IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Тема закрытаОткрыть новую тему
> Глава 1: Пелена Обмана, 21 Нолаире - Руадэлен - 2 Метелаире
Летописец
сообщение 03.04.2006, 16:40
Сообщение #1
Призрак
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 5






События от 21 Нолаире до 3 Метелаире.
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Есто
сообщение 03.04.2006, 17:51
Сообщение #2
Демон
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 3


Выше Богов



Трезим. Граница с Песчаником.


Часто волки приходили в овечьих шкурах...



Жажда…приступ жажды накатил с такой силой, что казалось сопротивляться ему невозможно. Ещё какое-то время можно продержаться, а там уже и смотровые башни. Но о Творец! Как же хочется пить! Это невыносимо.
Вздымая высокие клубы пыли, всадник пронёсся мимо небольшого ручья, а через несколько мгновений резко осадил высокого жеребца. Мужчина обернулся на весёлоё журчание ручья, затем посмотрел в сторону небольших холмов, куда вёл тракт. Он сделал несколько небольших кругов, нервно теребя гриву загнанного скакуна.
Времени совсем нет, хоть на малейшие сомнения, магики что-то задумали на Песчанике…что именно, надо выяснить как можно быстрее, но для этого нужна помощь, пока они ещё там.
Их было десять человек…в живых остался он один. Они постоянно делали вылазки небольшими отрядами в сторону Песчаника и эта ничем не отличалась от других, как вдруг последовал сильнейший удар. Рассуждать над тем как он остался в живых не было времени, нужно срочно предупредить всех, пока не поздно! В смотровых башнях достаточно людей.
И вот сейчас, когда он гнал Лето во весь опор что-то словно замкнуло в голове. Хотелось пить, жажда была сильнее страха перед смертью и человек сдался.
Трезимец спешился, оглядел окрестности, а после бросился к такой желаемой влаге.
Сейчас он больше походил на животное, жадно черпая ладонями воду он никак не мог напиться. После мужчина начал обливать себя, его движения стали быстрее, казалось он забыл о своём срочном деле, казалось он забыл обо всём на свете.

- День и вправду выдался жарким. – приятный голос вывел мужчину из забытья, разом напомнив о том кто он, что он и где он.
Он резко вскочил на ноги и обернулся на голос. Перед ним на большом камне сидела высокая фигура в сером плаще с низко опущенным капюшоном. Незнакомец откинул капюшон и взглянул своими очень странными глазами, какого они цвета сказать было невозможно, на мужчину. От этого взгляда ему сначало стало не по себе, но через мгновение страх сменило откуда-то взявшееся доверие. Незнакомец был очень красивым юношей и от него исходила какая-то странная, притягивающая к себе аура.
- Кто ты? И что тебе надо? – он очень нервничал и стал немного пятиться от ручья и незваного гостя.
- Может мне показалось, но я заметил, что вы куда-то спешите. Я знаю короткую дорогу и могу помочь. – бесцветные глаза словно блеснули и юноша улыбнулся.
- Кто ты? – не сдавался трезимец.
- Моё имя Есто. – юноша встал и сделал несколько шагов в его сторону. Его лёгкие движения завораживали своей красотой.
- Ес-с-с-то… - он еле выговорил это имя.
- Я пришёл помочь тебе… - Есто вытянул вперёд руки.
В одно мгновение словно тысячи незримых осколков льда вонзились в тело трезимца. Невыносимая боль заставила упасть на колени, но продолжалась недолго и вскоре разум вернулся, но его ли разум…
- Я же говорил, что пришёл помочь – юноша вновь улыбнулся.
Эти слова опьянили трезимца, Есто притягивал к себе и он был готов сделать всё, что ему скажет юноша. Тёплая речь, небесно красивые черты лица, взывали доверие и сейчас для него Есто был единственным, кому можно было доверять.
- Мне нужно…
- Я знаю куда и покажу самую короткую дорогу, ведь ты должен исполнить свой долг иначе может прийти беда, а ведь никто её не хочет впускать к себе на порог.


Впереди высоко в небе вздымались смотровые башни, совсем немного и он поведает братьям об ударе Акпида. Мужчина не замечал того, что день сменила ночь, а после солнце вновь встало над великим Трезимом. Уже второй день перед ним были стены башен, но они не приближались и не удалялись. Но он не сомневался, что будет вовремя, ведь он едет по известной только ему дороге, самой короткой…

Арлин уже третий день вглядывался, с высоких стен башни, куда-то в сторону Малого тракта, ожидая небольшой отряд, который давно должен был вернуться с очередной вылазки в сторону Песчаника, но никого так не увидел, как и его сменщик Оли. Если завтра к обеду они так и не вернутся, то их отправятся искать…


--------------------
Часто волки приходили в овечьих шкурах...
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Лаурэльдо
сообщение 03.04.2006, 18:35
Сообщение #3
Эльф
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 3


Я не добрый, я светлый!



Лосс Эльтайн

    Игривый утренний ветер бесцеремонно ворвался в приветливо открытое окно, прозрачная занавеска боролась за свою жизнь, и, словно в такт известному беспризорнику, зашумели кроны эльфийских деревьев -  Алдайя. Когда-то, в стародавние времена Лосс Эльтайн был во много раз больше и сильнее. Лаурэльдо по-кошачьи потянулся и полной грудью вдохнул утреннюю свежесть. Он помнил, прекрасно помнил тот день. День позорного мира, как считали многие, однако Мирвэйл считал его днем надежды, и возможно отправной точкой.

300 лет назад.
      Фород-Миримрат, ненавистная кровавая долина, но всё таки очень желанная эльфами. Лаурэльдо и Накилон Мильва, его названый брат, стояли на тысячу раз проклятой ими земле.
-Завтра Таирон заключит мир с Габриэлем. Мы, как главы кланов обязаны будем при этом присутствовать. Ты и твой клан готов, Накилон? – Клан «Коршуна» покрыл себя славой в ту беспощадную войну, а Накилон считался первым среди воинов, он ни разу не потерпел поражения. Неистовость и непревзойденное мастерство творили чудеса на поле боя, а его ярко красная шевелюра внушала суеверный страх противнику.
-Рэльдо, я не стану клеймить себя позором трусости. Никогда и ни при каких обстоятельствах. – Накилон стиснул рукоять меча. - Ты меня знаешь, я не отступлю и не сдамся на милость Габриэля, этого людского выскочки. А вот тебя я похоже не знал.
-Как ты не понимаешь, этот мир – единственное, что нам осталось, Накилон. Лосс Эльтайн гибнет, разве ты не слышишь? Ума*, ты слышишь только свою ярость и ничего боле. Я выступлю с речью на совете кланов, Накилон, и призову, нет, потребую остальных подчинится Таирону, последовать моему примеру. – Лаурэльдо подошел ближе, почти вплотную к главе клана Мильва. – Накилон, слушай настоящее: в одиночку упираться бессмысленно, у нас появится надежда. Мы вернемся в Миримрат, через сто, через тысячу лет. Мы умеем ждать, я умею ждать. – Зеленые глаза встретились с неукротимым стальным взглядом прирожденного воина, пожалуй величайшего из эльфов.
-Рэльдо, еще слово, и я забуду тебя. Ты же меня знаешь, знаешь лучше всех. – Накилон отвел глаза. – Вместе мы сможем поставить на колени людей и этих карликов. – Последние слова Мильва выплюнул с презрением. – А Таирон ничтожество, я ….
Накилон-Победитель не договорил, он с безумным удивлением взглянул на своего названного брата. И золотое изящество клинка облагородилось алой теплотой  воина.
-Cuio mae, брат. – шепнул Лаурэльдо на ухо своему сородичу.  Восходящее солнце озарило Миримрат и бликом отразилось на кончике меча, выросшего из спины Мильва…
      На следующий день Лоскут узнал о долгожданном мире между людьми, эльфами, гномами… И о самой печальной и известной поэме Лаурэльдо Мирвэйла.

Расскажи мне о том, что есть,
Что хранишь ты в глуши лесов,
Тишину или чистоту,
Свет эпох или тьму времен?
Земляничная кровь в траве
Под стеклянным дождем росы:
Или, может, другая кровь
Заблестит на рассвете дня?

      Эриэн была рядом, как и всю предыдущую ночь. Изящным гребнем эльфийка ласкала шелк своих волос.
- Ты прекрасна, Эриэн – Жемчужина. – Лаурэльдо накинул на плечи рубаху. – Таирон собирает кланы, а это значит мы будем не в силах повторить сказочность сегодняшней ночи. – Мирвэйл коснулся губами белоснежно-обнаженного плеча эльфийки. – Мне пора идти, сестра.

*Ума - нет(эльф.)


--------------------
С эльфами надо держать ухо востро!
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Маттиас Ренсинг
сообщение 03.04.2006, 21:04
Сообщение #4
Жаба
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 8


Власть короля дарована свыше...



21 числа месяца Нолаире.
Форкосон. Трейнион.
Королевский дворец.


      В этот день никто не мог попасть к королю. Странности Маттиаса I, прозванного Ворчливым, с каждым днем становились все сильнее и сильнее. Сразу после обеда, внезапно побледневший король приказал всем выйти из своих покоев, после чего собственноручно закрыл за собой двери. До слуг дежуривших в коридоре долетал голос короля - Ренсинг о чем-то громко причитал. Старый Фланн Тореко, камергер, только пожал плечами и покрутил пальцем у виска. Всем было понятно, что происходит что-то не то. О, если бы они только видели, что на самом деле творится в комнатах короля.
      Комната, в которой неизменно проходили Королевские Советы, была наполнена людьми – во главе стола как обычно сидел сам Маттиас, но людей, которые сидели по бокам, никто из придворных не узнал бы. Зато очень удивились, если бы услышали их имена. И в этот момент все они отчаянно спорили между собой. Впервые все Ангелы Стражи были здесь одновременно.
      - Успокойтесь! – один из них поднял руки. Изумленный до безумия, Маттиас вспомнил – это был тот самый Эсфирот. – Никаких причин для волнений нет. Маги нападали и раньше – и всякий раз были разбиты, следовательно, и в этот раз случится тоже самое.
      - Этот раз отличается от предыдущего хотя бы тем, что в этот раз маги собрали силы намного превосходящие все их прошлые армии вторжения. – заметил другой. Этого, как знал король, звали Дагратуром. – У меня нехорошие предчувствия, Эсфирот. В этот раз Мелфегор подготовил что-то совсем необычайное… невиданное…
      - Предчувствия. – Ангел Битв вздохнул. – Я не верю в предчувствия. Ультимар, скажи мне – мог ли Мелфегор придумать что-то что резко изменит баланс сил? Например, сделать так, что магия будет действовать за пределами Черты?
      Задумчивый и мрачный ангел, сидевший на противоположном углу стола, поднял голову и ответил:
      - Все может быть, Эсфирот. Маги давно этого добивались, возможно, они достигли своей цели.
      - Абсурд! – сидевший рядом с Ангелом Битв вскочил. – Законы Творца вечны и неизменны! Мы знаем, что магия не действует в этой половине Асколета, так было и будет всегда! Неужели многомудрый Создатель мог бы допустить то что какие-то людишки, отринувшие его заветы, смогут его обхитрить?!
      - Настифал прав. – Эсфирот улыбнулся и покачал головой. – Чтобы там Мелфегор не думал, шансов у него нет. Его ослепила гордыня, которая ослепляет любого, кто отринул Свет и встал на сторону Тьмы! Если маги нападут – рыцари дадут им достойный отпор, и кроме того -  на нашей стороне сам Творец! Ренсинги верно хранят Его заветы, король нам поможет. Да, Маттиас?
      Король кивнул.
      - Я хочу просить у вас. – произнес Маттиас через какое-то время. Некоторые из ангелов изумленно уставились на него – впервые за триста лет король обращался к ним с просьбой.
      - Душа моя не спокойна. – продолжил Ренсинг. – Грядет война, но я не хочу войны. Что делать – мы всегда стояли за вас, мы верно служили своим богам, защищали Цитадель. – глаза короля бегали по их лицам. Суровый Эсфирот, чем-то недовольный Колиард, безразличный ко всему Тарделет, нахмурившийся Ультимар, укоряющий Настифал, добрая Овифлеса, возвышенная Таэ Мариан, внимательный Дагратур, жгущий взглядом Янисарат, ушедший в себя Ивларилик – боги его народа, ответят ли они на его просьбу?
      - Теперь я хочу просить. – произнес король. – Долголетия для себя, и своей супруги.
      - Сколько же вы хотите жить? – выдохнул Дагратур.
      - Пока не захочу умереть. – прохрипел король. – Несправедливо, что мы сражаемся в первых рядах и живем так мало, а эльфы – которые ни сделали почти ничего – живут так долго. Мой брат взял в жены одну из них, хотя был против, да. Теперь век его потомков должно быть увеличится – и будет справедливо, что и мои потомки будут жить не меньше чем его!
      - Все ваши дети, Маттиас? – спросил Дагратур.
      - Нет, - король закрыл один глаз. – Только Клод, Теодор и Лилиана. Только за них прошу. Это будет справедливо. – снова добавил он.
      Воцарилось молчание. Ангелы в растерянности молчали, никто не знал, что можно ответить на подобную просьбу. Наконец, молчание нарушил Эсфирот.
      - Хорошо. – сказал он. – Ренсинги были верны своему долгу и заслужили награду. Как только все это закончится – я выполню обещание. Ваш род получит долголетие – как благословение.
      - Но… - Дагратур попытался возразить, но Ангел Битв остановил его властным жестом.
      - Я обещаю. – еще раз повторил ангел. – Ренсинги помогут нам сразиться с Мелфегором, а мы поможем им.
      - Замечательно. – Маттиас улыбался. – В назначенный час – мы выступим.
      Эсфирот кивнул – ангелы стали исчезать один за другим, Ангел Битв ушел, как всегда – последним.
      Маттиас еще раз оглядел зал. Затем встал потирая руки, прошелся вдоль стола, заглянул в окна, отпил воды из хрустального графина. И, наконец, довольно захихикал. Надо же, получилось. И почему никто из десяти Ренсингов правящих до него не додумался попросить о бессмертии для себя? Боги, они же всемогущи, для них – это ничего не стоит, верно служи им – и получишь все, что захочешь. Он отпер двери в своих покоях, отругал слуг – припоминая всякие мелкие дела, которые надо было сделать побыстрее и отправился к жене.
      Красавица Гвенет, которую он взял в жены, после того, как померла эта ужасная Альмагела, которую он получил по воле отца. Ох, как не любил ее Маттиас – упрямая, вредная, крикливая – она вечно с ним спорила, ругалась по малейшему пустяку. Что ж – проклятая Альмагела сполна заслужила свою участь, когда она слегла с простудой, Маттиас отказался звать докторов – их пустили лишь на десятый день, когда положение уже было безнадежным – и оставалось только констатировать скорую, неминуемую смерть. Не прошло и трех месяцев – как сыграли новую свадьбу, и на этот раз Маттиас сам выбрал себе жену – Гвенет. Род ее, конечно, не очень знатен – зато родственников почти нет – один отец, и тот помер через год.
      Гвенет – у них два сына и дочь. Двух детей, оставшихся от Альмагелы, Маттиас терпеть не мог – слишком напоминали свою мать, и поэтому видеть их не желал, дети первой жены росли не при дворе. Проклятые змееныши, ведь престол придется оставить этому негоднику Рафаэлю. Но у Маттиаса уже был план, и вот теперь когда сынок отправился за море – он приведет его в действие. И даже, если Рафаэль вернется – здесь ему не достанется ничего, абсолютно ничего!
      Маттиас заскрежетал зубами, вспоминая сынка, дочурку, братца и всех остальных негодяев. Пусть только попробуют рыпнуться – он покажет им, кто тут король!
      Он наконец дошел до спальни супруги, повернул в замке резной ключ, тяжелая дверь заскрипела, пропуская короля. Гвенет читала – и Маттиас невольно залюбовался ею – золотистые волосы, заплетенные в массивную косу, тонкая шейка – королева вообще была очень хрупкой, пухлые щечки и губки, длинные ресницы, глаза цвета зимнего моря. Гвенет была тихой и очень послушной, ее не было дела до дворцовых интриг – она жила в каком-то своем мире – и годы на ней почти не сказались, в отличие от короля. Маттиас заметил в зеркале свое отражение – и недовольно поморщился.
      - Здравствуй, душенька! – произнес он. Королева отложила книгу и медленно подняла на него свои огромные глаза.
      - Сегодня великий день! – сообщил король. – Не буду говорить тебе, что случилось – но поверь, это очень важно. Я сообщу всем в нужный момент, и тогда ты поймешь, душенька, что я сделал для тебя.
      Королева робко улыбнулась. Маттиас прошелся по комнате, заглядывая в окна – он очень любил наблюдать за тем, что происходит во дворе и в садах. Иногда можно было увидеть крайне интересные вещи – кого-то собака цапнула за лодыжку, кто-то поскользнулся и упал. Король в таких случаях всегда хлопал в ладоши и смеялся. Иногда придворные желая улучшить плохое настроение короля специально подстраивали подобные случаи – и показывали их своему правителю.
      Но в этот раз ничего не было видно – ни людей, ни лошадей, ни собак.
      - Скоро закончиться этот дурацкий месяц Руадэлен, душенька, - сообщил Маттиас. – И мы снова устроим турнир. Ты же любишь турниры, не так ли?
      Королева снова задумчиво кивнула.
      - Должно быть приедет Этберт Синкатор. – продолжал король. – Да и Тейзерик Винбадей тоже. Ну и разумеется, Виолет Эвриза. А вот кого бы я не хотел видеть – так это Дорана! Проклятье, если он придет, он опять выиграет турнир! Я не могу это допустить, но и помешать ему не могу! Проклятье!
      Маттиас в сердцах стукнул по столу кулаком, Гвенет вздрогнула.
      - Как же я ненавижу его… - продолжил король. – Негодяй… Ну что ж – может и на него однажды найдется управа! И на всех этих проклятых эльфов тоже!
      Он сел рядом с Гвенет, дрожа от ярости, но королева провела по его голове рукой и король успокоился – он всегда успокаивался в ее объятьях, так случилось и на этот раз – Маттиас I Ренсинг заснул на руках у своей жены.


--------------------
Ложь и зло, - погляди,
Как их лица грубы,
И всегда позади -
Воронье и гробы!
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Эсфирот
сообщение 03.04.2006, 21:06
Сообщение #5
Ангел
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 13


Сражаться со злом. Всегда. Везде.



21 числа месяца Нолаире.
Небесная крепость Ангелов Стражей.


      Они вместе проследовали в небесную крепость Ангелов Стражей, которая отражала лучи солнца своими зеркальными поверхностями и сверкала будто звезда. Это отличало ее от аналогичной крепости Ангелов Смерти, которая была черная, словно смола. Мрак и холод окутывал обитель Мелфегора с присными, передавая всю их подлую суть, светлая, парящая над облаками, крепость Стражей дарила надежду и успокоение.
      Эсфирот ободряюще улыбнулся отправившемуся с ним Ультимару – его друг вечно грустил, хотя в этом мире равно количество поводов как для грусти, так и для радости. Сомнение – меч с двумя кромками – полезно проверять все имеющиеся сведения, чтобы не попасться в ловушку, которую приготовил враг, но иногда сомнение может убить надежду, веру и мечту. Вот это плохо.
      Уныние может помешать выполнить долг, поэтому Эсфирот уже давно подумывал над тем, как вывести своего друга из его теперешнего состояние – как назло ничего не приходило в голову. Утешение – это по части Овифлесы, но у нее хватало своих дел, и поэтому Ангел Сражений не стал ее тревожить, сам же он Ультимара не очень понимал. А попытки вывести его на чистую воду ни к чем не приводили – друг еще больше замыкался в себе.
      Это убежище не возьмешь в осаду – поэтому Эсфирот избрал следующую тактику – не замечать мучений Ультимара и демонстрировать ему свое радужное настроение, в надежде, что Ангел Сомнений бросит хандрить и займется делом. Не желающий расстраивать друга, Ультимар и в самом деле стал вымучено улыбаться, но грустить не перестал.
      - На самом деле, я даже рад, что эти маги нападут. – вещал Эсфирот, шагая по коридорам небесной крепости. – Слишком уж долго мы просидели без дела, я уже начал думать, что Мелфегор решил оставить свои попытки. Но нет – враг опять что-то придумал.
      - Нисколько не сомневался, что это повториться. – процедил Ультимар. – Никто не желает успокоиться, и эта война будет продолжаться вечность.
      - Когда-нибудь мы победим. – уверенно заметил Ангел Битв. – Как только деяния Ангелов Смерти перевесят чашу терпения Творца – который все видит, но дает возможность людям, вставшим на сторону Павших, вернуться обратно к Свету… Как только это случиться – мы уничтожим Мелфегора и всех его сторонников.
      Ультимар лишь хмыкнул.
      - Да, да. – продолжил Эсфирот. – Я говорил с Настифалом, он подтвердил – все Ангелы Смерти достойны самой суровой кары. Дагратуру уже удалось уничтожить одного из них – рано или поздно мы сможем истребить и остальных. Неужели тебе их жалко?
      - Когда-то мы были единым целым. – тихо ответил Ультимар. – Я до сих пор помню о этом. Вот почему ты забыл – это вопрос…
      - Да брось. – Эсфирот нахмурился. – Они нас предали. Все скопом. Что этот коварный подлец Мелфегор, что эти чокнутые Шебирос, Фардиара и Есто, что эти тихони Селсерис и Денебрион… И Астерлита. Постой, не говори, что ты грустишь о ней…
      Ультимар холодно улыбнулся.
      - Проклятье. – Ангел Битв разозлился. – И это после всего того, что она сделала? После всей ее лжи?
      - У нас у всех есть своя правда… - кивнул Ангел Сомнений. – В этом случае – понятие «ложь» теряет смысл. Астерлита делает то, что должна делать – и винить ее в этом нельзя. Впрочем, мы все несем бремя вины – за то что сделали, и за то что не сделали.
      Эсфирот сурово глядел на Ультимара. Все-таки он хороший парень, но иногда говорит такую ерунду – что ни в какие ворота, как говорят крестьяне Синкатора. С этим надо что-то делать, иначе ведь – пропадет.
      - Хорошо, хорошо… - пробормотал Ангел Сражений. – Не сделали. Правильно, что ты про это вспомнил – нам еще многое предстоит сделать. Приближается война, так что нам надо оповестить всех сопричастных, чтобы они были готовы выступить, когда понадобиться. Ты все еще общаешься с герцогом Синкатором?
      - Разумеется. – Ультимар кивнул.
      - Тогда предупреди его. Я отправлюсь к Тейзерику, Дагратур пусть оповестит Дорана… Ну и к Виолету тоже надо слетать. С нами Творец, и мы достойно ответим на подлый выпад Мелфегора!


--------------------
Вновь и вновь я вижу сон
Кровью залит горизонт
И земля в огне на много миль
Шесть минут до часа "X"
Небо скоро рухнет вниз
Ветер всех развеет словно пыль
Время убивать
Время наступать
Время наступать и побеждать!
IPB Image
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Астерлита
сообщение 03.04.2006, 21:10
Сообщение #6
Демон
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 5


Любовь не может быть тихой игрой



21 числа месяца Нолаире.
Небесная крепость Ангелов Смерти.


      Небесная крепость Ангелов Смерти – грозная твердыня, плавающая в поднебесье. Здесь никогда не бывает тихо, черные обсидиановые стены озаряются вспышками молний, грохочет гром и завывает ветер – природа отражает мятежную сущность создателей крепости.
      «Никогда не знать покоя» - с этим девизом Астерлита была целиком и полностью согласна. Главная ошибка Стражей в том, что они встали на месте, не желая двигаться вперед. И теперь приходилось идти против них, своих братьев и сестер…
      - Пусть… - прошептала Ангел Деяния. – Если единственный путь доказать, что они не правы – это сделать то, что они собираются сделать, то пусть будет так. Форкосон и Цитадель падут, и ничто не сможет задержать победоносного шествия правды и свободы.
      Мелфегор звал ее, и поэтому Астерлита сейчас поднималась по каменным ступеням, величайший из созданных ждал ее в их главном зале. Истинный гений, свободный от предрассудков и сомнений, он рассеяно вертел в руках какой-то свиток…
      - Я пришла, – услышав ее голос, он прервал чтение и, подняв глаза, улыбнулся.
      - Хорошо. – Мелфегор отложил в сторону свиток. – Со всех краев этой земли ко мне летят вести – все готово. Скоро маги начнут свое наступление, Форкосон и Стражи ничего не ожидают, следовательно, будут застигнуты врасплох. И в самом ближайшем времени мы достигнем своей цели…
      - Я рада, – сдержанно сказала Астерлита. – То есть теперь мы будем просто ожидать?
      - Ну… - верховный Ангел Смерти развел руками. – Да. Талентор справится со всем сам.
      - А. Хорошо. – Астерлита кивнула.
      - Ты чем-то недовольна. – Мелфегор улыбался.
      - Да. – Ангел Деяния гневно взмахнула рукой. – Я хочу что-то сделать сама! Дай мне задание! Не оставляй в запасе! Не нужно меня оберегать!
      Мелфегор расхохотался, Астерлита дрожала от ярости. Так повторялось достаточно часто – верховному Ангелу Смерти нравилось ее дразнить, и он знал, что она не потерпит, если ее оставят не у дел. Величайший, общепризнанный глава, он знал и понимал каждого из них, предугадывая действия любого на десять шагов вперед. Астерлита, которая о будущем совсем не думала, преклонялась перед этой его способностью – Мелфегор всегда знал, что предпримут его враги, а это важно.
      - Прости. – Мелфегор утер слезы. – Конечно, же, у меня есть для тебя поручение. В меру важное и в меру опасное. Пожалуй, только ты его можешь исполнить.
      - Я слушаю. – Ангел Деяния втянулась по струнке.
      - Как ты уже слышала, маги собираются ударить по двум направлениям – Трезим и Арнсад. Разумно, но я предполагаю, что по Винбадею тоже следует нанести удар. Сил у магов достаточно, следовательно, они в состоянии выделить немного войск для удара по южным областям Форкосона.
      - И какова цель этого удара? – спросила Астерлита.
      - А вот об этом пока рано говорить. В любом случае – Винбадей должен перейти под власть магов. Дальнейшее ты узнаешь в свое время. Итак, тебе надо найти достаточно амбициозную фигуру среди магов, такую, которая бы согласилась возглавить поход на Винбадей, ожидающую почестей и славы. Ну, думаю, с этим проблем не возникнет. Стремление к славе – оно присуще большинству разумных существ.
      - С этим согласна. – Ангел Деяния кивнула. – Найти такого командира будет достаточно легко.
      - Об остальном я позабочусь сам. – Мелфегор закинул ногу на ногу и загадочно улыбнулся. – Мне нужно чтобы ты точно выполняла любую мою инструкцию, не думая зачем, почему и для чего… Сможешь это сделать? Или мне попросить Фардиару?
      - Даже не думай! – весело крикнула Астерлита. – Я сделаю все! Все сама! Доверься мне!
      Она покинула крепость, а вслед ей несся задорный смех Мелфегора.


--------------------
Хей, жители неба,
Кто на дне еще не был?
Не пройдя преисподни
Вам не выстроить рай!
IPB Image
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Таирон
сообщение 04.04.2006, 10:26
Сообщение #7
Эльф
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 4


Владыка Лос Эльтайна



Нолаире 347г.
Дулдроонг, Акпид.



    Черная, лишенная растительности гора с раздвоенной дымящейся вершиной именуется Дулдроонгом. В подножии горы темными пятнами разбросаны отверстия и отнорки, начала путей в её таинственные глубины. Внизу, там, куда никогда не пробивается солнечный свет, трудятся во имя могущества Акпида существа – остатки древних горных народов: черные гномы, гоблины, тролли, порой среди них можно увидеть краснокожих орков. В подземных кузнях и плавильнях работа не прекращается ни днем, ни ночью: армия требует оружия и его нужно много. Очень много.
    В одной из подземных пещер в эти дни горным труженикам приходилось особенно тяжело. Да подобной работы и не помнит никто из долгоживущих. Раскаленная печь отбрасывала кровавые блики на стены пещеры, и на лица существ выстроившихся по обе стороны от стоящего в центре пещеры алтаря. Одни из сильнейших магов Акпида в глубоко надвинутых капюшонах стояли напротив сильнейших эльфийских магов. Восемь напротив восьми. Творимая волшба потрясала основание пещеры и алтарь, магия пронизала окружающее пространство. Заклятие сплеталось уже третий день, страшные слова древних языков бесконечным потоком лились из уст сменяющих друг друга магов.
    Предмет лежащий в центре алтаря периодически относили в печь, и затем под сводами раздавались удары молота. С каждым часом древний меч всё больше обретал форму, превращаясь из обломка с призрачными бликами клинка во вполне осязаемое оружие. Магия крепила сталь, сталь крепила магию.
    Стоявшие на возвышении чуть поодаль «правящий» Кьяллак и Владыка Лосс Эльтайна Таирон, наблюдали за происходящим, время от времени переговариваясь и передавая какие-то поручения с бегающими туда-сюда гоблинами.
    Приезд эльфов не стал для Кьяллака сюрпризом, он рассчитывал на помощь Таирона в готовящемся походе, вопрос был только в цене. Цена оказалась велика. Таирон прибыл со своими магами и привез с собою этот загадочный обломок древнего эльфийского меча. Эльф потребовал восстановить меч любыми силами, и это стало его главным и единственным условием. С огромным трудом, но Кьяллаку всё же удалось собрать в Дулдроонге нужных магов и все остальные элементы необходимые для заклятия. Эльфийские маги тоже знали свое дело и оказались очень полезны, порой Кьяллак совсем не понимал что они делали, но это оказывало на меч именно то воздействие которое было нужно. Не мудрено, меч то эльфийский… Сам по себе меч очень интересовал Кьяллака, и будь сейчас другое время и имей он другие задачи, то он несомненно попытался бы овладеть этим оружием. Но конфликт с Таироном был бы сейчас весьма не кстати. В мече заложена чудовищная сила, от него исходил первобытный голод, жажда поглотить магию, жизненную силу, волю, душу, всё, что окружало его и было нестабильно, незащищено, или слабее его воли и его магии. Работающие с мечом гоблины и черные гномы то и дело лишались сознания, несколько из существ, те, что были послабее, уже лишились и самой жизни. Меч сопротивлялся вмешательству, искаженные лица магов говорили сами за себя.
    - Всё идет к тому, что мы закончим с мечом через пару дней, и тогда моя часть договора будет выполнена, - гулким голосом сказал Кьяллак. Таирон медленно оторвал взгляд от меча и посмотрел на мага. В глазах эльфа плясали бешеные языки пламени.
    - Мы исполним свою часть договора, Кьяллак, я дал Вам клятву и она нерушима, - эльф говорил отстраненно, явно находясь мыслями где-то ещё, - Восстановите меч и Трезим падет.
    Маг удовлетворенно кивнул.
    За их спинами, из туннеля донеслись приближающиеся шаги. На возвышение к «правящему» магу и эльфийскому Владыке поднялся Талентор. Кьяллак вежливо поклонился, Таирон напротив уверенно смотрел на ангела Смерти гордо подняв голову. Талентор окинул взглядом происходящее в пещере и заявил:
    - Когда вы закончите тут, и до Вашего отъезда, Владыка, нам потребуется Пожиратель для ещё одного действия.
    Таирон надменно вскинул бровь.
    - Это не обсуждается, - грубо отрезал Талентор, - Сейчас следуйте за мной.

                            *          *          *

    Вторую неделю в зале горели свечи по углам сложной геометрической фигуры вычерченной на каменном полу. В центре недвижно сидел Талентор, держа на коленях меч, зловеще сверкающий новым железом. Маги, расположившиеся по кругу передавали свои силы Страннику и находились уже на последней стадии истощения. Ничего не менялось, ничего не происходило. И когда стало казаться, что это будет длиться бесконечно, пока силы их окончательно не покинут, и только смерть прекратит эти страдания, еле видимая, полупрозрачная фигура мужчины появилась на полу радом с Талентором, и он тихо прошептал:
    - Гератлиг. С возвращением.

                            *          *          *

    Эльфийские маги возвращались через Агрон и уже скоро на горизонте появятся знакомые очертания Лосс Эльтайна. Тогда это тяжелейшее изматывающее путешествие в Акпид закончится. Они сделали то, что нужно, достигли цели, и теперь могуществу Владыки не будет предела. Они смогут отомстить за давно нанесенное оскорбление. Таирон ухмылялся. Он ждал этого триста лет, и вот теперь по глупости одного ангела и при помощи другого он осуществит свою мечту. Скоро Миримрат станет одним большим эльфийским лесом. О, да! Меч поведет эльфов вперед, к великим победам!
    Для Владыки единственным неприятным воспоминанием, перебивающим восторг от предстоящего триумфа, было то чувство, которое он ощутил забирая меч и глядя на бездвижное прозрачное тело возвращенного ангела. Меч сопротивлялся своему хозяину! Огромного труда эльфу стоило выйти из комнаты, где лежало то, что призвал Талентор, с собственным мечом! Это было непонятно, странно и крайне неприятно… Как будто меч не хотел покидать это место.
    Эльф потряс головой отгоняя наваждение. Талентор был очень расстроен результатом. Почти погубив магов и растратив огромную часть своих собственных сил он не добился главного. Гератлиг не ожил, он остался лежать бездыханной тенью себя самого. И так может длиться неделями, месяцами, а может и годами…
    Как бы там ни было, меч у него, думал Таирон, и нет существа, способного теперь противостоять ему. Так что, вперед, к новым победам!

Сообщение отредактировал Таирон - 04.04.2006, 10:45


--------------------
Unat gartur carmaernad
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Синта
сообщение 07.04.2006, 20:35
Сообщение #8
Бес
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 10


Чтобы что-то получить, нужно не применено что-то отдать...



22 число месяца Нолаире. Юго-Западная часть Агрона. Таверна «Дырявый котел»

День близился к вечеру, вот уже бледная половинка месяца показалась на еще светлом небе. Завидев, как загорелись огни таверны, Синта прибавила шагу, но ускорение потребовало от нее больше воздуха, и девушка начала задыхаться. Синта рухнула на колени, отплевывая подступающую к горлу кровь, ее рука машинально потянулась к сумке и извлекла оттуда пузырек с жидкостью. Она жадно выпила все до капли, отвратительное ощущение разлилось по телу, и Синта уткнулась лицом в ладони, чтобы хоть как-то смягчить это чувство. Спустя пару секунд ощущение отпустило ее и она быстро забросив пузырек обратно в сумку помчалась к таверне.
Приятный аромат готовой пищи разносившийся по помещению сковал ее желудок и вскружил голову прямо с порога. Девушка быстрым шагом подошла к стойке и села на стул кинув сумку на соседний и достав из нее карту Агрона. В этот момент хозяин таверны, наконец, заметил ее.
- Синта! – радостно воскликнул он – Давно тебя не видел! Что наконец-то и из этой деревеньки тебя прогнали!
Синта нагло усмехнулась
- Сборище слабоумных тупиц, даже до трех с трудом считают, а все туда же, бессмертие им подавай. Я ж не ангел … Приготовила слабительного одному «пузырю», чтоб не замахивался на святое…
Трактирщик заржал
- Ты не исправима! – восхищено произнес он – И все же сколько можно обманывать людей? Ты обещаешь им одно, а даешь другое…
Синта развернула карту и поставила еще один крестик в стаю имеющихся на карте
- Во все нет, я говорю как есть. Когда страшная как смерть свинарка просит меня сделать ее красивой, я отвечаю « Я могу сделать, так что мужчины будут терять от тебя голову» Она соглашается. Я даю ей мазь с обилием ферамонов, Мужики толпиться возле свинарника, они чувствуют мою мазь даже сквозь едкий запах свиней. Но кто бы мог подумать, что ее лицо огажется страшней самой природы! Противоречие с природой не мой конек!  - Синта начала срываться на крик.
- Тише, тише… - успокаивал ее трактирщик – Я мало что понял из твоего рассказа, и чудесных магических слов которые ты произносишь, но думаю это действительно обидно.
В голосе трактирщика слышалась ирония.
- Ты как будто бы издеваешься… - тихо почти измучено ответила девушка – У тебя есть свободные комнаты?
- Для тебя всегда есть, ты же знаешь….Тесса! – гаркнул он куда-то в сторону, и из-за двери в подсобное помещения показалась молоденькая румяная девчушка..- Приготовь нашей посетительнице комнату.
Увидев Синту девчушка просияла
- О госпожа, вы наконец то вернулись! Я сию минуту! – с этими словами Тесса выскочила и понеслась по лестнице наверх.
Девушка вымучено улыбнулась переведя взгляд на трактирщика
- Она хорошо выглядит…
- Это твоя заслуга…Если бы не твое лекарство…- трактирщик по грустнел – Я бесконечно благодарен тебе что ты тогда не обманула нашего доверия….
- Я не люблю шутить с жизнями людей – отмахнулась Синта – К тому же я еще не знаю как выльется этот эксперимент, я никогда не пробовала лечить людей от чахотки, может этот эксперимент когда-нибудь и мне поможет… - она положила руку на горло, не смотря на принимаемое лекарство дышать было все равно тяжело
- Ты так никогда и не рассказывала, каким образом ты лишилась одного…эээ.как ты его называешь?
- Легкое….Зачем тебе это знать? Это моя ошибка, с которой я вынуждена жить… - девушка внезапно повеселела, в ее глазах появился озорной огонек – Но черт возьми я хочу жить, так что поскорее принеси мне чего-нибудь выпить, не желаю больше киснуть…
Трактирщик ненадолго удалился в подсобку, оставив Синту наедине со своими мыслями и воспоминаниями, которые она пыталась скрыть под беспечной улыбкой.
Вспышка… Свет…Ощущение вакуума вокруг себя…..Невесомость…. Звуки… Дверь… Глаза… Хищник…Боль…Вспышка…Кровь на полу….Ее кровь…Ужас… Невозможно дышать… Отчаянье…
- Синта – голос трактирщика прервал ее – У тебя такое ворожение лица…Все в порядке?
Девушка словно потерялась, нервно окинула стены помещения, потом успокоилась
- Да нет…наверное нет… - произнесено это было так словно ее спрашивали «как настроение?» - Ты принес?
Трактирщик поставил кружку перед ней, и Синта жадно приложилась, чувствуя как разливается тепло от желудка и по всему телу.
- А у меня есть идея – предложила она осушив кружку  - может устроить фейерверк?
- Ты мне всех посетителей распугаешь, подумают что война началась…, иди спать ложись…
-Ты прав, разве маги Акпида так глупы чтобы расстаться с гвоздем – усмехнулась Синта рассматривая как капля медленно растекается по дну кружки – Скорее они к себе в гости кого-то позовут…Эти людишки на той стороне, похожи на маленький, заповедник, где держат редкие вымирающие виды…Хотелось бы встретить хоть кого-нибудь из них….Я на пару слов…


--------------------
"Безвыходная ситуация это та, выход из которой тебе не нравится" (с)
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Маттиас Ренсинг
сообщение 11.04.2006, 15:50
Сообщение #9
Жаба
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 8


Власть короля дарована свыше...



24 числа месяца Нолаире.
Форкосон. Трейнион.
Королевский дворец.


        - Господа, - король Маттиас внимательно посмотрел на своих советников, собравшихся по его приказу в том же самом зале, где несколькими днями ранее он видел Стражей. – Господа, - повторил король. – Я Вас собрал здесь затем, чтобы обсудить предстоящий турнир, который уже скоро начнется…
      - Вас что-то беспокоит, Ваше Величество? – Первый Королевский Советник Буркард Бармейн наклонил голову и подобострастно улыбнулся.
      - Да, – король недовольно надул щеки. – У нас на турнирах все время выигрывают какие-то странные люди, которые вовсе не должны выигрывать. Ведь это мой турнир, значит и победитель должен быть моим человеком, а не каким-нибудь… Де’Бре'Селентеем… что за имя, храни меня Эсфирот…
      - Мой король… - мрачный, небритый и с кругами под глазами, командор королевской стражи Уттен Кристанмер забарабанил пальцами по столу. – Турнир основывается на принципах состязательности и беспристрастности судей. Выигрывает сильнейший.
      - Король хочет сказать, друг мой… - подхватил радостный Буркард. – Что есть и иные способы. Подрезанная подпруга, опоенный конь… Не будьте наивны, Уттен, разве вы не знаете, как выигрываются все эти турниры?
      - Я много всего знаю, Буркард. – Уттен впился в Советника горящим взглядом из-под висящих сальных прядей. – Много тайн, много всяких темных историй. Но мы же с вами не хотим, чтобы все это стало достоянием общественности?
      Первый Советник поежился.
      - Не буду об этом говорить, особенно при посторонних. – Кристанмер бросил новый недовольный взгляд в сторону монаха, сидевшего на скамеечке вдали. – Но у всех нас есть темные стороны, и лучше бы нам пред лицом Эсфирота не множить наши грехи.
      Монах хмыкнул.
      - Эй, что тут смешного? – командор поднялся с места. – Я не понял, может, объяснишь?
      - Вам не нравится наш гость, Уттен? – спросил король, подняв одну бровь.
      - Да, – резко сказал Кристанмер. – Я его не знаю, и, следовательно, не доверяю ему.
      - В мире множество людей, которых Вы не знаете, – вздохнул Бармейн, покачав головой.
      - Это меня постоянно беспокоит, – командор прищурился и внимательно посмотрел на незнакомца, чье лицо было закрыто капюшоном. – Кто он? Откуда он здесь взялся? Для чего пришел? Ваше Величество, я не могу Вас защищать, если не знаю все о людях, которые Вас окружают.
      - Спокойно, Уттен. – король кивнул. – Я объясню. Это брат Ультим, монах Церкви Единого. Его прислал архиепископ Тар Ладона. Брат Ультим – на редкость образован и на удивление начитан. Он будет помогать мне. Вы должны доверять ему.
      - Слова Его Величества – закон для меня. – Буркард Бармейн поклонился.
      - Хорошо. – Уттен Кристанмер плюхнулся на скамейку. – Но слышишь ты, монах! Я буду следить за тобой. И не приведи Эсфирот, я узнаю, что ты замышляешь что-то.
      Брат Ультим кивнул.
      - Так на чем мы остановились… - король почесал затылок. – Ах да, турнир… Я получил пока письма только от герцогов Эвриза и Синкатора, что они приедут, но я уверен, что многочисленное рыцарство королевства тоже посетит праздник.
      - А Доран? – спросил Первый Советник.
      - Надеюсь, что нет. – скривился Маттиас. - Именных гостей будет немного да, но простого люда, как всегда, соберется много. Проклятые любители пожрать задарма, знают ведь, что по традиции король угощает всех!
      - Говорят, халяву придумал сам Владыка Теней, – вставил шуточку Бармейн.
      - Возможно… - король снова почесал в затылке. – В общем Буркард – я рассчитываю на Вас. Пошарьте в казне, изыщите необходимые средства в бюджет этого глупого мероприятия. Короче, организуйте все. Смотрите, чтобы распорядители не украли слишком много. В общем – действуйте, и да поможет вам Эсфирот!
      - Ваше Величество. – Первый Советник лучезарно улыбался. – Вы же знаете, какое для меня удовольствие послужить Вашему Величеству! Да ради Вашего Величества я в лепешку разобьюсь, но выполню все, что потребно Вашему Величеству. И пусть Ваше Величество не сомневается, я сделаю все в самом наипрекраснейшем виде! Ваше Величество будет радо…
      Маттиас поднялся, Уттен тоже встал, посмотрел на продолжающего щебетать Бармейна, сплюнул и пошел следом за королем. Таинственно молчавший монах проследовал за ними, держась чуть в отдалении.
      Они вышли на открытую галерею. Король остановился, положил руки на зубцы бойниц, и, подставив лицо теплому ветерку, задумался. Кристанмер встал рядом, ожидая каких-то приказов своего повелителя. Монах замер черной фигурой, точно гаргулья, у дверей в покои.
      - В общем, дела идут, Уттен. – промолвил, наконец, король. – Хотя, конечно, мне не все нравится, но думаю, мне в итоге удастся достичь всего желаемого.
      Командор не совсем понимал, о чем говорит Маттиас I Ворчливый, но внимательно слушал, стараясь не упустить ни единого слова.
      - Рафаэль уплыл, - владыка улыбнулся. – Это хорошо, но плохо то, что мои дети ссорятся между собой. Это совсем не хорошо, Уттен, поэтому я пока решил ничего не предпринимать.
      - Надеюсь, что принцы помирятся, – согласился Кристанмер, он уже был наслышан об инциденте, связанным с церковью Единого. Ему вообще не нравилась эта новая вера, и принц Теодор ему нравился меньше, чем принц Клод, который нравится меньше, чем принц Рафаэль, но Уттен молчал, и ничего никогда никому не говорил на этот счет. Молчать – было единственным правильным решением.
      - Сейчас Клод отправился в Трезим… - Маттиас смотрел куда-то вдаль. – Может когда он вернется, они помирятся.
      - Все может быть, Ваше Величество. – Командор стражи оглядывал небо, словно ожидая нападения дракона. – Может, все-таки пойдем отсюда? Нехорошо здесь стоять, место открытое, да еще и ветер, мало ли – вдруг просквозит, простуду подхватите?
      - Вы правы, – король грустно улыбнулся. – Пойдемте. Скоро подадут обед, а Гвенет уже закончила читать.
      Они двинулись вперед, брат Ультим последовал за ними. Уттен не сводил с него взгляда – монах казался ему подозрительнее с каждой секундой. Что-то в нем было не так, и командор собирался выяснить, что именно.


--------------------
Ложь и зло, - погляди,
Как их лица грубы,
И всегда позади -
Воронье и гробы!
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Летописец
сообщение 11.04.2006, 17:00
Сообщение #10
Призрак
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 5






Нолаире. Песчаник.

    Обозы один за другим неотвратимо вползали в раскаленный песчаник. Телеги, груженные амуницией и провиантом, тащили «холодные»: темно-зеленые ящеры размером с лошадь. Трудноприручаемые и не отличающиеся скоростными качествами, они демонстрировали отменную силу и выносливость. В холод или зной они тянули грузы непосильные для обычных скакунов.
    Обгоняя обозы, скорым, но экономным походным шагом двигались войска. Магическая пелена, колыхающееся марево скрывало солдат от постороннего глаза. Только свой, знающий нужные ключи маг смог бы определить истинную величину армии, заполняющей брошенные земли.
    Маги-инженеры наблюдали за ползущим, закованным в броню караваном с холма неподалёку от лагеря. В центре лагеря суета, шум и поднятая в воздух нездоровая пыль песчаника отмечали место строительства главного объекта. Скоро очередная мачта, из выкованных в недрах Дулдоорнга труб и металлических полос устремится к небесам, к ангелам, покровительственно взирающим на великое дело творимое живимы.
    Счет пошел уже на дни. Скоро станет абсолютно ясно, будет удача сопутствовать планам Кьяллака или нет. Если здесь, на берегу дымящего озера, в непосредственной близости от форкосонской границы, где в хорошую погоду можно разглядеть на горизонте башни Форранга, будет получена постоянная магическая составляющая, то путь на Форкосон магам открыт. И не найдется на Лоскуте силы способной сдержать их натиск.
    - Вот он,- чуть слышно бросил один из наблюдателей, и глаза собравшихся на холме устремились к вползающему на холм железному чудовищу. Сказать о форме монстра было невозможно. Состоящее из углов, шипов и листов брони, перемалывающее землю и вздымающее пыль в воздух зубастыми колесами оно было не похоже ни на что виданное ранее. Гномьи руны черного  цвета, еле различимые на боку монстра, складывались в имя «Ферхоофд».
    Через минуту Ферхоофд с грохотом и скрежетом взобрался на холм и остановился. Лязгнула открывающаяся боковая дверца, и из неё выскочил черный гном в сером плотном костюме и скрывающем большую часть лица шлеме. У черного гнома была рыжая борода и хитрые, прищуренные глаза, которые так и сверкали в прорезях железного головного убора.
    - Дралин? – спросил один из магов без тени сомнения в голосе, скорее просто для завязки разговора.
    - Боло Дралин, - представился гном и склонился в поклоне, - для Вас, уважаемые маги, просто Боло.
    - Что ж, господин Дралин, познакомьте нас с Вашим чудовищем поближе, - попросил маг в синей тунике и эмблемой с желтыми молниями на рукаве.
    - Пожалуйста. Подходите ближе. Это Ферхоофд, которого убоится скоро весь Форкосон, - гном ухмыльнулся,- Сам Эсфирот станет молить о пощаде, когда его увидит.
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Герцог Эвриза
сообщение 23.04.2006, 21:26
Сообщение #11
Звезда
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 2


Герцог



Арнсад. Трейнион.

    Главные ворота легендарного города гостеприимно впустили внушительную делегацию из цветущего Оакланта. Виолет в Трейнионе, а это значит спокойная и размеренная жизнь в столице прекращается, как минимум на время турнир. Одет Эвриза как всегда шикарно и со вкусом, это у него похоже в крови. Сам герцог восседал на породистом, как и он сам, гнедом жеребце - иноходце, а в руке крутил ярко красную розу, время от времени с наслаждением вдыхая ее сладостный аромат. Многоликая толпа тут же окружила гостей, а небольшая стайка каких-то мальчуганов, прорвавшись сквозь кольцо празднующего люда, настойчиво пытались потрогать, ущипнуть «красивую лошадку». Эвриза рассмеялся, после чего легким движением вытянул одного чумазого представителя уличной братии и усадил его верхом впереди себя. Чуть позже Эвриза вернет парня в лоно своей веселой компании, где он долго еще будет пользоваться особым уважением среди сверстников, как же, прокатился на герцогской «красивой лошадке» рядом его Светлостью. За это его и любила толпа, и многое прощала молодому герцогу. И молодой герцог этим пользовался без стыда и совести, если оные вообще у него были. 
-Альваро, погляди какая красавица. Э-эх. – Эвриза указал кивком головы на приглянувшуюся девицу из толпы. Но не успел Альваро открыть рот, как Виолет  подлетел к ней, наклонился и шепнул юной особе что-то на ухо. Девица раскраснелась и стеснительно отвела взгляд, будто неожиданно заинтересовалась носками своих туфелек. Герцог громко рассмеялся и  вручил ей алую розу. Эвриза всегда долго находится под впечатлением, которое он производит  на женщин.
– Альваро, Себастьян, сегодня вечером я подарю этому городу несколько бочек нашего лучшего вина. Распорядитесь, чтобы их выкатили прямо на площадь. Вино - это еще одно доказательство того, что Творец любит нас и хочет, чтоб мы были счастливы, не так ли?
      После этих слов толпа взорвалась овациями, вино – старый проверенный прием и лучший способ завоевать всеобщую любовь, хотя казалось, что Эвриза все это совершенно виолетово*. Он просто убивал скуку. Себастьян и Альваро – рослые как на подбор, смуглые, темноволосые и беспечные, типичные оаклантцы, друзья детства Виолета.
-Эвриза, неужели ты забыл, что мы вообще то приехали поучаствовать в турнире? Быть может мы выкатим бочки в честь твоей победы?– Альваро задорно подмигнул кому–то из толпы и положил руку на плечо Виолету.
- Какой турнир? Ах да, турнир. Ничто нам не помешает выкатить их еще раз, не так ли? – небрежно бросил Эвриза, отмахнувшись рукой, словно от назойливого гнуса.
-  Ха, учитывая, что слетятся лучшие мастера со всего Форкосона, победить будет почти невозможно. Говорят Синкатор будет, и Лысый Уиллет из Менгена и ... – включился в разговор Себастьян.
- Трудные задачи выполняем немедленно, невозможные - чуть погодя. И хватит об этом, к тому же у меня разыгрался аппетит. – перебил друга Эвриза. Иноходец, вместе со своим голодным наездником, направился в сторону королевского дворца, резиденции Ренсингов. – Навестим Теодора, давно его не видел. Вообще наша королевская чета весьма загадочна, я бы даже сказал где-то безумна. Зато есть у них в страже некий Бойе. Милейший человек, добрый и отзывчивый.
Себастьян и Альваро дружно расхохотались.

Виолетово – безразлично, нет дела до. Выражение, вошедшее в поговорку.


--------------------
Конец дня - это когда карлики начинают отбрасывать длинные тени. ©
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Летописец
сообщение 23.04.2006, 21:49
Сообщение #12
Призрак
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 5






IPB Image Марика

Арнсад. Трейнион.
25 Нолаире

Вы думаете, нас так легко соблазнить? Отвечу так - да легко! ©Саша


Город, погруженный в праздник будто в пенистое шипучее вино, раскинул свои обширные владения по всей долине, а пригород, всегда такой чинный и полный спокойствия подобно открчтке-приглашению на званый вечер в Трейнионскую оперу, уверенно нёс высоко поднятую голову как у человека, всегда точно знающего свое место в этом мире и полного непреходящего достоинства в своей гордости за это место. На улицах Трейниона все еще продолжалось хмельное праздненство, в то время как блистательный герцог Виолет Эвриза, шумный герой многолюдный вечеринок и решительный кутежей, покинул своих друзей и направился в особняк, в котором его часто вспоминали и ждали всегда, в любое время дня и ночи.
- Я соскучилась, герцог! - тонкие женские руки проворно обвили шею довольного мужчины и с силой притянули к себе. Поцелуй длился и длился, затмевая всё вокруг.
Сладострастие различается в зависимости от времени суток. Вечером, когда ты в форме, оно легкими волнами гуляет от затылка к пяткам, слегка перехватывая дыхание. Вечерняя страсть многогранна: духовные озарения свободно переходят в приступы похоти и наоборот, становясь неразличимыми. Мир вертится на кончиках ресниц и пенится пузырьками шампанского, все ситуации обратимы, любой вход является выходом. Утром же все иначе. Утром любовь ощущается кристалльно ясно, будто хрустальный бокал, полный игристого молодого вина. Кончиками пальцев ты чувствуешь её гладкую целостность и нерушимость до тех пор, пока она не ударит в голове и запутает твой разум в бесконечном лабиринте страсти.

Они расположились в уютной остиной, заставленной обитой мягкой тканью мебелью. Окна были широко распахнуты, впуская прохладный утренний воздух и яркое солнышко. Мужчина и женщина устроились на соседних креслах, а стол, разделяющий их, проворные слуги заставили вазочками с грецкими орехами и эльфийскими сладостями и двумя бокалами красного вина.
- Как прошла поездка? Надеюсь герцог хорошо отдохнул? - Марика осторожно нарушила установившуюся тишину, которая, впрочем, никого не тяготила: Эвриза ощущал себя хозяином в этом доме, счета которого он оплачивал, и обращался с его домочадцами с непередаваемой легкостью.
- О да. Всю дорогу до Трейниона я не выпускал из рук эту розу, сорванную в лучшем саду Оакланнта, а значит и всего Лоскута. - Герцог с легким поклоном преподнес цветок девушке.
На миг прикрыв глаза и благодарно наклонив голову в древнем церемониальном жесте, девушка приняла подарок. Изящная рука поднесла цветок цвета темного вина к лицу, провела им понижней губе, одновременно целуя и пробуя на вкус. Глубокие медового цвета глаза, однажды поймав взгляд своего собеседника, не отпускали его ни на секунду, готовые предупредить любое его желание и, одновременно, заманивая в темные глубины любовной игры.
- Прошу почтать своим присутствием будущий турнир. Мне будет очень скучно там без тебя. Все эти потные мужчины с железом в руках, напыщенные снобы и дурные менестрели... Ты мне просто неободима.
- Разумеется, я приду, - легкая улыбка тронула тонкие губы, вмиг оживив красивое женское лицо. - Не могу же я позволить своему господину скучать!
Тоненькие пальчики с аккуратными розовыми ноготками игриво прошлись по темной мужской шевелюре, она склонила голову на бок и просительно посмотрела на него. Она знала, что герцог любил больше всего и была готова на все, чтобы доставить ему это удовольствие.
***

Просторная комната стала полем игры света и тени, царством полутьмы, наполненным призраками, духами и сильфами. Они прятались в каждом углу, в каждой ложбинке, за каждым изгибом роскошной мебели и вычурных аксессуаров, прятались и ждали, пока утихнет горячая схватка меж скомканных простыней, утихнет игра в любовь, погружая комнату в сон - их исконную вотчину.
Толстый серый кот потерся пушистым боком о край деревянной ставни, распахивая её, и в комнату проник маленький солнечный зайчик, ярким золотом блеснув на крашенном рыжем волосе. Обширное пространство спальни было наполнено тяжелым ароматом масел и благовоний, пота и желания - магического аромата мужчины и женщины, пьянящего, сводящего с ума не хуже любого сильного наркотика. В этой игре важны были детали - ровные белые зубы впились в тонкую розовую губу, переплетённые в полузабытьи пальцы рук, стиснутые до боли от исступления.
Комната была наполнена звуками: в воздухе звенели отрывистые крики, сладкие всхлипы, музыкальную палитру дополнял легкий след беззвучно шуршащих простыней и то обманчиво-мягких, то резких  телодвижений, все было подчинено единому ритму и это извечное "о", "ещё", "больше", и искусительное и протяжное "ммм...", и то самое единственное, тихое-тайное и эротично-аморальное, что так хотелось достичь и так сложно было поймать.
***

Герцог Эвриза никогда не забывал навещать свою любовницу. Объявившись в столице, он приезжал в её пригородный дом недалеко от Трейниона зачастую раньше, чем оканчивал все те светские визиты, к которым его обязывало высокое положение в обществе. Она занимала далеко не последнее место в списке любимых герцогом женщин, хотя это, конечно, была не та вещь, которой стоило бы гордиться.
Но что может знать о гордости куртизанка?

Были вопросы, на которые Марика не отвечала напрямую, и отцовство своих детей женщина всегда определяла просто: "Чьи-то". В то время ем временем, что её любовник спал, утомленный искуссной игрой в любовь, она поспешила провести время со своим любимым сыном, своим белокурым принцем, ради которого она была действительно готова на все и дальше большее.

Сообщение отредактировал Летописец - 23.04.2006, 22:56
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Фламия Сильвертир
сообщение 23.04.2006, 23:23
Сообщение #13
Пламя
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 4


Подари мне огонь, eсли ты из огня



24 числа месяца Нолаире.
Акпид. Локуд Розн.
Штаб-квартира Гадрианов.


      Фламия Сильвертир откинулась на спинку вращающегося кресла, и, достав сегодняшнюю газету начала читать. Закинув ноги в сапогах на стол, взяв в одну руку кусок горячей, дымящейся пиццы, второй рукой она листала страницы, просматривая светскую хронику… Скучное занятие, но на дежурстве в конце месяца Нолаире, когда все преступники прячутся от испепеляющей жары по домам, и такое сойдет. В последние дни перед месяцем Красной Луны жизнь в Столице замирает…
      Пицца заканчивалась, Фламия облизывала пальчики, газета тоже подходила к концу. Как назло спать не хотелось, поэтому девушку ожидала бессонная ночь. Подумав об этом, она застонала – Фламия ненавидела ожидание, она была самой нетерпеливой среди Гардианов Столицы, а что может быть хуже ночи занятой ничегонеделанием.
      Штаб-квартира Гардианов освещалась неяркими волшебными лампами, и только та из ламп, что стояла около девушки, горела ярко, словно маленькое солнце, давая ей возможность читать. Где-то в дальнем углу что-то бубнил не выключенный палантир, магический охладильник мерно гудел, храня стратегические запасы эля. Фламия перевернула очередную страницу, вздохнув – хроники кончились, оставались лишь кроссворды. Девушка достала из стола наточенный карандаш, и задумалась – кроссворд был сложным.
      Неожиданно в дальнем конце залы что-то металлическое грохнулось на пол и покатилось, при этом зазвенев. Одновременно с этим раздался веселый смех. Фламия – среагировала мгновенно – упала на пол, выхватывая из-за пояса Изохронский скипетр с заряженным в него Хеликсом. Массивный жезл – не то, что дурацкая волшебная палочка, с которой они упражнялись в школе.
      Фламия осторожно выглянула из-за стола, всматриваясь в полумрак. В противоположном конце залы кто-то определенно был. Только не было понятно кто. Девушка высунулась еще немного из-за стола, как можно дальше вытянув вперед руку, в которой она держала скипетр. Хеликс – смертоносное заклинание школы магии огня, которое вместе с тем излечивало колдующего, было незаменимым в работе Гардианов. И кто бы ни пробрался в их штаб-квартиру, скипетр поможет в любом случае.
      - Эй! – крикнула Фламия. – Кто здесь? Прозвучало это невероятно глупо, кроме того, ее голос дрогнул. Она выругалась про себя. Никто не отвечал, неизвестный по-прежнему скрывался в полумраке.
      - Люмос! – прокричала Фламия, одновременно с тем, как вспыхнул яркий свет, она перекатилась по полу в самый центр комнаты, нацелившись на предполагаемого противника, приготовившись сразить его на месте убийственным Хеликсом.
      - Спокойно! – на столе сидела какая-то странная рыжеволосая девица, державшая открытую бутылку эля, нагло вытащенную из магического охладильника. – Я не причиню тебе вреда… ммм… - она прикрыла глаза. – Фламия.
      - Что за… - прошептала изумленная девушка. – Ты кто такая, забери тебя владыка Теней?
      - Ооо… - девица сидевшая на столе улыбнулась. – В этом вся суть. Я Астерлита, и я пришла за тобой.
      - За мной? – Фламия не выпускала из вытянутой перед собой руки Изохронский скипетр. – И что тебе надо?
      - В этом тоже суть проблемы. – Астерлита покачала золотыми кудрями. – Я долго искала подходящего мне человека, потом Реки Судьбы привели меня к тебе. Удивительно, что нашлось так мало. Но ничего…
      - "Реки Судьбы"… - подумала девушка. – Белиберда какая. Да она, видать, совсем ненормальная, эта Астерлита… Это бывает, волшебство – штука опасная, иногда магические потоки сводят колдунов-неудачников с ума. Поэтому Фламия не стала возражать, а лишь улыбнулась.
      - Итак. – Астерлита допила украденный эль. – Нужно объяснить ситуацию. Я знаю – вы планируете атаку на Форкосон. Ударить по Трейниону – основная цель. Но есть и вторая цель… Винбадей. Южные пустыни – нельзя упускать возможность сокрушить войска, которые расположились там – это, значит, ликвидировать возможность окружения.
      - Она точно сумасшедшая, – решила Фламия, думая о том, как быстрее вызвать неотложку. – Форкосон, Винбадей…
      Астерлита снова покачала головой.
      - Думаю, ты мне не веришь… - улыбнулась она. – Но я покажу тебе, только дай руку. И Фламия не успела ничего сделать, как Астерлита схватила ее за руку, и в тот же момент все исчезло в ослепительной вспышке, мир вокруг завертелся, и через мгновение она оказалась на вершине громадной черной скалы, которая точно грозовая туча возвышалась над долиной. Фламия хватала воздух ртом, словно рыба, выдернутая из воды, а Астерлита обвела рукой окрестности.
      - Видишь? – спросила она, Фламия пригляделась – вся долина была заполнена войсками. Огромные армии стояли здесь и они чего-то ждали. Или кого-то?
      - Морлоки, обитатели подземелий. Раса темных эльфов-людоедов, которые любят пытки и боль. И они готовы встать под твое командование…
      Девушка перевела взор на смеющуюся Астерлиту – в глазах у той плясали молнии, за спиной развевались огромные черные крылья – словно у ворона.
      - Великий Создатель! – прошептала Фламия Сильвертир. – Ты – Ангел Смерти!
      - Очень приятно! – Астерлита протянула ей руку, помогая встать. – Теперь, Фламия, поговорим о делах, – снова все закружилось в сиянии грозы, и они очутились в штаб-квартире Гадрианов, Фламия ошарашено смотрела на свою спутницу – по легенде Ангелы Смерти были теми, кто создал Акпид. Их появление предвещало войны, смуты и прочие бедствия. А уж об их избранниках и говорить не приходилось – с ними случались чудовищные вещи, такой судьбе не позавидуешь.
      Астерлита, кажется, догадалась, о чем она думает, поэтому снова улыбнулась, на этот раз – ободряюще.
      - Не бойся. В конце концов, мы здесь, потому что пытаемся справиться с судьбой!
      - Великий Создатель, какой бред! – прошептала Фламия, съежившись в углу.
      - Понимаю, все это звучит глупо. – Астерлита развела руками. – Никогда не любила эти разговоры про судьбу, Творца, высшее предопределение. Если я вижу задачу – я стараюсь ее решить, если я вижу препятствие – я его преодолеваю. Разговоры – ерунда. Нет другой судьбы, кроме той, что творим мы сами. Но мне надо как-то убедить тебя помочь мне. Проклятье, Мелфегор нашел бы нужные слова – он умеет быть крайне убедительным. Хмм…
      - Ты хочешь, чтобы я возглавила армию? – пропищала Фламия. – Но я лишь Гардиан, я не самый сильный маг… Я не тот, кто тебе нужен.
      - Вот тут ты ошибаешься. – Астерлита подняла палец. – Я следила за тобой. Мы с тобой похожи – ты тоже никогда не останавливаешься на полпути. У нас все получится.


--------------------
I’ve got the power to fly into the wind
The power to be free to die and live again
This power’s like fire, fire loves to burn
Make the world a grave of ashes in a urn
The power in the darkness to see without my sight
The power of the magic the power of the spell
Not to serve in heaven but one day rule in hell
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Рафаэль Ренсинг
сообщение 11.07.2006, 9:26
Сообщение #14
Человек
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 4


I pray we learn to trust



Руадэлен. 347 год.
Океанские просторы.



    «Альмареа» и «Тарукко» больше года бороздили бескрайний океан и, как выяснялось, бороздили его безрезультатно. Отплыв из Эстреллара на запад, галеоны обошли материк по дуге, на севере достигнув ледяных пустынь, и теперь уже не первый месяц направлялись на восток.
    Бесчисленные волны колотили в борта кораблей, ветра терзали паруса и снасти, но «Альмареа» и «Тарукко» упрямо стремились к неведомой цели.
    Две трети команды, состоявшей из эльфов и не думало роптать. Время для них не играло существенной роли, а если оставался хоть какой-то шанс найти путь к свободе, они готовы были скитаться целую вечность.
    Сказать то же самое о людях, в основном находившихся вместе с принцем на «Альмареа» было нельзя. Они уставали от моря, от бесконечной качки и бескрайних вод, от несбывшихся надежд. Всё чаще спутники Рафаэля, когда по близости не было эльфов, пытались заговаривать с ним о возвращении домой. Раздражение и недовольство проявлялось в мелочах, но чем дольше они путешествовали, тем явственнее над «Альмареа» нависал призрак бунта. Пару заговорщиков уже пришлось выбросить за борт. Кроме того, за время экспедиции экипажи потеряли ещё семерых людей и двух эльфов в результате несчастных случаев и болезней.
    Заговорщиков за борт бросал Дюри. Граф Фебарнье делал это хладнокровно и без тени сомнения. На «Альмареа» Дюри боялись как огня и эльфы и люди, и Рафаэль не раз мысленно благодарил судьбу и дядю Дорана за столь преданного и исполнительного помощника. По сути, благодарить со слов разоткровенничавшегося однажды Дюри надо было другую весьма занимательную личность, а именно борона фон Анхеля, спасшего его на пару с кузеном из вод Глинсире, но эта история казалась Рафаэлю не слишком правдоподобной.
    Так или иначе, Дюри держал команду на «Альмареа» в повиновении, на «Тарукко» заправлял сын Таирона Мэриманго Наитнулла, или Анго, как его звали приближенные, и на этом галеоне всё было совсем благополучно, если не считать, что эльфы также тяготились отсутствием результата похода…


                                                                  * * *

    …Сколько раз до этого повторялась одна и та же картина сосчитать невозможно. Сидящий на носу галеона принц смотрел на установленный перед ним странный предмет. Рафаэль вновь и вновь вспоминал вызубренный наизусть текст древней рукописи… Что он делает не так? В чем подвох? Может быть не каждый человек может воспользоваться скрытой в артефакте силой? … Впервые на принца нахлынули сомнения уже в море, на втором месяце странствий, как будто спало наваждение… Почему он вообще так слепо поверил в силу этой железяки, что если она и вовсе подделка? И главное поверил не он один…
    И ещё это ощущение чужой воли, то злой и настойчивой, а то мягкой и нежно подталкивающей его. Кто мог так запросто проникать в его разум и руководить действиями? Боги? Ангелы? Сам Единый?
    Рафаэль перевел взгляд с артефакта на далекий горизонт и закрыл глаза. Он повторял про себя придуманные им самим слова и клятвы, иногда прося, иногда требуя обещанного чуда. Давно, примерно в то же время когда в душу его закрались сомнения, он что-то почувствовал, какую-то едва уловимую связь. Позже ему стало казаться что сила, заложенная в артефакте отзывается, тянет к нему свои невидимые руки, не дает прийти в отчаяние. И он делился с этим необъяснимым своею мечтой, своей главной до сих пор мечтой о неизведанных землях, о новых прекрасных мирах, о бесконечных путях вселенной. Принц просил открыть двум кораблям дорогу, чтобы они смогли вырваться из замкнуто круга. Порой ему казалось, что он услышан, что ещё немного и всё изменится, теперь он точно верил, что могущественная сила заключенная в артефакте понимает его и поддерживает его силы…
    Рафаэля вдруг бросило в жар. Голова закружилась, и перед его открывшимися глазами заплясала палуба. Внутри что-то оборвалось. Он привалился на бок, стараясь дышать ровно и успокаивая быстро застучавшее сердце. Немного придя в себя, он поднял голову. Отстраняясь от окружающего мира, он не заметил, как вокруг стемнело, и с удивлением теперь наблюдал за несущимися с невиданной скоростью тучами. В считанные минуты они затянули всё небо. Молнии расчертили сгустившуюся мглу и на глазах формирующийся шторм принял угрожающий вид. Сзади послышался топот ног, к принцу подбежал Дюри в сопровождении нескольких матросов.
    - Мой принц, вам необходимо сейчас же укрыться на нижних палубах.
    Рафаэль продолжал оглядываться вокруг. Почему-то ему казалось, что он и его артефакт повинны в происходящем буйстве стихии.
    - Дюри, я думаю мне лучше остаться здесь. Я хочу всё видеть своими глазами.
    - Я не могу Вам этого позволить, - в хриплом голосе Фебарнье отразилась полная решимость увести принца. Во что бы то ни стало.
    - Я остаюсь здесь, граф.
    Дюри замешкался лишь на мгновение.
    - Тогда мы все останемся с Вами. Будем погибать вместе, Ваше высочество.
    В глазах у качающихся за спиной у Дюри матросов совсем не было подобной уверенности. Скорее наоборот, в них прослеживалось единственное желание: удрать с палубы. Но никто не смел сделать и шагу назад, проявив тем самым неповиновение.
    - Будьте благоразумны, принц.
    - Хорошо, идемте, - Рафаэля всё ещё мутило и он не находил в себе сил бороться с этой компанией…
    Обдаваемые брызгами налетающих на корабль гигантских волн они бросились бежать.

    …Остаток дня и всю ночь продолжался шторм, нещадно терзавший Бог весть как попавшие в его центр корабли. Рафаэль всё это время то забывался полусном, то вновь доставал свое, светящееся в полумраке, загадочное устройство и отрешенно сидел, установив его перед собой. Не смыкающий глаз Дюри следил за ним с неодобрительным выражением на лице…
    А на утро принца разбудили крики с палубы, самым громким из которых был:
    - Земля! Земля!

Сообщение отредактировал Рафаэль Ренсинг - 11.07.2006, 9:50
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Изольда
сообщение 19.09.2006, 19:25
Сообщение #15
Маг
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 7


Раскаяться никогда не поздно, а согрешить можно и опоздать!



347г. Нолаире. Хардерон.

  Сумерки сгущались, очертания заснеженных гор таяли в наползающей тьме. Хрупкая невысокая девушка стояла у окна Восточной башни и смотрела, как в Замке зажигаются огни. Синий бархат платья плотно облегал стройную фигурку. Прямые темные волосы, переплетенные жемчужными нитями, падали ниже пояса. Тонкие черты лица, очаровательная улыбка, завораживающий взгляд черных глаз. Это была Изольда – властительница Хардерона. Всегда юная и прекрасная, она знала секрет вечной молодости и напоминала милого ребенка. Никто бы с первого взгляда и не догадался, что сердце ее было холодным, как ледники Хардерона, а душа не знала жалости и милосердия. Изольда всегда получала то, что хотела, и жизнь была для нее всего лишь забавной игрой.
  Присев на край широкого подоконника, она смотрела на призрачные силуэты строений и убегающие в туманную высь шпили башен. Покрытые инеем стены мерцали серебряными искрами. Холодная, волшебная красота…
  Но Изольде было совсем не до этого. Она смотрела на огни и снег, и не видела ничего. Все ее мысли были в Локуде, откуда она вернулась сегодня днем. Совет принял решение о начале Войны, и значит Хардерон это событие стороной не обойдет. Каждая провинция должна выделить войска для нападения на Форкосон. Хорошо это или плохо? Кто бы знал заранее!
  - Госпожа, Вы меня звали?
  Изольда обернулась. В дверях стоял человек невысокого роста и неопределенного возраста. С первого взгляда ему можно было дать около тридцати, но приглядевшись – все пятьдесят. Это был Руфус Моро, Советник Изольды и управляющий Снежным Замком. Он был единственным человеком, который мог жить вблизи «Сердца Льда» без ущерба для себя. От рождения Руфус был оборотнем, и ему пришлось потратить немало сил и времени, чтобы превращаться, в кого он желал, и когда он желал, а не слепо повиноваться магии полнолуний. В итоге он стал довольно сильным магом, и главное, что подкупало Изольду, он был человеком чести. Однажды присягнув на верность своей госпоже, он ни разу ее не подвел и не предал. Она доверяла ему как себе.
  Руфус поклонился и вошел в комнату. Шаги и движения его были бесшумны как у призрака.
  - Да , я звала тебя, Руфус, - Изольда отошла от окна, - Хочу обсудить предстоящие действия. Акпид готовится к Войне.
  Она устало опустилась на золоченое кресло, покрытое голубой норкой.
- О, Акпид все время готовится к войне, - Руфус улыбнулся, занимая кресло напротив Изольды.
  При этом он легонько взмахнул рукой. Появилось призрачное человекообразное существо, сотканное из серой дымки.
- Вино, фрукты, - небрежно бросил Руфус. Он всегда знал, что хочет госпожа.
  Существо исчезло.
  Изольда откинулась на спинку кресла и закинула ногу на ногу. Руфуса она не стеснялась. Он не был ее любовником. Он был старым, добрым  и преданным другом.
- На этот раз Война все-таки состоится. Ангелы Смерти нашли способ нападения на Форкосон.
- Ангелы посетили собрание Совета?
- Да, был Талентор. Он предложил строить магические башни по пути следования нашей Армии. Может быть и сработает!
  Двери бесшумно отворились, пропуская в комнату несколько существ-призраков. Они поставили вазы с фруктами, вино и пару хрустальных бокалов на резной столик из черного дерева и растворились в воздухе. Двери закрылись сами по себе.
  Так как люди не могли долго переносить сильный холод, Изольда использовала в качестве прислуги низших элементалей Воздуха. Она называла их Тенями.
  Руфус разлил вино и протянул один из бокалов госпоже.
- За начало Войны!
- За открытие Пути! – Изольда выпила до дна и кончиком языка облизала с губ красные капли.
  Темная тень со свистом пронеслась за окном.
  Изольда обернулась.
- Это горгульи, госпожа, - поспешил успокоить ее Руфус, - Бедняги скучают, на нас давно уже никто не нападал. Наверное, медведь или волки подошли слишком близко к стенам Замка.
- Что ж, пусть мои «птички» поразомнут крылышки, - согласилась Изольда.
Ей и самой было жалко каменных тварей, украшавших стены и крыши замка. Когда Изольда завоевывала Хардерон, у них было много работы. Сейчас же горгульи выглядели заброшенными и жалкими, разрушаясь от ветров и снега.
- А что Вы думаете получить от Войны? – полюбопытствовал Руфус.
- Уничтожение Цитадели, Руфус. Она для меня яд. Все, что лишено магии, мне противопоказано! К тому же надо сменить обстановку и немножко развлечься. Я слишком засиделась в своих владениях. Как думаешь, какие земли в Форкосоне нам лучше отхватить?
  - По-моему, об этом еще рано думать, - заметил Руфус, - мы еще ничего не завоевали.
  - Да, ты прав, - согласилась Изольда, - С этим разберемся по ходу дела. Как у нас с войсками?
  - Вы же знаете, Госпожа, наши люди всегда готовы к действиям.
  Изольда знала. Пираты, драконы, невесть откуда берущиеся твари и некроманты из Тардаша со своими жертвоприношениями не давали расслабиться. Плюс политика Акпида требовавшая быть готовыми к наступлению на Форкосон в любую минуту.
  - Как корабли?
  - Три уничтожены в прошлом месяце в битве с Левиафаном. Два в ремонте. Остальные в полном порядке.
  - Двадцать пять остается для охраны, остальные возьму с собой.
  Воздушно-морской флот был главной военной силой Хардерона. Суда охраняли побережье от набегов пиратов и морских тварей, а при атаке драконов были готовы в любой момент подняться в воздух.
  Корабли строились в Оде, единственном крупном порту Хардерона. Лес для строительства сплавляли вниз по Илезе. Орудия и броню создавали карлики, взамен на охрану их сокровищ от драконов, грифонов и ненасытных до золота людей. А сокровищ, по слухам, в Туманных горах было спрятано не мало.
  - Что насчет големов?
  - Сотня здесь, по сотне в Оде и Игле, по три сотни в горах и на границе с Ихионом. Еще около тысячи ждут, чтобы Вы вдохнули в них жизнь, - Руфус наполнил очередной бокал.
  - Отлично, - Изольда повеселела, - Завтра свяжусь с Локудом. Как только скоординируем действия,  еду в Оду, и выступаем.
 
* * *
  Утром Изольда пребывала в прекрасном расположении духа.
- Итак, Руфус, - объявила она, спускаясь по витой лестнице в холл, - Пора проведать мою коллекцию «отморозков».
  Руфус стоял внизу лестницы, прислонившись спиной к резным перилам. Увидев Изольду, он слегка склонил голову в знак приветствия:
- Я уже жду Вас, госпожа.
  Они вместе прошли через зеркальную галерею, Нефритовый и Лазурный залы.
  Тени отворили двери в подземелье. Широкая лестница, убегающая вниз, тонула во мгле. Из темных глубин потянуло холодом. Где-то там было скрыто от любопытных глаз «Сердце Льда», могущественный артефакт, приносящий на землю Хардерона холод и убивающий все живое вокруг себя. Даже Руфус не мог войти в Зал, где хранился этот кристалл. Изольда одна могла прикасаться к нему, и, удивительно, камень не вредил ей, а дарил Силу. Словно тысячи тонких игл пронзали тело, но не вызывали боли, а успокаивали, затягивали раны, наделяли энергией, равной которой Изольда не ощущала нигде. Кристалл как будто бы был частью ее. Он светился мягким голубым светом, когда Изольда входила в Зал, и гас, когда она его покидала.
  Но сейчас Изольду интересовал не артефакт, а залы предшествующие ему. Там в высеченных во льду стенах она хранила свою коллекцию. Все люди любят что-нибудь собирать. Кто-то коллекционирует бабочек, кто-то оружие или живопись, кто-то деньги или любовные победы. Изольда коллекционировала своих врагов. Вернее не только своих, а всего Хардерона. Все, кто когда-либо нарушал законы ее владений, могли служить пополнением в коллекцию. Убить врага не так приятно, как сохранить ему жизнь, вморозив в стену, и наблюдать за его страданиями на протяжении долгих лет. Сознание сохраняется, тело обездвиживается. Что может быть ужаснее, чем бесконечная череда одинаковых мгновений?
  Светильники, вмонтированные в стены, вспыхивали сами по себе, когда Изольда проходила мимо. Внизу лестницы начиналась череда ледяных залов. Если не знать, что здесь скрыто, можно спокойно пройти мимо. Глаз обычного человека различал лишь неясные силуэты, едва заметные из-за толщи льда. Только Изольда и Руфус знали что к чему.
- Значит так, -Изольда по хозяйски осмотрелась, - Мне нужна парочка магов, не слишком умных, чтобы меня одурачить, но и  не слишком тупых, чтобы не пришлось все делать за них самой. Кого посоветуешь?
- По-моему, разморозить это отребье, вообще не лучшая идея, - Руфус покачал головой, - Помните, чем все закончилось в прошлый раз?
Изольда скривилась:
- Признаю, в прошлый раз я ошиблась. Тот самонадеянный идиот думал, что от меня можно так просто избавиться! Зато с другой стороны моя мантикора сытно поела. Помнишь, каким он был толстячком?
Руфус нахмурился и ничего не ответил. Характер Изольды он выучил прекрасно. Если она что-то вбила себе в голову, ее уже не отговорить.
- Нет, здесь мне ничего не нравится, - Изольда брезгливо сморщила носик и перешла в следующий зал.
Руфус последовал за ней. Там картина повторилась. «Слишком тупой, слишком наглый, слишком слабый… А этого вообще не знаю зачем оставила!» Изольда перебирала свою коллекцию пленников, как маленькая девочка перебирает коллекцию кукол. Наконец она остановилась.
- Руфус, а как тебе этот? – она подошла к стене и нарисовала пальчиком крестик на заиндевевшей поверхности.
Руфус знал, что для себя Изольда уже все решила, а с ним советуется только ради соблюдения правил. Но все же, ради порядка, он решил немного повозмущаться:
- Госпожа! Это же Тролль! Они лживы, злобны, жестоки и нахальны! К тому же – каннибалы!
- Вот именно! Это то, что нужно для Форкосона! Он поведет армию големов. Зачем мне бросать своих людей в ближний бой? - Изольда кивнула на соседнюю стену, - И вот этого возьмем.
- Госпожа, некромант-то Вам зачем? Вы же не любите «мертвяков»!
- Не люблю, - она хитро прищурилась, - Но ты только представь ужас врагов, когда на их границы нападет левиафан!
- Какой левиафан? – Руфус озадаченно взглянул на госпожу.
- Который уже месяц валяется у нас в Северной бухте.
- Вы хотите его «поднять»?
- А почему бы и нет?
- Но от него вряд ли что-то осталось. Разве что кости…
- Воспользуюсь «Слезой Луны».
- Погодите… Даже если так, левиафан – морское чудовище!
- Он, в первую очередь, дохлое чудовище! И ему теперь без разницы где ползать, в море или на суше! И не пытайся меня отговорить!
  Руфус сдался. Если Изольда хочет проблем на свою голову, пусть потом сама их и решает. Хорошо еще, что ей не приспичило оживить минотавра, орду гарпий или пятидесятиметрового гиганта. С ними было бы хлопот побольше.
  Изольда подняла скипетр. Голубой луч ударил по стене. Капельки воды побежали вниз, сливаясь в тонкие ручейки. Лед начал таять.
  Тени сползли с потолка и сгустились вокруг хозяйки.
- Как только разморозятся, дайте им подписать Договор, - приказала Изольда, - Если откажутся, закиньте обратно. Они пока слишком слабы, чтобы сопротивляться.
  Она взяла Руфуса под руку.
- Пойдем отсюда скорее, пока я не замочила новые туфли, - Изольда брезгливо отступила от растекающейся по полу лужицы талой воды.

* * *

  На следующий день к обеду Изольда вышла при полном параде. Длинное белое платье из тончайшего шелка с золотым шитьем,  темные волосы уложены в сложную прическу, из украшений – бриллианты с сапфирами. С легкой улыбкой она рассматривала своих бывших пленников.
  Тролль увлеченно опустошал уже седьмую тарелку. Видимо он решил наверстать все приемы пищи, упущенные за годы заточения. Острые клыки ловко разрывали жареную гусиную лапку, и Изольда была уверена, что с таким же успехом они могут разорвать не только гуся, и не обязательно жареного.
  В самом облике тролля не было ничего необычного: невысокий рост – чуть больше двух метров, грязно-серая кожа, острые уши, янтарные глаза, когтистые лапы. Улыбку вызывало другое: из-за холода «гостям» пришлось выделить меховые полушубки. А тролль в мехах – зрелище довольно забавное! Что там Изольда! Руфус, и тот, то и дело отворачивался, чтобы подавить невольный смешок!
  Ситуация не веселила лишь некроманта. На тролля он поглядывал с презрением. Ровней себе он его явно не считал.
  Некромант был молод и не дурен собой. Его даже можно было бы назвать красивым, если бы не одно «но». У него было длинные волосы ярко-красного цвета. Такой экстравагантности Изольда понять никак не могла! Ну, зачем людям все время хочется себя специально уродовать!
  До еды некромант почти не дотронулся, зато налегал на вино, уговорив уже пару бутылок. И хотя по виду он вроде бы и не пьянел, его поведение настораживало. Очень уж не хотелось Изольде иметь в подручных мага-пьяницу!
  Тролль догрыз гусиную лапку и рыгнул. Некромант поморщился и потянулся за следующей бутылкой. Руфус покачал головой.
- Господа, маги! Прошу минутку внимания! – Изольда решила нарушить идиллию, иначе один из «господ» обожрется, а второй упьется, - Меня и Руфуса, я думаю, вы помните. Может быть,  вы тоже представитесь?
- Ог`Хар Д`Хаб, - тролль вытер рукавом рот и изобразил улыбку.
Изольда перевела взгляд на некроманта.
- Яго, - представился тот.
- И все?
- Все, - некромант не был расположен к любезностям.
Впрочем, Изольда и не настаивала. Свои настоящие имена некроманты не называли ни кому. Играя с жизнью и смертью других, себе они такой участи не желали. А имя дает слишком много информации для того, кто знает, как ее применить.
- Насколько мне известно, господа, - Изольда лукаво прищурилась, - Вы – несостоявшиеся воры. Вас обоих поймали карлики при попытке обчистить их кладовые, а затем подарили мне.
- Если бы не лавина, меня бы не поймали, - попытался оправдаться тролль, - Среди наемников я был лучшим!
- По-правде меня мало интересует, что там было раньше, - продолжала Изольда, - Мне куда интересней настоящее! А в настоящем вы оба подписали Договор служить мне верой и правдой аж сто лет.
- Что? Сто лет? Да я сдохну за это время! – возмутился некромант.
Изольда удивленно хлопнула ресницами:
- Господа! Обещаю! Если вы будете мне служить, то сдо…, отойдете в мир иной намного раньше! К тому же кто вас просил подписывать Договор, не читая его?
- А как читать, если я еще глаза разлепить не успел, а его уже с угрозами суют под нос? – тролль оскалил клыки.
- Значит так, господа, - Изольда решила расставить все точки, - Мне нет дела до того, кто что читал! Подписали – значит подписали! А теперь познакомьтесь с «гарантией» его соблюдения.
  Она указала рукой на дальний темный угол зала. Там лежал огромный красный меховой комок. Стоило на него обратить внимание, как ком зашевелился, поднял голову и потянул лапы. Зевнув, тварь вышла на свет. Львиное тело , хвост скорпиона, сложенные за спиной перепончатые крылья, налитые кровью глаза. Это была трехметровая мантикора. Она подошла к Изольде и легла на пол у ее ног.
- Это моя маленькая мантикора, - Изольда нежно потрепала рукой пушистый красный загривок, - Я зову ее моей «девочкой».
Тварь чуть прикрыла глаза и снова зевнула.
- Если вы никогда не встречались с мантикорами, я поясню: они не чувствительны к магии, плотоядны, причем падаль не едят, предпочитают «свежатинку».  Перемещаются быстрее ветра, в одно мгновение преодолевая любые расстояния. Так что никто не сможет скрыться от них! Моя мантикора – свидетель моих сделок. Я «натаскала» ее на предателей. Как только договор нарушен, она почувствует и сожрет нарушителя. Вам все понятно?
- Куда уж понятнее, - отозвался тролль, не сводя глаз с красной твари, - Только из всех правил бывают исключения…
- Что ж, у вас есть шанс их найти. Правда, многие пытались… А нашли – желудок моей мантикоры.
- Послушай, Изольда, - начал некромант.
- Госпожа Изольда.
- Госпожа Изольда… Можно хотя бы сейчас Договор прочитать? Мы ведь и на самом деле его подписывали вслепую.
- Конечно! – Изольда была сама любезность, - Руфус, передай господам Договор.
Руфус, ухмыляясь, встал с места и протянул магам по исписанному листку с гербовой печатью Хардерона:
- Это копии, господа, так что портить и рвать их не имеет смысла.
Маги углубились в чтение. Изольда и Руфус переглянулись. Пока все складывалось очень даже удачно.
- Что-то не пойму, на каком языке написано, - пробурчал себе под нос тролль.
- А ты листок переверни, - посоветовал ему некромант, - Или последние мозги отморозил?
- Что ты сказал? – прошипел тролль, вскакивая из-за стола.
- Тихо мальчики! – рявкнала Изольда, - У нас теперь одна большая и дружная семья! На целых сто лет! Поэтому попрошу побольше уважения друг к другу! Или вы хотите порадовать мою «девочку»?
  Мантикора приоткрыла глаза и демонстративно облизнулась.
  Тролль, ворча, уселся на место и, скомкав листок, спрятал его за пазуху:
- Почитаю на ночь, когда никто мешать не будет.
- Конечно, конечно, - согласилась Изольда, поднимаясь из-за стола, - А сейчас, господа, у меня для вас небольшое развлечение. Следуйте за мной.
  Изольда в сопровождении Руфуса и мантикоры пересекла зал и вышла на балкон. Магам не оставалось ничего другого, как последовать за ней.
  Балкон нависал метрах в двадцати над землей. Прямо под ним внизу был небольшой дворик, окруженный каменной стеной.
  Изольда устроилась в кресле, расположенном на балконе и кивнула Руфусу.
- Можете начинать, - сказал советник, глядя вниз.
Решетчатая дверь в стене открылась, и големы вытолкали на середину двора кучку оборванцев. Это были люди – грязные, избитые, в рваной одежде.  Изольда нахмурилась, слишком уж забитый у них вид. Разве получится теперь хорошее представление?
- Господа маги, прошу вашего внимания. Эти жалкие люди – пираты, и, если их ловят в моих землях, я их казню, - Изольда перевела взгляд на пленников, - Господа пираты! Вы знаете, в чем вас обвиняют, и заслуживаете смертной казни. Я дам вам шанс умереть достойно, как положено мужчинам, с оружием в руках. А если кто-то останется жив, я отпущу его на все четыре стороны! Разве это не гуманно?
  На самом деле ни о какой гуманности не шло и речи. С оружием, без оружия – эти люди были обречены. Изольда прекрасно это знала.
  Один из големов вышел на середину двора и бросил перед пленниками охапку мечей.  Мантикора, устроившись у ног Изольды, с грустью поглядывала вниз.
- Нет, дорогая, эта еда не для тебя, - Изольда ласково потрепала ее за ухом.
  Руфус махнул рукой големам. Решетка вновь открылась, на этот раз выпуская во двор стаю снежных волков.
  Тролль перегнулся через перила, чтобы получше все рассмотреть, он любил зрелища. Некромант с равнодушным видом остался стоять рядом с Изольдой.
  Снежные волки отличались от обычных лишь белой шкурой да размерами – они были раза в два крупнее.
- Та-ак, - протянул тролль, - Десять человек, двадцать волков… По два волка на человека. Не так уж и сложно справиться!
- Господин Тролль еще и считать умеет! – ехидно заметил некромант.
Тролль сжал зубы, но ничего не ответил.
  К сожалению, боя не получилось. Голодные звери мгновенно разорвали измученных и замерзших людей.
  Глядя на залитый кровью двор, Изольда разочарованно вздохнула:
- Как-то быстро все…
  Она обернулась к некроманту.
- Господин Яго! А Вы можете разобраться с этими тварями внизу?
- Легко.
- Тогда прошу Вас…
- Оружие?
- Да там его полно! – Изольда жеманно повела плечиком.
  Яго не стал спорить. Скинув полушубок, он легко перемахнул через перила балкона. Тролль проводил его злорадной ухмылкой.
  Едва некромант коснулся земли, один из волков тут же бросился в атаку. Яго успел наклониться, и прыгнувший зверь промахнулся, даже не задев его. Откатившись в сторону, некромант подхватил меч и вогнал его в распростертое в прыжке тело второй твари. Увернувшись от рухнувшего зверя и щелкнувшей над ухом челюсти, он вскочил на ноги. Истекая слюной, волки взяли добычу в кольцо. Яго подпрыгнул и, сделав в воздухе сальто, приземлился у них за спиной. Вскинув руку, он послал файербол в гущу своры. Перемазанные кровью шкуры вспыхнули, и звери с визгом рассыпались в стороны. Воспользовавшись наступившим хаосом, Яго распинал останки пиратов и поднял с земли пару мечей. Опомнившись, волки вновь набросились на человека, но он был уже во всеоружии.
  Когда рухнул со вспоротой глоткой последний зверь, Изольда зааплодировала:
- Браво, господин Яго! Я знала, что вы справитесь!
  Некромант театрально поклонился.
- Ничего особенного, - тролль радостное настроение Изольды не разделял, наоборот он был расстроен.
- Господин Ог`Хар, Вы хотите сказать, что сражаетесь лучше? – на губах Изольды играла хитрая улыбка.
- Еще бы! Разве может какой-то человечишка  сравниться со мной? – тролль гордо выпятил вперед грудь.
- Тогда у тебя прекрасный шанс это доказать, - Изольда перешла на шепот и кивнула в сторону Яго, - «Замочи» его!
Тролля не пришлось долго уговаривать. Не успела Изольда произнести последние слова, как он тут же сиганул вниз.
    Яго тем временем уже успел выбросить мечи. Подвоха он не ожидал. Спрыгнувший с верху тролль застал его врасплох.
- Совсем сдурел? – Яго увернулся от массивного кулака.
- Все! Конец тебе, недомерок! – злорадствовал Ог`Хар, наступая на некроманта.
  По человеческим меркам Яго был высокого роста, но троллю он едва достигал плеча. К тому же Ог`Хар обладал весьма «накачанной» мускулатурой, из-за чего казался чуть ли не в два раза шире. Если бы дело шло об обычных смертных, то ни о каком поединке на равных не могло бы быть и речи. Но для магов физические данные не так важны. Главное магическая сила и мастерство владения ею.
  «Яго, «подними» тварей,» - мысленно приказала Изольда.
«Хорошо», - также мысленно ответил некромант и, не удержавшись, рассмеялся. Он понял, что она задумала.
  - Сейчас не до смеха будет, - прошипел тролль, подхватывая с земли меч, брошенный некромантом.
Яго попятился к стене.
- Ага! – обрадовался Ог`Хар и сделал выпад вперед.
  Некромант вновь увернулся от удара, клинок прошел у него за спиной. Тролль рубанул снова. Яго наклонился, лезвие просвистело над головой. Тролль начал злиться. Ну, как этот мерзкий человечишка, мантикора его сожри,  все время уходит от удара?
  И в этот момент что-то больно ударило тролля в ногу. Ог`Хар охнул и взглянул вниз. Это был снежный волк. Вернее его половина: кишки волочились за телом, передние лапы загребали снег, а челюсть намертво сжалась на ноге тролля. Ог`Хар взвыл, тряхнул ногой, но волк и не подумал отцепиться. Краем глаза заметив, что остальные мертвые твари начинают подниматься, тролль со всего маху опустил меч на голову волка. От удара череп треснул, зубы разжались. Ог`Хар обернулся к Яго, но некромант уже успел убраться на безопасное расстояние и поднять с земли оружие.
  Мертвые волки бросились на тролля со всех сторон одновременно. Образовался один большой живой клубок.
- Как думаешь, Руфус, кто победит? – Изольда подошла к перилам и с интересом наблюдала за потасовкой внизу.
- Тролль сильнее, но им движут эмоции. Некромант перехитрит его, если удастся избежать ближнего боя.
- Может сделаем ставки?
- Госпожа, если вы позволите одному из них убить другого, нам придется еще кого-нибудь размораживать! - Руфус побаивался, что этот «кто-нибудь» может оказаться почище тролля.
  Ог`хар раздавал удары направо и налево, но отделаться от зомби не так-то просто. Отлетев в сторону, мертвые волки поднимались. На перебитых лапах, с проломленными спинами они вновь ползли к троллю.
- Все! Вы меня достали! – Ог`Хар рассвирепел.
  Что-то бормоча, он взмахнул мечом. Столб пламени взметнулся в небо, окружив тролля пылающим кольцом. Растекаясь во все стороны, огонь заполнял двор. Зомби, повинуясь полученному ранее приказу, по прежнему двигались к своей цели прямо в пекло.
- Стоять! – Яго сделал пас рукой.
  Пламя потухло. Останки обгоревших тварей замерли на месте.
  Снег растаял, превратив двор в одну большую грязную лужу.
- Ну и где твоя протухшая армия? – тролль, довольный своей шуткой, захохотал.
- Рано радуешься, - Яго топнул ногой по воде.
  Ледяная корка, стремительно разрастаясь, мгновенно затянула двор.
- Лови, тролль! – Яго послал файербол.
  Ог`Хар дернулся с места, но ноги оказались прочно скованы толстым слоем льда. Тролль едва успел прочитать заклинание и выставить перед собой меч. Огненный шар ударил по клинку, опалил жаром и распался пополам. Часть стены позади тролля содрогнулась от двух взрывов и рассыпалась. Ог`Хар, расколов мечом лед, освободил ноги.
- Сдохни, - прорычал он и, вскинув меч, бросился на некроманта.
  Одна из обгоревших тварей шевельнулась и метнулась ему под ноги. Тролль запнулся, и, не удержавшись на ногах, растянулся на льду.
  Изольда с Руфусом рассмеялись. Некромант сдержал улыбку.
  Ог`Хар молча поднялся. Униженный и обсмеянный он был очень зол. Закрыв глаза и шепча заклинание, тролль замер на месте.
Яго насторожился. Пока рассвирепевший Ог`Хар орал и махал руками, он был неосторожен и предсказуем, но сейчас…
Тролль открыл глаза. Вспышка молнии расчеркнула ясное небо и врезалась в землю у ног Яго. За первой вспышкой следовала вторая, третья , четвертая… Яго с бешеной скоростью вращал мечом, едва успевая их отбивать. Клинок, не выдержав напряжения,  раскалился и треснул пополам. Некромант быстренько создал энергетический щит. Молнии рассыпались над его головой, не причинив вреда.
  Ог`Хар торжествовал. Под огненным дождем щит долго не продержишь.
  Яго тоже это понимал. Откинув обломки меча, он подскочил к троллю и, подпрыгнув, со всей силы вмазал ему ногой по виску. Не ожидавший такой наглости, Ог`Хар кувырнулся в сторону. Огненный дождь прекратился.
  - Госпожа, - Руфус тронул Изольду за плечо и указал на небо, - Все заходит слишком далеко.
Изольда оторвалась от своего развлечения и подняла голову. Черные тучи наплывали со всех сторон, затягивая горизонт. Поднимался ветер.
- Наши маги разошлись не на шутку, - заметил Руфус, - Если не вмешаться, они разнесут половину замка.
- Похоже, ты прав, - согласилась Изольда, - Представление закончилось. Жаль. Мне понравилось, так забавно получилось.
  Она сложила руки на груди и прошептала заклинание.
  Ветер усиливался, тьма сгущалась.
  Руфус посмотрел вниз. Маги стояли друг напротив друга, но ничего пока не предпринимали.
Белое облако взметнулось между ними, через мгновение это была уже призрачная Изольда, сотканная из мельчайших снежинок.
- Стоп, господа, - она раскинула руки в стороны, - Бой окончен! Это приказ. Силы вам еще понадобятся для Форкосона.
  Маги не ответили, но ветер стал стихать, небо посветлело.

Сообщение отредактировал Изольда - 19.09.2006, 19:27
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения

Тема закрытаОткрыть новую тему
2 чел. читают эту тему (гостей: 2, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



- Текстовая версия Сейчас: 16.09.2019, 17:43
Rambler's Top100