Помощь - Поиск - Пользователи - Календарь
Полная версия: Игра
Клуб любителей фэнтези > Литературные игры > Мастерская Миров > Нэст Ариор или Восемь Великих Стихий
Aderus
Мудрец однажды сказал:
"Есть три состояния меча.
Первое - меч как продолжение твоей руки, как часть тела и ты как часть меча.
Второе - меч в сердце твоем и ты разишь не держа его в руке.
Третье - меча нет ни в сердце, ни в руке. Ты в гармонии с миром и принимаешь его таким, каков он есть! Достичь третьего состояния - вот истинный смысл жизни!"

Сегодня четырнадцатый день месяца Зень, кхасн Фэрио (5:40-8:40)
Антар Линг
Зень 14, кхасн Фэрио

Привычка менять вкус и консистенцию напитка уже на столько въелась, что Антар практически не замечал ни вкуса чая, ни его цвета. Ароматы свились в один букет, где разобрать оттенки запахов и послевкусия просто не возможно. Магистр снова сделал глоток, чай наполнился мятным ароматом, затем переменился на малиновый. Тонкая струйка пара над чашечкой изящно изогнулась и растаяла.
Старые стены дворца сдались под натиском вьюнов, и живописные развалины покрылись россыпью весенних цветов. Антар прошелся по площадке туда - сюда, взгляд молодого магистра не радовало это сумасшедшее пестроцветие. События последнего дня не желали укладываться в голове. Как говориться – к хорошему привыкаешь быстро, а к плохому наоборот. Так оно есть. Линг перестал маячить и присел за стол, где кроме чая, дух места предлагал магу угоститься сладостями. Магистр отщипнул шербета и снова поднялся на ноги.
«Итак. Давай попытаемся все разложить по полочкам. Первое, убит магистр Леон – Глава Саламандры – но это же невозможно! Ну, ладно, убит, так убит. Второе, в кхасн Скорпо. Третье, оружием Скорпо – бичом задушен! Четвертое, реликвии, четыре реликвии почти нашлись! Один Лотиса, второй Фэрио, как жаль что, обнаружился, третье Софио и четвертое Космо.»
Антар вернулся к столику, чтобы взять ещё шербета.
«Что бы разжечь снова вражду это хватит за глаза»
Он отхлебнул чаю с корицей, поставил чашечку на стол и мысленно поблагодарил духа места за угощения. Дух  - полупрозрачное существо легко поклонился и исчез, однако чайник и сладости оставил. 
«Рознь никому не выгодна, Леон остались без главаря, альянс без идейного вдохновители, единства теперь между ними не будет…»
Антар оглянулся, созванные на совет маги Василиска скоро должны появиться, но пока никого нет, и молодой магистр снова окунулся в свои размышления.         
     
Дедушка Мяо
Древний фолиант закрылся.
Сухие пальцы в последний раз пробежали по кожаному переплету.
Дедушка Мяо всматривался в светлеющее небо. Ждать больше нечего. Пунктуальность – вежливость магистров. И это особенно важно сейчас, когда после кратких дней мира, ордена небезосновательно начали поговаривать о новой войне.
Вот уж действительно, в этом мире возможно все. Кто бы мог подумать, что столь старый и умудренный опытом магистр Леона попадется, как ребенок, в ловушку чужого времени. Уж кто-кто, а они, магистры, должны быть готовы к любому раскладу.
Немного поворчав на непутевого огневичка, Дедушка поднялся из-за стола. Пора.
Кинув последний взгляд на кабинет, помнящий еще молодость старого магистра, Мяо не удержался и снова раскрыл фолиант. Длинный тонкий палец, испещренный узорами немилосердного времени остановился на третьем сверху стихе.
Тихая улыбка посетила губы и спряталась в белой бороде. Верно называют поэтов предсказателями.
-Ах, дети-дети, когда же вы одумаетесь? – вопросил у ветра Магистр Таэр Дракен.

Как завидна их судьба!
К северу от суетного мира
Вишни зацвели в горах


Ветер, ворвавшийся через окно, соглашаясь с магистром, тронул полу белого одеяния.
-Пошли тогда, малыш, - улыбнулся ветру Дедушка.
Закружившийся вокруг него вихрь чуть-чуть опал, соглашаясь, чтобы тут же задуть с новой силой. Кабинет оставался нетронутым. Книги оставались на полках, плед на кресле, только кончик кисточки, лежащей рядом с чернильницей чуть подрагивал. Очертания же магистра быстро пропадали. Еще миг – и все стихло. Ветер вместе со своей ношей выскользнул в окно. Через несколько минут они будут на месте.

Вершина башни Таэр Скорпо одиноко белела на фоне предгрозового моря. Неважное, видно, настроение у ее хозяина, коли так. Дедушка Мяо покачал головой, приземляясь позади своего давнего ученика. Происходящие казалось на диво домашним: серое сердитое море и его повелитель. Сидит в глубоком кресле, казалось бы, спокойный и расслабленный. Только ветер доносит ежеминутно меняющиеся ароматы из кружки водного магистра. Мяо улыбнулся. Как вкус горячего чая, так же переменчиво и настроение магистра, так же бушует, как урчащее море.
Однако хватит праздных наблюдений. Вопрос, собравший их здесь, серьезен как никогда. Дедушка Мяо хотел было уже окликнуть магистра, когда...

Дзен-Гиу-Винь
В это время в замке Ферио Дзен очнулся от медитации. Перехватив ментальное приглашение главы альянса Василиска, размышляя он прошёл в главную залу. Даже не будучи приглашённым он знал о чём будут вести  речь магистры василиска, конечно-же о найденых реликвиях и о угрозе новой войны. Впрочем война вряд ли начнётся, ордена слишком обескровлены, во всяком случае не сейчас. Мастер снял со стены меч, заблестела сталь, клинок возникал буквально ниоткуда поражая воображаемого врага под немыслимыми углами. Дзен продолжал наращивать скорость пока очертания клинка не стали смазаными казалось вокруг спокойно стоящего мага серебрится воздух. Внезапно остановившись маг повесил меч обратно и отдавая дань мастеру сделавшему его поклонился. Коротким заклинанием маг изменил цвет меча и тот слился со стеной. Затем маг закрыл глаза и гортанно выкрикнул несколько слов, открыв глаза мастер очутился в своём кабинете. Пора было продолжать поиски людей со способностями к магии. Таэр Ферио нуждался в учениках.
Дзакуро Гора
Дзакуро оглянулась.
Там, за кормой корабля,  в тумане пропадал ее родной остров, уже однажды покинутый ею. Первое расставание с родным краем принесло девушке удачу и научило ее магии. Что принесет ей второе ? И вернется ли она назад?
Девушка притронулась к поясу кимоно, в котором  было запрятано послание Таэр Лотис, созывающего всех адептов под зеленые знамена. Послание, очень быстро доставленное одной из волшебных птиц-посланниц, дышало тревогой, хоть и состояло всего из нескольких знаков. Но получив такое известие от Магистра, мастера и подмастерья не медлят и пускаются в дорогу, какие бы обязательства и дела их не удерживали в покинутом месте, пусть даже и важные.
А ведь именно такое дело было у Дзакуро. Конечно, она не собиралась давать клятву на верность князю Мацудайре, как дают ее самураи, ведь она всего лишь онна бугейса, телохранительница, девушка-воин. Но и вот так, исчезать, не предупредив никого, неправильно совсем. Можно потерять лицо. И Дзакуро, перед тем как покинуть дворец Мацудайры, написала трестишье, в надежде, что князь Ипорито поймет ее.

Запад, Восток -
Всюду одна и та же беда,
Ветер равно холодит.

Но все в прошлом, а в будущем  битвы с Саламандрой и неизвестность.
Дзакуро подняла руку, словно проверяя кинжал-сай в высокой прическе и снова перевела взгляд на Запад, туда, где уже виднелись лесистые горы  Каспианы.
Алиса Амидэл
Средь густого утреннего тумана можно было различить едва виднеющуюсю темную фигуру идущего человека. Он пересек поле, при этом медленно двигаясь и все время оглядываясь. Вокруг был слышен только шум листьев на раскачивающихся от порывистого ветра ветвях и редкое пение птиц. На небе ещё виднелась поблекшая и постепенно растворившаяся в сером небе, ночная Луна.
Откинув капюшон, Алиса чуть-подняла голову к затянутому тусклыми облаками небу, и равномерно вдыхая свежий прохладный воздух, тем самым стараясь немного расслабиться. За последнии дни она была слишком напряжена и не могла обдумать в спокойствии то, что её так тревожило. Когда она уходила из города, создавалось впечатление сгущеющейся тьмы. Кроме того, Алису долго терзало плохое предчувствие, которое заставляло покинуть то место как можно быстрее. Иногда это чувство опасности сливалось с воспоминаниями о побеге, и ей хотелось бежать быстрее. Но спустя две ночи после ухода из города, сознание, ранее предвещающее только мрак, освободилось от тягостных мыслей и тревоги.
Сегодня это чувство вернулось снова, на этот раз накатившись сильнее прежднего...
За её шагом раздалось тихое эхо. Схватившись за рукоять меча, девушка резко обернулась и стала всматриваться вдаль. Но и на этот раз она никого не увидела. И не услышала тоже ничего, даже ветер, как-будто по приказу, стих и все вокруг покрылось непробудным сном. Алиса была уверена, что теперь это не предчувствие, а реальность.
Li Tai-Shi
Ли Тай-Ши встав сегодня с первым ударом утреннего колокола, совершив омовение, и воздав хвалу богам, принялся за привычную тренировку. Его хэлмэ свистя рассекала воздух и толстые, в руку толщиной, бревна раскалывались словно стоячий камыш. Сегодняшняя тренировка отличалось своей яростью и напором. Ли кромсал заготовленные чурбачки на раз, успевая перерубить поверженный еще не единожды. Тренировка давала возможность выплеснуть бушующие лесным костром эмоции и привести себя в относительный порядок. Постепенно эмоции уходили, и разум, холодный как горная река, начинал преобладать над ними. Руки, тело действовали сами по себе, на автомате. Его сабля продолжала свой замысловатый танец, и тело было ей отличным партнером, совершая всевозможные прыжки, укороты и сливы.  Разум же в это время занимался анализом недавних событий.
«Учитель, Вас нет больше с нами. Подлый убийца расправился с Вами, бросив свое оружие.  Оружие типичное для «скорпионов». Что это? Или они не насытились кровью и хотят потягаться еще, или кто-то, доселе не ведомый, пытается столкнуть нас как баранов на мосту, пользуясь извечным противоборством между «скорпионами» и нами, носителями Небесного Льва. «Скорпионам» в одиночку, сейчас ни за что не потянуть новой войны, слишком многое и многих они потеряли за последнее время. Они не камикадзе бросаться в жерло огнедышащего вулкана с ведром воды с целью затушить его. А Орден сейчас больше всего и напоминает просыпающийся вулкан. Многие были готовы пойти к водникам и оставить после себя лишь клубы пара, и только близость траурного церемониала да дань многовековым традициям остужала особо горячие головы».
Сабля на миг остановила свой бег по кругу, от чопкута вились испарения и стекающий по лбу  Ли Тай-Ши пот превращался в пар. Все вокруг стихло, затаилось в ожидании следующего шага, и только бронзовые львы лежащие в основании колонн продолжали все так же безучастно взирать на окружающую действительность своими рубиновыми полузакрытыми глазами. Ходила легенда, что если львы храма и замка очнутся ото сна и вековой дремы, то произойдет такое, что мало никому не покажется.
Ли вложил свою хэлмэ в ножны и вышел на задний двор. Подоспевший ученик передал ему его лук и колчан с десятком стрел, так же он принес две связки оперенных, но не снаряженных стрел. Из двух проходов противоположной стены появилась пятерка полностью одоспешенных людей с оголенными саблями. Ступив на траву, Тай-Ши разрезал одну связку и воткнул несколько не снаряженных стрел в землю, благо они были слегка заточены. Пятерка ждала. Перекинув через плечо колчан и взяв в руки номун Ли посмотрел поверх ограды двора и расправил плечи. Пятерка как будто ждала этого. С глубокими, гортанными криками она двинулась на него. Ли схватил дну из заготовленных стрел, и наложив её на тетиву выстрелил. Вслед за первой пошли и остальные. Люди из пятерки уворачивались от летящих стрел пытаясь пропустить их рядом с собой и перерубить на лету, либо просто отвести клинком в сторону. Некоторым это даже удавалось. Так продолжалось пару минут. разрезав на бегу вторую связку Ли Тай-Ши смешал её с боевыми стрелами опустив ту попросту в колчан. Расстояние м\у наподдающими и лучником сокращалось. Несколько удачных выстрелов и все пятеро откатились назад доставая из доспехов застревшие стрелы. Двое из пятерки остались лежать на траве, стоная и взывая о помощи. Тот час во дворе появились еще люди которые оказали необходимую помощь раненным и помогли им убраться с поля. Оставшаяся тройка вложила сабли в ножны и упав на колено молча склонили головы. Их ладони упирались в сжатые на уровне груди кулаки. Вложив номо в налучье  Ли сделал тот же жест и ответил на приветствие кивком головы. На этом тренировка закончилась.
«Даши, Вы не просто были учителем и наставником для меня, Вы так же были и примером для других. Нанеся руками убийцы  свой подлый удар, кто очень надеется, что Орден уйдет с арены в своей скорби и альянс, возглавляемый в трудное время Вами, развалится как карточный домик. Но не того, ни другого не должно произойти. Нужно отправить послание к «скорпионам», и потребовать хоть каких-то, пусть и формальных, обьяснений. А еще лучше чтобы хоть один из них прибыл на похороны с ответным посланием, если они конечно не до конца трусы».
Такие мысли роились в голове Ли Тай-Ши пока он возвращался в свою комнату.
________________________________________________________________________________

Чопкут – войлочный восточный халат.

Ли Чуньлинь
Вдоль побережья темного непроглядного моря с бешеной скоростью скакал белый жеребец, неся на себе одинокого всадника. Он еле держался в седле, однако не только не сбавлял скорости, а, напротив, все пришпоривал и пришпоривал скакуна.
Ли намертво вцепилась руками в гриву коня, чтобы самой не слететь с лошади  и не распластаться на земле. В другое время она бы ни за что не села на это своенравное животное, но сегодня был особый случай: время поджимало, а опаздывать на совет альянса девушка не собиралась.
Уже на территории дворца конь резко затормозил и Ли чуть не выпала из седла. Она не ослабила хватку и до сих пор крепко держалась за гриву жеребца так, что несчастное животное издало недовольное ржание, которое немного отрезвило молодую эльфийку. Подавляя кипевшую в ней злость, она плотно сжала губы, повернулась в седле, перекинула через коня ногу и неуклюже слезла на землю.
Оглядевшись по сторонам в поисках ненужных свидетелей (нехватало еще, что бы кто-нибудь увидел, как она чуть было не совершила полет через голову жеребца), Ли  предусмотрительно отошла на безопасное расстояние от животного. Закрепив на спине лук и колчан со стрелами, которые девушка чуть не потеряла во время скачки, она в который раз осмотрела себя. «Ну, теперь-то уж точно готова». Скорее по привычке, нежели по необходимости, пригладила свои короткие светлые волосы и решительным шагом направилась во дворец.
Адавийя
Ах, как же прекрасен лес в часы рассвета. Сквозь  листья пробиваются солнечные лучики. Адавийя сидела на ветви могучего дерева и любовалась лучами восходящего солнца. Хотя в лесу еще было достаточно прохладно ее это нисколько не беспокоило. Солнечные лучи уже ласкали все живое своим теплом, играли бликами в капельках росы, будили лес.  Она наслаждалась минутами тишины и покоя. И почему они не могут тянуться дольше?  Еще немного и она отправится во дворец с его постоянной суетой. И вот уже весело щебечут проснувшиеся птицы и даже можно было разглядеть в траве  диких кроликов.  все. Пора возвращаться. Адавийя легко спустилась с ветвей на землю,оправила одежду и направилась к замку. Впереди ее ждал новый день.
Тейо Руи
Замковые Горы. Владения Таэр Дракэн.

  Он проснулся еще до зари, одевшись, бесшумно выскользнул из маленькой покосившейся хижины и сейчас, сидя на ступенях крыльца, в задумчивости наблюдал, как восходящее солнце золотит верхушки заснеженных гор. Здесь на высоте по-прежнему лежал снег, и морозы по ночам крепчали так, как нигде во всей Каспиане. Сложно было даже представить, что подножия Замковых гор давно затянуло зеленью листвы, а сады тонут в аромате первых цветов. Словно два разных мира переплелись вместе: один, согретый теплым весенним солнцем, и второй – скованный вечным льдом. Но даже здесь высоко в горах, не смотря на холода, жили люди. Маленькие деревеньки в несколько домов, хоть редко, но встречались по пути к Храму Девяти Небес.
  Сам Храм, построенный еще Древними, был давно забыт и полуразрушен ветрами и Временем – слишком далек, слишком недоступен. Тейо пообещал показать обледенелые руины Кин, но за день добраться не удалось, а сохранять тепло морозной ночью для девушки было слишком тяжело. Пришлось остановиться на ночлег в одном из маленьких безымянных селений - последнем на пути к Храму. Местные их приняли, накормили, чем могли, предоставили постель. Тейо, привыкший и к худшим условиям, не привередничал, а Кин, считавшая все путешествие очередным приключением, вообще была всему рада, даже супу из непонятной крупы с маленьким плавающим кусочком сала.
  Все бы вроде хорошо, но вот сны… Такие сны давно не снились Тейо. А Канси не снился вообще ни разу после своей смерти. И вот сейчас… Тейо содрогнулся от одной мысли о странном сне, поднял меховой воротник и закрыл глаза. Думал ведь, что обо всем забыл… Оказалось, нет.
  Это было уже давно, Тейо в то время едва стукнуло двадцать дэн. Вместе со своим мастером Байши он оказался в небольшой деревушке, принадлежащей Фэрио. Дракэны тогда поддерживали ответное нападение Скорпо.  В бой Тейо не взяли, как и остальных альмастэ, оставили за стенами селения, прикрывать своих и отстреливать пытающихся сбежать некромантов. Естественно, он был не доволен решением старших: действия, героические подвиги и служение Таэру казались намного привлекательнее, чем караул на маленькой тропке, ведущей к лесу. Его рука не дрогнула, направляя стрелы по раненым, пытающимся выбраться из-за разрушенных бревенчатых стен. Не дрогнула до тех пор, пока на узкой тропинке прямо в паре шагов от него не возникли два маленьких детских силуэта. Увлеченный стрельбой и созерцанием разрушений, производимых Дракэнами и Скорпо, Тейо даже не заметил, как дети смогли подойти к нему так близко, да и малыши не сразу увидели вооруженного человека, скрытого высокой травой. Мальчику было дэн шесть-семь, а девочке и того меньше. Бог знает, как они смогли выбраться из деревни!
  Дети испуганно остановились – молча, не плача, с какой-то затравленной покорностью глядя на человека с луком в руках, преградившего им дорогу. Они даже не пытались убежать. Тейо и сам замер, ужаснувшись тому, что ему предстояло сделать. Наверное, он испугался еще больше, чем эти дети. Его разум был просто не готов, и любые логические доводы о целесообразности разбивались вдребезги при одном лишь взгляде на детские заплаканные глазенки и светлые дорожки от слез на чумазых от грязи и копоти личиках.
- Бегите, - Тейо сошел с тропы, опустив лук, - Быстро…
Малыши не двигались с места.
- Пошли вон отсюда! – рявкнул он.
  Они не потребовали больше повторных приказов, быстро припустив к лесу. Тейо смотрел им вслед, смутно осознавая, что за сделанное его явно никто не похвалит, а если это станет известным в Таэре…
- Мать твою! Что ты делаешь? – Канси, держа в руках арбалет, стоял на тропе за его спиной.
  Высокий, мускулистый, с черными, как смоль, волосами, стянутыми в «хвост» на затылке, в развевающихся на ветру одеждах он был похож на древнее божество, сошедшее со старых фресок. Канси давно перевалило за восемьдесят, и о такой, как у него магической силе, Тейо мог только мечтать. Чтобы вскинуть заряженный арбалет хватило секунды. Два болта, вырвавшись на свободу, устремились за убегающими.
  Тейо выпустил из рук лук, перехватив арбалетные стрелы на лету, - автоматически, инстинктивно. Обернулся к лесу, детей уже не было видно.
- Какого дьявола! – Канси не просто злился, он был в ярости, - Да что ты творишь?! Что на тебя нашло?
  Тейо молчал. Ответить было нечего.
- Неужели думаешь, что эти детки через несколько лет забудут, кто убил их родичей, и не будут мстить? И им насрать будет на то, что ты их спас, они придут к стенам нашего Таэра! Тейо – ты идиот! Тебе приказали никого не пропускать, так какого … ты приказ нарушаешь? Память короткая? Забыл, что бывает за такую самодеятельность?
- Не забыл, - осторожно ответил Тейо, - Но ведь есть вариант, что никто об этом не узнает…
- Интересно почему? – Канси ехидно рассмеялся, - Я об этом молчать не стану. Зачем мне покрывать такого тупого выродка как ты? Видимо, Байши плюнул на твое воспитание, придется мне тебя уму-разуму учить!
  Канси отбросил в сторону арбалет, медленно достал из ножен меч-дао, читая заклинание, скрывающее под невидимым куполом его и Тейо – наблюдатели, свои или вражеские, были ни к чему.
  Расправив невидимые крылья ветра, Канси взвился в воздух, ухмыльнулся и призывно махнул рукой:
- Ну, же… Или боишься высоты? Знаешь, нашим будет приятнее узнать, что ты погиб на поле боя, чем то, что ты предал Таэр.
  Тейо положил болты рядом со своим луком, обнажил меч-дзянь. О победе над Канси нечего было и мечтать, но и отступать некуда: прослыть трусом, еще хуже, чем считаться предателем. Легко взлетев над полем, Тейо поднял меч, готовясь отразить удар – о нападении не могло быть и речи.
  Удар Канси был резким и стремительным, как порыв ветра. Тейо едва успел увернуться и блокировать атаку. Клинки звякнули, скрестившись, лучи заходящего солнца отразились в зеркале стали. Ветер, сорвавшись, закружился воронкой, отбросив Тейо назад.
  Канси атаковал вновь и вновь, но слабо, в пол силы, забавляясь, как кошка с мышкой. Тейо же наоборот старался изо всех сил, пытаясь не проворонить выпущенный сюрикен или удар дао – изогнутое лезвие не раз сверкало в смертельной близости, не позволяя расслабиться. Он понимал, что долго ему так не продержаться.
  Но судьба иногда непредсказуема. Канси быстро надоел затянувшийся бой, он решил покончить с Тейо одним махом. Прекратив атаковать, он благородно позволил противнику отдышаться, сам, в это время, поднимая ветер для последнего удара. Холодные потоки воздуха, стекаясь вместе, свивались в жгут, способный разорвать на куски все на своем пути.
  Да, Канси был сильнее и опытнее, но ненависть и страх подхлестывали Тейо. Он выдержал удар, отразив разбушевавшуюся стихию в обратную сторону. Такого от мальчишки-ученика Канси никак не ожидал, а, следовательно, и блокировать собственную же магию не успел. Ветер подхватил его, и, кружа как тряпичную куклу, швырнул на полуразбитую ограду деревни. Острый деревянный кол, чудом уцелевший среди общей разрухи, пробил грудную клетку мага. Канси умер мгновенно, наверное, даже не сообразив, что произошло.
  Так все и закончилось - быстро и глупо. Глупее не возможно себе и представить. Иногда сложно понять юмор судьбы: вроде бы она тебя окрыляет, а потом неожиданно бьет в спину. Канси погиб бесславно и ни за что. В пылу боя никто не обратил внимания на еще одно мертвое тело, все потери списали на Фэрио. А Тейо о случившемся промолчал, постарался стереть из памяти и не вспоминал до сих пор. Ему было стыдно и больно до глубины души от осознания того, что он натворил: и Таэр предал, нарушив приказ, и своего же соплеменника убил.
  С тех пор прошло много лет. Тейо числился на хорошем счету у Дракэнов, а о том, что когда-то произошло, никто и не подозревал. И вдруг этот сон…
    Полуразложившийся в истлевшей одежде труп Канси, источая зловоние, стоял у ворот Таэра Дракэн. Заметив Тейо, язвительно, как всегда, улыбнулся:
- Жду тебя, жду… Совсем про меня забыл.
  Он протянул руку, пытаясь поздороваться.
  Тейо попятился:
- Ты давно умер…
- Конечно, - зомби согласно кивнул, поправил в глазнице невесть как уцелевший глаз, - Видишь, что со мной стало? А все из-за тебя…
- Тебя похоронили, - не сдавался Тейо.
- А ты видел? – Канси рассмеялся, словно зная ответ, - Нет. Так что встретимся… Скоро…
  Тейо проснулся в поту с дико бьющимся сердцем. Он не видел Канси со дня его смерти и, действительно, не принимал участия в погребении. Поверить в то, что тот выбрался из могилы, казалось идиотизмом, но сон, скорее всего, пришел не просто так. Что-то произошло или должно было вот-вот случится… Что-то затрагивающее его жизнь. И вряд ли это что-то окажется приятным. А если еще учесть возрождающийся в последнее время Таэр Фэрио…
  Конечно, Кин расстроится, когда узнает о его решении, но сейчас возвращение домой показалось Тейо лучшим вариантом. А экскурсии по руинам могут немного подождать.

Антар Линг
Кхасн Фэрио 14 день месяца Зень

- Приветствую, учитель Мяо. - Антар улыбнулся, наклоняя фарфоровую чашку. Чай – в этот раз цветочный – наклонился вместе с ней, будто отменили законы притяжения. По поверхности пробежала рябь, и вместо нечеткого отражения лица магистра Таэр Скорпо, в ней появилось изображение гостя. Лицо старого магистра казалось иллюстрацией одной мысли – и когда это дети успевают взрослеть? Антар лишь покачал головой.
- А что же наши очаровательные коллеги? – донесся голос удовлетворенного получившимся представлением магистра ветра.
- Обещали быть, - Антар перешел к сухому деловому тону.
- Да, дело серьезное и требует серьезного отношения, - Вздохнул учитель Мяо, садясь за стул напротив Антара. Легкий ветерок трепал свободное одеяние. Кустистые брови нахмурены, - М, чудесный чай!
Антар промолчал. Без Хозяек Деревьев начинать разговор смысла нет. Если только…
- Есть ли какая-то причина тому, что вы добрались раньше, учитель?
- Лишь та, что ветер дует, - Безмятежно улыбнулся старик.
- Неужели? – Подался вперед Антар, забыв про чай. Кто знает, какой сквознячок поднялся в одной из башен. Могло ли быть так, что виновник уже найден? Вряд ли, конечно, если б все было так просто, Василиск победил бы Саламандру еще во время войны. Но нет, сейчас боевые действия закончились и не допусти Стихии – чтобы все началось сначала. Сейчас ведущую роль сыграет информация. А на этот счет у Антара уже есть заготовки. Но вдруг?..
- Вряд ли моя информация сильно отличается от твоей. - Звук удара металла о дерево шел вразрез со словами Мяо.
- Что это? – Хотя кому-кому, как не ему знать, что это такое? У самого второе столетие на груди висит похожий.
- Амулет Таэр Скорпо, - пожал плечами старый магистр.
- Откуда это у вас?
- Я отправил свой ветер на место сразу, как почувствовал хлынувшую мощь четырех реликвий. А те пробудились от смерти Магистра Леон.
- Убить такого сильного противника ученик не мог, - спокойный тон давался не легко. Одно дело смутные подозрения, другое – уверенность.
- Не всякому мастеру воды даже в кхасн Скорпо по силам справиться с Магистром. А все мастера такого уровня…
-…люди проверенные, - закончил за старика Антар. Находка заставляла всерьез задуматься. Чем дальше, тем меньше Магистр верил, что это кто-то из своих. 
- Скорее Саламандра – или даже некое частное лицо – желает вновь разжечь пламя конфликта. Но и эту возможность отвергать нельзя, - Как ни в чем не бывало продолжил учитель. - Тем более перед Саламандрой у нас все же есть преимущества.
- Кто бы ни оставил там медальон, лучше пусть его наличие будет в тайне, - кивнул Антар Линг, - А Орден Воды пока займется проверкой адептов.
- Тем более что Саламандра сейчас потеряла своего главу, оправиться им будет нелегко, - Магистр Мяо пригубил чай. На этот раз липовый, - А у нас наоборот, сработанная команда, - старик позволил себе улыбнуться, - Мы будем говорить нашим очаровательным коллегам о находке?
- Я думаю, да. Однако, Саламандре об этом знать пока не надо. - Антар подбросил в руке медальон, но не поймал, отчего тот упал прямо в чашку. В которой не было видно дна…

Пост согласован
Кикучио
Кхасн Фэрио 14 день месяца Зень

Один против шести гомункулусов.
Каждый день должен начинаться со стоящей разминки и Магистр Таэр Ферио, Кикучио, знал об этом.
Свист резко опускающегося лезвия клинка и один из гомункулусов упал на пол с отрубленной головой.
В этот же момент в атаку пошли пятеро остальных. Они не чувстововали ни жалости, ни боли, ни радости, ни ярости. Они не чувствовали ничего. Идеальные солдаты. Вот только ума бы побольше...
Снизу вверх дугообразным движением, резко острием вперёд... Один из гомуекулусов упал на пол арены разрубленный на двое, его разорванные кишки вывалились из тела разнося вокруг себя жесточайшую вонь; второй противник лишился руки, но всёравно тупо продолжал наступать.
Кикучио поднял горизонтально свою правую руку и резко дернул пальцами сначало вниз, потом вверх.
По направлению к противнику взметнулись десять игл, которые вскоре настигли свои цели.
Два мертвых тела упали на пол.
-"Надо будет улучшить качество шлемов" - подумал про себя Кикучио, прежде чем сделал сальто в воздухе и приземлился прямо за спинами оставшихся в живых гомункулусов. Одним резким ударом ему удалось лишить их голов.
-"Да! Я срублую головы этим поганым Василискам также как и этим ходячим трупам, и...." - Кикучио осёкся, внезапно вспомнив, что война уже закончена и совсем недавно был заключен хрупкий мир между двумя альянсами.
-"Может для моих братьев по альянсу война и закончилась, но не для меня." - сказал он уже вслух и вышел из тренирвочного зала. Надо было отдохнуть после кропотливой ночи за чертежами нового оружия, которое когда-нибудь сотрясёт весь мир своей мошью. Дела же политические, магистр возложил на своего помошника Коробея.
-"Славный малый... Он напоминает мне меня в юнности." - произнёс Кикучио, скрывшись в проёме потайной двери в стене.
Tealt I'ndail
08:40 - 11:40 - кхасн Скорпо 14 день.
Не став подходить ближе к замку он распросил ветерок, так лихо блуждающий меж деревьев, о ситуации в замке. Узнал Теал что разделились Таэры на два Альянса, его родной в Василиске,"Значит я в василиске отныне"-подумал мастер.Так же узнал что сегодня собирается Василиск у Скорпо в замке.
Была кровопролитная война, унёсшая за собой много адептов...Столько мастеров погибло изза глупостей людских,рассказывал ветер шебурша листочками и гоняя местных белок, играясь с ними. Сейчас держитсья хрупкий,но всё-таки мир, но главы у Саламандры сейчас нет и требуются какие-то действия, а то к добру это не приведёт.Сейчас столько всего накопилось... Запах войны витает в воздухе, но точно ещё ничего не определено...Договорив эти слова ветер покружился вокруг адепта.Мастер поблагодарив ветерок и обдумав ситуацию, решил двинуться в сторону замка Таэра Скорпо.
А ветер, беззаботно, отправился дальше гонять мелких животных и делать что ему заблагорассудится.
"Завидую я ветру..."-с ухмылкой проговорил Теал и начал рассуждать просебя.
-Как же могло произойти что мир наших таэров мог распасться...надо срочно поговорить с главой Василиска, как бы не разошлись все.
С этими мыслями чародей прибавил шагу.
Дзен-Гиу-Винь
Очутившись в кабинете Дзен подошёл к стене и нажал скрытую панель, часть стены бесшумно отъехала. Из прёма выступил мертвяк. Дзен критически окинул его взглядом и остался доволен,
это была его лутшая работа. Зомби не походил на классического мертвяка, скорость и качество передвижений не уступала человеческим, у него оставались зачатки разума, а сила просто ужасала.К тому же благодаря могучим заклинаниям его окружала аура живого человека. Остались последние штрихи,
Некромант в воздухе начертил сложную руновязь, и гортанно выкрикнул несколько слов на языке древних владык. Мертвяк вздрогнув упал на пол, частицы каменного пола врастали в мёртвую плоть приобретая цвет кожных покровов здорового человека. Дзен выхватил меч и что есть силы рубанул. На мёртвой плоти не осталось и царапины. Маг улыбнуся пришло время показать мертвяка Магистру. Думаю он будет рад увидеть мастера Таэр дракен в качестве мертвеца шпионящего на Таэр Ферио. Дзен с улыбкой закрыл глаза и сосредоточившись послал Кикучио ментальный вызов.
Ли Чуньлинь
Девушка шла по дворцу в сопровождении адепта Таэр Скорпо. Эхо сопровождало каждый его шаг, отражаясь от множества стен и затихая где-то в глубине дворца. Ли же шагала за ним почти бесшумно, будто кто-то стелил перед ней мягкий ковер, заглушающий  любые шаги. Нужно заметить, без провожатого она наверняка бы заблудилась. Адепт шагал быстро, поэтому Ли не удавалось как следует рассмотреть невиданный прежде дворец. На мгновение эльфийке показалось, что они уже вечность идут  по этим бесконечным залам и коридорам. С каждым шагом ее сердце билось все чаще, ведь каждый шаг приближал к месту проведения совета. Девушка очень хотела как можно быстрее оказаться на месте сбора, и в то же время боялась, что что-нибудь пойдет не так.
Погрузившись в свои мысли, Ли не сразу заметила, что адепт остановился и указывал в какую сторону идти дальше. Эльфийка кивнула и, поблагодарив сопровождающего, направилась в указанном направлении.
Девушка увидела лишь двоих, удобно расположившихся за столом за беседой. Уголки ее губ чуть дрогнули в улыбке: все-таки она пришла не последняя.
Первые шаги в направлении магистров получились какие-то неуверенные, но дальше стало легче.
- Стуис Таэр Лотис, Ли Чуньлинь. – Отчетливо проговорила эльфийка, склонив голову перед магистрами в знак приветствия. 
Дзакуро Гора
Дзакуро Гора стояла на узкой полоске песка, между Пепельным морем и почти отвесными скалами и глядела на возвышавшиеся перед ней развалины замка Таэр Скорпио. Она много слышала, о том, как последователи Скорпиона, водные маги приспособили это место, так искусно созданное самой природой для своей твердыни. Не так, конечно, как  они, Лотисы, но тоже вполне себе ничего.
Девушка нахмурилась. Она ощутимо опаздывала на совет и теперь размышляла, сослаться на непредвиденную таинственную задержку или сказать правду о недоумке-шкипере, не вовремя распустившем руки и  получившем вместо корабля плавучую клумбу. Дзакуро хихикнула, вспомнив лица матросов, смотревших, как корабельные мачты превращаются в деревья , а из всех щелей ползут змеистые побеги и распускаются многоцветным цветочным ковром. Красиво получилось, но из-за этого корабль опоздал. Будь она  у себя, в лесу, обязательно рассказала бы, а тут…Кто знает, как отреагирует Госпожа Магистр Таэр Лотис, когда ее подмастерье примется хвастаться своими подвигами при чужих магах.
Размышления Дзакуро прервал  молодой парень в черных одеяниях Таэр Скорпо. Он поклонился и не говоря ни слова повел за  девушку за собой, к почти неразличимым вратам замка. Сама бы Дзакуро никогда бы и не догадалась об их существовании, так хорошо они были укрыты в скалах. Поправив, без необходимости пояс, она двинулась за провожатым. Пройдя долгий путь в скальных коридорах и уяснив для себя, что никогда не найдет обратного пути, она оказалась в огромном зале.
Церемонно поклонилась, отметив отсутствие Госпожи Магистра, и произнесла:
- Я Дзакуро Гора, альмастэ Таэр Лотис, позвольте присутствовать на совете Ордена Василиска.
В ожидании ответа бросила по сторонам беглый взгляд, увидела недалеко от себя  девушку-эльфийку в цветах лотоса и улыбнулась, узнав Ли Чуньлинь.
Tealt I'ndail
11:40 - 14:40 - кхасн Ариор Леон
  Двигаясь по пути, ведущему к замку Таэр Скорпо, маг всё больше чувствовал свежий ветер, дующий со стороны волнующегося моря...
Приближаясь он легко вспомнил местонахождение ворот этого искусно сделаного замка. Теперь оставалось лишь вспомнить где находится та самая комната. Не много поразмыслив, он предположил что его встретят...
Подойдя к Дверям замка он никого не приметил. Неожиданно приоткрылась дверь. Молодой маг Скорпо, оценив его взглядом, не долго думая равзернулся и пошёл не говоря ни слова.
"Может он меня с кем-то спутал...или меня всё-таки ждали?! Интересно..."
Двигаясь по коридорам, осматривая стены замка изнутри, всматривался в мельчайшие детали.
"Изменилось много... но не кардинально"
Маг, лёгким движением левой руки, указал направление дальнейшего следования.
Пройдя по коридору, выйдя в залу не малых размеров и сразу почуствовал на себе несколько пронзающих взглядов. Наклонил, слегка, вперёд голову и ждал действия со стороны присутствующих.
Кимуро
14 день Зень, самый конец Кхасн Фэрио.
Кровь горного рассвета орошала клыки скал, смывая с них краски ночи. Твердыня Фэрио в её грозном великолепии в свой час выглядела особенно внушительно. Комета - символ перемен на главной башне сияла подобно Солнцу, но светило уже скоро должно было выйти из-за восточных гор и напомнить ей, что она - лишь кусок полированного металла, что отражает утренние лучи. Именно тогда и кончится кхасн Фэрио и станут видны раны, нанесённые замку временем и недавней войной...
Но ещё пару минут Стальная Комета останется полновластной хозяйкой над замком. И где-то внизу в её свете перед воротами стояла широкоплечая фигура в запылённом и поношенном походном одеянии.
***
Он стоял перед громадными воронёными створками с выкованными на них черепами. Он дошёл. Неделя пути и все тяготы последних дней были позади. Он проверил свой похудевший за время путешествия мешок - свиток был там, где он и должен быть. Ощущая торжество момента, он постучал во врата...
Ничего не произошло. Он выждал, постучал ещё раз, настойчивее. Массивные стальные пластины, казалось, поглощали звук и скрывали его где-то в своём металлическом чреве. "Откройте! Я письмо принёс!". Никакой реакции. "Да что вы там, спите, что ли?!". Молчат. Кимуро прислонился спиной к правой створке. Что же это такое? Ждать, пока откроют? Ну уж нет... В любой задаче уже содержится её решение - так говорил Учитель То Юрэй. Имеются ворота, они с виду тяжеленные. И закрыты. Интересно, как они вообще наружу выходят? Не по воздуху же... Механизм, точно. А если так, значит, ему и не нужно, чтобы кто-то открывал их изнутри. И у него есть зацепка - то, что рассказывал ему об этих вратах учитель. "Ключ к ним - октограмма, а ключ к ней - металл". Вроде как.
Он сконцентрировался на внутренностях циклопической створки. Пара вздохов - и металл словно превратился в стекло. Система запоров была выполнена с мастерской точностью и вдохновением, достойным гениального художника. Для того, чтобы найти нужные точки воздействия, юный маг потратил едва ли не три нанита. Никакой октограммы внутри видно не было... Но на одном рычажке была явно видна руна железа. Оставалось только достроить сакральный символ... Ударить бы того, кто это всё создал. А потом поклониться - надо отдать ему дань уважения. В конце концов замОк сдался. Неспешно и бесшумно врата твердыни Фирио раскрывались перед ним. Концентрация была более не нужна. сталь створки потеряла прозрачность, и усталость последней недели обрушилась на Кимуро, как поток, словно он стоял за наковальней много часов подряд. Из последних сил он вошёл внутрь. Во внутреннем дворе его уже ждал человек, одетый в серый балахон. молодой маг не сумел ничего, кроме как опереться о плечо незнакомца и сказать ему "Сообщение... Для Магистра Кикучио..."
Дзен-Гиу-Винь
Владения Таэр Фэрио

  Мастер Дзен-Гиу-Винь находился у себя в кабинете когда уловил некую вибрацию ворот, некромант вдавил в столу панель, сверху спустилась здоровая труба которая благодаря хитрой системе зеркал показывала, что находится за воротами. Маг придвинулся к трубе и увидел усталого молодого человека. Ученик? Некромант но считал ауру молодого человека. Нет, подмастерье. Причём, довольно сильный для этого ранга. Но своё учение проходил не в стенах ордена. Наивный, разве можно в наше время путешествовать не прикрывая ауры. Неужели То Юрэй жив, было-бы хорошо.
Через нанит маг стоял возле ворот, почти сразу же они стали открыватся. Молодой маг прошёл внутрь и устало произнёс:
- Сообщение... Для Магистра Кикучио...
Дзен кивком головы предложил гостя следовать за ним. Пройдя в главную залу они сели возле камина.
- К сожалению магистр Кикучио отсутствует, поэтому я предлагаю вам немного погостить в нашем замке, к тому же для вас он может стать домом.
Некромант нажал на скрытую панель из проёма в стене выкатилась тележка с вином и горячим блюдом.
- А пока давайте поедим, но прежде ответьте мне на один вопрос...Жив-ли учитель То Юрэй?
Араси Коори
Зень 14, начало Кхасн Скорпо.

    Небо голубело под ногами. Синева казалось одновременно неуверенной, по-северному нестойкой, и в то же время глубокой, беспредельной. Глядя на нее можно было не только знать о ее бесконечности, но и чувствовать этот зов глубины и высоты. До ближайшего облака можно было легко дотянуться, можно было встать на него и.... погрузиться? Улететь?..
    Араси рассредоточила взгляд, вгляделась за эту синюю бездну и сразу увидела бледный песок в щели меж черных оскалившихся камней.
Каменное крошево на краю огромного уступа скрипнуло, когда она сильнее наклонилась вперед, вглядываясь в свое четкое отражение на фоне неба.
    Девушка повертела в руке маленький осколок гранита. Вызванное им возмущение положит конец прозрачной неподвижности, прервет безмятежный бег облаков... Сделает ее саму неузнаваемой в зеркале озерной воды...  Если попасть точно в узкую полоску песка. В противном случае камень ударит о камень и ничего не произойдет... Почти.
    Приближение кхасн Воды напомнило о Совете Альянса. Интуиция подсказывала, что скоро многое изменится. Снова. Это напоминало слабую дрожь земли под копытами конного отряда. Напоминало рябь на воде от легкого ветерка, который уже выносит на своих плечах из-за горизонта огромную грозовую тучу. Араси не беспокоилась, хотя и полностью доверяла этому тихому, но настойчивому голосу.
    Орден. Что бы ни выбрал в ходе надвигающихся событий Таэр Скорпо, Мастэ Коори выберет то же самое.
    Камешек полетел за спину. Удара о землю Араси не услышала.



- Прошу прощения, я опоздала, - Араси сдержанно поклонилась присутствующим. Черные одежды тихо прошелестели, бледный отсвет от серебряной полоски на рукаве скользнул по полу. – Мастэ Таэр Скорпо, Араси Коори, - представилась она.
Li Tai-Shi
Зень 13, кхасн Дракен (до кремации Магистра Юнга один фехтнесн)  

Переодевшись после вечерней тренировки, Ли Тай-Ши отправился в кабинет своего учителя и наставника, чтобы еще раз почувствовать саму ауру Даши и в тихих размышлениях осознать себя, пусть и мысленно, рядом с учителем. Следовало также прибрать бумаги оставленные магистром лично для него.
Подойдя к кабинету, Ли увидел привычную для себя картину: в нишах в полном облачении стояли двое охранников,  а прямо перед дверью, по обе стороны от нее, лежали безмолвно черного дерева львы с их вечным прищуром и бездумной апатией к происходящему. Войдя в кабинет, Ли вспомнил тот миг, когда он пересек этот порог впервые, и те чувства, которые трепетали в нем, начинающем ученике, впервые попавшем в кабинет Даши. Достопочтенный Юнг тогда был полон сил, и его мысли были связаны со школой, которую он возглавлял, с Орденом им ведомым, с надеждами на будущее. Он был словно лесной костерок, к которому тянутся все после дальней дороги, чтобы, отогревшись, продолжить свой путь к вершинам знаний, вершинам мастерства. 
В кабинете магистра создавалось впечатление, что его хозяин вышел по какой-то необходимости и вот-вот вернется, освещая свой путь улыбкой и теплотой сердца, пройдет к столу и начнет перебирать свитки. Неспешно, как бы мимоходом, станет вести беседу со своим гостем, мгновенно улавливая все тонкости разговора и ни на миг не упуская нити суждений.
«За разговором, как и за пламенем нужно следить, поддерживать его силу, не дать угаснуть, но и давать полыхнуть в полную силу, ибо эмоции так же как и пламя опаляют оставляя за собой лишь страдания, не оставляя тепла ни для души ни для тела». – так говаривал учитель.
Ли долго ходил по кабинету своего учителя. Все вокруг напоминало ему о Даши. Дойдя до стола, он заметил лежащий на нем ореховый пенал с тонкой резьбой и изображениями львов на печатях. Сорвав запекшийся сургуч, Тай-Ши обнаружил, там именно то о чем говорил учитель. Это были карта будущих тренировок и доверительное письмо на право правления. Такое примерно Ли носил с собой, будучи на службе у людского короля, в пору далекой юности.
В кабинете было прохладно. Подойдя к камину, Ли бросил в него пару полешек и подлил маслица.
Пламя вспыхнуло необычайно ярко и пыхнуло жаром.
- Проклятые небеса! Что ж это такое!.. - голос вырвался из дымохода, и тут же в пылающем камине началась сгущаться дымка.
- Кто здесь? – Ли напрягся, всматриваясь в танцующие лепестки огня и тень над ними.
Не успела брошенная лучина полностью превратиться в пепел, как прямо из камина вылетело нечто. Огонь зашипел и погас. Ли метнулся к сабельной стойке учителя, схватив одну из двух сабель,  отпрянул в глубь кабинета. Выхватив из ножен свою хелме Тай-Ши, направил её острие на фигуру, запутавшуюся в плаще и прямо таки вывалившуюся из камина
-Кто выдумал зажигать здесь огонь?! - вместо ответа возмущенно выцедило нечто. Наконец справившись с длинными складками, нежданный посетитель с некоторым трудом, отряхиваясь, поднялся на ноги.
Ли с удивлением воззрился на гостя. А точнее – гостью. Грязно-серый плащ, закрывающий всю фигуру, свисал широкими складками. Лицо было скрыто глубоким капюшоном и белой маской с алым узором.
-Еще раз спрашиваю, кто ты? – властно переспросил Тай-Ши, медленно закипая от ярости, - И если ты не замрешь на месте, я изрублю тебя как ту полешку на лучины.
-А, что?! Ты не Юн! Что ты здесь делаешь?! – голос из-под маски звучал растерянно. Но направив прорези для глаз на Ли, девушка, осекшись, замерла, не шевелясь.
-Такие камины вообще не следует зажигать, - наконец, нейтрально отозвалось из-под маски.
-Никогда не думал, что этот камин не следует зажигать. Если из него выпадает подобное нечто. Кто ты? - говоря это Ли, пытался уйти с линии предполагаемой атаки, и одновременно сокращая расстояние между собой и неожиданно возникшим противником. Фигура, закутанная в плащ, никак не отреагировала на действия Ли. Лишь чуть повернула маску-лицо.
- Я? Я Бусон. Разве твой наставник не предупредил обо мне? Или, - из-под маски донеслось короткое фырканье, - Ты не меня ждешь?
- Я никого не жду, и не ждал до сего момента.
Было видно, что гостья растеряна. Непонятно откуда налетевший сквозняк дернул полы плаща. Под ним мелькнул неяркий блик стального пояса, уверив Ли в его мыслях.
- Я не враг тебе, - наконец выдала фигура в маске. Но Ли по-прежнему кружил вокруг пришелицы. Он готовился к возможной атаке. Его хэлме уже начинало свой танец смерти, медленно раскачиваясь и набирая ритм.
- А кто ты? – приглушенно спросил Ли, вкладывая в слова всю ярость и весь гнев, накопившиеся в нем. Сомнений быть не может! - Такие как ты убили учителя и скрылись. Ты наверняка прикрываешься его именем!
Ли кружил то, снижая, то, наращивая ритм. Порой казалось, что его сабля застыла на месте, а тело продолжает двигаться. Атаковать, не зная уровня противника – неблагоразумно. Так когда-то говорил Учитель, и память о нем как подстегивала к активным действиям, так и заставляла удержаться от немедленной атаки.
-Убили учителя? - тупо повторила гостья, - Погоди! Не хочешь же ты сказать, что он мертв?! – последние слова были практически выкрикнуты, и отчаяние, прозвучавшее в них на секунду сбило Тай-Ши с ритма. Но только на секунду.
-Да он мертв, убит чужой рукой. И кто-то за это поплатится.
-Ты считаешь, что это я его убила? - удивлению в голосе, доносившемся из-под маски, не было границ. И тут же без перехода фигура пошатнулась, ухватив рукой в серой, как плащ, перчатке, за край стола, - Мертв. Не может такого быть. Магистр огня - и мертв. Вот чего они там все так засуетились!.. - похоже, у пришедшей началась тихая истерика. Но тут же закончилась, и из-за прорезей маски на Ли снова смотрели бледно-серые глаза, - А ты тогда кто и что здесь делаешь?
-Я не знаю, чья это работа. Тот, кто её выполнил, сбежал, оставив после себя одну вещицу, - хищная улыбка осветила лицо Ли, - И подобная же вещь заменяет тебе пояс. Пока я здесь задаю вопросы и хочу получить на них правдивые ответы.
-Ты о моей плети? Но подобные вещицы в Скорпо носит каждый второй! Тем более, как ты, верно, заметил - моя плеть при мне. Только кажется мне, ты где-то ошибся. Не мог какой-то ученик убить магистра! Это просто нелепо! А плеть - оружие учеников Скорпо.
Однако что-что, а жалкие оправдания представительницы проклятого ордена, Ли слушать не желал.
-Так или иначе, ты знала учителя. Так или иначе, ты знала про этот ход, о котором даже я слыхом не слыхивал. Итак, ты узнаешь от меня о гибели учителя и выглядишь потрясенной. Есть только не одно но… - Тай-Ши вперил взор глаза, трусливо прятавшейся за маской водной, - Не каждый теряет оружие свойственное своему Ордену на месте гибели чужого магистра.
-О чем ты? Моя плеть при мне, - Непонимающе отозвалась та.
-А вот другая при мне, - с этими словами Ли отбросил осторожность и стал выписывать одну дугу за другой стремясь нанести разящий удар по отступающей фигуре. Он еще не решил зарубить эту нахалку, или просто порезать на память и порезанную выставить на торги. Однако девушка неизменно оказывалась в стороне от лезвий, закрываясь и уклоняясь, подобно трусливому шакалу.
-Это просто смешно! Я пришла делать доклад, а тут какой-то сумасшедший обвиняет меня в чем-то на основании лишь того, что мой пояс похож еще непонятно на чей. Зачем вообще огненному водяная плеть? Это не огненное оружие.
-Ты огненная? – В запале ярости Ли не понял, что девушка не себя имела в виду, и эти слова заставили его приостановить наступление, - Тогда откинь прочь эту вещь раздора, возьми в руки сталь и докажи что ты Лев а не паршивое ракообразное!
-Какой лев, какая ракообразная?! - выкрикнула гостья, отскакивая подальше от нападающего, - Разумеется, я пользуюсь стихией воды - как бы иначе я шпионила за Скорпо?!
Ложь! Все ложь, призванная протянуть время и отвлечь внимание.
- А иначе тебя бы не прислали по мою душу? Защищайся, или нападай!
-Да при чем здесь это? - в который раз крикнула маска, уворачиваясь от очередного выпада. Быстро разорвав расстояние, девушка оказалась рядом со стойкой с одинокой саблей. Схватив оружие, девушка встала в стойку и произвела выпад, который не каждый знал даже среди Леонов.
Ли отпрянул от такого поворота событий. На мгновение он забыл, что позади него стол, поэтому и перекувыркнулся через него, по пути сметая все на нем находящееся, попутно хватая лежащий на подставке ритуальный кинжал учителя.
-Теперь веришь? - устало спросила маска, однако меч не опустила.
-Нет не совсем, держи, - с этими словами Тай-Ши метнул старинный клинок по направлению к гостье.
Легко поймав "подарок" в воздухе, гостья только вздохнула, ничем не показав, что это было сколько-нибудь трудно.
-И что мне с этим делать?
- Нападай! – кинжал Леонов не дается в руки врагу, обжигая любого, кого хозяин не успел «познакомить» с клинком.
- Да успокойся ты – гостья легко метнула кинжал, будто это был обыкновенный ножик,  во временного хозяина кабинета с тем, чтобы тот, ударившись в него рукояткой, несколько утихомирил этого буяна. Однако же, не долетев, огненный клинок успокоился в руках ученика магистра.
- Ха-ха-ха. Теперь я вижу, что передо мной истинный лев. Признаю, - Ли крутанул свою саблю и вложил её в ножны, - Ты хотела, что-то сказать. Я вижу, что ты истинно из нас, из Леонов. Говори и будешь услышана.
-И ты просишь меня поверить тебе после всего произошедшего? - хмуро переспросила уставшая девушка, - Да я сомневаюсь, что ты имеешь право быть здесь! Кто ты? Нерадивый ученик, решивший во время отсутствия учителя сунуть нос в его кабинет? Тогда ты не тот, с кем я буду разговаривать.
- Не каждый нерадивый ученик имеет на руках вот это? - на стол упала фибула Серебреного Льва,  дающая своему владельцу право на правление орденом и действия по собственному разумению.
- Серьезный аргумент. Что ж. Я шпион. Я работаю на Юна... то есть на магистра Таэр Леон... то есть работала, - девушка сбилась и всхлипнула, - Он правда умер?
- Да, сегодня кремация. Значит пока я ношу это - Ли поднял фибулу - ты будешь работать на меня.  Это необходимо, тем более кто-то очень хочет крепко столкнуть нас лбами с водными.
- И вполне успешно, - ядовито заметила девушка, - Не были бы вы такими баранами, что на новые ворота кидаются... Да что с тобой говорить! Правитель!
-  Э, не так круто. Не я выбрал эту ношу, она сама меня нашла. Просто кому-то нужно быть тем волом, который везет повозку под названием Таэр Леон. К тому же у меня накопились вопросы за время нашей разминки…
- Неужели во всем ордене не нашлось кого-то поперспективнее? О чем думал ваш совет мастеров, доверяя бразды правления юнцу? - в очередной раз вздохнула девушка, - Решили, что, раз мир наступил, можно поставить незапланированный эксперимент? Чтобы власть передавалась по принципу людских королевств - по наследству? Хотя, - покачала она головой, - может они и правы. При всей твоей вспыльчивости, ты ЕГО ученик, иначе не узнал бы этот прием. Что ж. Можем поговорить. Задавай свои вопросы.
- Серебряный Лев сам выбирает своего носителя. И не задержится он в руках глупца и неумехи. Это, во-первых. А во-вторых – и костер начинается с малого. Я с удовольствием походил бы еще в подмастерьях, выполняя чужую волю и познавая тайные грани искусства магии но, по видимому, пришло время мне взять в руки свою и чужие судьбы. Но не об этом речь. Ты упомянула какую-то суматоху за нашими пределами?
Задержка не дольше вздоха, и гостья вернула саблю, которую держала в руке, на подставку. Повернувшись и встав прямо лицом к Ли, тем самым показывая, что готова забыть «теплую встречу», девушка ответила:
- Василиск собирается. Магистры этим утром приглашены в башню Скорпо. Мастера, подмастерья и ученики ощущают тревогу, разлитую в воздухе. Но о смерти главы Саламандры не было известно - иначе б я знала. Я шпион, но шпионить за магистрами не в моих силах. Моей работой был сбор информации, ходящей среди мастеров.
Ли задумался. Результат размышлений Ли
- Хорошо. Будь, по-твоему, - наконец улыбнулся он, - Я тоже не намерен излишне рисковать такими глазами и красивыми мочками ушей. Да и вообще я думаю, что, и сама гостья нам еще пригодится.
Девушка тихо засмеялась.
-Желаешь узнать, что прячется за маской? Я не снимала ее и при Юне.
- Зачем мне это? - было видно, что Ли лукавит.
- Хорошо, - смех затихал, - Для меня легче выдать все тайны любого из орденов, будь они мне известны - тем более что это моя работа, - чем открыть свое лицо человеку, которого я вижу впервые. Доверие - не только дорогой товар, но и редкий. Просто так его не купишь.
Ли понимающе усмехнулся. Вот как все просто.
- Ты насчет аванса? Я пока услышал малое из немного, но и оно имеет цену. Что ты хочешь? Вернее, чем тебе платили ранее? Камни, золото, алмазы? Но помни: всему есть предел и грани. Ну, так чего и сколько? Только разумно, без фанатизма.
-Теперь я верю, что ты его ученик. Или все львы такие? Сами безумцы и фанатики, требуют от других отсутствия фанатизма, - хитрая улыбка будто просвечивала сквозь маску, - мне будет достаточно пары капель крови.
Названная цена заставила Тай-Ши удивленно приподнять бровь.
- Чьей, моей?! Или ты желаешь кого-то еще, вне пределов замка? - Ли перехватил нож, показывая полную решимость чиркнуть себе по пальцам - Если тебя это успокоит…
-Твоей, - глаза из-за маски смотрели, не отрываясь, на руки огненного мага, - Чужую я бы попросила всю, без остатка, до последней капли. Но всей кровью, что мне была нужна за пределами ордена Леон, расплатился еще твой учитель.
-Тогда подойди и возьми - Ли протянул немного вперед руку, в которой за клинок держал изгибающееся лезвие кинжала - Ну смелее, или оробела.
-Да будет так, - прошептала девушка, и мягким скользящим шагом двинулась к Ли. Несмело протянув руки к ножу, она вытащила его из расслабленных пальцев, чтобы отложить на стол, - Мне не нужны посредники, - объяснила она. В голосе чувствовалась предвкушающая улыбка.
Рука в тонкой перчатке коснулась маски и придержала ее. И также медленно опустилась. За хрупкой, но такой надежной преградой пряталась жуть - изборожденное рубцами нечто, бесформенная глыба.
Ли едва сдержал вздох отвращения.
Бугры на этой глыбе шевелились в такт дыханию. Человеческими остались лишь глаза - два чуть раскосых огромных серых глаза с крупными зрачками, казавшиеся двумя звездами.
-Нравится оказанное доверие? - глыба дернулась, изображая подобие ухмылки. Губ не было. Говорило нечто открывающимся отверстием, внутри которого за стеной острых треугольных зубов прятался тонкий змеиный язык, - Проклятие Лотисов выглядит не слишком эстетично.
- Бывает, - нервно сглотнув Ли и, прежде чем девушка успеет взять плату «без посредников», подхватив свободной рукой со стола злополучный кинжал, чиркнул себя по ладони.
- Держи свою оплату, - как можно тверже сказал он.
- Благодарю, - бугры вздохнули еще раз, и растянули все "лицо" так, что в пропорциях в ширину оно стало больше, чем в длину. Так же аккуратно перехватив за запястья руку с текущими по ней капельками крови, существо (назвать это девушкой уже не хватало сил) наклонилось над ладонью. Подобие лица на ощупь оказалось влажным, почти водянистым. Возможно, от отвращения Ли даже не почувствовал боли. И какие-то изменения заметил лишь тогда, когда бледно-бугристая масса оторвалась от его руки.
С буграми стало что-то твориться. Вздуваясь, опадая снова, они начали свое передвижение в десятки раз быстрее, чем раньше, ускоряясь и ускоряясь. И вдруг все прекратилось.
На месте чудовищного лика оказалось вполне обыкновенное, только слишком бледное лицо. Да и оно стремительно розовело. Небольшие губы, аккуратный нос, высокие скулы... и все те же серые глаза.
-На недельку хватит, - довольно вздохнула девушка, - Жаль, что ты все же не магистр. Его хватало гораздо дольше.
Антар Линг
Зень 14, конец кхасн Фэрио и начало Скорпо

Теалт поклонился совету, в тишине было слышно как скрипнули сапоги молодого мага. Учитель Мяо оторвался от щербета с удивлением посмотрел на вошедшего. Линг мог поклясться, что в светлых серых глазах деда промелькнула искринка, а когда старый чародей откинулся на спинку кресла, то позволил улыбке коснуться губ.
- Проходите, друзья, устраивайтесь и начнем. - Прознес магистр.
Молодой мастер ещё раз поклонился и двинулся к столу, Дзакура и Ли последовали его примеру. Дух места сотворил несколько плетеных кресел для новоприбывших. Стол как будто увеличился, прибавилось чайных принадлежностей.
- Последние события, - Начал глава Василиска. - и ситуация, в которой оказалось наше братство, требуют немедленного вмешательства. Собственно, для этого я вас и собрал. Убит глава альянса Саламандры. - Молодой магистр умолк, давая ариорам принять и переварить иформацию. А судя по крошкам щербета на бороде деда, что бережно собирал и отправлял в рот частички десерта, учитель Мяо уже что-то переваривал, Линг сдержал улыбку.
Теал призадумался, затем произнёс:
- Вы уверены во всех своих чародеях?
- Хороший вопрос, юный мастэ. Но на сколько вы можете быть уверенным в себе, на столько и я могу доверять тем, кто идет под знаменем Василиска. Я уверен в каждом из вас и в каждом из тех кто не пришел сюда, но охраняет мир, в котором кто-то решил снова нарушить равновесие...
- Ну да, возможно вы уверены, но знать чем живет каждый из них невозможно! Если кому-то нужно, что бы вновь началась война, я думаю он пойдёт на всё!
- Прошу прощения, я опоздала, - Араси сдержанно поклонилась присутствующим. Черные одежды тихо прошелестели, бледный отсвет от серебряной полоски на рукаве скользнул по полу. – Мастэ Таэр Скорпо, Араси Коори, - представилась она.
- Проходите, Араси, вы вовремя. - Улыбнулся магистр.
- Всему свое время, - Заскрипел Мяо пододвигая к себе блюдо рахат-лукума, только что наколдованный духом места.
- Я понял вас, Теалт, может вы и правы. Стоит прошерстить альянс на наличие предателя. Учитель Мяо, под вашу ответственность.
- Не было заботы... - Мяо умолк под взглядом Линга.
- Смерть такого могущественного мага как Юнг покачнула равновесие сил, - начал Антар, решив, что нечего дальше тянуть, раз все уже собрались, - Реликвии орденов дали о себе знать. На полуострове Пегенн запульсировали четыре символа, два из них принадлежат нашему альянсу. Мирный договор предусматривал возвращение реликвий, в случае, если они найдутся. Но сложившиеся обстоятельства могут сыграть с нами злую шутку. Тело магистра Таэр Леон было найдено рядом с реликвиями! - Магистр помолчал. Звуки переливающейся воды и поющего фарфора под легонькими ударами серебрянной ложечки. Линт обхватил чашку ладонями и сделал пару глотков ароматного чая, на этот раз над столом витал медовый дух.
- В свете данных событий дело может дойти до того, что наш альянс обвинят в попытке присвоить изначально не принадлежащие нам артефакты. Вместе убийство магистра и нахождение реликвий несут угрозу миру между представителями разных стихий. А это нужно предотвратить любой ценой.  И чтобы не допустить такой развязки, мы, альянс Василиска отправляем представителей наших орденов как послов в орден Леон. Это послужит знаком того, что мы заинтересованы в поддержании мира и в наказании убийцы одного из магистров.
Теалт приподнял бровь.
- Как я пологаю собрались мы сдесь не напрасно?
– Ничто не происходит напрасно, юный мастэ. Ваша встреча не случайна.
– Мы пригласили вас сюда потому что представителями ордена Василиска будете вы. Ваша задача найти убийцу главы Альянса Саламандры, а также не допустить окончательной потери для Василиска утраченных когда-то реликвий. И ни в коем случае нельзя допустить новой войны! Это ваша миссия. Беретесь ли вы за нее?
- Сочту за честь, магистр. - Отчеканил Теалт. Остальные молча кивнули.
- Что ж. Тогда готовьтесь. Вы будете сопровождать глав ваших орденов на церемонии кремации почтенного Юн-Син-По. Ли Тай Ши будет ждать нас в кхасн Леон. До скорой встречи. - Антар поднялся, давая понять, что совет окончен.
Кин Эя
Замковые Горы. Кхасн Скорпо.


  Кин открыла глаза, когда солнечные лучи вовсю пытались пробиться в окно, затянутое бычьим пузырем. Рассвело уже давно, и удивляло, что ее никто до сих пор не разбудил. А ведь Тейо хотел отправиться к Храму на рассвете…
  В натопленной комнате было тепло, несмотря на мороз, царящий в округе. Выбравшись из-под меховых одеял, Кин быстро оделась, уложила волосы и отправилась на поиски учителя. Дом был разделен на мужскую и женскую половины, каждая из которых состояла всего из одной комнаты. Кин ночевала вместе с хозяйкой и тремя ее детьми. Как гостье, ей выделили отдельную постель, отгороженную занавесью от остальных.
  Кин выглянула из-за занавески: две маленькие девочки-близняшки, сидя на полу, пытались завернуть в тряпочки вырывающегося щенка, их матери и старшей сестры не было видно.
- Дорого утра, госпожа, - девочки улыбнулись.
- Доброго утра, - Кин улыбнулась им в ответ, - А господин, который пришел со мной, уже встал?
- Ага, - дружно кивнули девочки, - Он во дворе… С мамой…
  Стоило Кин выйти на крыльцо, как морозный воздух тут же сковал ознобом тело, заставив инстинктивно запахнуть подбитый мехом плащ. В отличие от своего учителя, которому никогда не было холодно, Кин мерзла постоянно, хоть и упорно старалась это скрыть.
  Тейо с хозяйкой – полной невысокой женщиной в одеждах украшенных белым волчьим мехом – действительно стояли во дворе и о чем-то тихо беседовали. Услышав, как скрипнула дверь, они одновременно обернулись.
- Кин, хорошо, что ты уже проснулась, - Тейо поманил ее рукой, - Подойди, пожалуйста…
  Кин легко сбежала со ступеней, прошла по расчищенной среди сугробов дорожке и только тут заметила еще одну женщину, стоящую чуть в стороне, почти прижимаясь к сараю.
- Учитель, - подойдя, Кин слегка наклонила голову в знак приветствия.
- Мы как раз о тебе говорили, - ответил Тейо, - Мне жаль огорчать, но нам с тобой придется отложить прогулки и вернуться домой.
- Что-то случилось? – оторопев, спросила Кин.
  Возвращение было как гром среди ясного неба –  сколько планов связывала она с Храмом Девяти Небес! Храмом исполнения Желаний…
- Поговорим об этом позже, - ушел от ответа Тейо, - Мы возвращаемся, и это уже решено. Я думал отправиться прямо сейчас, но появилось одно обстоятельство… Вон та женщина пришла просить о помощи, заболел ее сын. Я лечением не занимаюсь, ты знаешь. Так что тебе решать, помочь ей или нет.
  Женщина, стоящая у сарая нерешительно переминаясь с ноги на ногу, вдруг стремительно подбежала к Кин и упала на колени.
- Госпожа, не откажите, помогите.. Одна надежда на вас! – она разрыдалась, вцепившись в подол ципао Кин.
- Я постараюсь, - девушка безрезультатно попыталась ее поднять, - Не плачьте..
- Только денег она вам не заплатит, - предупредила хозяйка, высокомерным взглядом окинув свою соседку, - И не ждите. У них в доме и есть-то нечего, не то что кому-то за услуги платить!
  Кин взглянула на Тейо, тот пожал плечами, мол, поступай, как знаешь, тебе решать.
- Пойдемте, посмотрим вашего сына, - обратилась она к женщине, - Может быть я чем-то смогу помочь мальчику.
- Этот мальчик – твой ровесник, - сдержав улыбку, пояснил Тейо.
  Кин пожала плечами:
- Мне без разницы, кого лечить…
- Пока вы ходите, я на стол соберу, - хозяйка бросила недовольный взгляд на соседку и пошла к дому, - Надеюсь, вы не надолго…


  Женщину звали Амаи. Она сообщила это, пока вела Кин и Тейо к своему дому. 
- На моего сына навели порчу, - рассказывала она, - Полгода с тех пор уже прошло… Как-то вечером, пришел к нашему дому нищий старик, собаки залаяли, чуть не загрызли. Откуда пришел, мы не знаем. В общем, я собак разогнала – мужа-то да старшего моего сына дома не было, в горы уходили, - а старик давай проситься ночевать. Кэю – мой младший, и говорит: «Ни за что старика в дом не пущу! Нормальные люди в одиночку ночью по горам не шатаются. Наверняка, какой-нибудь оборотень или колдун! Пусть проваливает!» Я подумала, может и прав он? Откуда здесь чужаку взяться? А оборотня к дому лучше не подпускать: еще сожрет всех ночью! В общем, прогнали мы старика, попугали собаками, а на следующее утро сын в лес ушел силки проверять. Ушел-то нормальный, а вернулся старый да больной, как будто ему лет сто. Сказал, встретил в лесу того старика, вот старик его и проклял. Правильно мы думали -  видно, колдун то был! Полгода с тех пор прошло, сын болеет, не встает... Все деньги уже на лечение перевели! Знахари наши местные не знают, как справиться, а волшебники да маги всякие к нам редко заглядывают…
- Не знаю я, как такое лечить, - шепотом произнесла Кин, украдкой обернувшись к Тейо, - Никогда подобного не встречала!
- Ты хоть посмотри, - посоветовал он, - Раз уж вызвалась, то хоть сразу женщину не расстраивай… Может что и придумаешь.
  Кин вздохнула. Что ж, попробовать-то можно, но будет ли результат?
  Дом Амаи небольшой и покосившийся оказался на самом краю селения. Постель больного располагалась в дальнем углу комнаты. Свет сюда почти не доходил, лишь тускло горела масляная лампа, стоящая на столе. Кин и приведшая ее женщина подошли к больному, Тейо остался стоять у входа вместе с мужем и старшим сыном Амаи - он доверял своей ученице и не хотел ей мешать.
- Меня зовут, Кин, - представилась девушка, присаживаясь на краешек кровати, - Я постараюсь вам помочь.
  Человек, лежащий перед ней ничего не ответил. Он действительно был очень стар: тонкая как пергамент кожа сплошь покрыта морщинами и коричневыми пятнами, от волос остались жалкие седые пряди. Лишь глаза, странно поблескивая, внимательно следили за девушкой.
Кин положила руки больному на голову и сосредоточилась, пытаясь уловить малейшие вибрации энергии. Руки закололо, перед мысленным взором стало появляться эфирное тело больного, сплетенное из силовых линий и чакр. Кин закрыла глаза. Бежали минута за минутой, но она не могла заметить никакого чужеродного вмешательства. Она ничего не понимала…
- Я не знаю…, - Кин опустила руки, открыла глаза и обернулась к учителю, ища поддержки, - По всему получается, что этот человек действительно стар!
- Как? – глаза Амаи округлились от изумления.
- Это глупость, он не старше вас! – заметил ее муж, с самого начала он скептически наблюдал за действиями Кин.
- Ваш сын может и не старше, но этот человек – старик, - спокойно ответил Тейо, - Вы слышали, что сказала девушка, и у меня нет оснований, не доверять ей.
- Но ее слова не могут быть правдой! – возмутилась Амаи.
- Подождите, - муж перебил ее, - Вы хотите сказать, что это не наш сын?
- А с чего вы взяли, что это он?
- Ну, мы с ним разговаривали, спрашивали о том, что другие просто знать не могли! Он все верно рассказал.
  Внезапно больной громко расхохотался и схватил Кин за руки.
- Какие же они идиоты! Правда? – он заглянул ей в глаза, - Придурки, меня полгода кормят и поят за просто так! По струнке ходят! Все желания исполняют! Если бы не вы, я бы здесь и дальше отдыхал!
  Кин попыталась вырваться, но отцепиться от больного оказалось не так то просто. Он оказался довольно сильным, тонкие пальцы, словно тиски, сжали ее запястья.
- Кэю, что ты говоришь? – растерянно пролепетала Амаи.
- Сейчас узнаем, - Тейо решительно направился к постели больного.
- Стой на месте, - прошипел тот, - А то я девчонке руки сломаю.
«Да я тебе башку откручу!» - возмущенно подумала про себя Кин.
« Подожди, не вмешивайся», - мысленно попросил Тейо.
- Хорошо, я стою на месте, – примирительно сказал он вслух, - Может, скажешь тогда нам, кто ты?
- Еще чего! Тебя это не касается!
- А где Кэю? Он жив?
- Как бы не так! – фыркнул старик, садясь в постели, - Волки его полгода назад сожрали! Так ему и надо. Я вечером в дом переночевать просился, а он не пустил. Старого человека на ночь гладя прочь прогнал! Хех, вот за все и заплатил…
- Не может быть, – всплеснув руками, Амаи опустилась на скамью, - Он же все про нас знает… Не может он быть чужим.
- Проще простого, - разоткровенничался бывший больной, похоже, он упивался тем, что поставил окружающих его людей в нелепое положение, - Когда ваш Кэю, с обрыва сорвался, я рядом был. Совершенно случайно. «Вот, - думаю, - Отличный случай над вами посмеяться и себя потешить!» Подошел к нему, посмотрел в глаза – он еще жив был – и вся его память моей стала. Я ведь мысли отлично читаю – все тайны, мечты, желания… А потом я сюда пришел... До чего же вы люди – идиоты! Приняли меня и во все поверили!
- Ты можешь прочесть все мысли? – удивилась Кин, - Даже магов?
- Подлец, - прошептал старший сын Амаи, доставая из-за пояса нож.
- Я все про всех знаю, - усмехнулся старик, - Про всех вас! Хотите, я …
  Он замер на полуслове и откинулся на подушки, цепкие пальцы разжались, освободив запястья Кин, красное пятно медленно расползалось по белой материи рукава вокруг тонкой стальной звездочки, вонзившейся в плечо. 
  Кин встала, осторожно выдернула сюрикен, недоумевая, обернулась к Тейо. Никто и не заметил, когда он успел его метнуть.
- Лезвие отравлено? Вы его убили?
- Нет, старик всего лишь парализован, - ответил Тейо, забирая сюрикен, - Не мне его судить. Пусть с ним разбираются те, кого он обманул.
- Подождите, не уходите, - взмолился старик, безуспешно пытаясь приподняться, - Не бросайте меня! Я вам заплачу! У меня есть карта… Здесь… под матрацем … я спрятал … Возьмите… Там…
  Он еще пытался говорить, шевелил губами, но слов уже было не разобрать.
  Тейо присел возле постели, бесцеремонно отогнул угол матраца в изголовье. Показался уголок свернутой желтой тряпки.
- Смотри-ка, действительно тут что-то есть! – Тейо извлек содержимое на свет божий, развернул сверток.
  Кин склонилась к нему, чтобы получше рассмотреть находку – маленький серый лоскут кожи, с двух сторон покрытый рисунком и непонятными рунами.
-  Ерунда какая-то, - буркнул Тейо, собираясь выбросить лоскуток.
-  Можно я возьму? – остановила его Кин.
-  Как хочешь, - он выпрямился, - Пойдем отсюда.
-  А как же старик? – Кин положила карту в карман.
-  Я уже все про него сказал. Пойдем, мы здесь мешаем…
  Тейо вышел, ни разу не обернувшись к старику. Он не видел ни его умоляющего взгляда, ни жестокой радости перемешанной с ненавистью в глазах оставшихся в комнате людей. А Кин обернулась.

- Они убьют его, - тихо произнесла девушка, когда дом Амаи остался позади.
- Разве он этого не заслужил? – Тейо остановился.
- Он стар... Он просто хотел, чтобы о нем позаботились…
- И ради этого издевался над чувствами других? Бросил умирать человека, которого возможно было спасти? Нет, Кин, мне не жаль его.
- Наверное, вы правы, - печально согласилась девушка, - Когда возвращаемся домой?
- Забудь о нем, - Тейо заботливо, по-отечески обнял ее за плечи, - И не грусти… Сейчас позавтракаем, и в путь. Ветер на нашей стороне, к вечеру доберемся до Замка Таэра. 







Алиса Амидэл
Зень 14, Кхаст Фэрио

Весь лес как будто замер в ожидании: тишина, время остановилось. Ветер, мгновение назад вдыхавший жизнь в это место, незаметно утих. Из-за призрачно-серого неба лучи восходящего солнца не могли пройти и разрушить надвигающуюся пелену утреннего тумана. Листья медленно и плавно, словно в танце, опускались на мокрую от росы пожухшую траву, опаленную нещадным солнцем вчерашнего дня. Природа говорила о переменах во всем мире и все же ждала...
Маг оглядывалась по сторонам,  сжимая меч в руке так сильно, что на лбу проступили капельки пота. Дрожь то пробивала все тело, то прекращалась. Предчувствие не давало покоя, дыхание срывалось, сердце билось чаще, от чего его стук раздавался в голове, не давая собраться с мыслями. Паника охватывала все сознания и из-за этого Алиса боялась пошевелиться, сделать неверный шаг, сомневаться в том, что она видит и слышит, вызывая безумие и отчаяние на то, что более от неё ничего не зависит. В душе все громче звучал голос человека, которого не было на этом свете уже давно, такой же хриплый и пугающий: "Все предрешено"! И затем её собственный голос из далекого прошлого, когда жизнь была иной: "Не поздно, еще не поздно..." И девушка отчетливо помнила тот день - это был последний раз, когда она слышала голос того обреченного человека. Она знала, что не могла ему ничем помочь, что это был только его выбор. Момент, когда он решил, что будет дальше, он понимал, что станет никем, но смело пошел на это, не взирая на приговор, вынесенный ему самой судьбой...
Ничего не происходило, сводя с ума. Алиса едва удерживала контроль над собой, чтобы не сорваться с места. Терпение и стойкость уходили, а на их место приходило все то же чувство паники, путавшее мысли и обманывающее разум своим противостоянием. "Те шаги, они действительно были!" - оставалось лишь вслушываться в гиблую тишину этого старого леса...
Резкий порыв леденого ветра заставил вздрогнуть от неожиданности. Первые капли дождя упали на лицо и растеклись по щекам, напоминая слезы. Но слезы кого, мира? Он скорбит о падших, и о тех, кого никогда не вернуть из бездны собственных душ. Он помнит все и будет помнить всегда, все, что было с ним, что было с нами. Он не забудет того, что когда-то заставило его проснуться от мирного сна. Он будет жить, а мы, умирая, станем его спутниками навсегда.
Девушка опустила меч, теперь понимая, что все было неверно, что неоткуда было больше бежать и прятаться. Словно все вокруг пропало, оставив смутные отрывки воспоминаний, которые затухали как свечи. Настоящая истина была гораздо ближе, но и её не существовало более. Тени, только тени прошлого будут воспеваться в песнях, слагаться в легенды, а затем превращаться в мифы, которым не поверят...
На этот раз по щеке покатилась настоящая слеза, но не горести. Алиса вздохнула. и не опуская глаз с далекого горизонта, поклонилась. И лес стариков ответил слабым гулом раскачивающихся стволов и звуком бьющихся об друг друга ветвей...
Пора было идти дальше.
Антар Линг
Таэр Скорпо конец кхасн Скорпо, Зень
До чего вкусно мерцает вода в колодце. Игольчатый иней вырос на каменных стенах, он такой хрупкий. Антар поднес руку и лед медленно с неохотцей растаял. В черпаке вода синяя-синяя и холодная как дыханье северного ветра и какая же колючая. Не напиться ею, только обожжешь губы.
Когда-то давно Линг впервые зашел в этот дворец, привыкший к сухому жару пустынь, он изумился. Не бывает в природе столько холода и воды. Теперь же, он не представляет свою жизнь без льда, синей воды и снега. Как всё быстро меняется.
От портала тоже веяло холодом, но другим, нездешним. Под ногами тихо хрустнули кристаллики льда. Линг запахнул полы плаща и ступил на поверхность воды. Беспокойная рябь прошлась по порталу, маг вздохнул и рассыпался миллиардами дождинок.
Владения Таэр Леон, начало кхасн Леон, Зень  
Голубой язычок родничка пробил сухую землю и фонтаном вырвался из заколдованного круга портала, по пути снова обращаясь в человека. Спустя тананиту Магистр Альянса Василиска полностью вернув себе привычное обличье, неспешно двинулся к главному залу огневиков, в прошлый раз именно там главы альянсов подписали договор о перемирии. Антар рефлекторно проверил наличие плети-клинка, на этот раз излюбленное оружие осталось дома.
Дедушка Мяо
Башня Таэр Дракен, начало кхасн Леон, Зень 14,
Солнечные блики отражались на белоснежных волосах. Ветер трепал выпущенные пряди, пытаясь добраться до тех, которые были собраны на затылке в пучок.
Старик, стоя на смотровой площадке второй по величине башни ордена, обозревал окрестности.
Замковые горы нависали над миром своей чернотой и мрачностью. Заветное царство, владения Драконов… Где-то за пределами горизонта лежат земли, где стремится вперед другая жизнь, течет и изменяется по иным правилам.
Старик грустно улыбнулся, всматриваясь в даль.
-Подумать только, родиться, чтобы умереть таким молодым, - но морщины, собравшиеся бороздами на высоком лбу стремительно разглаживались, - Мы найдем, кто сделал это. Непременно.
Ветер молчаливо согласился, шурша далекими верхушками сосен и хлопая белыми полами одеяния магистра Таэр Дракен.
-Ну что ж, сегодня много чего еще предстоит сделать, - пробормотал дедушка Мяо и, чуть обернувшись, строго обратился к ластящемуся ветерку, - А ты передай мальчику, чтоб не вздумал опаздывать.
Сосредоточенное выражение лица оканчательно пропало с лица старика, сменившись безмятежностью. Полуприкрыв глаза, он сделал шаг с уступа в пустоту, чтобы тут же растаять дымным облачком.
Налетевшие вихри подхватили облака, подгоняя в их пути в небесные чертоги. Пейзаж продолжал дышать спокойствием и умиротворенностью.

Таэр Леон, начало кхасн Леон, Зень 14,
Легкое марево сгустилось над разогретой огненным солнцем мощеной площадкой, обретая человеческую форму. Магистр Мяо окинул безмятежным взглядом чертоги Таэр Леон. От этого дня зависит многое. Война или мир, жизнь или смерть. И несмотря на многовековую вражду, лучше бы мир, несмотря на смысл церемонии, лучше бы жизнь…
Неторопливо и степенно, магистр Мяо направился к встречающим.
Араси Коори
Зень 14, конец кхасн Скорпо. Таэр Скорпо.

Бесшумной стремительной тенью Араси прошла по коридорам замка.
    Направляясь к своим комнатам, она размышляла об услышанном на Совете, и мысли эти ей не нравились. Создавалось впечатление, что камешек ухнул-таки прямо в самую гущу придонного ила, и теперь все начало тонуть в облаке непроницаемой мути. Сама Араси была спокойна, но волнение царило вокруг.
    Дверь в ее покои, приоткрывшись, взвыла голосами сотни вихрей, и резная ручка черного дерева едва не вырвалась из рук. Вой был неприятным. Сейчас почти каждая деталь казалась злым знаком, предостережением, любая мелочь будто нарочно бросалась в глаза, старалась сбить с толку разум и интуицию. Беспокойство настойчиво искало способ вторгнуться в душу.
    Араси быстро пересекла кабинет и закрыла настежь распахнутое окно, обращенное на север. Сразу стало тихо, ветер, разбившись о стеклянную преграду, теперь завывал в переплетениях филигранной решетки небольшого балкона, примыкающего к кабинету. Куда отчетливей теперь слышался привычный, вечный и вечно живущий в сердце Араси шум моря.
    Бросив мимолетный взгляд на укрытый пенной дымкой горизонт, мастэ с безотчетной, будто бы оттаявшей улыбкой, вышла на балкон, серые глаза еще миг вглядывались в бескрайний простор моря и неба... Но кхасн Скорпо отчетливо, ощутимо приближался к завершению, утекая сквозь пальцы, и Араси чувствовала, что нужно спешить. Орден ждал, и она не могла задерживаться.
    Не глядя больше в завораживающую даль, она вскинула руки и исчезла в ярком сиянии  белого света и поднявшемся круговороте сверкающих кристалликов льда. Только яркие блики радугой пробежали по искрящемуся вихрю.


Начало кхасн Леон. Таэр Леон.

    Кружащиеся ледяные иглы осыпались и исчезли, а в радужном блеске, принеся с собой холодный морской воздух, во владениях огненного ордена появилась Араси. Спокойно осмотревшись, она уверенным шагом направилась туда, где увидела знакомую фигуру Магистра Мяо и, видимо, магов Таэр Леон.
Tealt I'ndail
Зень 14, начало кхасн Скорпо, башня Таэр Скорпо 
Спустившись с вершины башни, где только что прошёл совет, масте дракен двинулся в сторону одного из балконов Замка Скорпо. Окинув взглядом водные глади владений Скорпо, он ушёл в глубокие раздумья...
"Не случилось бы там чего на этой церемонии... ведь нас, василисков, там будет не так много, кто их знает, ведь война кончилась совсем недавно. А могущественные чародеи Саламандры однозначно будут там присутствовать, да и не один, и не два!"
Много всего смешалось в голове Теалта, как и спокойное и вполне и мирное проведение церемонии,
так и вплоть до обдумывания плана отступления.
Уйдя в себя, он не заметил, как к нему подошёл дедушка Мяо.
-Вот ты где, дитя мое... - старик замер прямо напротив Теалта, - Быстро же ты ушел.
-Я вас слушаю Магистр!
-И куда вы все, молодые, торопитесь... Когда отправляться на церемонию будешь, ты не торопись так. Присмотри, чтоб и остальные хорошо добрались. Ветра тебе послушны, не составит им проблем не только тебя к Таэр Леон унести, но и других. Леди-то юные, лотисы, поди ж ученички еще, рано им в пространстве перемещаться, да не в свой кхасн к тому же, - дед Мяо покачал головой, что-то пробурчав, и тут же снова пристально посмотрел блеклым призрачно-серым взглядом в глаза Теалта, - Вы в команде теперь, один за другого должны горой стоять, как Софио, да будут милостивы к их душам Восемь Великих Стихий.
-Я понял вас, дедушка. Я полагаю, лотисы об этом уже извещены?
-О... - расстроился дед, - Забыл. Что возьмешь со старика? - магистр раскашлялся, - Но, я думаю, они согласятся принять твою помощь. Рассчитываю на тебя, - хитро улыбнулся дед, - Приятного дня, - кивнул он на прощание, и шагнул в уже клубившийся у его ног туман, чтобы раствориться вместе с ним.
Отвернувшись от того места, где секунду назад стоял старик, Теалт снова задумчиво всмотрелся в бескрайнюю морскую даль и сделал незатейливое движение рукой.
Доля секунды - и ветерок шелестел вокруг его головы, качая пряди волос с заблудившейся в них сединой.
"Найди Ли Чуньлинь и Дзакуро Гора. Передай им мое послание, - Теалт на мгновение задумался, - Желают ли леди принять помощь и отправиться в Таэр Леон путями ветра? Если да, то к колоколу огненного кхасна, я, мастэ Теалт Индайл, буду ожидать их на башне Скорпо, где проходил совет. "

  Зень 14, конец кхасн Скорпо, башня Таэр Скорпо
Уединение Теалта на берегу моря потревожил лёгкий бриз:
"Лотисы пришли" - прошумел он.
Теалт кивнул, поблагодарив ветерок о помощи, и тот тут же исчез.
Юный мастэ, взглянув в даль морской глади, призадумался.
-Ну вот пожалуй и началось, - пробормотал он.
Через секунду его молниеносно подхватил сильный ветер и вознёс на вершину башни. Две только появившиеся здесь фигуры немного пошатнулись...
Слегка улыбнувшись, Теалт произнёс:
-Здравствуйте, как вы поняли я вас доставлю на церемонию в Замок Леонов, надеюсь вы готовы? с не привычки это не очень приятно"
Лотисы не успели толком ничего произнести  как из ниоткуда поднялся сильнейший ветер
и вознёс их в небо.

  Зень 14, начало кхасн Леон, башня Таэр Леон
Приземлившись на площадку, Лотисы отряхнулись и поблагодарили Теалта.
-Итак леди, здесь ситуация накалена до предела, и  любое сказанное слово, если оно не понравится кому-то из саламандр, может обойтись нам большой ценой. Надеюсь вы меня поняли? – Теалт обернулся, улыбнувшись настороженно рассматривающим башню Леон девушкам, - Не беспокойтесь, всё должно пройти нормально! – веселым тоном закончил он, но, отвернувшись, тихо, чтобы не слышали этого слова его спутницы добавил, - Надеюсь, - и тут же снова возвысил голос, - Пойдемте, леди, нас ждут.
Li Tai-Shi
Зень 14, начало кхасн Леон, Башня Таэр Леон.

В воздухе все звенело от магических всплесков, своих и чужеродных. Родственных и не очень. Ли хотел в начале сам выйти встречать гостей, но подумав решил доверить это дело более знатному и масститому даши Тазр Леон. Он чувствовал себя еще достаточно неуверенно в новом качестве. Нужно было подготовится к службе и скорбной церимонии, а так же обдумать что сказать всем собравшимся в Церимониальном Зале, и потом, за закрытыми дверьми.
Тело Юн Син По покоялось на ложе в виде 4х львов прислонившихся друг к другу и сложивших свои головы на передние лапы. На их спинах была сложена дровяница пропитаная маслами и осыпаная лепистками мака, поверх лежала новая циновка на котором покоилось тело. Юн Син По одетый в белые одежды возлыжал на своем последнем ложе так будто решил прикорнуть после обеда и порой казалось что вот-вот проснется. На равныж промежутках от ложа стояли дюжина учеников читавших мантры из Писания Ордена. Их красно-желтые одежды, подсвеченные светом факелов одновременно контрастировали и дополняли одеяние магистра. Шесть мощных колонн поддерживали центральный купол зала. Еще дюжина симметрично упиралась в остатки высокого потолка...

Неокончено, так чтобы присутствующие знали где находятся.



Кимуро
Зень 14, самое начало Кхасн Леон.
Кимуро в глубокой задумчивости стоял перед огромной и прекрасно выполненной картой Нэст Ариора. За последние полчаса он успел обдумать больше, чем за последнюю неделю. Когда каждый новый шаг труднее предыдущего, на размышления сил обычно не остаётся.
Началось всё с того, что, проснувшись в кресле главного зала замка Фэрио, юный маг не обнаружил рядом с собой ни одной живой души. Даже звуки как будто покинули это место: лишь где-то вдалеке потрескивали от напряжения магического поля камни замка да злой горный ветер свистел в окнах-бойницах. Свитка тоже не было: рядом лежали лишь несколько листов с уже расплывшейся тушью. Это были листы знаменитой гербовой бумаги Фэрио, имеющей одно замечательное свойство: то, что написано на ней, существовало столько, сколько хотел его автор. То Юрэй отлично рассчитал время его прихода, заговорив своё письмо так, что его наверняка успели прочитать. Внимание Кимуро привлекла надпись, всё ещё различимая за серо-фиолетовой паволокой: «Огонь, угасший было, возвращается на свой алтарь. Те, кто сторожит Врата Ушедших, должны следить, чтобы этот огонь не угас - но и не превратился в пожар и не сжёг свой храм. Таков порядок вещей, что заведён в начале Времён.». Как только фраза была прочитана, бумага стала очищаться, обретая прежнюю белизну. Нанит – и перед Кимуро лежал лишь простой лист непростой бумаги.
Что хотел сказать То Юрэй? Послание, скорее всего, предназначалось именно ему. Огонь - явно намёк на Таэр Леон. Врата Ушедших... Кажется, Учитель говорил, что так называлось место, откуда души умерших начинали свой путь в иные миры. А их стражи - жрецы Смерти. Похоже, кому-то из Фэрио нужно присутствовать на Церемонии. А так как этот лист был предназначен, скорее всего, ему, эту миссию Учитель возлагает на него.
Кимуро взял с небольшого столика вычурный циркуль и отмерил расстояние между замком Фэрио и Леон. Далековато… Как туда попасть? Пешком? Примерно полтора дня пути. Нет, не вариант. На лошади? Он не умеет править лошадью, тем более по таким серпантинам и скалам навряд ли смог бы проехать и опытный наездник. Портал? Ну-ну. С точки зрения Фэрио перенос материи вне пространства – самое энергоемкое заклинание. Всей силы Кимуро не хватит даже на то, чтобы перенести в замок Леон один его волосок. Хотя… Учитель говорил что-то насчёт того, что в замке был маг-телепортатор. Но ведь с тех пор, как учитель был в замке последний раз, прошёл не один десяток фэхтмахи, а за это время много чего произошло… Кимуро посмотрел на карту ещё раз. Карта ответа не дала.
Внезапно сзади послышалось шарканье ног и старческое покашливание. Кимуро обернулся. Перед ним стоял совершенно лысый маленький старичок с просветлённым выражением лица. Его глаза имели оттенок великой небесной безмятежности, а его одежда, хоть ткань и пожелтела от времени, выглядела совершенно чистой и опрятной. Незнакомец спросил:
- Мастер То Юрэй? Вы вернулись? Я ждал вас…
-Эээ… - Кимуро было очень неловко говорить старику правду, столько надежды было в голосе этого странного мага, - Я вообще-то не То Юрэй. Я на него даже не похож.
- Хм… странно. Я думал именно о То Юрэе. А появился ты… Так ты, говоришь, не он? – в голосе старика теперь сквозило неприкрытое недоверие. – А кто ты тогда?
- Меня зовут Кимуро…
- Понятно. Я тебя не мыслил здесь. Значит, тебя здесь нет. И ты не можешь со мной разговаривать!
- То есть как нет? – Повысил голос Кимуро. Трудно остаться бесстрастным, когда тебе говорят, что тебя здесь нет…
- А очень просто – странный старик словно бы не заметил изменений в голосе собеседника, - все вещи и явления имеют место там, где их мыслят. Если есть вещь, которые никто не мыслит, её нет. А я в замке сейчас один, значит, тебя здесь никто не может мыслить, кроме меня.
- Как никто? А я? – старик казался Кимуро всё более безумным. Вменяемый человек просто не может говорить о таких вещах с такой уверенностью.
- А ты мыслишь себя здесь?
- Э… - юный маг понял, к чему клонил старик! Ведь действительно, последние наниты он мыслил себя совершенно не здесь, - ты прав. Мысленно я не здесь. Стремлюсь далеко отсюда.
- Великая вещь – стремление! Ты мыслишь себя у цели, и поэтому, рано или поздно, ты окажешься там, где мыслишь себя. Так вот. Тебя здесь, как я уже говорил, нет. А где ты есть?
- Я… Ну, наверное, по вашей логике, в замке Леон. Но…
-Да, да, - старик его уже не слушал, - и ещё, добрый человек, передай поклон дедушке Мяо от дедушки Камадзии. А то у меня, знаешь ли, спина уже не та, чтоб кланяться...
Странный старик пропал вместе со всем окружением. В глаза Кимуро ударил солнечный свет. Юный маг теперь стоял на открытой площадке, отполированной ветром до зеркального блеска. У единственного прохода с площадки стоял маг в красно-жёлтых одеяниях. Он с укором посмотрел на неожиданного гостя и проговорил:
- Вы из Фэрио? Знаете ли, опаздывать на церемонии – дурной тон. Пройдёмте, остальные не будут вас ждать…
Алиса Амидэл
Зень 14. Начало кхаст Леон.

Впереди возвышались отвесы несокрушенных временем скал. Небольшим островком они стояли посреди выжженного пустыря, вокруг которого простирался непроглядной темнотой древний лес. Пустырь же был освещен яркими лучами солнца, а скалы казались черными, словно вовсе на небе не было светила. Лучи угасали, не дотрагиваясь до их поверхности. Закручиваясь в вихри, ветер налетал на твердые камни, но как будто разбивался об них…
Алиса сошла с мягкой зелени травы и двинулась к скалам. Иссушенная земля вздымалась невысокими облаками пыли под её шагами. Следы четко отпечатывались на ней, не смотря на то, что маг ступала мягко и неслышно. Пройдя половину пути, она оглянулась: ровной колеёй тянулся след за ней, и ветер не заметал его. «Зачарованное место…» - Алиса улыбнулась и прошла дальше. Остановившись возле одной из скал, она посмотрела сначала на положение солнца в небе, а затем на тень, а точнее то место, где эта тень должна была быть. «Здесь ведь никогда не бывает теней, - она окинула взглядом темноту перед ней, - да, тени здесь не может и быть…». Маг быстрым и плавным движением провела в воздухе пламенную ленту, которая овила темноту в огненное кольцо. Только тогда свет проник внутрь: среди камней можно было различить грубо вырубленную лестницу, ведущую наверх.
Не медля, Алиса тут же двинулась к ней. Но как только она вступила на первую ступень, её тело стала сковывать усталость, и казалось, что прошло уже столько времени с того момента, когда она прибыла на пустырь. Оглядываться вниз и смотреть на пройденный путь не было смысла, хотя желание оглянуться было сильным. «Испытание воли! Земля не признает чужаков… Она не признает и меня…» - девушка закрыла глаза и полностью погрузилась в мысли…
По ощущению прошло много времени с тех пор, как она ступила на лестницу. Но солнце на небе находилось все в том же положении. Однако теперь Алиса стояла на самой вершине, откуда взор простирался до самого горизонта, но не до края леса. «Удивительный вид» - она подошла к самому краю и посмотрела вниз: её следы исчезли: Земля все же приняла её. Девушка обернулась: в центре площадки, на которой она стояла, были начертан круг и незаконченный Символ Единства Стихий.
- Жаль, что они этого не помнят.– Произнесла юный маг, проводя последние линии символа.
Прежде чем исчезнуть в солнечном вихре, из её руки выпали несколько искр, оставившие на земле Символ Вечности…

Таэр Леон.

Постепенно яркий свет стал затухать и превращаться в человеческую фигуру. Алиса устремилась к замку…
Антар Линг
Дворец Таэр Леон, Зень 14, Кхасн Леон

Он предпочел бы влажную темноту пещер зною дворца огненных. Всё здесь противоречит родной стихии. От вьющихся под куполом шелковых полотен цвета рябины с искусно вышитыми золотыми львами, до горячей мозаики на полу. Антар с неприятным чувством разглядывал убранство зала когда несколько адептов Леон во главе с Ли Тай-Ши обступили мраморный постамент, на котором лежал мертвец, в недавнем прошлом глава Альянса Саламандры Магистр Юн-Син-По. Линг не часто встречался с ним при жизни. Последний раз это было при подписании Пакта о временном перемирии.
    Краем глаза Антар заметил старика Мяо, тот, с несколько отрешенным видом вглядывался куда-то вверх. Слева от него, в тени, кто-то в тёмно-синей одежде, ну, конечно это Араси. Антар попытался встретиться взглядом с ней, не вышло. Жаль. Вот незнакомец в белом, явно из Фэрио. А вот Кубота Такамори - ещё один хищник пришел отдать последние почести старому лису.
    К этому моменту Тай-Ши и прочие адепты Леон уже совершили большую половину похоронного ритуала, оставалась наиболее зрелищная часть  сожжение тела чрез святую реликвию. Так сказать приобщение к Стихии. До сего момента ларец с артефактом был скрыт где-нибудь в недрах обиталища огненных. Ох, лакомый кус!
      Вот, новый магистр Леон открыл пылающую золотом сокровищницу, и Магия огня заключенная в реликвии, высвободилась на несколько мгновений. Стихия объявила всем о своем присутствии. Антар почувствовал мощный толчок, он сделал пару шагов назад, что бы удержать равновесие. Сухой жар наполнил зал. Таившаяся в складках одежды магистра Скорпо прохлада в тот же миг истаяла, оставив его наедине с иссушающим зноем. Но не это главное, а реликвия, что приковала к себе взгляды, наверное, всех находящихся в зале ариоров. Не трудно догадаться, какие чувства испытывает каждый из них.
    Антар внимательно вглядывался в догорающее пламя и его отстветы на опаленном лице юного наследника ордена. Происходящее будило картины прошлого самого Магистра, заставляя нырять в ушедшее, лишая воздуха. Так странно. Огонь, пожирающий неподвижное тело молчал, рассыпаясь искрами и пеплом. Печально.
Кимуро
Последние крохи серого пепла поднимались над затухающим костром. Казалось, даже ветер молчал, отдавая последнюю дань одному из Великих магов. Таков был конец пути и царей, и рабов.
Только прах. Ничто.
Интересно, зачем жить веками, зная, что всё, что останется от тебя - такая вот серая пыль и горький запах в воздухе? Что бы там ни говорил учитель о деяниях, о знаниях и о славе - это всё тоже суть прах.
Где, например, заслуги и деяния бывшего Магистра Таэр Леон? Они отлетели вслед за дымом - ведь сказанные слова тоже не тяжелее пыли.
Кимуро ощутил, что воротник парадной мантии будто удавкой сдавливает горло. Непослушными пальцами он попытался ослабить его. Он не мог управлять своими мыслями, не мог заставить себя не думать.
Что с ним? Зачем он пытается смешать себя и весь мир в одно серое ничто? Кто вложил эти мысли в его разум? - ответов не было. Но он смотрел по сторонам - и не видел ни в одном из лиц старых магов печати той скорби, что предвещала скорый и бесповоротный конец. Неужто они не чувствовали, что по их жилам течёт уже не кровь - но серый горький песок? Тогда чего же стоили все их знания?
Стоп. Ведь То Юрэй предупреждал, что церемонии погребения могут вызывать странные мысли о бесцельности и безысходности... И как он может думать, что то, ради чего жил учитель - ничто? Нет, такого быть не может. Ни-ког-да.
Отогнав от себя последние осколки тяжёлых и холодных, будто свинец, чуждых мыслей, Кимуро быстрыми шагами направился в коридор замка. Его преследовало то же чувство, что гнало его когда-то через толпу зевак в славном городе Кодзи-Фурудэра - словно сотни глаз устремлены на него, а за спиной - неизвестная, ужасающая и непреодолимая сила. И, как и тогда, это чувство отступило, стоило ему войти в факельный полумрак коридора. Но - призраки прошлого всё более обретали плоть - он ощутил, что не один. По коридору мимо него шествовал седой старик, сам облик которого словно излучал одновременно могущество и умиротворение. Скорее всего, именно он и есть дедушка Мяо, подумал Кимуро. Юный маг догнал его, склонил голову в почтительном поклоне и произнёс настолько вежливо, что сам удивился своим манерам:
-Желаю вам вечного здравия, досточтимый магистр Мяо. Простите мне мою дерзость, но меня просили передать вам кое-что, и, если вы позволите...
-Слушаю тебя, дитя мое. - голос старика был спокойным и словно бы немного заинтересованным. Это несколько приободрило Кимуро. Он поклонился дедушке Мяо так низко, как только мог, и, простояв так несколько тананит, выпрямился и продолжил.
-Вам передал поклон дедушка Камадзии. Он просил извинения, что не может передать вам лично, его спина уже не годится для такого.
Старый магистр мягко улыбнулся, мечтательно прикрыв глаза.
-А, мальчик… Давненько я не слыхал о Камадзи… Как он там, жив старый пройдоха? – дед тихо рассмеялся, - Как вовремя ты появился, дитя мое! Я ж та с этой войной извелся – а тут вспомнил, что должок за мной есть. Сейчас-сейчас, обожди, мальчик.
Старик, покряхтывая, начал рыться в рукавах развевающейся белой мантии. Предметы неизвестного назначения появлялись и исчезали. Наконец была извлечена небольшая серебряная коробочка. Дед наморщил и без того сбитый в складки лоб и открыл ее. Оттуда тут же вырвался огромный деревянный бочонок. Дед охнул, но тут же тугим потоком ветра заставил бочонок зависнуть.
-Он, - определил дед, сощурившись, как довольный кот. С трудом вталкивая сопротивляющийся бочонок обратно в крошечную коробочку, дед приговаривал, - Ах, космо, ах, проказники, чего только не удумают! Гении магической мысли, - восхищенно причмокнул он, наконец захлопнув замочек, - Столько дэн пролежало, а не разлилось… Ты еще здесь, дитя мое? Вот, держи, - дед быстро, пока ученик не успел опомниться, сунул маленькую коробочку в его руку.
-Что это? – удивленно спросил посланник старика Камадзи.
-Это? – удивление проглянула на снова принявшем благостное выражение лице Магистра, - рано тебе еще, дитя мое.
-Вы можете рассчитывать на меня, досточтимый Мяо. Я передам это как ответ на поклон. И даже не буду пытаться выяснить, что это - Кимуро не удержался от мимолётной улыбки . Дедушка Мяо вновь рассмеялся, словно уловив, что запас вежливости юного мага на данный разговор исчерпался.
-Не сомневаюсь. Иди, я тебя больше не задерживаю.
-Будьте здоровы! - тепло, почти по семейному попрощался со старым магом Кимуро. Он не знал своего деда... Но был бы счастлив, если он был хоть немного похож на этого старого мага. Хотя какой там старого - дедушка Мяо в душе был столь же молодым, как и он. Какой там окончательный и бесповоротный конец - такие, как он, просто не могут умереть без остатка. Только сейчас юный маг начал понимать, как он ошибался. А все его выводы о бренности бытия медленно, но верно рассыпались в мелкую мысленную труху... Какая ирония.
То Юрэй
Зень 14. Самый конец кхасн Скорпо. Где-то в горах очень далеко от замка Леон.
Вокруг лишь темнота, пахнущая кровью.
Звуки словно умерли, хотя лишь мгновение назад коридор был наполнен шумом резни – вернее, истребления. Стальная цепь, другой конец которой терялся в чёрной непроглядности пещеры, холодила ладонь, словно мёртвая жила, вытянутая из руки.
То Юрэй ждал. Прятаться или суетиться не было смысла с того момента, как его клинок прорезал тьму, нанося единственный удар.
Тарраск не прощал ошибок или самонадеянности. В мозгу этой твари таких понятий просто не было – как не было в нём ничего человеческого. Он был идеальным хищником, ему не нужна была жалость или честь – он просто насыщался, когда хотел, и спал всё остальное время. Вооружённый отряд из шестнадцати человек не был для него проблемой – два ряда мелких и острых зубов не оставляли никаких шансов ни плоти, ни костям, ни стальным пластинам, а мощные лапы с когтями ломали черепа и рёбра с ужасающей лёгкостью. Но на стороне отряда было одно преиущество - одним из шестнадцати был маг Фэрио.
Первые тёплые, вязкие и словно наэлектризованные капли достигли руки мага всего через какой-то тананит после удара, но это время показалось То Юрэю вечностью. Громадная фигура твари, в три раза превышающая рост человека, начала обмякать, сползая на влажную стену. Оставалось лишь подставить под стекающую по цепи кровь бурдюк – и цель этой вылазки будет достигнута.
Всё так, как он и рассчитывал. Пятнадцать наёмников задержали тварь на четыре и пять двенадцатых тананита – как раз столько, чтобы маг успел занять единственно верную позицию. Нанося удар лапой, тарраск открыл свою грудную клетку для клинка. Между вторым и третьим ребром шкура твари была не настолько толста, как на остальном теле, мышц там тоже было меньше, а сердце находилось не глубже, чем мог достать клинок, если его верно направить. Всё безупречно. Как и всегда.
То Юрэй мысленно улыбнулся, хотя его лицо сохранило обычную маску мраморного бесстрастия. Ну что ж, подумал он, подытожим: пятнадцать мёртвых наёмников – пятнадцать неплохих зомби, мёртвый тарраск – потенциально веский аргумент во многих обстоятельствах, кровь твари – возможность провести Ритуал. И да, конечно, опыт и моральное удовлетворение. Всё великолепно – то есть ровно так, как он и предсказывал. Теперь пора идти дальше.

-Дедушка Камадзии... Дедушка Камадзии...! - То Юрэй повторял это имя в своих мыслях раз за разом. Он знал - старик может в данный момент спать, трапезничать или быть занятым чем-то другим - но также он знал, что рано или поздно ответ придёт.
-Мастер То Юрэй? Очень приятно вас слышать. Вы сейчас в замке? - странный вопрос мага-телепортатора, который только час назад отправил Учителя на расстояние в добрую тысячу лиг, мог показаться странным кому угодно, только не ему самому. То Юрэй знал старого доброго Камадзии без малого век и успел проникнуться его нестандартным мышлением.
-Нет, я сейчас не в замке... Дедушка, помоги мне, пожалуйста. Сейчас рядом со мной нет пятнадцати человеческих тел и одного тела тарраска... Не спрашивай меня, что такое тарраск - ты сам увидишь это. Я сам тебе покажу. Обещаю. Так вот, их нет рядом со мной. Они в моей лаборатории под замком. Тарраск мёртвый. Понимаешь - мёртвый!
-Могли бы уже и простить старика за тот случай с грифоном... Так... Пятнадцать трупов и одно мёртвое не-пойми-чего в вашей лаборатории, а не рядом с вами... - в пещерном коридоре, где стоял То Юрэй, внезапно стало гораздо свободнее. Материал, как всегда, был убран быстро и точно.
-А я сейчас в Таэр Леон.
-Вы хотите повидать юного Кимуро, Учитель? А как же я?
-Главное, Камадзии, верь - я помню про тебя и обязательно вернусь перекинуться с тобой в маджонг и выпить чашку чая. Но не сейчас.
-Да, конечно - голос старика в голове Учителя вновь приобрёл радостные нотки. То Юрэй вновь мысленно улыбнулся – ведь старик был единственным, наверное, в этом мире человеком, которому он мог хоть в какой-то мере доверять. Если дед Камадзии и вонзит в его спину кинжал – он сделает это быстро и, по возможности, совершенно безболезненно.

Зень 14. Начало кхасн Леон. Одноимённый замок.
Никто не видел, как тень в углу зала вызова сгустилась и образовала фигуру в тёмно-сером балахоне. Однако сама фигура видела всё: и готовый загореться костёр, и магов, что стояли вокруг него («Старые притворщики. Думают, что кто-то здесь не знает, чего стоят их вздохи и слёзы.»), и магистра Ли Тай-Ши («Теперь уже Магистра. Интересное, однако, дело…»), и то, что было рядом с костром.
Артефакт Огня. Он манил, он звал… Как зовёт мотылька в свои смертельные объятья пламя свечи. Кивок головой – последняя часть мозаики на месте. Ну что ж, пора и ему занять своё место. Он скоро начнёт свой Ритуал.
Маг быстро перебежал освещённый участок, нырнул в факельный мрак коридора, почти не касаясь камней пола, добежал до лестницы и одним длинным прыжком, словно превратившись на мгновение в огромную серо-чёрную птицу, преодолел её. Путь направо преграждала большая дверь с медными языками пламени. Замок на ней был самый обычный – наверное, ловушка. Иначе как-то это слишком просто.
Быстро, почти не концентрируясь, То Юрэй обследовал дверь – да, так и есть. Если попытаться выломать – разорвёт и поджарит. Мастер внутренне усмехнулся – если кому-то понадобится её выламывать, он уж точно озаботится ключом - или чужих руках для загребания жара.
Всё отработано до автоматизма – замок стал словно прозрачным, рычажки и колёсики приняли нужное положение, дверь неслышно отошла от косяка, открывая небольшое помещение. Простая пустая комната… если не знать, что она находится непосредственно под церемониальным залом, в месте, откуда можно разорвать плетения самых сложных заклятий. Впрочем, То Юрэй не собирался мешать собравшимся наверху – ему нужна лишь кроха той Силы, что таит в себе Артефакт.
Пробка с бурдюка слетела как будто сама, не желая больше удерживать жидкость, рвущуюся наружу. Сила Огня, пронизывающая всё вокруг, заставляла жертвенную кровь кипеть и литься – вопреки законам обыденного мира, вверх. Красные облака собирались под низким потолком комнаты, образуя ужасающие грозовые вихри, которые, к счастью, никогда не увидят небо.
То Юрэй низко, гортанно запел. Эта песнь из другого мира звучала как набор странно диссонирующих нот, рыка и хрипов – но в ней чувствовались почти человеческие чувства, что обуревали когда-то совершенно не похожих на людей существ. Разрозненные вихри стали сплетаться в единый бурлящий облачный туннель – и из его середины внезапно ударил призрачный свет.
Шаманская песнь оборвалась на высокой ноте, переходящей в звериный рёв – и То Юрэй перешёл на Arcanae Linguo, мёртвый язык, на котором плели свои заклинания маги некогда великой империи, ныне обращённой в прах, плывущий над безднами Астрала. Последние слова – «Мортатум Игни Спиритум Саммонэ!» - и из облачного туннеля выплыла полупрозрачная фигура в красно-жёлто-чёрном одеянии. Черт его лица было не разобрать.
То Юрэй вдруг засомневался: видение духа было очень слабым. Какие же силы удерживали дух Маэстро за Гранью, если даже кровь Тарраска, песнь Духовной Воронки и заклятие Высшего Вызова не смогли вернуть его в полной мере? Но пути назад не было – и маг обратился к неясному образу.
- Маэстро Даши, вас ли я вызвал?
-Кто ты? - прошелестел бесплотный голос. Магистр будто не услышал вопроса, невидяще вглядываясь в глаза То Юрэя. Как будто дух сам не знает ответа...
-Я - Вызывающий Тени. Меня называют и так, и по-другому, и это звание ничем не хуже и не лучше других. Я рассеял барьер между миром Живых и Вечностью, чтобы задать тебе вопросы, на которые можете ответить только ты.
-Тогда задавай вопросы, некромант, - переиначив слова То Юрэя, проговорил дух Магистра. Смерть плохо повлияла на него. Могущественный, не имеющий, казалось бы, не единой слабости, Повелитель огня теперь выглядел по-настоящему усталым. Будто один нес на плечах груз, не ведомый прочим.
-Я надолго тебя не задержу. Твой путь скоро закончится, - То Юрэю были знакомы эти интонации. Слишком знакомы... Но воспоминания не должны были туманить его разум в те минуты, когда требовалась абсолютная сосредоточенность. С каждым тананитом нить, связывающая два мира,  истончалась - а он как будто прял её, скручивал кровавые вихри, не давал воронке схлопнуться, а духу - улетучиться, - знаешь ли ты что-либо о нахождении Артефактов Стихии? Я не могу позволить твоему убийце осквернить хоть один из них его нечестивым прикосновением.
Дух магистра закашлялся. Это смотрелось по меньшей мере надуманно, духи не болеют.
-Артефакты не исчезли из вида. Но больше не потеряются. Больше их не потеряют, - с трудом проговорил он, бледнее на глазах.
-Что ж, я рад это слышать, - То Юрэй кивнул духу. Пусть будет так - если это правда, то у него гораздо больше путей узнать о них, чем он думал, - Согласен ли ты с тем, что на твой трон сядет Ли Тай Ши? Не видел ли ты себе преемника более достойного?
-Нет. Он достойный ученик. Он умеет не доверять, - сверкнул глазами дух, - Но ты не спросил главного.
-Ты столь же проницателен, как и при жизни, Маэстро. Рад, что даже Смерть не изменила этого. Кто нанёс тебе последний удар?
Дух открыл было рот, чтобы ответить, но из горла вырвался только протяжный хрип. Схватившись за горло, он не смог произнести ни слова. В глазах мага бесновалось затухающее пламя преисподней.
-Вода, - последним усилием прохрипел уставший от борьбы, но не сдающийся колдун, - Нет... - Призрак стал совсем прозрачным, и на мгновение исчез... Чтобы тут же появится, сверкнув уже серовато-желтой мантией, - Не вода. Вода.
Магистр стремительно удалялся – всей силы То Юрэя не хватало даже на то, чтобы замедлить его. Вот его неясный образ скрылся в потустороннем свете туннеля, вихрь схлопнулся, и из его центра ударила ослепительная молния. Лишь величайшим усилием воли То Юрэй отклонил её от себя, и это стоило ему концентрации. Уже не усталость, как бывало раньше – жуткая, слепящая боль сжала челюсти на теле некроманта. Он на тананит потерял сознание. Кровавые облака рассеялись, от туннеля не осталось и намёка, а маг в сером балахоне медленно поднимался с пола. Ритуал призыва оставил гораздо больше вопросов, чем разрешил. Ну что ж – То Юрэй горько усмехнулся – всё так, как он и рассчитывал.
Антар Линг
Зень 14, конец кхасн Леон
Владения Таэр Леон
 

    "Как символично" - думал Линг безучастно глядя на угасающий огонь. - "От могучего мага остается всего-то сажа, пыль, облако горькой хмари... ещё память есть, деяния, и самое главное - ученики. Они-то продолжат дело, они-то возьмутся свежими силами за возрождение Таэра... Ли Тай-Ши... вот с кем нужно налаживать партнерские отношения... следует занять этим деда, на то он и воздух, что вездесущ..." 
    Последний язычок пламени, словно на цыпочках, приподнялся над тлеющей пылью и тут же сник оставляя после себя витиеватую дымную вязь, за ней потянулся пепел, ещё несколько тананит и облако золы поднялось вверх, приняв форму величественного льва. Тай-Ши опустился на одно колено, а за ним все ариоры. И в этот миг, лев, сотканный из пепла и дыма, вспыхнул алым пламенем, осветив каждый уголок зала и опалив пряным дыханием, отчего шелковые знамена взволнованно зашелестели.
    Сияние больно разало глаза, Линг не в силах опустить головы зажмурился. Заметив это Тай-Ши усмехнулся, ведь сам он глядел на огненный дух не мигая, а в сердце своем говорил последние слова учителю...
"Прощай, Магистр, я выполню всё что ты мне завещал, нет веры моей сильней, нет преград для меня, прощай ... отец ..."
    Он встал с колена все ещё прижимая руку к груди, а мерцающий всеми отенками алого, лев, исчез в огненной вспышке. Факелы и свечи погасли погрузив зал в темноту, но лишь на несколько тананит. Вдруг купол озарился мягким золотистым светом, это мириады крошечных звездочек - угольков зажглись образуя собой изящную копию созвездия льва.   
- Церемония прощания подошла к концу, - нарушил тишину Тай-Ши, - уважаемые ариоры, прошу расходиться. - он снял капюшон, напоследок кивнул и пропал в языке пламени вместе с реликвией.
Антар мысленно склонился перед созвездием и отправился в кабинет нового магистра Таэр Леон. Следовало переговорить с вспыльчивым приемником с глаза на глаз. 
- Магистр Ли Тай-Ши, - с улыбкой произнес Линг, войдя в святую святых Леонов. - я понимаю ваши чувства, совсем недавно Таэр Скорпо лишился великого Учителя. А сегодня Альянс Саламандры, да и весь магический мир понёс чудовищную потерю. Я приношу соболе….
- Нужны нам ваши соболезнования теперь, Магистр! – Перебил Ли, глава Василиска удивленно смолк. - Вам никогда не понять наших чувств! Вот держите-ка. – Тай-Ши швырнул Лингу похожую на змею стальную плеть. - Я возвращаю то, что позабыл убийца. Многие ваши адепты носят такие же?! Я уверен, что убийца, один из вас. - в порыве он взмахнул рукой и Антара обдало волной жара. - Разве не выгодно ВАМ заполучить Нэст Ариор целиком? Или же кто-то умело подражает заносчи... 
- Довольно, Тай-Ши! - взорвался гость. - Сегодня я прощаю вам дерзость, потому что я знаю боль потери близкого человека, но в следующий раз выбирайте выражения. Ибо никто не знает, при каких обстоятельствах мы встретимся снова!
- Вы смеете угрожать мне в обители огня и в кхасн Леон?! - Ли позволил себе насмешливо скривить губы. - А я думал вы трус, Магистр…
В руке Линга дернулась плеть рассыпав серебряные блики по янтырным стенам, ладонь Ли коснулась полированной стали эфеса...
- Дети, дети мои! – Дверь распахнулась, и в кабинет влетел, подобный ветру, Учитель Мяо. -  Кто сеет раздор, пожнёт вражду! – Молвил он, грозя пальцем. – Мальчишки! - он встал меж магами, попутно отпихнув Магистра Скорпо локтём. -  На кону не только ваши жизни! - А ну марш оба отсюдова!
- В любой другой день, Линг. – С улыбкой произнес юный магистр.
- Всегда к вашим услугам, Ли. – Отозвался Антар легко склонив голову. И не медля вышел, оставляя огневика наедине с грозным дедом. Линг быстрым шагом миновал душные коридоры с сухими каменными стенами и выйдя на обвеваемую ветрами площадку порталов с наслаждением вдохнул свежий воздух.
"А наглый мальчишка подождет, столь любимый им Юн оставил хо-оро-ошее наследство, нахлебается ещё..."
Позади послышались шаги, Антар неохотно обернулся.
- Приветствую, Магистр Такамори. - Бросил он через плечо, разговаривать с Кубботой сейчас не было никакого желания.
- Мое почтение, Магистр Линг, - Куббота демонстративно наклонил голову. - Мне бы хотелось обсудить некие вопросы, связанные с пропавшими реликвиями...Приватно.
- Сейчас не самое подходящее время для разговора, к тому же я знаю о реликвиях не больше вас. Извините, я троплюсь. - Он сделал шаг к парталу.
- Как хотите, Линг. Однако на вашем месте я бы не спешил, - за вежливыми словами пряталась угроза. - Нам надо находить пути к сосуществавнию наших кланов. Или...к войне.
Глава Василиска изумленно приподнял бровь.
- Похоже прежние уроки для вас прошли даром, Куббота. - Антар полностью развернулся к Магистру Квендо, привычно заложив руки за спину. -  Едва ли я ошибусь если скажу, что смерть Юн-Син-По вам на руку, неужели вы готовы продолжить резню? 
- Думаю, не ошибусь, -  передразнил его Куббота. – если предположу, что вы и сами прекрасно все знаете. Смерть магистра Юн-Син-По не может оставаться неотомщенной. Выдай мне тех, кто в этом замешан, и тогда резни удасться избежать. Впрочем, если вы, Василиски, уступите нам существующие атефакты, то…
Кубота помолчал какое-то время, разглядывая облака, потом продолжил.
- В общем, думай, Анатар. Или война и гибель мира или…мир.
Линг приблизился к Такамори.
- Громкие слова, магистр, за угрозами и жаждой справедливости, лишь желание власти?! Нет, Куббота, выбирать придется тебе, потому что в я приложу все усилия, что бы артефакты не попали в твои руки. Поверь мне, ещё одну войну, Орден Квендо, - он притворно вздохнул, - не переживет.
-Ого, что я слышу! Угрозы в мой адрес. - Кубота коротко хохотнул и демонстративно встряхнул руками, сбрасывая излишек энергии. - А не боишься прилюдно высказывать?
Линг улыбнулся одними губами.
- Мне нечего бояться, Такамори. - Заявил он раскачивая плеть. - Разве что ... пустого время провождения в твоем обществе.
Антар прищелкнул пальцеми и сталь плавно обвилась вокруг пояса. 
Мгновенная концентрация и Куббота Такамори послал в своего соперника мысленный удар. Так, ничего особенного, всего лишь проверка боем. Он не намеревлся устраивать на похоронах ничего серьезного, но пусть уж Линг знает, что возможно все. Антар отклонил атаку встречным дзиром.
- Какая неожиданность. - произнес он с издевкой в голосе и второй колкий дзир вырвался из рук магистра. 
  Куббота небрежно взмахнул рукой, отводя опасность.
- Ладно, Линг. Мне кажется , мы поняли друг-друга. Неясностей не осталось.
- Рад был помочь...  а теперь позволь откланяться - дела. - Он беспечно развернулся к неприятелю спиной, и пройдя несколько шагов растаял в воздухе.
Куббота посмотрел как исчезает его нынешний противник, усмехнулся тому, как просто Линг попался в сети, несколько театрально взмахнул плащем, и растворилсся в песчанном смерче.



На этом первый эпизод закончен, но история Нэст Ариор лишь только началась. И продолжение следует!
 
Это текстовая версия — только основной контент. Для просмотра полной версии этой страницы, пожалуйста, нажмите сюда.
Русская версия Invision Power Board © 2001-2019 Invision Power Services, Inc.