IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Тема закрытаОткрыть новую тему
> Летний конкурс рассказов, "Живите в мире"
Galen
сообщение 08.06.2008, 17:01
Сообщение #1
Зверь
Творец
Великий Магистр
*******


Пол:
Сообщений: 1568


Quod erat demonstrandum...
Золотое перо


Клуб любителей фэнтези объявляет о начале литературного конкурса, посвящённого... лету, солнцу и ещё чему-нибудь хорошему!!!

Согласно дуэльной традиции, тема конкурса:
"Живите в мире". Обязательное условие - фэнтезийно-фантастические элементы в рассказе.
Не люблю ограничивать объёмы, но пару слов сказать нужно. На конкурс принимаются полноценные рассказы, а не зарисовки на тему. Ну и романов многостраничных писать сюда не стоит - нам это потом читать smiley.gif


Сроки проведения:
Конкурс начинается с данного момента и продлиться до 17-го августа сего года включительно.
Ещё около двух недель планируется отвести на подведение итогов и выявление победителя.


План мероприятия:
В данной теме любой желающий в отведённые сроки может оставить написанный им рассказ на заданную тему.
По истечении сроков проведения конкурса, администрация выберет какое-то количество лучших работ из всех представленных на конкурс.
Дальнейшее голосование будет всеобщим и равноправным.
Рассказ-победитель будет опубликован на сайте, а его автор обретёт славу лучшего (до следующего конкурса smiley.gif ) и ещё какие-нибудь фентифлюшки.


Ещё пара моментов:
В эту тему можно постить только сами рассказы (желающие участвовать инкогнито или люди по каким-то причинам не зарегистрированные на нашем форуме, могут сделать это через меня). Обсуждение конкурса и критика будут радостно встречены в теме "Проект Конкурс".
Администрация оставляет за собой право не допустить рассказ к участию в конкурсе, с обязательным уведомлением автора и объяснением причин отказа.
Список претендентов, подготовленный администрацией, не будет подлежать обсуждению.
Возможны изменения в правилах и регламенте конкурса - это в какой-то мере эксперимент, отнеситесь с пониманием.


Удачи всем. Надеюсь на обилие хороших работ smiley.gif

Сообщение отредактировал Galen - 12.06.2008, 9:12


--------------------
"Сударь, я помогаю вам изменять вашему королю, помогите мне предать моего."
                                    Базиль Гризье граф Мо
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Юрий Тубольцев
сообщение 10.06.2008, 23:44
Сообщение #2
Участник
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 3






Сладкий сон 
- наши братья по разуму существуют! Они живут на земле! – произнес Гордый бабочк
Тридцатьвосьмая межпланетная конференция бабочк началась с этих слов.
- но почему же Вы тогда вы вернулись с экспедиции без гостей с земли? – удивился председатель, Мудрый Бабочк
- потому что их разум спит. Бабочки земли заколдованы лампами и находятся в зависимости от них. Вся их жизнь – это полет на свет...
- но их нужно разбудить, они в гипнотическом сне! Их заколдовали лампы! – послышался голос из зала
- а, может, они и так счастливы, пусть живут ради света. Не надо их будить! – произнес глава межгалактического союза Старейший бабочк
- все решит голосование! – объявил Мудрый Бабочк
И на тридцатьвосьмой межпланетной конференции бабочк все единогласно проголосовали – «не будить»...
27.03.08
(с) Юрий Тубольцев
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Сатис
сообщение 11.06.2008, 5:20
Сообщение #3
Тьма
Персонаж Игры
Аколит
**


Пол:
Сообщений: 44


кто к нам с мечом, тот этим мечом по заднице получит



Мысли про войну.

Звуки флейты успокаивали. Они прекрасно гармонировали с медленно плывущими облаками и шелестом листвы в кронах деревьев. Это успокаивало мысли и чувства.
Я играла. Играла печально, потому что мне было жалко разрушенную деревню и мёртвых жителей. Всех. Детей, стариков. Всех. Я долго плакала. Пока читала заклинание. Пока хоронила их. Я не знала этих людей. Я просто шла мимо в незнакомой стране. Я просто путешествовала. Я никогда не была за войну. Часто правители то одной страны, то другой пытались заставить меня работать на них. Но одну из пяти сильнейших волшебниц мира Зар Лэдгор не так то просто убедить.
Зачем нужна эта глупая вражда? Политика? Кровная месть? Жажда власти? Глупо. Хотя наверно это глупо только для меня. Им кажется, что в этом смысл жизни. Мне хотелось бы быть глупой. Чтобы не понимать, что война приносит. Чтобы, проходя мимо, не видеть убитых людей. Но тогда я не смогу никому помочь. А мне так хочется хоть что-то сделать для обычных людей. Как же остановить войну?
Белые облака всё так же плывут по небу. Лениво, спокойно. Они знают ответ. Они знают ответы на все вопросы, поэтому так спокойны. Но я тоже найду ответ! Не зря меня называют одной из мудрейших волшебниц Зар Лэдгор.


--------------------
Управляйте жизнью и давайте ей тоже иногда порулить.

Описание персонажа
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Ратад
сообщение 11.06.2008, 17:04
Сообщение #4
Участник
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 5






Поединок.


Дружина барона Руже появилась первой. Крепкие мужики, возраст которых колебался от только вошедших в силу парубков, до седоусых и седовласых кандидатов  на звание дед, щеголяли кожаными куртками, с нашитыми на них железными лепестками и штанами из грубой материи. Настолько грубой, что хоть сутки в них на коленях лазай, ни за что не протрешь. Довершали  наряд крепкие сапоги и белая льняная рубаха. Рубаха была видна только светлым треугольником из под ворота куртки.
Барон, низкорослый, красномордый толстяк с вислыми усами, лютым взглядом окинул ратников.
- Осмотреться! – рявкнул он.
Преимущество прибывшего первым, возможность изучить местность.
С дороги донеслось лошадиное ржание. Конь барона ответил, потянул мордой.
-Уже что ли? – пробурчал Руже.
Нет. Выехавшие из-за поворота всадники сопровождали герцога Азильского, Роберта. Самолично приглашенного им в качестве рефери. Разулыбавшийся барон поехал на встречу.
- Приветствую! – рявкнул он еще на пол пути.
Герцог окинул холодным взглядом баронский костюм. Отличавшийся от дружинского только наличием длинного плаща цвета хаки. Кивнул.
- Вы уже здесь, это хорошо. А Мальдон? Как всегда опаздывает?
- Мальчишка, – бросил барон.
Герцог снова кивнул.
- Зря я согласился на ваше предложение, – сказал он. – Я думал быстро закончим. А тут затягивается. У меня дела.
- Ухм, – только и сказал барон.
Из-за спины герцога высунулась бородатая физиономия.
- По правилам поединка, – донесся приглушенный голос. – Сторона, не явившаяся вовремя, считается проигравшей.
- Спасибо, – проговорил герцог не оборачиваясь. – Барон, ждем еще десять минут и решаем все в вашу пользу.
Барон снова буркнул. Разъяренно посмотрел на дорогу. Где этот молокосос? Не нужна ему такая победа. Чем здесь гордиться? Барон любил риск, любил состязания. Когда или ты, или тебя. Что бы кровь забурлила. А это.
С дороги донесся нарастающий топот. Секунда и под, злым барона и равнодушным герцога, взглядами выехала, нет вылетела, дружина барона Мальдона. Пронеслась мимо и начала быстро спешиваться. Юный барон остановил разгоряченного коня перед герцогом.
- Господа, прошу прощения за опоздание, – звонкий голос разнесся далеко по лесу.
- Отец ваш, такого себе не позволял, юноша, – холодно проговорил герцог.
Мальдон поджал губы. Лицо начало накаляться, брови зашевелились.
- Прошу извинить меня – проговорил он.
Герцог не обратил на лицо барона ни какого внимания.
- Начинаем, – махнул он рукой.
- Дружина, ко мне! – тут же рявкнул Руже. – Построиться.
Разбредшиеся по площадке воины мгновенно встали перед предводителем. Напротив выстроились, опоздав на секунду, дружинники Мальдона. Коричневые от Руже, против темнозеленых от молодого барона. Герцог сжал бока лошади и выехал между ними.
- Итак, – начал он. – Барон Мальдон, обвинил барона Руже, что его предки самочинно забрали себе территории белого холма, с находившейся там деревней. Правильно?
- Правильно. – Мальдон ударил себя в грудь.
- Да, этот молокосос обвинил меня, – рявкнул Руже. – Только забыл, что прадед его, барон Ричард, отдал эти земли моему прадеду, за долги.
- Не было этого…
- Тихо.
Негромко сказанного слова хватило что бы две горячие головы замолчали.
- Обе стороны настаивают на поединке.
- Да.
- Да.
- Желает ли кто из вас не доводить дело до поединка, а решить все на словах?
- Нет.
- Нет.
- Хорошо. Кто из вас первый, будете решать на жребии, или по договоренности?
- Пусть старик идет первым.
Руже хмыкнул. Для него упоминание возраста не было оскорблением. В отличии от кой кого, чьи губы украшал пух.
- Смотри мне, – буркнул Руже. – Только вздумай правила нарушить, – И не удержавшись, глядя в глаза Мальдону, отчеканил. – Молокосос.
Мальдон вспыхнул как свеча. Было очень хорошо видно, как ему хочется наброситься на обидчика.
- Дружина, готовсь, – закричал он.
- Дружина! – рявкнул Руже. – Ну смотрите, что б ни какая сволочь ни…
- Начинаем, – сказал герцог. – Победит тот, у кого больше останется людей.
Руже прошел к свежеврытому в центре ристалища столбу и уткнулся в него лбом закрыв глаза руками.
За его спиной дружинники Мальдона во главе юного барона разбегалась по кустам, да по ямкам.
- Раз, два, три, – начал Руже. - …сорок девять, пятьдесят. Я иду искать, кто не спрятался я не виноват.


Башня


Лес близ Изенгарда вздрогнул, когда из старого, полузасыпанного прохода, неожиданно вырвалась воющая, сметающая все на своем пути, волна орков.
- Ох хурум бурум, ветки да сучья, – только и успел проговорить энт-ива, как по его коре ударили секиры, оставляя глубокие зарубки. Ива махнул корявой, восьмипалой рукой. Смел сразу троих орков. Орки отлетели на камни, да так и застыли недвижно. Только один негромко постанывал.
Отовсюду взвились веревки, опутывая энта. Резкий рывок и ива рухнул. На него со всех сторон, как муравьи, бросились воины. Полетели щепы, ветки.
Из-за башни вышли, торопясь на помощь, сразу пятеро энтов. Два вяза, дуб, тополь и граб.
Орки остановились. Передние рухнули на колени выстраивая стену из щитов. Над головой вжикнуло, свистнуло. И оставляя дымный след пошла стая горящих стрел. Ненадолго зависли в высшей точке и огненным дождем рухнули на ожившие деревья.
Крона вяза вспыхнула сразу. Перекинулась на руки ветки. Энт замахал ими от чего пламя вздулось еще сильнее. Так горящий он и пошел на орков. Те начали медленно отступать. Остальные четверо энтов, невредимые, начали обходить нападавших с боков.
За спиной отряда, из подкопа выбрался небольшой, не более десяти орков, отряд и незамеченный начал пробираться к башне. Возглавлял отряд высокий, плечистый орк. На нем кожаные доспехи обшитые бронзовыми бляхами, шлема нет. Черные волосы собраны в длинный хвост. На лице отметина белой ладонью, расположенная пальцами вниз. У других такой же знак, но у предводителя отличается какой-то большей естественностью.
На их счастье у двери в башню ни кто не стоит. Энты честно выполняют данную во время войны Олмера(1) клятву. Сторожат заветную башню. Но памятные события с Хенной, который добыл волшебный адамант(2), подкосили даже их. От лесного народа осталось не больше трети, вот и в караул они смогли поставить только шестерых, сейчас связанных боем.
Рядом с предводителем седой орк. Ростом лишь чуть уступает предводителю. Он абсолютно лыс, на лице, рассекающий нарисованную ладонь пополам, змеится шрам. Глаза горят торжественно. Он помнил еще первый поход к башне. Тот самый, когда ненавистные гномы и полурослик, смогли раскрыть их замысел. Благо хоть тогда они отойти успели и раскопавшие проход энты не обнаружили ни кого. Орки до этого несколько дней безнадежно бились в дверь, не в силах сдвинуть ее даже на волосок. Даже магия Олмера не смогла пересилить защитные заклятья Сарумана Белого и они отошли несолоно хлебавши. Но вот теперь…
Орк торжественно смотрел на предводителя. У них есть ключ. Не ключ, а КЛЮЧ. Тот самый, появление которого предсказывали шаманы и наконец пришедший.
Орки прикрывавшие их отступали. Оставшиеся четверо энтов теснили их. Длинными руками выхватывали по одному. Сдавливали, и отшвыривали уже бесформенные, сочившиеся кровью, куски мяса. У орков не было ни единого шанса.
- Быстрее Лур-Гор, – седой тревожно всматривался в оставшихся в заслоне. – Быстрее.
Предводитель свирепо рыкнул, шагнул к башне и уперся рукой в проход. Надавил.
Над тишиной, кроме звуков боя, ни каких других звуков здесь не было, отчетливо раздался сухой щелчок и вслед скрежет растираемого камнем песка.
Энты дернулись, попытались повернуться и броситься к башне и сильнее надавили на орков, что как бешеные налетели на них связывая их боем. Энты пытались прорваться к тем, кто сейчас открывал башню. Один подхватил глыбу и швырнул в них. Гранитом смяло троих. Седой едва успел отскочить, а шагнувший в башню Лур-Гор был в безопасности.
- Сюда, быстрее! – закричал седой. – Быстрее.
Оставшиеся в заслоне немедленно повернулись и бросились в башню. Энты за ними. Огромными шагами древесные великаны оказались в середине бегущих. Начали топтать мечущуюся под ногами мелочь.
До башни, из начавших бой пяти десятков орков, добежало только четверо. Они юркнули в открывшуюся дверь. Подбежавший энт сунул за ними руку. Огрызающиеся орки начали тут же обрубать ему пальцы.

Седой раздавал заготовленные факелы. Защелкали кресала, заплясали огни разгоняя тьму. Лур-Гор с нетерпением оглядывался. Ноздри его широко раздувались. Верхняя губа приподнялась обнажая клыки. Раскосые глаза отливали чернотой.
- Башня, – проговорил он. – Башня повелителя.
Тряхнул головой.
По стене прокатился гул - разъяренные энты метали глыбы гранита в стены башни.
- Пошли. Пег-Рол говорил, что мы должны войти в покои Повелителя и там найдем то, что ищем.
- Да, – сказал седой. – Наследие Сарумана. Отца.
После того как сбылось первое предсказание. – «Вождь, отмеченный белой дланью от рождения, войдет в твердыню и найдет свое предназначение». – Он готов был действительно признать Лур-Гора как великого вождя всех племен. А это было второе предсказание. – «И пойдут за ним все, кто от Сарумана».
Лур-Гор не был из племени седого. И племя его не участвовало в войне Олмера. Обитавшие в горах, и люто ненавидевшие северных орков, они не ответили, когда к ним прислали с вестью этих презираемых. Позже же, схлестнувшись с наступающей волной людей, они были вынуждены уйти из родных мест. Почти полностью истребленные они встретились в подземельях Мории с племенем седого и вот там шаман племени Пег-Рол указал на изможденного юношу и сказал, – «Это он». И стал перед ним на колено.
Белая ладонь Сарумана Лур-Гора недаром отличалась от тех, что было у других. У него она была от рождения. Такое странное родимое пятно.
Как только орки шагнули на лестницу, висевшие на стенах светильники затеплились оранжевым светом и громкий, похожий на выдох ветра, голос произнес.
- Ты пришёл.
Лур-Гор поднял вверх факел стараясь рассмотреть откуда идет голос.
- Поднимайся, я давно тебя ждал.

Орки затушили ставшие ненужными факелы. В благоговении они рассматривали покои того, кто когда-то, не будем отходить от истины, создал их. Отделив от презираемых северных орков, маг добавил в них каплю крови человека и так пошел гордый род Урукхаев. А северные это кто? Всего лишь изуродованные и озлобившиеся эльфы у которых отобрали бессмертие. Они боялись своего повелителя Моргота. Только это и удерживало их от предательства. А Урукхаи боготворили своего создателя. И даже любили, насколько может любить получеловеческое, полуорочье сердце.
Забытые секиры зажаты в руках. Глаза касаются стен из серого мрамора. Высокого, уходящего в пику, потолка. Черного, почти зеркального пола. Эти стены знали их создателя. Здесь Саруман жил. Здесь творил заклинания. Здесь обдумывал планы. И именно здесь было сердце заклятой им в момент поражения твердыни. И башня заговорила. Только что она должна была сказать великому вождю орков, отмеченному дланью от рождения? Предсказания молчали. Говорилось только то, что он получит предназначение.
- Ты пришёл, – донеслось сразу со всех сторон. – Хозяин приказал мне ждать тебя. И я ждал.
- Кто ты? – крикнул Лур-Гор.
- Это неважно. Важно то, что я должен тебе передать.
Ненадолго наступила тишина, а потом заговорил другой голос.
Голос был высокий, густой и немного резкий. Тон непререкаемый. Он привык отдавать приказы.
- Приветствую тебя, вождь отмеченный моей рукою.
Раздался лязг металла, стуки о камень. Орки, нет Урукхаи, опустились на одно колено. Правая рука прижата к сердцу. Стоять остался только Лур-Гор.
- Да мой повелитель, – сказал он. – Я пришел к тебе ибо мой народ малочислен и притесняем со всех сторон. Мы бьемся, насколько могут биться воины, но нападавших много больше. Это люди, гномы… Весь мир ополчился против нас. Когда они захватывают пленных, они не отпускают ни кого. Даже женщин и детей. И хотя мы говорим, что сдадимся, если они отпустят каждого десятого ребенка, они все равно предпочитают терять своих, но только что бы из нас не ушел ни кто.
- Все переменится. Скоро все переменится.
- Да повелитель.
- Много запас я в башне этой, но понадеявшись на силу Саурона, слишком доверился ему и когда оказался отрезан от него мне не хватило сил, что бы биться самому. В фундамент этой башни. в самый ее центре, находится Сильмор. Кристалл этот по замыслу моему должен был повторить Сильмариллы, но оказался много слабее их. Но и этой мощи хватит тебе, что бы сокрушить всех твоих врагов. Таилась она долгие годы и долгие годы копилась. Возьми Силмор и в руках отмеченного моей рукой воссияет он светом мщения. И ослабит руки врагов твоих и усилит руки идущих за тобой. Один сможет победить сотню, а десять - десять тысяч. Крепостью камня станут их доспехи и сломаются об них мечи. Ты же станешь почти бессмертным и неуязвимым. Готов ли ты принять свое предназначение отмеченный моей дланью?
Урукхаи слушали. Лур-Гор прижал секиру к груди. Пальцы побелели. Глаза блестят.
- Под сиянием его проснутся от спячки подвластные мне Барлоги и вся их мощь окажется подчинена тебе. Огненным бичом сможешь ты пройти по Средиземью, оставляя только руины. Сея только смерть.
Под потолком разгорелся небольшой, размером с ладонь, чисто белый огонек. Опустился вниз и завис перед самым лицом предводителя.
- Готов ли ты принять свое предназначение? Готов ли ты отомстить за мое поражение?
Голос исходил из этого сияния. Лур-Гору даже показалось, что он видит в нем доброе лицо обрамленное белыми волосами. Особо выделяются черные брови. Голос не спрашивал. Он ждал только восторженного согласия.
Лур-Гор побелел. Пальцы казалось сейчас сомнут топорище, а костяшки прорвут кожу.
- Повелитель.
- Да.
- Не слишком ли это много для моего народа?
- Нет, не слишком, – в голосе послышалось раздражение. – Ты сейчас же спустишься вниз и возьмешь Силмор. Ты должен повести Урукхаев. Должен отомстить за мое поражение.
- Но… – Даже для Урукхая, не привыкшего сгибаться в поклонах ни перед кем казалось невозможным хоть чуть возражать. Казалось Лур-Гор просто рухнет сейчас от напряжения. – Повелитель, все что мне нужно, это защита для народа. Созданного тобой. – Чем больше молодой Урукхай говорил, тем меньше и меньше становилась тяжесть давившая на него. – Все, что я хочу… Мы хотим, это мир и что бы нас оставили в покое. Я приму Силмор, но не использую его для нападения, а только для защиты.
- Что? Вы орки, и вам не нужен мир! Все, что вы жаждете, это разрушение. Война в вашей природе. Вы вылупляетесь с оружием в руках. Высшая радость для вас это слышать предсмертные хрипы врагов. Вся сущность ваша, весь разум направлен на уничтожение.
- Нет, – и слово это далось Лур-Гору тяжелее чем все сказанное до этого. – Мы не орки, мы Урукхаи. И ты преложил к этому руку.
- В таком случае вы не получите Силмор.
Молодой предводитель вздрогнул. Даже чуть не оглянулся в поисках поддержки на своих воинов.
- Тогда мы пришли сюда зря. И зря надеялись на тебя.
Огонь начал подниматься вверх. Пропал.
Голос наполнил башню Сарумана.
- Вы изначально рождены, что бы биться на темной стороне. Выбора у вас нет.
- Мы разумные, а значит может выбирать.
Голос пропал. Магические светильники начали гаснуть.
Орки подхватились. Снова появились факелы, защелкали кресала. И не успела тьма скрыть их, как уже снова была разогнана живым огнем.
- Уходим, – коротко бросил Лур-Гор.
Воины обступили его.
- Правильно ли сделал ты? – проговорил седой, глядя в глаза вождю.
- Правильно. Но нам пора идти.
- Нет, – прорычал один из воинов, самый молодой из них. Волосы его еще даже не были собраны в хвост. – Без волшебного кристалла люди уничтожат нас. Мы должны согласиться.
- И тем самым обречь себя окончательно. Вызвать на себя еще больше ненависти. Мы должны перестать нападать сейчас и тогда у детей наших будет шанс. Мы должны сейчас доказать всему миру, что Урукхаи не хотят войны. Что мы отрекаемся от своего темного наследия. И однажды это заметят.
- Только не будет ли поздно.
- Не будет. Мы Урукхаи, а значит уже не орки. У нас человеческая кровь. И однажды мы примеримся с ними. Война же не решит ни чего.
Урукхаи пошли вниз. Каждый из них думал только об одном. Не о том, как им придется противостоять объединенным войскам людей и гномов. И даже не о том, как им придется проходить мимо энтов.
Каждый из них, и даже молодой орк чьи волосы еще не были заплетены в хвост, думал о том, что их создатель и повелитель, оказался совсем не тем, что они от него ожидали. Злобный, мстительный. Какой же он все таки мелочный.






1 – об этом читайте в книгах Ника Перумова – «Эльфийский клинок» и «Копье тьмы»
2 – об этом читайте в книге Ника Перумова – «Адамант Хенны»
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Катерина13
сообщение 11.06.2008, 21:06
Сообщение #5
Вампир
Участник
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 9


Надо ввязаться в бой, а там будет видно



Ночной Охотник                                   
Версия фэнтези

Сегодня обещала быть горячая ночка. Я получил очередной плёвый заказ, за который мне отвалят хорошенькую сумму. Но до ночи еще далеко, а я, как мастер-убийца, гроза людей, люблю охотиться за человеческими тушками ночью. Сейчас разгар дня, и мне нужно немного подготовится.
Мне было бы худо, если бы я не заметил приклеенное к стенке объявление. Там было написано ''Разыскивается Астр Ночной Охотник. Вознаграждение за поимку живым или мертвым 1000 золотых монет. Приметы: русые волосы, глаза голубые, рост выше среднего, вытянутые клыки, на плече изображение пробитого ножом черепа''. Хорошо, что хоть моя голова стоит не дешево!
Хотя цену можно и объяснить. Кто, по-вашему, за гроши займется охотой на профессионального наёмного убийцу, причем вампира? Вы не ослышались. Да, я – вампир. Кстати, а в объявлении этого нет! Нашлись хитрецы…
То, что вампиры умирают от лучей солнца – чушь. Вампиры легко гуляют по солнцу. Не знаю, как других, но у меня от солнца, только если потница, не больше. Миф и то, что серебро нас убивает. Только вызывает проблемы с регенерацией. А изгнать нас как злых духов невозможно. Это можно провернуть только с демонами.
Живут в этом мире вампиры как у себя. Но всё же остаются редкостью. Если не ошибаюсь, в этом городе я единственный. Да и никто и не обращает внимания, что я – не человек. Не видят. Пью кровь я только у жертв, которых заказали. Кстати, а нужно для жизни крови совсем не много и не часто. Но вот есть нам нужно так же, как и человеку.
Нужно смываться, тут слишком людно.
Я накинул капюшон и направился в более темный и безлюдный переулок. Или сегодня просто хороший день, или я просто везучий парень. Такой переулок был под боком. И тут как раз есть нужный мне магазин. Хоть тут и шляется много разбойников, я не боюсь тут ходить. Это не только мой дом, еще я здесь уважаемая личность. А уважают меня из страха. Трусы? Нет. Вы бы сами убежали, поджав хвост, если бы увидели самого опытного и безжалостного убийцу-наёмника, ''самого Астра Ночного Охотника''.
И всё же я шел в тени. Тут было грязно, бегали крысы, но я даже не потрудился поморщиться. Главное - не показывать своих эмоций.
Вдруг я услышал легкий шепоток. Разбойники, кто же еще. Недоучки свалились мне на голову. Я состроил совершенно спокойную и ничего не подозревающую рожу. Поверили. Шепот раздался ближе. Но я был готов нападению и в любой момент схвачу нож.
- Гони кошелёк или распрощаешься с жизнью! - Сказал бандит, главарь той троицы, что выскочили на меня. Я решил немного поиздеваться над ними и стоял спокойнее некуда, подчеркнуто игнорируя ножик у моего живота.
- Нарываемся на неприятности, ребята? - я вышел из тени, извернувшись так, что бы мой живот остался цел. Конечно, выхватил свой ножик, по сравнению с которым оружия недоучек были просто щепками.
- Ой! Астр, ты? Не признали, прости! - главарь сразу стал паинькой, убрал нож и начал пятиться. Его дружки последовали этому примеру.
- Я бы на вашем месте унес поскорее ноги, если, конечно, вы не хотите, что бы я выпустил вам кишки! - Начал пугать парней я. Самое ужасное то, что мне это нравится!
Они сразу последовали моему совету и смылись. Я убрал нож. Прислушался. Их тяжелые шаги быстро исчезали вдали улицы. Какие же они идиоты. У них я заметил магические снаряды для пистолета (и пистолет, конечно, тоже). Как же они не понимают, что после применения на мне этих игрушек для меня смертельно. Ну и ладно. Мне же на руку.
Я пошел своей дорогой.
Проходя мимо спящего в тени домишки, я вспомнил одного знакомого вора, жившего в нем. Вор был очень выдающимся, а один раз он сказал, что ограбил одного богатя. Но это было враньём. За неделю до той даты, когда он якобы совершил грабёж, я убил того богатея. А родственнички быстро растащили его вещи как наследство.
Не знал, что когда-нибудь такое будет, но я скучаю по воришке. Мы, между прочим, были тесными друзьями. А сейчас он томится в тюряге. Вскоре его должны вздернуть. Эх...
Завернув за угол, я поравнялся с магазинчиком, который искал. Я был не в очень большой дружбе с его продавцом, так что купил болтов для моего арбалета и поспешил уйти.
Мой дом был отсюда далеко, но я никуда не спешил, и даже не думал прибавить ход. Всю дорогу до моей берлоги я раздумывал, как же мне быть. Вскоре моё лицо узнает весь город, или того хуже, всё герцогство. Нужно бежать. Вот только куда? Наверное, придется бежать в Королевство Шиповника (ну и дурацкое название!). Хотя, нет, тамошний король в близком знакомстве с нашим герцогом. Вряд ли он умолчит про такого опасного убийцу, как я. Тогда нужно будет бежать в Северное Герцогство. Это самое ближайшее из всех мест, куда я могу улизнуть. Решено. После выполнения заказа я отправляюсь в Северное Герцогство.
 
Дома я выспался на славу, а ночью, как и задумал, выполнил заказ. Я не ошибался, что он мне не доставит хлопот. Да и какой заказ покажется трудным для лучшего убийцы? Только тайком (из-за того, что на него охотится весь город) получить оплату. Да и с этим я справился без особых проблем. Всего-то пришлось побегать от нескольких бескрылых горгулий!
Как я и ожидал, листы с объявление наград за мою голову развесили на каждом углу. Если я задержусь тут еще на несколько дней, выкрутиться из щекотливой ситуации не выйдет.
Я начал собираться. Немного хлеба, метательные ножи, метательные звездочки, динамит... Динамит? Ну, ладно, не гоже его тут оставлять. Авось, пригодится.
Навсегда попрощавшись с домом, который верно служил мне убежищем, я отправился в путь.
 
Удача ко мне повернулась не очень хорошим местом. Я каким-то чудом нарвался на стражу и еле оторвался от погони. Немного увлекшись и не смотря, куда я именно бегу, мне пришлось немного повертеться на месте, что бы узнать, где я. Я сразу понял, что стою возле каменной стены тюрьмы. За ней слышались голоса толпы. Казнь. Охотятся на меня за то, что я безжалостный убийца, а сами из казни строят представление!
Я подтянулся на руках на стене. Я мог только висеть, так как на верху стенки колючая проволока. За то время, что я болтался, я смог заметить, что среди висельников мой друг вор. Потирая ноющие руки, я начал быстро соображать, как спасти друга от виселицы. Начал копошиться в сумке и наткнулся на... динамит. В моей голове родилась идея.
Я нашарил в кармане спички, и, когда зажег фитиль взрывчатки, швырнул поближе к стене и подальше от себя.
Бабах!
Ошеломленная толпа, в которой я разглядел даже палачей, побежала посмотреть, что же случилось.
Улучив момент, не без труда пробрался к висельникам, ждущим очереди возле болтающихся собратьев. Толпа на меня не обратила особого внимания, ибо взрывчатки я не пожалел.
Яростно работая ножом, я освободил друга.
- Астр! Не могу поверить, это и вправду ты! - с улыбкой, полной счастья и приятного удивления воскликнул он.
- Тс-с-с-с... Тише, Гер! Или ты хочешь, что бы нас поймали?
- Конечно, нет. Ой, смотри! - Он указал на толпу. Та явно собиралась возвращаться. - Надо бежать!
- Куда? Как мы отсюда выберемся? - я впервые за столько лет занервничал. Чуть не выронив из вспотевшей руки нож, убрал его.
- Туда! За зданием тюрьмы есть лаз! Его еще не заделали!
Мы побежали туда, и я по дороге нашпиговал пару людей из погони болтами. И, правда, там был лаз, который загораживали кусты, (и как он про него узнал?), так что через какое-то время мы были на свободе и неслись подальше от стены.
- Неужели я жив? Или я умер и в Раю? - дрожащим голосом сказал Гер.
- Ха! Если тут я, то, скорее всего ты в Аду! - хохотнул я.
Он хмыкнул.
- Куда я теперь? - задумался Гер с отчаявшимся лицом и опустил голову с желтыми блондинистыми волосами. - Меня тут найдут, и шанса на жизнь у меня нет.
- Ну, я тут отправляюсь в Северное Герцогство...
- И зачем же? - Спросил он, удивленно распахнув серо-зелёные глаза, но заметил очередную вывеску. - Аааа... Ясно! Всё же на тебя объявили охоту! Ясно, ясно...
Пришла моя очередь хмыкнуть:
- Ты со мной?
- А как же? Вместе - безопаснее.
И мы отправились в путь вдвоём.
 
Астр Вэт - самый опасный и самый ловкий наёмный убийца-вампир, Гер Твис - способный вор и шулер. Мы получили свои клички взамен фамилии из-за своих способностей. Теперь он - Гер Плут, а я - Астр Ночной Охотник. Веселая парочка, не так ли?
Когда-то мы жили успешно. Но теперь мы бежим от опасности, поджав хвосты. Мы бежим, что бы продолжить жить и продолжать своё дело в другом месте.
По пути в стычках я лишился своих ножей, а любимый арбалет разлетелся в дребезги. Мы с Гером голодали. Я подпитывался кровью тех, кто на нас нападал, хотя иногда меня «угощал» Гер. Мы получали раны (я серебром), но всё же достигли цели. Мы были в безопасности. И теперь нас, ставших неразлучными, хоть и такими разными людьми, как вор и убийца, никто никогда не поймает!
Я уверен, если бы между мной и моим другом-вором не был бы мир, то человечество навсегда бы забыло об Астре Ночном Охотнике и Гере Плуте.

Сообщение отредактировал Катерина13 - 11.06.2008, 21:10


--------------------
Пессимист видит бесконечный тоннель.
Оптимист видит свет в конце тоннеля.
Реалист видит тоннель, свет и поезд, идущий на встречу.

А поезд видит трёх дураков, сидящих на рельсах.
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Разиэль
сообщение 13.06.2008, 14:26
Сообщение #6
Вампир
Участник
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 7


Во славу императора!!!!!!!!!



Уничтожение

-Хм,похоже с ядерной войной я немного переборщил-издевательски ухмыльнулся Артах,неспешно шагая по выжженой пустыне бывшей когда то Элориеном-красивейшей лесной страной эльфов.
-ААаааа....-в одчаянии зарыдал Мотр,бывший житель Элориена,прикованный митроловой цепью к запястью Артаха.-За что Артах???За что ты так ненавидиш эльфов???
-Вы выродки!!!Пережиток прошлого который никак не хотел уходить!!!Моголи бы уже тысячу лет назад свалить куданибудь из этого мира!!!Вам не место на нашей земле!!!
-Тогда убей и меня тоже!!!!!
Но человек лишь оскалился и пошел дальше волоча за собой последнего эльфа Средиземья...
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Аэсон
сообщение 15.06.2008, 22:30
Сообщение #7
Маг
Завсегдатай
Страж
*****


Пол:
Сообщений: 484


Не маг должен служить тьме(свету),а тьма(свет) должны служить магу.



Молодой человек лежал на вершине холма и слушал...Он был высок,атлетически сложен, с пепельными волосами,довольно красив.Но главное , Что в нём пугало это его глаза, казалось в них ярится пламя и спокойствие гор,бешеное торнадо и спокойная мощь океана.В них плескалась  СИЛА... Он слушал ночь. Неспешный разговор звёзд похожий на серебряные колоколчики эльфов, мрачный шёпот леса,гневный свист ветра и тяжёлые вздохи болота,ласковый шум прибоя и старый надтрестнутый голос гор.Он внимал звукам ночи,он растворялся в ночи,он тянул силу. Его звали АРдрен магистр тьмы. Утром предстоял бой из которого он вряд-ли вернётся. Первые солнечные лучи озарили небосвод и АРдрен спустился к подножию .Уже недалеко с востока катилась лавина конников.Загудели стрелы, изящным движением руки маг сжёг их в воздухе и не останавливая движения резко выдохнул,перед атакующеми встала огненная стена.Войско отступило потеряв около 700 человек, затем единым движением упало на колени... Как же легко стать БОГОМ подумал АРдрен... и получил зачёт по теме:Влияние магических техник на рассы Междумирья_------------------------------- Записал Аэсон сын АРдрена.

Сообщение отредактировал Gabriel - 08.07.2008, 8:20


--------------------
Я не пытаюсь быть больше
Не пытаюсь быть ближе
Я всего лишь стараюсь
Понять тех кто ниже...
---------------------------------------
Дзен-Гиу-Винь.
Мастер Таэр Ферио.
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
+тамплиер+
сообщение 16.06.2008, 10:10
Сообщение #8
Эльф
Участник
Адепт
****


Пол:
Сообщений: 122


Veritas vos liberabit



Сон

я шел по узеньким улочкам...незнакомые лица пристально смотрели на меня, я видел недоумение, отчаенье и страх в их глазах...я шел впред не понимая в чем дело...пробираясь в лабиринте стен я нашел выход из города я вступил сначало в поле а затем и в лес...звери смотрели на меня так же как и люди, птици прекращали петь как только замечали меня...я шел вперед, лучезарный свет впереди...шаг и я уже на опушке леса покрытой белоснежным снегом, я стою посередине, ни души кругом...снег идет мягкими хлопьями и ветер кружит его, и развивает мои волосы...но что это снег стал падать красными хлоньями, опушка превращаеться из белоснежной в алую...что то не так!!! тут я начинаю все понимать и смотрю себе на руки...они все в крови!!!опушка превратилась в лужу крови и этот запах, запах крови и смерти...но пора двигаться дальше...а дальше тьма! погрузившись во тьму я встречаю тех кого я уже убил. их лица!!!они просят у меня чего то, но я не пойму...дальше я встречаю тех у кого нет лица но я понимаю что это те кого мне еще предстоит убить...кровь капает на каждого из них сверху, по капле на лоб каждому...я иду дальше это мои товарищи...они в печали, и я понимаю что я вина печали...кровь капает и на них, каждому на лоб...дальше моя родня со смазанами лицами, я понимаю что это ини...на них льет ливень крови и они скорбят...далеше?!дальше?!
да еще дальше стоит девушка, неимоверной красоты просто идеал...она смотрит на меня с презрением...из ее глаз текут кровавые слезы и она превращаеться в ужасную ведьму смеющуюся мне в след...
"как же так???"
в моей руке мечь и с каждым разом я все сильнее и сильнее сжимаю его в руке и стискиваю зубы....я иду вперед не смотря не на что...
передо мной возникает зеркало и я вижу себя, себя со всеми частями моего доспеха...в моих глазах горит огонь...волосы стали черными как сажа...вот он я, воин тьмы, ни друзей, ни родных, ни соратников ни кого!!! один!....

*сон обрываеться и я просыпаюсь...сердце чуть ли не выскакивает из груди...холдный пот...все вокруг враги...
"как же так?!"


--------------------
+Veritas vos liberabit+
истина сделает вас свободными
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Piter
сообщение 17.06.2008, 0:55
Сообщение #9
Завсегдатай
Неофит
*



Сообщений: 1






« В  лаве »


Когда я очнулся ,что то менять – было уже поздно .
Лава ,с гиканьем и свистом – уходила вниз по лощине ,
собираясь из разрозненной стаи птиц – в сверкающую саблями 
косу .
Черные крылья бурок – полоскались за спинами ;и всадники ,
скаля хищно зубы  ,что то – возбужденно кричали ;но что
именно – за свистом ветра не было слышно .
Первые ряды – уже наклонили пики вниз ,пружиня ноги
в стременах ,готовясь к выносу на косогор ;чтобы внезапно ,
со стороны слепящего глаза Солнца – ударить во фланг
неприятеля .
Сделать – уже ничего было нельзя ,и я – сжав какие то
туго натянутые в руках струны ,ударил ногами под собой :
что то сильное ,могучее ,понёсшее меня толчками – вперёд .
Слева ,на таком же жеребце ,лощёном ,с гладкой гнедой шерстью –
летел комиссар ,размахивая над головой маузером .
Пенсне его победно сверкало и он ,матерясь ,подбирал тылы – чтобы не рвать лаву .
Кони вынесли нас наверх – почти одновременно : на косогор ,
на Солнце ,в уже столбом стоящую пыль ,поднятую тысячью
лошадиных и человеческих ног .
Рубка – уже шла во всю .
Почти машинально - я выхватил слева блестящую полосу тяжелой
стали , и наотмашь – полоснул что то внизу ,справа .
Тень – стала медленно оседать ,окрашиваясь тёмным ,красным ,
алым …
Свистнула пуля над ухом .Вторая .
Я упал влево ,увлекая коня от лобового пулеметного огня ;
припал к гриве ,обхватив могучую шею руками ;и мы ,
подобравшись  - плавно ,будто во сне ,переплыли через повозку:
по воздуху ,не касаясь её - даже кончиками копыт .
Удар ,обрушившийся на меня сбоку ,сзади – чуть не вышиб меня из седла ;и ,пока земля и гарь медленно оседали ,я опять упал
влево ,увлекая коня – левее ,левее ;и вновь – правее ;
врубаясь – в самую гущу грязных ,оскаленных ,визжащих и
обезумевших тел .
Новый взрыв – опрокинул подо мной жеребца и я ,нелепо
раскинув руки и выгибаясь ,плавно стал падать - назад ,назад ,
назад …
Тьма и боль – нахлынули одновременно .

            *            *          *

- … Тьфу ! Тьфу ты ! – выплюнул я что то колючее ,сухое ,
забившее весь рот .
Сквозь едва брезжащий свет – я с трудом различал какие то
гигантские фигуры  ,ползающие по мутному окну  век …
И снова – тьма .


- … Э ,очухался ? Товарищ ,ты – жив ?
Я открыл один глаз .
Небо .
Второй .
Опять – небо .
Повернув голову на голос ,я увидел – комиссара :
голова его была замотана чем то белым ,с проступившими
алыми пятнами .
- Ну ,как ты ?
Я сел ,помотав чугунной головой и земля – поплыла подо мной .
- Очухался ? Здорово тебя контузило … Наших – много полегло,
попали под их артиллерию .Но мы их – выбили из станицы , -
комиссар повернул голову влево ,и я – проследил его взгляд :
полусожженная станица ;чадящие головешки бывших хат ;
гарь и смрад ;крестами лежащие тела врагов …
Я с трудом поднялся ,опираясь на шашку .
Земля – проваливалась под ногами и я ,качаясь ,ступая по матроски твёрдо ,пошел к своему коню …

          *          *          *

Вечером того же дня меня вызвали в реввоенсовет .
Постучавшись и сняв папаху ,я вошёл ,низко пригнувшись –
чтобы не расшибить лоб о дверной косяк .Напротив ,
за столом ,сидели трое : комиссар ,уже без кожана ,в застиранной гимнастёрке ;толстый ,дородный дядька - с головой ,выбритой
до синевы ;и – молодой хлопчик ,в расшитой рубахе – с рукой
на перевязи …
- Сидай ,Микола , - предложил толстый ,кивнув на табурет
за моей спиной .
Подвинув табурет ,я осторожно сел ,морщась от упругих
толчков в голове .
- Ну ,Микола ,рассказывай , - опять предложил мне толстый .
Я оглядел сидящих и ,вздохнув ,спросил :
- Что?
Комиссар переглянулся с толстым и они снова  - уставились
на меня .
- А то ! – вдруг взвился хлопчик ,срываясь с лавки , -
то и расскажи : как ты из карабина – в портрет товарища Ягеля стрелял .
- Портрет – чего ? – поморщившись от его крика ,спросил я .
- Не чего ,а – кого ? – поправил меня толстый , - портрет товарища Ягеля ,красного командарма .
Обведя взглядом присутствующих ,я снова поморщился :
- Но … но ягель – это же мох … его – олени едят …
- Ну ,товарищ Исаенко ,что я  вам говорил ? – вдруг
рассмеялся комиссар ,хлопнув ладошкой по столу , -
контуженый он .В него два раза снаряд попадал ,я сам видел .
А после боя – он еле до медчасти доехал ,хотя – и сам ,в седле .
Ему там дали лекарства и он спал весь день ,до вечера .
- Микола ? – снова повернулся ко мне толстый , - кажи мне ,
сколько белых ты положил в «бедкоме» ?

Я опять наморщил лоб :
- Белые ?… В «бедкоме»? …
- Это … - хрипло предположил я ,облизнув пересохшие губы , -
«белые» – это грибы  … наверное – они и растут в ягеле , - я виновато обвёл взглядом сидящих напротив .
- Да он – дуркует ! – опять закричал хлопчик , - хочет ,
чтобы ему забыли ,как он вместе с казаками …
- Цыть ! – прикрикнул на него толстый , - указом за номером
тринадцать сорок семь : добровольно перешедшие на сторону совецькой власти – признаны невиновными ,и – насильно призванными в Белую Армию .Так .
- Микола , - снова повернулся он ко мне , - что ты помнишь ?
- Лава … - голова моя гудела ,готовая вот-вот лопнуть , -
комиссар … рубка … взрыв … телега ,перепрыгнул … опять –
взрыв … тьма …
- А как ты с карабином ,один , «бедком» брал ,где –
«беляки» засели ;как ты его – гранатами закидал ;и потом –
один , перебив всех белых … врагов , - поправился толстый , -
ворвался в кабинет ,где сейф с картами – помнишь ?
- Сейф ? … - попытался вспомнить я , - Сей-фф  … Сей-нер …
Кар-ты … Море ? … Сейнер ,рыба ,шторм ….
Я с трудом перебирал варианты .
- Ну ,что я вам говорил ,? – комиссар достал портсигар ,
закурил и ,пустив дым вбок ,положил уверенно ладонь на стол :
- Я вот что думаю :пусть он пока в обозе – дня три отдохнёт ;
а то он после контузии – не только по портретам стрелять будет ,
а и по своим …

            *            *          *

Трёх дней – мне не дали .
Я проспал в обозе – весь день ,вечером – похлебав чего то
горячего из котелка .И снова – вальнулся в телегу .
Сквозь дрёму – я смутно стал вспоминать свой родной город ;
его громады домов ;широкие проспекты … Я ,студент ,иду
на занятия ,в университет … Потом – работа ,электронные табло …
Платы - с тысячами деталей ,трёхпало ,по паучьи ,вцепившиеся
в них ; переплетения «кроссеров»… Друзья ,спорящие о чём то …
Белые халаты с нашивками «Конрад Электрик» … Кресло ,опутанное
проводами и я – в нем … Отсчёт : 3 … 2 … 1 … 0 .
Снова – тьма … Полёт … Плавные толчки подо мной … Колотящая
по спине узкая тяжесть  - карабин ? … Ветер … Запах гари …
Лава ,разворачивающаяся в полумесяц и комиссар на коне ,
размахивающий маузером …

            *          *          *

- Микола ,Микола ! – горячо зашептал мне на ухо знакомый
голос , - Треба тикать ! Белые в станице…
Я продрал глаза .
Передо мной ,воровато оглядываясь ,стоял тот самый хлопчик .
Руку из перевязи – он уже вынул ,и ею – держал торбу ,туго
чем то набитую .
- Микола ,слухай , - он опять горячо зашептал , - я тикаю ;
смотри – комиссару ничого не говори ;ты – понял ?
Где то вдалеке – хлопнул выстрел .Ещё один .
Хлопчик ,петляя ,побежал в обратную от выстрелов сторону .

              *          *          *

Уходили огородами .
Я ,в полурост нагибаясь ,чтобы не тукала тупая боль в голове ;
волоча за собой на ремне карабин ,путаясь в наспех одетой амуниции .
Хлопчик ,петляя как заяц по свежему снегу – не глядя ,
торопясь ,прыгал через высокие  ,в урожае ,гряды .
Уже была близко изгородь последнего ,перед речкой ,огорода –
как его негромко окликнули : 
- Э ! Стой !
Хлопчик враз остановился ,не оборачиваясь .
- Руки !
Он поднял одну ,вторая – всё ещё была оттянута торбой .
- И вторую …
Медленно поднимая вторую руку ,он – завелся :
- А сейчас – шо ? Вот шо – сейчас ?
- Брось ! - коротко приказал голос .
Хлопчик поднял обе руки вверх ,сделав жест кистями :бросил ,
ничего уже нет .
Обернулся .
Перед ним – стоял офицер ,совсем молодой ,только что –
из училища .Новенькая форма цвета хаки – еще топорщилась
на нём .Руку с оружием – он держал на отшибе ,уже забыв
о хлопчике .Но наган – все ещё висел на его указательном
пальце ,на ограничителе крючка ,дулом вниз .
Стоящий за ним человек – так же коротко приказал :
- Руки за спину .На колени .
Офицер – беспрекословно упал на колени ,обнаружив за спиной
комиссара .
- Лови ! – комиссар ,отобрав наган ,бросил оружие мне .
Я ,ловко поймав его ,взвёл его ещё раз и прицелился
в офицера ,мотнув дулом комиссару : отойди .
Офицер поднял испуганное лицо ,боязливо крутя шеей ,
запричитал ,подавшись ко мне :
- Господин капитан … Николай Петрович … Это – недоразумение…
Я – не знал … Мне говорили ,что Вы … Вы не можете этого
сделать ,я – прошу Вас … Вы …
Он уже дополз наполовину – до меня ,когда сбоку – хлопнул
сухой выстрел . 
Офицер ,странно потянувшись ,упал вбок ,в траву .
Из кустов – высунулась озабоченная голова хлопчика :
- Вовремя я поспел ,подстрелил гада … А то ведь они
такие ,беляки – доверять нельзя …
И уже под близкий перестук ,перхлоп выстрелов ,комиссар
мотнул нам обоим головой : Айда !
Упав в траву  ,почти ползком ,мы исчезли в зарослях
прибрежного тальника …

            *          *          *

К своим мы вышли – только к вечеру следующего дня .
Нам велели спать – до утра ,а может – и до обеда ,смотря
по обстановке …
Я проснулся от дребезга стекла в подслеповатом ,низеньком
окошке хаты .
Ощупав себя ,я наскоро одел сапоги ;плеснул в сенях на лицо
водой из кадушки ;из неё же – хлебнув полковшика ,смочив пересохшее за ночь горло .
Вышел на крыльцо .
Комиссар ,хмуро глянув на меня исподлобья ,дёрнул плечом :
- Пошли ,разговор будет …
Занималась неяркая ,сумрачная заря .Было не по южному –
холодно ,перед заморозками .Край горизонта – алел ,наливаясь
кровавым зраком светила .Хрустели под ногами пересохшие за
жаркое лето травы и что то ,мелкое и суетливое ,кидалось
от наших шагов – прочь ,в заросли .
Мы вышли на поляну ,возле ручья ,где всё ещё чадил –
догоравший костерок : видать ,всю ночь жгли ,поздно ужиная .
- Что с тобой ,Николай Петрович ? … - комиссар резко
обернулся ко мне ,нервно зашагав почти у самого обрыва ,
у крутояра , - Я уже второй раз тебя спасаю .Вчера –
тебя спасло то ,что в руках у тебя – было оружие ;а этот
«беляк» - стоял на коленях .Ты его – знаешь ?
- Нет . – усмехнулся я .
- Что с тобой ,Коля ? … Мы же знакомы с первой мировой ещё .
Вместе ходили в атаки .Вместе решили – быть с Революцией …
Ты же – помнишь ?
- Не помню , - я сел ,скрестив ноги и подавшись вперёд ,глянул на комиссара сбоку , - Не помню .И не Николай – я .И тебя –
тоже не помню .И вообще : как я сюда попал – не понимаю …
- Не понимаешь ? – комиссар сел напротив ,свернув набок
осточертевшую уже кобуру от маузера , - Так – кто же ты ?
- А ты мне – скажи ? … Какие то  - люди … Кони … Перестрелки …
Свой-чужой … Где – я ? Что – я ? Зачем ? Почему – я ?
- Это – слабость духа ,Коля … Великая Мировая Революция … -
начал было он .
- Нет ,комиссар … Я вот даже не знаю – как тебя зовут …
- Витас …
- Так вот ,Витас … Не отсюда – я … Помню – кресло ,провода …
Я – инженер из «Конрад Электрик» … А ,да что тебе объяснять , -
с горечью махнул я рукой .
Комиссар помолчал ,задумчиво пожевав былинку .Потом ,вздохнув ,
ловко вскочил и ,поддерживая кобуру ,стал ходить ,
возмущенно бурча себе под нос :
- Объяснять ? … Да ,я понимаю ,что и ты ;и – ты ,тоже –
засланный ,оттуда … А ты думаешь : мне – легко ? Когда меня ,
три года назад  - выкинуло сюда … Ты думаешь ,я – отсюда ,
местный ,по своей воле ? … Я – тоже :жил в своей Риге ,учился …
И вот : на тебе – комиссар .


Он вдруг сел передо мною ,обхватив свою тяжелую светлую
голову – руками ;и ,раскачиваясь из стороны в сторону ,
забормотал :
- Нет ,это – невозможно… Нас кидают и кидают сюда …
Не спрашивая ,не советуясь .Я видел многих ,что уже –
убиты .Я видел их остекленевшие глаза .Я видел их порубленые ,
растерзанные тела .Нет ,им – не вернуться обратно ;откуда –
их прислали … Тут – ведь как : если сумел выжить в первые минуты боя – значит будешь жить и дальше .Как – я … Как – ты …
- Ты хочешь сказать ,что и ты – оттуда ? И ты – не отсюда ? -
удивился я , - Но тогда – где мы ? И – зачем ? И кто –
рядом с нами ? И – что всё это ?
- Эх ,Коля ! … - Витас хлопнул тяжелой ладонью по пыльному ковылю , - Понимаешь ,это – лава .
Тебя вбрасывают в чью то судьбу ,чью то – игру ,в бой  -
сюда ,из твоего - настоящего .И ты ,не приспособленный ;
ничего не умеющий ;даже – не говорящий на их языке ;
сразу – должен убивать .Или – убьют тебя .
Обучение – на месте ,по ходу …
Я язык то их выучил – с трудом … А ты ,видно ,из их страны …
Я – пожал плечами .
Витас криво усмехнулся и продолжил :
- Вот ,я учился на учителя по географии … Второй курс .
Берега ,моря ,вулканы … Извержения .Сдвиг континентов .
В месте столкновения плит – перенапряжение ,горы ,
сброс лавы .То ,что накопилось – извергается .
И если ты оказался в самом жерле вулкана ;если ты – частица ;
если ты – там ,то … То тебе – не спастись ,нет …
Либо ты летишь вон ,вверх ,черт знает куда ,со всеми
вместе ;либо – тебя нет .И неважно – откуда ты ;как
тебя занесло в жерло .Хотел ли ты сам ;или – это чей то чудовищный эксперимент ,где тебя ,как инструмент ;
как градусник – используют . Кому то там ,на небе ,захотелось измерить температуру лавы .
Чтобы – что то такое знать о вулканах ,об извержениях .
Простой градусник – лопнет .Стекло хрупкое .
И тогда – делают хитроумный прибор ,электрический .
- Не выдержит , - мотнул головой я , - сгорит .
Я тебе говорю ,как – инженер-разработчик …
- Вот видишь ,даже у вас ,там ,откуда – ты ,понимают.
Что стекло – не выдержит .Кремний – слаб для таких температур .
Значит – тот ,кто помещает нас сюда ,божественнее нас ;
он – творец .Ему недостаточно знать – только температуру лавы .
Ему надо больше ,лучше : наблюдатель ,интеллектуальный прибор ,
анализирующая система .Глаза и уши .Разум и язык .
- Мы засылали такие спутники , - кивнул я головой , -
на Марс ,на Венеру ,на Луну …
- Вот видишь ,в ваше время – уже запустили .А в моё –
ещё и маузеров не было , - горько усмехнулся Витас ,зло пнув
деревянную кобуру .
Он уже снял и кожан ,и амуницию ,оставшись в белой рубахе .
- Хм … Откуда же – ты ? Из какого века ? – поинтересовался я .
- Из восемнадцатого … Шомпольные ружья ,кремниевые запалы …
- Но тогда …
- Тогда ,Коля , - перебил он меня , - Тот ,кто швырнул
нас сюда ,был – точен : температура лавы – как раз
соответствует возможностям градусника ,материалу датчика .
Выжить здесь ,сейчас – могут лишь наиболее приспособленные
для этих условий  ;из соответствующего материала ;
с теми же параметрами .И плакаться ,что я – не в то время
попал ; что – хочу домой ,обратно – не верно .
Ты – в своём времени .
Иначе бы – не был жив .
Все ,кто эти три года был рядом со мной – уже мертвы .
Они были – либо из дальнего будущего ;либо – из отсталого
прошлого .Не из того теста ,не естественны здесь .
Это были – плохие конструкции приборов .
Поэтому – создали новую конструкцию: тебя … или – меня …
Хотя ,может ,и я – скоро … А ты – на замену мне …
- Ты хочешь сказать : что ,если ,я ещё протяну здесь достаточно долго ,то – это будет мучительно ? – предположил я .
- Естественно ! Мучение ,эмоция ,боль ,страдание ;вообще –
изменение психического состояния ;это – и есть реакция
прибора ,датчика – на среду .Ты должен понимать ;ты же –
инженер ! Зная характеристики прибора ,инженер по их
изменениям – судит об окружающей среде ,о её состоянии .
Изменение сопротивления платиновой проволочки – есть характеристика изменения температуры окружающей среды .
А я … Я уже устал .Я – ничего не чувствую .Я ничему
не удивляюсь .То ли – температура запредельная ;то ли –
перегорел я .Как – проволочка в предохранителе .
Наверное – мне пора .Я уже  - отработал … Наверное ,
теперь – ты .Раз – выжил …
Он прищурился ,глядя на уже вставшее теплое Солнышко ;
чему то своему улыбнулся ,вздохнул легко …
- Только … Что бы ни случилось , - он повернулся ко
мне ,заслышав шум в кустах , - что бы ни …
Ты – в лаве .И если ты – вне её ,то тебя – уже нет .
Слышишь ? Ты жив – только в лаве .

          *          *          *

Предательски треснул сучок под неуклюжей ногой .
Кусты зашевелились .
Держа навскидку карабин ,из кустов показался давнишний
хлопчик .За ним ,с наганом наизготовку ,толстый –
предреввоенкома .
- Тю-ю … Уже и этова обрабатывает ,гнида белогвардейская ! –
расплылся в сладкой улыбке хлопчик , - Я же говорил вам ,
товарищ Исаенко …
- Товарищ Исаенко ,что то – случилось ? – сухо спросил толстого
комиссар .
- Витас Карлович … - толстый ,пошарив рукой в кармане ,
достал плотную ,желтого цвета – бумагу ,сложенную вчетверо .


- Вот ,как Вы объясните : дана Витасу Карловичу … нявису …
1763 года рождения ;слушателя курсов его Императорского Величества .
- Я же говорил Вам ,товарищ Исаенко ,шо он – контра ;
засланный ;таки бумаги – тильки кадетам ,та – прохвессорам
пишуть …
И вдруг над нами – что то лопнуло .
Ярко-белый свет – залил всё вокруг .Поднялась земля .
Воздух стал плотен и тягуч .
Я метнулся влево ,скатываясь по обрыву вниз ,к речке .
И ,уже погружаясь в кисель воды ,услышал вслед ,за собой –
грохот лопнувшей бомбы .
Я уходил в плотную ,спасительную ,тёмную воду – всё
глубже и глубже ,пока – хватало дыхания ;пока –
меня не закружило ,не понесло – куда то ещё донне ,в бездну …

          *            *            *

Нашли меня – на камнях ,ниже мельницы .
Давясь водой до рвоты ,я еле отдышался  ,шатаясь на слабых
руках и ногах .
- Товарищ комиссар ! Товарищ комиссар ! – кто то тормошил
меня за плечо , - Одягайтесь быстренько ,пора .
Меня рывком поставили на ноги ,вдев в ладную кожанку и
повесив амуницию с тяжелой кобурой маузера .
Подсадив ,закинули на белую тонконогую кобылку .
И я ,всё ещё не понимая – где я ,и что – я ;выхватив маузер ,
заорал привычно ,надсаждаясь :
- Товарищ-щи ! За победу Великой Революции ! За товарища
Ягеля ! За братьев и сестер наших ! Впе-е-ере-ед …
И дивизия ,привстав на стременах ,гарцуя ;сверкая безумными улыбками сабель ;с воем и гиканьем – потекла вон из лощины ,
прилаживая к стременам – пики ,готовясь …
В спины нам – сверкало расплавленное июльской жарой море .
И уже не было никакой речки ,хат ,огородов .
Не было осени .Пропал и хлопчик ,и товарищ Исаенко ,и – Витас .
Была только – лава .
Размахивая тяжелым маузером ,я ,мельком глянув на оружие ,
усмехнулся :стальной бок его – переливался огоньками
датчиков ; а по дисплею – бежала строка состояния : 1919 год …
Гурьев … Плотность и температура среды …
Вылетев на косогор ,я прищуром отметил развертывание конницы ;
и с гиком ,шепча слова молитвы ,метнулся на левый фланг …
Лошадь ходко шла подо мною ,набирая скорость и ударную мощь .
Имея преимущество в набранной силе удара ,быстро определившись ,
я лоб в лоб – сшибся с неказистым офицеришкой ,вышибив его
с ходу из седла ;и – добив из маузера .
Метнулся влево ,подхватив падающее алое знамя из рук
убитого знаменосца .Сунул древко рядом ,в стремя ;
и ,пришпорив лошадь ,захрипел ,наливаясь бешенством и удалью :
- Впе-е-ре-е-ед ! За мно-о-ой-й …


И лава ,гигантской сверкающей косой подрубая ,подрезая отдельные былинки вражьих тел – развернулась ,и – понеслась ,
понеслась ,понеслась …
Сметая на своём пути – всё …


Петр  Концов(petr_koncov@list.ru)


« Картогрец »


Состав :
- Ген вешенки ;
- Ген огурца бешеного ;
- Ген картофеле-томата ;
- Ген вишни войлочной ;
- Ген грецкого ореха ;
- Ген бутылочного дерева ;
- Соль ;
- Запахоудерживающая добавка АС 231 ;
- Усилитель вкуса «чипсов» ВВТ 7032 .
Прочитав это ,Санька с досадой сплюнул прямо себе под ноги ,
на затёртый пол коммунальной кухни .
Пол покоробился ,но плевок стоически снёс ,даже – не вякнув .
В сторону плевка ломанулся было услужливый «Трилобит» -
латаный-перелатаный пылесос ,оставшийся ещё от бабушки ;
но «Пол» - выключил его ещё на подступах к комочку человеческой
слюны ,и сам – выполнил «процедуру анализа» ,будто бы этим –
каждое утро не занимался туалет вместе с раковиной ,определяя по
естественным отправлениям хозяина – солевой баланс организма .
Отрабатывая задание , «Пол» пошел волнами ,потемнел ,и вскоре
выдал на светлом месте ,у плинтуса  - своё заключение :
гастрит ;кариес правого коренного нижней челюсти ; предрасположенность  к ежегодным осенним обострениям отита …
- Без тебя знаю , - буркнул Санька и ,развернув целлофановую вакуумную обертку ,шмякнул плотное тело овоща – в раковину .
Урча ,та стала драить картогрец всеми своими щётками и струями высокого давления ,отчего мойку заволокло туманом .
- Картогрец – желудку капец … - ехидно срифмовал Санька .
- По деньгам – и жрачка , - парировала «умная сковорода» ,
обтягиваясь нехотя тефлоном .
- А тебя – не спрашивают , - заметил Санька , - твоё дело –
не пригорать … И вообще – без сопливых скользко .
Сковорода – заткнулась ,потому что недаром звалась «умной» -
самообучалась она быстро : после того ,как она забыла
перевернуть глазунью ,ею – пару раз забивали гвозди и одного
настырного таракана ;и она – учла этот горький опыт(таракан
был – железным :что то вроде помеси радио с дверным звонком ;
… «для уюта» - как рекламировали издаваемые им надоедливые
звуки «сверчка» - на сайте «Полезной кухонной утвари») .
Вмятины от встречи с железными выступами насекомого – до сих
пор саднили на её днище .
Она быстро нашла свободную электророзетку на панели под кухонным
столом ;влезла через неё в Интернет и отыскал «жаркое из картогреца» …
Пока Санька резал гигантский овощ – «соломкой» ;сковорода ,
вздохнув , залила дно рафинированным растительным маслом из немодифицированного подсолнечника и выставила «ожидание» -
на полчаса(пока эти люди соберутся – век пройдёт !).


… Поглядывая на своё тёмное отражение в масле ,на дне
сковороды ,Санька резал клубень и вполголоса напевал извечный хит неудачников(он обожал «Ретро») :

… Безобразная Эльза ,королева флирта ,
  С банкой чистого спирта – я спешу к тебе .
  Нам по двадцать семь лет и всё ,что было –
  Не смыть ни водкой ,ни мылом – с наших душ …

- Солить то – сразу ? – встряла «Сковорода» , - или – после ?
После то – суше картошка будет … Соль то – воду удерживает …
- Поэтому – соли в процессе , - напомнил Санька , - ты же знаешь
мой метод ,сто раз жарила .
- Слушаюсь и повинуюсь … Я – раб лампы , - пропела «Сковорода» ,
выщелкнув из кухонного комбайна-шкафа – «соль среднего помола ,
нейодированую» .
- … Вот ты мне скажи ? – подобрел Санька ,увидев ,что сковорода
соблюдает технологию приготовления блюда – по «его методу» ,-
- Как можно народ – травить этакой гадостью ?
Он достал из мусорного ведра смятую упаковку и стал рассуждать вслух :
- Ну ,картофеле-томат – понятно : оба паслёновые ,поэтому –
урожай двойной собирают : в июле – томат ,в октябре – картошку .
А огурец то бешеный тут – при чём ?
- Дык … вкус малосольного огурца – откуда тогда
возьмётся то ? – удивилась «Сковорода» , - ты ,ежели богатый ,
и покупал бы немодифицированые картошку и огурцы – по отдельности … Да и лопал бы – в охотку … К тому же : бешеный
огурец – даёт три урожая за сезон ,а обыкновенный – дай бог –
один ,и это – при хорошем тёплом лете с дождями …
Санька – что то пробурчал в ответ ,но – не угомонился :
- А вот ген вишни – этой – зачем ? – усмехнулся он , -
- Для запаха весны ?
«Сковорода» быстро слетала на соседний сайт «Медики – домохозяйкам» - и тут же выдала ответ :
- Это – и ежу понятно : синильная кислота косточек вишни – делает культуру гибридных овощей несъедобными для вредителей –
на время набирания веса до товарной массы … После чего –
ген вишни отключается и синильная кислота – выносится вся в кожуру … Вот – и на упаковке написано : во избежание расстройства желудка – кожуру рекомендуется срезать …
- Угму , - кивнул головой Санька , - а грецкий орех –
с какого припёку тута ?
- Да ты чё ,больной ,што ля ? – хохотнула «Сковорода» , -
- В ём же – йод ! … А ты – соль йодированную – на дух не
переносишь .
- А ген – бутылочного дерева ? – не сдавался Санька .
- А как же без накопления и удержания влаги ? Ты бы –
крекеры и жарил тоды ,- съязвила «Сковорода»  - И грыз бы –
сухари ,жареные в масле …
Санька вздохнул ,но возразить было – нечего .

Он ,шевеля губами и кивая согласно головой ,прочёл и остальные пункты состава овоща : запахоудержатель ,усилители вкуса ,соль –
и ,снова вздохнув ,принялся чистить витаминизированный лук -
хоть это то – было ещё натуральным :  жареный лук – ещё
не научились выращивать .
Порезал хлеба ,достал «кусковой селёдки» - настоящей не было .
Хотя – и «кусковая» сойдёт : выращиваемая - как гибрид мидий и винограда ,она – так и росла : кусочками «селёдки» ,с икрой внутри ,уже посоленная ;со вкусом – «селёдки под шубой» .
Он достал заветную бутылочку «Брук-бонда» ,настоящего
Цейлонского чая ,неслащёного – подарок от бабушки .
- Вот раньше то , - ткнул он вилкой в бок «ойкнувшую»
сковороду , - вот уж продукты были ,так – продукты …
На-ту-раль-ны-е , - по слогам ,назидательно произнёс он .
- Вот ,послушай-ка , обертка от колбасы осталась ,ещё –
с бабушкиных времён :

Состав :
- Шпик – во ,натуральное сало …
- Свинина ,мясо птицы и кролика – ведь чистое мясо клали в колбасу ,не то что – теперь … Потому и называли : колбаса
«Говяжья» - то есть – из мяса …
- Крахмал – тоже натуральный продукт ,из картошки …
- Растительный белок – тоже всё натуральное : горох ,соя …
- Молоко ,соль ,пряности …
- Влагоудерживающая добавка Е 452 ;
- Усилитель вкуса Е 621 ;
- Нитрат натрия Е 250 .
Вот ,видишь – ничего искусственного ! А сейчас ? Тьфу ! –
плюнул он опять себе под ноги …
Он крутнул с досадой голову «таракану» ,нагло сидевшему прямо
перед ним на стене .
Тот – сразу же запел «сверчком» ,спросив невзначай :
- Последние новости ?
- Кредитка , - буркнул Санька .
- Один доллар ,45 центов , - «выдал» таракан стоимость электроэнергии ,потраченной на готовку обеда .
- Угму , - согласился ,вздохнув Санька .
Он выставил время жарки на 15 минут ,а сам  - пошел на балкон ,
посмотреть – не высохло ли бельё .На автоматическую стирку –
денег уже не хватало .До стипендии бы – на хавку хватило ,
а уж о стирке ,глажке белья – и думать забудь … Танька ещё
тут в гости набивается : в «Doom-415» - резаться … Придется
проставляться : а то без пива – и любовь не любовь .
И что сейчас – за молодежь пошла : девушка – а туда же ,внимания требует ,ласки … Хорошо хоть – цветов натуральных не требует ,
голограммой обходится …





Санька втянул носом вкусный запах жареной картошки ,доносившийся с кухни и ,потянувшись в кресле ,стал мечтать о том ,что –
вот когда он защитится и получит место менеджера  – в фирме средней(для начала) руки ; то уж он то – точно купит себе
«летающую тарелку» на водородном движке … Уж он то – знает ,
как настраивать плазменный модуль ,при чём топлива будет уходить – в два раза меньше ;а топливо – он будет продавать «налево» …
А уж тогда то , с денег то ,и квартирку – подыщет …
И оденется – покруче … На то он – и социопрограммёр ,а не
биоменеджер какой то… Ну да ладно :от сессии до сессии –
живут студенты весело ,а сессия – всего два раза в год .
Не то что : сбор этого картогреца – каждый месяц .А иначе –
зачёт не поставят …
Он вскочил и ,чуя – что у него что то подгорело на кухне(опять –
«сковорода» - в Интернете в шахматы играла ;а выключиться
вовремя – конечно ,забыла) – побежал туда ,переворачивать деревянной лопаткой яство …
Эх ,сюда бы – пивка свежего … «Янтарного» ,там … Или –
«Невского светлого» …
Санька сглотнул тягучую слюну и стал с упоением переворачивать
поджаристые ломтики на сковородке ,подпевая «таракану» вполголоса :

… Арбатского романса старинное шитьё ,
  К прогулкам в одиночестве пристрастье .
  Из чашки запотевшей счастливое питьё
  И женщины задумчивое «здрасьте» …


Петр  Концов .

petr_koncov@list.ru


 
 




« Царствие небесное »


- И всех Вас ждет – царствие небесное-е-е :одних – геенна
огненная-а-я-я ;других – кущи райские, - низкий голос дьякона
разливался по храму ,обволакивая молящихся  умиротворением и надеждой.
От этого божественного баса задрожали хрустальные подвески на
люстре ,подвешенной посередине на длинном железном стержне.
Пламя свечей – колыхнулось к выходу.
Какой-то жучок ,разбуженный незнакомым звяканьем ,с ужасом
выбежал из-за иконы Николая Чудотворца и опромеьтю бросился вон
из храма.
Удачно избежав многоножья терпеливо томящихся прихожан ,он
выскочил во двор и свернул вбок от центрального входа ,упав на
спину – прямо на песчаный отсып у здания храма.
Тщетно пытался он перевернуться ,суча всеми шестью лапами –
ни одна попытка ему так и не удалась.
Внимательная птаха ,вприпрыжку скача между травы ,тут же
углядела его на открытом месте и ,вспорхнув ,бросилась на добычу.
Еще усы жука торчали из клюва хищницы ,а жук – уже отдал богу душу.
Отлетев на почтительное расстояние ,он – весь еще в заботах
о прежней жизни – вспомнил о добром куске праздничной просвиры –
сладкой и посыпанной маком ,оставленной за иконой ,и – порхнул
напрямую сквозь стены к заначке.
И как только он пересек каменную оболочку церкви ,тут же
очутился в незнакомом ему месте : вместо прежнего убранства
и суровых ликов святых на закопченных свечами стенах –
внутри храма располагалась лужайка ,где паслось множество
странных животных : частью – все еще насекомых ,что было
видно по их крыльям; частью – уже животных : пушистых –
как белок ,и тучных – как коров .Все они - мирно пили нектар
из тяжелых бутонов прекрасных и густо пахнущих цветов.
Жучок попытался было найти кусочек просвиры ,но того ,видно,
и – след простыл .Птиц – в этом добром месте – не было ,поэтому
опасаться их – не стоило.
Приглядев себе бутон побольше ,жучок со всего размаху нырнул в
его озеро ,переполнявшее ароматные края ,и – купаясь – стал
большими глотками пить кристально-чистую ,томную воду...
В это время ,за стенами церкви ,птица уже летела к своим детям.
Гнездо она свила в надежном месте : под застрехой .С утра уже
двадцать раз слетала она туда и обратно ,методично заталкивая в раскрытые рты птенцов – жучков ,червячков и крошки хлеба.
В этот раз -  ей повезло : жук был крупный – хватит сразу двум
голодным ртам.
Сделав вираж перед гнездом и не обнаружив засады ,она спикировала на край крыши ,и головой вниз перебралась под шифер,
попав прямо к себе домой.
Рассовав куски жука по ртам ,она по хозяйски прибралась ,выкинув
высохший помет и куски шифера ,свалившиеся сверху ,и снова –
полетела искать пищу.
И при вылете – была схвачена соседской кошкой ,дождавшейся таки
своего часа.
Крича изо всех сил – опасаясь не за себя ,а за будущее своих детей ,птица клевала куда попало ,и выклевала Мурке один глаз,
хотя та и сомкнула уже свои зубы на ее тонкой шее и ,урча от боли и алчности ,рвала голову птахи -  прочь ,раздирая жертву на части...
В последний раз рванулась птица – и выскочила вон ,на метр из тела.
С ужасом наблюдала она ,как рыжая бестия ,давясь ,заглатывает остатки перьев бывшего ее тела ,одной лапой отирая окровавленное
месиво своего глаза.
Птаха отчаянно бросилась на врага ,но ,пролетев сквозь гибкое кошачье тело ,мячом отскочила от земли и вознеслась выше церкви.
Она тут же поменяла направление полета и полетела к птенцам ,но они даже не обратили внимания на нее , и уже – другая птаха – пристроившись к краю гнезда ,кормила ее детей .Это успокоило материнское сердце и птица ринулась догонять убийцу ,нагнав кошку у самой церкви в момент ,когда та залезала в подвальное окно у самой земли.
Со всего размаху она ударила в рыжее тело ,которое расступилось
и со всхлипом поглотило ее...
Ударившись головой о стену ,птаха тут же вскочила на четыре лапы и ,осмотревшись ,стала искать выход :низкие темные своды подземного хода уводили куда то вниз ,и только по журчащему шуму воды – можно было догадаться ,что выход – там.
Крадясь осторожно ,ощупывая тонкими пальцами каждый камешек
перед собой ,птаха ,волоча длинный голый хвост ,стала пробираться на этот шум ,к еле брезжившему свету ;и запах свободы ,простора и необычайной свежести – становился все ближе... 
Кошка же ,пугливо озираясь ,пробралась подвалом совершенно в другую сторону – к скотному двору ,стоявшему на берегу небольшой речки.
Место ,где раньше был глаз ,невыносимо жгло ,будто туда насыпали раскаленных угольев ,и кошка – время от времени трясла головой,
брызгая кровью на пол ,потом – на пыль дороги ,по которой она прытко бежала ,подстегиваемая болью.
Нырнув под забор ,она пробралась к старой развалившейся сараюхе, где в дальнем углу спали сладким сном два уже окрепших и пушистых котенка ,ожидая мать .С утра они наигрались ,изображая из себя тигров и теперь ,уставшие и голодные ,спали ,обнявшись для уверенности.
Кошка ,опасаясь бродячих собак ,не сразу приблизилась к своему
логову ,но сначала осмотрелась .И лишь потом – стала умываться, зализывая кровавую рану на голове – чтобы не запачкать
своих детей.
Она уже умылась вся и стала вылизывать свой живот от пыли –
чтобы соски были чистыми ,но тут и ее настигла рука правосудия :
старый кобель ,весь в репьях и колтунах ,учуяв на дороге капли крови ,добрел по ним до забора ;нашел там другой лаз и ,скрав добычу ,со спины накинулся на беззащитное животное.
Перекусив ей сразу хребет пополам ,он еще долго трепал ее безжизненное тело ,урча то ли от злобы ,то ли от вкуса крови.
А она ,даже не успев ничего понять ,принялась вылизывать было и задние лапы ,но – обнаружив на них почему то по пять длинных и тонких пальцев – высунула от удивления кончик розового язычка, да так и осталась сидеть ,подоткнув под себя толстый ,пушистый и длинный ловкий хвост – в серо-желтую полоску.
Она еще видела ,как на проснувшихся от испуга котят наткнулась корова ,бредущая на дойку с пастбища ;и ее отогнал кнутом пастух, заглянув в сарай для интереса : что мол там увидела буренка?
Подняв в мозолистых больших руках два маленьких пушистых клубка,
он рассмеялся ,радуясь невинным созданиям и ,сунув их за пазуху, пошел на ферму ,где уже начинали дойку.
- Ивановна !А вот я тебе гостинец принес! – поздоровался он с дородной дояркой в чистом переднике.
И, достав котят из под рубахи ,показал их.
- С приплодом, - заулыбался он ,любуясь кошчатами.
- Ой ! – всплеснула Ивановна пухлыми руками, - масенькие мои...
Скорее ,скорее – парного молочка .Мамка то – забыла вас ,поди, -
И утащила котят – поить свежим парным молоком.
...Кошка ,увидев это ,тут же успокоилась и ,обернувшись
вылизать спину ,где хребет жалила ненавистная ей блоха, столкнулась нос к носу со странным существом : помесью собаки и кошки ;с черной мордочкой ,черным окружьем глаз и длинным телом с густой ,кремово-серой шерстью ,переходящей в роскошный толстый
полосато-длинный хвост.
Глаза существа были настолько большими ,что в них кошка увидела себя : точную копию незнакомца.
Решив проверить – не сон ли это ,она быстро ощупала свою голову
ловкими тонкими пальцами ,обнаружив на месте выбитого глаза -
новый и целый ,лишь с легкой ссадиной над бровью.
- Значит – зажил, - решила она.
Из кустов ,на призывный крик существа ,выбежало еще около пяти
таких же.
Все они ,заметив новичка : приятную самочку-лемура , приблизившись ,принялись тереться о ее бока мордочками, обниматься и махать перед ее носом ароматными опахалами своих хвостов.
От такой встречи кошка вдруг расчувствовалась так ,что обняла одного из лемуров и ,закрыв глаза ,блаженно заурчала ,как в
детстве ,перебирая лапами тугой теплый шерстяной бок сордича...
...Кобель же ,разорвав пополам тело жертвы ,выплюнул часть шкуры, и ,потерев морду лапой ,где сидела давняя болячка ,побрел прочь с побоища.
Кошачье мясо было невкусным ,да и разве хватит мяса какой то кошки – два дня ничего не евшему ,здоровому псу ?
Принюхавшись ,он учуял парной запах свежатинки и , заволновавшись, поскакал на трех здоровых лапах – в сторону дразнящего аромата ,
держа нос – по ветру.
Нос – не подвел старого ,тертого жизнью кобеля ,не раз битого
за кражу телятины.

И на этот раз – кто то вывесил на веранде ,в тенечке ,в марле –
целую ногу недавно забитого бычка : свежепосоленную ,с перчиком
и лаврушкой.
- Окорок , - взволнованно определил пес.
Покрутившись около ,и не найдя лаза ,пес осмотрел место действа:
самым лучшим способом было – забраться с собачьей будки на
крышу сарайки ,и оттуда – спрыгнуть прямо в приоткрытое окно ,
занавешенное от мух легкой капроновой сеткой.
Пес подобрался и ,прыгнув на сарайку ,следующим прыжком –
вышиб с легким треском сетку вместе с рамой ;и с лету ,в третьем
прыжке ,срезал оковалок мяса с шеста ,оборвав веревку ,на которой тот дородно висел.
Следующим моментом – было решение выскочить вон ,но в окне –
торчала оскалившаяся морда овчара ,который хрипло и надрывно
лаял ,исходя пеной .
Прыгнув с собачьей будки ,на вид – не жилой ,на сарайку – пес
не заметил сторожа ,и теперь – жизнь принимала другой оборот.
Пес положил окорок перед собой и искоса глянул по сторонам ,
решив высаживать стеклянную раму веранды.
Он подобрался и ,разбежавшись по кругу ,взлетел.
И ,уже вышибая раму ,вместе с крошкой и лезвиями стекла , почувствовал вонзающиеся мириады осиных жал ,которые рвали
его зад и спину огненными струями.
Перевернувшись в полете ,он увидел человека ,с дымящейся
двустволкой в руках и открытым в ругательстве ртом.
- Наверное – картечь... – подумал пес.
Тело его ,и так уже усталое и изможденное жизнью ,упало
мягко на траву и забылось в тихом ,мирном сне ,наконец то
обретая долгожданный покой...
Пес блаженно вытянулся ,всхлипнул ,и поплыл ,рассекая подвижными сильными мышцами – несущиеся на него тугие струи воды...
...Слева пронесся еще один дельфин ,потом – второй ,и вскоре вся семья ,выстраиваясь полусферой невода и посылая вперед мощные импульсы звука ,стала смыкаться в одно место.
Обезумевшая стая ставриды ,все плотнее сбиваясь в кучу , совершенно безвольно принимала смерть : из косяка – дельфины
выхватывали то одну ,то другую рыбину ,проглатывая жирные ,
упругие тела с тонким ароматом морской травы и запахом костра...
- Как ты сегодня ? – участливо спросила Пса молодая ,крепкая ,
самочка ,когда они вдвоем ,после сытного обеда ,лениво дремали ,
погружаясь и всплывая в теплой ,прогретой солнцем лагуне.
- Уже лучше , - неопределенно ответил Пес.
- Тебя решили избрать главой Семьи , - уважительно сообщила
она новость.
- Ну и что... – не выходя из дремы ,ответил Пес.
Ему нравилось ,что о нем – заботятся .Он был уже в возрасте ,
но достаточно силен и ловок ;а присутствие молодой самки ,ее
густые ,зовущие запахи ,крепкое тело будущей матери – возбуждало
его ,заставляя сердце – биться учащенно.
- А давай – на перегонки ? – самка пронеслась рядом ,потеревшись своим боком о его бок ,и этим – приглашая его к игре.
- Давай , - согласился Пес.
- К коралловым рифам ? – засмеялась радостно она.
- К коралловым рифам , - улыбнулся он и ударил хвостом так ,
что вода вспенилась ,выбрасывая стальную струну его тела –
далеко вперед ,за ней ,в просторы океана...
...Хозяин еще раз выругался и ,поставив двустволку в угол, осмотрел окорок : срезана была – только веревка .Марля –
не тронута.
Ворча ,хозяин привязал к окороку шпагатину и ,осмотревшись ,
повесил мясо повыше – в самый угол веранды ,куда и взрослому то
человеку ,а не то что собаке ,было бы трудно добраться.
Привязав мясо покрепче ,он высунул голову в разбитое окно и
посмотрел на убитую собаку.
- Ты че шумишь ? – подал голос его сосед из-за забора ,
высовывая любопытную небритую физиономию над частоколом , -
- Разбойника стрельнул ?
- Да надоели уже эти бродячие собаки , - отмахнулся хозяин , -
надо будет председателю дачкома сказать : чтобы живодерня приехала – собак потравить ,а то скоро не мясо воровать будут ,
а на людей бросаться.
- Да-а-а , - согласился сосед , - развелось их тут .А все –
«новые русские» эти : скупили землю ,понастроили дач ,животину
позавели ,а потом – бросили все ,когда шальные деньги кончились.
А кошки да собаки – одни остались. Вот они – и ходят ,и воруют все ,что плохо лежит.
Он помолчал и ,глядя на изможденное лицо хозяина ,все в капельках пота , спросил сочуствующе :
- Ты то – как сам ? Чего врачи говорят ?
- А-а-а... – махнул рукой хозяин , - чего они говорят... Мол –
вирусная инфекция .А сыворотки – нет .Какой то микроб заграничный .Завезли ,мол – с картошкой .А картошку – жук ест.
Тут хозяин подозрительно оглядел окна ,занавешенные марлей.
- Вот меня такой жук и укусил ,вируса и занес.
- А жука то – поймали ? – с опаской и любопытством переспросил
сосед.
- А кто ево знает ? Я ведь – не ловил ево... Сказали ,чтобы
обострения не было – опасаться надо повторного заражения.
Я и так все дыры – марлей завесил – чтобы не залетел опять кто... – хозяин махнул вяло рукой по окнам веранды.
- Да-да , - подтвердил сосед , - и мне врачиха так же сказала : мол ,все окна – марлей .Жуки эти – переносчики инфекции...
Они помолчали.
Уже был вечер ,как раз перед закатом .Истомленная зноем земля дремала ,и тишина стояла – какая то тяжелая : в толчках воздуха и напряженном звоне цикад...
Что то прошелестело и тихо стукнулось в стекло рамы .Жук - 
недовольно загудел ,барахтаясь в сетях марли.
- Во... – насторожился сосед ,указывая на марлю.
- Да я знаю... Они теперь – каждый вечер летают .Крупные.
И откуда только их и завезли... – хозяин ,уже в полусне, бормотал что то ,сидя на стуле посреди веранды .Тело его ,
обрюзгшее за время болезни ,медленно мякло ,сваливаясь на бок .
И ,перевесив вправо ,тихо ударившись о стену ,сползло на пол.
Сосед ,испуганно перекрестившись ,присел и ,нахлобучив на голову кепку ,побежал ,пригибаясь к земле ,домой...
- Ну че там ? – испуганно встретила его вопросом жена, высунувшись в двери.
- Че-че?...Иваныч-то – того ,помер... Вот че. – дрожащим
голосом забормотал сосед ,плотно закрывая за собой дверь.
Жена его ахнула и ,тоже перекрестившись ,бросилась к окнам –
Проверять : везде ли повешена марля...
...Хозяин висел в полуметре над собой...
Ему не было жаль – ни себя ,ни жизни ,ни мира ,который он покидал.
За время болезни ,которая изъела его – тянущей ,щемящей болью во всех местах его крупного тела ,он устал так ,что часто молил
Бога прибрать его к себе.
Но Бог – все не брал...
И вот – срок наступил.
...Человек покачался в воздухе ,пробуя новые способы передвижения ,и тихо выплыл сквозь разбитое окно.
Его тут же подхватил легкий вечерний ветерок ,что обычно бывает в это время над дорогой ,и понес за село.
У  косогора ,на котором стояла церковь ,его привлек чей то силуэт ,показавшийся до боли знакомым...Жена ?...Любовница –
к которой он похаживал год назад ,вечерами ,до этой странной болезни ?...
Человек захотел увидеть ее лицо и ,неуклюже развернувшись в воздухе ,он стал снижаться во двор церкви.
Уже приблизившись к женщине ,он перевалил за каменный выступ ограды храма  и ,падая ,стал разворачиваться лицом к ней ,как его – вдруг негромко окликнули :
- Сергей...
Он обернулся .Перед ним ,совсем еще молодая ,стояла его школьная
любовь – по деревенски угловатая ,с ладно сбитой фигурой ,
Тоня ,комсомолка...
На ее круглом ,пышущем здоровым румянцем лице ,светилась тихая, задумчивая улыбка. 
- Ты – к нам ? –спросила она его.
Он обернулся ,собираясь указать на женщину у ограды ,но ни женщины ,ни ограды – уже не было.
- А...? – вопрошающе начал было он ,но Тоня опять улыбнулась и протянула ему руку , - Пойдем ?...
- Пошли , - согласился он ,и они ,думая каждый – о своем ,молча зашагали к церкви .При этом его не удивило ,что она ,
комсомолка ,так ,до своей странной ,еще в девичестве ,смерти ,не верившая в Бога ,идет с ним – в храм.
- Проходи... – пригласила она его ,мягко ,виновато улыбаясь , открывая двери притвора.
Он пожал плечами и шагнул в гулкую ,настороженную ,пахнущую
ладаном и свечами ,прохладу.
...Посреди храма ,во всем своем величии ,стоял дьякон ,который не раз причащал Сергея ,особенно в последнее время ,когда он
понял ,что – болен ,и – очень опасно.
Вся фигура дьякона ,в золоченой рясе и тихом ,кротком умиротворении ,светилась ясно и сильно.


Лучи ,исходящие от священника ,при каждом взмахе его рук
с кадилом ,веером расходились по пустоте церкви ,лишь кое где
завихряясь : у икон Чудотворцев ,чаш подсвечников – с десятками
свечек «во здравие» ,и вокруг центральной люстры ,разбиваясь
о ее подвески – на мириады сияющих огоньков ,которые веселыми
пылинками летали ,нежась в этих лучах.
Эти величественные взмахи рук и теплое ,скорбящее пение
дьякона – настроили Сергея на такой возвышенный лад ,что ,
не удержавшись ,он оттолкнулся и – взлетел под купол.
И там ,кружа по спирали ,он ,радостно смеясь ,вдруг увидел в прорезях окон церкви – весь мир ,простиравшийся за околицу
села ,за поворот тихой сонной летней реки ,за край горизонта – где висели в воздухе – такие же сияющие пылинки – звездочки.
И весь этот мир – был наполнен такими же вот сферами со
звездочками ,которые помещались – одна в другую ;и оболочки их –
сияли сразу все ,хотя и разными цветами – так ,что можно было различить их – одну в другой ,но все они были – единое целое.
И свет этот ,пронизывающий весь мир – жил ,бился ,играл и
смеялся всей своей чистой и свободной жизнью...
Сергей Иваныч Жилкин ,сладко вздохнув ,стал пить воздух этого света : чистый-чистый ,пахнущий весенней грозой ;зажмурил глаза от нахлынувших чувств ;и ,взмахнув руками ,оттолкнулся...
Тело его ,взмыв вверх ,стало таять ,превращаясь в такую же
звездочку.
И ,подхваченная вихрем ,она закружилась ,порхая везде; сталкиваясь с такими же радостными огоньками и ,задетая вихрем ,
со всей силы – ударилась о икону.
Икона засияла ,а звездочка ,пройдя сквозь нее ,тихо осела
на фигуру какого то настороженного насекомого ,дрожащего от
страха в пыли и тьме ,над крошкой старой праздничной просвиры.
Жучок вздрогнул и замер : какая то сила прожгла его насквозь.
Тело его – свело судорогой ,и жук ,разом ослабев ,понял ,что –
болен.
Он пытался еще вяло пошевелиться ,но – не смог.
Рявкнул бас дьякона и ошалевший Сергей Иванович ,встрепенувшись
от звона подвесок хрустальной люстры ,стремглав выскочил из-за
иконы ;и опрометью ,со всех шести ног ,бросился вон ,с ужасом
ОСОЗНАВАЯ всю безисходность его нынешнего положения...
- И всех Вас ждет – царствие небесное-е-е... – низкий голос
дьякона разливался по храму ,обволакивая...


Петр  Концов (petr_koncov@list.ru)


« Что  можно  сделать ? »


Было скучно .
Санька ,пошвыряв камешки в воду ,посчитал «блинчики» и опять
сел на тёплый ,нагретый за день ,валун .
Велели – ждать здесь .Сказали – приедут и заберут .
Он достал «доппаёк» ,развернул ,вытащил упаковку «крекеров» и ,
не запивая ,стал грызть питательные сухие пластины из смеси
гороха ,хлеба и урюка – сытно и неотвратительно на вкус …
- … А ещё – вот что можно сделать , - стал размышлять он
вслух ,играя в бесконечную игру «Кто больше придумает ?» ,
в которой было нужно ,используя только факторы местности и
свои знания – придумать как можно больше вариантов технологий
применения окружающей среды – для открытия удачного бизнеса .
- … Значит ,я – на берегу залива .Это – река … Склоны …
Значит – туризм … Европейцы ,ошалевшие в своих каменных
джунглях у телевизоров во всю стену ,рвутся на природу –
настоящее посмотреть-потрогать … Это – первое .
Второе : флора .Если тут селекцию развести ,то «аптека» будет –
что надо ! ... «Кипрей» ,он же – «Иван-чай» ;а это – 17 блюд
из корней и цветков ; стебель – на верёвки(прочность –
как у джута) ;из цветков – «копорский чай»,даром что в Англию
поставляли – до открытия Китая …
Из земляники : варенье ,пастила ;из стебля и листьев – жарогонное .Из ежевики – вино хорошее ,а жмых – краситель
натуральный добывать .Малина – жарогонное ,а пополам
с ежевикой – декоративная изгородь : в Англии так делают .
Смородина чёрная – кладезь витамина «С» , - Саня сорвал горсть
тугих ,налитых чёрных ягод ,в пыли и паутине ,и отправил их
в рот ,чтобы разбавить сухость от крекера .
- … Красная смородина : варенье ,кисели … витамины …
Та-а-ак … Сосны … Это – пестики ,пыльца ;тоже – лекарство …
У взрослых деревьев : смола ,живица ,декоративный янтарь(если
полимеризацию пройдёт) … Сами стволы – товарная древесина
с приятным естественным рисунком … Хвойные породы деревьев –
лёгкие европейской части континента …
Далее – ольха … Это – ольховые шишки : тоже ,вроде ,лекарство …
Из красной породы ольхи – делают мебель и шкатулки ,после
пропитки биошофитом и прессовки(для упрочнения хрупкой
древесины) … Далее … ,- он сорвал ещё одну горсть чёрной смородины ,пожевал ,проглотил и запил – из родника ,бьющего
прямо из обрывистого берега .
Вода была ледяная – аж зубы заломило .
- … Ага ,вот –  ещё : готовая минеральная вода – только успевай
по бутылкам разливать ,да этикетки клеить :«Столовая
минеральная ,из скважины № 7» … Лёгкие деньги …
Далее … так ,поле :ячмень ,пшеница ,вика пополам с овсом –
кормовая база для скота : лошадей ,коров ,овец …
Это – тягловая сила ,молоко ,шерсть ,мясо … Элитные породы
лошадей – бешеных денег стоят … Арабы – охотно берут
Ахал-Текнинцев …
Стоп ,а это – уже «фауна» !
Тогда ,значит ,раз - река рядом ,то – утки ,гуси ,куры ,
индоутки … Потом – рыба : судак ,лещ ,ёрш ,плотва ,язь ,
налим ,чухонь – речные породы рыб …
Можно – и водный туризм : гидромотоциклы ,рыбалка ; вечерние
закаты – для пенсионеров-туристов … Для молодых – дельтаплан ,
парашютный спорт ,водные лыжи … Зимой – санки ,бобслей ,лыжи ,
зимняя рыбалка …
- Кажись – всё из «фауны»-то …
Саня черпанул из родника горстью ,выполоскал рот ,сплюнув в сторону …
- Ага ,вот : строй-материалы – песок ,гравий ,галька …
Песок ,если  - товарный и чистый – можно продавать как
кремниевое сырьё : выращивать кристаллы для микроэлектроники …
Или , в смеси с глиной , фаянс или фарфор изготовлять …
На худой конец – кирпичный заводик поставить ,даром что река
рядом : и вода ,и электроэнергия от погружной гидроэлектростанции  …
Та-а-ак … ещё то – чего?
Ага ,вот : «чёртовых пальцев» - уйма . «Аммониты» ? …
Не ,не «аммониты» … «Белемниты» ? … Бог их знает ,но
туризм из этого – можно сделать запросто : «Откопай свой «Белемнит» - раковину древнего осьминога ,предка динозавров» …
И тут же – фото на память ,медаль от «Доисторического
Общества» …
Та-а-ак … Здравницу для лёгочников можно построить : сосновый воздух – полезен ,к тому же – свеж на реке …
… По реке – всё .
… По песку и камням – тоже всё .
… Поле …
… Дорога … Лес …
Ага ,лес : грибы – значит туризм и пищевой ресурс … Потом –
ягоды : «аптека» и пищевой ресурс … Потом – охотничьи туры : рябчик ,лось ,кабан ,тетерев ,заяц …
Да просто – летом подышать свежим воздухом ,а зимой –
лыжные прогулки … Только зимой – холодно ,а отапливать – чем ?
Плотину строить ? Гидроэлектростанцию ?
Не-е ,не пойдёт … Значит – тепловые насосы ,однозначно .
Сверлим на километр вглубь ; вгоняем трубы ;ставим каскад
теплообменников – и на тебе «+ 70» - на выходе .
Плюс – электроветряки : как в Копенгагене ,в Голландии …
Пролив Скагеррак  как пролетаешь на дисколёте – весь
берег ими утыкан .Солнечные батареи – не потянут : пасмурно у нас ,а ветра вот – достаточно …
… Изделия народных умельцев – тоже можно …
… Жемчужниц-беззубок развести – можно на отмелях …
Ещё то – чего ,а ? …
- «Стоп .Хватит.» -  прервал его размышления голос.
- Не ,я ещё ,ещё счас придумаю , - запротестовал Санька .
- Всё , - приказал голос , - снимай шлем и выходи из «комнаты» .
Сегодня – отвратительно : всего – 45 «бизнес-идей» !
«Тройка» ,с двумя «минусами» …


- Да-а ,а чего – ещё то ? … - Санька ,шмыгнув носом ,понуро
поплёлся к своей парте ,прикрыв дверь в «комнату» ,где он
только что был в виртуальном мире ,на берегу теплой летней реки.
- Уроки учить надо было , а не хвосты крутить кибер-собакам –
по улицам , - «робо-учитель» поморгал лампочками и с удовольствием нарисовал Саньке в дневник – жирный «трояк» ,
с двумя «минусами» .
Потом поднял безобразную железную голову в металлических
нашлёпках и сказал ,скосив окуляры к классному журналу :
- А о психологии правого крыла большевиков-бомбистов –
сегодня нам расскажет Света Иванова … Света ,будьте любезны
пройти в «комнату» и одеть шлем …
И чтоб – без подсказок через «сеть» … Иначе – родителей опять придётся вызывать …


Петр  Концов .

(petr_koncov@list.ru)


   


« Щель »


Щель была тёмная ,тесная и холодная .
Пахло чем то тяжелым ,как при гниении вытаявшего весной
трупа бродячей собаки .
Таракан поворочался ,устраиваясь поудобнее ,но ноги
выпрямлять не стал – иначе край панциря вылезет наружу .
Тогда – точно сметут веником в совок и выкинут вон ,
на улицу ,в снежный сугроб . А там – налетят птицы ,жадно
склёвывая всё подряд .
И не будет больше ничего : ни постоянной боли в оторванной
ноге ,что зацепила кошка когтем ,играя с шорохом под половиком .
Когти её пробили полотно половика ,слегка поцарапав панцирь
и задели одну ногу . Таракан долго пытался вырваться из частокола крючьев и ,только оторвав одну из ног ,сумел
забиться между половиц в узкую спасительную тьму .
Нога ныла ,хотя белесая жидкость уже не сочилась на месте
вырванного с мясом сустава .
… Ничего не будет : ни запахов пирогов с яйцом и капустой ;
ни крупных кусков печенья ,что сладко хрустят в жевалах ;
ни ударов об пол сапог гиганта-хозяина ;ни мельканья тёплых
солнечных пятен на летнем чистом полу ,тщательно вымытом
хозяйкой – отчего дышалось как то особенно легко ;ни удушающего
запаха самок – весной метящих все углы и щели .
Не будет - жизни .
Лучше уж – так .Пусть в холоде и голоде ,темноте и тесноте ,
но – живым .
… Таракан поёжился и плотнее зарылся в пыль – хоть этого то
в щели было вдосталь .Скоро он пригрелся и задремал – до утра .
Спал он урывками :  ему снилась прежняя жена ,блестящая ,
в новом панцире ;и их прежняя щель – у верхней перекладины .
Ладно бы у нижней – тогда ,при смене сиденья у лавки на новое ,
сюда же бы и вставили опору ,и им не надо было менять щель –
на новую .
А так … Нечего было и мечтать о двух выводках .
Жена на эти доводы ,злясь ,отводила усы назад и возражала ,
заводясь :
- Некоторые  – прямо в белье успевают выводить .Выбирают
старый комплект ,что люди для тёщи или гостей берегут(на
случай внезапного приезда) ,и – выводят .
- А потом , - возражал он ,- опять по разным щелям ?
- А от тебя – всё равно толку никакого : только жрёшь ,
да шаги людей считаешь , - взрывалась жена .
- Не шаги считаю ,а слушаю звуки : каждый человек –
по своему ходит . Зная это – можно угадать : травить нас будут ,
или – гости приехали , - объяснял он ;и добавлял назидательно ,-
- Это ж – наука !
- Твоей наукой – детей не накормишь , - причитала беременная
жена ,громыхая уже почти высохшим белесым чехлом с яйцами .
… Таракан нервно вздрагивал ,вновь переживая прошлые обиды ,
и забивался в пыль – поглубже .Снова забывался сном …
… После того ,как лавку всё же выкинули ,они остались ни с чем .
Все щели ,где они пытались зажить новой жизнью ,были
неудобны : либо - не вмещали всего семейства ,либо – пища была далеко .
Жена – никуда не вылезала ,объявив ,что она – домохозяйка ,
и – что не бросит детей ;что добыча пищи – мужское дело ;
что он – обязан .
Таракан молча сносил её истерики и бегал а поисках пищи –
до тех пор ,пока не попался в кошачьи когти .
После потери ноги – он неделю голодал ,от боли еле ползая .
Сил едва хватало – доскрестись до соседней щели ,где завалялась окаменелая крошка чёрного ,прошлогоднего хлеба .
Он откусывал от неё кусочек и долго-долго мусолил  слабым
ртом ,сглатывая тягучую слюну .Слёз – не было .Душа его – словно
окаменела .Пить он наловчился в подвале ,слизывая капли влаги
с холодной кирпичной стены ,выходившей на улицу .
Он остался – один .
Крошка вскоре кончилась и надо было снова думать о пище .
Набеги по ночам на обеденный стол  - давали мало : хозяйка
тщательно вытирала его вонючей прокисшей тряпкой ,да и кошка –
не дремала .
Того и гляди – съедят .
Поначалу ему было тоскливо в щели одному ,но он утешал себя
тем ,что когда поправится  - сменит этот дом – на другой .
В другом дому(он сам слышал это от бродячих тараканов) –
живут сразу много людей ;пищу они выбрасывают в один большой бак на лестнице : ешь – не хочу .Самки от обилия вкусной и жирной пищи – доступны и неприхотливы ,живут в любой неглубокой щели .
«Вообщем ,давай с нами ,брат …» - приглашали они его .
Но он – не торопился : нога ещё болела – видимо ,была помята
и грудина .
Дни мелькали и хотелось самку .Он не раз выходил на тропу ,
жадно принюхиваясь : молодых самок он избегал – те ,увидев его
Щель ,фыркали и больше не метили её .Старых самок – он сам
не хотел : никакого удовольствия от них – только едят
да спят .
Его возраста самки – были все разобраны по уютным ,глубоким ,
тёплым Щелям .
И он смирился с мыслью – что в этом доме – ему больше
не повезёт .
Пора было думать о переезде .
Попутных вещей ,в которые можно было спрятаться , чтобы
их потом выбросили в мусорный ящик – не раздавив при этом
пассажира и лишив его жизни – пока не намечалось .
Но он не отчаивался .
Неожиданно подвернулась оказия : выкидывали старые валенки .
Голенища отрезал хозяин – на стельки .А опорки – выкинула
в мусорное ведро хозяйка .В них то – таракан и залез .
На следующий день его ,вместе с опорками ,выкинули в мусорный
бак приезжавшей раз в неделю машины .
Так он попал – на свалку .
Этот переезд – был ошибкой .И два года таракан скитался среди железного лома и редких объедков после живущих на свалке бомжей.
Полуголодный ,но – живой ,он прибился к чужой стае ,прозябавшей в кровати одного бродяги – ненормального и вонючего
попрошайки .
Крошек было мало .И лишь одно оправдывало такую жизнь : бомж
не убивал тараканов ,считая всех – божьими тварями : и людей ,
и тараканов ,и бродячих собак .
Здесь ,на самом дне жизни ,таракан узнал столько ,сколько
не узнал бы за всю свою жизнь в доме : он увидел
тараканов-мутантов ,брошенных самок ,одноглазых и одноногих  - все они были обижены жизнью и не доверяли людям .
Ужасы ,которые рассказали ему его новые друзья ,заставили его
усомниться в справедливости мироустройства : кого то ,изловив ,
обливали одеколоном и живьём поджигали ;кому то – привязывали
к ноге спичечный коробок и заставляли таскать его –
до изнеможения ;кого то – протыкали вязальной спицей и сутками держали в банке с эфиром ,после чего – выбрасывали ;кого то …
«Человек – самая жестокая скотина» ,- соглашались другие тараканы , - «опасайся Человека» …
Но таракан – всё ещё надеялся на удачу .
И когда три мусорных машины уехали у него из под носа ,увозя
его друзей в более чистую и сытую жизнь ,он – сломался .
Он – уже больше ничего не хотел .
Утром он привычно вставал ,умывался ,бежал искать пищу ,чего то ел – и так изматывал себя к вечеру ,что засыпал прямо на ходу –
где придётся .
Однажды ,забывшись в дремоте ,он провалился в рукав старого
кожаного плаща ,выброшенного каким то «Новым Русским» .
- Смотри-ка – кожаный , - сквозь дрёму услышал он .
- Вдруг – заразный ? Лечись потом , - осадил первого второй
голос .
- Да в химчистку отнесу – там всю заразу вытравят .Да и не себе.
Продам потом на барыге – тысячи за три уйдёт .Кожа то –
грамотной выделки ,из Германии …
И его ,вместе с плащом ,с силой рванули вверх ,к свету .
Таракан затаился ,готовый ко всему – но его пока не трогали .
Он даже боялся дышать – чтобы новые хозяева вдруг не надумали
вытрясти плащ ,освободившись таким образом от случайного попутчика .
Он затаился ,крепко вцепившись в подкладку рукава всеми
оставшимися лапами – лишь бы удержаться .
Плащ – принесли в какое то помещение .
Кто то приходил ,перекладывал его вместе с одеждой и руганью ,
в сторону .Кто то – грозился «выкинуть это дерьмо ,что Ивановна
натащила в прачку»…
- Нахапала в «Сэконд-Хэнде» на халяву ,у неё там – зять ,
с Германии возит , «челнок» … Он возит ,она – стирает ;а потом –
на барыге втридорога продаёт …
- А ты что хотел ? – урезонивал его другой голос , - пожил бы на
одну пенсию ,как Ивановна …
- Да тоже верно … А ты смотрел вчера Гордона ,уже после кино –
передача его была …
- Ну ,и чё там ?

- А будто бы наш мир – это такая щель четырёхмерная в
пятимерной плоскости ;как – выщерблина ,заусеница ;глубиной –
всего три ихних пятимерных сантиметра … Ну ,типа –
случайность ,ошибка Природы … И вот как будет возмущение
какое у этой плоскости ,у пола этого – она и рассосётся …
- Ага – и мы вместе с ней , - добавил собеседник .
- Хм … А ведь – и верно ! Мы вон ,бетонировали когда
прачку то ,метлахской плиткой выкладывали – все старые щели и
выщерблины – залили раствором .Сколь там микробов э
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
K3rK
сообщение 21.06.2008, 20:32
Сообщение #10
Участник
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 10






Начало смеркаться, когда юноша Квинт, по судьбе вор, в душе монах, шел по узким переулкам квартала Кельиста, что на востоке провинции Маринсисс. Длинные тени ползли от унылых домов, угрюмых деревьев, и от ползающих по улицам города людей на восток. Квинт плелся, опустив глаза в землю, задумавшись о сегодняшней наживе - каменном двухэтажном доме. Жил в нем худой, как жердь старик, и не представлял ни какай опасности, думал Квинт. «Интересно, а как этот старик еще дышит? Сколько ему лет? Выглядит так лет на 300...На улице раз в год увидишь, если повезет! Надеюсь, что он хоть что-нибудь нажил за свой век...». Не успел и заметить, как очутился у тяжелой дубовой двери таверны "Старый причал".
Таверна была вторым домом Квинта. Не большое деревянное строение, с постоянно скрипевшими ставнями и толстенной вывеской "Старый причал".  Приятная игра на скрипке, гул пьяных мужиков, а иногда и  странники, не прочь поведать свою историю - все это "Старый причал". Квинт сел в привычном дальнем углу зала. По таверне летал туда-обратно круглолицый толстяк Ноуф Верзен - хозяин заведения. И как не странно подошел и к парню, сидевшему в темном углу:
-Что вам подать сэр? Медового пива, вина или может что-нибудь другое?
-Ты что с дуба рухнул? - отозвался Квинт.
-Я уже с ума схожу с каждым днем в этом гуле!!!Ты уж прости старого дурака. А тебе как всегда кружку пива, Квинт?
-Как всегда.
-Как скажешь мой постоянный гость. Мирка поднесет, - с ухмылкой сказал Ноуф.
Мирка - племянница Ноуфа, такая же пухлая, но застенчивая девица. Не успел и моргнуть глазом ,как перед ним появилась толстушка и кружка пива.
-3 монеты. - сквозь зубы промолвила Мирка.
-Да? Не знал... - с усмешкой сказал Квинт и достал монеты из кармана.
Медленно выпив кружку и поседев минуту-другую, Квинт вышел из здания. Ночь упала на город, из-за облаков выплыл серебряный диск луны, одна за другой загорелись звезды. Квинт бросил взгляд на тот самый дом, он располагался далеко в восточной части города и терялся среди других построек. Ели заметно, среди листвы огромного старого дуба, в окнах постоянно мелькал огонек свечки. «Неужели он не спит?». Юноша неспешным шагом направился  в сторону дома. Нескончаемые  улицы, переулки, закоулки, арки, а иногда и плетущаяся стража, разгонявшая пьяниц и бездомных. Шаг за шагом он приближался к сегодняшней цели.
Красивый дом с широким крыльцом и таким же балконом, огороженный заросшей на добрые два десятка лет живой изгородью. Плитками выложенная виляющая дорожка вела к узорчатым дверям.
Квинт с час постоял у дома, оглядываясь и настраиваясь на взлом. «Вроде никого нет, и старик уснул, по-моему. Пора...» Квинт осторожно вскарабкался на дуб. Листья тихо перешептывались на ветру. Он аккуратно прошел по толстенной ветви дуба, тихо спрыгнул на балкон. Надавил на ручку двери, Квинт застыл в ожидании, но дверь не открылась. Он еще раз огляделся  и сунул руку в карман. Вынув отмычку, сунул ее в скважину, присел и начал крутить, вертеть, но замок не отпирался. На лице вступил пот.
-Что за замок такой? Разве не смогу. - прошептал он себе под нос и еще несколько минут проковырялся в замочной скважине.
Долгожданный щелчок замка и ларец открыт. Квинт тихо ступил на мягкий  ковер. «Нужно проверить, где старик». Искать спальню долго не пришлось, постель аккуратно застелена,  старика нет! Сердце начало биться так, словно вылетит из груди. "Этого еще не хватало! И где же он таскает свою задницу?".
Ответ не заставил себя ждать. Послышался ели слышный, скребущий по сердцу крик, откуда-то с нижнего этажа, может с подвала. Квинт согнулся в коленях и медленно спустился на первый этаж. "Что это было? Помер что ли? Да ну уж там, он еще лет 200 проживет. Тогда что?" - терзали мысли юношу. Первый этаж - пуст, ни звука, ни духа. "Подвал...".Квинт ходил по нижним комнатам ,в поисках двери в подвал. Неожиданно ему ударил в нос вонючий смрад... «Это что еще? Уйти..?Пожалуй, нет». Лестница, еще одна, грязный серый ящик, лестница... И Квинт услышал тихий шепот на каком-то не понятном языке, толи наречии, похож на эльфийский ,но далеко не он. Он медленно высунул глаз из-за угла. Тусклая комната, ели освещенная понатыканными свечами в полу. В центре старик с кинжалом и книгой в руках, у него в ногах в луже крови лежит какой-то мужчина. Некромант повернул голову в сторону Квинта. Он его увидел...
Квинт вскакивает в поту лица. "Сон". Лучи утреннего солнца ослепили его глаза. На улице тихо слышен звук колес телеги и радостно бегающих детей.
Стук в дверь. Квинт отворяет ее, на пороге знакомое морщинистое лицо - из под серо-пепельных волос видны добро сверкающие глаза. Это  Донеттон - брат по тени, вор из гильдии.
-Вот тебе брат весть из гильдии. - Донеттон достал сверток и протянул его Квинту.
-И что на этот раз. Опять работа для молокососа? - улыбнулся Квинт.-Да когда же мне дадут достойное меня дело? - сон выветрился из головы быстро, с приходом товарища.
-Терпение, только терпение. Ты еще молод. Жди, и дождешься.
-Прав, как всегда впрочем. Ну у тебя как дела идут. Не завязываешь?
-Честно сказать неважно. Годы берут свое. Хожу и раздаю ни кому не нужные эти свертки. Но завязывать не собираюсь.
-Что поделаешь! Время. Мы не эльфы, а может оно и к лучшему.
-Ладно. Пора мне идти дальше. Удачи Квинт!!! - сказал на прощанье Донеттон и исчез среди толпы.
Квинт вздохнул утреннего воздуха и закрыл дверь.
Он сел за стол, распечатал сверток:
-Еще один грех...А что поделаешь? - промолвил Квинт и начал читать.
Задание 57.Квинт,на этот раз твоя цель - старый каменный дом в восточной части города. Найти его не сложно - огромный дуб у дома. Хозяин - дряхлый старик. Думаю он не составит трудностей. Твоя задача проста как никогда - обшарить дом и сообщить гильдии о содержимом, прихватишь  что то стоящее - будешь вознагражден.
                                                                                                              Удачи.

Сообщение отредактировал K3rK - 27.06.2008, 10:25
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
DEVANA
сообщение 25.06.2008, 10:47
Сообщение #11
Ветер
Завсегдатай
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 3


Только во время полета понимаешь, что не умеешь летать



Снежные волки

На заснеженной улице стояли две девушки, закутанные в теплые тулупы и шерстяные платки так, что лиц почти не было видно. Казалось странным, что они могут болтать и слышать друг друга.
Сплетни, как известно, дело святое – девушку, узнавшую последнюю животрепещущую новость, дома даже колючий мороз не удержит, как, впрочем, и ее подружек, жаждущих выслушать подробнейший не блещущий правдивостью отчет о событии.
- А Меланья-то вчера топиться ходила! - важно сообщила Марийка.
- Да ладно! И что? Потонула? - Светланка просто лопалась от любопытства.
- Нет, вытащили. Она синяя-синяя была. Страшная! Мне дед Ефим рассказывал, что она от любви топиться ходила!
- Да ты что! Неужто Ванька???
- Тьфу, дура! Да ты Ваньку того видела? Нет, не он это. Чужеземца помнишь? Который в ворожбе силен был. Летом пропал незнамо куда. Вспомнила???
- Вспомнила... Чернявый, имени своего назвать не хотел.
- Точненько! Пойдем к Меланке сходим. Авось оклемалась. Попытаем, вдруг что вызнаем.
Марийка и Светланка отправились к Мелании. Жила она на самом краю деревни – сразу за плетнем находился лес, в который селяне очень не любили ходить. В темной, но добротно сбитой избушке, Мелания жила одна – из родных у нее лишь сестра была, но та давно обитала с мужем и детьми в соседней деревушке. Девушка слыла нелюдимой, замкнутой, подруг у нее не было. Желания их заводить тоже не было – слишком хорошо она знала всех деревенских. После вчерашнего падения в озеро Мелания чувствовала себя ужасно – ее знобило, болело горло. Ей совсем не хотелось никого видеть. И тут приперлись неугомонные сплетницы и начали колотится в дверь!
- Вон отсюда! - прохрипела Мелания. - Кыш!
- Не уйдем, пока не расскажешь все!
- Вон!
С огромным трудом Мелании удалось выпроводить незванных гостей.
- Сама гуляла с чужеземцем, который невесть откуда взялся! А на приличных девиц орет! - прокричала Марийка напоследок.
Мелания все-таки вытолкала нахалок, закрыла дверь и устало привалилась к теплой древесине. Дуры, дуры, так и не заметили! Не нужен ей был чужеземец! Любила она совсем другого – соседа своего Владимира. С детства любила, да и он к ней был неравнодушен, да не сложилось у них... Судьба вмешалась – погиб Владимир в лесу темном от разбойничьего ножа. Узнала Мелания – бросилась в тот самый лес. И рыдала там и выла по нему – звери дикие стороной обходили. Лесных духов в смерти любимого обвиняла. С тех пор каждый день в лес ходит. Ни волков, ни медведей не боится. Бабка ее когда-то учила:
- Ты зверей не бойся – не тронут они тебя, если боятся не будешь. Духов лесных опасайся. Мы хоть все и приняли  веру единственно  верную – христианскую, да боги наши древние никуда не делись – есть они еще. Люди-то их помнят. Вот Михаська даже – постоянно ведь заместо Христа Перуна поминает. По привычке, так его матушка всегда говорила. Со временем привыкнем, а до той поры духи и боги с нами будут.
Верила Мелания бабке. Сама не раз слышала, как водяной на озере ругается, как русалки поют, домовой в доме когда-никогда пошаливал. Много примеров было тому, что живы духи.
Девушка вздохнула – тяжело вспоминать гибель Владимира и бабушку любимую. Тяжко ей было последние годы, тяжко. А потом еще и колдун-чужеземец появился. Влюбился в Меланию, хвостом за ней ходил. Деревенским-то и невдомек куда он делся.
Страшный это был день, страшный... Мелания ушла в лес, как обычно. Чужеземец тайком отправился за ней.  Мелания уже почти дошла до опушки, на которой больше всего любила бывать, как ее окликнули. Она обернулась и увидела чужеземца.
- Что нужно? Чего ты за мной увязался? - разозлилась девушка.
- Поедем со мной, Мелания! Люблю я тебя с тех пор, как увидел.
- А я-то другого люблю! Да я даже имени твоего не знаю!
- Здесь имени моего никто не знает. Но тебе я его скажу! Меня зовут Хельг.
- Я все равно с тобой не пойду!
- Пойдешь! Еще как пойдешь! Я уже избавился от обузы! Твоего-то я убил!
Мелания чуть в обморок не упала от таких слов. Кинулась она на чужеземца как коршун на добычу.
- Что? Убийца, подлый убийца! Душегуб, но не вечно тебе горем людским упиваться!
- Да что ты можешь мне, колдуну сделать? По-хорошему прошу, пойдем со мной! А то ведь будешь вместе со своим бегать среди зверей лесных!
Схватил он Меланию за руки, заглянул в глаза ее. Чувствует она – немеет тело, не может взгляду чародея сопротивляться. Казалось бы, пришел конец ее.
Но тут зашелестел ветер в кронах деревьев, пробежал мороз по коже, похолодало быстро. И будто вдруг посреди лета зима пришла – вьюга началась. Отпустил колдун Меланию. Она отшатнулась, смотрит – рядом с ней волк белый, как иней, веет от него морозом.
- Уходи, чудище лесное, - закричал страшным голосом чародей и начал в воздухе руками водить – чаровать.
А Мелания вдруг поняла, что не страшно ей. И спокойно так на душе, будто старого друга увидала. Снежный волк у ног ее стоит, к коленям ластится. Погладила она его по голове и скомандовала:
- Лови колдуна!
Тот, словно ее решения и ждал, накинулся на чужеземца. Покатились они, сцепившись. И вдруг распалась куча-мала. Ужаснулась Мелания: замер волк, будто окаменел в момент, а колдун живехонек.
- Ну что? - встал он с земли. - Победил я твоего защитничка. Придется тебе со мной пойти.
Руку к ней протягивает уверенно, знает гад, что помочь Мелании больше некому.
Она к нему идет, как зачарованная. Внезапно как голос чей-то в голове произносит: «Ты имя его знаешь – пользуйся своей властью, спасешься».
- Не подходи! Я знаю твое имя – ты сам мне его назвал, теперь у меня власть над тобой есть!
В ту минуту она и бабушкины сказки вспомнила – дескать, если имя колдуна знаешь, он ничего не сможет тебе сделать, а если еще заговор вспомнить особенный, развеется он пеплом по ветру. Но не помнила Мелания тех слов – все пыталась их вспомнить.
Чувствует колдун – не может пошевелить ни рукой, ни ногой.
- Что ты, девчонка, можешь мне сделать? Не победить тебе!
- Ошибаешься! Расколдуй волка! 
- Нет!
- Иначе стоять тебе здесь до смерти, в моей ты власти!
Повел чародей глазами – отряхнулся снежный волк облаком снежинок и отбежал в сторонку, разминая лапы.
- А теперь сгинь, - крикнула Мелания и произнесла слова заговора, как по волшебству в памяти возникшие.
С криком рассыпался злодей пеплом, унесло его ветром. Снежный волк скрылся в чаще лесной. Мелания же пошла домой, гадая, привиделось ей все али нет? По всему выходило, что на самом деле все произошло. Уже и лето закончилось, и осень, и зима в разгар пришла, а она все никак забудет. В лес каждый день ходит, метель ни метель. И в этот раз укуталась потеплее и пошла. Вышла на полянку, где с колдуном сражалась.
Вокруг красота – белой пеленой вся земля укрыта, нигде ничего темного, одна сплошная, слепящая белизна. Деревья, как в волшебной царстве, усыпаны снежными бриллиантами, веточки заиндевелые, хрупкие-хрупкие, кажется, дыхнешь только – сломаются.
Стояла, стояла Мелания молча, чувствует, слезы колючие подступают. Ревет, а по щекам не слеза катятся – льдинки.
- Где мое счастье? - спрашивает неизвестно у кого. - Где?
Видит из леса выходят снежные волки – не меньше дюжины. Подходит к ней самый большой:
- Здравствуй, Мелания, - говорит человеческим голосом. - Не узнаешь меня? Владимир я, не разбойники меня убили. Колдун постарался. Да только не смог до конца победить – стал я вожаком нашей стаи. Мы, снежные волки, - души тех, кто и после смерти врагу не покорился. Нас много – не перечесть. Бегаем вольно по полям и лесам. Людям, если того заслуживают, помогаем. Ну, что ты плачешь? Я тоже по тебе скучаю, да не быть нам уже вместе, такая нам выпала доля. Выходи замуж, детей заводи, живи за себя и меня.
- Нет! - вскрикнула эта дур... э... Мелания. - Не жить мне без тебя! Забери меня с собой!
- Будь по-твоему, - вдруг раздался голос над поляной. - Только обратно ходу не будет!
Засвистела метель, замела снегом. Побежали по лесу снежные волки – больше их теперь на одного. Превратили духи леса Меланию в волшебного зверя.
С тех пор знают деревенские – зимой, когда метет на улице пурга да лютует метель, бегут лесами и полями снежные волки. Иной раз заблудившихся путников выводят. А иногда людям кажется, что двое первых в стае людьми оборачиваются – парнем и девушкой. И будто похожа та девушка на Меланию. Но не больно-то видевшие их трезвы были.

Сообщение отредактировал Gorandor - 15.08.2008, 20:00
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Klipsida
сообщение 04.08.2008, 17:38
Сообщение #12
Эльф
Завсегдатай
Адепт
****


Пол:
Сообщений: 117


Человек человеку волк



Мир Зеркал.

Я не знаю кто я такая. Однажды я просто открыла глаза и стала жить. Я не умею чувствовать, как другие существа. У меня даже нет имени. Но я знаю, что я была создана кем-то, чтобы следить за порядком и миром во всех странах и землях.

Я встала и подошла к Зеркалу. Я коснулась его гладкой поверхности и закрыла глаза. Передо мной стали мелькать картины: то чистое небо, то зеленеющие просторы лугов, леса, полные диковинных животных, деревни, города... Я слышала беззаботный смех детей, пение птиц, перешептывание деревьев, плеск воды, чей-то ласковых говор. Это все мерцало в моем сознании, переливалось яркими красками. Уголки моих губ поползли вверх. Я еще долго наблюдала за этими прекрасными пейзажами...
Осмотрев все уголки этого мира, я оторвала пальцы от поверхности Зеркала. Надо было узнать, что творится в других мирах. Но подойдя к следующему Зеркалу, я увидела трещину. Такое случилось впервые, и я не знала причину этого, пока не коснулась его. Что- то внутри меня быстро забилось и мгновенно оборвалось. На смену зеленым, желтым, голубым, белым оттенкам пришли холодные, устрашающее цвета, которые мои глаза никогда не видали. Я услышала незнакомые мне тона голоса, пронзающие слух: удары мечей, топот вооруженых людей и нагруженных лошадей, плач потерявшихся в суматохе детей, крики взрослых, мольбы... Я видела незнакомые выражения лиц. Лица людей больше не смеялись, они плакали и страдали... Я видела безжизненные тела существ, испачканные алыми цветами. Я чувствовала, как по лесам, деревням, по всему миру расползается огненное пламя. Меня трясло, и я боялась, что это могло перейти и в другие Зеркала. Случившееся я назвала Войной.
Я шла по пыльной дороге мимо бездыханных тел, мимо сожженых деревень, мимо бегущих людей. Никто меня не замечал- никому не дано такой власти. Кто- то направлял меня дальше, советуя не помогать несчастным, а найти причину и искоренить ее. Я шла и шла... И чем ближе к цели я была, тем больше я понимала, что мир мне не востановить. Наверное, как только я увидела трещину на Зеркале, надо было уничтожить эту страну, хоть я и потратила на нее много сил...
Наконец, я достигла цели и увидела причину. Впереди на фоне алого заката и уползающего в небо дыма находился замок. Рядом с ним, сверкая доспехами и разъежая на испуганных лошадях, сражались люди. Замок, проклятая напасть... Я протянула руку и сжала пальцы. И по моей воле он рухнул. Причина воевать исчезла, но почему же люди не прекращали убивать? Они не обратили внимание на рухнувшее здание, на погребенные под его камныями людей. Почему?
Я увидела воина, закованного в доспехи, гордо восседающего на гнедом коне над всем этим безумием. И я пошла к нему. Он отличался от остальных. Он не хотел жить в мире. Я подошла к нему и протянула к нему руку. Когда я дотронулась до его руки, он вздрогнул и обернулся. Он чувствует меня? Ну, и пусть скоро его сознание подчиниться мне, и я узнаю причину Войны. Все что я почувствовала и увидела в его душе была чернота. Он не знал, что такое мир и спокойствие. Я не знала откуда он, но наверняка этот мужчина вырвался из всемогущих владений Смерти. Внутри меня что- то вновь сжалось и никак не хотело проходить. Какое-то гадкое чувство, которое я назвала Сострадание.
-Я покажу тебе мир...- Прошептала я.
Перед его глазами замельками картины из моей памяти, картины жизни из других Зеркал. Из глаз мужчины потекла вода, имя которой я дала Слезы. И мы упали в бездну нового мира...

Я вновь следила за мирами, каждый час прикасаясь к их поверхностям. Как быстро бежит в Зеркалах время! То, что я назвала Войной, было уничтоженно, и государство, полностью востановившись,вновь переливалось яркими образами. Все по прежнему, так же спокойно и мирно. Хотя нет... Одно изменилось. Теперь радом со мной лежало маленькое кругленькое Зеркальце, в которое я частенько любила заглядывать...

Дети бежали напереганки к небольшому дому. Мальчик и девочка, столь похожие на друга, веселые и беззаботные. На пороге их встретила мать и крепко обнала. Послышался вой, и со стороны гор, покрытых снегом появился пегас. Дети восхищенно ахнули и бросились к причудливому животному. На спине у крылатого коня сидел человек. Тот самый человек, который не знал ни мира, ни покоя. Тот самый целовек, который являлся причиной войны. Тот самый человек, который чуть не разрушил целую страну. И он был счастлив.

Мир... Покой... Эти слова так хрупки, но в то же врямя имеют такую огромную силу. Их очень сложно создать на яву, иногда они могут жить лишь в мечтах. Но все-таки... Все-таки я остановила войну, что было еще сложней. Что ж, мое время истекло. Я уступлю свое место хранительницы Зеркал другому существу, но перед тем как уйти, я скажу ему: Береги мир.



--------------------
Ненависть и любовь превратяться в слезы и растворятся в океане.
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Леес Миэлeдель
сообщение 10.08.2008, 1:27
Сообщение #13
Дроу
Завсегдатай
Великий Магистр
*******


Пол:
Сообщений: 1207


Vae victis!
Золотое пероЗолотое пероЗолотое перо


Держать строй, Джек


Сила – это когда имеешь все причины
для убийства, но не совершаешь его.
«Список Шиндлера»


12 декабря
Здравствуй снова, хоть я с тобой и не прощался. Как странно писать письмо на бумаге, да ещё и человеку, живущему через дом. Но ты сама говорила – я странный. Может, поэтому и пишу. А почему? Сам не знаю. И не знаю, зачем мне это – вообще что-то тебе говорить. И писать, зная, что, может, дойдёт до тебя нескоро, а может, и никогда. Когда пишу эти строчки, я даже не знаю, пошлю ли вообще это письмо, или оно останется где-нибудь лежать мёртвым грузом.
Всё дело в том, что решил уехать. Даже не я решил – это решили за меня, все вокруг, точнее, всё. В последнее время напряжение стало увеличиваться и увеличиваться - я так и чувствую, как внутри меня что-то собирается. Нет, оно собиралось давно, очень давно. Но теперь я чувствую это как никогда. Говорят, когда рана действительно серьёзная, боль не резкая и колющая, а тупая, не причиняющая особых страданий, - но больной как-то понимает, насколько серьёзно всё это и что это значит, и ужасается. Так примерно и со мной. Зачем я тебя пугаю? Не знаю. У меня есть теория, что высказаться кому-нибудь, кто ничего такого не сможет сделать – значит хоть как-то снизить напряжение. Это как ставка на скачках : угадаешь – выиграешь, не угадаешь – пиши пропало. В прошлом я слишком много ошибался на этот счёт. Надо мной смеялись. Поэтому я перестал играть. Но теперь, наверно, стоит. В конце концов, это только листок бумаги.


22 декабря

Привет тебе снова. В прошлый раз даже забыл попрощаться – пошёл за листком и наткнулся на маму. Как она живёт без меня? Я оставил ей записку, что вернусь самое большее через месяц, хотя сам не верю в это. Но если уж она ради моего блага может делать всё, что угодно, нарушать какие угодно права, то, думаю, я раз в жизни могу позволить такое по отношению к ней.
Но это всё-таки не главное. Больше чем неделю я странствовал по вокзалам, станциям, поездам. У меня были деньги – я решил, что потрачу их на дорогу. А куда отправляться, я так и не определился. Сейчас пишу тебе из Дмитрова – это на юг от Москвы, или как-то так. Хороший зелёный город. Что тут ещё желать? Прежде всего – крыши над головой. Ну ещё… нет, я решил этого не писать. В любом случае, здесь не так плохо живётся, как казалось мне, когда я только уезжал. Судьба будто  специально подобрала для меня самый дружелюбный городок в округе. Я работаю в кафе – разогреваю в микроволновке пирожки, наливаю чай, разношу всё это по маленькому зальчику. Люди почти всегда говорят мне «спасибо». Даже некоторые на чай дают, хоть у нас это и не принято. Только потом всё время недовольствуют, почему я их не благодарю. Они ничего не знают, и я не могу им сказать – что поделать.
Здесь, в кафе, есть тоже одна девушка – официантка, мы с ней иногда вместе работаем. Вроде как человек, «которому травка не нужна»: задорный, жизнерадостный. Если бы она могла передать мне хоть каплю этой радости, мне стало бы легче. Но всё равно, даже бессознательно, она даёт мне силы. Я могу сказать, что здесь лучше, чем дома, главным образом из-за неё. Ещё она говорит, что быть мрачным вредно, как вредно не дышать. Ну, мне всегда говорили, что я не от мира сего. Правда, к этому прибавляли ещё что-нибудь обидное. Почему меня так не любят? И почему ты так меня… любишь? любила? И почему всё так непонятно? И почему ты мне не ответишь? Я уже десять дней скитаюсь по электричкам и дешёвым гостиницам, чтобы не задавать этих вопросов. Тогда почему я их задаю? Круг замкнулся. В ответе явно много новых вопросов.


26 декабря

Здравствуй. Пишу тебе с бокового места поезда, едущего неизвестно куда – ну, для меня неизвестно. Как же здесь холодно. На соседних местах сидят весёлые люди – выпивают, закусывают, травят анекдоты. Я иногда себя спрашиваю: почему бы не пойти к каким-нибудь юмористам, КВН-щикам. И тут же вспоминаю грустного-грустного клоуна и понимаю, что туда мне идти точно не надо. Для них как раз важно большое количество этого самого веселья внутри, чтобы распространять его на всех понемногу – как пульверизатор: его работа незаметна, но сколько же он расходует воды.
Позавчера было слишком плохо. На меня накричали из-за какого-то недостаточно горячего чая. Мне казалось, что я умру. Та девушка меня потом пыталась успокоить – но что она делала до этого! ругалась с моим обидчиком. Мне стало ещё хуже. Потому я еду и думаю: а что, если… нет, правда не надо. Надеюсь, тебе тепло там, дома, под яркой лампой, где ты когда-нибудь всё это прочитаешь.


27 декабря

Я приехал в Йошкар-Олу. Только этой ночью – на холодной полке в поезде – я обнаружил, что у меня в плеере осталась одна-единственная песня – Solitude. Под стук колёс слушал её почти всю ночь. И подумал: может, мне вовсе удалиться, уйти в глушь, как-нибудь перебиваться охотой, рыбалкой? Но, во первых, это ничего не исправит – всё равно я стремлюсь найти в ком-то или чём-то отклик, и чтобы мне никто не помешал, нужно отправляться в Антарктиду, без любой связи, даже без книг, без единой газеты или записки. А во-вторых… нет, я же решил не писать.
Город здесь гораздо более угрюмый, чем Дмитров. Может быть, это потому, что потеплело. Ноль, всё тает, сереет, чернеет, грязнеет, грустнеет. Почему-то мне кажется, что здесь мне места не найдётся. Посмотрим. В любом случае, если писем больше не будет, то… Ах да, я забыл. Если писем больше не будет, то их и вовсе не было, потому что тогда я их не пошлю. Но ты всё и так поймёшь. Ты – единственный человек, читающий мою жизнь, как книгу. Нет. Как письмо.


29 декабря

Почему я всегда оказываюсь прав так некстати? Привет. Я действительно не пришёлся в городе. Уже через пару часов после приезда мне нахамили в магазине, а в дешёвой закусочной какие-то расфуфыренные дамочки за дальним столом так на меня смотрели, что стало совсем не по себе. Думал, точно сейчас взорвусь. Как это – взорваться? Доктор – ну, тот, я тебе о нём рассказывал, - сначала говорил, обычный нервный срыв. Потом со временем помрачнел, как будто серьёзнее стал, обнаружил что-то страшнее, но мне ничего не сказал. Просто посоветовал следить за этим «напряжением». Вот про него ты мало знаешь – про это самое напряжение. Только что, идя по тропинке по какому-то сосновому лесу, непонятно даже толком, куда, про это думал. А оно – просто-напросто отрицательные эмоции. Наверно, меня с детства учили их скрывать. Папа говорил мне цитату из какой-то книги, не знаю, может, он сам её придумал. Когда я хотел плакать, или обижаться, он говорил: «Держать строй, Джек!» Я понимал, что Джеком он меня называет, и держал строй – ничего не показывал. Совсем. Потом меня оскорбляли, обижали, били – с детского сада и до сих пор, когда мне совсем немного осталось до конца школы – всего-то несколько месяцев. Но поверь, это действительно было сложно в последнее время. В первые годы я и вовсе ничего не замечал. Мало того, мне было гораздо легче, чем другим: я никогда и ни на кого не обижался, ничего не принимал близко к сердцу, не было во мне ни мести, ни злости. Все обиды будто складывались куда-то глубоко, так глубоко, что и не видно уже. Но не так давно оказалось, что места осталось очень мало. Что мне делать, что отрицательных эмоций в моей жизни было больше, чем положительных? Что чаша с первыми настолько отяжелела, что готова опрокинуть все весы? Что та девчонка – милая девчонка – ничего не могла сделать со мной, потому что сама ругалась и кричала, распространяла агрессию и злобу, а ещё потому что… нет, не надо, не надо, в который раз себя одёргиваю. Но с этим мне ничего не поделать. Я уравновешиваюсь, только когда попадаю к людям, которые могут понять меня и не ранить. Для всех рана от любимого человека больнее. А я тогда – душевный гемофилик: на мне не заживает, потому мне сложнее. Я больной? Интересное предположение. Сколько раз мне это говорили просто так, без всякого на это основания, и я не обижался. Может, лучше было бы наоборот? Но поздно размышлять, ведь правда? Теперь нужно думать, что делать. А я снова иду, иду, иду, чтобы не думать, не думать, не думать. Снова похолодало. Тропинка вся заледенела, повсюду покрытый толстым настом снег, глубокий, кое-где почти по пояс. А я одет – шутка – в тонкое пальтишко. Самое время подхватить героическое воспаление лёгких и погибнуть за Родину… Вот только где здесь Родина? В прошлом, которое меня убивало? В настоящем, которое меня убивает? Или в будущем, которое меня убьёт? Осталось провалиться сквозь землю… или изменить условие задачи. Но это уже не в моих силах.


30 декабря

Скоро Новый Год. Я добрался до какой-то деревеньки – Лухино, по-моему. Почему для меня это уже не играет роли? Может, всю свою любознательность, которой так славился раньше, отморозил в пути? А замёрз я по-настоящему. Меня еле-еле привели в чувство, хорошо, ничего отрезать не пришлось, потому что для этого в этой глуши есть только серп… и молот. И те тупые. Я сижу у старой, платанной сваркой буржуйки и грею руки. Мне дали старую пыльную шубу. Здесь добрые люди. Но смотрят они на меня недобро. Старые бабушка и дед – те как-то подозрительно, даже когда кормят меня каким-то отвратительным на вкус, очень жирным супом. А внучка – та просто с каким-то садистским интересом, как на жука, которому собирается оторвать крылья. Говорят и делают они всё хорошо, помогают, всё дают, - но я-то вижу их взгляды, их движения. Сейчас я пишу – а она на меня смотрит своими глазёнками, и даже как-то не по себе, и ручка будто писать перестаёт. Я долго этого не вытерплю, а на улице мороз. Держать строй, Джек. Немного осталось. Ведь мне нужно… что же мне нужно, чтобы ты ответила? Хоть пару строчек? По крайней мере, добраться до места, где есть почта. А потом… наверно, я всё-таки отправлю. Все сразу. Знаю, это будет дико выглядеть, но другого выхода у меня нет. Так –или никак. Нет, я не могу так. Я не могу, когда так смотрят!!!


31 декабря

Прости меня, прости. В прошлом письме я тебе нагрубил, да и сам его же и не послал. Почты не встретилось. Но… я не могу. Не могу. В прошлый раз я не мог у них. Я ушёл. Я оставил всё позади. Я чувствую, как всё, что накопилось во мне за это время, обретает форму. У меня иногда такое чувство, что столько времени я выращивал в себе отдельный организм, сильный, злобный. И только недавно я понял, что этот организм – я сам. Во мне что-то переменилось, что-то переполнилось. Когда меня впервые сводили к доктору, я пытался читать разные истории из медицинской практики. У них это называется «пациент сорвался». Но… как может такое быть? столько лет… И я не ощущаю этого. Не ощущаю никакой злобы. Я скорее хочу злиться, но у меня ведь ничего не получается! Я иду по морозной улице, сжав руки в кулак. Вокруг темень – скоро полночь, все празднуют. Что празднуют? Зачем празднуют? Те, кто сломал мне жизнь, кто сломал мне тебя – празднуют за закрытыми дверями! Это из-за них я за три года, на протяжении которых мы видимся каждый день – в метро, в школе, на улице – не сказал тебе, что люблю, что было это сразу, даже не с первого взгляда, а с самого рождения, что это единственное чувство, которое я не смог, да и не пытался в себе подавить. Я не пытался – но всё же не сказал. Я решил, что это должно быть «хорошо», что всё должно подходить под обстановку, что я должен быть спокоен, и ты, и сказать в глаза, один на один. И теперь я черкаю в стольких письмах, закрашивая эти слова. Я не сказал ничего тогда. Я вообще ничего не сказал миру! Они так и не поняли, что каждая насмешка меня убивала,  каждый взгляд калечил! Но… что теперь делать? Я говорю, как самоубийца. Но я хочу жить, хоть и не представляю, что делать, что теперь делать. Ручка давно кончилась, я пишу коричневато-красной кровью, оставляя пятна на полях. Это не моя кровь. Чья? Что я сделал? Какая разница. Теперь для меня имеют значения только две вещи в этом мире. Только ты… и та девчонка из кафе. Даже не она сама… а ты в ней. Как я хотел бы, чтобы она была тобой. Ведь она меня поцеловала… а я не ответил. Почему? Спорный вопрос. Но ты ведь знаешь, ты читаешь кровью на моей жизни все мои письма. Я теряю не смысл существования, а само существование. Я не знаю, где я. Я не знаю, кто я. Я не знаю, что я делаю и зачем, и что в настоящем, и что в будущем. Всё, что у меня осталось, - прошлое, которого не было, сладкие картины, придуманные мной самим. Что из них правда? Наверно, ничего. Я слишком сильно люблю, чтобы допустить возражения. Всё снова перевернулось. Я – влюблённый. Я – психопат. Я – убийца. Это – одно и то же. Держать строй, Джек. ДЕРЖАТЬ СТРОЙ, ДЖЕК!!!


Сообщение отредактировал Леес Миэлeдель - 10.08.2008, 1:28


--------------------
Легче создать мир, чем познать его...

Уровень жизни у нас, конечно, меньше чем у некоторых..
Зато по уровню маны, я уверен, нам нет равных! ©


Видите, я смеюсь...
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Санни
сообщение 10.08.2008, 11:08
Сообщение #14
Котенок
Участник
Великий Магистр
*******


Пол:
Сообщений: 1501


Зима близко. ©

Золотое пероЗолотое перо


Мы вернемся сюда через три тысячи лет
А до этого срока вряд ли вспомнят о нас
Мы оставим свой след на неостывшей золе
Прежде чем нас убьют на выражение глаз. ©


    Солнце клонилось к морю, позволяя вечернему сумраку окутать Земли Нордов. Морской ветер глухим стоном разбил молчание людей в огромном замке Деймор*. Древний оплот Нордов высился черной твердыней на серых скалах. В черном камне, как и в душах владык замка, нельзя было увидеть свет заходящего солнца.

    Окровавленная ладонь коснулась застывших глаз, опуская веки. Мужчина некоторое время молчал, преклонив колено перед погибшим, а затем поднялся. В серых с золотыми искрами глазах сверкнула холодная улыбка. Рой Норд вложил в ножны меч и кинжал, прежде чем заговорить с наблюдающими за ним людьми:
- Олдан, собери Кон**, - новый владыка Деймора перевел взгляд на своего второго харда***. -  Грег, пусть отца и его людей переоденут для последнего пути.
    Рой еще раз посмотрел на распростертые перед ними тела. Еще полчаса назад все они были живы...

    Вечернее время - время еды для подкрепления силы духа, перед ночью. Священное время для многих, но не для единственного сына Кридфера Норда, который быстрым и решительным шагом пересек обеденный зал и сверкнул на отца глазами.
- Время разговоров прошло.
    Сын увидел мгновенное удивление в глазах отца.. и тут же давно знакомый смех:
- Осмелился, звереныш? - кнез Норд расправил плечи, вставая из-за стола и обходя его.
    Рой ничего не ответил ему, поджидая противника. Мечи они выхватили одновременно, но вот от удара кинжалом Крид успел уклонится чуть запоздало, выкидывая левую руку и направляя клинок своего кинжала в горло сына. Почти одновременно с этим броском, в бой вступили пришедшие с Роем люди - его харды, готовые поддержать шаг своего молодого владыки и намеренные любой ценой помочь ему достичь цели. Они были достаточно осторожны все это время, готовясь к этому удару. Рой не мог видеть, но знал, что каждый из его хардов схватился по меньшей мере с двумя противниками, в то время как его внимание сосредоточилось лишь на отце. Крид уже не смеялся, обходя вокруг своего врага медленными, настороженными шагами, вынуждая того поторопится и напасть первым. Но наследник Нордов часто наблюдал за тем, как сражается его отец, а потому не позволил себе ни одного лишнего движения. Они были достойны друг друга в своей первой и последней битве. Мастерам меча нужна толика времени и противник, чтобы еще раз доказать свое искусство. Когда враг опускается на колени - искусство торжествует. Рой не позволил себе торжествовать, увидев, как изумление на лице отца сменяется смертельным безраличием... На черных камнях кровь была не видна, но именно там ей было суждено остаться, смывая границы между врагами и связывая их. Погибшие унесут память, выжившим еще нужно суметь пережить свою первую победу. Молодой владыка спокойно развернулся к дверям, отдавая слугам свой первый приказ:
- Уберите здесь.
    Те склонились, принимая новую власть и чуть отступили в сторону, пропуская высокую женщину - последняя жена Кридфера Норда, так и не родившая ему ни одного ребенка.
- Можно обратится к тебе, танист? - у этой женщины был сильный, глубокий голос.
    Рой коротко кивнул:
- Позволь омыть тело мужа и одеть его для последнего плавания?
    Владыка Норда ждал этих слов и дал свое согласие. Некоторые обычаи**** приходится соблюдать. Людям всегда нужно время, чтобы свыкнутся с переменой, нарушившей привычный ход жизни.
- Он уйдет завтра, Криста, - негромко ответил Рой.
    Брови женщины дрогнули - времени было мало.
- Как пожелает, танист. Я должна покинуть твой дом?
- Смерть мужа не лишит тебя дома, Криста.
    Холодный взгляд коричнево-зеленых глаз и признательное прикосновение правой руки к левому плечу, прежде чем женщина покинула зал, сопровождая слуг, бережно уносящих тело Кридфера Норда.
- Осторожность по прежнему? - у Грега всегда имелось собственное мнение по поводу всего, что происходило на его глазах. Но он умел держать язык за зубами, когда это требовалось.
    Рой насмешливо вскинул бровь, но ответил серьезно:
- Нет. Последовательность.
    Грег оскалился по звериному и склонил голову набок:
- Олдан идет. Не один.
    Молодой хозяин Деймора повернулся к дверям: кнезы его отца жили в черте замка, в специально отведенном для них крыле, способном вместить всех их воинов и слуг. Главы родов дома Норда были не молоды, старший едва миновал сорокалетний рубеж: север не щадил своих сыновей, которые и сами не щадили друг друга. Дом Винед, Дом Кирк, Дом Сэред - три главы, вместо бывших еще недавно - пяти. Два года назад - черная болезнь унесла с собой многих подданных Нордов. Из дома Халдари выжили лишь трое: Грег стал одним из хардов Роя, а две его сестры нашли себе достойных мужей. Страшная хворь изувечила их, лишив многих достойных танистов. Дом Варег слился с кровью Нордов, став лишь малой песчинкой, среди огромных камней. Набег Драгов лишил их Дома Стан - полуостров, которым издревле владели Станы. Бывшие в кровном родстве с Нордами, были взяты уничтожены. Рой сжал правую руку в кулак: отец промедлил, они были слишком далеко для того, чтобы успеть на помощь. Все мужчины с полуострова Стан были убиты, даже младенцы. Слухи о том, как Драги надругались над плениками, дошли до черного замка Деймор.
- Танист? - трое людей замерли перед ним.
    Рой медленно переводил взгляд с одного на другого, прежде чем негромко сказать:
- Моему отцу предстоит последний путь. А нам - завтра предстоит первый поход. Мне нужно ваше согласие и поддержка, танисты, - серые глаза были спокойны, ничем не выдавая внутреннего напряжения говорившего.
    Глэр Винед поднял правую руку ладонью вверх:
- Что ты принес нам, сын кнеза? Мир или войну?
    Молодой Норд знал эти слова древнего ритуала. И знал передавшийся из века в век ответ. Сегодня была особая ночь, скрывавшая в себе гораздо большее, чем могли увидеть смертные.
- Мир. Нам нужен мир. - предупреждая резкий жест Глэра, Рой поднял руку. - Именно поэтому мы заберем то, что принадлежало нам.
- Любой ценой? - насмешливый голос принадлежал Лиреду Сэреду.
- Ценой моего слова, - веско, нарушая обычаи, так сильно влиявшие на всех, кто окружал его с самого детства и до сей поры. - Я отвечаю за то, что наши корабли пойдут завтра в поход. И я отвечаю за каждого, доверившегося мне, как за самого себя. - ни на миг серые глаза не отрывались от настороженных лиц людей, пришедших на поздний Кон. - Кто останется за спиной?
- Наши женщины.. и те дети, кто еще не достиг лет моря***** - тихо уронил Салар Кирк, молчаливо до сей поры наблюдавший и слушавший. - И детей у нас в трое меньше, чем народилось в прошлую весну. Еще одна стычка с Золотыми Драконами - и женщинам будет не от кого рожать.
- Обмен ударами и разговоры на суше - закончились, - приняв то, что было сказано, ответил Рой. - Поэтому мы возьмем победу.
- И ты пойдешь на переговоры с Драгом? - все также тихо спросил Салар.
    Рой почувствовал, что его слова решат все:
- Он уже начал переговоры, пришло время ответа. Что скажете вы?
    Все трое не шевелились, принимая решение:
- Мы дадим тебе шанс, танист...
- Мне нужны ваши корабли и люди, - резко прервал их Рой, кладя руку на стол, за которым еще недавно пировал его отец. - Остальное я сам сделаю для себя.
    Серые глаза сверкнули холодным пламенем, когда трое кнезов преклонили колено перед ним:
- Корабли будут.

    Спустя время, когда кнезы Нордов удалились к себе, а факелы зала были погашены, Рой вместе с двумя своими хардами вышел на смотровую башню замка. Его глаза медленно осмотрели все кругом:
- Олдан, ты остаешься здесь. Мы уйдем завтра вечером..
- С кораблями Крида? - странным, глухим голосом спросил хард.
- Да.
    Грег промолчал: похоже поход начнется великим вызовом богам. Никто ранее не использовал похороные корабли для того, чтобы открыть путь к победе.




*Деймор - на древнем языке Нордов "день и ночь".
**Кон - Совет кнезов, которых собирает верховный владыка Рода.
***хард - помощник кнеза или таниста.
**** Один из обычаев Севера: сын может вызвать отца на поединок до гибели одного из них. Впоследствии сыну придется сразится с каждым из хардов отца. Рой нарушил обычай - харды были убиты вместе с Кридфером Нордом.
***** совершеннолетия

Сообщение отредактировал Санни - 10.08.2008, 11:25


--------------------
Тот, кто говорит "легче, чем отнять конфету у ребенка", никогда не пробовал отнять конфету у ребенка. ©
Жила-была девочка... сама виновата. ©
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
NeoNi
сообщение 16.08.2008, 21:45
Сообщение #15
Хаос
Мастер
Магистр
******


Пол:
Сообщений: 933


Единственный способ определить границы возможного - выйти за эти границы.

Золотое пероЗолотое перо


  Говорят, любое место на Земле хранит энергетику того, что здесь когда-либо произошло. Собственно, этому и посвящается…


  Я родилась в полночь – темную, дождливую и холодную. Нас принесла в Мир, умирая, старая больная нищенка. Что она делала ночью на пустынной дороге в Иберу, уже никто не узнает, и даже тело, скрюченное у подножия векового вяза, скрытое придорожным кустарником, вряд ли кто-то найдет, разве что случайный странник, сошедший с дороги по нужде, или безумец, решивший сократить путь через тянущиеся за редколесьем болота.
  Нас было пятеро. Пятеро рожденных в эту полночь. Мы не знали, зачем и почему пришли в этот Мир, но он нас принял, и мы стали его частью. Такой же неотъемлемой крупицей как свет или тьма, радость или горе.
  Моя сестра Боль, не долго искала воплощения: старый вяз стал ее домом. Разлившись волнами под корой, проникая ядом в каждую клетку, она согнула упругие ветви, выпила сок из молодой зелени. Застонал вяз, сгорбившись и вспомнив про свои годы, закружились подхваченные ветром высохшие листья, - не умер, но Жизнь потихоньку стала покидать его, утекая в темное нависшее над лесом небо.
  Мой брат Страх взвился ввысь, схватив за перья уснувшую было тетерку. Заметалась птица, сжалось от ужаса маленькое сердечко. До сна ли теперь? Не видя дороги, рванулась тетерка сквозь темные ветви к краю леса, не ведая, что утром встретит там ее меткий выстрел удачливого охотника.
  Брат Одиночество тоже времени не терял. Устремился за мелькнувшим среди деревьев зверем. Остановился Серый, втянул носом холодный воздух, вспомнил предсмертный визг сородичей, и как один он, истекая кровью, кинулся на флажки…  Защемило в груди, и протяжный, хриплый волчий вой прорезал ночную тишину.
А мы с сестрой медлили… Медлили, пока под утро не показалась на дороге скрипящая, разбитая повозка. Впереди шел уже не молодой мужчина, ведя под уздцы упирающуюся, еле передвигавшую ноги по скользкой, размытой дождем дороге лошадь. По бабки утопая в грязевой жиже, кляча храпела, мотала головой, время от времени пытаясь вырвать повод. Женщина в черном облепившем тощую фигуру платье, опустив покрытую темным платком голову, шла за телегой. Следом маленькая девочка цеплялась за материнский подол, стараясь не отставать. Внезапно полетевшую ось люди чинили пол ночи, кое-как укрепили, и теперь боялись даже сесть в повозку – только бы до города добраться!
  Моя сестра Тоска встрепенулась, ринулась к женщине, легким покрывалом упала на плечи. Усталый вздох, и новая слеза скатилась по щеке. «Что раньше думала? Куда смотрела? Не за Этого бы, а за другого… Не перебивалась бы сейчас с хлеба на воду, не считала медяки на ладони, не тащилась бы ночью под дождем по грязной дороге… Где ж красота, молодость да здоровье? А ведь и мечты были, и планы строила…» Тоскливо, тяжко, обидно…
  Я расправила крылья, решила не отставать от Сестры - видно, и мой час настал. Покружилась над повозкой, опустилась к девочке, каплями дождя вздрогнула на ресницах. Девочка улыбнулась:
- Ма-а, а дождик-то уже совсем маленький…
- Да, родная.
- Мам, мы ведь скоро придем, ты не плачь…
- Я не плачу, это все дождь…
- А когда мы придем, мы вымоем ножки и погреем молока…
  Девочка вновь улыбнулась, глядя, как по кромке светлеющего неба медленно разливается тонкая полоска зари. Согретая Надеждой, она мечтала о своих маленьких детских радостях, а дождь, холод и усталость отступили назад, как отступала с каждой минутой терявшая власть над Миром Ночь. А разве не так все и должно было быть?

  Я родилась в полночь – темную, дождливую и холодную –  средь корней старого вяза у дороги ведущей в Иберу….

Сообщение отредактировал NeoNi - 16.08.2008, 21:52


--------------------
Новая жизнь никогда не дается даром... (ДДТ)

Самое высшее наслаждение - сделать то, что по мнению других вы сделать не можете.(с)
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения

Тема закрытаОткрыть новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



- Текстовая версия Сейчас: 28.06.2017, 5:03
Rambler's Top100