал Орл посмеиваясь, - можно я рядом прилягу.
- Я те прилягу, больше не встанешь. – И Аргетлам демонстративно показал ему маленький кулачок.
- Прости, не удержался.
- У тебя очень хорошее прикрытие, - сказал Мардок, - ты кухарка местного судьи. В рекомендательном письме это указано и по нему ты пройдешь во дворец, как помощница главного повара. Ах да чуть не забыл! Тебя зовут Мила. Да не дуйся ты так, мы никому не расскажем. – И он покосился на Орла. Тот стоял и откровенно пялился на девушку.
- Я б тебя послушал, окажись ты на моем месте. – Буркнул Аргетлам, уткнувшись лицом в подушку. Свет еще слишком сильно бил по глазам.
- У тебя четыре часа, - тем временем продолжил Мардок, - потом действие зелья кончится, и ты снова отключишься. За это время ты должен найти Эрика и допросить его, не получится ищи его завтра, потом будет уже поздно. Если успеешь, выбирайся из дворца, а если нет, схоронись и перетерпи обратную трансформацию, главное чтобы никто тебя не видел во время перевоплощения. Зелье можешь принимать только после того, как полностью станешь собой.  А теперь переодевайся, мы выйдем.
С этими словами он взял Орла под руку и вывел из комнаты. Через пятнадцать минут они наблюдали, как стройная девушка в платье нежно желтого цвета спускается по ступенькам, слегка касаясь перил одной рукой, а другой покачивает, держа на локотке большую корзину с овощами. Орл присвистнул, а Мардок с громким клацаньем захлопнул челюсть.
- Это еще что, - произнес Мардок с легким дрожнием в голосе, - он еще и не таким манерам обучен.
Тут Аргетлам как-то неудачно поставил ногу, споткнулся и… не упал. Мардок вовремя успел подскочить и словить его.
- А что с настоящей Милой? – поинтересовался Аргетлам уже крепко став на ноги.
- Ну, сейчас она тихо спит в «Лунной Маске».- Ответил он, выпуская Аргетлама из объятий. Они еще немного обговорили дальнейший план действий, и Аргетлам направился к двери.
- Я пошел, - сказал он, хватаясь за ручку двери.
- Что? – как-то слегка иронично спросил Мардок.
- Пошла, пошла. – С нажимом сказал Аргетлам, рванув дверь на себя. Каким же было его удивление когда он увидел прямо перед собой того самого стражника, которому Эрик влепил по самое нехочу.
Лунари Эир
Поведение на прогулках у Лунари было отработано до последних мелочей, вплоть до того, что она могла по запаху предчувствовать намечающиеся события. Требовалось просто просматривать всю округу, ловить за углом зазевавшихся воришек, играть с соседскими собаками или же детворой, не отрывая глаз от хозяина… и все это не выходя из кошачьей формы на продолжение нескольких суток. А здесь… В такой официально-дружеской но строгой и зубного скрежета формальной обстановке она чувствовала себя совсем неуютно. За короткое время, проведенное перед носом у собравшихся, сложилось впечатление, что мать императора попросту утонула в своей наигранности и недоверии, гость, именованный Чарльзом так вообще незнамо за чем ехал, если не был уверен, что его вообще хотят видеть. На второстепенных персон Рин старалась особо не заглядываться за ненадобностью. Пантера устало протянула вперед лапы, скользя по начищенному до блеска полу, и прогнулась в спине.
«Вести себя как обычно или как правильно? А может, как хочется? Я же должна быть недалеким зверем, но не слишком… А хочется, чтобы как хочется…  но и нужно, чтобы все правильно…» -- мысли проносились голопом в голове, уносясь в неизвестность и забирая с собой частичку бодрости.
Снежная пантера тихо зарычала, издав еще слышное хриплое клокотание, и показательно уселась на месте, пародируя статуи в императорском саду, которые видела, проходя мимо окон по пути на местное мероприятие. Усталость после долгой дороги давала о себе знать, вот только спать на посту Лунари не имела никакого права.
Кирид Ственфорд (Кир)
14-15 Мейтхе ночь.
  Кир уже почти покинул воздушный порт, как его остановил молодой человек. Высокий, худой, с бледным измождённым лицом, видимо он долгое время не спал, под карими глазами пролегли тени, одет он был в традиционную мантию магов ордена ледяных псов.
- Привет ты ведь Кирид Ственфорд? – спросил парень, проверяя что-то в своём блокноте.
- Да,  – ответил Кир.
- Меня зовут Лирой, я помогаю нашим разместится в городе и знакомлю их с здешними правилами,  – сделав пометку Лирой протянул Киру повязку – У тебя нет какой ни будь одежды со знаком нашего ордена?
- Нет.
- А ты немногословен я погляжу, – сказал Лирой и замолчал, давая понять, что хочет услышать от Кира, что ни будь ещё.
Кир лишь пожал плечами.
- Ладно, слушай любой маг - разгуливающий по улицам столицы без знака своего ордена, и не зарегистрировавшего свой прибытие в столицу считается ренегатом и подлежит немедленному аресту. – Он протянул Киру повязку с гербом ордена. – Держи и не теряй, а то проблем не оберешься.
- Это всё? – спросил Кир пытаясь повязать повязку на руку.
- Нет, в таверне «Лунная  маска» тебя будет ждать твой новый наставник.
- Ещё вопрос, где эта «маска»? – Кир всё-таки справился с повязкой.
  После краткого курса географии Кир распрощался с Лироем и направился к злополучной таверне. Кир был удивлён, хоть была глубокая ночь, на улице сновало большое количество людей. Играла музыка, по дороге катили экипажи и кареты, по тротуарам прогуливались люди.
  Кир вошел в таверну, довольно большой зал был заставлен столами, справа от входа находится лестница, ведущая на второй этаж. С лева у стены стойка, за которой крутится трактирщик. Из двери за его спиной, выскочила девушка с огромным подносом и направилась к дальнему столику. В зале было занято всего несколько столов. Кир пробежал взглядом по занятым столикам. За столом в дальнем углу таверны сидело два человек, оба в кожаных штанах, сапогах и в хлопковых рубашках, лишь цвета этих самых рубах было разное. У одного красного цвета, а у другого синего цвета. Кир пересёк зал и уселся рядом на свободное место. Мага в синей рубахе Кир узнал сразу - это был Стив маг Ордена Ледяных Псов его бывший наставник.
- Привет Стив.
- Малыш, неужели это ты, - Стив улыбнулся и хлопнул его по спине.
- Знакомься, - Стив указал на своего спутника – Эзекиль.
- Для друзей просто Эль.
- Кстати малыш, что ты тут делаешь?
- Да ищу нового наставника, мне сказали, что его можно найти в этой таверне.
- Да? А я жду нового протеже, что ж подождём. – Стив хлопнул по столу ладонями. – Хозяин! Выпивки нам и побольше!

15 Мейтхе день.
БАБАХ!!!
Кир вскочил с кровати и тут же скривился от боли в голове. Зря он согласился выпить со Стивом... и спорить с ним кто кого перепьёт... и кто выпьет бутылку залпом и... Не стоило в общем столько вчера пить.
Дверь комнаты резко распахнулась и с грохотом ударилась о стену. Кир снова мучительно сморщился. В дверном проеме стоял полуголый Стив.
- Мелочь живей одевайся.
Приказал Стив и захлопнул дверь. Только после того как Стив ушёл Кир понял, что всё это время в комнате был не один. Девушка сидела на кровати, стыдливо прикрываясь одеялом. Кир привычно быстро оделся, похватал свои пожитки, чмокнул на прощанье юную особу, выскочил за дверь и кубарем скатился по лестнице на первый этаж.
- Быстрей мелкий, - Стив был одет в обычную холщёвую рубашку без герба.
Кир сунул руку в сумку в поисках повязки, Стив придержал его за руку.
- Скоро здесь будут стражники, нам надо убираться отсюда.
Они вышли на улицу, повсюду валялись куски дерева, некоторые горели или дымились. Взрыв был в комнате, окна который выходили в маленький садик с прудом. Из-за жары, в нём ни кого не было, так что от обломков пострадало всего несколько человек, проходивших у главного фасада здания. Быстрым шагом они пересекли улицу и исчезли в маленьком переулке.
- Почему мы убежали? – спросил Кир.
- Скажем так – незачем нашему ордену знать про мою самодеятельность.
- И всё-таки? – не отставал от него Кир.
- Я назову тебе пару причин хоть сейчас, – проговорил Стив и осторожно выглянул из-за угла здания. Он быстро отпрянул и что-то прошептал, а мрак в переулки резко сгустился, мимо пробежали четыре стражника, лязгая доспехами. Ни один из стражников не обратил внимания на них, хотя Кир мог протянуть руку, и дотронутся до них.
- Во первых, - как не в чём не бывало, продолжил Стив, - если бы нас застали на месте взрыва – это могло плохо отразится на нашей репутации и репутации нашего ордена. Во вторых кто мог устроить взрыв, если не маг, так что нас сначала вздернут, а уж потом проведут расследование. Трактирщик мой старый знакомый он языком трепать не будет, да и не выгодно это ему.
«И вся комбинация псу под хвост, если о моей встрече узнает этот старый хрен Алистер» – подумал  Стив.
Кир поежился, когда представил себя стоящим на эшафоте.
- Куда мы идём?
- К моей старой знакомой, – сказал Стив и улыбнулся.
Киру улыбаться совсем не хотелось.

Час спустя.

  Стив распахнул дверь в лавку. Они зашли в маленькую комнатушку заставленную стеллажами с банками, ящиками и мешками, в воздухе стоял терпкий запах трав.
- Старуха эй! Старая ведьма ты где! – прокричал Стив.
- Разорался, горластый! – голос исходил из маленькой незаметной дверки в конце комнаты. Дверца открылась и из неё вышла невысокая женщина лет сорока, с волевым суровым лицом.
- Стив, неужели это ты! - проговорила женщина, порывисто обнял Стива, - что ж ты своего учителя то не навещаешь.
- А этот молодой человек хочет стать белым волком? Меня зовут Инга, – она протянула Киру руку.
Белые Волки - маги, добровольно ставшие оборотнями, благодаря  глубокому исследованию орденом этого феномена, маги способны превращаться в оборотня по одному желанию и сохранять свой рассудок, и не становится при этом кровожадным существом, как обычные оборотни, в этот отряд берут далеко не каждого, да и не все отобранные выживут.
- Кирид Ственфорд, - представился Кир.
- Стив отойдём, поговорим? – женщина потянула Стива вглубь комнаты, к маленькой двери, - побудь пока здесь Кирид.
- Стив ты понимаешь, что может не выжить, ты отдаешь себе отчёт! – громким шепотом сказала Инга. - Он в лучшем случае  умрёт, в худшем станнит таким же, как ты, чудовищем!
- Успокойся, - Стив обнял её за плечи.
- Я сделаю, но вся ответственность ложится на тебя.
Инга позвала Кира.
- Вы двое можете пожить у меня, - она махнула рукой на лестницу, ведущую на второй этаж, - две комнаты в конце коридора, сами разберетесь, у меня работа.
Кир вошел в маленькую комнатушку, где с трудом умерялась кровать и стол с колченогим стулом.
Бросив свои вещи на стол, Кир уселся на пол и начал медитировать. Какие бы не были обстоятельства, но ежедневные тренировки лучше не пропускать.
Дэвид Рид
Зал Совета в Императорском дворце. Феория.15 Мейхем.  


                                                                                        Мечтой встречаю рассвет ранний:
                                                                                      "О, хотя бы
                                                                                      еще
                                                                                      одно заседание
                                                                                      относительно искоренения всех заседаний!"


- Ну уж нет! - Дэвид Рид положил руку на плечо брата и покачал головой. - Отправляться в этот самый Зал советов через телепорт ты меня не заставишь. Я уж как нибудь пешком, по лесенке...
- Что за детство, Дэвид! - лорд- наместник Текианы нахмурился. - Тебе пора повзрослеть и принять магию, в любом ее проявлении...Да-да, я знаю, что "истинные крылатые" не допускают ни грана магии на своих летающие кораблях и все такое, но... Дэйв, ты ведь не только летун, ты второй лорд-правитель Текианы, а это, что ни говори, накладывает определенные обязанности! Ну что и кому ты докажешь, если придешь на четверть часа позже начала совета?  А мы и так задержались!
- Ну уж в этом моей вины нет ни капли! - младший Рид рассмеялся. - Твоя драгоценная жена наряжается по нескольку часов, не я!  Вот  тебе и ответ перед Денниаром держать..И вообще, пока мы спорим, я бы уже полпути одолел по лестнице. Да ты не волнуйся, вот увидишь, я быстро поднимусь!
С этими словами Дэвид подтолкнул брата к дверям телепорта, и не обращая внимание на его недовольное сопение, направился к спиральной лестнице.
Молодой человек лукавил. Конечно, он как и многие капитаны летающих кораблей старался не допускать волшебство на борт, опасаясь, что ее использование повредит тонкой настройке "парящих" камней, но магию как таковую принимал и в какой-то степени даже одобрял, понимая, что без нее не обойтись, слишком широкие возможности открываются пред людьми при использовании заклинаний разного толка. И отказ от телепорта был только позой - демонстративная великосветская спесь и упрямство - не хочу перемещаться посредством магии и не буду!
- Джозеф Рид, - послышалось за спиной наместника Текианы, как только Дэвид скрылся из вида. Как только молодой человек обернулся на голос, правитель Отринта Хэролд АсГейр протянул руку для приветствия и с холодной улыбкой на губах добавил: – Значит, Вы не побоялись Проклятия и тоже прибыли на Праздник? Или Ленард Вас не просветил?
-Э-э-э...Что за проклятие вы имеете ввиду, милостивый государь? - деланно удивился Джозеф, пожимая протянутую руку. - Благодаря нашему с вами положению наместников мы информированы о стольких так называемых "проклятиях", что голова идет кругом. Правда большинство из них не стоят ломаного гроша...так что там на сей раз?
- Удивляюсь, что он не написал вам, - Хэролд вместе с Ридом прошли в Зал для телепортации. - На этот раз полный бред про зомбирование населения: вроде как весь город – большая ловушка. Даже не ожидал, что Ленни на такое способен… Его идиотизм, похоже, дошел до своей критической отметки!
  Охрана почтительно расступилась, пропуская наместников к сравнительно небольшому сооружению, которое представляло собой пятиметровую стрельчатую арку из белого камня, находящуюся на невысоком постаменте. Работал телепорт до смешного просто: не требовалось ни заклинаний, ни каких-либо ритуалов – достаточно было шагнуть вперед «через порог», и мгновенно перед взором уже появлялась совсем другая картина – комната рядом с Малым Залом Советов с такими же вратами-телепортом и хмурыми охранниками из Личной Гвардии императора.
  - Бред не бред, а послушать стоит. Мало ли, что изобрели наши высоколобые маги и колдуны в погоне за знаниями, - Джозеф подхватил Хэролда под локоть и шагнул в портал. - Честное слово, я иногда склонен встать на сторону Дэйва с его ненавистью к колдовству. А уж Ленард... Впрочем, мы уже на месте, поэтому обсудим идиотизм Ленарда в другой раз. Император ждет!
- Послушаем, что ему так срочно от нас понадобилось, - согласился Херолд перед тем, как стражники отворили перед прибывшими на Совет наместниками двери, ведущие в Зал, где ожидал Дэнниар. - Прошу...После Вас... - он пропустил Джозефа вперед, а сам остановился на пороге, критически оглядывая присутствующих.
Лорд-наместник Текианы прошел в зал и церемонно поклонился императору, совет конечно малый, но этикет еще никто не отменял:
- Мое почтение, ваше величество! - он светски наклонил голову в сторону королевы-матери. - Мадам!
И после некоторой паузы добавил:
-Прошу простить моего брата, но он несколько задержится. Винтовая лестница, чтож вы хотите?!
Джозеф Рид не счел нужным добавить про отношение Дэвида к магии. Этот казус и так был притчей во языцех в ближнем императорским кругу, так к чему лишний раз давать повод придворным острословам трепать имя брата?

Когда стандартные приветствия закончились и присутствующие были представлены друг другу, все взоры устремились на императора, задумчиво поглаживающего белую пантеру, положившую голову ему на колени.
- Итак, господа, - начал Дэнниар после недолгого молчания. – Всех, наверное, очень интересует, зачем я так срочно вас здесь собрал. Я прав? С дороги и так устали, хотелось бы отдохнуть, а тут нежданно-негаданно император срочно пожелал вас видеть... Не спорьте, так и есть: не поверю, что все с восторгом приняли известие о проведении Совета! Поэтому перейдем сразу к делу. Я не буду ходить вокруг да около, скажу прямо – мне нужна ваша помощь и, в частности, ваши армии. Юг давно что-то против меня замышляет, моя разведка докладывала… Но вот донесения столь противоречивы – не знаешь на что и думать. Вы слышали, что Лаовейн и Эвбеи вдруг занялись мобилизацией армий? Даже Ленард, и тот реформирует войска Кениаса… А наши маги? – император исподлобья глянул на Фергуса. – Три Ордена еще более-менее подчиняются Совету Хранителей, а остальные четыре практически вышли из-под контроля. Что нас ждет, если Юг переманит их на свою сторону? – Дэнниар вновь окинул зал взглядом. – Почему я собрал вас так срочно? Потому что некоторые безумцы, предрекающие конец света, обещают его торжественное начало уже завтра... Что будет предпринято, я не знаю. Возможно, меня даже захотят убить, чтобы зрелище выглядело ярче. Возможно… А если Юг воспользуется этими глупыми слухами, чтобы сменить власть в империи? В общем, я не хочу позволить кучке идиотов осуществить их коварные замыслы и жду, ваших конструктивных предложений.
Чарльз задумался над услышанным – до Ариама слухи доходили с большим опозданием. Ему говорили разве что о Ленарде, который начал отстраивать Кениас. Но чтобы Лаовейн, Эвбеи и Кениас объединились... Что могло связать даже несовершеннолетнего Эйдана,  Валентайна (которого сам Чарльз до инцидента с безродной возлюбленной считал довольно умным человеком) и мелочного Ленарда? Куда ни глянь, одни вопросы, на которые нет ответов. Чарльз прислушался к своим ощущениям.
– При всем моем уважении к тебе, Дэнниар, - начал наместник Ариама. – Но ты собираешься вести войну против ребенка, дурака и идиота... Армии Ариама всегда приходили и будут приходить на подмогу Кайруану и императору. Что касается меня, я против войны, но «за» выяснение политической обстановки на юге.
- И у ребенка, и у дурака, и у идиота есть армии, и что характерно, вооруженные по последнему слову военной техники, - покачал головой Джозеф Рид. -  А то, что во главе  армий находятся люди, мягко говоря не обладающие должным умом и выдержкой, лишь усугубляет возможный вред. Поэтому я отдам распоряжении о направлении II воздушного флота Текианы в окрестности Феории. Два десятка тяжелых боевых крейсеров - это сила, с которой, я надеюсь, будут считаться наши противники. Что касается развязывания военных действий, я присоединяюсь к мнению моего коллеги наместника Ариама. Прежде чем воевать, нужно прояснить обстановку, но не только политическую, а как бы это сказать...стратегическую. Причем прояснить ее как можно быстрее - магическими способами или пленарной воздушной разведкой. Мы должны знать, что угрожает трону и в целом, нам всем.
- Дураки еще опаснее, Чарльз, ведь никогда не знаешь, что от них можно ожидать, - добавил Хэролд равнодушным тоном. – А в Лао правит вовсе не Эйд (тебе ли это не знать), а наша тетушка Хэлена, и она далеко не глупа, к тому же, насколько я знаю, довольно мстительна. Она даже покойного Ривелена недолюбливала, так что улыбки и любезности ее - сплошная показуха, яйца выеденного не стоят. Учти, Лао – достаточно сильный враг, и Саламандра на его стороне... Ну, а я в свою очередь, поддержу Дэнниара. Война так война. 
-  Сидеть сложа руки, когда императору и его семье грозит опасность? -  хрипло и негромко возразил епископ, аккуратно снимая капюшон  и открывая  лицо. Живые изумрудные глаза выцепили взгляд наместника Ариама, словно  пытаясь оспорить его позицию и на каком-то ином уровне, нежели просто  слова. - И дать шанс распространится ереси с юга в центр и дальше, на  север? Мы должны уничтожить эту заразу в корне, я не удивлюсь, если  окажется, что эпидемия - дело рук неподконтрольных орденов.
Епископ многозначительно посмотрел на Фергуса. Намек был понятен и без слов.
- Джозеф Рид, Чарльз Ас’ Гейр, вы позволите подвергнуть риску нашего императора? - с нажимом спросил Адемар.
Лорд-наместник Текианы поморщился от этих слов как от зубной боли. Их взаимоотношения с епископом нельзя было назвать теплыми и такой грубый наезд лишь усугубил неприязнь.
- Разве  двадцать крейсеров не достаточная защита от  любого покушения, мессир Адемар?  Эта армада разобьет в пух и прах любой экспедиционный корпус врага. Впрочем, что взять со...служителя церкви. - и не удостаивая более вниманием  недовольную гримасу епископа, Джозеф  обернулся к императору. - Ваше величество, вам стоит лишь приказать и  мои корабли выжгут все на много миль окрест. Но я еще раз призываю вас не торопиться с развязыванием войны -  прежде чем бить врага, его  надо узнать.
- И на меня тоже не надо поглядывать, уважаемый Адемар. И не следует все сваливать на Ордена! Да и кто сказал, что они неподконтрольны? Это все слухи, пустые сплетни моих завистников. Интересно, кто доказал, что эпидемия имеет магические корни? Да и вообще, несколько случаев непонятных смертей – еще не эпидемия! Мне ли с моим опытом в этом не разбираться?  - всполошился Фергус. Маг был уже далеко не молод, хоть и тщательно скрывал сие с помощью различных магических средств. – Ваше величество, вы знаете, что наши люди всегда будут на вашей службе, – он слегка поклонился императору.
- Вот именно! – вдруг встряла Илэйн.- Кто говорил, что эпидемия вообще существует? Это, наверняка, сектанты слухи распускают! Вот вы бы, Адемар, взялись и разобрались со всеми, кто в этом заинтересован…
  Эррон, занятый созерцанием бокала с красным вином, который держал в руке, и до сих пор не проронивший ни слова, вдруг с интересом поднял глаза на женщину.

  - А вот с этого момента, поподробнее! - в дверях появился Дэвид Рид, свежий и незапыхавшийся, словно и не преодолевший длиннющую винтовую лестницу. - Что за слухи распускают сектанты? Если это хоть на ноготок связано с магами, я готов сам отправиться для выяснения всех обстоятельств и воздаяния заслуженной кары! Ваше величество, располагайте мной!
- Дэ-э-эвид...- протянул  старший Рид, прикрывая глаза ладонью.
- Погоди, Джо! Я конечно опоздал и многое не слышал, но знаю одно - если императору нужна помощь, мы, ближний круг, должны оказать ее! Даже не должны, обязаны. Иначе и быть не может..
- О, да! Если вы будете ловить сектантов с такой же поспешностью, с которой прибыли на Совет, сомневаюсь, что кого-то вообще поймаете… Все просто разбегутся, не дождавшись вашей мифической кары, - заметил, ухмыльнувшись Хэролд.
Дэнниар проигнорировал подколки правителя Отринта, сделав вил, что ничего не слышал.
- Спасибо Дэвид, я буду знать, на кого всегда можно положиться, - ответил он младшему Риду. – А что до эпидемий и конца света… Слухи, всего лишь слухи… - он задумчиво уставился в пространство перед собой, словно разглядывая узор на ковровой дорожке возле трона. – Говорят, в земной мир акумов, или, проще говоря, мир смертных, ведут двенадцать Врат. Одни из них, якобы, сейчас открыты…
- Бред! – грубо оборвала Илейн. – Даже слышать не хочу про этот идиотизм! Вот, Фергус, вы – умный и уважаемый человек, Глава Совета Хранителей, - она обернулась к магу, гневно сверкнув глазами. -  Вы слышали про мифические двенадцать Врат? Они реально существуют?
- Эм-мм… Как сказать… - замямлил глава Тысячелистника, суетливо заерзав на своем месте. – Может, где-то в Древних книгах и есть некоторые упоминания, но это скорее своеобразный оборот речи, применяемый для отражения красоты и глубины повествования. Никто из нашего Ордена не находил подтверждений существования  никаких Врат Акумов на самом деле. 
– Епископ Адемар, вы не правильно трактуете мое нежелание вести войну, – спокойно возразил Чарльз, после пламенной тирады Дэвида Рида. Кажется, сторонников немедленного вторжения становилось больше. – Хэролд, я понимаю, что у твоих братьев есть армии и, не сомневаюсь, что у них есть талантливые военачальники, чтобы управлять этими армиями. Но, чтобы объединить юг нужно нечто большее, чем просто ум и амбиции Хелены. Я не сторонник поспешных боевых действий, потому что хочу разобраться что или кто послужил катализатором мобилизации армий юга.
– В данном случае необходимо нанести удар первым, а когда армии юга будут разбиты, мы уже выясним кто и зачем решил восстать против императора, – вмешался епископ и продолжил. – Уважаемый Фергус, если  ордена Саламандры, Розы и Минотавра все еще под Вашим контролем, тогда почему сегодня встал вопрос о том, что орден Саламандры готов поддержать восстание в Лаовейне? Это вы называете контролем? Госпожа Илэйн, люди церкви уже расследуют эти странные смерти и отрицать наличие этой болезни глупо. Так просто она не исчезнет.
- Чарльз, и как ты предлагаешь во всем разобраться? - поинтересовался Эррон, которого разговор тоже начал увлекать. - Заслать шпионов? Или сам рискнешь отправиться в Лао к Хелене?
– Никогда не замечал в тебе желания незамедлительно карать неверных, – спокойно отозвался наместник Ариама, взглянув на брата. И понизив голос, продолжил. – Такими темпами тебе дорога в свиту достопочтенного Адемара.
- Никто не знает, что скрывается в каждом из нас, - рассмеялся Эррон. - Но ты просто мастак уходить от ответов!
– Не совсем, – качнул головой Чарльз. – Я отправлю в Лаовейн своих людей.
- А я,  с вашего разрешения, занялся бы этими...открытыми вратами. - Дэвид обменялся молниеносным взглядом с братом, испрашивая его разрешения и продолжил. - Есть ли какая-либо конкретная информация про врата и ключи? Ведь если есть врата, должен быть и ключ, верно?
- К сожалению, никто ничего не знает, - поспешно ответил Дэнниар и поднялся с трона, обращаясь уже ко всем присутствующим: – Что ж, господа, не буду больше вас задерживать. Отдохните с дороги, а потом развлекайтесь… Но я все же надеюсь на вашу бдительность и осторожность. Помните, что против нас плетут заговор, обо всем подозрительном докладывайте мне или Хартвигу.
  Капитан личной Гвардии императора, как пес стоявший за его троном и не проронивший ни слова за весь Совет, лишь кивнул – на лице его при этом не проскользнуло ни тени эмоций.


  Когда собравшиеся уже стали расходится, Дэнниар быстрым шагом подошел к лорду-наместнику Текианы и протянул руку:
- Джозеф, ты всегда меня поддерживал. Я рад, что ты сейчас здесь…
Рид ответил рукопожатием, и тут же почувствовал, как что-то маленькое, похожее на клочок бумаги, легло в ладонь. Император многозначительно посмотрел ему в глаза и отошел в сторону, так ничего и не пояснив. Джозеф, не совсем понимая, к чему такая секретность, тут же сунул руки в карманы, незаметно спрятав нечто переданное ему Дэнниаром, и покинул зал.
  Илейн тем временем оттащила в сторону Дэвида:
- Я знаю, кто может все рассказать про Врата! – прошептала она ему на ухо. – Фергус! Он еще та лиса! Все знает и молчит! Держи, - она протянула маленький пузырек из темного стекла. – Это Зелье Правды. Кто его выпьет, не сможет солгать. Подмешай Фергусу, и он расскажет все, что хочешь! С нами старик откровенничать не будет, АсГейров он недолюбливает, ты другое дело. Осторожнее, тут всего она доза, не потеряй… А потом найдешь меня.
Мартин
15 Мейтхем, ближе к вечеру. Феория, дом барона Ульфрика.

Кто бы только мог подумать, что все так обернется? 
Мартин, морщась, лежал и созерцал потолок. Обычный такой потолок, на котором только позолотой были выведены диковинные цветы. Постель, которую занимала драгоценная тушка маркиза, была мягкой и застелена чистым и дорогим бельем. Так почему же младший Фарн-Андерс был так недоволен?
Мартин недовольно крякнул и попытался пошевелиться.
Собственно, причина была именно в этом – парень не мог пошевелиться, будучи связанным по рукам и ногам. А для неуемного маркиза – это было чуть ли не смерти подобно. Кроме того, если вспомнить, что он лежал в одной из комнат барона Ульфрика, то становилось совсем тоскливо.
Как? Вы не знаете, кто такой барон Ульфрик? Что ж, барон – мужчина в самом расцвете сил, владелец крупного состояния и, еще год назад, пламенно влюбленный счастливчик. О! Его невеста была хороша, нет, великолепна, блистательна.  И ее настоящее имя было Шерил Дрейн. Неудивительно, что незадолго до свадьбы девушка, оставив барона с носом и уже не таким крупным состоянием, исчезла.
Печально.
Несостоявшаяся баронесса Ульфрик с комфортом расположилась в кресле, стоявшем буквально в нескольких метрах от кровати Мартина ... через стену. Она не была связана и могла в любую минуту вскочить и побежать... Только бежать было некуда.
Шерил ожидала всего, чего угодно - но не этого. Она думала, что барон будет расхаживать по комнате, бушевать от ярости, кричать, возможно, даже попытается ее ударить... А он просто молча сидел напротив и смотрел на нее.
И от этого ей было страшно.
- Ну давай, скажи что-нибудь, - не выдержала девушка.
- Почему ты так поступила со мной? - тихо спросил Ульфрик. 
- Ответ прост и весьма прозаичен. Нам нужны были деньги. Вот и все.
- Нам?
- Нам. Мне и Мартину.
- Мартин - это он? - кивок на стену. "Значит, Мартин совсем рядом," - мысленно обрадовалась Шерил. Значит, он ничего с ним не сделал. - Кто он тебе? - продолжил барон, не дожидаясь ответа. - Муж? Брат?
- Он мой друг.
- Ты спишь с ним?
Скажу "нет" - все равно не поверит. Скажу "да" - может разозлиться. Лучше уж не говорить ничего.
Молчание девушки Ульфрик истолковал по-своему. 
- Я его убью, - барон тяжело поднялся с кресла.
- Нет, - в страхе выдохнула Шерил. - "Единый, помоги мне, нет, нет, только не Мартин, не смей его трогать, остановись..."
Нога шагнувшего к двери барона замерла в воздухе.
"Не может быть,"- ахнула про себя девушка. - "Получилось!!!"
- Сядь, - спокойно произнесла Шерил. Ульфрик выполнил ее приказ.
- Дай мне ключ от двери. - Барон вытащил из кармана огромную связку. Шерил схватила ее, царапнув ногтями по его влажной ладони.
- Ты не тронешься с места, пока я тебе не разрешу. - Девушка бросилась к выходу и дрожащими руками принялась перебирать ключи. По ее ощущениям на сражение с дверью ушло страшно много времени - хотя на самом деле она возилась с замком не больше десяти минут.
Копошение в замке заставило Мартина замереть, на секунды оторвав его от развязывания узлов. Но быстро опомнившись, Фарн-Андерс с удвоенной силой занялся своими путами. На счастье слуги барона Ульфрика не были сведущи в связывании людей и потому завязали узлы без особых изощрений. Раздалось сдавленное «Да!», свидетельствующее, что Мартин победил веревки. Маркиз тут же соскочил с кровати, на цыпочках подкрался к двери, по пути вооружившись какой-то безвкусной вазой и затаился, готовый в любой момент атаковать обидчика, а дальше на поиски Шерил, пока этот больной барон ничего с ней не сделал. 
Подобрав наконец-то нужный ключ, Шерил торжественно вставила его в замочную скважину, повернула, широко распахнула дверь... но влетать внутрь не стала, повинуясь какому-то озарению свыше. Через секунду в дверном проеме возник Мартин, грозно державший в руках огромную вазу. Он выглядел настолько комично, что Шерил не удержалась от смеха – а вместе с ней засмеялся и маркиз, брякнув на пол свое оружие.
- Я тоже рада тебя видеть, милый, - выдохнула Шерил, слегка успокоившись.
- Как всегда, - шире улыбнулся Мартин, восхищенно смотря то на осколки вазы, то на Шерил. Чуть позже и он мог бы ударить ее, но... как всегда. Такое счастливое совпадение легко объяснялось врожденным даром, талантом графини - магией. Но Мартин такие случаи объяснял иначе - она знает и все тут. Просто чувствует, поэтому он был уверен, что Шерил всегда поймет его, даже если они будут далеко. Да и сам Мартин мог бы найти подругу даже с закрытыми глазами в лабиринте. Просто оно так и есть... а магия, ну что магия? Магия это для других. Для него все естественно. Но а сейчас, нужно задуматься над текущем положением. 
- А с бароном что делать будем? Он же нас сдаст... – озвучил свои опасения маркиз, лихорадочно соображая, что делать. По-хорошему надо было как-нибудь заставить молчать Ульфрика, а еще лучше, чтобы он забыл. Возможно ли?
- Я на это надеюсь, - произнесла Шерил вслух, не то догадавшись, о чем он думает, не то отвечая своим собственным мыслям. - Пойдем. Я попробую что-нибудь сделать, но результат не гарантирую...
Как и следовало ожидать, барона они застали в той же самой позе, в какой его покинула Шерил. Встав напротив Ульфрика, девушка пристально посмотрела в его пустые карие глаза, глубоко вдохнула и начала говорить, вкладывая в слова всю свою силу воли:
- Ты забудешь о том, что видел нас. Ты забудешь все, что ты о нас выяснил. Сейчас ты пойдешь в свою комнату, ляжешь спать, а наутро проснешься и ни при каких обстоятельствах не вспомнишь о том, что сегодня произошло. Ты все понял? - Ульфрик кивнул. - Тогда иди.
Барон широким, по-военному поставленным шагом вышел из комнаты.
Мартин, покачав головой, проводил Ульфрика взглядом и повернулся к Шерил:
- Эффективно, – чуть усмехнулся он. – Такими темпами мы будем королями, королевами.
Да, странный, пугающий и одновременно восхищающий дар Шерил не мог не завораживать. Маркиз задумчиво потер виски, повертелся вокруг своей оси и обнаружил желаемое – тот самый сундук, в который люди барона скинули вещи мошенников. Это Мартин заметил, когда его тащили в соседнюю комнату. Фарн-Андерс широкими шагами пересек комнату, подходя к столу барона. Звезды, определенно, улыбались им сегодня – ключ лежал на самом видном месте. С довольной улыбочкой парень освободил из заточения вещи.
- Вот и все, в гостях хорошо, а дома лучше, – подмигнул он Шерил. – Пора и честь знать.  
- Совершенно с тобой согласна, - усмехнулась Шерил.
Графиня и маркиз выбежали на улицу. Перед ними раскинулась Феория. Феория... сердце Эмерии. Город, полный возможностей.
Он ждал их.
епископ Адемар
15 Мейтхем, Феория на борту корабля "Путеводная нить", пару часов спустя после Совета

        Сколько всего скрыто в глазах? Самых разных - зеленых, синих, карих, серых. С миллионами нюансов оттенков, подобных безграничной вселенной. Не бывает людей с одинаковыми глазами, каждый индивидуален со своей гордостью, экспрессией, добротой, хитростью в зеркалах души. Но в последнее время очень часто эти зеркала отворачивались от света, погружаясь в беспроглядную тьму, уходя в нее быстрыми, стремительными шагами, что и не догнать, не спасти.
        - П-п-пожалуйста, не надо, - а вот в голосах всегда одни и те же нотки ужаса и страха. Но без тени раскаяния, только боязнь лишится своей никчемной жизни во тьме. Только глупое, необоснованное желание вырваться, пожить еще чуть-чуть, еще раз сходить в бордель и утешится в объятиях падшей женщины, еще раз посетить трактир и набить свое брюхо пивом, еще раз... И ни тени раскаяния. Пропавшие без вести души. - Я в-все скажу, только прекратите.
        И эта пара глаз не понимает, что «в-все скажу» не может быть спасением, потому что «только прекратите». Только прекратите физические страдания, а о свете, который был отвергнут и не вспоминают, но продолжают надеяться. Грязь. А ведь лебедь раскрывал над ними свои крылья. 
        Меж бровей епископа Адемара залегла гневная стрелка. Сидящий перед ним не понимал груза своей вины, как бы ему не пытались помочь. «В-все скажу» только на это он способен. Впрочем, возможно, благодаря его словам удастся спасти других, раз уж его душа потеряна. 
        - Они здесь! - задыхаясь от крови и слез, сдавленно выкрикнул несчастный. - Сектанты Двуликого здесь!
- Как они попали в Феорию? - безразлично спросил брат Натан
        - Их привел какой-то человек на корабле... п-пожалуйста, я все сказал, отпустите меня, - послышалось сдавленное бульканье, кашель и отхаркивание. 
       - Назови их имена, - продолжил допрос брат Натан, после того как дал немного воды заключенному и знак немного ослабить крепления стула, покрытого шипами. Пленник  радостно попытался сменить позу, и тут же за этот поплатился, разодрав кожу шипами еще больше. Епископ легонько качнул головой, выражая свое недовольство, и красноречиво посмотрел на растерявшегося брата Натана. Крепления тут же затянули, фиксируя пленника, и через некоторое время крики стали затихать. - Имена.
        Сквозь рыдания послышались и имена, и фамилии, перемежающиеся с причитаниями и просьбами.
        Епископ вышел из темного помещения, за ним последовал и брат Натан.
        - Ваше преосвященство, теперь мы все знаем и можем поймать этих сектантов, - от прежнего безразличия не осталось и следа. В глазах священника горел огонь праведного возмущения. 
        - Я ценю Ваше усердие, брат, - негромко оборвал того епископ. - Но в следующий раз воздержитесь и не тащите это отребье в священную столицу нашего императора.
        - Да, да, - смущенно опустил голову собеседник епископа. - Простите Ваше преосвященство, такого больше не повторится... Но что, что теперь с ним делать?
        - Его никто не должен больше увидеть, - цепкий взгляд Адемара словно в сети поймал взгляд служителя Единого. - Никто не должен знать о нем. И, ради Единого, не оставляйте его бренное тело в Феории. Я могу рассчитывать на Вас? 
        - Да, - на одном дыхании выпалил брат Натан, преданно смотря в глаза епископа. - Я все сделаю. Во имя Единого...
        Адемар сухо кивнул и покинул корабль. Через несколько часов пассажирский корабль Антероса «Путеводная Нить» покинул порт Феории, увозя на своем борту группу служителей Единого и безымянное тело, о котором больше не было вестей. 
        «Правая рука» Верховного Владыки церкви Единого размышлял, как же без шума обезвредить одну из многих язв на теле Эмерии - сектантов. Кроме того, до Адемара дошли слухи, что Пират из Лаовейна тоже здесь, под личиной знати. И это тоже требовало немедленного вмешательства. 
Суанна Май'Риваль
15 Мейтхем. Феория, императорский дворец, точнее разные его части.

      Спустя три недели изнуряющего путешествия на корабле - столица распахнула перед прибывшим из Лаовейна посольством свои "объятья". Многие в этом путешествии уже ни раз были в Феории, не удивляясь ничему. Но для нескольких людей, путешествующих с послом Лаовейна, все открывающееся было новинкой, заставляющей широко распахивать глаза, оценивая величие, красоту и природу открывшегося града.
- Каоли* Суанна, накиньте плащ. Тут такой холод! - ворчливая служанка уже который раз поправляла на своей хозяйке небольшую накидку.
- Это летом-то? - не поворачивая головы от окна носилок, где изящная рука придерживала занавески, не позволяющие прохожим заглядывать внутрь экипажа, усмехнулась молодая женщина. - Ты слишком кутаешься сама, Росса.
- Тогда не выглядывайте наружу, - продолжала ворчать названная, заставляя свою подопечную откинуться в глубь кареты и усиленно массируя ее ноги. - Эти путешествия вымотают кого угодно. А вы еще собрались дворец посмотреть..
      Откуда-то из глубины кареты раздался фыркающий ответ:
- Глупо прибыть в столицу, иметь возможность осмотреться до маскарада - и не воспользоваться этим.
- А отдохнуть?
- Ночью.
      Ворчливый голос притих ровно настолько, чтобы позволить подумать. Чем и воспользовалась Суанна Май'Риваль, вспоминая последний разговор с отцом и властительницей Лаовейна.

- Не торопись вмешиваться во все, что увидишь, - хмуро пробурчал Этан Май'Риваль. - Любой, кто первый раз попадает куда-то считает себя умнее всех. Нельзя недооценивать тех, кто там будет, какими бы простаками они не казались тебе, девочка.
      Хелена Ривелен кивнула величественной головой, поднимаясь с кресла на котором она сидела и окидывая стоящую перед ней девушку оценивающим взглядом:
- Я отправлю с тобой хороших, верных слуг, дитя. Они присмотрят за тобой, обеспечивая спокойную жизнь там, где кажется нет ничего "спокойного". Ты понимаешь? Это место похоже на большую вазу с клубком невероятных змей: есть безобидные, а есть те, для которых коварный укус - главная защита. Есть и те, кто надеются на свою силу. Изучи их маски.
      Голубые глаза девушки слегка сощурились, пытаясь понять выражения лица правительницы, но по моему это было сродни попытке разгадать узор морских волн. Неизменное движение за видимым спокойствием.
- Постараюсь не разочаровать вас, ваша величие, - склонилась девушка в поклоне и поцеловала протянутую ей руку.
- Не сомневаюсь в этом. Наши интересы в этом вопросе совпадают, не правда ли? - губы Хелены тронула холодная улыбка.
      Суан склонила голову еще ниже:
- Вы правы.
      Пальцы правительницы коснулись плеча Суан:
- И запомни еще одно: не нужно рисковать собой больше, чем это будет необходимо. Держитесь нашего посла в Феории... и при малейших признаках опасности постарайтесь убраться от них как можно дальше, дитя мое. У меня есть подозрения, что на предстоящем празднике повеселятся кто угодно, но не мои дорогие родственники.


      Носилки остановились, и всем обитателям места, куда определили гостей из Лаовейна пришлось испытать на себе суровый, ворчливый нрав Россы, намеревавшейся везде и во всем придерживаться правил хорошего тона, принятого на юге. Но это не мешало служанке распоряжаться своими юными подопечными, в число которых входили не только младшие слуги, но и молодые каоли. Суанна уже привыкла к этому и безропотно позволила утащить себя сначала в комнату для умывания, затем выдержала массаж и одевание, прежде чем твердо сказала:
- Обедайте без меня. До маскарада и празднества слишком мало времени, хочу видеть место, где предстоит прожить в ближайшие дни.
- И когда вы намеряны пообедать, каоли? - тут же вскинулась Росса.
- Ночью, - фыркнула Суанна, выходя из комнаты и быстро закрывая за собой дверь, прежде чем пожилая хранительница порядка нашла бы подходящий ответ.

      Найти путь к сверкающим, центральным залам дворца оказалось не сложным занятием. Суан никогда не видела такого великолепия. Огромные залы, с высокими, стрельчатыми окнами, украшенными красивой резьбой искуссных скульпторов. Висящие вазы с цветами, заполняющими воздух тонким ароматом, который казалось дурманил сознание. Молодая женщина поймала себя на мысли, что ей захотелось раскинуть руки и закружиться. Но посмотрев вверх, она раздумала совершать такой поступок, потому что крыша дворца находилась так высоко, что закружившись можно было потеряться. А ей совсем не хотелось даже в шутку теряться здесь. Под самый купол дворца уходили несколько лестниц: две огромные, освещенные яркими свечами и предназначенные для официальных приемов, а одна, винтовая, находилась чуть в стороне. Суанна подошла к ней, с любопытством пытаясь оценить насколько высоко можно по ней поднятся.
- Госпожа, мы не можем пропустить вас.
      Голубые глаза обратились на говорившего. Императорский гвардеец невольно встал еще более прямо, без труда понимая, что не смотря на экзотичную для центра столицы одежду, подошедшая относится к разряду "важно-приглашенных".
- Добрый день, - мягко сказала Суанна, опуская ресницы и делая короткий жест в сторону лестницы, - по ней запрещено ходить? Я первый раз во дворце и не хочу нарушать запреты, если таковые тут есть.
      Стражник слегка отступил, вежливо склоняя голову:
- Обычно запретов нет, госпожа, но ни сегодня, когда император созвал совет в верхних покоях.
- То есть на самом верху? - наклоняя голову набок, уточнила молодая женщина. - Я никогда не видела настолько больших, спиральных лестниц, поэтому не позволите ли вы мне немного поднятся по ней? Ни до самого верха.
      Если даже во фразе девушки подразумевалась ирония, то гвардеец вряд ли ее заметил. Следуя предписанным ему правилам и весьма строго посмотрев на свою собеседницу:
- До следующего охранного поста, госпожа.
      Суанна благодарно кивнула, поднимая край своего платья и начиная неторопливый подъем. Лестница была широкой, поэтому гостья то шла вдоль внешних перил, любуясь открывающимся за окнами видами императорского парка, залитого лучами яркого, полуденного солнца. То, когда поворот уводил от окон, Суан предпочитала переместится к внутренней стороне лестницы, с интересом оценивая вышину, на которую можно было подняться и пытаясь разобрать отдельные гравюры, украшавшие части кладки. Вероятно художники старались запечатлеть значимые сцены былых событий из жизни многочисленных, императорских деяний прошедших веков. Но искуссная вязь рисунка мало о чем говорила невольной гостье, у которой не было возможности изучать все предыдущие Ривеленам династии. Заметив одну из победных сцен, изображение которой заняло несколько проемов лестницы, Суанна замедлила и без того неторопливый подъем, пытаясь понять кого и за какой подвиг награждают. Ее пальцы скользили по гладкому мрамору, очерчивая символические фигурки, изображавшие победителей, торжествующих и милостивых, побежденных, которые праздновали свое пораж для всех. И вдруг у девушки создалось впечатление, что она стала едва ли не участником этой картины. В момент, когда она, сильно задумавшись, медленно поднималась - кто-то стремительно спускаясь сверху налетел и едва не сбив ее с ног, с трудом остановился, придерживая крутанувшуюся на ступеньках лестницы молодую женщину за талию. Еще не сообразив кто это сделал, Суан от души наградила его крепким и ярким словосочетанием:
- Слепое животное! - музыкальным акомпонементом к этому послужил стук слетевшей с ее ноги туфли, прокатившейся вниз на несколько ступенек.
- Ох, простите! Я… – воскликнуло «слепое животное», несколько шокированное этаким обращением.  - Я и подумать не мог, что кто-то еще пользуется этой лестницей, кроме меня.  Я не слишком зашиб вас, госпожа?
      Провинившимся оказался молодой, лет двадцати пяти, мужчина, одетый в дворянское платье. Покаянно заглянув в глаза Суан и, убедившись, что девушка способна стоять на ногах, он отпустил ее талию и, сбежав на несколько ступенек вниз бережно, словно невесть какую драгоценность, поднял туфельку.
- Позвольте? – он галантно  протянул «беглянку» ее владелице. -  Эту изящную вещицу необходимо вернуть на подобающее ей место.
      Поправляя выбившийся из прически локон, девушка гневно смотрела на невежу:
- Эту лестницу построили лично для вас? Мне так повезло и я встретила его величество императора объединенных земель?
- О! Я забыл приличия, - молодой человек склонился в придворном поклоне. – Рид, Дэвид Рид из Кавадонги к вашим услугам.
      В серо-голубых глазах на несколько мгновений отразилось удивление, после чего девушка осторожно приподняла край платья:
- Суанна Май'Риваль из Лаовейна, - продолжая слегка придерживать платья и смотреть прямо в глаза Дэвида, негромко спросила, - предлагаете мне сесть на ступени лестницы и одеть туфельку или соизволите поставить ее на пол?
      Она повела обнаженными плечами, на которых мягко звякнули тонкие цепочки украшений, переплетавшиеся на руках пепельноволосой красавицы. И словно в ответ на это - на губах второго лорда Текианы заиграла улыбка, когда он наклонился, подхватывая девушку на руки и быстро спускаясь вниз, где поместил несколько ошалевшую от его действий капризницу на удобное кресло и поставил перед ее ногой туфельку:
- Здесь будет удобнее одеть эту вещицу, которая также капризна, как и вы, госпожа Суанна.
      Девушка улыбнулась, одевая наконец потерянную деталь одежды. После чего она поднялась, наклоняя горделивую голову:
- Стоит попросить прощения за свою резкость, но очень трудно сохранить такт, когда в первый же день приезда - тебя сбивают с ног на одной из самых занятных и опасных лестниц дворца. Было приятно познакомиться, - ресницы вовремя опустились, чтобы скрыть холодный взгляд.
- Вы впервые во дворце? – его удивление заставило Суан вновь посмотреть на одного из лордов Текианы. Дэвид Рид словно не мог поверить в то, что услышал. – Я раньше не видел вас… И лестница… Но, к чему я спрашиваю –  такую яркую девушку не возможно было не заметить! Но если вы первый раз в этих стенах, то вам необходим проводник. Так уж получилось, что на завтрашнем балу-маскараде я свободен. Если и вы не ангажированы, с удовольствием стану Вашим кавалером. - И уловив быстрый взгляд из-под ресниц, продолжил предупреждая возможный вопрос. - О, ничего особенного. Просто такая красивая девушка на балу может и должна быть в достойной компании, чтобы было кому позаботиться о ее желаниях и капризах… Впрочем, если вы, Суанна, находите мои действия навязчивыми, я смиренно удалюсь, еще раз принеся свои глубочайшие извинения за неуклюжесть.
      Рид еще раз улыбнулся и повесил голову, все же время от времени искоса поглядывая на свою собеседницу. Последняя не смогла сдержать ответной улыбки:
- Очень мило с вашей стороны. Я принимаю это приглашение, милорд. Надеюсь, что у вас не вызовет затруднений забрать меня из крыла, отведенного для посольства Лаовейна? - Суан ни особо старалась таиться, предпочитая начинать игру с "открытых" карт, которые и без того всегда можно подглядеть.
- Буду ждать вас за час до начала маскарада, Суан. Мне хочется показать вам еще некоторые достопримечательности, кроме винтовых лестниц.
- До завтра.
      Молодые люди раскланялись на прощание более мило и дружелюбно, чем при первом своем знакомстве.

      Вечерний воздух наполняло сонное пение засыпающих птиц, стрекотание цикад и запах цветов. Не столь пьянящий, как на ее родной земле, но не менее чарующий. Суанна стояла у окна, задумчиво разглядывая в свете заходящего солнца раскрытые листы старой книги:
"...одинокий, как зверь дикий, таился он тенью от всех. И страшен был взгляд того, кто скрываясь в тени, сам мечтал стать ею. Вселять ужас и боль в сердца слабых, бессилием награждать безвольных. И тем самым завоевывать мир..."
Слова в книге были отчеркнуты:
- Почему так? Что плохого в тени, где можно скрыться от палящего света?
- Разговариваешь сама с собой? - голос от двери не мог не привлечь внимания.
- Возможно, Даен. Что ты тут делаешь?
- Пришел посмотреть на одну из самых холодных женщин юга.
      Красивые плечи передернулись, словно стряхивая налет этих слов:
- Любуйся. Но не забывай о нашем договоре.
      В неверный свет одиноких свечей скользнул невысокий, крепкий мужчина, окинувший девушку странным взглядом:
- Ты не дашь мне забыть о договоре, каоли Суанна. Если только я не найду кого-то другого, способного выполнить твои желания. И оплатить долг.
      Она отвернулась, засмеявшись. И этот одинокий смех эхом отразился от стен комнаты, растворившись в наступающей ночи.

--------------------------------
*Каоли - "госпожа, господа, господин" на наречии простых жителей Лаовейна.
Альтаира
& Аргетлам
15 мейтхем
Сегодня Альтаира раньше обычного закончила свои дела на кухне и с чистой совестью шла домой. Она остановилась в лавке одной травницы в торговом квартале, куда по знакомству ее поселила Марим − хозяйка кухни. День был солнечным и ясным. Девушке хотелось петь и танцевать. В Феории она нашла счастье, и покой, которые были ей так необходимы. Но сегодня что-то не так: повсюду в Торговом квартале бегают стражники в тяжелых латных доспехах, будто ищут что-то или кого-то, лавочники спешно закрывают свои лавки. Наконец она пришла домой и застала там полный бардак. Все в доме было перевернуто верх дном. Тетушка Нэн, которая любезно согласилась приютить Альтаиру в своем доме, сидела за прилавком и пустым взглядом смотрела куда-то перед собой.
− Что тут случилось? – ошарашено спросила Альтаира.
− А разве не видно? – ответила тетушка дрожащим голосом, - Прибегали “железнолобые” и все тут разрушили. Даже и не знаю, что мне теперь делать.
− Подожди минутку, сейчас я переоденусь и помогу тебе прибраться. – пообещала Альтаира и бегом кинулась наверх, в свою комнату.
Открыв дверь, она замерла на месте.
Ее удивлению не было предела, когда она увидела на своей кровати вольготно рассевшегося серебряноволосого юношу. В его стального цвета глазах читалось столько угрозы, что Альтаира поняла – он хищник. Этот парень не будет долго думать и убьет ее, если она даст повод. Вдруг чья-то рука схватила ее за ворот и девушку втащили в комнату, хлопнув за собой дверью. Это был мужчина средних лет в дорогом синем камзоле, по виду - купец. Девушка уже открыла рот, чтобы закричать, но все тот-же купец зажал ей ладонью рот.
− Пожалуйста, ведите себя хорошо, нам не хочется причинять вам вред, - произнес юноша. Голос был холодным и властным. – Если поняли меня - кивните.
Девушка кивнула. А что ей еще оставалось делать? Ее меч и лук лежат под матрасом, на котором сидит парень. Сам же он как бы невзначай положил рядом заряженный арбалет.
- Кто вы? – произнесла девушка, потирая рот,- И откуда?
- Знание наших имен может доставить вам неприятности, – сказал купец подходя к окну. Он осторожно выглянул и убедился что на улице еще достаточно опасно, – Очень большие неприятности.
- Лучше расскажите вы нам о себе, - Попросил странный юноша, - Нам здесь еще долго сидеть.
Его спутник в подтверждение его слов сдержано кивнул.
- Я... Ну, что о себе? - девушка пыталась понять чего от нее хотят, - Я из Лаовэйна... Сейчас работаю в замке... - она не хотела много рассказывать о себе.
- Альтаира! Ну где ты там запропастилась? – крикнула снизу тетушка Нэн.
- Мне надо идти, – неуверено произнесла девушка. Она уже и не надеялась выйти из этой комнаты живой, но ответ ее поразил.
- Иди! - коротко бросил юноша. Его спутник как-то странно на него посмотрел.
- Что так просто? – удивилась Альтаира, - Даже не попросите меня солгать ей что-нибудь или...
- Альтаира! – вновь крикнула травница, – Мне нужна твоя помощь.
- Иди! – Снова повторил юноша.
Альтаира медленно развернулась лицом к двери. Сделала пару неуверенных шагов, каждую секунду боясь получить в спину арбалетный болт. Открыла дверь - никаких выстрелов не последовало и, не выдержав, кинулась вниз. Внизу ее ждала Нэн с метлой и фартуком.
А платье я так и не сменила” – подумала девушка, уже повязывая фартук.
День выдался тяжелым. Уборка затянулась до самого вечера. Едва стоя на ногах, девушка поднялась в свою комнату. Там уже никого не было, только на подоконнике прогуливался голубь, видно влетел через распахнутое окно. На столе на клочке бумаги лежали несколько золотых. Она подняла листок и прочитала: ”За причиненные неудобства”. Почему она его не выдала, как только он ее отпустил? Что ж на этот вопрос девушка сама не смогла бы дать ответ.
Дэвид Рид
& Джозеф Рид.
15 мэйхема. Цитадель.


      Первое, что сделал Джозеф Рид, выйдя из зала телепортации и уединившись в проеме стрельчатого окна, вытащил записку и развернул ее. На помятом клочке бумаги торопливым почерком Дэнниара было написано следующее:

«Джозеф, ты всегда был моим другом, поэтому обратиться за помощью сейчас я могу только к тебе. Не верь ни слову, сказанному на Совете (и вообще никому не верь), это всего лишь игра, чтобы вас окончательно сбить с толку. И я не могу от нее отказаться, уже слишком поздно, да и сам я практически мертвец. Поэтому, прошу, спаси хотя бы моих детей: просто увези отсюда прямо сейчас до Маскарада… Женам моим что-то объяснять бесполезно. И сам уезжай под любым предлогом. У меня нет времени на большее, просто поверь мне.»

    Целую минуту или больше, Джозеф смотрел на записку, не веря своим глазам.
    Шутка, розыгрыш?! Но такие шутки совершенно не в характере Дэнниара. Да и за неровными, наползающими друг на друга строчками видна нешуточная тревога. И написано в спешке, сразу видно - словно писавший опоздать боялся...Или правы те, кто считает императора сумасшедшим? И все это плод больного воображения? Однако текианский посол, в своих еженедельных письмах старающийся освещать все  новости императорского дворца, считал слухи о сумасшествии Дэнниара Ас'Гэйра, как минимум безосновательными. Да, император эксцентричен, но далеко не безумен, как некоторые его ближайшие родственнички.
    Или это и в самом деле крик о помощи и просьба к другу? Если учесть те слова Хэролда про проклятие и некоторые собственные наблюдения, можно с большой долей уверенности сказать, что записка императора - правда.
    Так или иначе, это воля императора, собственноручно им начертанная и переданная из рук в руки. Если подходить с буквы закона, он, Джозеф Рид, первый лорд Текианы, о б я з а н немедленно исполнить приказ Дэнниара. На этом строится весь смысл любой власти: воля владыки - закон для подданного. А законы необходимо исполнять - это тоже непреложная истина.
    Джозеф огляделся и, заметив у колонны одного из своих приближенных, жестом подозвал его:
    - Хьюго, у нас возникло интересное дело. Весьма интересное, в каком-то смысле мистически-детективное. Собери всех наших, кого можешь найти - офицеров эскадры, посольских ... В общем всех, кого считаешь людьми дела. Дворян из "шлейфа" можешь не звать, толку от них... на грош, зато кичливости и самомнения  хоть отбавляй, да и языки превышают допустимые пределы, - Джозеф посмотрел на винтовую лестницу и нахмурился при виде младшего Рида, беседующего с эффектной  девушкой, - И отцепи Дэвида от очередной юбки. Сейчас брат нужен м н е  - за девицами будет бегать позже!
    Хьюго внимательно посмотрел на  Первого лорда-наместника.
    - Я могу узнать что случилось? Сейчас не время для таких совещаний - все готовятся к празднику.
    Джозеф  кивнул - он был бы удивлен и раздосадован, если бы эти слова не прозвучали. Хьюго, есть Хьюго  - правая рука наместника Текианы ;  без  его советов  не обходится ни одно мало-мальски серьезное дело.
    - Конечно, мой друг. Вот, прочти письмо императора - мне  интересно твое мнение... А со сборами поспеши, дело и впрямь серьезное.
      Распрощавшись с Хьюго  Джозеф Рид направился в свои покои.  Ему предстояло 
у б е д и т ь  Аделлу покинуть  Феорию  - задача весьма и весьма непростая, если не сказать неразрешимая.
    Однако жены в апартаментах не оказалось и на вопрос где она, обе горничные  округлили глаза и пожали плечами в том смысле, что госпожа отправилась с визитами, а куда, они и сами не знают - знакомых в Феории  у нее множество.
    Отослав служанок с наказом во что бы то ни было разыскать Аделлу, Джозеф расположился в кресле и  прикрыл глаза. Следовало поразмыслить над свалившейся на голову задачей.
    Из задумчивости  лорда наместника вывел Хьюго Орен.
    - Джозеф, я  собрал ближний круг.
    - Хорошо, - Рид вздохнул и поднялся на ноги. - Аделла появилась?
    - Нет, - Хьюго покачал головой. - Но я догадываюсь, где может быть ваша жена. За ней уже послали.
    В его голосе проскользнула тень неудовольствия, но Джозеф не счел нужным обращать на это внимание, слишком хорошо зная своего верного клеврета и его отношение к Аделле.

    В кабинете, за круглым столом сидело всего лишь семь  человек:  встревоженный  Дэвид; старый  Петер  Ин'Гар,  посланник Текианы при императорском  дворце и  капитаны кораблей  текианской эскадры.
    Джозеф  удивленно обернулся на Хьюго, на что тот  едва заметно кивнул головой:
    - Это именно те, кто нам нужен. Не больше и не меньше, - сказал он вполголоса. - Я прочитал письмо императора и принял решение сообразно своему  опыту и видению ситуации.
    - Я, все же думал, что нам понадобится несколько больше исполнителей, - сказал Джозеф усаживаясь во главе стола. - Но возможно ты прав - чем меньше знают об этой истории, тем лучше... Итак, господа,  я отвлек вас от приготовлений к празднеству для того, чтобы обсудить  некую...операцию, назовем это так,  направленную на спасение детей императора.
    Джозеф взял из рук Хьюго письмо императора.
    - Вот, - сказал он,  закончив читать записку. - Император просит нас поверить ему и положиться на его слово. И мы выполним его волю, так или иначе. Другое дело, каким образом мы будем это делать, вот в чем вопрос.
    - Джозеф, - Дэвид был серьезен и собран. - Ты говорил с Дэнниаром после совета?
    - Нет, - Первый лорд наместник покачал головой. - Дэнниар  удалился  и  меня не пустили к нему. Сказали - император утомлен советом и желает отдохнуть. Ты не хуже меня знаешь, что скрывается за такой формулировкой, Дэв. Хорошо если просто  нежелание видеть даже собственных друзей, а если хуже?  Ин'Гар, вы  постоянно живете в Феории - такое поведение характерно для Дэнниара?
      - Мой лорд, - старый дипломат неторопливо поднялся. - Образ жизни Дэнниара, это тайна, которую берегут не хуже, чем сокровища короны. А на официальных мероприятиях император  полностью  действует согласно протоколу - пафос, пафос  и еще раз пафос... Другое дело, слухи, которые гуляют в Феории. Так вот, согласно этим слухам  в самом деле что-то готовится, а император знает об этом и ничего не делает, он  словно бы сдался. Мои агенты  проникли во многие сферы жизни Цитадели и как только станет  что-то известно,  я узнаю об этом в первую очередь.
    - Не сомневаюсь, - Джозеф покивал посланнику, что служил  еще отцу братьев Ридов. - Но у нас нет времени. Такую записку пишут и передают, если почва начинает колебаться под ногами.
    -Милорд, -  проговорил молчавший до сих пор  Хьюго Орен. -  Тогда не будем терять времени даром.  Вот мой план...
Jester (Эмиль эр Бомон)
(& Ленард)
15 Мейтхем. Феория, на улицах столицы.
Самые закоренелые оптимисты, да и большинство людей вообще, имеют привычку утверждать, что за полосой неудач всегда ждет улыбка фортуны. Но, похоже, темная полоса для Эмиля эр Бомона не думала  заканчиваться, или просто по цвету волос, белые полосы ему не выделяли. Что касается хорошего расположения духа, то оно вернулось к шулеру через парочку часов медитации на мостовой после злоключений.
    Ласково светило солнышко, в небе над столицей дрейфовали кучерявые тучки, самых причудливых форм, размеров и даже цветов (без магии явно не обошлось или у паренька просто в очередной раз сдвинулась крыша). Не смотря, на маленький взрыв, подготовка к празднику велась во всю, не только в центральных улицах, а и в мелких подворотнях. Воздух пропитывался предпраздничным настроением, хоть и с явным привкусом напряжения. Улицы пестрели разношерстными гостями и жителями. Иногда даже встречались экземпляры в национальных костюмах разных районов, ну фолк и все тут. Между состоятельными дамочками, похоже, велась негласная борьба - у кого вычурней и богаче наряды.
  Ваш покорный слуга, без опаски шагал в людском потоке, ибо в нем даже слона утаить было бы не очень трудно. Хотя местные власти, похоже, решили, выпустить на свет божий весь "рутинный" состав защитников закона. Не придав этому факту нужного внимания, Джестер, в наглую гулял и строил глазки высокородным дамам, хотя толку от этого было никакого. 
- Погоди, а это не тот тип? Ну, из «Маски»? – неожиданно послышалось где-то рядом, заставив Джестера насторожиться и обернуться, и это как раз в тот момент, когда он уже совсем расслабился и решил, что все трудности остались позади.
Впрочем, обернулся парень как раз вовремя, сквозь толпу к нему направлялись двое гвардейцев, и, судя по выражению лица, вряд ли настроение у них было радостным и праздничным, даже скорее наоборот, стражи порядка казались мрачными и угрюмыми.
"Ну вот, приехали" - парень скривился, плотнее замотал шарфом лицо и еще секунду постояв, стал пробираться сквозь толпу. Было два варианта действия - затеряться в еще более многолюдном месте или завернуть в ближайший переулок и, проявив мастерство в сфере "побега" рвануть, куда подальше от суровых дядек.  Пока, что шулер просто шагал в толпе, пытаясь выглядеть как можно лаконичней, авось пронесет. 
- Эй, парень, стой! Ты куда? - окликнули за спиной. - Ты в шарфе...
Театрально развернувшись и прижав руки к груди, Джестер с выражением лица романтического идиота отозвался:
- На встречу к даме своего сердца! Простите, но любовь не ждет… - а в это время в голове роились разноплановые мысли.
- Документы, пожалуйста, - последовало в ответ весьма недружелюбным тоном. - И не ерничай, придурок!
-Вот значит, как вы обращаетесь к гостям столицы, - достав из кармана видавшие времена бумажку... одну из доброго десятка - Вы случайно не знаете, что за шум с утра поднялся, господа, служители закона?
Один из гвардейцев несколько минут внимательно разглядывал протянутый документ, затем прошипел на второго:
- С чего ты взял, что это он? Вот посмотри сам...
- А что мне смотреть? Я своим глазам доверяю, а эти бумажки...
- Так что делать-то будем?
- Давай его к Косоглазому, пусть тот сам разбирается. Сказано же тащить всех подозрительных личностей!
Пока стража рассуждала, Джестер стал потихоньку пятиться и снимать с себя плащ.
- Простите господа, но побывать у достопочтенного господина с глазным заболеванием я не в состояние,  - кинув в служителей закона часть своего гардероба (при чем большую), шут что есть силы побежал к ближайшему переулку - Оденьтесь, на улице похолодало! - вот и закончилось спокойствие. 
Заметив, что потенциальная жертва решила дать деру, гвардейцы тут же бросили пустые рассуждения и пустились следом. Бегали они, как оказалось не плохо, так что Эмилю предстояло показать всю свою виртуозность, чтобы оторваться от погони, что он, в общем-то, и сделал.
- Именем Императора посторонитесь! - завопил важным голосом шут - В этом районе предположительно может произойти взрыв! Всем эвакуироваться!!! - истеричные дамочки завопили, толпа начала двигаться хаотичней и оживленней, чем и воспользовался ваш покорный слуга.
  Все шло довольно таки неплохо, стражу немного придержала толпа, но как назло, вечно кто-то помешает спокойно жить. Завернув в ближайшую улочку и с размаху влетел в монашка, который от неожиданности  не удержался на ногах и прицельно угодил в мусорную кучу, как под заказ сметенную растяпистым дворником на обочину и так не блистающей доверием(и чистотой) улицы.
  - Пардон, святейший! Сегодня явно не ваш день! - только и выкрикнул шут, не обратив внимания кого, сбил и побежал галопом как добротный жеребец. 
  Какого же было его удивление, когда «святейший», нагнав, сгреб его за шкирку и, рывком, толкнул в какой-то малоприметный переулок. Калитка, ведущая в небольшой дворик, оказалась не запертой. Служитель Единого без церемоний и объяснений затащил Эмиля в чужой сад, и задвинул за собой засов.
  Гвардейцы пронеслись мимо, даже не затормозив.
- Неужто, сам Единый, послал мне такого чудного служителя во спасение! - Джестер улыбался как кот и полез обнимать спасителя - Я благодарен, очень благодарен, - парень пригляделся и узнал клиента из корабля. Настроение было замечательное, и актеришка желал подурачиться
- Чем же я могу отплатить такому несравненному, блистательному и благородному существу как вы? - он лукаво подмигнул и прикусил нижнюю губу.
- Остаться в живых до завтрашнего дня, кретин! - рявкнул брат Абрахам, высвобождаясь из объятий Джестера. - Интересно, почему за тобой уже охрана носится, не успел с корабля сойти?
- Это все мой природный магнетизм и несомненная популярность! - соврал фиолетововолосый, предпочел умолчать детали своих злоключений - А, что почтенный работодатель делает в столь... Своеобразных местах?
- Ага, а "Лунная Маска" сама по себе взлетела на воздух, стоило только тебе там появиться! - заметил служитель. - Ты хоть мне не ври! Только я хотел там с тобой встретиться, как полздания разнесло... А некто ускакал, чуть ли не без штанов...
-Я просто хотел развлечьсяяя... - заныл Джестер, которого передернуло от воспоминания своего опыта с переодетым мужиком - Это все было сделано во спасение моей... чести! По-вашему, я бы подорвал столь замечательное заведение просто так?
- Вот не смеши только! Кому там могла понадобиться твоя честь? - брат Абрахам скептически глянул на Эмиля и отрицательно покачал головой. - Хоть бы уж что-то другое соврал...
- Клянусь своим профессиональным достоинством! Я честен как никогда, - обвиняемый недоумевал от такой несправедливости - Вы вот хоть когда то были с девушкой?
- Ну, и? - служитель отворил калитку и выглянул в пустой переулок.  - Идем... Пока твои преследователи не сообразили, что их одурачили.
- А вот представь!  Ты доходишь до решающей сцены и оказывается, что это не девушка вовсе ...- шут последовал примеру Аби и выглянул в переулок - Пересидеть бы где-то до праздника.
- Как не девушка? В смысле? - не понял Абрахам. - Ты кого там, в "Маске" снимал?
- Я же не настолько безнадежен... - обреченно посмотрел на прядь, упавшую на глаза - Да и это лучший способ скоротать время.
Абрахам так и не понял, кого там снимал Джестер и кто покушался на его честь, но выяснять дальше не стал - это его не особо интересовало. Главное, чтобы парень остался жив-здоров до следующего дня, иначе пиши, пропало всем планам, которые уже более-менее начли вырисовываться.
  - Пожалуй, я спрячу тебя до завтрашнего Маскарада, - служитель вел Эмиля по тихим извилистым улочкам: малолюдным и ничем неприметным. - Только обещай, что будешь вести себя тише мыши! Не хватало, чтобы тебя снова потянуло на подвиги!
- Я буду смирным и послушным! - Джестер поежился, отсутствие плаща явно сказывалось  - Джестер сдерживает свои обещания! - "...когда это выгодно» мысленно добавил шут.
Ленард Ас`Гейр
(& Джестер)
продолжение...

Здание, к которому Абрахам привел Эмиля, оказалось самым обычным городским домом из серого камня – трехэтажным, густо обвитым плющом. Если с центрального входа и были какие-то архитектурные изыски, то оценить их Джестеру по любому не представлялось возможным:  его провели двором прямиком к черному входу.
  Абрахам постучал в дверь, причем не просто так, а не иначе как "шифром", выбивая определенный ритм. Минуту висела тишина, затем где-то в глубине послышались шаги, а за ними звук отодвигаемого засова. Дверь приоткрылась, и в образовавшийся проем высунулась милая девичья головка с забавными кудряшками. Хлопнув густо накрашенными ресницами, девица долгим оценивающим взглядом осмотрела пришедших с ног до головы, а затем капризно скривила ярко напомаженные губки:
-  Господа, чем могу служить? Вы случайно двери не перепутали?
- Нет, сестра, мы пришли именно туда, куда хотели, - смиренно произнес Абрахам. – Нас направлял Единый, он и указал нам путь до вашего порога.
Девушка хихикнула и шире отворила дверь. Теперь Джестер мог рассмотреть все прелести красотки – слишком глубокое декольте и высокие, чуть ли не до самого пояса, разрезы на подоле платья оставляли недвусмысленное представление о характере занятий своей хозяйки.
- Но у нас очень-очень… эм-м… дорогое обслуживание постояльцев, - девушка хоть и улыбалась, но все еще сомневалась, пропустить внутрь или нет странных клиентов.
- Единый не жалеет средств на своих подопечных, сестра, - спокойно заметил Абрахам, скинув с головы капюшон.
  В глазах девушки отразилось немалое изумление.
- Я… но… , - она не могла подобрать слов, - Господин Ле..
- Всего лишь брат Абрахам, Марго, - оборвал служитель, многозначительно улыбнувшись и кивнув девушке. – А этот молодой человек – Джестер, - представил он Эмиля. – Нам нужна Розалин и поскорее.
- О, да! Конечно! Проходите, - засуетилась девица, отступив в сторону и пропуская молодых людей в дом.
  Каково было удивление шута, когда он зашел, в это, казалось бы ничем не приметное, здание. Окружающая обстановка уж никак не походила на обычное жилище. Шествуя по коридору, за миловидной прелестницей, Джестер то и дело натыкался взглядом на девочек, как говориться, на любой вкус и цвет. Интерьер описать одним словом было бы, по меньшей мере, неэтично по отношению к столь замечательному заведению и его обитателям: пол был устелен дорогими коврами с мягким ворсом, которые с легкостью можно бы было использовать в качестве места ночлега, стены пестрели дорогими картинами в золотых оправах, которым бы в пору было находится в королевских палатах, тканые гобелены гипнотизировали своей красотой. Воздух был пропитан неимоверными запахами, от которых голова шла кругом, а таинственный полумрак и тихий, столь притягательный шелест юбок здешних девушек, заставлял невольно вздыхать и жадно сглатывать слюну.  Богатство и изысканность интерьера вводило в невольное восхищение, что уж говорить, Эмиль только и мог, что, полностью сняв шарф, поедать глазами местные прелести. Абрахам же вновь водрузил капюшон на голову, и на окружающую обстановку не отвлекался, следуя за Марго.
  Поднявшись на второй этаж, девушка провела молодых людей в небольшую уютную комнату, напоминавшую обычную гостиную в доме среднестатистического зажиточного горожанина - особого изыска здесь не было.
- Подождите, сейчас я найду Розалин, - проговорила девушка с улыбкой на губах, и скрылась за дверью.
- Так-так-так, - шут в наглую откинулся на диване среди груды подушечек, шарф без церемоний улетел куда подальше. - И откуда столь чистый и невинный служитель Единого знает такие лазейки? -  Эмиль убрал с бледного лица длинную челку, приятно иногда не прятать свою физиономию от всех и вся. 
- Вот интересно: с чего в голову приходят такие мысли насчет моей чистоты и невинности?  - ухмыльнулся Абрахам, вновь скинув с головы капюшон. - Или, по-твоему, все адепты Храма - такие тихие белые овечки?
- Насчет белых неуверен, а вот про овечек точно подмечено, - губы парня растянулись в улыбке. - Поздравляю, Аби, ты убил во мне последнюю толику идеализма.
- Радуйся, без этого идеализма ты будешь дольше жить на этом свете, - ответил служитель, пройдясь по комнате: то ли он нервничал, то ли садиться ему просто не хотелось.
- Обманываться по поводу длительности моей жизни я никогда не пробовал, - Джестер прищурил один глаз, наблюдая за монахом. - Таких чучел убивают по поводу и без, чего стоит одна внешность, про остальное вообще молчу.
- Таких, как я, тоже не прочь убить, - рассмеялся Абрахам. - И внешность здесь ни при чем. Перекрась волосы. Проблем-то!
- Я по-твоему похож на последнего идиота? - Джестер недовольно фыркнул. - Их ничего не берет больше чем на час, хоть бери и на лысо стригись.
- Тогда подстригись и делов-то... А вообще-то есть хорошие маги, только им нужно подороже заплатить.
  В этот момент двери открылись, пропуская хорошенькую миниатюрную брюнеточку.
- Брат Абрахам, значит... - промурлыкала она, хитро улыбнувшись. - Не думала, не думала... что ты подашься в монахи.
- Все мы не знаем, что будет завтра, - в тон ей ответил Абрахам.
В это время шут, закинул ногу на ногу, с интересом слушал разговор и рассматривал знакомую Аби.
- Я и не знала, что тебе можно появляться в городе, - Розалин подошла к служителю почти вплотную и положила руки ему на плечи. - Я ошиблась? – она внимательно посмотрела ему в глаза, чуть склонив голову на бок.
- Совсем нет, - улыбнулся Абрахам, обнимая ее за талию. - Но разве меня когда-то останавливали запреты? Впрочем, сейчас я здесь вот из-за этого чуда, - он кивнул в сторону Эмиля, который с милым выражением лица помахал ручкой. 
- А кто это у нас? - полюбопытствовала девушка.
- Для вас, милая, хоть сам Единый! - шут вскочил и поцеловал даму в щечку. - Рад, что в этом мире еще остались столь прекрасные создания, как вы.
- Это Джестер, - представил Абрахам. - Манеры не идеальны, но мне он нужен в целости и сохранности к завтрашнему дню. Так что, сделай милость, присмотри за парнем: у него тяга встревать в неприятности даже еще больше, чем у меня.
Девушка звонко рассмеялась:
- Меня зовут Розалин. Останешься здесь до утра? - она подмигнула Эмилю. - Обещаю, скучно не будет.
- С вами хоть на край света, прекрасная Розалин! - шулер учтиво поклонился.
- Ну.. не совсем со мной... Но здесь много красивых девушек, - уточнила брюнетка. - Сейчас я схожу и все устрою.
- Я умер и попал в Рай! Аби, ты прирожденный служитель Единого, - парень засмеялся что есть мочи. - За такую добродетель и человеколюбие, ты обязан возглавить эту богодельню, под названием "храм". 
- Если я ее возглавлю, Единый повесится, - парировал Абрахам в стиле не совсем свойственном для служителя храма.
- Не надо так говорить, - мягко остановила Розалин.
- Не буду, только, свет мой, найди мне что-нибудь из одежды. Достала эта ряса!
- Постараюсь, - девушка сдержала смех. – Сейчас сюда зачастили мальчики из гвардии нашего славного императора…
- Хочешь оставить кого-то из них без одежды? – Абрахам удивленно приподнял бровь.
- Они переживут, - промурлыкала Розалин. – Идем… Джестер, а ты не скучай, подожди немного, и Рай тебе обеспечен.
Джестер коротко кивнул и улегся на диван, уставившись в потолок:
- Идите детки, и да будет вам счастье, - он зевнул, что есть мочи, и потянулся. - Как же прелестно прилечь на что-то помягче, чем пороховые бочки.
Чарльз Ас'Гейр
Феория, Дворец императора, 15 Мейтхем


Совет закончился, не успев окончательно перерасти в цирковой балаган за авторством императорской семьи и приближенных. Не крики, но ругань и обвинения в чужой адрес. И война. Нужна ли? Так внезапно, надуманно и ни о чем. И дело было даже не в каком-то пацифизме наместника Ариама, а в отсутствии логики и обоснования. Разум Чарльза привык требовать сухие факты и подтверждения. И желание Дэнниара начать войну выглядело капризом маленького принца, желающего опробовать новых солдатиков.
– Поговорим? – нагнав младшего брата, осведомился наместник Ариама, кивнув в сторону пустынного коридора.
– Конечно, – сразу согласился Эррон. - Что-то срочное? К чему такая спешка и таинственность?
– Я озадачен, – просто ответил Чарльз. – И хочу услышать твое мнение относительно сказанного Дэнниаром.
– Что именно из сказанного нашим императором тебя смутило, брат? – младший Ас'Гейр прошел в указанном направлении и остановился, прислонившись спиной к колонне. Здесь разговор действительно никто не мог подслушать - ни прислуги, ни охраны - ни одной живой души поблизости не наблюдалось.
– Ты тоже считаешь правильным развернуть эту войну? – после некоторого молчания спросил наместник. – И что ты слышал о мобилизации войск на Юге. Ты же часто путешествуешь,  многое видишь и замечаешь. Кроме того, я не думаю, что Вэлу неожиданно захотелось вернуть себе престол. А Ленард слишком мелочен, чтобы пойти против императора.
– Чарльз, с каких пор тебя интересует мое мнение? – Эррон внимательно посмотрел на брата, как будто хотел убедиться в искренности его слов. – Я ничего не могу сказать про войну по одной причине: сражения меня никогда не интересовали, и стратег я никудышный. А что до Вэла и Лена... разве ты так хорошо их знаешь, чтобы судить о том, что они могут предпринять? Ты никогда не был дружен ни с первым, ни со вторым. Учти, Валентайну с пеленок пророчили имперский титул, а что творится в голове у Ленарда  на данный момент известно только богам! Да, и я действительно слышал о мобилизации войск Лаовейна, - Эррон улыбнулся, но взгляд его оставался холодным. - Прости, но я, по-видимому, плохой советчик.
– Если войне быть, всякое может случится. В том числе и моя смерть, означающая твое наследование титула наместника Ариама, – эта фраза могла бы расцениваться как шутка, но ни грамма веселья в глазах наместника не было. – Что ж, раз тебе больше нечего добавить, скажи, послы из Лаовейна и Эвбей уже прибыли?
– Не стоит вспоминать о смерти, – серьезно ответил Эррон, что было для него совсем не свойственно: раньше бы отшутился – предложил веночек заказать или спросил, идет ли ему корона Ариама. – Из Лао посольство прибыло, это точно, а вот из Эвбей ты никого не застанешь: чисто формальный визит – поздравления, подарки – и тут же смотались домой. Вот и подумай, так ли прост Валентайн. Видишь, он не собирается идти навстречу семье... Удивляюсь, как эвбейская знать его поддерживает?
– Покажешь мне, где остановился посол Лаовейна? – просто попросил Чарльз брата. Развивать слова Эрна и собственные домыслы ему пока не хотелось. Слишком все туманно. Или его брат прав и все лежит на поверхности – юг действительно взбунтовался и война необходима, - а он просто все усложняет?
– Конечно, – тут же согласился младший Ас'Гейр. – Я даже схожу к нему вместе с тобой. Герцог Юлиус эр Риверо, если ты не в курсе. Любимчик Хелены.
С молчаливого согласия наместника Ариама Эррон вышел из коридора и повел Чарльза в совсем другую сторону дворца, предназначенную для важных гостей, не являющимися родственниками императора. Сквозь резные окна проникал теплый солнечный свет, слышалось пение птичек и ничто не предвещало беды.  К своему собственному удивлению, Чарльз чаще смотрел в окна, чем себе под ноги, наслаждаясь красотами. Поневоле, поддашься настроению яркой природы небесной столицы и забудешь про все эти разборки с Югом.
Вскоре Эррон остановился перед богато украшенными дверьми с символом рода Ас'Гейров, перекинулся парой слов с охраной, которая тут же поспешила доложить послу о приходе важных гостей.
Спустя некоторое время Юлиус уже радушно встречал братьев в своем кабинете. На лице посла сияла улыбка, в глазах – безмерное счастье: эр Риверо всегда был хорошим актером.
– Я рад, что столь важные господа посетили меня, – Юлиус слегка поклонился. – Но мне кажется, вы что-то хотели сообщить... Или узнать? Иначе к чему такая поспешность? Поясню: наш корабль едва успел прибыть в Феорию, и тут же столь странный визит наместника Ариама. Впрочем, я всегда к вашим услугам. Располагайтесь...
Наместник ответно склонился, выражая свое уважение и опустился в мягкое и глубокое кресло.
– Я всего лишь хотел узнать как здоровье тетушки Хелены и моего двоюродного брата Эйдана, я слышал он приболел, – начал Чарльз.
– Что вам сказать? - Юлиус сокрушенно покачал головой. – Да, бедный мальчик снова заболел... Вы уже в курсе? Госпожа Хелена из сил выбилась, пытаясь вылечить ребенка, заботится как о своем собственном, а у него то одно, то другое... Даже слухи пошли, что это проклятие. Но кому Эйда проклинать? Безобидный малыш, и всего-то. В общем, глупость, верить не стоит,  просто уж такой болезненный. А госпожа Хелена... Ей-то ведь Единый детей не дал, вот она и убивается, может, даже и через чур иногда, – посол опустился в свое кресло. – А не хотите отведать вина, господа? Наши вина из Лаовейна – это шедевр! Приказать принести?
–  Да, не отказался бы попробовать, наслышан о виноградниках Лаовейна, – кивнул Чарльз, размышляя над рассказом посла и пытаясь выцепить для себя хоть что-то полезное. И Эррон молчит. Что ж это сегодня с ним? Или он теперь только в присутствии Хлои будет болтать? Пожалуй, чуть ли не впервые в жизни, Чарльз жалел, что его брат хранит молчание. – Но кому выгодно распускать такие слухи? Это может скомпрометировать тетушку Хелену, вы так не думаете? Да, и каким бы Эйдан не был ребенком, он носит фамилию Ас'Гейр, недоброжелателей и просто завистников хватает.
– О чем вы? – заохал Юлиус. – Как глупые бредни могут скомпрометировать госпожу Хелену?
–  Интриги и слухи всегда правили миром, – пожал плечами Чарльз. – Вроде и пустячок, а проходя расстояния, обрастает излишними подробностями и превращается уже в злую сплетню. Вам ли не знать. Впрочем, я более, чем уверен, что тетя действительно заботится об Эйде.
Посол распорядился насчет вина и продолжил:
– Нет, все равно я вас не пойму. Между нами: госпожа Хелена всего лишь опекунша, она правит Лаовейном, пока Эйдан слишком мал. В ее интересах заботиться о здоровье мальчика, если с ним что-то (не допусти Единый) случится, она лишится власти. Так что не понимаю, в чем можно госпожу Хелену обвинить: вредить Эйдану не в ее интересах.
– Вам перечислить мотивы? – усмехнулся Чарльз, откидываясь в кресле. – С ходу я могу набросать парочку. Кому-то может быть выгодно обвинить тетю в том, что она пытается убить Эйдана, чтобы занять его место и править Лаовейном. Армии вашего края и орден Саламандры вместе составляют немалую мощь. Или же пойти дальше, довести мысль до абсурда и впенять ей желание сместить императора. Накрутить можно разное, в людских головах порой творятся дикие вещи. Впрочем, что-то у меня воображение разыгралось. Мои извинения, я не хотел обидеть вашу госпожу.
Эррон хотел было что-то сказать, но так и закрыл рот, не произнеся ни слова, удивленно уставившись на брата.
– Подумайте, если бы моя госпожа хотела захватить власть в Лаовейне (и, как говорите, армия и Саламандра были бы на ее стороне), зачем ей столько времени мучиться с болячками мальчика? Она могла бы его уничтожить быстро, раз и навсегда. Разве кому-то нужны лишние хлопоты? – возразил посол.
– Посадить на трон его, как наследника Ривелена, – вздохнул наместник Ариама. – Впрочем, повторю, у меня всего-навсего разыгралось воображение.
Тем временем прислуга принесла вино и фрукты. Когда янтарная жидкость была разлита по бокалам, посол продолжил:
- Да, уж. Богатое у вас воображение, - он улыбнулся. - Даже меня втянули в эту игру. Как вам вино?
Чарльз едва заметно улыбнулся в ответ и пригубил напиток, наслаждаясь букетом. Действительно, слухи не лгали, и вкус был просто божественен. И это при том, что наместник никогда не был любителем алкогольных зелий. Может и зря?
– Превосходно, думаю, стоит наладить поставку вашего вина в Ариам, – Чарльз вновь попробовал вино.
– Конечно, мы с удовольствием обсудим этот вопрос, – кивнул Юлиус.
– Но все ли спокойно в Лаовейне? Не хотелось бы проблем торговым кораблям, – чуть приподнялся в кресле наместник. – Даже в Антеросе ходят слухи о мобилизации ваших армий.
– Не мобилизация, а скорее реформирование, – посол задумчиво посмотрел на Чарльза. – Вы же знаете, как у нас на юге обстоят дела с пиратством. В последнее время столько головорезов развелось, что приходится высылать сопровождение торговым кораблям и караванам. А еще Кениас под боком... Представьте, какого нам с таким соседом! – он сокрушенно вздохнул и отпил вина.
– Понимаю, – кивнул Чарльз. – Пираты совсем страх потеряли, значит. И Кениас... В котором Ленард так же восстанавливает гвардию. Что ж, я не сомневаюсь, что мы решим эту проблему и найдем путь к сотрудничеству. Не хотелось бы лишиться такого великолепного вина из-за каких-то пиратов.
– Я уверен, что найдем, – Юлиус говорил вполне искренне. – Вы мудрый человек, Чарльз. Может, еще слишком молоды, но у вас есть все задатки хорошего политика. Думаю, мы будем сотрудничать.
Чарльз ничего не ответил и, подняв бокал в сторону посла, выпил вино. Ничего конкретного наместник так и не узнал. Еще один выстрел вхолостую. Он задумчиво посмотрел на брата.
– Благодарю вас за гостеприимство, – наместник поднялся с места и опустил пустой бокал на столик. – Но боюсь, у меня еще осталось несколько дел. Надеюсь на благоприятное сотрудничество и новые встречи.
– Всегда к вашим услугам, – Юлиус тоже поднялся с места и церемониально поклонился молодым людям. Он по-прежнему изучающе смотрел на Чарльза, словно разгадывая ребус или собираясь на что-то решиться. Наместник Ариама не спешил покидать покои посла, поддерживая эту молчаливую игру в гляделки, и даже получил легкий толчок локтем в бок – Эррону порядком надоели эти заумные разговоры и не терпелось выбраться на нейтральную территорию.
– Мое почтение, Юлиус, – склонился Чарльз и, наградив Эррона сдержанной улыбкой, подошел к дверям.
– Минутку, – внезапно остановил его посол. – Я хочу вам кое-что подарить...
Он подошел к своему столу, открыл верхний ящик и извлек маленькую костяную коробочку. Подойдя к наместнику, Юлиус протянул ему презент:
– Возможно вещица покажется вам немного странной, но это прекрасный талисман – притягивает удачу. Откройте...
Изучая честные голубые глаза посла, наместник послушно открыл коробочку и заглянул в нее. Невольно у Чарльза брови взлетели вверх, мужчина осторожно коснулся маленькой саламандры и с облегчением улыбнулся.
– Выглядит, как живая, – Чарльз вытащил брошь и рассмотрел ее на свету – черную с желтыми пятнышками. Он обратился к послу. – Я не слышал, что саламандра является символом удачи. Или у нее есть особый секрет?
– Это черный бриллиант, а желтые вкрапления – топазы, – пояснил Юлиус. – Работа магов Саламандры, вот они и постарались: сделали в виде своего символа, – посол невольно улыбнулся. – Хорошая вещь. Я бы посоветовал вам ее надеть и носить несколько дней: точно удача будет на вашей стороне. Гарантирую. Сам проверял, и признаюсь, у меня есть такая же, – он обернулся к Эррону: – А вот для вас у меня такой нет. Жаль, но оставалась всего одна.
Младший Ас'Гейр равнодушно пожал плечами:
– Да, ладно, я не очень расстроился. Не переживайте, Юлиус.
– Эррон с рождения счастливчик, за ним удача сама по пятам ходит, – мягко вмешался Чарльз и поднес брошь к воротнику камзола. К некоторому удивлению Чарльза саламандра выпустила коготки и прикрепилась сама. – Благодарю, Юлиус, за чудесный подарок.
– Удачи вам, Чарльз, – ответил посол, провожая братьев пристальным взглядом. – Рад был встрече, Эррон.
– До встречи, – попрощался наместник, выходя из покоев эр Риверо. Эррон ничего не ответил, лишь махнул рукой.
Предупредив брата, что устал, Чарльз отправился в свои покои. Отчасти это была правда – сначала нелегкий разговор с Хлоей в Антеросе и ее благородным спасителем из низов, потом путешествие до небесной столицы и сразу Совет. И все это накладывалось на врожденную излишнюю рациональность наместника, которому просто жизненно необходимо было раскладывать информацию по полочкам. А сейчас у него ничего не выходило, и этот факт, признаться, очень сильно раздражал наместника.
Когда он вошел в свои покои, то невольно удивился. Раздражение спало. Это комнату наместник узнал сразу – именно здесь жили его родители, когда гостили у Ривелена. Комната, вся залитая теплым светом, который так сильно любил отец, видимо, не сумев до конца привыкнуть к холодным тонам Ариама. Вот ведь ирония судьбы. Чарльз опустился в мягкое кресло и задумался. Совет, слова Юлиуса и предупреждения Алистера не давали ему покоя, не позволяя просто ожидать веселого праздника. Чарльз поднялся с кресла и шагами принялся измерять комнату.
Решение далось не легко, пришлось переступить через собственную гордость. Небольшой синий шар на изящной подставке засветился и покрылся дымкой, взывая к Эвбеям и их правителю – Валентайну. Ответ пришел не сразу, Чарльз уж подумывал о бесполезности сей затеи, когда старший сын Ривелена все-таки надумал выйти на связь. Дымка развеялась, явив уменьшенное изображение правителя Эвбей, вальяжно развалившегося на троне.
– Приветствую, Чарльз. С чего вдруг внимание к моей персоне?
– Хочешь сказать, ты не заслуживаешь внимания других Ас'Гейров? – беззлобно поинтересовался наместник Ариама, отвешивая дежурный приветственный поклон. – Признаться, я ждал тебя на празднике Дэнниара. Чем не повод помириться?
– По их мнению, я уже давно ничего не заслуживаю, – Валентайн рассмеялся. – Помириться? Слава Единому, я ни с кем не ссорился! Они меня видеть не хотят, так зачем еще нарываться? Я отдал корону Дэнни. Разве этого мало?
– Отшельничество никого до хорошего не довело, – покачал головой Чарльз, опускаясь в кресло. – Я буду прям и сразу перейду к делу. Я никогда не отрицал твоего ума, но что у вас происходит? Дворец переполнен слухами о мобилизации армий Юга и заговорах. И это накладывается на отказ правителей южных земель появится в Феории. Хелена тоже не приехала. Епископ Адемар кричит о неподчинении Саламандры и Минотавра. И Дэнниар хочет решительных мер.
Валентайн задумался, барабаня пальцами руки по подлокотнику трона.
– Знаешь, Чарльз, наверное, ты застал меня врасплох, – осторожно начал он после продолжительного молчания. – Даже растерялся, что тебе ответить... то, что моих людей нет в Феории, это скорее интуиция, чем прямой расчет. Чтобы ни произошло, мне в столице не рады, и этот же Адемар, или даже сам Дэнни с подачи своей матушки, готовы в случае чего спустить всех собак в мою сторону. А насчет мобилизации войск... Я не отдам Эвбеи и не предам людей, которые мне доверяют, даже если император вышлет сюда войска. Ленард слишком занят обороной Кениаса от всякой разбойничьей мелочи, разгулявшейся по окраинам, вряд ли он рискнет напасть на Кайруан - это смешно, сам подумай. А Хелена...
– Ей неразумно вступать в бой с Кайруаном в одиночку. Даже при поддержке Саламандры мощь Лаовейна не сравнится с центром и лояльными ему областями. Это равносильно самоубийству, – перебил Чарльз, изменив своему вечному хладнокровию. Валентайн практически озвучивал его собственные мысли. И наместника это раздражало. Кажется, его нелюбовь к встречам с родственниками только усиливалась, достигая своего апогея.
– Рад что ты уловил суть, Чарльз,  – спокойно ответил Вэл.
– Если предположить, что ты не лжешь, – не весело усмехнулся Чарльз. – Война Дэнниара совершенно бессмысленна. По крайней мере, он лишается своих аргументов о заговоре Юга.
Если он лишается этих аргументов... Если... – поправил Валентайн. - Но ведь многие ему верят, поэтому его аргументы весомее моих слов.
– У Ас'Гейров всегда хватало наемных убийц, если ему нужны южные земли, проще и дешевле убрать правителей по-тихому, – холодно рассуждал Чарльз, пытаясь отыскать хоть какую-то причину для «прихоти» Дэнниара. – Не вижу смысла в полноценной войне.
– Ну, нас-то тоже не надо так недооценивать! Личные телохранители, и причем весьма не плохие, есть у всех. А еще есть наследники, которые тоже могут не понравиться в столице. Существуют сторонники,готовые всегда поддержать, и просто сочувствующие, готовые протянуть руку помощи. Всех тайно убивать? Это будет подозрительно. Легче объявить вне закона.
– Убрав вас, Дэнниар своим императорским указом может просто поставить своих людей во главе. Война принесет только разруху всем, особенно Югу с пиратами и прочими разбойниками. Кстати, о Ленарде, он точно в Кениасе? – вслух размышлял наместник, даже не задумываясь насколько хаотично скачут его мысли.
– Его право попробовать нас убить, – отрезал Валентайн. – А с чего тебя вдруг так заинтересовал Ленард?
– Я против войны с Югом, и мне бы не хотелось, что он появился в Феории и только накалил обстановку, – пожал плечами наместник Ариама, машинально вспоминая все проделки непутевого сына Ривелена.
– По-правде, я не знаю, где он, – этот не то чего ждал Чарльз. Как же ему хотелось, чтобы этот идиот спокойно сидел на своем троне в Кениасе.
– Кроме того, ходит еще один нелепый слух его авторства о том, что Феория это ловушка, – задумчиво поделился наместник сплетнями.
Валентайн улыбнулся:
– Ленни никогда не стеснялся выставить себя идиотом. Даже если бы я стопроцентно поверил в эту... информацию, то не стал бы кричать об этом на каждом углу, как придурошные проповедники на городских площадях. Просто тихо отсиделся в стороне, а заодно проверил, правда это или нет. Ведь все равно никто не поверит. Так? Ты бы поверил, Чарльз?
– Я не знаю чему и кому верить, – просто ответил он. – Ленард не заслуживает никакого доверия, но в это странное время можно было напридумывать множество оправданий ему. Впрочем, мое воображение сегодня рисует необычные вещи. Так что, нет, я не верю в это.
– Вот именно. Никто и не верит.
– Просто глупая шутка, значит? – вздохнул наместник, потирая виски. – Благодарю за разговор, Валентайн.
– Мы не видим бога, Чарльз, но это не значит, что его нет. Возможно, где-то и есть, и даже смеется над нами – простыми смертными идиотами, – Валентайн помедлил и продолжил: – Если вдруг Ленард действительно подался в Феорию, вытащи этого дурака оттуда, чтобы не натворил чего – фантазия у него на самом деле больная. Можешь, дать ему по шее для профилактики. Я буду перед тобой в долгу.
– Хорошо, – кивнул Чарльз, несколько скривившись, словно от головной боли. Ленарда он никогда особо не любил. – Если он в Феории я постараюсь найти его раньше других. И пусть все это окажется просто слухами.
–И еще, Чарльз... Если вдруг это не слухи... Не заключай договоров ни с кем, чего бы тебе не обещали, и как бы заманчиво это не выглядело. Ни со своими приятелями, ни с родней, и даже нашему императору ничего не обещай. Просто на всякий случай.
– Звучит так, как будто ты знаешь больше, чем говоришь, – заметил Чарльз, пристально рассматривая миниатюрную фигурку Валентайна.
– Я знаю лишь то, что мне втирал Ленни. Не больше. И, как говорится, не факт, что все это правда. Но вдруг и не ложь?
– Ты предложил мне довести до апофеоза принцип "не верь никому". Звучит так странно, в какую же паутину мы вляпались в этот раз...
Разговор затух, погасли и магические шары в Феории и Литориме, разрывая связь между двоюродными братьями. Чарльз запустил пальцы в волосы и на некоторое время так и застыл, прокручивая все сказанное за сегодня. Но «погода» так и не стала яснее, только все больше напуская тумана.
От раздумий его оторвал легкий стук в дверь и бравый доклад стражи о том, что его хочет видеть граф Нимуэ. Наместник поднялся, приказывая впустить советника. Эдвард вошел и склонился в почтительном поклоне, на что Чарльз только махнул рукой, мол отставить.
– Эдвард, отдай приказ моим людям держать ухо в остро.
– Что-то не так, милорд? – вкрадчиво спросил граф Нимуэ, вопросительно смотря на наместника.
– Не знаю, – покачал он головой. – Не знаю, но я бы хотел, чтобы все были на стороже. Это же относится к магам Разиеля, передай ему. И отыщи портрет моего брата, Ленарда, покажи стражникам и магам. Если только его заметят на территории Феории немедленно схватить и доложить мне. Но, Эдвард, если Ленард в городе никто, кроме Ариама не должен об этом узнать.
– Будет исполнено, милорд, – не задавая лишних вопросов, отозвался советник.
– Кроме того, я хочу, чтобы вы особенно пристально следили за Хлоей и ее новым защитником, – продолжил перечислять наместник.
– Но вы же сами назначили его ее телохранителем, – удивленно заметил советник. – Есть повод для сомнения в верности Олдена?
– Мы встретились с ним только в Антеросе. Он не проверен, – отрезал Чарльз. – А я просто хочу быть уверенным, что мои сестра и брат защищены. Да, к Эррону тоже негласно нужно приставить телохранителя.
– Да, милорд, – вздохнул Эдвард, не совсем понимая с чего вдруг такие меры предосторожности.
– Если я окажусь перестраховщиком, то я только обрадуюсь, – холодно улыбнулся Чарльз. – Ты свободен.
– Но я хотел поговорить о приготовлениях к празднику, – возразил советник.
– Потом, об этом потом, а сейчас исполнять мои указания...
Хлоя Десетриас
15 Мейтхем, Феория, площадь Двух Лун
 
  Парк радовал глаз своей сочной зеленью и яркостью солнечного света. Кажется, только сейчас Хлоя начинала понимать, почему Эррон уехал путешествовать. А вот Чарльз неизменно любил Ариам, сохраняя свою репутацию Снежного принца. Графиня слегка поморщилась - ей этот «титул» никогда не нравился. Невольно она вспомнила какой-то спор братьев из того далекого детства. Настолько ярый, что даже Чарльз чуть ли не кричал. Настроение резко полетело вверх, а Хлоя негромко рассмеялась этому воспоминанию. Бросив еще один взгляд на переплетенье тропинок, девушка вернулась в город, пообещав себе изучить этот парк чуть позже. И снова обилие зданий и завлекательных надписей, предлагающих самые лучшие подарки, сладости, ткани и множество прочих приятных полезностей.
  Темноволосая стройная девушка стояла у вывески «Великая Стела предскажет вам будущее», красовавшейся над входом в небольшое одноэтажное здание, примостившееся почти на самом краю площади Двух Лун. Прочитав надпись, красавица задумчиво покачала головой, по губам проскользнула скептическая улыбка.
- Не особо внушает доверие, – негромко заметила Хлоя, разглядывая вывеску. Великие обычно сидят в своих орденах и особо не спешат делиться своим величием с другими.
Девушка неспешно обернулась. Внимательно взглянула на нежданную собеседницу и улыбнулась уже вполне по-доброму:
- Вы правы. Доверия не внушает, но интересно. Настоящие провидцы – большая редкость, я встречала их всего три раза за всю жизнь. Меня зовут – Кассандра эр Морелл.
- Хлоя Десетриас, – представилась графиня. – Рада знакомству... И если интересно, то можно проверить.
- Я тоже рада, - в глазах Кассандры зажглись озорные искры. - Давайте зайдем. Посмотрим, что представляет собой великая Стела.
Она потянула ручку двери на себя, где-то в глубине здания звякнул колокольчик, на улицу потянуло пряными ароматами трав.
- Конечно, – моментально отозвалась Хлоя, с любопытством заглядывая в открывшуюся дверь и чуть морща носик. Травы ей никогда особо не нравились. Видимо, сказывалось нудное зубрение всех этих трав в академии Холода. – А где вам встречались провидцы?
  Кассандра не ответила, а просто зашла внутрь загадочного заведения. После яркого света, глаза не сразу различили обстановку: помещение тонуло в полумраке. Тяжелые бордовые занавеси закрывали окна, ковры устилали пол и стены. Единственными предметами мебели являлись массивный стол, находящийся прямо посреди комнаты, и несколько стульев возле него. Пожав плечами, Хлоя последовала за новой знакомой, с интересом осматривая помещение. Но куда больше ее волновала Великая Стела, которой почему-то не было в комнате. Или готовилось эффектное появление?
- Добрый день,  прекрасные леди, - послышалось сзади, когда девушки уже прошли в комнату. – Стоило выйти на несколько минут, а у меня уже посетители. Прошу извинить, если заставила вас ждать.
Стела оказалась вполне симпатичной светловолосой молодой женщиной, скорее эльфийкой, если судить по хрупкому телосложению и заостренным ушам. Ее образ никак не вязался с образом гадалки или провидицы. И уж тем более великой.
- И вам приятного дня, - улыбнулась Хлоя, немного замешкавшись. Просить предсказать собственное будущее ей казалось немного глупым. Но эксперимент есть эксперимент. Она лукаво посмотрела на гадалку. – Расскажите нам о будущем?
- Проходите, садитесь, - Стела подошла к столу, над поверхностью которого в свете горящих в канделябре свечей купался небольшой хрустальный шар. Подставки под шаром не было – он просто парил в воздухе. - Я могу рассказать и о вас, и о ваших близких. Что вас интересует? И мне лучше, когда ставятся конкретные вопросы. Так получается точнее.
Кассандра искоса глянула на Хлою, немного нахмурилась, но подошла к столу и присела чуть в стороне, предоставив графине занять место в центре напротив провидицы. Хлоя присела и ненадолго задумалась, о чем бы таком спросить.
- Расскажите мне о моих родителях, – неожиданно для себя попросила девушка.
- Хорошо, - согласилась провидица. – Но хочу еще  вас предупредить: мои услуги не из дешевых. Количество вопросов…
- Нас не волнует цена, - немного бесцеремонно перебила Кэсс. – Мы в состоянии оплатить все расходы, не беспокойтесь.
- Отлично, - Стела заняла место за столом напротив Хлои, протянула руки к шару и стала пристально вглядываться в его поверхность.
  В комнате повисла тишина. Спустя некоторое время шар окутало слабое серебристое сияние. Прозрачность исчезла, но как графиня не старалась, увидеть в нем она ничего не смогла. Провидица же наоборот что-то, судя по всему, видела – на лице ее отразилась целая гамма чувств от удивления до полного ужаса.
– Все так плохо? – с легким оттенком горечи усмехнулась Хлоя, наблюдая за реакцией Стелы  и чувствуя, как вся напряглась. А если это действительно шанс узнать, почему они погибли?
- Они мертвы, среди живых их нет, – произнесла провидица, не отрываясь взглядом от шара. – Убили… Яд.
- Кто и зачем? – сощурившись, спросила графиня. Сердце стучало. «Убили». Не может этого быть. Кому могло такое понадобиться? Почему-то резко разболелась голова, совсем как тогда, когда ей сообщили о смерти родителей.
Стела нахмурилась:
- Мужчина в черном одеянии. Я не вижу лица… Но у него белые волосы. Ничего больше не могу сказать, все расплывается… Но он еще встретится в твоей жизни, Хлоя…
Увлеченная видением, провидица даже не заметила, как перешла на «ты» и назвала девушку по имени.
Кто бы мог подумать, что Хлое можно было не бежать в Антерос, чтобы расследовать смерть своих родителей, и не рисковать своей жизнью. А просто приехать с Чарльзом на праздник, прогуляться, наткнутся на Великую Стелу  и сразу столько всего узнать. Все-таки их убили. Сердце колотилось от гнева и непонимания. Снова всколыхнулась волна ярости и желания отыскать убийцу.
- Ваша очередь, Кассандра эр Морелл, - спокойно заметила Хлоя, разрывая неловкую тишину вязью слов.
Кассандра как-то неуверенно пожала плечами:
- Я даже не знаю, о чем и спросить… Впрочем, - она в упор поглядела на Стелу. – То, что я загадала, сбудется?
Провидица одарила ее странным пристальным взглядом, задумалась на некоторое время, но все же вновь взялась за шар. На этот раз смотрела она не долго.
- Уходите отсюда, - ее голос дрожал, в глазах плескался гнев. – Обе. И забудьте ко мне дорогу. Вы все получите, что хотели. Платить не надо.
Вскочив с места, Стела метнулась к двери, расположенной в углу комнаты.
- Единый, неужели это все будет? – бормотала она.
Когда дверь за провидицей захлопнулась, в комнате вновь воцарилась тишина.
- Что это с ней? – робко произнесла Кэсс, первой нарушив молчание. – Я ничего не поняла.
- Не знаю, – задумчиво протянула Хлоя. Взять и так спонтанно их выгнать. Да еще и это "вы все получите, что хотели". Запутанно-то как. – Но если она со всеми посетителями так, то дела у нее скоро пойдут неважно.
Графиня аккуратно достала кошелек и вытащила оттуда несколько монет, размышляя, сколько же обычно брала за свои видения Великая Стела. Оставлять гадалку без оплаты девушке не хотелось.  Хлоя протянула руку и осторожно коснулась шара Стелы.
- Но интересно, что же она там увидела, - поделилась она. – Неужели, правда, провидица?..
- Сумасшедшая какая-то, - Кассандра поднялась со своего места. - Но не будем же мы портить себе настроение из-за этого... недоразумения. Хотя, мне показалось сначала, что все будет интереснее, она ведь даже ваше имя назвала. И вдруг такое...
Девушка прошла к выходу и позвала за собой Хлою:
- Пойдемте, найдем что-нибудь получше.
- Да-да, – отозвалась Хлоя, в последний раз оглядывая дверь, за которой скрылась Стела, и поднялась со стула, идя следом за Кассандрой. – А имя... может быть, она услышала его, когда мы познакомились? Впрочем, уже не важно.
- А ведь и верно, вполне могла услышать, - Кассандра даже расстроилась, что такое простое объяснение не пришло в голову ей самой.
«Только вот про родителей она слышать не могла» – поддел графиню внутренний голосок.
- Время покажет, права ли была Стела, – заключила Хлоя. – Все получим, что хотели... Хотя размыто как-то…
- Я и всего-то спросила про своего суженого. Любой ведь девушке это интересно. Что могло так разозлить? - ворчала под нос Кэсс. - Ненормальная! - но почему-то захотелось вернуться сюда еще раз - позже, и одной.
- Кто ее знает, – пожала плечами Хлоя. Интересно, а если сказать Чарльзу, что это была умышленное убийство, он начнет расследование? Даже если не начнет, она сама сможет во всем разобраться!
После полумрака обители Стелы улица радовала теплым солнечным светом, от которого даже приходилось немного щурить глаза. Кристально-голубое небо над головой и веселые крики с площади Двух Лун отгоняли недавние воспоминания о беспричинном гневе гадалки. В центре площади находился фонтан, изображающий луны Эмерии в виде молодой пары – красивой девушке в легких одеждах и молодого юноши в доспехах и змеиным хвостом.
- Говорят, что давным-давно еще на заре эпохи правления акумов небо над Эмерией украшали только звезды. А Эклейд и Ллеад жили на этой земле. Эклейд была танцовщицей, а Ллеад воином, – с легкой улыбкой на губах сказала Хлоя, рассматривая фонтан и отвлекаясь от мрачных мыслей. – И однажды случилось, что они встретились. Эклейд танцевала так, словно и не принадлежала этому миру. И Ллеад полюбил ее за один только танец. Но, она – человек, а он – акума. Его сородичи, и до этого презиравшие людей, окончательно разозлились дерзости человеческой девушки, посмевшей пленить сердце их воина. И люди не приняли этой связи, обвиняя акумов в беспричинной жестокости и притеснениях. Куда деваться влюбленным? Только бежать. От людей, от акумов. Но последние были настолько разгневаны, что не захотели просто отпустить эту пару, и гнали их до самого конца мира. А поймав, разделили и перед убийством отступников провели ритуал, чтобы их души и после смерти не смогли встретиться. В ту ночь на небе зажглись две луны – красный Ллеад и желтая Эклейд, вечно наказанные, не в силах встретится, и способные только наблюдать друг за другом с разных концов неба. А на земле акумы решили, чтобы больше такого не повторилось, уничтожить всех людей. Так началась та война.
По лицу Кассандры проскользнуло умиление.
- Да-а, я тоже слышала эту легенду, - она хитро прищурилась. – А вы оказывается такая романтичная девушка!
- Возможно, – усмехнулась Хлоя. – Либо я очень много времени провела с фьяром, знающим множество историй.
- Фьяры? Значит вы с севера?
- Да, я живу в Бианте, – кивнула Хлоя. – А вы?
- В Эвбеях.
- Теплые края, наслышана, но никогда там не была, - улыбнулась графиня. – Вы тоже прибыли на маскарад?
- Да, - Кассандра подошла к фонтану и присела на мраморный бортик, легким движением поправив подол платья. - Вот наконец-то выбралась. Я никогда раньше не была в столице... Ваша фамилия мне кажется знакомой, но я не могу вспомнить, где ее слышала.
Кэсс зажмурилась, глядя на солнце. Рядом галдели детишки, кормившие птиц, откуда-то доносились звуки музыки. Все было так мирно и мило, что невольно успокаивало и заставляло позабыть о странных словах Стелы.
- Разве? – удивилась Хлоя. – Вполне вероятно, что вы слышали о моей покойной тете - графине Десетриас, супруге покойного наместника Ариама - Артеоса АсГейра.
- О! Так вы относитесь к нашему монаршему семейству? - Кассандра с новым интересом взглянула на собеседницу. – Значит, нынешний наместник приходится вашим двоюродным братом?
- Чарльз действительно мой двоюродный брат, – усмехнулась Хлоя, опуская голову и разглядывая землю, а затем рассмеялась. – Но во мне нет крови АсГейров, я их косвенный родственник.
- Как-то вы сразу погрустнели, - отметила Кэсс и взяла девушку за руку. - Расскажите мне о вашем кузене? Всегда интересно послушать о сильных мира сего от людей, знающих их непосредственно. А то столько всяких слухов...
- Чарльз просто Чарльз, - ответила Хлоя и словно вся засветилась, опять что-то вспоминая. – Мне сложно судить о нем, как о наместнике, учитывая, что я все детство провела вместе с ним и его братом. Боюсь, что воспоминания о наших детских шалостях еще довольно ярки, а в политику я не лезу, поэтому могу только сказать, что он замечательный, но через чур серьезный, впрочем для лидера это вполне обыденная вещь. Вот его брат полная противоположность - не менее замечательный, но очень веселый и интересный собеседник.
- Но вы же можете что-то рассказать о его характере. Что ему нравится, что он не любит… - Кэсс заговорщически подмигнула. - Девушка у него хотя бы есть?
Хлоя, задумавшись, присела рядом. Несмотря на то, что она провела все детство с  наместником, стоило признать - о его пристрастиях она знала ничтожно мало. Да и то, что она знала, попадало всегда в одну категорию – занудство. Хотя...
- Он любит Ариам, снег, книги и полеты на дирижаблях, - с легкой улыбкой начала графиня. – Всегда спокоен, выдержан и... серьезен. И замкнут, не любит излишнего шума и суеты. И, мне кажется, сложно понять, что у него творится в голове. Да-а, девушки нет. Последний год он целиком и полностью погружен в дела Ариама.... Впрочем, на маскараде я могу представить вам его. И сами все узнаете.
- Буду только рада, - Кассандра кивнула, на мгновенье закрыв глаза, представила снежные шпили гор. - Я тоже люблю снег, и не уважаю суету.
Лунари Эир
(& Император)

- Лунари, - позвал Дэнниар, когда Совет закончился, все разошлись по своим делам, и зал опустел. - Я хотел бы с тобой поговорить...
Пантера пару минут испытующе смотрела на него. Оглядев помещение, она удовлетворенно выдохнула и спешно приняла человеческий облик.
-- Я слушаю Вас, господин, -- тихо протянула блондинка.
  Император взял со столика открытую бутылку с вином, устало опустился на один из диванов и приложился губами  к горлышку, жадно глотая напиток. Абсолютно некультурно и не позволительно для великого правителя, но манеры Дэнниара сейчас как-то не особо заботили.
- Что ты думаешь о моих родственниках, Лунари? – поинтересовался он у девушки, оторвавшись от бутылки, в которой уже осталась чуть ли не половина содержимого.
-- Если вы спрашиваете моего мнения, то... не могу сказать, что все настолько вам рады, как кажется поначалу. Но ведь Вы и без меня об этом знаете, -- она слегка улыбнулась. -- Много забавных и удивленных, недоверчивых мимических мимолетных масок. Хотя мне было скучно. -- Она озадаченно уставилась на императора, осторожно сложив руки на груди и стараясь не двигаться с места. -- Как Вы себя чувствуете?
- Кошмарно, и это еще слабо сказано... - честно признался Дэнниар и помахал бутылкой. – Мне кажется, я ввязался в игру не за ту сторону. И теперь, как ни крути, проиграл... Хочешь выпить?
-- Вы очень добры, хозяин. Если Вы разрешаете, то я бы не отказалась...
  Император по-свойски протянул девушке бутылку, искать бокал он предоставил ей самой. Лунари же, не долго думая, глотнула из горлышка, как это минуту назад делал ее господин, и бесшумно опустилась на пол, усаживаясь рядом.
-- Мне не очень нравится Ваша матушка, -- заметила блондинка, -- Такое чувство, что она за спинами всех Богов втихую правит половиной Мира и лишь изредка об этом проговаривается.
- Она тоже так считала, - ответил император. – Плести паутину – всегда было ее любимым хобби. Но я вот сейчас думаю о другом... - он хотел было снова взяться за бутылку, но, вспомнив, что отдал ее девушке, вздохнул и продолжил: - Не ровен час со мной что-нибудь случится... и вряд ли ты сможешь этому помешать. Не спорь! Не сможешь... Так вот, если это произойдет, отправляйся к Дозефу Риду и держись его. Наверное, он был моим единственным другом. Хотя.. - он улыбнулся. – Хочешь, я освобожу тебя? Тогда будешь вольна идти, куда вздумается.
-- Не хочу, -- не раздумывая, ответила блондинка. -- Я не буду знать что делать... я так привыкла. Каждый находит свой смысл и свое место. Я... Если это приказ, то я выполню его. Относительно службы Джозефу в случае моей неспособности Вас спасти..., -- она с досадой сверлила взглядом пол. Признаваться себе в том, что она не может чего-то сделать... чего-то, что входит в ее обязанности, было слишком горьким дополнением к вину.
- Не расстраивайся так, - Дэнниар уселся на пол рядом с девушкой и обнял ее за плечи. - Это не твоя вина, просто есть вещи, которые менять уже поздно. Разве что за моими детьми присмотреть ты сможешь...
-- Хорошо, я все сделаю. -- Рин вскинула голову и тщетно пыталась что-то найти в лице императора. -- Мне это сделать в обычном виде или в образе зверя?
- Как хочешь, зверей они не боятся, - ответил император. - У меня двое детей: Бекки - всего два года, а Раймону - десять. Может, они немного избалованы, но это все детские шалости, пройдет с возрастом. Погоди…
  Дэнниар поднялся и прошел к столу, расположенному около одного из стрельчатых окон, где лежали принадлежности для письма и бумага. Взяв один лист, император что-то быстро на нем написал и протянул Лунари:
- Вот возьми. Это пропуск во все помещения во Дворце, а я поставлю в известность кого требуется, что отныне ты будешь телохранителем моих детей.
- Ах, да… Возьми еще и это, - второй лист, сложенный в несколько раз, Дэнниар достал откуда-то из кармана. – Адрес написан сверху, отнеси его, пожалуйста… Никому не показывай и не отдавай, кроме человека, находящегося по этому адресу. А там просто отдай и возвращайся к детям.
Лунари Эир
Лунари стояла в дверном проеме, нервно кутаясь в свой плащ и дербаня у себя на шее дорогой ошейник, который так и не решалась снять. В парке на ее глазах играли дети. Десятилетний сын Деннирара ловил для сестры пеструю бабочку. Мальчик явно находился в хорошем настроении. Рин придирчиво запоминала каждую мелочь. Ребенок среднего роста, кареглазый, волосы темные. По словам няни он был достаточно несносным, чтобы не соврать. А вот Бекки в отличие от Раймона радовала своей молчаливостью в силу возраста и хорошим поведением.
Блондинка недолго думая, затянула ошейник на последнюю петлю, чтобы до шеи оставалось как можно меньше места и, кивнув няне, накинула на голову капюшон, закрывая лицо.
-- Я скоро вернусь. Пока что постарайся никуда с ними не уходить.
Отправка писем никогда не входила в ее обязанности, но выбирать не приходилось. Девушка спешила, как на свидание, к неизвестному адресату, лишь изредка останавливаясь и уточняя у случайных прохожих дорогу.
Jester (Эмиль эр Бомон)
15 Мейтхем. "Дом Роз"
Что и говорить, а  день у Джестера задался на славу. Чего только уже не случалось с несостоявшимся  актером, но довольно таки успешным шулером и мастером попадать во всякие  передряги по совместительству. Но, кажется, парень нашел наконец-то свое место  в этой жизни. Бордель, какое замечательное слово! Сколько потайного и  откровенного скрыто в одном этом неказистом понятие.  Эмиль чувствовал себя на седьмом небе от  счастья, его распирало от новоиспеченного идиотского открытия. С чисто  теоретической точки зрения, он посмел предположить, что: «совмещение  эстетического удовольствия с плотским, является наивысшей степенью духовного  развития и стимулирует улучшению морального обличия человека. Следовательно, публичный  дом – пристанище Единого.» Против такой железной логики, конечно сложно, что  либо перечить, но и углубляться в нее, наверное, не стоит. 
    После ухода Аби из поля зрения,  Джестеру была предоставлена хоть и небольшая, но очень уютная и со вкусом  обставленная комнатка, смежная с гардеробной. Стены в ярко лиловых тонах,  маленький диванчик оббитый черным бархатом, столик с фруктами и вином,  последним штрихом во все интерьере, были парочка картин в рамках из черного  дерева и огромная кровать с балдахином из темной непрозрачной ткани.  Вокруг стоял полумрак, так как окон в этой  комнате в помине не было, а от изящных ароматизированных свеч немного толку. Впрочем,  вашему покорному слуге было, мягко говоря, не до освещения. Конечно,  если компанию тебе составляют миловидные  рыженькие близняшки, то все мысли как то невзначай стекаются в их направление.
  Время летело незаметно. Компания,  успевшая изрядно умотаться, сидела на кровати и играла в карты, попивая вино и  оживленно болтая.  Близняшек звали Сара и  Мэри, причем, как и у всех близнецов, нравы у них были совершенно разными.  Сара была более замкнутой и молчаливой, но  зато сговорчивой, а вот Мэри – веселушка одним словом, еще и капризная. Зато в  их компании Эмиль чувствовал себя спокойно, как во времена театральной жизни.
- Джес, хватит врать, - пробубнила Сара  сосредоточенно пялясь в карты.
-  Я не вру! Ну почему когда я говорю правду, мне никто не верит… Вы у меня  первые. -  Джестер сокрушенно вздохнул и  подобрал пару карт с колоды.
  - Первые после кого? Мы же не простушки, которым нужно тыкать фиалки за уши,  расслабься, -  Мэри намотала длинный  рыжий локон на палец – Лучше бы в игре таким честным был, десять партий в  подряд выигрываешь! То-то ты так быстро согласился играть на желание…  Прохвооост!
Следующую партию Эмиль с треском  проиграл, хоть и не жульничал с самого начала, просто в этот раз карта, ну  совсем не пошла. Девочки ликовали, а шут с содроганием прикидывал, какое  желание могут загадать рыжие. После пары секунд перешептывания, Сара и Мэри с  одинаково довольными улыбками на лицах  повернулись к нему.
  - Солнышко, а помнишь, ты говорил, что  можешь сыграть любую роль? – в один голос пропели прелестницы.
- Ну, говорил, - глаза шулера стали как  плошки.
  - Тогда стань для нас подружкой! – радостно заулыбались девушки – До  гардероба  рукой подать: косметика,  парички, ну все, что нужно для настоящей дамы!
- И все? Ну,  леди, держитесь! У вас появится еще та конкурентка  – всех клиентов отобью! – парень улыбался зубатой улыбкой и пошагал в смежную  комнату.  По правде говоря, он ожидал  чего-то более изощренного, хотя кто этих женщин поймет? 
  Гардероб и, правда был внушительным,  множество платьев, туфли любого размера, парики шляпки и прочее-прочее.  Несколько столиков с зеркалами заваленные косметикой тихо прятались по углам  комнатушки. В воздухе витал запах пыли и пудры, что вызвало у шута прилив  ностальгии. Театр… эх, и зачем он променял актерскую жизнь на карты и  передряги? Молодость, глупость, куда ж без нее – хотя глупость так никуда и не  пропала. Любой виртуозный актер, никогда не считал зазорным и унизительным  надеть женское платье. Именно актер, а не уличный балаганщик, который не то,  что женщину,  а бездыханный труп и то  нормально не сыграет.
    По быстрому выбрав платье глубокого темно  синего цвета, с изящным жабо  из цвета топленого  молока легкой ткани  - простенько и со  вкусом, а самое главное скрывает шею  и  мягко говоря, не женские руки.  Так как особо  крепким телосложением Джестер похвалится, не мог,  то немного попыхтев над завязками жесткого  корсета и напихав вместо предполагаемой груди  каких-то тряпок, его фигура приобрела довольно миловидные очертания.  Переодевшись и оценив себя в зеркале, парень принялся за самую ответственную  фазу преображения – грим. К парикам «леди» решила не прибегать, посчитав, что  и  ее волос вполне хватит на приличную  прическу.  Приподняв их с помощью заколки,  Эмиль увлекся и стал колдовать над своей физиономией. Конечный результат был  настолько удивительным, что даже шулер невольно собой залюбовался. Теперь в  гардеробной стояла хоть и высокая, но довольно миловидная дама с томным  взглядом, что прятался под крыльями черных накладных ресниц,  туфли одел самые простые (точнее какие уже  налезли), растительности на лице у шулера отродясь не было, поэтому слой пудры  покрывал кожу ровным слоем. Ну, красавица одним словом, так бы сам себя и съел! 
    Величаво  выплыв из двери гардероба, пытаясь как можно изощренней скопировать женскую  походку, ваш покорный не сразу понял, что напоролся на очередную неприятность. В  комнате, вместо ожидаемых близняшек восседало трое мужчин, на спинке дивана как  попало висели плащи местной стражи. «Уж попал, так попал!»
    Три пары глаз метнулись в сторону новоиспеченной  дамы, точнее две с половиной, ибо у упитанного мужичонки, по виду руководителя,  глаза жутко косили.  Даже в таком  полумраке Джестер смог это заметить, чтобы не говорили, а у страха глаза  велики.
    - Ладно, Бэзил, повторно решим все на  месте, - некосоглазые служители закона поднялись и накинули плащи -  Нельзя позволить, чтобы подобные неурядицы  продолжались. Сам понимаешь, чем это чревато. Да прибудет с нами Единый.  Увидимся!
-  Марш отсюда, горазды вы, языками трепать! –  Косой был не в духе, происшествия  нынешней недели хорошенько пощекотали и так  расшатанные нервы – До встречи!
    Двери за мужчинами захлопнулись,  отозвавшись гулким ударом в голове остолбеневшего шулера. Теперь они остались  наедине - Косой, «дама» и истеричные тараканы, что бегали в панике по ее  извилинам.
  - Ну, что ты стоишь как каменное  изваяние! Садись уж новенькая-свеженькая не обижу – Косой похлопал возле себя  по диванчику – Не соврали, что экзотику мне предоставят.
- Как вам будет угодно сударь...- как  можно более женственным голосом попытался проблеять шут, но засипел.
  - Простудилась что ли! Ая-яй, ну садись,  согрею... В нашем мире так не хватает тепла и понимания … -глаза служки закона  еще больше разъехались в разные стороны, поэтому понять куда именно он смотрит  было сложно.
    Скрепя сердце, Эмиль эр Бомон,  молодой бастард, что сдуру переоделся в женское платье и так умело загримировался,  сел на краешек  дивана и  стал искать пути отступления. В это время уже  изрядно подвыпивший Косой ( понял шулер это когда оказался к нему близко, стоял  такой винный дух, что глаза слезились) бесцеремонно лапал ноги «целомудренной  девы».
- Чего такая, напряженная?  -  Косой обнял  и смачно впился в  губы временной пассии.
  Единый знает, как беднягу Джестера не  стошнило, наверное, всему стали причиной пробудившееся сознание, которое вопило  две мысли : «Куда ты сволочь язык суешь!?» и «Нужно срочно что-то предпринять!»
  Вот и предпринял, разрыдался во всю  размазывая сопли и заныл отталкивая Косого:
  - Я так не могу-у-у-у!..
  - Чего не можешь? Как не можешь!?
  - Вы понимаете, благородный господин.. Я ...Я…Я  девственница! Я не могу, вот так просто…
    Наверное впервые за все свое существование глаза  Бэзила смотрели прямо как никогда, вот до чего может довести человека  удивление.  Дальше последовала слезная  история о девушке, которой пришлось податься в столь распутное место, чтобы как  то прокормить семью обедневших аристократов и т.д. и т.п. Откуда в голове Джестера  родился подобный бред только Единому известно. Но самое удивительное во всей  этой истории то, что Косой поверил «бедной девушке»
- … И чтобы облегчить мои мучения и хоть  как-то скрасить последние минуты моего целомудрия... Прошу, сыграйте со мной в  карты напоследок! Ведь это любимая игра моего отца, тем самым я помяну его и  смогу замолить прощение у Единого, за свой богомерзкий поступок.
  - Хорошо-хорошо, давай сыграем… - зло пробурчал руководитель стражи.
  - Только с одним условием!- «дама» кокетливо намотала локон на пальчик – Если выиграю  я, вы исполните мое желание, если вы – я вся ваша.
  - По рукам!- это была самая большая ошибка Косого, за всю его довольно длинную  жизнь.
    Понятное дело шулеру было несложно  обыграть подвыпившего субъекта, которому не забывал обновлять бокал с  вином.  Теперь со страшным и ужасным,  главой стражи, можно было делать все, что угодно. А желанием «девственницы»  было привязать бедолагу к кровати, при чем  полностью нагишом и лежа на животе.
  -  Радость моя, ты где? – вопил не своим голосом Косоглазый у которого  между полупопиями была зажата ароматизированная свечка.
  В это время ваш покорный  слуга успел  выбить убежище у здешних  обитательниц и через некоторое время заснуть, забыв даже переодется .  Теперь его список идиотских ситуаций пополнился на один пункт, а настроение,  почему то, было замечательным как никогда .
Граф Хеллерин
15 Мейтхем, корабль "Тень", на подлете к Феории.


Хеллерин неохотно открыл глаза. Солнце светило прямо ему в лицо, через окна каюты. Уже было позднее утро, и светило поднялось достаточно высоко. Он повернулся на правый бок, защищаясь от слепящего света. Полежав еще минут пять, Хеллерин сел на кровати, потянулся и сладко зевнул. Обычно он не любил долго спать и вставал с восходом солнца, но вчера лег глубоко за полночь и решил за благо дать себе немного отдыха, ведь сегодняшний день обещает быть очень напряженным, как впрочем, и остальное время его пребывания в Феории. Входная дверь со скрипом приоткрылась, и в комнату вошел старый слуга.
- Я услышал, как вы проснулись. Что-нибудь нужно, господин? – спросил он.
- Принеси мне воды для умывания, Джаспер, - ответил Хеллерин.
- Прошу прощения, граф, но капитан сказал, что они не держат на судне лишних запасов для этих целей, - сказал слуга.
- Ах, да! Я же забыл, на чем мы летим! – почти выкрикнул граф, и продолжил уже более спокойно, - что ж, может это и к лучшему…
Джаспер не стал выяснять, как отсутствие воды может привести к чему-то хорошему, а просто подал графу Хеллерину бархатный комзол.
- Нет, не это! Дай мне что-нибудь попроще. Ведь мы же еще не скоро прибудем в Феорию? – моментально остановил слугу Хеллерин.
- Два, может три часа, мой господин, - ответил слуга, протягивая ему кожаную куртку и штаны.
Несколько минут спустя граф вышел на палубу корабля. Паруса громко хлопали под порывами ветра, который был ледяной и пронизывающий до костей. У каждого бы появилось желание вернуться обратно в теплую каюту, но Хеллерин направился к штурвалу. Корабль шел с поражающей скоростью, но все равно порывы попутного ветра догоняли его и норовили сбросить с палубы каждого, кто рискнет выйти на нее. Пару раз Хеллерину приходилось крепко упираться в шершавые доски ногами, чтобы не быть опрокинутым на черный пол. Да, и палуба, и все остальные детали корабля уже почернели от времени, местами даже покрылись плесенью. Но от этого он смотрелся даже более величественно. На многих производила впечатление картина, когда черный корабль выныривал из белоснежных облаков на огромной скорости. На высоких мачтах располагалось всего несколько прямых парусов, зато в изобилии были косые. Корпус корабля был достаточно плоским и длинным, с хищным носом, без выделявшейся кормовой части. Мало кто встречал корабли такой компоновки. Даже быстроходные пиратские суда, все же больше походили на обычные суда.
Навстречу Хеллерину из трюма поднялся человек лет за 25, с усами и плотной щетиной. Уголки его глаз улыбались, хотя остальное лицо было совершенно спокойно.
- Эй, Рейд! – крикнул Хеллерин, но его слова были заглушены очередным бешеным порывом ветра.
- Привет, Хел! – прокричал, подойдя совсем рядом, Рейден, - у меня есть к тебе дело.
- Чуть позже, когда спустимся в трюм, - надрывая связки, отвечал граф, - но сначала поднимемся на мачту.
- Зачем? – возразил Рейд, - Тем более это опасно.
- Боишься проиграть? – подзадоривал его Хел.
- Я обгоню тебя больше чем на корпус, - прокричал Рейд, в чьих глазах разгорался огонек соперничества, и бросился к вантам. Хеллерин, не теряя времени, последовал за ним. Они перебирали руками и ногами так быстро, что, казалось, просто скользили вверх. Ветер норовил сбросить вниз, но они оба поднимались наверх и при более резких порывах. Вскоре оба они стояли на рее, слегка запыхавшись после забега.
- А ты не потерял навыка, - крикнул Рейд.
- Но ты все же победил меня, - с некой укоризной в голосе отвечал Хел.
- У тебя будет еще время отыграться, но, провалиться мне в бездну, ты победил бы, если бы не покинул нас три года назад - улыбнулся Рейден.
- Смотри! Там впереди облако, над нужно вниз, если не хотим промокнуть до последней нитке, - Хел указал рукой на белые громады, к которым приближался их корабль.
- Да, - моментально согласился с ним Рейд, и они еще быстрее, чем поднялись, соскользнули вниз на палубу.
Когда оба оказались в трюме, на их лицах играла улыбка. Рейд повернулся к своему другу (а в этом теперь можно и не сомневаться) и тихо сказал:
- Лелиана на корабле.
- Знаешь, я ожидал чего-то подобного от нее, - внешне ничуть не удивившись, ответил Хел, - где она?
- Я запер ее в своей каюте, - произнес Рейд.
- Идем, - поманил Хел за собой друга.
Спустя пару минут они подошли к двери каюты. Рейд достал ключ, вставил в замочную скважину и провернул два раза. Дверь отворилась, и они вошли внутрь. Лелиана сидела в кресле капитана в походной одежде.
- Рейд, я всегда знала, что ты не умеешь обращаться с женщинами, - произнесла Лелиана, потирая ушибленное запястье.
- Я вижу у тебя сегодня не лучшее настроение, - улыбнувшись, ответил Рейден.
- Конечно, когда меня хватают твои дубинноголовые матросы и тащат сюда, а потом ты меня запираешь.
- А зачем ты вообще оказалась здесь? – вмешался в разговор Хеллерин. Он говорил серьезно и спокойно, без тени улыбки, - я же велел тебе оставаться в замке.
- Ты мне не указ, Хел.
- Вот как! – удивленно подняв брови, произнес он, - но я обещаю тебе, что ты не сойдешь с этого корабля.
- Что за глупые запреты, Др… - Хел прервал ее, прислонив палец к губам.
- Не забывайся, мое имя – Хеллерин, - быстро сказал он это настолько грозно, насколько мог, разговаривая с ней.
- Прости, - прошептала Лелиана, потупив глаза.
- Ничего, - он подошел к ней и поцеловал в лоб, - просто не забывай этого.
За дверью послышались медленные шаги и кряхтенье Джаспера:
- Господин, мы вынырнули из облаков, Феория совсем близко, менее, чем в двух часах лета. Вам нужно подготовиться.
Хел подошел к выходу, Рейд последовал за ним. Оказавшись за дверью, Хеллерин наклонился и шепнул другу:
- До моего распоряжения, сделай так, чтобы она не покидала корабль. Если будет нужно, можешь запереть и даже привязать ее, но она не должна оказаться в городе.
Рейд в ответ кивнул, и Хел удалился в свою каюту.
епископ Адемар
15 Мейтхем, подвалы тюрьмы


Бэзил пребывал в плохом расположении духа, вернее, он был ужасно зол – занимался рукоприкладством, орал по любому поводу, и вот уже несколько часов держал в страхе всех подчиненных. Еще бы! Кто ж будет в восторге, после свечки в эм… самом не подходящем для того месте! Хоть перед служителем порядка и долго извинялись (да, и ему даже очень эти извинения понравились), но мерзавку, сотворившую такое с сим почтенным мужем, так и не обнаружили. Поэтому месть Бэзила искала выход – без разницы на ком или на чем. 
 Когда же доложили, что поймали подозреваемых, участвовавших в беспорядках в торговом квартале, глава патрульной службы просиял и сам отправился в подвал Следственного Управления, где была образована местная маленькая тюрьма. Не смотря на сравнительно небольшую занимаемую площадь, тюрьма была гордостью местных властей: во-первых, она хорошо защищалась (над магическими барьерами трудились в свое время лучшие специалисты), во-вторых, здесь имелось все, чтобы развязывать языки и проводить воспитательные мероприятия для нарушителей закона. 
Перед самым входом в подвалы, где и держали заключенных, Бэзила ждали трое в рясах Единого, все как один с капюшонами на головах. Тот, что стоял в центре, сделал шаг вперед и, даже не потрудившись снять капюшон, произнес:
- Доброго дня, Бэзил, - служитель храма ненадолго замолк, а потом так же негромко и немного хриплым голосом продолжил. – Я слышал, что вы поймали мерзких последователей Двуликого в небесной столице нашего светлого императора. 
Спутники говорящего, как по команде, скинули капюшоны, открывая лица. Оба мужчины средних лет с волевыми лицами и взглядами, в которых опытный мог бы с легкостью определить крайне ярых служителей Единого. 
- Я епископ Адемар, - представился тот, что был по-прежнему в капюшоне, методично перебирая четки. – И я, с вашего позволения, хотел бы присутствовать на допросе. 
  Бэзил поморщился: служители церкви, проводящие расследования, в нем самом всегда вызывали непонятное чувство панического страха и отвращения. Но про Адемара он был наслышан, и отказать епископу -  значило навлечь на себя гнев всей церкви Единого. 
- Прошу вас, присоединяйтесь, я как раз отправляюсь поговорить с этими отступниками. Говорят, они повинны в утренних беспорядках. Вот мы это и выясним, с милости божьей, - Косоглазый церемониально поклонился и жестом пригласил пришедших следовать за собой. 
- Благодарю вас, - едва заметно склонился епископ Адемар, отступая в сторону вместе со своими спутниками, чтобы пропустить главу патрульной службы вперед. Больше епископ не проронил ни слова, неотрывно следуя за Бэзилом до камер с заключенными. 
 Заключенных оказалось двое: первый - невысокий, но крепко сбитый, бородач лет, эдак, далеко за сорок, второй - черноволосый и худощавый, судя по всему, эльф (а эльфийский возраст на глаз Бэзил определять не умел). Оба нарушителя порядка были закованы в кандалы и содержались на цепи, словно жутко опасные преступники или дворовые собаки. 
 Бэзил удовлетворенно улыбнулся. Кровоподтеки на физиономиях пленных его несказанно порадовали – не стоило оказывать сопротивление при задержании. Вообще весь допрос можно было бы провести намного проще: пригласить магов, специалистов в данном вопросе: немного одурманенный субъект сам по собственной воле тут же бы выложил любую информацию, но Бэзил жаждал крови и физических страданий, так что маги были оставлены на крайний случай. 
Именно поэтому  в помещение вошел еще один человек - среднего роста, облаченный в черный костюм. Но, самым необычным в его виде была зеркальная маска на лице с небольшими прорезями для глаз. Кроме того, в руках нового участника допроса был небольшой чемоданчик, который он поставил на стол и почти сразу же открыл. Содержимое оказалось не самым приятным на вид - множество разнообразных металлических приспособлений от ножей самой изощренной формы до каких-то совершенно непонятных механизмов.
- Господа, - негромко обратился к заключенным Адемар. - Я предлагаю вам сразу признать свою виновность в учиненных беспорядках, а так же выдать местоположение ваших пособников. Этим вы сэкономите и свое, и наше время. 
- Прошу прощения господа, - начал эльф, - но это какая то ошибка. Я честный торговец зельями, а этот добрый господин мой клиент. Я не понимаю что мы здесь делаем?
- Так-так, господин Мардок, - Бэзил послюнявил палец и перелистнул страницу доклада, который держал в руках. – А что вы скажете про человека, который утром заходил к вам? И почему, если вы такой честный, то собираетесь сбежать из города? И вещи собрали… Что за спешка? 
- Да вот давно мир хотел повидать, деньжат накопил достаточно, а этот добрый господин, - он кивнул на Орла, - в качестве оплаты решил доставить меня в Ариам.
- А не этот ли господин утром помогал бардак на улице устраивать? - прищурился Бэзил. - Вроде как о-очень похож... А что вы думаете, уважаемый Адемар? - он обернулся к епископу. - Сначала укрывают преступников, а потом - мы, мол, тут и ни при чем!
Мардок уже начинал потихоньку злиться. Вот уж какой настырный попался.
- Господин епископ, я не признаю свою вину. Провинился мой помощник, а я испугался. Я согласен заплатить штраф какой скажете. - Первый подал свой голос Орл. 
При  слове штраф,  Бэзил так и просиял: левые деньги никогда не были лишними  для главы патрульной службы, но дело упиралось в присутствие Адемара.  Как при епископе брать взятки? Бэзил хмыкнул и уперся носом в листок,  предоставив остальной разговор вести церковнику.
- Нет-нет, – негромко отозвался Адемар, пристально наблюдая за заключенными из-под своего капюшона. – Сначала назовите имя и местонахождение вашего пособника, устроившего беспорядок. Хотя бы имя. 
- А если я скажу, что назревает покушение на самого императора, и кое-кто специально прилетел сюда что бы это предотвратить. - Орл уже не выпендривался и говорил серьезно, Мардок лишь закатил глаза. Ну кто так скажите пожалуйста делает, сразу выкладывает козыри на стол, так можно и игру проиграть в самом начале. 
- Покушение? - переспросил Адемар, насторожившись, словно почуявший добычу волк. –  Отвечайте прямо, торг в вашей ситуации неуместен. Кто и зачем?
- Мы не знаем кто,- произнес Мардок, - знаем лишь имя Эрик и то что покушение вероятней всего будет в вечер бала. - Артачится уже не имело смысла, и если они не поверят, то хотя бы насторожатся.
Брови Бэзила при последних словах взлетели вверх. Заговор? Прямо у него под носом! Даже штраф отошел на второй план, перед маячившими впереди перспективами выслужиться в глазах императора. Если это, конечно, не очередная ложь.  
Епископ молчал, размышляя над услышанным. Слова этой парочки крайне "удачно" накладывались на тему недавнего совета. Неужели Юг решил сделать свой первый ход завтра? 
- Откуда у вас эта информация? Кто прилетел сюда? – спрашивал епископ. – И, очень актуальный вопрос, почему вы не доложили об этом ранее, если конечно, говорите правду?
- Вы знаете кто я? - Вкрадчиво поинтересовался Мардок.
- Вопросы здесь задаете не вы, - в тон Мардоку ответил Адемар. - Впрочем, прошу, представьтесь. 
- Я Мардок Сильфрил бывший главарь банды Кретчета, лучших наемников из Лаовейна. Далее ставший тайным агентом императорской службы и воспитавший Аргетлама. - Произнес это Мардок гордо вскинув подбородок, голос его приобрел стальные нотки.
Адемар оторвался от своих четок и медленно похлопал в ладоши.
- Браво-браво, может и ваш воспитанник дерзнул появиться в Феории, после того как отвернулся от императора Ривелена? - заметил епископ. - Впрочем, это не отменяет того факта, что вы не сообщили императору и службе охраны о готовящемся покушении. 
- Надо бы проверить насчет тайной службы, вдруг не врет? - прошипел Бэзил на ухо Адемару, со спецслужбами императора связываться было воистину опасно: работали они отдельно и обычным указам не подчинялись. - А может и чужим именем прикрывается.
- Если бы не врал, я был бы в курсе, - холодно отозвался епископ. - Если вы, Бэзил, беспокоитесь действительно ли он Мардок Сильфрил, сейчас удостоверимся.
Епископ подозвал одного из своих спутников, прошептал тому на ухо указания, и служитель церкви покинул помещение.
- А чего вы еще хотели, бедный мальчик семь лет выполнял кровавую работу и неудивительно что его сердце не выдержало. А сейчас он пытается вам помочь и вы до сих пор его угнетаете. - Выпалил Орл на одном дыхании. Если б Мардок не был скован, он его придушил бы. Ну нельзя так играть в эти игры, просто нельзя.
- Значит, Аргетлам все-таки вернулся, замечательная новость, - подытожил Адемар. - Я так полагаю, именно... Эрагон и был виновником в утренних беспорядках?
- А что именно известно о покушении? - перебил Бэзил, подумывая о своей карьере. - Вы точно знаете,что планировал этот ваш Эрик? И кто он вообще? Как выглядит?
- Высокий, коротко стриженный шатен, глаза темно карие, но очень хитер, на время бала может изменить внешность. - Сказал Орл, но как-то не уверено, ну оно и ясно, человек, которого знаешь целый год вдруг переворачивает твой мир с ног на голову и ты всего за неделю из успешного купца превращаешься в распоследнего заключенного без прав и без свободы.
- А какой ему смысл убивать императора? - продолжал Косоглазый. - С чего бы вдруг? 
- По моим сведениям, - начал Эльф, - Эрик наемный убийца, кто наниматель, пока не известно. Я это и хотел выяснить пока ваши псы меня не скрутили.
- Вот только не надо нам хамить! - рявкнул Бэзил, уже было думавший как бы убрать отсюда фанатика-Адемара и получить с торговца куш побольше.
- Почему вы никого не поставили в известность о готовящемся покушении? - негромко повторил свой вопрос Адемар. - Так ли вы хотели помочь, как пытаетесь сейчас это показать?
- И как вы себе это представляете. Я захожу такой весь из себя на ближайший пост охраны и говорю: "Братцы а че вы тут сидите, императору Дэнниару собираются оторвать голову, а предатель Аргетлам его спасает?" Нет ну это просто смешно. - И Эльф криво усмехнулся.
- Куда лучше промолчать и утаить такую важную информацию, - почти понимающе согласился епископ. - А ведь покушение у нас, если мне память не изменяет, планируется уже завтра. 
- Надо срочно принять меры! - засуетился Косоглазый. - Наверное, я вас покину... Дела не ждут. 
- Вы еще не отдали соответствующих приказов? - удивился епископ. - Какая нерасторопность.
 Бэзил криво глянул на Адемара: как можно отдавать приказы, если он все еще находился с ним рядом? 
 - Успехов вам в дальнейшем разговоре, - развернувшись на каблуках, Косоглазый, гордо вздернув подбородок, удалился.
Минут через пять после после ухода Бэзила вернулся церковник, недавно отосланный Адемаром, с папкой в руках.Епископ молча заглянул в нее, изучая содержимое. 
Дела из секретного архива тайной службы. Адемар бегло пробежался взглядом по рисованному портрету Мардока, взглянув на сидящего перед ним человека, сверяя рисованное и реальность. Похож. Не самозванец. Епископ удовлетворительно усмехнулся, но тут его внимание привлекла неожиданная строчка. Атеист? Этого Адемар не смог простить - сразу же объяснилось это нежелание идти на контакт, уловки, недоговоры и связь с отступником Аргетламом. Возможно ли, что именно Мардок и Эрагона сбил с пути истинного, о котором наказывал Единый, и поэтому, «бедный мальчик» предал императора? 
- У меня осталась пара вопросов... - очень тихо произнес епископ. - Есть подозрения, что эти люди пошли против церкви.
Он дал знак дознавателю в маске приступать. Бэзил уже ушел, вся власть осталась в руках епископа. Разве стали бы другие стражники ему перечить? Конечно, нет.
- И, кроме того, эти люди обвиняются в укрывательстве беглого преступника Аргетлама и сокрытии важной информации. Они могли многое и не досказать. 
Орл с округлившимися от ужаса глазами наблюдал как инквизитор берет раскаленный прут, а Мардок лишь глубоко вздохнул. Такое ему не впервой, жизнь у него была тяжелая и не такое терпел. Главное что толчок дан. Все сейчас зависит от Адемара и Аргетлама.У них общая цель но они враги. Что же будет дальше?
- Они должны остаться в дееспособном состоянии, - отдал последнее указание епископ, когда дознаватель ударил прутом по груди Орла. Затем еще раз, каждый раз вкладывая в удар все больше силы. Затем, видимо, решив, что этому пока хватит палач повернулся к Мардоку, занося прут. После своей разминки, дознаватель вернулся к своему чемоданчику, выуживая оттуда сосуд, в котором по видимому была обычная вода. Неспешно откупорил пробку и, вернувшись к заключенным, облил их содержимым. Да, вода, но смешанная с солью. 
Затем дознаватель вытащил приспособление, похожее на колодки и быстро зафиксировал лодыжки обоих заключенных, так чтобы они не могли даже пошевелить ими. И вновь принялся за дело, нанося удары по ступням смоченными в соленой воде деревянным прутом. В какой-то момент, прут сломался,  и палач пошел за новым.
- Довольно, - остановил того Адемар. - Завтра продолжим. 
Палач кивнул и принялся собирать свой набор обратно в чемодан, очищая инструменты от крови. 
- Доброго дня, господа, - пожелал епископ, выходя из камеры. За ним последовали и церковники, следом помещение покинул палач, и патрульный запер камеру, оставив  Орла и Мардока наедине со своими мыслями. 
- Орл. - произнес Мардок окровавленными губами.
- Что?
- Ты кретин.
Тот лишь горестно вздохнул.
Граф Хеллерин
15 Мейтхем, Городская пристань

Корабль замедлил свой ход и аккуратно пришвартовался на одной из пристаней Феории. Небольшая толпа горожан собралась, чтобы рассмотреть странное летающее судно, почерневшее от времени и до боли напоминающее обычный корабль.
Матросы спешно убирали остатки парусов. Швартовочные канаты скрипели, удерживая, все еще рвущееся вперед судно. Когда парусная оснастка была окончательно свернута, и корабль перестало болтать, с борта был скинут трап.
Первым аккуратно спустился граф Хеллерин. Сейчас он уже был одет в бежевато-белый сюртук с высоким горлом. На ногах красовались черные блестящие сапоги по колено с заостренным носом. Ветер слегка трепал волосы на голове, иногда заставляя поправлять их с лица. Следом спустились слуги, несшие различные сундуки. Потом всего в два прыжка на мостовую соскочил Рейд.
- Ну что ж. Я в Феории. И что дальше? - прошептал, как бы разговаривая с собой Хеллерин.
А дальше все произошло очень быстро и неожиданно: Лелиана, игнорируя трап, с грацией кошки соскочила с борта корабля на мостовую, и перекатилась через плечо.
- Стой! – заорал Рейд, но девушка полностью проигнорировала этот крик и бросилась бежать.
Хеллерин, понаблюдав за этой картиной, устремил свой взгляд в небо, молитвенно сложив руки у груди, а потом обратился к Рейдену:
- Тебе, похоже, с ней не совладать…
- Но… - начал было оправдываться капитан, но был остановлен жестом.
- Похоже, у меня не остается выбора, кроме как взять ее с собой и самому за ней присматривать, чтобы она не выкинула еще какую-нибудь штучку, - продолжил Хеллерин, - я сам найду ее, выдели мне пять лучших человек, а ты займись пока гостиницей для проживания.
Рейд послушно кивнул головой.
Через десять минут Хел, переодевшись в походный костюм, уже направлялся в город, в сопровождении пятерых матросов на поиски беглянки.
Аргетлам
& и Граф Хеллерин

15 Мейтхем, Таверна "Одноглазый Джо"

Лелиана

Лелиана очнулась в маленькой темной комнатушке. В нос сразу ударил сильный запах копченой рыбы, который казалось заполнял все окружающее пространство. Она лежала на кровати, расположенной у стены, напротив двери, из под которой тонкой полоской вырывался слабый свет. Голова ныла, особенно в области затылка. Лелиана перевернулась на спину, поморщившись от неприятного ощущения: в голове словно перекатилось что-то тяжелое и металлическое. На стене слева было маленькое окошко, закрытое ставнями, но сквозь него не пробивался ни единый лучик солнца. Из этого Лелиана заключила, что уже вечер, и скорее всего поздний. Оставалось еще несколько вопросов, мучающих голову, которая и так отказывалась соображать.
- Где я? Как долго? Как я сюда попала? - вертелись в голове беспорядочные мысли.

Аргетлам

Аргетлам шел по какой то шумной улочке не разбирая дороги. Народ вокруг веселился и пел заздравные императору. А Аргетламу было не до веселья, его ребят так глупо сцапала и увела в неизвестном направлении императорская стража. Он сам смог лишь глупо улыбнуться стражнику у двери и затеряться в толпе. Что мне делать? Куда идти? Эти два вопроса не покидали его голову. Он и не заметил как заблудился, дорога сделала поворот, затем еще и еще. Подняв голову он понял, что находится неизвестно где, в каком то темном переулке и тут вдруг как будто небо обрушилось на голову....
Очнулся он в полной темноте от сильной встряски. По ощущениям его связали, надели мешок на голову и самым бесцеремонным образом погрузили на телегу. Во рту ощущался знакомый горьковатый привкус от сильнодействующего снотворного. Через десять минут тряска закончилась и его, схватив в охапку, куда-то понесли. Послышались звук открывающейся двери, затем шаги, снова скрип двери и тут с него стащили этот чертов мешок.
- Лежать шалава, - произнес приземистый мужик кидая его на пол, - хозяин скоро придет.
Лелиана услышала шаги снаружи, вскоре дверь отворилась, и какой-то мужик втащил еще одну девушку и бросил на пол. Лелиана встала с кровати и, слегка покачиваясь и держась рукой за стену, направилась к лежащей на полу незнакомке. Подойдя поближе, она присела на корточки и взглянула ей в лицо. В темноте невозможно было ничего разобрать, лишь глаза слегка блеснули.
- Как тебя зовут? - шепотом спросила Лелиана.
- Арг...Мила, просто Мила, - ответил он, также шепотом, головокружение еще не успело пройти. - А тебя?
- Лелиана, можно просто Лел, - слегка улыбнувшись ответила она, - ты не знаешь, что происходит?
- Нет! - крикнул он,- Но когда я до вас доберусь вы об этом горько пожалеете. Мой отец известный судья и он вас в темнице сгноит сволочи!
Эта фраза адресовалась в равной степени, как и неизвестным похитителям, так и Лел, пусть думают что хотят, так будет для всех легче. Напридумывает, бедная Лел, себе невесть чего и небудет задавать лишних вопросов.
- Тшшш! Чего ты орешь дурочка? - совсем тихо прошептала Лелиана, не придавая смысла сказанным Милой словам, - нам нужно придумать, как отсюда выбраться. Я чувствую, что это хорошо не закончится.
Она встала и протянула подруге по несчастью руку. Аргетлам с радостью принял предложенную руку и с огромным усилием поднялся на ноги.
- Сможешь развязать мне руки? - Попросил он, - А то совсем затекли.
- Постараюсь, - ответила она, прощупывая свои карманы, может что завалялось острое. Но не найдя ничего подходящего, она стала на ощупь пытаться развязать крепкий узел, правда пока тоже тщетно. Неожиданно глаза вновь нарели на полоску света у двери.
- Можешь придвинуться к свету, наверное тогда у меня что-нибудь получится?
Аргетлам направился в сторону луча света, начиная потихоньку отходить. Снотворное хоть и было мощное, но эльфийская кровь в его жилах помогла ему быстро очухаться.
На свету Лелиана рассмотрела узел и радостно выдохнув:
- Этот совсем простой, - парой легкий движений ослабила его, а затем и вовсе освободила руки.
Когда путы спали ассасин с наслаждением потер онемевшие запястья. "Теперь пусть только сюда войдут ",- подумал он и в его голове стали проносится кровавые картины одна ужаснее другой.
В этот момент дверь открылась и на пороге появился высокий и худой мужчина средних лет и с густыми каштановыми волосами. За ним маячил давешний похититель.
Граф Хеллерин
Там же, те же


- Я Хозяин, -представился он, - И вы теперь мои рабыни.
- Родители тебя явно обделили именем, - съязвила Лел, но по коже пробежал легкий холодок от слов этого человека.
- Молчи дура! - И он отвесил ей пощечину. - Вы все будете делать по моему разрешению. Жрать то что я дам и спать там где я укажу. Ууууу, вы мои маленькие шлюшки. - И с этими словами он потрепал Аргетлама за щечку.
- Ты пойдешь со мной первая, - и Хозяин взяв за руку Аргетлама, потащил его в смежную комнату, - Вторая твоя Сэм.
Сэм, похититель, что все время стоял в дверях, вошел внутрь, громко сглотнув в предвкушении веселого времяпрепровождения. Но как только он приблизился к Лел, которая еще потирала щеку после пощечины Хозяина, то сразу же получил оплеуху. Встряхнув головой Сэм продолжил свое наступление, на его лице играла широкая улыбка: он очень любил когда девушки сопротивляются и кричат. Но следующего меткого удара ногой в пах он явно не ожидал и поэтому рухнул на пол, скрипя зубами и произнося какие-то нечленораздельные ругательства.
Аргетлам чуть было не прозевал момент начала драки. Когда послышался звонкий удар оплеухи он резким движением руки влепил локтем Хозяину в челюсть. Этого оказалось мало. То ли у Хозяина крепкая голова, то ли его новое тело было слабым, но мужик даже не моргнул. Аргетлам понял это в мгновение ока и, сразу продолжая движение руки, схватил его за кадык и потянул на себя. Послышался не приятный хруст, и Хозяин хрипя повалился на пол. Аргетлам обернулся и уже хотел было помочь девушке, но этого не понадобилось, ее противник уже лежал на полу скуля от боли.
Лелиана двинулась к выходу, который теперь был абсолютно свободен.
- Пошли, нам надо уходить, - позвала Лел свою спутницу.
- Ты иди, а я догоню. - Произнес ассасин поправляя платье. Если и ломать комедию то до конца. Главное не слишком вжиться в роль.
- Хорошо, только будь осторожна, свяжи их лучше.
Когда дверь за Лел закралась, Аргетлам кинулся к Сэму.
- Когда вы меня схватили, - начал он, - при мне была корзина. Где она?
- Да пошла ты, ооооооо, - разбойник дико взвыл от боли.
- Хочешь повторю? Нет? Тогда отвечай на мой первый вопрос. Живо! - голос Аргетлама приобрел стальные нотки.
Лел быстро сбежала вниз по лестнице и столкнулась еще с двумя крепко сбитыми мужчинами, которые, видимо, услышали шум сверху.
- Куда спешишь, красавица? - проскрипел один, криво ухмыльнушись.
Лел искала глазами выход и наткнулась на дверь сбоку. Не долго думая, она метнулась туда, надеясь выскочить наулицу и попросить помощи. Она уже добежала до двери и распахнула ее, но тут на запястье сжалась железная хватка, и один из бандитов резко рванул ее назад.
- Нееет! - взвизгнула она от страха, уже оказавшись на полу.
- Мы еще не закончили, - склонившись над ней и дыша перегаром, пробасил второй, ухмыляясь еще шире.
Лел лежала с широко открытыми глазами, сердце совсем ушло в пятки, тело отказывалось слушаться, она теряла сознание. Он уже было потянулся к ней, но неожиданно отпрянул назад, громко ухнув, и схватился за нос. Перед ней стоял Хеллерин, держа в руке обнаженную саблю. Первый бандит подхватил "раненого" товарища, у которого все лицо было в крови из-за сломанного носа, и поспешил отступить. Хеллерин склонился к Лелиане, убрав неиспользованную саблю в ножны, и помог ей подняться. Она так и повисла у него на шее, сердце все еще бешено билось. Она смогла лишь прошептать:
- Помоги Миле.
Не вдаваясь в долгие распросы, Хеллерин указал жестом, сопровождавшим его людям, что нужно осмотреть эту таверну.
Аргетлам поднялся от валявшегося без чувств Сэма и направился к открытой настежь двери выхода. По лестнице поднималось двое мужчин в простой матросской униформе. "Слава Единому, - облегченно подумал Аргетлам, - спасены".
- Вы Мила? - спросил один из них.
- Да! - ответил он быстро сбежав по лестнице. Под ней находилась небольшая каморка. Потянув дверь каморки на себя он увидел стеллажи на которых покоилась всякая всячина, наверное вещи предыдущих жертв,  среди которой и сыскалась его корзина. Убедившись, что все на месте он схватил ее и повернулся лицом к графу.
- Меня зовут Мила, ваша светлость. - И он отвесил изящный реверанс строго по дворцовому этикету. Не зря, ох не зря Мардок его гонял в юношеские годы, заставляя входить в образ от конюха до самого императора.
- Вы очень проницательны, Мила. Я граф Хеллерин. Спасибо, что помогли Лелиане, я безгранично благодарен вам. Хотя, вижу и вам пришлось не легко. Что я могу для вас сделать?
- Не будет ли для вас слишком обременительно сопроводить меня ко дворцу? - Голос он постарался изобразить как можно более елейный.
- Нисколько. Лел, ты пойдешь с нами или хочешь в гостиницу, отдохнуть?
- Я с тобой, - ответила она. Теперь она решительно боялась покидать Хеллерина.

До дворца они добрались в карете, окруженной отрядом вооруженных людей с угрюмыми лицами.
Во дворец их пропустили без вопросов, стоило графу назвать свое имя.
Граф первый вышел из кареты и подал обоим дамам руку, помогая спуститься.
- Можно поинтересоваться, - обратился он к Миле, - а вы из дворянского рода? Живете во дворце или просто служите?
- Я прислуга, готовлю на кухне. Приехала недавно и тут на меня набросились те монстры. Все мои пожитки вот в этой корзине.
- Еще раз выражаю свою благодарность. Если что понадобится, я думаю вы сможете меня найти в гостиннице "Солнечное сияние". А сейчас, разрешите откланяться.
- Премного вам благодарна, Граф. -И сделав реверанс он отправился в сторону дворца. Ему предстояло найти кастельяна и узнать у него насчет ночлега. В мышцах уже начинались спазмы и это означало, что действие зелья перевоплощение кончалось.

Лелиана и Хеллерин направились обратно к карете.
- Спасибо тебе, - сказала Лел, уже сидя в карете и положив голову Хеллерину на плечо. Тот лишь слегка улыбнулся и обнял ее.
- Я решил взять тебя с собой на бал, - после нескольких минут молчания произнес он.
- Хорошо, - уже машинально ответила Лел, засыпая у него на плече.
- Отдыхай, у тебя был очень тяжелый день, - этих слов она уже не услышала.
Лаэрдон из Кейруана
& Миранда

15 Мэйхем. Вечер. Улицы Феориии.

Солнце клонилось к закату, когда Миранда наконец-то вспомнила о бедной тетушке, наверное, уже сбившейся с ног в ее поисках, и развернулась в сторону дома. Время пролетело так быстро и не заметно, что оставалось только удивляться. Но, как, оказывается, приятно чувствовать себя свободной! Девушка ликовала. Дом теперь навеки получил ассоциацию с клеткой, пусть и золотой, но сплошь состоящей из одних правил и запретов.
  Во время своего дневного путешествия Миранда успела переделать кучу дел: посетить местных торговцев, закупив абсолютно не нужных мелочей, типа заколок для волос, ароматных пряностей, каких-то, якобы, магических трав и амулетов и обычного букетика синих цветов, сложнопроизносимое название которых тут же забылось. Затем перекусила весьма замечательными пирожными и посмотрела выступления заезжих актеров, которые давали представление прямо под открытым небом. Все было удивительно и не шло в сравнение с ее прошлой жизнью под замком и присмотром строгой маменьки.
  Уже на обратном пути до слуха девушки долетела чудесная мелодия, доносившаяся из небольшого сквера. Не в силах устоять перед любопытством, девушка завернула под сень деревьев и увидела красивый фонтан, украшенный бронзовой фигуркой распростершего крылья дракона. На парапете сидел рыжеволосый эльф и перебирал струны лютни. Делал он это словно бы нехотя и бездумно, но звуки рождающиеся под его пальцами складывались в музыку, которая казалась рожденной самой атмосферой, царящей в сквере. На миг девушке показалось, что эльф играет лишь для нее одной и Миранда остановилась за деревом  слушая чарующие звуки.
Но вот отзвучал последний аккорд и осталась лишь музыка природы - шелест листьев и журчанье фонтанных струй - удивительным образом продолжающая эту мелодию. Эльф замер, прикрыв глаза и опустив голову.
Постояв еще некоторое время и видя что таинственный лютинист не собирается продолжать, Миранда сделала шаг назад, намереваясь удалиться.
Но сколь не слышно ступала девушке, эльф  все же поднял голову и улыбнулся:
-  Как вы считаете, юная госпожа, будет ли уместным исполнить эту композицию перед знатными дамами Императорского дворца? - неожиданно спросил он, внимательно смотря ей в глаза.  -  Или, все же, сыграть что-нибудь более привычное и не испытывать их терпение различными  музыкальными изысканиями?
- То, что я сейчас услышала, прекрасно, - пролепетала Миранда. Голос предательски дрогнул, лицо постепенно заливалось румянцем – не так-то уж часто девушке приходилось общаться с незнакомыми мужчинами, да еще и за пределами дома. Смутившись, она отвела взгляд. – Я не могу сравниться с дамами из окружения императора, но, на мой скоромный взгляд, вы чудесно играете… Мелодия просто завораживает! Извините, если вам помешала, но пройти мимо такого волшебства я не смогла.
- Да что вы, какое волшебство! - воскликнул эльф поднимаясь с парапета. - И вы совсем мне не помешали. Наоборот, я рад, что вам понравилось, и поэтому примите в дар эту незатейливую мелодию, юная леди - пусть она будет безраздельно вашей и звучит только для вас, а не для расфуфыренных придворных дам... Однако я не представился! - он забавно всплеснул руками и  низко поклонился. -  Лаэрдон из Кейруана, немного бард и менестрель из дома Текианских Ридов. Буду завтра выступать на Имперском карнавале.  А кто вы, юная смущенная незнакомка, столь опрометчиво разгуливающая совсем одна по этому городу? Впрочем, если вы найдете мое любопытство слишком назойливым, я смиренно удалюсь, унося в сердце море очарования, что льется из ваших прекрасных очей. Но я бы счел своим долгом проводить вас, тем более скоро совсем стемнеет...
Миранда совсем смутилась от такого обилия комплиментов, хоть и понимала, что половина из них обычная лесть. Но даже если и так, ей было приятно, а при упоминании Ридов сердце вдруг странно защемило: «Он знает Дэвида?»
- Миранда. Графиня Миранда Хеллис, - девушка улыбнулась и протянула руку Лаэрдону. С одной стороны она представила, как будет бушевать леди Истер, когда увидит ее с незнакомым молодым человеком, с другой – почему-то хотелось нарушить хоть одно из установленных в доме правил. – Буду только рада, если вы проводите меня. В Феории живет моя тетушка, я у нее в гостях. Здесь совсем недалеко: через площадь Двух Лун и налево… И спасибо вам за ваш подарок...
- В таком случае, идем, - Лаэрдон невесомо-изысканно прикоснулся губами к запястью девушки, затем выпрямился, повесил лютню на плечо и перекинул плащ через руку. - Я провожу вас в дом тетушки.
Эльф подхватил Миранду под руку и повел  ее к выходу из сквера. Впрочем, все это было проделано с таким пиететом, что со стороны они казались давними знакомыми, совершающими вечернюю прогулку.
Миновав сквер, молодые люди вышли на Площадь Двух Лун и направились к дому леди Истер. Народу к тому времени на площади не убавилось, скорее даже наоборот, количество праздно прогуливающихся гостей столицы выросло в несколько раз с того момента, как девушка была здесь в последний раз. Миранда чувствовала себя на удивление счастливой, а от того улыбку вызывало все, даже стайка детишек, гоняющая у фонтана птиц, и абсолютно позабывшая про маленького рыжего котенка, который ковылял на своих мелких лапках в абсолютно другую сторону, изредка натыкаясь на ноги чужих взрослых.
  Внезапно на площадь вылетели три всадника. Кто-то рядом буркнул про бесцеремонность и нахальство, но, тем не менее, толпа немедленно и безропотно расступалась, освобождая дорогу несущимся галопом скакунам.
  А маленький рыжий клубок в это время потихоньку уползал от своих хозяев все дальше и дальше, норовя через мгновение оказаться под копытами приближающихся лошадей. Мира ахнула, даже нечего было думать, что всадники, несущиеся во весь опор, заметят какого-то там котенка! А дальше девушка сделала очередную, и, наверное, самую несусветную глупость в своей жизни: она выпустила руку Лаэрдона и бросилась к дороге. Кто-то охнул, кто-то что-то крикнул, но Миранда не слышала и не видела ничего вокруг себя, кроме своей цели. Подхватив котенка, девушка подняла голову и остолбенела: прямо над ней черный жеребец, показавшийся ей до жути огромным, с храпом взвился на дыбы. От ужаса Мира забыла, все, что хотела сделать, и нелепо замерла на месте, не в силах пошевелиться.
Когда девичьи пальцы неожиданно покинули руку Лаэрдона, он от неожиданности оторопел на несколько мгновений. Но увидев, что девушке грозит нешуточная опасность, сорвался с места. Неуловимо-быстрым прыжком эльф метнулся к Миранде и выхватил ее  из-под копыт плясавшего на задних ногах жеребца. Ловко завалился на спину, смягчая для нее падение, но не промедлив больше положенного, высвободился и вскочил на ноги. Дальнейшее оказалось неожиданностью для него самого.
Словно бы какая-то странная сила ворвалась в него со стороны и оставив разум эльфа сторонним наблюдателем, полностью захватила власть над его телом. 
Лаэрдон собирался всего-навсего выразить свое мнение по поводу езды галопом в общественном месте, но вместо этого неожиданно резко вскинул руку  и с его уст сорвались странные слова на гортанном наречии.
Черный жеребец захрапел, попятился и снова встав на дыбы, скинул всадника на брусчатку. А сам Лаэрдон, все еще находясь по воздействием той самой странной силы, повернулся к спутникам упавшего всадника. Эльфа не смутила даже повисшая над площадью удивительная тишина. 
Всадник, сброшенный на землю, тем временем медленно поднялся. Он был совсем молод и явно принадлежал к высшему сословию. Небрежно отряхнув с одежды уличную пыль, он полным ненависти взглядом молча сверлил Лаэрдона, словно не мог выбрать, что бы такого с ним сотворить. Его приятель – высокий голубоглазый блондин - действовал быстрее, мгновенно спрыгнув на землю и схватившись за меч.
- Кретин, ты что себе позволяешь! – набросился он на эльфа. – Убирайся с дороги, живо! И припадочную свою держи в следующий раз крепче, чтобы под лошадей не бросалась!
Миранда, все еще сидящая на мостовой и прижимавшая к себе котенка, при последних словах словно очнулась и жалобно всхлипнула.
Из-за угла показались стражники и грохоча алебардами ринулись на шум, однако примерно на полпути сбились с шага, а там и остановились, словно выжидая, что произойдет дальше.
Лаэрдон покачал головой, покосился на плачущую девушку и шагнул навстречу голубоглазому.
- Попридержи язык! - в глазах его заплясали опасные огоньки. - Мало того, что ездите по городу не смотря под ноги, так еще и хамите высокородной даме. Впрочем, чему удивляться - мы для вас грязь под ногами. А законы  пустые словеса! Ну да ничего -  не действует писанный закон, есть закон острой стали, тем более он вам знаком! Защищайтесь, господа!
Узкий клинок в мгновение ока вылетел из ножен, а плащ обернулся вокруг руки, превратившись в своеобразный щит.
Лаэрдон нашел свое приключение.
- Остановитесь, - голос юноши, недавно сброшенного на землю, прозвучал твердо и уверенно, словно никаких пререканий и быть не могло. – Убери меч, Грейхерт, - бросил он через плечо своему приятелю. – Здесь не место и не время.
  Более не обращая внимания ни на своих сопровождающих, ни на готового броситься в бой эльфа, юноша подошел к Миранде и протянул ей руку, помогая подняться.
- Меня зовут Эррон АсГейр, - представился он девушке. – Мне жаль, что все так получилось, но вам следует получше следить за своими зверушками, а если уж прозевали, то не бросаться сломя голову за ними под копыта лошадей. Это по меньшей мере не разумно, по большей – опасно.
  Оторопевшая Миранда лишь кивнула, даже забыв представиться. Впрочем, имя ее, очевидно, никого и не интересовало, так как Эррон сразу после своих слов отошел в сторону и направился к своему коню. Приняв поводья из рук приятеля, он обратился уже к Лаэрдону:
- А вот перед вами мы извиняться не будем. Но и драку на радость толпе сейчас затевать нет времени. Завтра на рассвете у феорийского маяка, если хотите… 
Грейхерт тем временем отступил на шаг назад и нехотя вложил меч в ножны. Судя по всему, он был совсем не против развлечь народ и сцепиться с обнаглевшим, на его взгляд, эльфом прямо здесь и сейчас, однако нарушить приказ Эррона не посмел.
- К вашим услугам, ваше высочество, - Лаэрдон прищурился, услышав императорскую фамилию и отсалютовал мечом. - До встречи у маяка. Там, надеюсь, мы разрешим наши...разногласия.


Эррон Ас`Гейр
15 Мэйхем. Вечер. Улицы Феориии.


  Встреча с Чарльзом добавила новых хлопот. Кому и зачем нужны все эти пустые разговоры? Ну, решил император развязать войну, почему бы просто не согласиться: «да, я вас поддержу, на Ариам всегда можете рассчитывать»? Ведь все равно так и будет, и армия севера по любому выступит на стороне империи. А лишние вопросы… В этом был весь Чарльз, и Эррон решительно не понимал, чего он хочет добиться. Что бы не случилось, брат всегда начинал докапываться – зачем и почему. Вот это доскональное и педантичное искание якобы чего-то скрытого Эррона, при всей его любви к брату, всегда раздражало. И, наверное, не только его. Паранойя Чарльза иногда не знала границ: наместник Ариама всегда полагал, что его хотят одурачить! Он не доверял никому, и это являлось наибольшей проблемой. Предстояло срочно его как-то успокоить и заверить, что все в порядке.  Но сначала следовало встретиться с Фергусом: слишком уж этот старый лис дергался на Совете, как бы что не устроил, маги – народ скользкий.
  Когда герцог спустился вниз, его уже ждали виконт Уильям Грейхерт  и граф Николас Риккой. Кони были давно оседланы, молодые люди о чем-то тихо переговаривались, ожидая задержавшегося из-за беседы с Чарльзом Эррона.
- К Фергусу? – скорее подтвердил, чем спросил Николас, лихо запрыгивая в седло.
- К нему, - кивнул Эррон. – И давайте поторопимся, если хотим успеть туда вперед Рида.
Откуда Эррон это узнал, он не пояснил, впрочем пояснений никто не потребовал. Молодые люди молча согласились, восприняв информацию как само собой разумеющееся, и вскоре троица уже мчалась во весь опор к Цитадели Хранителей, расположенной на другой стороне города.
  И все было бы ничего, если бы на площади Двух Лун какая-то кретинка не сунулась прямо под копыта лошадей. За мерзкой кошкой, как потом оказалось. Глупость, каких мало! Иногда поведение людей становилось абсолютно не понятным и не поддающимся логике: сравнить собственную жизнь с жизнью зверя? Нет, это в голове у Эррона не укладывалось.
Инцидент только добавил проблем из-за встрявшего в скандал эльфа: итак уже задержались, а теперь еще и народ на площади лишний раз позабавили. Можно было с уверенностью утверждать, что к утру происшедшее обрастет новыми подробностями и распространится по всему городу. Эррон едва сдержался, чтобы не наказать наглеца прямо здесь же. Но нет, нельзя. Не время. Две луны Эмерии встретятся лишь через сутки… Впрочем, скоро стемнеет, и господин эльф и так получит воздаяние за всю свою наглость.
- Мой лорд, зачем вы согласились на поединок с этим отринтовским отродьем? – не сдержал удивление Грейхерт, когда путь продолжился, и площадь уже осталась позади. – Не проще ли было разрешить мне прикончить его прямо на месте? Или хотя бы отдать страже?
Эррон неопределенно хмыкнул. Ох, уж эта людская нетерпеливость!
- Уильям, у нас есть более важные дела на данный момент, - ответ прозвучал довольно равнодушно. – А толпу посмешить ты еще всегда успеешь… - Грейхерт со своей преданностью уже начинал действовать на нервы. 
- Когда мелкие шавки начинают тявкать, они раздражают, - не сдавался тот. – Надо было его прибить…
  Эррон на этот раз ничего не ответил, он знал, что ворчать Грейхарт будет еще долго – чисто для удовлетворения своего самомнения, но приказ не нарушит.
- Я загляну на пристань, как договаривались, - Риккой, как всегда не встревавший ни в какие перепалки, махнул рукой и свернул в проулок, чтобы срезать путь. – Догоню вас позже.
- Давай, - Эррон кивнул. Вот уж кто всегда понимал его с полуслова. – Встречаемся у Цитадели.
Альтаира
& Хлоя
Альтаира не любила однообразия. Слишком скоро ей надоело работать на кухне, и она хотела чего-то нового. Она любила готовить и помогать людям, но девушка не была готова делать это слишком долго.
Мало что Альтаире нравилось в этом городе так же сильно, как прогулки по уютным, хотя иногда и шумным, улицам. Она любила смотреть на кипящую и бурлящую жизнь города.
Как обычно, Альтаира прогуливалась по городу и тут услышала, как двое мужчин о чем-то оживленно говорили. Почему-то именно этот разговор ее заинтересовал, и она подошла немного ближе, делая вид, что рассматривает товары местного торговца.
- Сейчас начнется турнир по стрельбе из лука! – услышала она голос одного из мужчин.
- Уже сейчас? Надо успеть записаться! – ответил другой.
Стрельба из лука – одно из излюбленных занятий Альтаиры. «А почему бы не попробовать?» подумала она и пошла за двумя собеседниками. Они привели ее на середину огромной площади, где все уже было готово к турниру. На невысоком помосте стоял организатор всего этого и записывая имена участников раздавал им луки и стрелы.
Дошла очередь и до Альтаиры. Сухо спросив имя, он скомандовал помощнику и тот вручил ей новенький лук и несколько острых стрел, оперение которых было окрашено в нежно-зеленый цвет. Девушка ждала своей очереди. И тут вместе с несколькими другими участниками назвали и ее имя. Альтаира, попыталась успокоиться перед выходом: так ее учил старый наставник.
Участники выстроились в ряд. Всех разделили на группы по шесть человек и дали немного времени на подготовку. Впереди стояла большая деревянная цель. Альтаира ухмыльнулась, понимая что тут у нее преимущество и пока было время осмотрела других участников. Кроме нее самой, среди них была только одна девушка.
И турнир начался под ликующий крик организатора. Участники выстроились в одну линию и выстрел - множество стрел почти одновременно устремились в воздух. Кто-то, видимо, перенервничал и стерла с ярко-желым оперением улетела в сторону от мишени на несколько метров под разочарованный возглас молодого человека, тут же в сердцах отбросившего лук.
Второй тур и мишень отдалили от участников еще на сто метров. И снова команда организатора. На этот раз мало кто решился стрелять на вскидку, предпочтя прицелиться. И все же, еще несколько участников отсеялось.
И вот мишень отдалилась еще на сто пятьдесят метров. Кто-то тихо возмущался, что это просто немыслимо попасть – и центрального круга-то не видно, но отступить не позволяла гордость. Участники долго примерялись, не решаясь сделать свой ход – ведь состязались не за деньги, а за славу и почет: звание лучшего стрелка императора Дэнниара.
К четвертом туру их осталось всего пятеро, а попасть в цель стало совсем трудно, но не для Альтаиры. Она вспоминала как учитель огорчался из-за ее неудач и эти воспоминания придавали ей сил и уверенности. 
Команда. Выстрел. Второй. Третий. Четвертый. Пятый. Зеленая стрела с победоносным свистом пронзила центральный круг мишени. Повисло молчание, за которым последовало неуверенное похлопывание, быстро перерастающее в бурные аплодисменты.
– Невероятно! – кричал ведущий. – Победительницей стала юная леди! Просто невероятно!
Высокий, худощавый и жутко энергичный организатор подскочил к Альтаире, церемонно поцеловал ручку и, уверенно подталкивая, потащил девушку к помосту. Там он еще долго распалялся в комплиментах и, наконец, под новую волну аплодисментов торжественно вручил Альтаире легкий, изящный, явно эльфийской работы лук и колчан со стрелами. На колчане горделиво белел символ Феории.
Один из участников, прошедших в четвертый тур, мужчина средних лет, сразу видно, что из знати, подошел к девушке и, сдержанно улыбнувшись, выразил свое восхищение, взяв с нее обещание в следующем году обязательно устроить матч-реванш. Еще раз улыбнувшись, он отошел в сторону. Люди на площади постепенно расходились, организаторы убирали мишени и луки, расчищая место для новых развлечений.
– Это было поразительно, - раздался веселый голосок рядом с Альтаирой: та самая девушка-участница, что выбыла после третьего тура подошла к ней, предварительно махнув на прощание незнакомой темноволосой красавице. – Я даже не думала, что так можно метко стрелять. Мое имя Хлоя Десетриас.
Златоволосая улыбнулась, видимо ожидая ответной реакции.
- Меня зовут Альтаира, – отозвалась победительница турнира. А ее  новая знакомая сразу же засыпала вопросами о том, где же Альтаира так научилась стрелять. В ходе этой беседы, девушка рассказала, что она здесь работает на кухне, помогая поварам готовить праздничные обеды для императорского дворца. При этом глаза Хлои отчего-то загорелись, и она тут же предложила Альтаире стать ее наставницей в стрельбе.
- Мои люди найдут тебя утром, – сообщила Хлоя. – И ты будешь жить в крыле, где расположено посольство Ариама.
После этих слов златоволосая распрощалась и оставила Альтаиру на площади...
Лунари Эир
Лунари стояла в дверном проеме, нервно кутаясь в свой плащ и дербаня у себя на шее дорогой ошейник, который так и не решалась снять. В парке на ее глазах играли дети. Десятилетний сын Деннирара ловил для сестры пеструю бабочку. Мальчик явно находился в хорошем настроении. Рин придирчиво запоминала каждую мелочь. Ребенок среднего роста, кареглазый, волосы темные. По словам няни он был достаточно несносным, чтобы не соврать. А вот Бекки в отличие от Раймона радовала своей молчаливостью в силу возраста и хорошим поведением.
Блондинка недолго думая, затянула ошейник на последнюю петлю, чтобы до шеи оставалось как можно меньше места и, кивнув няне, накинула на голову капюшон, закрывая лицо.
-- Я скоро вернусь. Пока что постарайся никуда с ними не уходить.
Отправка писем никогда не входила в ее обязанности, но выбирать не приходилось. Девушка спешила, как на свидание, к неизвестному адресату, лишь изредка останавливаясь и уточняя у случайных прохожих дорогу.
  Калитка, ведущая в нужный дом, была чуть приоткрыта, а когда Лунари вошла во двор, оказалось, что сам дом совсем не жилой – ставни были наглухо закрыты, штукатурка на стенах облупилась, а дорожки, ведущие к крыльцу поросли травой. Тем не менее, на ступеньках крыльца сидел темноволосый человек в одеянии служителя церкви и, что-то напевая себе под нос, точил изогнутый меч. Когда девушка подошла ближе, он бросил свое занятие и внимательно посмотрел на нее – молча, изучающе. Янтарные с вертикальным зрачком глаза не оставляли сомнений, что мужчина являлся фьяром, таким же, как и сама Лунари.
-- Если я не ошибаюсь, то вы ждете послание от моего хозяина, -- девушка немного сощурилась, вглядываясь в лицо потенциальному адресату.
- Если вас послал тот, о ком я думаю, то да, - ответил мужчина, поднимаясь. – Я здесь с утра от скуки чуть не помер. Но лучше поздно, чем никогда. Так где ваше послание? – он протянул руку.
Девушка извлекла из внутренней стороны декольте платья письмо, сложенное в маленький уголок, и послушно передала его адресату. В тот момент ей даже показалось, что адресат усмехнулся… Но почему-то именно сейчас она совсем не могла сосредоточиться. Картина, которую застала Рин, была слишком неожиданной. Конечно, ей совсем не казалось, что новенькая служанка, шатающаяся по каким-то глухим заброшенным домам, может привлекать внимание. И тогда… ей не показалось странным ни место, ни противоречивый облик минутного собеседника.
Лунари пронаблюдала, как мужчина направляется прочь от места встречи. На город уже спустились тяжелые сумерки. "Нужно было притащить ему сумочку с яблоками что ли... а в ней письмо... Тогда со стороны было бы похоже, что служанка с замка просто подкармливает родню, -- она щелкнула себя по лбу за позднюю идею." Но тут же тихо рассмеялась, вспомнив, в каком виде она застала парня.
Какое-то время она бежала кошкой по крышам вечернего города, провожая взглядом фьяра и следя за его безмятежной походкой. Убедившись, что приключения нашлись лишь на ее собственный хвост, и то в роли местных воров, по-видимому, решивших поймать и сдать «зверька» в мясную лавку, Рин поспешила покинуть чужие улицы и вернулась во дворец.
Уже влезая в окно своей комнаты в человеческой ипостаси, Лунари зависла на подоконнике. Вид действительно открывался очень красивый. Два неполных золотисто-алых диска поднимающихся на небо лун оттеняли редко видневшиеся мерцающие звезды. Рин стянула с головы капюшон и довольно улыбнулась, теребя в руках белокурые пряди с алым отблеском.
Это текстовая версия — только основной контент. Для просмотра полной версии этой страницы, пожалуйста, нажмите сюда.
Русская версия Invision Power Board © 2001-2020 Invision Power Services, Inc.