IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

3 страниц V < 1 2 3  
Ответить в эту темуОткрыть новую тему
> Мир Might & Magic
Энгель
сообщение 22.01.2010, 17:37
Сообщение #41
Иная
Завсегдатай
Страж
*****


Пол:
Сообщений: 346


Bang-Bang



Эмилия Найтхэвен была еще ребенком - дочерью простого стеклодува, когда катаклизм поглотил земли Антагарича. Тогда она потеряла всю свою семью, и в этом новом мире оказалась совершенно одна. Если бы не помощь и забота пожилой волшебницы - Шифины, - быть может, девушка и не выжила бы. Но годы шли; вскоре наставница ее, ставшая второй матерью, тихо отошла в мир иной, и Эмилия вновь осталась в одиночестве, столь тяготившем ее.

А затем пришла орда варваров и, когда угроза с их стороны небольшому поселению, где обитала Эмилия, стала неминуемой, жители оного собрали свои нехитрые пожитки и отправились по миру искать нового пристанища. После долгих раздумий Найтхэвен пришла у выводу, что все же поступили они неверно. Да, это не их мир, так зачем, казалась бы, за него сражаться?.. Но встает иной вопрос - если не делать этого, то что же им останется в жизни?.. Так или иначе, Эмилия твердо решила вернуть хоть какое-то подобие порядка в хаос последних лет своей жизни, и не сгибаться перед испытаниями, преподносимыми ей коварной судьбой.

Таким образом ею был установлен контроль над близлежащим городком - Лонгортоном. Обитавшие поблизости дворфы и халфлинги без колебаний влились в небольшое, но быстрорастущее войско нового лидера. В течение последующих недель в город прибывало все больше беженцев, вытесненных со своих земель армией варвара по имени Гурт. Последний являл собою довольно посредственную личность, до посинения бил себя пяткой в грудь, заявляя, что именно он - истинный наследник Короля Килгора, и, следовательно, новый Король варваров. Помимо него, существовали и иные угрозы, как то самопровозглашенный барон Лорн, головорезы коего рыскали на близлежащих землях и повсюду устанавливали свои собственные законы. Видя в этих субъектах первейшую угрозу спокойной жизни ее новых сограждан, Эмилия приняла решение первой нанести удар.

Милосердна и мудра была Эмилия в своем сердце, и, видя это, ровно как и стремление ее вернуть луч света в то царство тьмы, что ныне их окружало, жители городов, объединившихся против грабителей-баронов, провозгласили девушку своей Королевой... Королевой Великого Аркана - так пафосно ныне звали они свои земли. Эмилия поразилось вере людей в свои способности вести их за собой, и веру эту предать она не могла, посему и приняла престол. Вскоре, благодаря ее усилиям, с мятежными баронами было покончено, и, казалось бы, ничто не предвещало новой угрозы...

...которая явилась со стороны незабвенного Бессмертного Короля Бракады, Гавина Магнуса. Катаклизм стер с лица Энрота и его вотчину, и здесь, в Аксеоте, он оказался, по большому счету, никем. Что, конечно же, претит любому, успевшему познать вкус власти. И через своего полководца, джинна Солмира ибн Вали Барада, Магнус направил правительнице Великого Аркана послание, в котором приветствовал ее намерения очистить земли от нечестных грабителей, намекал на ее молодость и неопытность в управлении страной, и, как следствие, предлагал передать бразды правления королевством ему, великому Бессертному Королю. Кроме того, Магнус обещал взять Эмилию в жены, дабы вместе править новообразованным владением. И это последнее предложение оказалось каплей, переполнившей чашу терпения Королевы. С гневом отвергла она предложение (которое, по сути своей, было ничем иным, как ультиматумом), и принялась готовиться к новой войне, ибо мощь, которую мог бросить против нее разгневанный Бессмертный Король, могла оказаться поистине ужасающей.

Но пока последний отправил в земли Великого Аркана войско под началом Солмира. Джинн сий являлся достаточно мудрым и честным созданием, чтобы понять неправедность поступка своего сюзерена, однако на то тот и являлся Королем, чтобы приказы его не обсуждались.

Однако, вопреки всяким ожиданиям, Эмилии Найтхэвен удалось разбить войско джинна; последний и сам не понял окончательно, почему так случилось. Быть может, он слишком размяк за последние столетия? Или же... хотел проиграть? Солмир не скрывал - Королева вызывала у него глубокое уважение, а Магнус... Магнус - его сюзерен. Он был с ним все это время, со дня падения Империи Бракадуун, однако и посейчас джинну непонятно происхождение и источник бессмертия бывшего Короля Бракады. Тем не менее, он верен своему господину и останется верным до конца, пусть даже это идет вразрез с его нормами морали.

Оставив Великий Аркан, джинн вернулся в замок Гавина Магнуса, дабы принять наказание за поражение в войне, которую, казалось бы, невозможно было проиграть. Бессмертный Король же не собирался так быстро прощаться с мыслью о владении Великим Арканом. Заключив союз с таинственным кланом красных дворфов, Гавин получил от них знания, что могли легко принести ему победу в противостоянии с Эмилией. И отправил он Солмира ибн Вали Барада в земли, где обитали великие черные драконы. А требовалось Магнусу ни много ни мало, а нахождение захоронений сих тварей, дабы с помощью остовов умерших бестий сотворить драконов-големов, с помощью которых он намеревался покончить с неукротимой Королевой раз и навсегда.

Даже в этом затерянном регионе нашлось несколько небольших поселений эратийских переселенцев, владычествовал над коими некто Блот, некромант, пестовавший тутошних черных драконов аки своих родных отпрысков. Естественно, идея разграбления захоронения пришлась ему глубоко не по душе; против Солмира были брошены отборные творения Темного Искусства, предводительствуемые драконьими отрядами. Единожды подведя своего сюзерена, боле Солмир не имел права на поражение; с превеликим трудом, но победа была достигнута и контроль над огромным подземным кладбищем черных драконов перешел к войску джинна...

Прошло несколько месяцев. Гавин Магнус при содействии красных дворфов творил совершенные машины смерти - драконов-големов. Уже сейчас последних насчитывалось полсотни, чего с избытком хватило бы на захват всего Аксеота, но суеверный Бессмертный Король желал иметь под началом хотя бы раза в два больше, на случай всяких непредвиденных обстоятельств. Союзников же его - дворфов - становилось все сложнее контролировать. Однажды оные что-то не поделили между собой и, оседлав драконов-големов, устроили небольшую заваруху. Пока Гавин Магнус разобрался что к чему и навел порядок, половина его замка лежала в руинах. Разгневанный маг бросил дворфов в темницу и, дабы случившееся не повторилось вновь, засел за древние книги, в надежде там отыскать секрет полного и единоличного контроля над воскрешенными драконами.

Проведя в библиотеке несколько дней, Магнус посчитал, что нашел верное решение проблемы. Кликнув Солмира, он повелел тому отыскать и принести Радужный Кристалл, необходимый для успешного осуществления дальнейших планов. Однако подробнее посвятить в них верного слугу Бессмертный Король не удосужился; ранее такого за ним не водилось... Солмир видел, как сильно изменила его сюзерена Расплата. Гавин видел в этой жизни все: становление и падение великих империй, приход и уход близких ему созданий, и, наконец, гибель целого мира, ровно как и страны - Бракады, которой он правил и которую любил. И теперь Бессмертный Король жаждал лишь одного - мира; мира, однако, в своем понимании, несколько чуждом иным смертным.

Кристалл находился глубоко в подземных катакомбах, скрытых на севере континента, и охранялся армией нежити под началом могущественного лича - Короля Дреггара. Как вскоре стало известно Солмиру, Кристалл обладает способностью гипнотического влияния; иными словами, Магнусу сий артефакт понадобился затем, дабы посредством его безоговорочно подчинить себе разумы красных дворфов - единственных существ, способных создавать и контролировать драконов-големов. Что ж, весьма разумное решение. А как же мораль?.. Моральные нормы едины для всей вселенной Древних и существуют независимо от существ, ее населяющих. Некоторые полагают, однако, что их можно преступить ради высшего блага - мира и спокойствия этой планеты. К таковым ныне относится и Бессмертный Король, судя по его недавним деяниям... но кто Солмир такой, дабы сметь обсуждать приказы сюзерена?

Вскоре Король-лич Дреггар был умертвлен в своем подземном логове, его армия нежити возвращена в свое естественное состояние, а Солмир ибн Вали Барад возвращался к Гавину Магнусу, неся с собой чудесный артефакт...

Эмилия Найтхэвен занималась тем, что приводила в порядок свое молодое королевство, укрепляла границы, устанавливала союзы с соседними лордами. А очередная беда не заставила себя долго ждать: до Королевы дошли слухи, что один из ее преданнейших вассалов - лорд Лэндрю - замышлялет предательство против престола Великого Аркана и уже собирает армию, дабы повести ее за собой на штурм столицы. Более абсурдной вести Найтхэвен и помыслить не могла: Лэндрю, тот самый, с которым она не раз делила трапезу и который всегда поддерживал ее во всех начинаниях. Желая окончательно прояснить ситуацию, Королева отправила гонцов к лорду Лэндрю. Те не вернулись. Дурной знак... Плюс к тому в регионе, подвластном Лэндрю, было замечено небольшое войско, идущее под знаменем Магнуса.

Как бы то ни было, действовать следовало незамедлительно. Иные вассалы Эмилии предлагали повесить Лэндрю на ближайшем суку - в назидание, - но Королева никогда не была сторонницей чересчур радикальных действий, да к тому же не верила она, что один из ее вернейших сподвижников мог так подло предать то, что сам помогал создать. Факты, однако, говорили сами за себя и спорить с ними было бесполезно: лорд Лэндрю направил свое воинство вглубь страны, устанавливая контроль над всеми поселениями на своем пути; жителей оных в оковах гнали в золотодобывающие шахты.

Эмилия Найтхэвен совершила трагическую ошибку, сконцентрировав внимание на лорде Лэндрю и забыв об угрозе со стороны Магнуса. И когда с мятежным дворянином было покончено, открывшиеся реалии происходящего ужаснули ее: мало того, что по донесениям лазутчиков армия Гавина Магнуса превосходила ее собственную раз в десять, так еще население страны ни с того ни с сего заговорило в поддержку Бессмертного Короля. Плененный лорд Лэндрю не сподобился дать никаких разъяснений своего мятежа - похоже, что он, ровно как и его войска, находится под действием некого заклинания. Из трудной ситуация стремительно перерастала в безвыходную, и события разворачивались столь стремительно, что несчастная Королева Великого Аркана, отверженная собственным народом, уже не разумела сути происходящего...

...Зато Солмир понимал ее очень даже хорошо. Ибо узрел он, как Гавин Магнус, лишь получив Радужный Кристал, установил сий артефакт в Хрустальный Маятник; и теперь каждый, кто находился в определенном радиусе действия от него, попадал под полный ментальный контроль Бессмертного Короля. Именно так тот собирался установить вечный мир на земле - подчинив себе разумы всех до единого разумных существ, населяющих ее. Солмир же доселе свято верил, что Радужный Кристал необходим его хозяину лишь для контроля красных дворфов, и открывшаяся истина ужаснула джинна. Магнус воистину лишился разума, Расплата оказалась слишком тяжким ударом для него.

И, когда победоносное войско Бессмертного Короля вошло в Арканию - столицу Великого Аркана, приветствуемое его жителями, Солмир ибн Вали Барад содеял то, о чем раньше и думать не смел - он оставил своего хозяина и устремился на поиски схоронившейся негде Эмилии Найтхэвен, дабы с ее помощью попытаться исправить то, что, казалось бы, исправить уже невозможно.

Королева с оставшейся верной ей небольшой армией скрывалась в заснеженных северных лесах Великого Аркана, где Солмир и отыскал ее. И вместе они разработали отчаянный план по свержению ига Бессмертного Короля... безумный план. Джинн припомнил легенду, передаваемую из поколения в поколение коренными жителями Лодвара, о существовании артефакта Древних, известного как Меч Богов, с помощью коего смертный, вошедший в историю под именем Воина Света, сумел поразить Жертвенного Бога. И, ежели легенда не врет и реликвия сия воистину существует, то велика вероятность, что с помощью Меча можно уничтожить и иное бессмертное создание - Гавина Магнуса! План граничил с сумасшествием, однако ничего иного предложить было невозможно - никто в этом мире не ведал источник бессмертия Магнуса и пределы отведенных ему сил.

Эмилия Найтхэвен со своими войсками отправилась в регион, где, как гласила легенда, и захоронен Меч Богов. Солмир же, в свою очередь, вновь спустился в Подземный Мир, раскинувшийся под поверхностью континента, дабы отыскать там создание столь древнее, что ему окажутся ведомы силы Хрустального Маятника, с помощью коего Магнус подчинил себе Великий Аркан и намеревался проделать то же со всем Аксеотом.

Армия Найтхэвен обшаривала древние руины и позабытые катакомбы в поисках Меча Богов, в то время как Солмир блужал по подземным лабиринтам. Во время одного из привалов ему явился призрак женщины, представившийся Дерафеной, и поведавший историю своей жизни, в которой столетия назад отвергнутый ею некромант разделил ее душу и тело, заставив тем самым вечно блужать в Подземном Мире. Душа, явившаяся Солмиру, как можно догадаться, умоляла джинна воссоединить ее с плотью, все еще хранящейся в замке некроманта... теперь уже полном нежити оплоте; в обмен на спасение Дерафена обещала поведать кое-что о Радужном Кристале...

Как ни странно, Меч Богов отыскался именно там, где, по легенде, и должен был находиться - в разрушенном храме посреди джунглей в давно забытом уголке Лодвара. И, ежели все так просто, неужто ни один искатель приключений до сих пор не сподобился наложить на него руки?.. Все бы хорошо, да только храм сий облюбовала семейка костяных драконов, настроенных весьма агрессивно. Она-то и отпугивала любителей антиквариата от захороненного здесь артефакта. Для Эмилии же на кон было поставлено слишком много, чтобы сейчас повернуть обратно, и Королева направила свои войска прямиком в драконье логово. Битва эта оказалась куда как страшнее предыдущих, и многие верные воины остались лежать бездыханными на устланной древними костями земле, но дело было сделано - стражи реликвии мертвы и Меч Богов полыхает в руке его новой владелицы...

В это время глубоко в недрах планеты Солмир ибн Вали Барад расправлялся с некромантом, на долгие века разделившим душу своей возлюбленной с ее телом. Со смертью нечестивца заклятие прекратило свое действие и бессмертный дух Дерафены вновь обрел плоть. В благодарность женщина поведала джинну, что, помимо Радужного Кристалла, некогда существовал его антипод, обладающий способностью гасить любые чары, направленные на подчинение разума жертвы. За прошедшие века кристалл сий по кусочкам растащили вездесущие пронырливые колдуны, населяющие Аксеот, и след его практически затерялся в истории. Однако доподлинно известно, что один из осколков кристалла был преобразован в реликвию, получившую название Щита Разума, и реликвия сия столь знаменита, что отыскать ее ныне вполне посильно.

Эмилия Найтхэвен, сопровождаемая Солмиром, возвратилась в Великий Аркан; все - ее друзья, сотратники, вероподданные - находились под полным контролем Хрустального Маятника и, тем самым, безумного Гавина Магнуса. Единственный шанс для героев заключался в нахождении Щита Разума до того, как Бессмертный Король сам его отыщет. Оставшиеся верными Эмилии войска вызвались отвлечь на себя внимание нынешнего правителя Великого Аркана, дабы дать своей госпоже необходимое для поисков время. Время... его оставалось все меньше и меньше...

Фортуна благоволила к нашим героям, ибо Щит Разума отыскался без труда... другое дело - стражи реликвии, титаны, не желали так просто с ней расставаться, посему пришлось прибегнуть к более убедительным методам... И вот, наконец, Аркания, столица Великого Аркана. Престол, на котором ныне восседает Бессмертный Король. Что ж, у Солмира не осталось выбора: или мир, или его бывший хозяин. И джинн отдал приказ к штурму...

Осада крепости, как и следовало ожидать, оказалась долгой и кровопролитной, но в конце концов Аркания пала. Магнус, видимо, позабыл, что именно Солмир, находясь к него в услужении, решал все военные и тактические задачи. Сам же Бессмертный Король, пронзенный Мечом Богов, остался лежать на поле брани. Но... видимо, волшебные свойства меча оказались сильно преувеличены, ибо раны Короля мгновенно затянулись. Поднявшись с земли, Гавин Магнус схватил лежащий неподалеку клинок и бросился на Солмира. Эмилия же, в мгновенном порыве, встала на пути его, и смертельный удар, предназначавшийся джинну, достался Королеве. Несчастная Эмилия медленно осела на землю, но деяние ее подарило Солмиру несколько лишних секунд, которые он использовал для того, чтобы направить магическую молнию в Хрустальный Маятник, адский артефакт Бессмертного Короля. Маятник взорвался тысячей осколков; Магнус пал на колени, прижав руки к голове и страшно крича, как будто его самого разрывало на части.

Эта битва была закончена.

Благодаря усилиям искусных целителей Эмилия Найтхэвен выжила. К несчастью меч, пронзивший ее, задел позвоночник и никогда боле эта женщина не сможет ходить. Тем не менее, жители Великого Аркана не примут никого иного в качестве своей Королевы и защитницы, столь сильна их любовь.

Как и следовало ожидать, с уничтожением Хрустального Маятника контроль над разумами жителей исчез. Гавин Магнус связал и свой разум с сим артефактом, и ныне мозг Бессмертного Короля полностью разрушен. Навряд ли он когда-либо оправится.

Что же до Солмира... Теперь он свободен и пред ним лежит весь новый мир... И все-таки у людей есть преимущество перед джиннами: последним приходится всю отмеренную им вечность сожалеть об ошибках прошлого, которые уже никак невозможно исправить. Такова их судьба.


--------------------
It's killing me
We lost a dream we never had
The world in silence should forever feel alone
'Cause we are gone and we will never overcome
It's over now


Изображение
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Энгель
сообщение 22.01.2010, 17:57
Сообщение #42
Иная
Завсегдатай
Страж
*****


Пол:
Сообщений: 346


Bang-Bang



Блэк Балфор был поистине великим пиратом, мастером своего дела - одно имя его заставляло трепетать жителей прибрежных городов и поселений у Золотого моря. И вот теперь он мертв, завернут в плотный брезент и покоится на палубе своего судна в ожидании последнего пути - в морские пучины, - куда готовится отправить папашу его дочь - Тавни. Сумеет ли она заслужить в пиратской общине тот почет и уважение, коими пользовался ее покойный отец? Навряд ли головорезы Блэка безропотно признают над собой верховенство женщины, пусть даже дочери их прежнего лидера, ежели она деяниями своими не докажет, что имеет полное право на лидерство. И именно это Тавни сейчас и пытается сделать.

Ныне Золотое море кишмя кишит пиратскими группировками, враждующими друг с другом; можно подумать, сюда перебрались все головорезы, осложнявшие ранее жизнь флоту Эратии. Один из них - капитан Свифт - виновен в смерти Блэка Балфора, и Тавни не собирается спускать ему это с рук. Амбициозная девушка поставила перед собой четкую цель - или она станет Королевой Пиратов Золотого моря, или вскоре отправится следом за папашей. Третьего не дано.

И первым пунктом в осуществлении ее смелого плана стал захват Пролива Бурь, чего не удалось сделать даже Блэку Балфору. Загвоздка крылась в варварах прибрежных городов под названием Фригстон и Инатра, что массивной цепью перегородили пролив, препятствуя туда входу всяческих кораблей. Предстояла сухопутная операция...

Варвары не ожидали удара пиратов, нанесенных со стороны суши, посему поселения стали довольно легкой добычей для Тавни Балфор. И вот теперь она стоит на трехсотфутовом утесе, возвышающимся над Инатрой, и наблюдает за строительством огромной верфи далеко внизу. Пролив Бурь взят. Она уже достигла больше, чем ее отец за всю свою жизнь. Скоро, очень скоро она будет обладать флотом, достаточным для захвата всего Золотого моря...

Мечты... Порой им не суждено осуществляться. Месяц спустя страшные взрывы потрясли верфи Фригстона и Инатры; практически весь флот, отстроенный за это время, оказался уничтожен, и даже флагманский корабль Тавни - "Дикая лисица" - поврежден. Причиной взрывов служили утлые лодчонки, до бортов залитые "демоническим огнем" - взрывоопасной волшебной жидкостью - и запущенные в гавань. Кто мог содеять подобное?.. Ответ пришел достаточно скоро - капитан Свифт, тот самый, что отправил на тот свет старину Блэка. Как и следовало ожидать, стремительный рост сил наследницы Балфора многим пришелся не по вкусу.

Что ж, Тавни в очередной раз попытались указать на ее место. Жизнь не баловала девушку: с малых лет она работала официанткой в небольшом прибрежном трактире "Ржавый кубок" в Нигоне, затем случайно узнала о том, что гроза морей Блэк Балфор, коего опасался даже флот Эратии, является никем иным, как ее отцом. Правда, папаша наотрез отказался брать дочь к себе в команду. В День Расплаты Тавни находилась на корабле посреди моря; судно ринулось в ближайший портал, открывшийся на водной глади, чтобы оказаться в ином море иного мира. Впрочем, Тавни была лишь счастлива: в ее прошлом, связанным с Антагаричем, осталось не так уж много событий, достойных воспоминания. Здесь, в Аксеоте, девушка вновь повстречала Блэка. От флота последнего осталось лишь три корабля, посему капитан Балфор оказался низведен до ранга заурядного пирата, и очень переживал по этому поводу. Видимо, Блэк был уже стар начинать карьеру заново, однако не внял голосу разума и на покой не ушел, за что и поплатился - попался в ловушку Свифта, где и принял свою смерть. Что ж, за это деяние Тавни готова была благодарить убийцу отца, но теперь Свифт пошел против нее самой, тем самым подписав себе смертный приговор.

Ибо неунывающая Тавни отстроила вместо погибших новые корабли, после чего нанесла визит вежливости Свифту в его Кровавую Бухту, что оказалась далеко не так неуязвима, как хотелось бы ее обитателям. Итак, капитан Свифт последовал за капитаном Блэком; еще на одно препятствие меньше перед вероятной Королевой Золотого моря, как называла себя в мечтах малютка Тавни.

Следующий объект, который ей следовало взять под контроль, именовался Пролив Сгинувших. Надо сказать, он вполне заслужил такое название - огромное число кораблей, имевших несчастье заплыть туда, пропадали без вести.

Тавни, не вняв ошибкам предшественников, направилась прямиком в пролив, за что и поплатилась: взявшиеся невесть откуда огромные морские монстры потопили пять из семи ее кораблей в считанные минуты. Остальные суда поспешили ретироваться. Как справедливо заметила Тавни, монстры атаковали слишком организованно, наверняка некто их контролировал. Эти "некто" обнаружились достаточно скоро в образе русалок, населяющих пролив и нежелающих пропускать кого-либо на свою территорию.

Что ж, Тавни собралась провести последующие несколько месяцев на берегу, дабы отстроить город у пролива, и впоследствии использовать его как базу для ударов по существам, мешающим ей прибрать Пролив Сгинувших к рукам. Большая часть команды роптала на бесполезную трату времени, однако у нее хватило ума не зачинать бунт против своей капитанши, скорой на расправу.

И город был возведен - Рампорт; настала пора очистить пролив от всяческой чересчур наглой живности, чем и занялся заново отстроенный флот Тавни Балфор.

Вскоре Пролив Сгинувших целиком и полностью контролировался пиратской общиной, намеревавшейся взымать приличные пошлины с проплывающих мимо судов (а то и сами корабли). И все бы хорошо, да Рампорт оказался возведен в местности, довольно бедной на древесные насаждения, что создавало существенные препятствия в постройке новых кораблей.

Тавни на "Дикой лисице" отправилась на близлежащее Побережье Русалок, намереваясь решить возникшую проблему с помощью лесов, густо покрывающих этот регион. Причалив, Тавни с небольшой группой своих людей отправилась вглубь побережья, оставив для охраны корабля своего первого помощника - Женоподобного Пита, имя которого никак не вязалось с острым умом и жестокостью этого человека. Но, когда группа вернулась, "Дикой лисицы" не обнаружилось. Тавни была в ярости: она уже замечала, что возрастающие амбиции Пита делают его опасным, и намеревалась в будущем избавиться от него, но сий молодчик почувствовал угрозу и нанес удар первым, бросив их на этом незнакомом берегу.

Оставляя своего капитана, Пит, к несчастью, не учел одного фактора: подземных переходов, раскинувшихся под поверхностью Аксеота. Именно по ним Тавни добралась до Рампорта, где вернула себе "Дикую лисицу", после чего отправилась в погоню за "Разрушителем" - судном, на котором старина Пит предпринял попытку скрыться от ее праведного гнева. Что ж, он знал, на что шел, когда решил пойти против дочери Балфора; и ныне настал час расплаты - Тавни самолично пригвоздила предателя мечом к палубе.

События последних дней значительно укрепили авторитет Тавни Балфор в глазах ее пиратствующей братии. Казалось, все шло как нельзя лучше: верфи Рампорта и Инатры исправно поставляли все новые суда, северный Пролив Сгинувших находился под полным контролем... Угроза явилась из южной, еще неисследованной части сего пролива. Ранним утром в гавань Рампорта вплыл покореженный и изломанный корабль, совсем недавно отправленный Тавни в плавание с целью составления карты Пролива Сгинувших. На борту судна не было ни души, а на палубе некто вывел кровью: "Моря принадлежат лишь мне! Королева Русалок".

Эти русалки могут быть поистине невыносимы. Они, видимо, считают, что контроль над морскими монстрами делает их неуязвимыми. Отлично, Тавни Балфор собирается доказать им как раз обратное.

И последняя бросила в Пролив Сгинувших весь имеющийся у нее к этому времени флот, намереваясь покончить с угрозой раз и навсегда, ибо чувствовала она, что личность, пафосно прозывающаяся Королевой Русалок, является последним препятствием, стоящим между нем и заслуженным титулом Королевы Золотого Моря.

Видя, с какой жестокостью Тавни расправляется со всеми попадающимися ей русалками, один из старейших членов ее команды, знавший еще Блэка Балфора - Восьмипалый Оба - решил откровенно побеседовать с нею. Надо сказать, Оба всегда являлся для девушки довольно-таки таинственной личностью. Благородный и принципиальный, он, тем не менее, убивал поистине с варварской яростью. Как объяснял сам Оба, много лет назад пираты расправились с его семьей, после чего он подался в пираты, дабы уничтожить как можно больше себе подобных. "Я убиваю, мстя за семью," - молвил он, - "но что движет тобою, Тавни?" Хороший вопрос... Наверное, она просто дочь своего отца - такая же жестокая и бессердечная, каким был покойный Блэк. И здесь Ода открыл ей то, что оберегал долгие годы - на самом деле именно он, а не Блэк Балфор, является истинным отцом Тавни. Тогда, еще в нигонском трактире, мать Тавни не отличалась чересчур уж сдержанным поведением; вскоре она родила девочку от Оды, но приписала отцовство Блэку, ибо о богатстве того ходили легенды, а Ода... всего лишь заурядный пират. Правда, Блэку на "дочь", ровно как и на ее мамашу, было глубоко наплевать...

Правда раскрыта. Изменила ли она что-либо в Тавни? Непохоже... Жизненные принципы, исповедуемые ею, воистину перешли от Блэка. Посему Тавни, видя, как Обе претит поголовное истребление русалок, населяющих Пролив Сгинувших, отправила его на берег, посоветовав найти какое-либо тихое место и провести там остаток своих дней. Сама же она довела начатое до конца - отыскав и предав смерти Королеву Русалок, Тавни уничтожила логово морских монстров, отравляющих жизнь заплывающим в пролив.

Золотое Море отныне принадлежало ей и только ей.


--------------------
It's killing me
We lost a dream we never had
The world in silence should forever feel alone
'Cause we are gone and we will never overcome
It's over now


Изображение
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Энгель
сообщение 22.01.2010, 18:11
Сообщение #43
Иная
Завсегдатай
Страж
*****


Пол:
Сообщений: 346


Bang-Bang



В захолустной таверне Девоншира, исконного королевства Лодвара, тайно встретились пять героев, неведомых этому миру, в срочном порядке подлежащему спасению. Ибо стало ведомо им, что амбициозный чародей Хексис в результате проведения магических изысканий по совокуплению заклинаний сфер природы и смерти в неразумии своем нарушил хрупкий баланс сил и теперь природным ресурсам Лодвара грозит полное уничтожение. Дабы остановить зарвавшегося колдуна, пятерка героев отправилась на поиски легендарных артефактов, лишь совокупив мощь которых, можно будет попытаться противостоять хаосу, несомому Хексисом. Их имена - Боб, архимаг; Аграйнель, бард; Козусс, чародей; Алита, жрица; Догвогл, варвар. Отныне на плечах их лежит судьба всего Лодвара и единственный шанс остановить Надвигающуюся Бурю, созданную чародейством Хексиса.

Задача, поставленная пред Бобом, заключалась в нахождении пяти легендарных вещей, носимых ранее Неваром, знаменитым архимагом древности. Ныне сий комплект облачения растащили вездесущие лодварские колдуны, которые, прямо скажем, не горят желанием расставаться с доставшимися им реликвиями.

Первый из артефактов Невара - Сапоги Странника, по сведениям Боба, находился во владении друиды Эрадавны, владычицы Острова Костра. Там же обитали варварские кланы, объединенные в единую нацию давней приятельницей Боба - Виолеттой. Однако, как того и следовало ожидать, вожди некоторых кланов противились власти над собой женщины, и наконец открыто восстали против оной. Как следствие, между Виолеттой и Бобом был заключен договор: архимаг помогает варварше усмирить непокорных, а взамен получает ее поддержку в грядущем столкновении с силами Эрадавны.

После неизбежного сражения и поражения друиды объединенные силы Боба и Виолетты двинулись дальше - в лес Раймфрост, что в северном регионе Фьорд Сларт. Именно его избрал своим прибежищем Делнар, мастер магии порядка и по совместительству владелец второго элемента облачения Невара - Шляпы Архимага. Однако на пути к нему означился незнамо откуда взявшийся вождь варварского клана Гурту, основной противник власти Виолетты. Что ж, старые союзники - архимаг и варварша - вновь объединили усилия для решения проблем друг друга.

Третий искомый артефакт - Плащ Ангела - содержался в ведении Альберона, мастера магии жизни, обитавшего в Сверкающих Равнинах, заснеженных северных областях Лодвара. Однако враждебные Виолетте варварские вожди, предводительствуемые наиболее сильным из них - Орехой, похоже, смекнули наконец что к чему и, в попытке скопировать тактику противника, предложили Альберону скооперироваться в борьбе против обнаглевшей парочки. Как и следовало ожидать, тактика сия не принесла им особого успеха: разделавшись с Орехой и раз и навсегда положив конец дрязгам в варварском стане, Боб с Виолеттой нанесли визит вежливости Альберону, избавив того от столь тщательно хранимой реликвии.

Исполнив желаемое, Виолетта с чисто варварской непосредственностью покинула своего приятеля-архимага, искренне пожелав ему удачи в поисках двух оставшихся предметов облачения Невара, и отправилась восвояси. Боб же продолжил свое странствие, что привело его в горы Анон, где среди потоков раскаленной лавы и крайней сейсмической нестабильности проводил отмеренные ему годы Райлон, мастер магии хаоса и нынешний владелец Кольца Огня. Коим, по планам Боба, ему было оставаться совсем недолго...

И теперь лишь одного-единственного предмета не хватало в собранном архимагом наборе - Посоха Разрушения Невара, в настоящее время являющегося частной собственностью темного лорда Кардониса, отрешившегося ныне от мира живых и засевшего в Болоте Мертвых. Последний, однако, и сам внимательно следил за перемещениями Боба и теперь был несказанно рад, лелея мечты о легендарных реликвиях, плывущих ему прямиком в руки. Как говорится - домечтался, ибо герой наш, ничтоже сумняшеся, прекратил присное существование темного лорда и прибрал к рукам все артефакты оного, в числе которых находился и вожделенный Посох.

Воодушевленный успехом и посему довольный как бегемот в брачный период, Боб возвращался в Девоншир...

Юный и безрассудный чародей Козусс с радостью ввязался в авантюру, задуманную его компаньонами. Еще бы, как иначе заявить о себе миру, ежели не в качестве спасителя его ото зла, несомого Хексисом? Надо сказать, сам Козусс никогда не обучался магическому искусству в лодварских школах волшебства и по-существу являлся самоучкой, "диким" чародеем. Однако уникальный талант юноши заключался в умении сочетать заклинания противоположных сфер - порядка и хаоса, при этом не разрушая самого себя. И, дабы усилить свои потенциальные возможности и хотя бы приблизительно вывести их на уровень Хексиса, Козусс отправился на поиски реликвий, олицетворяющих как хаос, так и порядок, не говоря уж о необходимом балансе между ними.

И первый искомый им артефакт - Пламя Хаоса, был скрыт глубоко в джунглях Алдамара, раскинувшихся вдоль южного побережья Лодвара. Местоположение его знал лишь таинственный Оракул Хаоса, пославший прибывшего Козусса куда подальше, а именно - к цепи островов у побережья Лодвара, на одном из которых и находилось Пламя. Высадившись с корабля на самом большом острове архипелага - Алагаше, чародей продолжил поиски. К несчастью, племена аборигенов, населяющие острова, не оказались в восторге от факта пришествия чужака в их вотчину и приготовились дать ему достойный отпор.

Отыскав Пламя Хаоса в пещере, скрытой под действующим вулканом на одном из островов, Козусс с радостью покинул знойные джунгли и вернулся на материк. Ныне путь его лежал в пограничный район королевства Мерлион - вотчину мудрецов и ученых, где, по слухам, в древней библиотеке хранился второй необходимый чародею артефакт - Ледяные Весы. Отыскав оный, чародей направился на север, в приморский город Тулларн, намереваясь на корабле пересечь Мерлионское море, что даст ему возможность добраться до крепости Джелрих - столицы Мерлиона, где во владении векового Защитника королевства - теневого мага Салдрина, находится третья - и последняя - реликвия, Ожерелье Баланса. К счастью для Козусса, Мерлион точила междоусобица: объявившийся нежданно-негаданно некий безвестный варвар с типично расовым скудоумием воспротивился использованию волшебства в пределах королевства и даже подбил соплеменников на символический мятеж. Восстание, естественно, безжалостно подавлялось мерлионскими властями, но как раз оно дало Козуссу несколько лишних недель для проведения своей кампании, завершившейся триумфальным взятием Джелриха и наложением рук на Ожерелье Баланса.

Итак, привнеся толику хаоса в страну знаний и мудрости, Козусс разжился сокровенным символом порядка и теперь, ехидно посмеиваясь, гордо восседал на своем вороном скакуне, лениво трусившим по дороге, ведущей в родной Девоншир.

В детстве Аграйнель рано лишилась любящей семьи, погибшей во время набега из соседнего королевства, и решила избрать путь барда, дабы в сагах своих навсегда увековечить память о погибших родственниках. Приняв решение присоединиться к альянсу против Хексиса, она первым делом отправилась на Остров Рассвета, дабы сыскать там волшебную Мандолину Аифф с целью искусственного - но весьма существенного - усиления своих магических способностей. Однако город Дэвенпорт, где Аграйнель рассчитывала найти поддержку и помощь в поисках, оказался пуст - всего несколько недель тому чума выкосила большинство местных жителей. Чудом спасшийся мэр поведал девушке, что в случившемся скорее всего повинна нежить, объявившаяся в северо-западных землях острова, и предложил помочь друг другу: уничтожение оживших мертвецов в обмен на информацию о Мандолине. За неимением иной, более прогрессивной альтернативы, Аграйнель пришлось принять условия сделки.

В фолиантах библиотек иных городов Острова Рассвета содержались любопытные факты о предмете поисков Аграйнель, в частности о двух иных волшебных предметах, имевших некое отношение к Мандолине: Кольчуге Гармонии, носимой ранее древним эльфийским героем и хранящейся ныне в городе рудокопов Вердигрисе, и Ожерелье Муз, скрытом в регионе к востоку от Громовых Гор. Быть может, сперва стоит разыскать именно эти артефакты...

Однако Вердигрис оказался разрушен все теми же силами нежити, объявившимися на острове, и, похоже, твари забрали с собой Кольчугу! Стоит предположить, что именно она составляла предмет их чаяний, а раз так, то Аграйнель приходилось поторапливаться, раз уж неведомые силы решили воспрепятствовать ей в поисках.

Захватив город Твин Пикс, коий сделала своим прибежищем армия оживших мертвецов и покончив с их предводителем - лордом Дарнемом, бард выяснила, что Хексис прознал о поисках Мандолины и, дабы воспрепятствовать обретению Аграйнель реликвии, отрядил своих слуг помешать ей. Забрав у павшего Дарнема похищенную из Вердигриса Кольчугу Гармонии, героиня отправилась на восток, к Громовым Горам.

Местные жители сообщили Аграйнель, что армия нежити в этом регионе базируется к юго-востоку от гор, и предводительствует ею некий некромант Харканус, не иначе как очередной прихвостень Хексиса. Харканус уже отыскал Ожерелье Муз, что облегчило Аграйнель задачу: атаковав замок некроманта, она положила конец существованию оного и получила артефакт в свои руки. По сведениям, магически заключенным в кольчугу и ожерелье, бард сумела определить местонахождение Мандолины Аифф - в предгорьях у города Улудина, владениях черного рыцаря Морданиса.

К счастью, улудинские жрецы и паладины сами не жаловили всяко-разную нежить, и отстроили повсюду столько храмов и святынь, что мертвецы чурались бродить в округе - себе дороже. Именно этот факт позволил Аграйнель практически беспрепятственно заняться поисками реликвии, не обращая внимания на околачивающегося поблизости Морданиса. Мандолина отыскалась достаточно скоро благодаря неоценимой помощи местных оракулов, и вот уже Аграйнель на пути обратно к товарищам, готовая бросить вызов Хексису и - по-возможности - уцелеть при этом.

Догвогл, нахальный и самоуверенный молодой варвар, страдающий манией величия, ввязался во всю эту авантюру с Хексисом явно не от большого ума. Просто когда в девонширской таверне обсуждались волшебные артефакты и легендарная Тигриная Броня ставилась в список вещей, "которые невозможно отыскать", Догвогл вызвался совершить именно это. И вообще, кто сказал "невозможно", если даже трактирщик знал, что сама Броня - и прилагавшиеся к ней ранее Тигриный Шлем и Морозный Молот - находятся во владении трех варварских вождей-братьев, кланы коих населяют окрестные земли. По слухам, все три безумны, однако в стане варваров сумасшествие не такая уж редкость - представители какой еще расы получают удары по голове столь же часто?

Первый из братьев - Адрам Черный Меч, которому Догвогл нанес визит вежливости, был куда более сосредоточен на своем с детства любимом хобби - сбором черепов гарпий, - чем на управлении вверенной ему вотчиной. Как следствие, индивид сей не стал серьезным противником, однако вопреки ожиданиям вместо Тигриной Брони у него обнаружился Морозный Молот. Что ж, тоже дело... Следовательно, заключил Догвогл, пока браться за следующего братца - Карсаса Черного Меча.

Заручившись поддержкой парочки некромантов, отстроивших замки на границе с землями Карсаса, Догвогл выступил в поход, завершившийся, опять же, довольно скоро, как только Карсас прознал про орудующего в его владениях чужака. Черный Меч пригрозил поддерживающим Догвогла некромантам мгновенной расправой, ежели те не отрекутся от созданного союза. Последние не отличались особой доблестью и, поджав хвосты, приняли условия Карсаса. За что и поплатились: Догвогл не щадил предателей. Прибрав к рукам владения некромантов, варвар атаковал самого Карсаса, разгромил выставленные против него войска и, наконец, добрался до лидера. Стащив с оглушенного тела Черного Меча Тигровую Броню и напялив ее на себя, Догвогл в свойственной ему мрачновато-циничной манере голышом отправил противника в подземелье, заполненное нежитью.

Теперь путь нашего весельчака-варвара лежал в земли, именуемые Кулдросс, где окопался последний из троицы Черных Мечей - Пратлан. Правда, по пути до Догвогла дошли слухи о вспыхнувшем недавно здесь восстании и о вероятной потере Пратланом Тигриного Шлема, но, конечно же, варвара это не остановило: артефакт где-то здесь и он обязательно будет найден, отполирован и напялен на догвоглову голову.

У местных крестьян Догвогл выяснил, что в результате мятежа Пратлан потерял управление Кулдроссом и где-то скрывается, а вассальные лорды, свергнув его с трона, перегрызлись друг с другом за право правления. Опальный сюзерен обнаружился скрывающимся глубоко в вподземельях, раскинувшихся под горной грядой на западе Кулдросса. Неподалеку нашелся и Тигриный Шлем, спрятанный Пратланом в святыне на вулканическом плато. Догвогл был крайне доволен собой: он не только получил наконец полный комплект Тигриной Брони, но и положил конец земному существованию трех братьев Черных Мечей, весьма нервировавшим его в прошлом. Да, Аксеот может гордиться им!..

Горланя во все горло незамысловатые варварские песенки и весело щерясь в ответ на недовольные взгляды случайных дорожных путников, Догвогл развлекался так всю дорогу до Девоншира. В конце концов, он привык жить сегодняшим днем, а день этот оказался более чем удачлив для молодого варвара...

Воспитывавшуюся как жрицу, Алиту Эвентайд всегда интриговала мистерия смерти. Несмотря на всегда существующий риск поддаться искушению тьмы, она тайно изучала магию смерти, не забывая, правда, постоянно практиковаться в магии жизни. Семья отреклась от Алиты, когда раскрылось ее тайное увлечение. Она была изгнана и из монастыря, так что ей пришлось начать новую жизнь в Девоншире, но девушка никогда не переставала совершенствоваться в избранных ею магических сферах. Посему и отправилась на поиски Кольца Света и Плаща Тьмы - артефактов, олицетворяющих ее стихии.

Поиски Алита начала в Дарашанне - королевстве, управляемом фанатичной группировкой, именуемой Рукой Света. Именно там она повстречала своего старинного приятеля - Алленвейла, который много лет назад двинулся в Дарашанн, дабы присоединиться к Руке Света, однако довольно скоро распознал порочность ордена, посему заработал титул предателя нации и теперь коротал дни в тюрьме строгого режима, откуда и был вызволен подругой детства.

Алита, сопровождаемая Алленвейлом, встретилась со своим осведомителем в стане врага, коий и поведал ей о местонахождении искомых артефактов. Нельзя сказать, что полученная информация сильно обрадовала жрицу - Кольцо Света содержалось в сердце Дарашанна - Цитадели Руки Тьмы. Однако отступление не рассматривалось в числе возможных вариантов действий, и Алита Эвентайд двинулась на Цитадель, что в итоге благополучно пала пред ее натиском.

Теперь дело оставалось за Плащом Тьмы. По сведениям, полученным от осведомителя, артефакт этот находился к востоку от земель, занятых Культом Головы Смерти. Так, еще один культ, скрывающийся за претенциозным названием... На поверку оказалось, что некроманты Головы Смерти куда как серьезнее шутов из Руки Света. Под покровом ночи силы вампиров и призраков атаковали отряд Алиты и выкрали злосчастного Алленвейла, предложив жрице ультиматум: жизнь ее друга в обмен на отказ от поисков Плаща Тьмы. Приятно, конечно, что ее в кои-то веки принимают всерьез, однако женщины терпеть не могут, когда с ними пытаются общаться в приказном тоне. И Эвентайд бросила все свои войска на штурм Руки Смерти, столицы Культа. Попутно она набрела на жилище старого некроманта, у коего обнаружилось ничто иное, как Плащ Тьмы, пылившийся в сундуке долгие десятилетия.

Завершив свой славный поход обретением реликвий жизни и смерти, а также спасением Алленвейла из лап Культа Головы Смерти и уничтожения организации как таковой, Алита спешила воссоединиться со своими друзьями в Девоншире.

Буря, несомая Хексисом, уже чернела на горизонте. Территория, опустошенная его хаотичной магией, все расширялась на север, и практически достигла границ Девоншира. Пятерка воссоединившихся героев, вооружившись новообретенными артефактами, в срочном порядке отправилась юг, во владения безумного чародея. Чем дальше они углублялись в эти проклятые земли, тем явственнее проступали игры Хексиса с природой: откуда ни возьмись налетали снежные бури, землю сотрясали землетрясения, а дороги патрулировали странные твари, коих раньше и близко не водилось в Лодваре - не иначе как продукт деяний их противника.

С трудом преодолев единственный перевал, соединявший Девоншир с землями Хексиса, герои углубились во вражеские земли. Чем дальше, тем явстеннее ощущался ужас, творимый безумцем с природой. За ночь на юге появился вулкан и, хотя сейчас стояла середина лета, утром солнце осветило покрытые снегом холмы на востоке. Герои стали замечать чешуйчатых птиц, а то, что сначала показалось им длинным ручьем у реки, при ближайшем рассмотрении оказалось следом некой огромнейшей твари. Однажды во время ночного привала Догвогла разбудил пролетающий над лагерем полосатый медведь, и весь последующий день беднягу пришлось отпаивать дворфским элем в целях восстановления нервной системы. Дальше - хуже. По мере продвижения отряда в южные земли буквально в течение часа ветер и дождь уступали место обжигающему солнцу, которое, в свою очередь, сменялось непроглядным туманом. По ночам стояли либо обжигающие морозы, либо удушающая жара. Воистину, хаос пришел в Аксеот!..

Тем не менее, несмотря ни на что, пятерка достигла оплота Хексиса и сумела-таки уничтожить колдуна. Естественно, реликвии, на поиски которых было затрачено столько сил, оказали героям неоценимую помощь в произошедшем поистине эпическом сражении.

Лишь Хексис пал, небо над его твердыней прояснилось: следы Надвигавшейся Бури исчезли бесследно. Возвращаясь в Девоншир, герои повсеместно замечали следы исцеления природы, и спустя несколько месяцев уже ничто не будет напоминать о едва не разразившейся здесь катастрофе.

Последовавшие праздненства в честь победы над чародеем растянулись в Девоншире на несколько недель; жители Лодвара навсегда запомнят имена своих спасителей: Боба, Козусса, Догвогла, Алиту, Аграйнель. История Аксеота пишется дальше...


--------------------
It's killing me
We lost a dream we never had
The world in silence should forever feel alone
'Cause we are gone and we will never overcome
It's over now


Изображение
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Энгель
сообщение 22.01.2010, 18:33
Сообщение #44
Иная
Завсегдатай
Страж
*****


Пол:
Сообщений: 346


Bang-Bang



Нельзя сказать, чтобы судьба когда-либо благоволила к Голдоту. Будучи еще мальчиком, живущим в Эратии, он стал жертвой вампира из Гильдии Некромантов Дейи, и тех пор последний частенько пользовался кровью этого смертного для подкрепления своих сил. Калибарр - его учитель, могучий некромант, метивший на роль предводителя Ордена, - пытался выкупить мальчишку у его хозяина, но старый вампир был неумолим.

И когда настал День Расплаты, Голдот, настигаемый адским пламенем, в последнее мгновение все же успел прыгнуть в портал, но огонь обжег часть его плоти, сделав несчастного тем, кем он являлся сейчас: наполовину смертный, наполовину - нежить.

Последующие годы Голдот проводил в одиночестве, скрываясь от людей в лесных чащобах. Он не тешился иллюзиями по поводу своего нынешнего облика и знал, что стоит кому-либо из смертных лишь узреть его, вся округа бросится травить "ненавистного упыря". На самом же деле, сие одичавшее создание никогда не опускалось до того, чтобы пить человеческую кровь; оно довольствовалось лесными зверушками, попадавшими время от времени в расставленные силки, да цыплятами, украденными под покровом ночи с окрестных ферм.

Так или иначе, существование Голдота не могло оставаться тайной вечно. И однажды ночью, когда последний выбрался из своей норы и отправился на ферму, дабы добыть там немного куриных яиц, он был схвачен селянами, скручен по рукам и ногам и препровожден в городок Витросс на восточной границе Великого Аркана.

И вот он стоит, привязанный к столбу посреди городской площади, а солдаты Королевы Эмилии раскладывают вязанки хвороста у его ног. Несчастный кричит о своей невиновности, но люди глухи к его мольбам: "Такие как ты никогда не бывают невиновны!"

Что ж, у Голдота не осталось иного выхода, как вспомнить давно забытое искусство черного волшебства, которому его некогда обучал Калибарр. Произнеся магическую формулу, осужденный на сожжение наложил на присутствующих заклинание паралича - довольно кратковременное, но вполне достаточное, чтобы успеть освободиться... и бежать. Голдот бежал так, как не бегал с самого Дня Расплаты, преследуемый тогда колдовским пламенем.

Витросс доказал ему, что "цивилизация" жаждет лишь предать его смерти; посему он углубился в леса, желая лишь как можно скорее увеличить расстояние между собой и городом, где его существование чуть не оборвалось. И спустя несколько дней лес закончился, открыв глазам Голдота обширное захоронение. Могилы, склепы... именно так привечает нас этот новый мир - болью и смертью.

Голдот пал на колени: с детства он не знал ничего, кроме могильного склепа, где вампир держал его во тьме и сырости лишь затем, чтобы пить его молодую кровь. Неужто он прошел полный круг?.. Нет, Голдот не веровал в судьбу: он считал, что каждый творит ее сам. Но сейчас он был в ярости; гнев его касался как людей Витросса, так и всех тех, кто с первого взгляда желал ему лишь смерти лишь за один вид его наполовину неживого тела. Давно забытые потоки магической энергии стекали по рукам Голдота и устремлялись во влажную землю захоронения. И потревоженные мертвецы восставали из могил, дабы предстать пред своим новым господином, отныне рекомым Голдотом Полумертвым!

Он отправлялся мстить. Мстить всем тем, кто презирал его и насмехался над ним. Мстить тем солдатам в Витроссе, что с упоением готовились сжечь его на костре, тем недалеким людишкам, что называли его "пожирателем детей"...

И Витросс пал. Зомби, призраки и вампиры, составлявшие ныне войско Голдота, с особой жестокостью расправились с жителями городка, предав поселение огню. А затем Полумертвый призвал их души к себе в услужение, придав искалеченным телам некое подобие жизни. Да, он жесток; таковым сделал его этот мир.

В течение последующих месяцев Голдот создавал свое королевство - Некросс. Большая часть сего континента еще не была занята эратийскими переселенцами, и Полумертвый даже близко не приближался к границам созданных людьми королевств - Великого Аркана и Паледры. Он знал, что человеческие творения смертны, как и их создатели. Пройдут века, и Аркан... Паледра... другие... исчезнут, раздавленные временем. А королевство нежити вечно, как вечны и его обитатели. Его собственное владение росло и набирало силу, равно как и армия нежити.

Однажды ночью Голдота посетило видение его учителя - Калибарра, приведя в сметение. Калибарр находился в неком странном месте, полном огня и невообразимых ужасов... Голдот находился в растерянности: все эти годы он полагал, что учитель его погиб в День Расплаты. Но что, если он жив и посылает это видение в надежде, что ученик спасет его? Но откуда?.. Огонь... Антураж, в коем предстал Калибарр в видении, вызывал у Голдота лишь единственную ассоциацию: кригане!

Все полагали, что остатки этой дьявольской расы окончательно сгинули в катаклизме, однако новоявленный Король Некросса знал, что небольшое количество их все же пробралось в этот мир. Да, их ничтожно мало, они слабы и неорганизованы, но они существуют (некоторые демонические твари нашли приют даже в Некроссе). И, судя по всему, Калибарр находится именно у них.

Не так-то просто открыть межпространственные Врата для перемещения в иную точку даже этого мира. Сие деяние требует огромной магической энергии, а секрет становления Врат утерян много столетий назад. Но Голдот знал - теоретически - способ создать Врата на очень краткое время в точке пересечения магических потоков, пронизывающих всю Вселенную. Найти одну такую точку не составит труда: тщательное изучение природной магии во времена, проведенные им в Дейе, дало Голдоту необходимые для этого двеомеры. Другое дело - открыть Врата в нужный мир...

Счастливый случай привел в земли Некросса крестоносца Паледры, выступившего в священный поход против нежити. И он, по слухам, ищет здесь могущественный меч - Клинок Ангела - созданный специально для поражения демонов. А, по логике, мощь этого меча должна идти как раз из того мира, что дает демону его силы, иначе он не был бы столь эффективен, как о нем глаголят. И если Голдоту удастся завладеть Клинком первым и он разобьет его над точкой пересечения, то высвобожденная магическая энергия плюс сотворяющие заклинания позволят создать Врата в царство, где и находится Калибарр. Так хорошо все выглядит в теории, на практике же... много сложнее.

Но, как ни странно, этот безумный план увенчался успехом: самонадеянный крестоносец оказался повержен, а Клинок Ангела, уже найденный им, перешел в руки Полумертвого. Далее последовал запланированный ритуал, исчерпавший практически все силы Голдота, вылившийся в открытие Врат в иной мир... мир, давным-давно опустошенный галактическим бедствием - криганами. Пройдя в портал, Король Некросса оказался в выжженной пустыне, покрытой толстым слоем пепла. И здесь, в этом богами забытом уголке Вселенной, обнаружился его наставник, Калибарр, пребывающий ныне в неживом состоянии. Опустошенный и начисто лишенный сил, последний позволил бывшему ученику увести себя во Врата, ведущие обратно в Аксеот, захлопнувшиеся прямо за их спинами. Ни сейчас, ни в последующие месяцы Калибарр не счел необходимым известить Полумертвого о том, каким образом он вообще очутился в этом пустынном мире, намекнув лишь, что все дело в заклинании, которое он использовал для того, чтобы покинуть Антагарич, когда пробил час Расплаты.

И здесь Голдот совершил первую свою фатальную ошибку - преданный своему учителю, он нарек того Королем Некросса, сложив с себя сий высокий ранг. Решение это вызвало огромное неудовольствие многих жителей его королевства, понимающих лишь язык силы. Какой смысл садить на трон слабого - пусть даже мудрого - монарха, если тому не под силу удержать его? Как следствие этого, вскоре в Некорруме - столице Некросса - вспыхнуло восстание, спровоцированное горсткой криган, окопавшихся там. Естественно, оно сразу же было безжалостно подавлено, однако уже сейчас чувствовалось, что порядок в королевстве начинает трещать по швам.

Калибарр призвал к себе Голдота и повелел тому найти пять Точек Силы - древних устройств, сведения о которых он почерпнул из книг, обнаруженных в руинах, коих нашлось предостаточно в этом уголке Лодвара. Согласно фолиантам, одновременная активация всех пяти устройств приведет к направлению магических потоков в единую точку и высвобождению там колоссального количества волшебной энергии. Именно ее Калибарр намеревался использовать, дабы восстановить утраченные силы и навести порядок в стране.

Отправляясь на выполнение этого задания, Голдот полагал, что учитель его хочет направить силы на отмщение криганам, просочившимся в королевство, за то, что они содеяли с ним в опустошенном и подвластном им мире. Как он ошибался...

В течение последующих месяцев Голдот отыскал все пять Точек Силы и с их помощью направил волшебную энергию Калибарру, после чего вернулся в Некоррум. Прошло еще два месяца. Восстание криган было давно подавлено и, казалось бы, ничто не нарушало покой Некросса. Но Голдот стал все чаще и чаще замечать перемены, происходящие с его наставником. Калибарр сторонился всех и вся, проводя дни и ночи взаперти в своей келье. Однажды Голдот подсмотрел в замочную скважину, как тот магией создал портал прямо в своих покоях и со словами "Хозяин! Скоро мы воссоединимся!" направил в него энергию, исходящую из Точек Силы. Увиденное потрясло Полумертвого до глубины души. Хозяин Калибарра? Кем может оказаться эта личность?.. Загадки, сплошные загадки..

Спустя несколько дней Король Некросса призвал к себе Голдота и повелел тому уничтожить вампира Малвича, после чего принести ему Посох Мертвого Древа, коим сий субъект обладал. Честно говоря, подобного приказа Голдот никак не мог ожидать: Малвич всегда являлся одним из вернейших союзников и атака на него существенно ослабит королевство. Но Калибарр не соизволил делиться своими замыслами и требовал полнейшего повиновения; черты лица его искажались от гнева, чего не случалось никогда в бытность в Гильдии Некромантов. Гнева, что граничил с безумием...

Голдот вторгся в земли Малвича, методично истребляя оставленные тем гарнизоны нежити. Тем временем из Некоррума поступило тревожное сообщение от призраков, коих Полумертвый оставил приглядывать за Калибарром. По словам оных, Король приказал доставить ему в башню всех смертных детей столицы, не объяснив, разумеется, зачем ему это понадобилось. Впрочем, Голдот догадывался, что несчастные дети предназначались для отправки через портал таинственному "хозяину" Калибарра. Полумертвый твердо решил для себя во что бы то ни стало докопаться до истинной личины оного, пусть даже ему самому придется шагнуть в этот проклятый портал.

Тем временем войска его достигли мрачного замка Малвича; был отдан приказ к штурму. Сам Малвич, направляя энергию Посоха Мертвого Дерева на атакующих, пытался сдержать натиск, испепеляя как смертных, так и неживых созданий, однако последних оказалось чересчур много даже для него - Голдот был хорошо осведомлен о возможностях Посоха, поэтому и привел с собой огромную армию, что просто смела гарнизон, охранявший замок.

Не пережил атаки и хозяин цитадели. Но когда Голдот поднял вожделенный Посох, покоившийся на трупе вампира, то заметил, что набалдашник артефакта отсечен. Интересно, если Посох чрезвычайно силен даже в таком состоянии, то какие бы силы получил обладатель восстановленного артефакта? Быть может, ему не составило бы труда подчинить себе мир-другой. Наверняка Малвич потратил не одно столетие на поиски набалдашника... Так или иначе, забивать голову всяческими фантазиями на этот счет не стоило: Калибарр жаждал узреть реликвию, а Голдот остерегался заставлять учителя ждать. И он направился обратно в Некоррум, стараясь не замечать умоляющих взглядов, бросаемых на него жителями, и детей, заточенных в клети и оставленных под открытым небом.

Калибарр выхватил Посох из рук ученика и, не произнеся ни единого слова, направился в свои покои. Голдот последовал за ним, все еще мучаясь сомнениями по поводу принятого им решения. Но когда его учитель ступил в таинственный портал, ученик сделал то же самое, ибо отступать было уже некуда.

То, место где он оказался, даже отдаленно не напоминало мир смертных; отсутствовало малейшее сходство и со Стихийными Планами. Голдот мысленно окрестил его Планом Смерти, ибо антураж иного выбора и не оставлял - ледяной холод, серые окрестности, застоявшийся воздух...

...и Калибарр, пресмыкающийся перед некой огромной человекообразной фигурой в черных одеяниях. Последний, не замечая укрывшегося за нагромождением камней Голдота, передал Калибарру череп некоего существа и повелел тому ровно через три месяца - когда планеты в небесах Аксеота займут строго определенное положение - соединить сий череп с Посохом Мертвого Дерева, создав таким образом Нечестивое Дыхание, что уничтожит все живое в мире. И тогда хозяин Калибарра получит Аксеот в свое собственное владение.

Ужаснувшись, Голдот бежал прочь, преследуемый своим бывшим учителем, почуявшим присутствие ученика в этом плане бытия. Последний же все гадал, что за существо есть хозяин Калибарра, если жаждет он погубить всех смертных созданий Аксеота, и забрать себе мертвый мир?.. Похоже, ему все же придется сойтись с учителем лицом к лицу: даже если он и сумеет воспрепятствовать созданию Нечестивого Дыхания, то угроза уничтожения мира будет существовать до тех пор, пока жив сам Калибарр.

Вернувшись сквозь портал в Некоррум, Голдот первым делом вызволил находящихся в заточении смертных детей, отправив их в небольшой форт к западу, находящийся под контролем лояльных ему войск. Полумертвый не тешил себе иллюзиями: шансов уничтожить Калибарра до ожидаемого тем парада планет, когда Аксеот перейдет под контроль Бога Смерти из иного плана бытия, практически нет. И тут на помощь ему пришли никто иные, как кригане - лидер недавнего восстания, Сураз, чудом избежавший экзекуции, предложил Голдоту свои услуги в обмен на небольшое герцогство в пределах Некросса, что находилось бы под полным контролем демонических бестий. Понимая, что отказываться от любой помощи в его положении по меньшей мере глупо, Полумертвый согласился, и немногочисленные, но яростные кригане дополнили его армию нежити.

Прошло два с половиной месяца, прежде чем Голдот собрал достаточно сил для штурма Некоррума. Столица пала; многие из ее жителей сразу же переметнулись в лагерь Полумертвого, ибо Калибарр не пользовался их любовью с самого начала правления. Сам же лич - наставник Голдота - принял смерть от руки своего ученика, а страшный портал в его покоях был разрушен; явление миру Нечестивого Дыхания не состоялось.

Голдот вернул себе трон, добровольно отданный им ранее; ему предстояло заново отстроить свое королевство - вотчину как жизни, так и смерти. Эти два понятия неразделимы, также как добро и зло. Нужно лишь найти золотую середину между ними и руководствоваться ею в своих деяниях. Таково отныне кредо Голдота Полумертвого.


--------------------
It's killing me
We lost a dream we never had
The world in silence should forever feel alone
'Cause we are gone and we will never overcome
It's over now


Изображение
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Энгель
сообщение 22.01.2010, 18:52
Сообщение #45
Иная
Завсегдатай
Страж
*****


Пол:
Сообщений: 346


Bang-Bang



Вихри войны объяли Риш; пятеро алчных владык сопредельных держав сродни стервятникам бросились на растерзание королевства Шэннон, оплота поборников добра и света. Каждым из захватчиков движут свои корыстные мотивы, каждый стремится быстрее соперников добраться до Рилоса, величественной столицы Шэннона...

Спазз Матикус, король острова Орилиос, был весьма недалеким человеком, что, впрочем не помешало ему пойти на поводу желаний и заняться экстенсивным расширением границ своих земель. Вопрос о врагах, наживаемых в процессе и об удержании своими небольшими силами новые территории нашего "монарха" совершенно не заботил. Первым делом Спазз ничтоже сумняшего прервал заключенное предыдущим королем Орилиоса соглашение с эльфами Арбор'ала, по которому людям дозволялась добыча определенного количества серы на эльфийских территориях. Наплевав на все и вся, Спазз Матикус ввел войска в южный регион Арбор'ала, в предгорья Андуранских хребтов. Эльфийские Хранители, размещенные здесь королем Эрутаном, прежде чем пасть пред вторгшейся армией, успели основательно ее потрепать, что сподвигло Матикуса на рождение идеи о поисках могущественного союзника, за спиной которого можно при случае и укрыться.

Так, король оставил Арбор'ал и отправился в Ржавую пустыню, что на границе Корресана, вотчины могущественного лича - барона фон Таркина. Как ни странно, по дошедшим до Спазза слухам, барон находился далеко на севере, сокрушая южные бастионы Шэннона; тем же самым, во имя лишь одним им ведомым причин, занимались и эльфы. Труднее всего представить последних в союзе с нежитью, но слухи явно претендовали на истину. Впрочем, задача Спазза Матикуса существенно облегчалась: в пустыню он отправился лишь затем, чтобы заручиться поддержкой обитающего здесь мегадракона, все всяких сомнений - одного из наиболее великих созданий этой вселенной. Конечно же, столь значительная персона не станет очертя голову рваться в бой, следуя на поводу у королишки заштатного островка; однако, тяга к разрушению лежала в основе природы мегадракона, потому тварь и выступила как союзник Матикуса... по крайней мере, на ближайшее время.

Возликовав, последний отправился прямиком на север, где кольцо опоясывающих Шэннон гор было проходимо лишь в одной точке - на перевале реки Морозного Ущелья, бдительно охраняемого королевским гарнизоном под началом рыцаря Лютера д'Вальта. Дабы устроить оному надлежащий сюрприз своим появлением на сцене, Матикус вкупе с мегадраконом "убедили" дворфов из местной рудодобывающей колонии организовать небольшой подгорный тоннель, ведущий прямиком к цитадели Лютера и минующий все внешние ее укрепления. Что ж, затея сия увенчалась успехом и вот, оставив позади дымящиеся останки павшей крепости, армия Спазза Матикуса совершает стремительный бросок в направлении Рилоса...

С древних времен в варварском клане Монго бытовала традиция, согласно коей мнивший себя претендентом на кресло вождя обязан был свершить некий подвиг, показав тем самым, что этого кресла он и достоин. И теперь сам Монго, племянник здравствующего доселе короля Болингара, пересек море, высадившись на северном побережье Шэннона, с намерением приобщить сии земли к территориям, подвластным Болингару, что автоматически передает ему престол после кончины оного. Много лет назад в этом самом месте уже высаживалась экспедиция соплеменников Монго, но с тех пор связь с ними прервалась. Если верить картам, сооруженная тогда варварами крепость должна находиться в двух днях пути к югу.

И все бы хорошо, да хитрец Болингар отправил в Шэннон еще одного своего племянника - Отука. Старику явно приспичило столкнуть лбами двух претендентов на его трон да поглядеть, что из этого выйдет... Монго заподозрил неладное, когда из кораблей, должных доставить припасы его воинству, два так и не появились. А спустя всего несколько дней пошли слухи об иной армии варваров, захватывающей селения шэннонцев чуть западнее. Недолго думая, Монго бросился проверять правдивость полученных сведений; после непродолжительной сечи Отук был пленен и водружен на первый же корабль, отправлявшийся на северную родину. Конечно, варвар был несколько уязвлен проявленным Болингаром недоверием, хотя в глубине души прекрасно понимал своего короля. Таков его народ, его мир...

Спустя несколько дней варварская орда оставила заснеженные северные регионы Шэннона, углубившись в лесистые угодья, когда путь им преградила Великая Стена, тянущаяся на много миль в обе стороны. С истинно варварской непосредственностью Монго приказал попросту разбить ее выстрелами из катапульт, после чего двинулся дальше, тут же забыв о недавнем препятствии. Правители Шэннона, наконец-то осознав масштабы идущей с севера угрозы, отправили в том направлении войско; однако, так как обреченному королевству приходилось вести ожесточенные сражения сразу на нескольких фронтах, войско это оказалось более чем скромным и практически не замедлило продвижения варваров к столице.

Две недели спустя Монго достиг восточного берега реки Драконьего Покрова. Среди дремучих лесов этого региона одиноко высился замок Ривервью, должный являться основным бастионом северного Шэннона. Владелец его, сир Даннос, не пожалел казенного золота, наняв несколько отрядов искателей приключений для поимки варварского лидера. Последнему же поступило несколько срочных донесений от лазутчиков, в коих значилось о боевых действиях Шэннона против южного королевства Корресан, а также о непонятных "инцидентах" на западе на границе с эльфийскими землями.

Оставив за спиной Ривервью, над разбитыми воротами которого колыхалось на ветру мертвое тело сира Данноса, Монго устремился на юг. Скоро он сместит стареющего Болингара и провозгласит себя королем. Уже совсем скоро...

Барон фон Таркин, правитель пустынного Корресана, основательно подустал от окружающих его суетных, бурлящих жизнью земель. Уже прошла целая вечность с тех пор, как он уничтожил предыдущего правителя Корресана - дьявола-кригана Максимильяна Девлоса, немедля воскресив его в образе нежити. И теперь фон Таркин напряженно размышлял, куда бы направить свою нерастраченную энергию, а заодно и скопившееся за столетия и простаивавшее без дело воинство: на северо-восток в земли Квассара, подвластные колдуну, вероятно, прожившему на свете не меньше его самого, или - на северо-запад, в Шэннон, вотчину жрецов жизни. Атака Шэннона куда более рискованна, но, захватив его, можно расширять свою империю смерти в любом направлении... Приняв решение, фон Таркин немедля перешел к активным действиям. Разграбив древние гробницы на границе с Квассаром, лич получил во владение хранимое так золото и магческое снаряжение, а главное - существенное прибавление в рядах своего воинства нежити.

Как и ожидалось, войска Квассара даже не успели отреагировать на вторжение, а армия Корресана уже оставила границы его позади, углубившись на территорию Шэннона. За следующую неделю опустошению подверглась дюжина городов и селений, имевших несчастье быть возведенными на пути войска фон Таркина. Нежить не щадила никого; ряды армии лича все возрастали...

Перейдя долину Альдерот, воинство оказалось у гор Драконьего Седла и, взяв под контроль все три возможных перевала, устремилось далее. До фон Таркина все чаще стали доходить странные слухи о неких варварах на севере и эльфах на западе, также движущихся по направлению к столице. Да и разрозненные и терпящие поражение за поражением отряды рыцарей Шэннона отступали к Рилосу, своему последнему бастиону, последней надежде...

Мистерио Великолепный, маг-правитель Квассара, прожил на свете немыслимое количество лет, но всегда панически боялся лишь одного - смерти. И когда до него дошел слух об открытии жрецами юго-западного Шэннона секрета бессмертия, Мистерио предложил оным немыслимые богатства за обладание вожделенными сведениями. Жрецы же ни в какую не соглашались делиться обретенной тайной, порешив, что сведения сии ни под каким видом не подлежат разглашению, во избежание. Отчаявшись, Мистерио атаковал приграничные города Шэннона в попытке силой вырвать необходимую ему информацию у местных лордов. Один из них - Эрин - указал правителю Квассара на одиноко стоящую башню в нескольких десятках миль к югу, где, по словам его, жрецами жизни тщательно оберегался секрет бессмертия.

Этот регион у моря Сеньяк именовался Сулдуссар, и населяли его воинственные кочевые племена и разрозренные варварские общины. Именно сюда направился воодушевленный и вновь окрыленный надеждой Мистерио Великолепный. Радость от скорого обладания бессмертием несколько портили доставленные сведения о разграблении фон Таркином древних захоронений на квассарской границе, но эта проблема может немного подождать...

И вот, наконец, она - башня. Распутав все наложенные - и, надо сказать, не особо хитроумные - охранные заклинания на вратах ее, Мистерио гордо прошествовал внутрь лишь затем, чтобы выяснить прискорбный факт: башня сия пустует уже весьма и весьма давно. Хитрый шэннонский лордик попросту попытался его провести, вероятно, даже не восприняв всерьез. А раз так...

Раз так, королевство Шэннон подлежит полному и бескомпромиссному покорению. И Мистерио ввел свои войска в район горы Нокилли, что к востоку от Рилоса. Взятие контроля над этими землями является лишь вопросом времени, а до столицы отсюда рукой подать. Правда, сведения лазутчиков заставляли задуматься: захватчики, пришедшие из-за моря; силы природы, сошедшие с ума; опустошающие все на пути войска нежити... Видимо, Шэннону сейчас приходится ой как не сладко, и Мистерио по мере своих сил и возможностей с радостью добавит порцию страданий сему королевству.

Эрутан Револ, Король-Хранитель Арбор'ала, долгое время смотрел на противную природе вырубку шэннонцами лесов для постройки селений и расширения своих владений. В один прекрасный день терпение эльфийского владыки лопнуло; объединив подвластные ему силы друидов и следопытов, Эрутан вторгся в западные пределы Шэннона.

Священная Долина Друидов на границе двух королевств оказалась окружена объединенными силами рыцарей и варваров... Покончив с оными, эльфы двинулись дальше на восток, где был воздвигнут град Гинвил, известный торговый центр. Но для Эрутана, стремящегося сровнять до основания все, созданное людьми и отобранное ими у природы, город сий не нес никакой культурной ценности; как следствие - он был попросту разрушен. Немногочисленные выжившие бежали вглубь Шэннона, намереваясь предупредить правителей о грозящей напасти, а по пятам их шло сосредоточенное и угрюмое эльфийское воинство.

И сошлись пять армий у стен Рилоса. Не один день длилось кровопролитное сражение, тысячи воителей сложили головы у стен некогда неприступной столицы. И один, лишь один из пяти захватчиков превзошел остальных и сумел присоединить истерзанные земли некогда славного королевства, разоренного вихрями войны, к своим владениям. И это был Мистерио Великолепный...


--------------------
It's killing me
We lost a dream we never had
The world in silence should forever feel alone
'Cause we are gone and we will never overcome
It's over now


Изображение
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Энгель
сообщение 22.01.2010, 19:19
Сообщение #46
Иная
Завсегдатай
Страж
*****


Пол:
Сообщений: 346


Bang-Bang



Шесть долгих лет провел лорд Харк в заточении в собственном поместье в Аранорне, королевстве эльфов-Изгнанников АвЛи, и многое осознал и переосмыслил за эти годы. Конечно, поначалу он составлял различные изощренные планы мести Королю Элвину и, мало-помалу, погружался в безумие. Но однажды увидев себя в зеркале на шестом году после заключения - согбенного, грязного, облаченного в лохмотья, - Харк пал на колени и разрыдался, после чего принял решение оставить Аранорн и начать новую жизнь в далеких землях.

Но сперва надлежало вырваться из заключения. Король Элвин приставил к Харку несколько слуг, которые наверняка помогут ему в осуществлении побега, однако оставался еще гарзизон следопытов, денно и нощно охраняющих особняк. Потому следовало дождаться чего-то, что отвлекло бы их внимание, и год спустя такая возможность представилась.

Расширение нации Изгнанников привлекло внимание Тавни Балфор, Королевы Пиратов, молодчики которой атаковали восточные рубежи Аранорна. Слуги сообщили лорду Харку, что пиратский флот занял гавань Ямутрай, и в то же время корсары высадились где-то на побережье к юго-востоку, грабя приморские селения эльфов.

Наверняка Король Элвин отбросит пиратов в море в течение недели, но это означало неделю хаоса, столь необходимого Харку, чтобы осуществить свой побег. Поскольку северное и восточное направления были закрыты для него, оставался лишь один путь - на запад, через горы Черных Мечей.

И когда гарнизон, поставленный для охраны особняка, схватился с мародерствующими в Великом Лесу пиратами, лорд Харк вкусил давно забытую свободу, устремившись прочь от отостылевших стен, от прошлой жизни, в которой звали его и "героем", и "предателем". Миновав разбросанные по окрестным лесам отряды следопытов, опальный дворянин добрался до гор Черных Мечей. Некогда оными правили три брата-варвара, однако иной варвар по имени Догвогл прервал их бренное существование; впрочем, горы от этого не стали менее опасными. Потоки лавы, изливавшейся из жерл действующих вулканов, прочертили глубокие каньоны в сих темных, пустынных землях. Поговаривали об алмазных месторождениях, однако любые попытки мирян развернуть добычу ископаемых пресекались неведомой силой, после чего поползли слухи о призраках, хранящих сии неприветливые земли в неприкосновенности.

В первую же ночь, когда небольшой отряд эльфов, присоединившихся к беглому лорду, разбил лагерь на горных отрогах, начали случаться нервирующие происшествия. Так, эльфы постоянно ощущали на себе чьи-то взоры, замечали неясные тени и слышали далекий гул, подобный шепоткам.

А на вторую ночь исчез один из часовых... вскоре отыскавшийся на дне ущелья с вывихнутой лодыжкой и полным отсутствием воспоминаний о том, что с ним произошло. Впрочем, лорд Харк не верил в призраков. Да, они высасывают жизнь из смертных, но не сталкивают их в ущелья. Потому Харк призвал весь свой опыт следопыта АвЛи, ибо чувствовал себя куда более уверенно в роли охотника, нежели дичи.

...Несколько дней спустя отряд лорда Харка был уже высоко в горах, а внизу как на ладони расстилались леса Аранорна. На востоке к небу устремлялись клубы черного дыма; вне всякого сомнения, там орудовали пираты. Однако вскоре они исчезли, и означало это, что Король Элвин отбросил корсаров и, стало быть, вскоре организует погоню за беглым лордом. Конечно, сам он не встанет во главе отряда, но наверняка пошлет кого-то, кому всецело доверяет. Харк предположил, что это будет Менатат, его наставник и ближайший друг. Однако, как ни сведущ последний в политических играх, следопыт из него неважный, посему Харк не особо задавался вопросом, удастся ли ему уйти от преследования.

И все же бывший вельможа сильно недооценил Менатата, благо войска последнего поджидали его у единственного перевала, ведущего из гор Черных Мечей в земли Лодвара. Харк немедленно приказал своим подопечным сложить оружие и сдаться на милость победителя.

Менатат Опального лорда швырнули в клеть-повозку, и отряд двинулся назад, в Аранорн. На ночь эльфы разбили лагерь на высокогорном плато, опасаясь продолжать марш в темноте. Харка вызволил из клети верный слуга его, садовник, но вскоре пал, сраженный стрелой, а вельможа бежал со всех ног, стремясь как можно скорее убраться из лагеря. Стрелы свистели вокруг, но ни одна из них не попала в цель. Наверняка Элвин отдал приказ взять его живым, но всякое случается, когда стреляешь в кромешной тьме...

За пределами лагеря к Харку присоединилось несколько верных ему воинов, улизнувших из-под стражи в возникшей сумятице. В ту ночь они не останавливались и продолжали идти, натянув капюшоны на лица. Два часа прошли без происшествий, хотя Харк готов был поклясться, что за ними наблюдают чьи-то глаза - чувство, возникшее сразу же после появления их в горах Черных Мечей.. Харк внимательно прислушивался, не слышно ли погони; еще ранее он повелел эльфам слегка шаркать ногами по земле, дабы следопыты решили для себя, что преследуемые их чрезмерно устали.

Еще по прошествии несколько часов Харк обнаружил, что кто-то среди них идет тихо, не шаркая и стараясь не оставлять следов. Вельможа ухмыльнулся: рыбка заглотила наживку! По сигналу его эльфы обнажили мечи, окружив незадачливого лазутчика. Харк приблизился, сдернул с головы того капюшон. То оказалась эльфийка с донельзя бледным цветом кожи; она сжимала кинжал в руке, но сама не нападала. "Ты - самый симпатичный призрак из виденных мною", - молвил Харк. - "Кто ты? Почему следишь за нами?"

Эльфийка молчала, во взгляде ее читалась решимость. "Мы не причиним тебе вреда, так что твои друзья с арбалетами могут вздохнуть спокойно", - добавил Харк. В глазах эльфийки промелькнуло удивление, беспокойство. Харк видел, что она разумеет его речь. "Пойми, мы просто минуем эти горы", - объяснил он. - "Мы не собираемся досаждать вам, предъявлять права на ваши земли и все остальное в таком духе. Мы просто стремимся перебраться на ту сторону. Позвольте нам пройти, и даю слово - больше вы о нас не услышите". Харк обернулся к своему отряду: "Выдвигаемся!" Женщина кивнула, а в следующую секунду растворилась в ночной тьме...

Отряд Менатата неумолимо приближался к беглецам, и Харк устремился в близлежащую пещеру, где столкнулся с тремя странными бледными эльфами, среди которых обнаружилась и встреченная прошлой ночью женщина. Бывшему вельможе решительно не везло: из огня - да в полымя! "Мы следили за тобой", - обратилась к Харку эльфийка. - "Похоже, что ты - враг угрожающих нашим землям, посему можешь послужить моему народу". "Твоему народу?" - поразился Харк. - "И кто же вы, леди?" "Мое имя - Талия А'Рикдун", - представилась женщина. - "И мой народ, странник, - коренные эльфы Аксеота".

Харк знал о существовании тринадцати эльфийских кланов, которые рассеялись по Аксеоту, когда их великое королевство Этендар было уничтожено наряду с Урсанской Империей в Катаклизме, а эльфийские города оказались на дне моря Верхоффина. После этого многие эльфы наладили контакты с иными народами, иные же удалились в лесные чащобы, разорвав все связи с миром. Но оставался клан А'Рикдун, эльфы коего пребывали ранее хранителями города-библиотеки Ат'ранна, средоточия эльфийских истории и знания.

Клан считался погибшим в Катаклизме, однако члены его укрылись в недрах земли, далеко к югу от родного града, сгинувшего в морских пучинах. Владения их державы, рекомой Ар'Рикдун ("земли клана А'Рикдун"), распростерлись от дальних пределов Девоншира до глубинных пещер гор Черных Мечей, и не ведали о ней жители поверхности. Как и иные эльфийские кланы Аксеота, А'Рикдун делился на подкланы, сили. От каждого из них избирался Старейшина, а Совет Старейшин управлял державой.

Три года прожил Харк с темными эльфами А'Рикдуна, когда стал назревать новый конфликт. Эльфы Аранорна неустанно расширяли свои владения, следуя все глубже в горы Черных Мечей, налаживая добычу минералов и ценных ископаемых. Совет Старейшин и дальше настаивал на сохранении тайны существования нации от мира, однако молодые и горячие эльфы требовали крови. Они жаждали войны. И вполне могли ее получить.

Талия а'ДенебИ вновь Харк оказался обвиняемым на судилище. "Этот "ложный" принесет беду на наши головы! Избавимся же от него ради нашего клана!" - говорил Прайден. Да, если Старейшины и имели какой-то вес в предыдущие столетия, ныне сила пребывала в руках более молодых и амбициозных - таких, как Прайден а'Менкар. Он и его приспешники именовали Харка "ложным", и использовали сей термин для эльфов, пришедших на Аксеот после Расплаты. "Харк прожил с нами три года, и поведал много-чего о своем народе", - возражала Талия. "Он - ложный", - отвечал Прайден, трясясь от ярости. - "Когда разразится война, чью сторону он примет? Подставишь ему спину под удар? Мы не доверяем ему!"

В основном собравшиеся разделяли точкую зрения Прайдена; в поддержку его высказался не только силь, из которого происходил он сам, но также а'Чернары и а'Ктарусы. За Харком же сплотились а'Денебы из силя Талии. Видя, что положение складывается хуже некуда, опальный лорд взял инициативу в свои руки: "Тогда испытайте меня!" От злости Прайден побледнел пуще прежнего: "Кто разрешил тебе говорить, ложный?" "Обычно я сам себе разрешаю", - отозвался Харк. - "И, кстати говоря, я обращался не к тебе, а к Старейшинам. Они, знаешь ли, истинные правители клана".

Речь Харка вызвала смешки у собравшихся. Обсудив предложение вельможи Аранора, Старейшины изрекли: "И даровано тебе будет испытание, Харк, гость а'Денебов. Как раз сейчас в северо-западных тоннелях наших владений орудуют минотавры. Тебе надлежит или положить конец возможной угрозе с их стороны, или умереть". Постановив сие, Старейшины удалились, показывая тем самым, что решение их неопровержимо. Талия и иные а'Денебы позволили Харку взять с собою отряд из представителей их силя, заметив при этом, что на карту поставлены дальнейшие влияние и честь их семьи.

Оказавшись в помянутых пещерах, Харк воочию убедился в том, что минотавры не просто "орудуют", нет: они собираются в войско! Угроза куда более страшна, нежели предполагают Старейшины... Судя по символам, нанесенным на броню и доспехи минотавров, Харк предположил, что они - выходцы из Нигона. А вскоре воинство опального лорда схватилось с армией, предводительствовал которой огромный черный минотавр, показавшийся Харку на удивление знакомым.

"Думаю, мы встречались раньше", - заметил он, стараясь перекричать шум сражения. - "Ведь ты.. Дэйс, да?" "Дэйс?!" - в ярости взревел минотавр. - "Я буду пытать тебя долгие годы в качестве платы за это оскорбление. Я - великий Темный Шторм, геомант Нигона, полководец минотавров. Испытывая страшную боль, ты будешь повторять это имя!"

"Я знаю, кто ты, и просто шутил", - ответствовал Харк. - "Как я уже говорил, мы встречались раньше, в сражении у Пьерпоинта. Неужто ты позабыл меня?" Минотавр внимательно оглядел эльфа с ног до головы. "Неужто в этом забытом месте... Харк?" - рыкнул он. - "А ты бледнее, чем мне помнится". "Ну, в последнее время я не часто брожу под солнцем", - улыбнулся Харк. - "Насколько мне помнится, ты кое-что должен мне".

Сражение прекратилось само собой, и воины замерли, ожидая исхода... беседы своих лидеров. "Я знаю, что должен тебе, Харк из АвЛи", - молвил Темный Шторм, скрестив на груди могучие руки. - "Что же ты хочешь от меня?" "Покинь эти пещеры вместе со своим войском", - изрек Харк. - "Ибо земли сии под моей защитой". Минотавр нахмурился, но кивнул. "В словах - сила, и от своего слова я не отступлюсь", - вымолвил он. - "Но знай, Харк: сейчас я отступлюсь, но в следующий раз, когда пути наши пересекутся, я убью тебя. Клянусь!" "Отлично, и я сделаю так же", - отозвался Харк.

Лишь когда воинство Темного Шторма отступило, Харк осознал, что минотавр мог раздавить его, как муху. Но, тем не менее, цель экспедиции была достигнута и можно было выступать в обратный путь в Ар'Рикдун. Однако путь силам Харка преградила армия темных эльфов, ведомая одним из прихвостней Прайдена, чернокнижником по имени Генн а'Чернар. Разгромив оную, Харк всерьез озаботился тем фактом, что Прайден даже не счел нужным скрыть свою роль в происходящем. Неужто влияние его столь возросло, что даже гнев Совета Старейшин не страшен амбициозному вельможе?

"Я одержал верх над минотаврами и они оставили эти пещеры", - обратился Харк к Генну, поспешившему сдаться на милость победителя. - "Почему же ты делаешь это, Генн из а'Чернаров? Неужто по приказу Совета Старейшин?" "Совета Старейшин больше не существует, ложный!" - отвечал чернокнижник. - "Пока тебя не было, на нас напал твой народ. Им не сойдет это с рук! Так как Старейшины бездействовали, народ избрал нового могущественного правителя! Он уже успел привести нас к победе над захватчиками; мы даже захватили в плен одного из их офицеров..." "Этот правитель... ты же о Прайдене говоришь?" - уточник на всякий случай Харк. "О лорде Прайдене", - сухо уточнил Генн, - "который вскоре станет Королем Прайденом А'Рикдуном!"

"А мне казалось, у эльфов не может быть Короля до тех пор, пока королевство Этендар не возродится", - нахмурился Харк. "Уничтожение твоего рода станет последним шагом в Возрождении Затонувшего Королевства!" - запальчиво выкрикнул Генн, искренне веруя в то, что говорил Прайден, восходя к вершинам власти над кланом А'Рикдун.

"Наверняка есть те, кто противится претворению в жизнь амбиций Прайдена", - изрек Харк. - "Что случилось с ними?" "Если ты о своих дружках из силя Денеб, то они заключены под стражу и ожидают суда за измену", - ответствовал Генн. - "Такова участь тех, кто предлагает дружбу врагу". Стало быть, руки Прайдена теперь развязаны и он собирает армию, дабы искоренить ложных, "нечитых эльфов" Аранорна. Похоже, лишь Харку да оставшимся в живых а'Денебам предстоит бросить вызов тирану. Харк сполна осознал горькую иронию сложившейся ситуации: из величайшего врага державы он обращался в последнюю надежду Аранорна.

Немедленно Прайден повел армии Ар'Рикдуна на поверхность, оставив наместником в подземном королевстве Мантиса а'Ктаруса. Харк же прознал, что пленных членов силя Денеб содержат в крепости, принадлежащей семье Прайдена - Менкар. Перво-наперво Харк стремился вызволить Талию, и имел на это три причины: во-первых, именно она приютила его в своем силе на целых три года, во-вторых, опальный лорд испытывал к ней исключительно дружеские чувства, а в-третьих, силь ее был жизненно необходим Харку для противостояния тирании Прайдена.

Ворвавшись в крепость Менкар и проследовав в подземелье, Харк действительно обнаружил женщин и детей семьи Денеб, которые сообщили ему, что Талия пребывает в личных покоях Прайдена, в ином крыле замка. Кроме того, Харк узнал, что замок потому охранялся столь скудно, что Мантис а'Ктарус увел за собою в неведомом направлении практически все воинские силы. Странно, конечно... разве не наказал ему Прайден оставаться в крепости и защищать ее всеми силами?

В одной из камер обнаружился офицер Аранорна - тот самый, о котором поминал Генн а'Чернар. "Уж не наш ли это Менатат", - хохотнул Харк, лишь завидя его, и тот разом подобрался: "Харк... Здесь?" "Похоже, что так, старик", - согласился беглый лорд. - "Значит, ты и есть тот офицер, побежденный Прайденом. Я мог бы догадаться". "Избавь меня от своего сарказма, предатель", - разом насупился Менатат. - "Я не удивлен, видя, что ты замешан во всем этом". "А вот это уже неверно, мой... друг", - изрек Харк. - "Как это не удивительно, но теперь я на вашей стороне".

Менатат недоверчиво хмыкнул: "В этом тебе будет нелегко меня убедить". "Пожалуй, начну с того, что вызволю тебя", - ничуть не смутился Харк. - "Можешь идти?" "Не... не думаю", - Менатат с сомнением покачал головой. - "Я не ел несколько дней... с тех пор, как они поняли, что пытки ни к чему не приведут". Менатат действительно выглядел истощенным; руки его покрывали следы от ожогов, а лицо распухло от ударов.

Приказав одному из сподвижников позаботиться о советнике Короля Аранорна, Харк продолжил поиски Талии. "Харк! Хвала Древним, ты пришел!" - бросилась девушка к нему, стоило лишь Харку появиться на пороге, и крепко обняла. "С чего это Прайден держал тебя отдельно от остальных в столь... роскошной камере?" - не сдержался, вопросил Харк. Талия наградила его испепеляющим взглядом: "А сам как думаешь? Эта свинья положила на меня глаз еще с детства. Он надеялся, что, когда станет Королем, я соглашусь разделить с ним ложе... Что смешного?" Она не могла понять, какой иронией отдавалась эти слова в душе лорда Харка, и что презрительная улыбка того была адресована самому себе.

И когда тот вопросил, не знает ли она, куда мог направиться Мантис а'Ктарус, Тария предположила, что в Ат'ранн, хоть это и запрещено. "Мантис стремится проникнуть в Город Света", - молвила девушка. Не ведая, чем может обернуться столь неожиданное устремление, Харк и Талия повели за собою воинов силя Денеб по следам армии Мантиса.

Два дня спустя герои покинули подземные лабиринты и двинулись по направлению к Девонширу - мирному королевству на равнинах центрального Лодвара. За время пути силы Менатата восстановились и он вполне мог добраться до Аранорна. "Боюсь, тебе придется возвращаться в обход, ибо горы Черных Мечей сейчас заполонены войсками Прайдена", - молвил Харк. - "Ты должен добраться до Острова Совета и предупредить Элвина о замыслах Прайдена. Войска его не знакомы с тактикой ведения боя в лесных угодьях и попытаются заманить вас в горы. Вы не должны угодить в эту ловушку. Займите оборону. Не атакуйте сами. Купите мне немного времени, это все, о чем я прошу". "Время?" - удивился Менатат. - "Но для чего?" "Чтобы найти способ остановить эту бессмысленную войну..." - отвечал Харк. - "Вот только не знаю, каким образом..."

"Когда меня держали в плену, я слышал, как стражи говорили о том, что лорду Прайдену непросто обосновать свои притязания на трон", - припомнил Менатат. - "Что ему нужно какое-то доказательство того, что он по праву может возродить королевство, или что-то в этом роде. Говорит тебе это о чем-нибудь?" Кто бы мог поверить, что в устах Менатата только что прозвучал последний фрагмент головоломки? Ибо Харк мог предположить, что подобные доказательства можно обыскать лишь в городе-библиотеке Ат'ранее, где, предположительно, хранятся все без исключения записи об истории эльфийской расы в сем мире. Это объясняло, почему Мантис а'Ктарус устремился к сему городу, и если герои сумеют остановить его, то амбиции Прайдена обернутся против него самого. Легенды гласили, что Ат'ранн пребывает где-то в глубинах моря Верхоффина, неподалеку от сгинувшего побережья Этендара, где теперь распростерлись чащобы южных пределов Мендоссуса.

Следуя на север через земли Девоншира, Харк и Талия то ли дело замечали храмы сравнительно молодой Церкви Равновесия. Говорили, к оной присоединилась и жрица Алита Эвентайд, героиня приснопамятного противостояния с чародеем Хексисом. Миновали герои и кратер посреди леса - полосу выжженной черной земли среди зеленых дубрав, ибо появился он в результате разрушительного заклинания, произнесенного чародеем Козуссом... ставшим причиной его гибели, и придорожный трактир "Сказания Барда", содержала который никто иной, как Аграйнель. На отрогах Девоншина обнаружились арена Догвогла, где заезжие искатели приключений оттачивали свое воинское мастерство, а также школа волшебства Боба.

Отыскав магический портал, герои перенеслись в северные пределы Ловдара, в густые чащобы южного Мендоссуса у побережья моря Верхоффина. Талия уверенно направилась к лесным отрогам, где, по ее словам, обитал Лесной Страж - единственный, кто может даровать им доступ в запретые леса Этендара. В небольшом домишке проживал высокий стройный эльф - Лесной Страж, Эль Форблайт А'Дорад. Второе имя - Форблайт - относилось к его матери, дань древней традиции принятия имен аксеотскими эльфами, ныне практически не использующейся. К удивлению Харка подобное произношение имени весьма впечатлило Талию, которая низко поклонилась и молвила: "Лорд-Хранитель Этендара, при всем уважении к тебе и твоему роду я должна просить о том, чтобы дозволил ты войти нам в запретный лес". Эль А'Дорад с грустью покачал головой: "Никто не ступит в сей лес. Уж прости, Талия Моргвенн А'Рикдун, но я не могу пропустить вас. Разве что... вы поможете мне решить одну проблему". "Войти в этот лес жизненно необходимо для меня и моего клана, лорд-Хранитель. Мы сделаем все, чо пожелаешь", - отвечала Талия.

Лорд-Хранитель указал странникам на поблекший гобелен, изображен на котором был некий эльф. "Это - мой отец, Трата А'Дорад", - пояснил Эль. - "Он изображен здесь наряду с артефактами, дарованными ему умириями, драконами воды... Обладая их могуществом, отец мой пять столетий властвовал над королевством... Он был последним и величайшим из монархов". По мнению Харка, это вполне объясняло уважение Талии, выказанное сему эльфу. "Когда он погиб в Катаклизме, а ревущие волны разорвали наше королевство, драконы появились вновь, дабы поглотить тело его в качестве платы за свою давнишнюю помощь", - продолжал лорд-Хранитель. - "Вскоре была построена святыня в память о моем отце, где хранились его доспехи из драконьей чешуи. Но три дня назад их выкрали рыцари смерти из Корресана. Мой долг - оберегать сий лес и я не могу пуститься в погоню за ними, но, как мне кажется, они бежали на север. Если вы вернете доспехи, я буду крайне благодарен вам и пропущу в запретный лес".

И когда Харк и Талия уничтожили рыцарей смерти, схоронившихся на небольшом заснеженном островке, и вернули доспехи лорду-Хранителю, тот передал им талисман, должный даровать проход в пределы леса Этендара. "Но будьте осторожны!" - предупредил он героев на прощание. - "Магия Катаклизма все еще сильна в сих чащобах. Множество созданий лесных обезумели в результате воздействия магических сил проклятого Верхоффина. Прощайте, и да защитит вас Свет на пути!"

Искренне поблагодарив лорда-Хранителя, войско а'Денебов устремилось к запретным границам; странно, но сил Мантиса а'Ктаруса по прежнему не наблюдалось в окрестных землях.

По мнению Харка, лес Этендара был достаточно невелик по сравнению с Великим Лесом Аранорна. Конечно, о старом королевстве эльфов Аксеота знал вельможа достаточно мало, потому счел необходимым задавать вопрос Талии. "Королевство Этендар было, скорее, не королевством, а объединением четырнадцати эльфийских кланов", - отвечала та. "Но ведь у кланов есть Совет Старейшин, так?" - уточнил Харк. - "Какова же тогда была роль Короля?"

"Как бы это объяснить..." - нахмурилась Талия. - "Существовало собрание, в котором участвовало по одному представителю от каждого клана. Король верховодил на собрании, а также выступал в качестве представителя собственного клана, и, помимо этого, он являлся командующим армией... Собранение проводилось дважды в месяц здесь, в городе Этендаре, давшим название королевству". "Стало быть, лес Этендара пребывает так, где некогда был город, и не охватывает всего королевства", - кивнул Харк. - "Теперь я понял".

"Но во многих отношениях город был королевством", - пригорюнилась Талия. - "Когда город был уничтожен Оком Бури, кланы прекратили общение друг с другом. Ныне море разделяет их и пятнадцать кресел пустуют". "Пятнадцать?" - Харк подумал, что ослышался. - "Но ведь кланов лишь четырнадцать. Кто был пятнадцатым представителем?" "Последний король - Трата А'Дорад, отец Эля, - решил объединиться с великой человеческой Урсанской Империей", - пояснила Талия. - "Он открыл людям врата Этендара и позволил Императору присутствовать на собрании". После слов этих в голову Харку пришла одна весьма интересная мысль, воплощение которой в жизнь он решил отложить на более поздний срок...

Миновав заповедные чащобы, Харк и Талия ступили в подземные коридоры, протянувшиеся под водами моря Верхоффина, и немало поразились, осознав, что над ними - не земная твердь, но водная гладь. Они находились внутри волшебного купола, а впереди простирались величественные ступени из белого мрамора. Спускаясь по ним, темные эльфы озирались по сторонам, а за пределами купола виднелись очертания ггантских, причудливых рыб, и даже некоего создания, отдаленно напоминающего кита.

В центре купола ввысь возносились беломраморные башни великого града. Ат'ранн, низвергнутый на дно морское, но сохраненный практически в неприкосновенности ценою жизней величайших эльфийских волшебников. "Как он прекрасен", - с благоговением прошептала Талия. "Прекрасен", - с готовностью согласился Харк, ни на секунду не теряя бдительности. - "Но где же Мантис и его войско?" "Может, мы сумели добраться до затонувшего города раньше него?" - предположила Талия. "Если так, то мы должны с умом распорядиться этим преимуществом", - молвил Харк. - "Если здесь и есть доказательства, которые так стремится получить Прайден, то мы должны найти и уничтожить их".

Единственная проблема заключалась в том, что город окружало непроницаемое магическое поле, и приблизиться к нему не представлялось возможным. "Силь Денеб был основан одним из волшебников, сотворившим сие заклятие, хранящее город в неприкосновенности", - улыбнулась Талия. - "Есть тайный путь, следуя которым, мы сможем добраться до Ат'ранна, но чтобы найти его, нам нужно следовать указаниям, начертанным на стелах. Когда мы навестим все шесть стел на поверхности, заклинание развеется и путь в Ат'ранн откроется нам".

Шесть стел, посвященных Силам Небосвода, о существовании которых Харк и не ведал даже, высились в лесах Этендара. Глифы, начертанные у их основания, рассказывали историю претворения на Аксеоте шести Сил. Однако для того, чтобы высвободить магию волшебных стел и снять таким образом печать с Ат'ранна, героям пришлось немало повозиться.

"Это Стела Беллум, Силы Могущества", - гласила надпись на одной из святынь. - "Беллум придает силы достойным, дабы защитили и оберегли те слабых. Принесите символ могущества во славу Беллум". Еще минуя Девоншир, отыскали герои волшебный Меч Могущества, который не замедлили возложить перед стелой. Немедленно клинок погрузился в землю, но стела ожила, воссияла в магических потоках.

"Это Стела Космониума, Силы Равновесия", - значилось на ином шпиле. - "Именно она взяла под крыло свое эльфов на заре времен и выступает в роли судьи в конфликтах между иными Силами. Принесите сюда четыре стихии в золотом кольце для вящей славы Космониума!" С превеликим почтением возложили герои Кольцо Стихий, обнаруженное ранее во владениях силя Менкар, у основания стеллы, пробудив магию ее от предвечного сна.

"Это Стела Лурканы, Силы Смерти", - было начертано на третьей. - "Луркана - безмолвная рука, снимающая усталость и боль, обсвобождающая от бремени души. Принесите книгу темной волшбы, дабы почтить Луркану". В точности следуя указанию мистической стелы, герои поднесли ей книгу магии Тьмы, обнаруженную на самой окраине леса Этендара.

"Это Стела Эзотерики, Силы Света", - гласили глифы на четвертой святыне. - "Жизнь - бесценный дар и слезы Эзотерики льются, когда прерывается она, а предназначение ее так и остается неисполненным. Принесите же силу возвращать жизнь во славу Эзотерики". Отыскав в лесных чащобах свиток с заклинанием "Возрождение" - одним из самых могущественных в своем роде, герои поспешили поднести его святыне, тем самым высвободив дремавшие в ней магические силы.

"Это Стела Гаям, Силы Природы", - значилось на пятой стеле. - "Гяам - это воздух, земля, огонь и моря, живое и мертвое. Приведите сотню дочерей его для воздаяния почестей Гаям". Немедленно Талия призвала сотню фей, обитающих в лесах Этендара, и Стела Гаям приняла дар, ярко воссияв.

"Это Стела Каоса, Силы Разрушения", - прочли герои на последней, шестой стеле. - "Ибо все сущее имеет свою противоположность, и из разрушения рождается новое творение. Принесите то, что погрузит мир в ононь, дабы воздать почести Каосу!" С превеликой осторожностью Харк произнес заклинание Армагеддон, и стелу на миг объяло пламя... тут же обратившееся стаей голубей. Как патетично!

Ото всех шести стел устремились магические потоки к самим сущностям Сил Небосвода, поддерживающим барьер, рассеивая тем самым волшебные печати вокруг Ат'ранна. Тем не менее, Харк не мог избавиться от смутного беспокойства, ибо до сих пор в регионе не было заметно следа Мантиса и его воинства... Харк был уверен, что противник наверняка нашел способ проникнуть в лес Этендара задолго до него самого. Но вынудили ли магические барьеры вокруг Ат'ранна повернуть его вспять, или на уме у Мантиса что-то иное, куда более зловещее?..

Но стоило а'Денебам проследовать через волшебный барьер, более не сдерживающий их, как позади неожиданно появилось войско Мантиса. Должно быть, сии темные эльфы скрывались в окрестных тоннелях, ожидая, когда Харк и Талия откроют путь, коим они смогут проследовать. Армия Харка укрылась за стенами Ат'ранна, благо осада теперь неизбежна. Город Света, святилище искусств и знаний, обратился в град войны и пламени.

"Талия а'Денеб!" - вопил Мантис, расхаживая под беломраморными стенами. - "Самое время сдаться. Даю слово, что с тобой и твоими воинами будут хорошо обращаться. Я даже буду рад даровать тебе прощение. При одном условии - вы немедленно сложите оружие. Что скажешь?"

Ответом ему послужил сигнал к началу сражения... Мантис проявил себя не только прекрасным тактиком, но и умелым воином. А'Денебы сражались яростно, но войска противника оттеснили их к центральной башне Ат'ранна. С обеих сторон потери были огромны, и, если так пойдет и дальше, победителя просто не окажется. К такому же выводу пришел и Мантис, после чего направил все усилия на то, чтобы уничтожить Харка - он просто вызвал опального лорда Аранорна на поединок. Оный состоялся в чертоге архивов. После серии яростных выпадов Харку удалось выбить меч из руки противника, погрузив собственный клинок ему в грудь. Войска Мантиса растерялись, и а'Денебы использовали сий момент, дабы вынудить их капитулировать.

Надеясь, что еще можно успеть получить ответы от умирающего а'Ктаруса, Харк склонился над ним, но Мантис как завороженный уставился на что-то за его спиной. "Ты нарочно оставил Менкар, зная, что мы придем прямо сюда, так?" - потребовал ответа Харк. Казалось, Мантис только что его заметил. "Да... это так..." - признал он. - "Я знал, что Талия не примет нашу сторону... Потому ты был нужен мне... чтобы открыть врата..." "Но что ты искал?" - допытывался Харк. - "Я думал, ты стремился сюда, чтобы найти доказательства, подтверждающие притязания Прайдена на трон..." "Как раз наоборот..." - прохрипел Мантис, кровь обагрила его губы. - "Я хотел отыскать подобные свидетельства для себя самого..." "Стало быть, ты предал его с самого начала?" - с отвращением бросил Харк. - "Увы, похоже, все пошло не так, как ты ожидал". "Вот ведь ирония?" - прошептал Мантис. - "Все... ложные..." И то были его последние слова, и скончался он с тенью улыбки на лице.

Харк и Талия приступили к осмотру архивов, изучая множество свитков и рунных камней - наглядые свидетельства эльфийской истории. Но Харку не давали покоя последние слова Мантиса и, размышляя над смыслом их, ступил он на балкон, откуда открывался вид на огромную стенную живопись центрального чертога башни Ат'ранна. Увиденное до глубины души потрясло лорда и, подозвав Талию, он указал девушке на сие произведение искусства, молвив: "Война против ложных бессмысленна. Ложных попросту нет. Или все мы - ложные".

Осознав смысл сказанного, Талия пала на колени, беззвучно вознося молитвы Древним. Ибо изображала картина появление первых эльфов на Аксеоте, случившееся пятнадцать столетий назад. И проходили они сквозь сияющие порталы, сродни тем, через которые бежали Изгнанники Энрота в сей мир... Судя по обнаруженным в архивах документам, относящимся ко Времени Чудес, эльфы Аксеота пришли из иного мира, властвовали над которым Древние. Тот был уничтожен в страшном конфликте между Древними и Породителями, и эльфы, а также иные создания, бежали в Аксеот. История сия до боли напоминала исход нынешних аранорнцев из Энрота в час Расплаты...

К удивлению Харка, эльфы А'Рикдуна восприняли откровение достаточно спокойно. Не то чтобы они решили отказаться от войны с Аранорном, угрожающем их владениям, прото осознали, что неверно подошли к решению проблемы. Вся ненависть к "ложным" была донельзя искусственна и подпитывалась фундаменталистами - такими, как Прайден и ему подобные, действия которых только разделяли клан, упраздняли роль Старейшин и заставляли вести кровопролитную войну с родичами, история которых мало чем отличалась от судьбы "коренных эльфов Аксеота". Старейшины А'Рикдуна пришли к решению прекратить военные действия и попытаться разрешить территориальные споры путем переговоров.

Однако лорд Прайден, все еще пребывающий во главе армии, использовал момент, чтобы развернуть полномасштабную военную кампанию против Аранорна. Элвин, однако, сдерживал его атаки, не переходя в контрнаступление, наверняка следуя просьбе, высказанной Харком Менатату. Тем не менее, пока амбициозный лорд играл в войну, Совет Старейшин был восстановлен в Ар'Рикдуне и первым постановлением его был приказ взять Прайдена под стражу за попытку переворота. Исполнить сию миссию вызвались Харк и Талия, которые по главе воинства темных эльфов немедленно устремились на восток.

Пройти через горы Черных Мечей навряд ли удастся, благо силы Прайдена надежно укрепились в них. Оставался единственный путь - подземные тоннели, и в памяти Харка всплывали тревожные картины армии минотавров, отступающих из Ар'Рикдуна на восток, к горам Черных Мечей. Если им вновь суждено встретиться с Темным Штормом, можно представить, чем это может закончиться...

Лазутчики донесли Харку и Талии сведения о том, что творится по ту сторону гор Черных Мечей. Прайден уже осознал, что одержать победу в войне будет не так легко, как сулил он клану А'Рикдун. Следопыты Элвина заняли западные пределы Великого Леса и в открытые сражения не вступали, поливая потоками стрел подступающие отряды темных эльфов. Посему Прайден решил попросту спалить лет дотла, тем самым вызвав праведный гнев духов природы, и орда лесных созданий обратила в бегство его воинство. И теперь у Прайдена оставалась одна-единственная возможность: обогнуть лес и попытаться ударить по Аранорну с севера. Конечно, он сильно рисковал: воины А'Рикдуна не привыкли к сражению на открытых пространствах, и Элвин наверняка использует сию возможность, чтобы окончательно разгромить армию противника. Одержать верх у Прайдена нет никаких шансов, благо войско его и без того изрядно потрепано аранорнскими следопытами и духами природы, но тщеславный лорд никогда не признает собственное поражение. Он вел войска на бойню, что приведет к падению клана А'Рикдун и неминуемому вторжению Аранорна на их земли.

И вновь Харк подивился, какие ироничные шутки играют с ним высшие силы: то он пытался защитить Аранорн от Прайдена, теперь же спасает Прайдена от армий Аранорна... И все же цели Харка и Талии оставались неизменны: остановить Прайдена до того, как безумие его приведет к падению А'Рикдуна.

В тоннелях, протянувшимися под горами Черных Мечей, Харк заметил символы минотавров, заявляющих о своих правах на эти территории, и вздохнул с облегчением, ибо не принадлежали они клану Темного Шторма. Возможно, ныне объединенное воинство минотавров разбилось на независимые отряды, а раз так, Темный Шторм, должно быть, пребывает в прескверном расположении духа.

"Темный Шторм - геомант, Изгнанник, как и я сам", - пояснил Харк Талии. - "Огромный черный минотавр, весьма сведущий в магии. Он очень, очень могуч и опасен. Он поклялся убить меня, и..." "...никогда не отступает от своего слова!" - прогремел знакомый голос за спинами героев. Воины-минотавры окружили отряд темных эльфов, а сам Темный Шторм казался искренне доволен тем, что так легко застал врага врасплох.

Темный Шторм"Приветствую, Темный Шторм", - дружелюбно обратился к минотавру Харк. - "Я не видал твоего символа в этих тоннелях и уж боялся, что ты скончался-поди..." "Я-то не мертв", - ласково улыбнулся Темный Шторм. - "А вот ты на этом свете надолго не задержишься..." "Если не возражаешь, позволь сделать тебе предложение", - проговорил Харк, лихорадочно соображая. - "Как насчет... земель?" "Говори, да побыстрее", - рявкнул Темный Шторм, стараясь скрыть свой интерес.

"Как насчет того, чтобы образовать альянс между нашими народами?" - напрямую предложил Харк. - "Помнишь, на Энроте, в Алваре эльфы и минотавры мирно сосуществовали. Ты можешь... оставить за собой горы Черных Мечей! Подумай только... Огромная территория, поверхность и подземелья... Множество ресурсов..." Минотавр перевел взгляд с Харка на Талию: "Но вправе ли ты распоряжаться ею?"

"Эти земли по праву принадлежат моему народу, клану А'Рикдун", - ответила за Харка Талия. - "Харк прав. Мы все можем получить то, что хотим". "И вы хотите образовать... альянс?" - осторожно уточнил Темный Шторм. - "Против кого?" Талия не колебалась ни секунды. "Против преступника, Прайдена а'Менкара", - молвила она. - "Его армия угрожает нашим восточным пределам, занимая эти самые горы". "Которые станут твоими", - поспешил добавить Харк.

"Значит..." - заключил минотавр, - "дом станет моим, как только я помогу вам прибраться в нем? Но я приму предложение только после того, как вы поможете мне и исправите то, причиной чему стали. После того, как я отступил с ваших земель, двое моих помощников предали меня и забрали с собою большую часть армии. Я не могу вступать с вами в союз, когда эти два негодяя рыщут поблизости, угрожая моему народу. Потому, коль вы хотите продолжить наш разговор, они должны быть мертвы".

Согласившись с требованиями Темного Шторма, герои выступили на поиски минотавров-ренегатов, схоронившихся в отдаленных подгорных кавернах. "Ты что, совсем из ума выжил?" - напустилась Талия на Харка после того, как они разыскали и убили первого из отщепенцев. - "Почему ты пообещал ему горы Черных Мечей? Когда это ты так решил?" "Успокойся и выслушай меня", - отвечал Харк. - "Я поступил так по трем причинам. Во-первых, Темный Шторм собирался убить нас и мне нужно было пробудить в нем интерес. Во-вторых, вы, А'Рикдуны, не занимаетесь разработкой месторождений ископаемых в Черных Мечах. Для вас это - просто пустынные земли на восточных границах. Целые годы здесь хозяйничали братья Черные Мечи, а вас это нисколько не беспокоило". "Да как ты смеешь..." - начаал заводиться Талия. "Разве я не прав?" - вопросил Харк. - "Единственная причина, по которой вы проявили интерес к горам Черных Мечей кроется в том, что здесь появились иные эльфы. Это невыносимо для вас. Лишь ваши помпезные понятия о чести неожиданно сделали эти горы исключительно важными!"

Неожиданно Харк осознал, что кричит, а Талия глядит на него широко распахнутыми от удивления глазами. Взяв себя в руки, опальный лорд продолжил: "Так что... не лучше ли, если здесь будут союзники, а не противники?" "А третья причина?" - поинтересовалась Талия. "Третья причина проста", - улыбнулся Харк. - "Если мы сумеем достичь своих целей, есть надежда примириться с Аранорном. Но мир не вечен. Что, если в будущем история повторит себя и между странами вновь вспыхнет война? Все, что разделяет нас - горы Черных Мечей. Но если эльфы Аранорна захотят атаковать нас, сперва им придется миновать минотавров..."

С этим Талии поневоле пришлось согласиться, и она лишний раз подивилась, сколь умен и изобретателен ее компаньон. Отыскав и поразив второго из беглых минотавров, герои пустились в обратный путь в пещеру, где их с нетерпением дожидался геомант.

"Кстати..." - осторожно начала Талия. - "А что тебя связывает... с Темным Штормом?" "Это случилось около двадцати лет назад в ином мире... Энроте", - отвечал Харк. - "В то время Драконья Королева Мутар, владычица Нигона, стремилась захватить наше королевство АвЛи, ведя за собою армию порабощенных драконов. Тарнум Друг Драконов всеми силами пытался противостоять ей, в то время как Лесная Стража стремилась не допустить дальнейшее проникновение войск Мутар на нашу территорию. Темный Шторм был одним из капитанов Мутар, одним из величайших героев минотавров и геомантов Нигона... Мой отряд патрулировал южные границы АвЛи, когда нас атаковали из засады силы Темного Шторма. Не так-то легко использовать элемент неожиданности против отряда следопытов, и мы пришли к заключению, что среди нас находятся вражеские лазутчики. Как бы то ни было, нам удалось сдержать натиск минотавров, а я схватился с самим Темным Штормом... И я одержал верх, хотя сегодня понимаю, что в удача в тот день была на моей стороне. Почему-то я пощадил его и заставял принести клятву, что он пребывает у меня в долгу". "А что случилось потом?" - история немало заинтересовала Талию. - "Была ли побеждена Драконья Королева?" "Давай-ка попробуем договориться с ним", - улыбнулся Харк, - "а затем, возможно, тебе представится возможность задать ему этот вопрос лично".

Вернувшись в пещеру геоманта, герои предъявили ему головы двух мятежных минотавров. "Ты клянешься, что горы Черных Мечей перейдут к нам?" - обратился Темный Шторм к Талии. "Если ты объединишься с нами и поможет одержать верх над Прайденом, то да, я клянусь именем своим и силем, что владычество над горами Черных Мечей - как наземными, так и подземными пределами, - будет передано твоему народу". "Силь?" - уточнил минотавр. "Она имеет в виду семью", - уточнил Харк. "Тогда я принимаю ваши условия", - промолвил Темный Шторм. - "Это соглашение между мной и тобой, эльфийка Талия. Я даю тебе свое слово".

Взяв в руки огромный трезубец, Темный Шторм указал на Харка, хотя обращался к Талии: "Миледи, я дал клятву убить этого эльфа. Как ты знаешь, я никогда не отступаю от своих слов, а в нашем договоре нет оговорки о том, что я должен пощадить его. Посему я требую, чтобы ты отошла в сторону".

И армии темных эльфов Харка и минотавров сошлись в сражении. Как завороженная, Талия, оттесненная в сторону, следила на творящимся на поле брани...

И, неожиданно для всех, Темный Шторм пал; три стрелы торчали из груди его. "Не могу поверить!" - рявкнул он, обращаясь к Харку. - "Снова побежден... тобой!" Руку опального лорда опалило одно из заклятий геоманта, но, за исключением этого, он не получил серьезных ран. "Давай прекратим это безумие здесь и сейчас", - предложил Харк. - "Мы вроде бы союзники, помнишь?"

Вырвав стрелы из груди, Темный Шторм поднялся на ноги, собираясь продолжать бой. "Моя честь на кону!" - проревел он. - "Моя честь воина и чародея!" "Ох, прекрати", - отмахнулся Харк. - "Честь то, честь это... Неужто убить меня столь важно, что ты ставишь под угрозу только что заключенный альянс? Как насчет твоей чести как предводителя?" Темный Шторм поразмыслил над этим, затем кивнул, отбросил трезубец в сторону. "Ты прав", - согласился геомант. - "Но однажды я вызову тебя на честный поединок, там и решим, кто из нас сильнее". Как будто три поражения для него днедостаточно, - подумалось Харку, но у него хватило здравомыслия не высказывать это вслух.

Выбравшись на поверхность к востоку от гор Черных Мечей, Харк, Талия и Темный Шторм разделились; каждый из них повел свои войска на одну из трех крепостей, занятых силами Прайдена. Уничтожив гарнизоны, пребывавшие в оных, дабы исключить возможность удара в спину, герои вновь устремились на восток, сознавая, что время стремительно утекает, и решающее столкновение между силами Прайдена и Аранорна произойдет совсем скоро.

На одном из привалов Талия пригласила к себе в шатер Харка и Темного Шторма. "Лорд Темный Шторм", - обратилась она к минотавру. - "У меня не было возможности высказать тебе благодарность за неоценимую помощь, оказанную тобой. Спасибо!" "Не стоит", - застеснялся геомант. - "Мы заключили соглашение". "И все же ты мог попросту расправиться с нами в подземных тоннелях", - молвила Талия, испытывающе глядя на собеседника. "Леди, я много чего повидал в этой жизни", - помедлив, отвечал Темный Шторм. Я был наемником, рабом, убийцей... Но я видел конец света, а подобное может изменить чью угодно природу. Я прожил более шестидесяти зим, а для минотавров это много. Так что, быть может, пришло время иногда поступать по-другому, не так, как раньше". Харк осознал, что они с Темным Штормом куда более похожи, чем кажется. Интересно, как время может менять природу смертных, будь то эльфы или минотавры?

"Харк рассказал мне о войне с драконами и мне очень интересно знать... что случилось с Драконьей Королевой после ее поражения?" - осторожно поинтересовалась Талия. "Не догадываешься?" - хмыкнул Темный Шторм. - "Я убил ее".

Прайден а'Менкар...Добравшись до ставки воинства Прайдена, объединенная армия темных эльфов и минотавров наголову разбила противника, а самого несостоявшегося Короля Ар'Рикдуна Талия велела заковать в цепи. "Прайден а'Менкар!" - молвила она. - "Ты взят под стражу по обвинению в попытке переворота и будешь судим Советом Старейшин. Войска твои отныне под моим началом". "Талия!" - вопил во всю глотку Прайден, разом растерявшись все свое достоинство. - "Как ты можешь так поступать со мной?! Я бы сделал тебя Королевой!" "Я уже говорила тебе раньше..." - вздохнула Талия. - "Идея меня не привлекает". Безумный взгляд Прайдена метался между Талией и Харком. "Вот оно как!" - выдохнул он. - "Я понял! Ты предпочла его мне! Этого ложного! Ты - позор наших предков, Талия а'Денеб! Знаешь, кто ты? Шлюха!"

Предвидя реакцию Талии, Харк перехватил ее запястье за мгновение до того, как кинжал полоснул бы Прайдену по горлу. "Что ты деаешь?" - возмутилась женщина. - "Он заслуживает смерти!" "Он будет судим", - твердо отвечал Харк. - "Не позволяй, чтобы последнее слово осталось за ним". Талия позволила кинжалу пасть наземь, и Харк заключил ее в объятия. "Все кончено", - прошептал он. - "Время войн и насилия завершилась. Настал час мирных переговоров".

Прайдена увели, а Харк обратил взор на приближающиеся к ним фигуры, среди которых он узнал Короля Элвина верхом на единороге, а также Менатата. "Ты будешь рядом на переговорах?" - поинтересовалась Талия, но Харк, рассмеявшись, покачал головой: "Лучше не нужно. Король и я... мы не самые добрые друзья, скажем так". Талия нахмурилась: "Когда я вернусь, ты обязательно расскажешь об этом". "Расскажу", - кивнул Харк, и, не сдержавшись, добавил: "Если ты окажешься столь смелой и безрассудной, чтобы задержаться подле меня".

Запечатлев на губах Харка поцелуй, Талия молвила: "Знаешь, есть легенда о том, при каких обстоятельствах старое эльфийское королевство возродится вновь. Кланы воссоединятся, когда эльфы примут свое собственное прошлое, говорится в ней. Вот почему чародеи прошлого стремились любой ценой сохранить Ат'ранн, дабы однажды мы вспомнили, как появились в этом мире. Возможно, затонувшему королевству суждено возродиться вновь". "И если это действительно произойдет", - улыбнулся Харк, - "неплохо бы сохранить пятнадцатое кресло. Для Аранорна, на этот раз. Таким образом мы предотвратим возможный... недостаток общения между нашими народами". "Возможно", - кивнула Талия. - "Возможно, это в самом деле хорошая идея".

После того, как Талия отправилась в ставку Короля Элвина, Харк покинул лагерь, дабы немного побродить под сенью вековых древ. Он и представить себе не мог, как сильно скучал по лесу! Неожиданно для себя на полянке Харк обнаружил Темного Шторма. "Не позволяй, чтобы последнее слово осталось за ним", - ухмыльнулся минотавр. - "Умно. Но я знаю, когда ты лжешь, и, думаю, она тоже". "О чем это ты?" - нахмурился Харк. "Ведь ты не поэтому пощадил его, а?" - изрек Темный Шторм. - "Интересно, что ты такое разглядел в нем, что сподвигло тебя оставить ему жизнь?" "Отражение", - вздохнул Харк. - "Думаю, собственное отражение..."


--------------------
It's killing me
We lost a dream we never had
The world in silence should forever feel alone
'Cause we are gone and we will never overcome
It's over now


Изображение
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Энгель
сообщение 22.01.2010, 19:29
Сообщение #47
Иная
Завсегдатай
Страж
*****


Пол:
Сообщений: 346


Bang-Bang



...Голова Сураза, отсеченная от плеч, прокатилась по тронному залу. Лидеры криган в смятении переводили взоры с поверженного герцога на его убийцу. Тот воздел над головой меч, все еще окрашенный кровью Сураза. Меч, сломанный давным-давно, но узнанный всеми без исключения демонами, трепещущими от страха. Один за одним, они склонились перед пришельцем, признавая его новым владыкой Криганских Ульев. Семь лет правления герцога Сураза завершились.

Так к власти в Криганских Ульях, герцогстве Некросса, пришел король Малустар, ветеран Великой Войны. После долгих столетий, проведенных им в бесконечности Пустоты, он прибыл в Аксеот, искренне порадовавшись тому, что народ его пережил давнишний конфликт и не был поголовно искоренен Древними. Однако удовлетворение от осознания сего факта быстро сменилось разочарованием, ибо кригане сии и близко не походили на яростных, безжалостных воинов, бок о бок с которыми сражался Малустар. Число их постоянно уменьшалось, ведь на Аксеоте не было Королевы, что произвела бы на свет новые особи; а в отсутствие сильного лидера угасал и воинский дух. Но не успел Малустар взять власть в свои руки, как это сделал Сураз. Тогда, семь лет назад, Малустар отступил, встав за спиною Сураза и оказывая тому всяческую поддержку в гражданской войне, ведомой ими против некроманта Голдота Полумертвого, лидера Некросса.

Но вскоре, по мнению Малустара, Сураз совершил вопиющее предательство по отношению к своему великого народу, презрев наследие предков - он предложил мир Голдоту, признавая его своим королем, удовольстовавшись земельным наделом и герцогским титулом. Такого Малустар простить ему попросту не мог и теперь, семь лет спустя, свершил отомщение, встав во главе презренного герцогства и развязав новую гражданскую войну, вознамерившись захватить власть над Некроссом... а там, глядишь, и над всем Аксеотом.

И воинство криган выступило из подгорного Улья Омега, рассредоточившись по окрестным землям, стараясь в кратчайшие сроки захватить как можно больше городов до того, как Голдот Полумертвый прознает о новом восстании. К тому же, внимание последнего отвлек некий иноземный чародей, который появился в Некроссе, взял под контроль часть армии Полумертвого и исчез вместе с ней в неизвестном направлении. Сие значительно облегчило задачу Малустару, который в течение месяца захватил пять городов нежити, после чего выступил на Некоррум и личную цитадель Голдота, Чьяроскуро, расположенную высоко в горах над столицей.

Путь армии криган преградил авангард войск Голдота - небольшой отряд скелетов, зомби и вампиров. Конечно, Малустар предвидел подобный шаг со стороны противника и без труда разгромил силы нежити, сыгравшие роль лазутчиков для владыки Некросса.

Конечно, при осаде Чьяроскуро потери криган будут крайне тяжелы, потому Малустар отправил подручных на поиски усилителей заклинаний, которые, как он прознал, хранились в Гильдиях Некромантов Некоррума и Витросса. Обладая оными, его собственные чародеи сумеют открыть межпространственные врата, ведущие во внутренние покои Чьяроскуро; а подобный ход навряд ли сможет предвидеть даже столь хитроумный противник, каковым является Голдот.

...Ночами, когда войска криган разбивали лагерь и Малустару ненадолго удавалось сомкнуть глаза, видел он один и тот же сон. Безумное сияние алых огней, истошное завывание сирен. Объятая пламенем, усеянная трупами палуба сотрясается под ногами, когда бежит он к ближайшей спасательной капсуле. Иные офицеры, так же, как и он сам, оставляют подчиненных на верную смерть... Капсула уносится прочь, в Пустоту, а Корабль-Улей раскалывается на части, терзаемый лазерными батареями крейсеров Древних. Битва у Ковчега, одного из ключевых миров Древних, проиграна криганами, и поражение их в Великой Войне неминуемо. Малустар с гневом и горечью наблюдает, как миллионы сородичей гибнут в ослепительной вспышке, знаменующей взрыв Корабля-Улья...

Малустар пробуждался в холодном поту, рука его судорожно стискивала рукоять обломка меча. Тысячелетие провел он в стазисе в спасательной капсуле. Наконец, сигнал, поступивший из иного криганского Улья, вернул его к жизни. Немедленно Малустар направил капсулу к планете, от которой и шел сигнал, но обнаружил лишь выжженную пустошь; вся жизнь на планете была уничтожена чудовищным катаклизмом. В гигантском кратере Малустар обнаружил обломок меча, обладающего чудовищной силой - единственное в этом мире, что не обратилось в прах. Лишь много позже, последовав по следам выживших в катаклизме через один из таинственных порталов, приведших его в новый мир, узнал Малустар имя меча - Клинок Армагеддона!..

Захватив Некоррум и Витрос, и отыскав сокрытые в Гильдиях Некромантов сих городов артефакты - Сферу Усиления Магии и Кристалл Направления Потоков, Малустар проследовал к разрушенной крепости герцога Сураза, ибо посчитал место это достаточно символичным, чтобы именно здесь открыть портал во внутренние чертоги Чьяроскуро. Чародеи его сотворили Ритуал Пустоты, и рати криган хлынули в открывшийся портал, где схватились с легионами нежити под началом Голдота Полумертвого.

...Чьяроскуро пожирал огонь, однако Голдот, прикованный к внешней стене цитадели, казался на удивление спокойным. "Пожалуй, пришло время прикончить вторую твою половину, некромант", - не удержался Малустар. "Пожалуй, так", - отвечал Голдот с легкой улыбкой. - "Быть может, скажешь мне все-таки... зачем идти на такие крайности?" Малустар расхохотался. "Потому что мы - кригане", - проревел он. - "Мы - воины и завоеватели! Лишь глупец может поверить в то, что нам можно доверять".

"К счастью, его величество не глупец". На глазах потрясенного Малустара облик пленника разительно изменился, и тот обратился в самого обыкновенного зомби. "Кто ты? Где Голдот?" - рявкнул Малустар, чувствая, как ярость его передается Клинку Армагеддона. "Я - Хадрин, первый лейтенант Короля Некросса Голдота. Боюсь, в настоящее время Его Величество изволит пребывать очень далеко отсюда". "Не волнуйся, раб", - прошипел Малустар. - "Вскоре твой хозяин присоединится к тебе в Пустоте!"

Клинок Армагеддона раскалился добела, но, несмотря на боль от ожогов, Малустар с силой обрушил его на Хадрина, искренне надеясь, что Голдот - где бы он ни был - ощутит боль своей марионетки, ибо агония, которая ожидает его самого, будет стократ страшнее.


...Тем временем пограничные конфликты между Великим Арканом и Паледрой грозили вылиться в полномасштабную войну. Неужели мир, с таким трудом достигнутый почти десятилетие назад, окажется с легкостью отринут?..

Мало кто верил в то, что Королева Эмилия Найтхэвен когда-либо сможет вновь подняться на ноги. Однако и лекари, и жрецы недооценили ее силу воли; два года спустя после приснопамятного сражения с силами Гавина Магнуса Королева Великого Аркана сама разработала заклинание, исцелившее ее страшную рану.

И теперь наряду с верным своим сподвижником - Солмиром ибн Вали Барадом, готовится она отразить вторжение войск Короля Лизандера на благословенные земли Великого Аркана. В первые годы после Расплаты беженцы с Энрота сплотились в этом новом, жестоком мире, и даже пребывали в союзе в вотчиной некромантов, Некроссом, где мирно сосуществовали и смертные, и нежить.

Годы шли, население все росло, а территории государств ширились. Стали вспыхивать пограничные конфликты. И тогда правители Паледры и Великого Аркана договорились о том, что представители их встретятся на нейтральных землях Колеса, дабы прочертить четкие границы между соседними державами. Послом со стороны Великого Аркана выступил Солмир, но когда он наряду с эскортом добрался до условленного места встречи, то был привечен мечами солдат Паледры. Те обвинили джинна в нападении на Милтона, выступающего от лица их державы, и напрасно Солмир пытался объяснить, что все происходящее инсценировано некой третьей силой - паледрийцы и слушать ничего не желали. Джинн едва успел сотворить портал, через который отряд его бежал обратно в земли Великого Аркана... однако война уже началась.

...Но даже два месяца спустя, из последних сил сдерживая натиск ратей Паледры на границах Великого Аркана, Солмир не мог понять, кто и зачем принял его личину, свершив покушение на Милтона. Сперва он подозревал Голдота, ибо подобная выходка вполне в духе старых Гильдий Некромантов Дейи, которые столкнут союзные державы лишь затем, чтобы пополнить собственные ряды нежити. Однако вскоре пришли вести, что у Полумертвого хватает проблем с внезапно восставшими криганами, захватившими Некоррум и Чьяроскуро, а несколько дней спустя демонические рати, спустившиеся с Драконьих хребтов, показались у северных городов дворфов.

Немедленно основные силы Великого Аркана, ведомые Эмилией и Солмиром, устремились на север, и поспели-таки к Аркании, когда криганское воинство находилось лишь в дневном переходе от столицы. В последовавшей жестокой сече всесокрушающую волну криган удалось обратить вспять; демонические твари отступили.

Вскоре после сражения Эмилия Найтхэвен призвала Солмира в свои покои. "Он бежал во время осады", - с грустью молвила она, испытывающе глядя на потупившегося джинна. - "Он восстановил свой разум. Потребовалось целых десять лет, но он сделал это. И ты знал! Ты знал и все же ничего не сказал мне!" Солмир молчал, жестоко бичуя себе за совершенное предательство, и в то же время зная, что иначе поступить он попросту не мог. "Ты же знаешь, как это важно для меня", - продолжала Эмилия, злые слезы выступили в уголках ее глаз. - "Он - Гавин Магнус, Бессмертный Король! Ты знаешь, что он сделал со мной! Ты знаешь, что он пытался содеять с миром! Почему, Солмир? Почему?!" "Мне... мне жаль..." - только и смог выдавить джинн. Он был рожден более восьми столетий назад, и все же теперь был совершенно беззащитен перед этой женщиной, которой довелось хлебнуть столько горя и лишений в жизни! "Мне тоже, старый друг", - грустный голос ее причинял ему больше боли, чем острый клинок или гибельное заклятие. - "Ты даже не представляешь, как". Что мог ответить несчастный джинн? В глубине души он все еще питал любовь к Гавину Магнусу, такому, каким тот был раньше, в бытность правителем Бракады - добрым, понимающим, отзывчивым.

...А два дня спустя Солмир вновь отправился в земли Колеса, но затем, дабы выяснить, кто и почему подставил его, совершив покушение на посла Паледры. "Я не могут рисковать, дозволив тебе присутстовать на моих переговорах с Лизандером, Солмир", - сказала ему Эмилия накануне. - "Пока мы будет пытаться придти к соглашению о перемирии, отправляйся в Колесо и узнай, кто сыграл с нами столь грязную шутку. Но будь осторожен. Колесо - протекторат Паледры, а сейчас нам меньше всего нужны новые "происшествия".

Солмир знал, что это - лишь одна из причин, по которым Королева усылает его из Великого Аркана. Она была зла на него, однако вместе с тем давала шанс вновь завоевать ее доверие, отыскав того, кто злоумышляет против Паледры и Великого Аркана. Удача благоволила джинну, и он сумел проникнуть на просторы Колеса, воспользовавшись сумятицей, воцарившейся при новых войнах местных баронов друг с другом.

Осмотр места происшествия ничего не дал, и тогда Солмир принял решение осторожно расспросить местных жителей; как знать, быть может, кто из них даст столь необходимую зацепку? Беседуя с крестьянами, с героями Колеса в придорожных тавернах джинн выяснил, что в регионе действительно орудует убийца, именующий себя Назриимом и выдающий за наследника того самого Назрима, что попытался покончить Верхоффина пять столетий назад. Недавно сей Назриим прикончил одного из баронов Колеса, чем вызвал множество пересудов, что, в конечном счете, привело к нарушению равновесия сил в регионе и разгару нового локального конфликта.

Усилия Солмира оказались вознаграждены, ибо прознал он, что Назриим проживает в заброшенной башне на островке в юго-западных пределах Колеса. Немедленно джинн устремился в сем направлении и под руинами башни обнаружил древние катакомбы, где и пребывал убийца. Солмир сразу понял, что тот искусен в магии, позволяющей ему принимать иной облик. Сейчас, прямо у джинна на глазах убийца перевоплощался в лорда Лизандера. "Убить тебя мне будет приятно..." - заметил он, обращаясь к Солмиру. - "После чего я займу место этого глупца Лизандера и прикончу твою Королеву..."

В последующем поединке Солмир был серьезно ранен, однако сумел одержать верх над противником. "Кто нанял тебя?" - вопросил джинн. "Я... не скажу..." - прохрипел Назриим. "Ты знаешь, есть много способов заставить тебя говорить", - прищурился Солмир. - "Я могу даже убить тебя и вызнать правду у твоего духа". "Да, я слышал о таком, но..." - с кривой ухмылкой на лице убийца взглянул джинну прямо в глаза, - "ты ведь не нарушишь Великие Законы Магии, а?" "Кого интересуют эти Великие Законы..." - в запале начал Солмир, но внезапно осекся. Великие Законы Магии существовали с самого зарождения Бракады как нации и, конечно же, он был обязан им подчиниться... теоретически. Но Солмир не ведал никого из ныне живущих, кто еще помнил бы об их существовании. Никого... за одним-единственным исключением.

Личность таинственного нанимателя Назриима, жаждущего посеять вражду между Великим Арканом и Паледрой, стала донельзя очевидна... И, стоя над телом поверженного убийцы, Солмир ибн Вали Барад принес клятву, изменившую всю его дальнейшую судьбу. Не вернется он в Великий Аркан, пока не отыщет Гавина Магнуса и не убьет его.


Поражение в Великом Аркане дорого обошлось Малустару, поколебав веру в него криган. Конечно, после сравнительно легкой победы в Некроссе рассчитывал он на скорое покорение и иных держав Лодвара. Осознав ошибку, Малустар отдал приказ к отступлению, тем самым сохранив половину своего воинства; в противном случае там, у врат Аркании, и закончился бы его славный поход. Раз за разом возвращалась непрошенная мысль: неужто в том и состоял замысел Голдота - заставить Малустара поверить в то, что он сильнее, чем на самом деле?.. Но, нет: ошибка его, и только его.

И что теперь? С тяжелым сердцем Малустар повел криган назад через Драконьи хребты. Похоже, придется вернуться в Улей Омега да выждать еще несколько лет, накапливая силы. Малустар ни разу не слышал, чтобы на Аксеоте существовали иные общины криган, потому процесс восстановления численности рода обещал стать длительным.

Малустар разослал лазутчиков - людей, поклоняющихся криганам и почитающих их за истинных божеств - в окрестные веси, дабы узнать, не следуют ли за ним войска Великого Аркана, однако те принесли сведения о демоническом воинстве, схоронившемся в горах. По слухам, оное заняло оборону в некой покинутой крепости красных дворфов, и осаждают ее рыцари Ордена Зари из Паледры.

Немедленно Малустар выступил на выручку, зная, что в случае успеха одним камнем убьет двух птиц: поднимет мораль своей армии и получит под начало новые силы криган. Паледрийские рыцари, оказавшиеся между молотом и наковальней, полегли все до единого, а Малустар проследовал к лидеру занявшего крепость дворфов отряда криган, коей оказалась суккуб. С первого взгляда Малустар понял, что она - стара и могущественна, ведь даже его она назвала истинным именем, которое он не использовал вот уже почти тысячелетие.

"В эти дни я именуюсь Малустаром", - заметил криган, и суккуб улыбнулась, чуть склонив голову: "Ведь ты тот, кто затмил Яркую Звезду, так?" Сражение у Яркой Звезды дорого обошлось Древним, благо в те далекие дни Великой Войны целая планетарная система отошла к криганам, ведомым Малустаром, и именно эта победа принесла ему заслуженную славу... Конечно, по прошествии долгих веков тех вынудили оставить захваченные территории, но Яркая Звезда оказалась отрезана от империи Древних, развиваясь как независимая цивилизация...

Эбора"Прости, но редко выпадает возможность обсудить с кем-нибудь былые времена", - плутовато улыбнулась суккуб, так и не дождавшись ответа от Малустара. - "Мое имя - Эбора. Я входила в Авангард в час Великой Войны". Малустар опешил: Авангард! Величайшие воины криган, вестники смерти и разрушения, несомым ими тысячам миров.

"Я так и понял", - осторожно заметил Малустар, отметив про себя, что суккуб сию стоит воспринимать всерьез. - "Но давай вернемся в настоящее. Ульи признали меня своим Королем, потому я простираю власть свою на тебя и твой отряд". Эбора лишь саркастически усмехнулась. "Подобное я слышала и раньше", - молвила она. - "Ты и впрямь веришь, что сможешь захватить мир, имея под началом... Сколько? Тысяч двадцать воинов?" "Я надеялся, что их будет больше", - признал Малустар. - "Посему и устремился в эти горы, как только услышал о тебе". "Разочаровался, должно быть", - хмыкнула суккуб, ведь в отряде ее пребывало всего лишь чуть больше тысячи криган, да и то - рабочие да простые солдаты.

Малустар угрюмо молчал, и Эбора вздохнула, покачав головой: "Не хочешь узнать, зачем мы вообще пришли в эти горы?" "Я заметил, что вы ведете какие-то раскопки", - осторожно вымолвил Малустр. - "Должно быть, ищете что-то". "Ну, какие-то мозги у тебя есть", - смело признала Эбора. - "Да, ведем раскопки, и да, что-то ищем. Ранее здесь обитал клан красных дворфов, занимающихся разработкой месторождений стихийного тьерада". "Я слышал о нем", - кивнул Малустар. - "Он используется для создании волшебного оружия и доспехов".

"Именно", - согласилась суккуб. - "Затем дворфы ушли, когда тьерада не осталось боле, а, быть может, что-то изгнало их с сих земель. Не важно. Гораздо интереснее то, что они оставили, и именно это мы пытаемся отыскать. Но есть у нас одна проблема. И, если поможешь решить ее, ты решишь заодно и свою - получишь внушительные подкрепления".

Малустар испытывающе воззрился на собеседницу: лжет ли она? Откуда могут появиться дополнительные силы криган? Суккуб вела опасную игру: зная, что Малустар может легко прикончить ее, она, тем не менее, ставила какие-то условия, и, вполне возможно, не блефовала.

И Малустар бросил криган на Великого Дракона и иных ящеров, наводнивших подземные пещеры и сокровищницы дворфов. Малустар ненавидел драконов: они пришли из Пустоты куда раньше криган; некоторые считают их порождениями изначальных сущностей. Потому Малустар с особым остервенением расправлялся с драконами, и явил голову их вожака, угнездившегося в сокровищнице дворфов, Эборе. Волшебных артефактов в подземельях не оказалось, зато нашлось множество каменных табличек с некими письменами, что привели суккуб в восторг.

"Клянусь Творцами, Эбора!" - не выдержал раздосадованный Малустар. - "Неужто это и есть то, что ты искала?!" "Это, мой повелитель, принесет нам победу", - отвечала суккуб. - "Архивы".

Беседу их прервали пронзительные звуки рогов; новые силы Рыцарей Зари прибыли в Драконьи хребты, дабы покончить с засевшими в горах криганами. Со всех ног Малустар устремился на поверхность, дабы огранизовать оборону и отразить неминуемый удар паледрийцев...

После сражения Малустар призвал к себе Эбору, дабы наконец поговорить начистоту, благо от тайн хитроумный суккуб он порядком устал. "Какая связь между этими архивами и подкреплениями, обещанными тобой?" - грозно вопросил могучий криган. - "Говори! Терпение мне не свойственно, а сегодня я и так с трудом сдерживаюсь". "Красные дворфы известны тем, что хранят в архивах сведения практически обо всем", - отвечала Эбора. - "В этом случае мы заняты поисками артефакта, давным-давно переданного им на хранение... а затем исчезнувшего. Истинное название его давно забыто, но дворфы называют сию реликвию Посохом Синего Света. Это что-то вроде... ключа. Ключа к освобождению самой страшной армии, когда либо ступавшей на Аксеот - Авангарда криган!"

И Эбора поведала Малустару свою историю, берущую начало в последние дни Великой Войны, после поражения криган у Ковчега. Малустар и не ведал, что та приснопамятная битва определила исход всей войны... Глаголила суккуб о том, как, будучи новобранцем в Авангарде, была послана среди прочих на Аксеот, дабы заняться поисками портала, ведущего на узловую станцию Древних. Как Эскатон, хитростью заманив криган в город дворфов, переместил его на Астральный План. Как оставшиеся на свободе кригане, в число которых входила и Эбора, атаковали Эскатона... В сражении суккуб получила жестокий удар, впечатавший ее в гору, которая раскололась и обрушилась на ее бесчувственное тело, пленив Эбору под тоннами камня на долгие столетия... до недавнего времени, ибо вызволили ее из заточения чедианские искатели приключений.

Что до Посоха Синего Света, то дворфы свято хранили его, пока сразу же после Катаклизма в стане их не произошел раскол: одни хотели укрыться в горах, иные - наоборот - отправиться в мир. Последние, известные после как "красные дворфы", покинули северные земли и устремились на восток, забрав с собою Посох.

Но, как узнали кригане из обнаруженных архивов, во время пересечения Золотого моря дворфы были атакованы русалками и, дабы сохранить собственные жизни, передали реликвию Королеве Русалок, которая поместила ее в тайную сокровищницу. Когда столетия спустя последняя из Королев Русалок пала от руки пиратки Тавни, дворец ее был разграблен, но, насколько ведала Эбора, Посох Синего Света так и не нашли.

Потому кригане и прибыли в островное Пиратское Королевство, вплотную занявшись поисками артефакта, от которого зависело - ни много, ни мало - будущее их расы на Аксеоте. Конечно, активность их не укрылась от Королевы Пиратов, и она отрядила одного из своих капитанов по прозвищу Черное Сердце для решения возникшей проблемы. Эбора, однако, питала вполне справедливые сомнения касательно мотивом и действий противницы "Капитан Черное Сердце - всего лишь способ отвлечь нас", - поделилась она с Малустаром. - "Королева Пиратов достаточно умна, чтобы догадаться, за чем мы охотимся. Пока мы будем заняты сражениями с людьми Черного Сердца, иные ее лазутчики займутся поисками Посоха!" "И если Тавни Балфор удастся заполучить артефакт, боюсь, на данном этапе мы не сможем отнять его у нее, благо сил у нас недостаточно", - кивнул Малустар. Приходилось потарапливаться...

Вожделенный Посох кригане обнаружили в сокровищнице подводного храма русалок, но, когда Малустар сделал шаг в направлении реликвии, в чертоге означились стихийные духи. "А бы появились быстрее, чем я ожидал. Я впечатлен, должен признаться", - из теней выступил высокий рыжеволосый человек с очками на носу. Вид его нисколько не впечатлил могучего Малустара. "Ты была права, Эбора", - обратился он к своей спутнице. - "Очередной прихвостень Королевы Пиратов".

И кригане схватились со стихийными духами, призванными магом, советником Тавни Балфор. А когда оные были повержены и Малустар сжал Посох в руке, синий кристалл, его венчающий, ярко воссяил, и Король криган ощутил тепло, исходящее от сломанного Клинка Армагеддона. "Посох реагирует на твой меч, и мне это не нравится", - заметила Эбора. - "Мы не должны рисковать со столь могущественными артефактами".

Припомнив, что Клинок Армаггедона стал причиной гибели иного мира, Малустар отступил на шаг. "Ты права. Посох заберешь ты". "Спасибо, мой повелитель", - низко поклонилась суккуб, скрывая триумфальную улыбку, и, повертев Посох Синего Света в руках, молвила: "Теперь мы должны отправляться к тому месту, откуда Гробница была исторгнута из мира, и вернуть ее обратно". "То есть, в Чедиан?" - уточнил Малустар. Эбора кивнула: "Конечно, мы можем отправиться на Астральный План и попытаться умыкнуть ее прямо у Богов из-под носа, но я уже пыталась - они вышибли меня оттуда моментально".

"Значит, решено", - изрек Малустар, но неожиданно нахмурился. - "Ты сказала - Гробница. Почему?" "Потому что так она называется в легендах - Гробница Тысячи Ужасов". Название сие пришлось Малустару по душе. "Что ж, мы нашли то, что искали", - молвил он. - "И теперь должны без промедления покинуть эти воды, ибо еще недостаточно сильны, чтобы противостоять всей пиратской флотилии, вздумай она преследовать нас. Впереди - долгий путь, и я не потерплю, чтобы что-нибудь помешало нам вызволить собратьев из заточения, будь то смертные или сами Боги!"


--------------------
It's killing me
We lost a dream we never had
The world in silence should forever feel alone
'Cause we are gone and we will never overcome
It's over now


Изображение
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения

3 страниц V < 1 2 3
Быстрый ответОтветить в эту темуОткрыть новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



- Текстовая версия Сейчас: 15.12.2019, 16:32
Rambler's Top100