IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

2 страниц V < 1 2  
Ответить в эту темуОткрыть новую тему
> Прошу помощи, Помогите с сюжетом
Дрого Андерхилл
сообщение 14.06.2011, 11:18
Сообщение #21
Хоббит
Участник
Адепт
****


Пол:
Сообщений: 164


И это пройдёт.



Цитата(Glowren @ 14.06.2011, 10:58) *
НАРОД!! назрел вопрос тактики! Если я не ошибаюсь, армия делется на 4 части: Главный фронт, два фланга и тыл.

Бывают ещё передовые полки, резервные, засадные и пр.
В зависимости от соотношения сил противников, особенностей местности, целей, достижение которых преследуется (удержаться и планомерно отступить, вынудить к отступлению противника, окружить и уничтожить противника и т.д.), выбирается способ расположения войск - в одну линию, в несколько линий, колоннами, отдельными узлами обороны и т.д и т.п.
Лучше всего, открыть какую нибудь энциклопедию по военной истории или хотя бы школьный учебник и посмотреть на схемы известных сражений. Ну и почитать, почему именно такое расположение войск было выбрано полководцами и к чему оно привело.
Цитата(Glowren @ 14.06.2011, 10:58) *
Куда более удачнее необходимо разместить стрелков? Явно, в ближнем бою им не устоять, их нужно ставить с пехотой... только куда? Я думал по вариантам: фланги или главный фронт.

Варианты могут быть самые разные, опять таки в зависимости от наличия сил, особенностей местности, достигаемых целей. У каждого варианта свои достоинства и недостатки.
1. Расположение перед фронтом.
Позволяет прикрыть от противника до поры количество и особенности расположения своих войск, нанести как можно раньше и как можно больший урон атакующим силам противника.
Вывести из под удара можно либо отведя на фланги, либо в тыл, сквозь строй основных сил.
Недостатки: необходима отменная выучка и дисциплина при отведении - велика вероятность возникновения неразберихи и паники (кто-то вообразит, что отступаем.) Опасность подставить стрелков под главный удар и потерять их, если возникнет какая то неразбериха.
2.Расположение на флангах(фланге).
Позволяет длительное время вести обстрел противника. Возможен быстрый, без помех отвод стрелков из под удара, в тыл или укрытие (укреплённый лагерь, лес, овраг, горы).
Недостатки: малая возможность эффективного поражения центра вражеского строя, его главных сил.
3.Расположение в тылу.
Позволяет вести обстрел врага навесом, через голову своих войск в продолжение практически всего сражения, сосредотачивать обстрел на наиболее опасных участках.
Недостатки: необходима высокая квалификация стрелков и, особенно! командиров, т.к. велика вероятность попасть в своих. Отсутствует возможность прицельной стрельбы, только по площадям.
Ну и конечно возможны комбинации перечисленных вариантов, в зависимости, опять же от конкретных условий.
И кстати не факт, что в ближнем бою лучники беспомощны. У каждого есть меч или топор, нож на худой конец (боевые ножи - скрамасаксы были распространены довольно широко. 30 см тяжёлый клинок, не баран чихал.))) Яркий пример - английские лучники времён Столетней войны.
(А.Конан-Дойл. "Белый отряд." Рекомендую к прочтению.)
Цитата(Glowren @ 14.06.2011, 10:58) *
Люди, в тактике я чайник/ну или любитель/=)

Учите матчасть!
Уж коли пишете об оружии и сражениях с его применением, надо узнать хотя бы основы - формы и виды этого оружия, способы его применения, его изготовление (в общих чертах), тактику ведения войн в то время. Всё можно найти в Сети.
Бывает обидно за авторов, когда в неплохо написанных произведениях допускают глупые ляпы.
Успехов в творчестве.


--------------------
Laborare est orare.
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Glowren
сообщение 17.06.2011, 0:47
Сообщение #22
Вампир
Мастер
Страж
*****


Пол:
Сообщений: 358


Роза, вино, конфеты, кровь...



премного благодарен.


--------------------
Изображение
Изображение
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Мирланда
сообщение 17.06.2011, 13:24
Сообщение #23
Человек
Участник
Инициат
***


Пол:
Сообщений: 67


Инквизицию звали?

Золотое перо


Цитата(Glowren @ 14.06.2011, 8:58) *

НАРОД!! назрел вопрос тактики! Если я не ошибаюсь, армия делется на 4 части: Главный фронт, два фланга и тыл. Куда более удачнее необходимо разместить стрелков? Явно, в ближнем бою им не устоять, их нужно ставить с пехотой... только куда? Я думал по вариантам: фланги или главный фронт.
Люди, в тактике я чайник/ну или любитель/=)


Ну... да, вы чайник)))
Стрелков поставить можно куда угодно, всё зависит от тактики. Можно вообще в первую линию: они тогда, отстрелявшись (например, в приближающуюся пехоту), отступают назад и уступают место либо своей пехоте, либо кавалерии. Можно их сразу поставить назад, чтобы они стреляли через головы... Вообще, советую поискать хотя бы в википедии разборы сражений за тот период времени, который вы взяли за основу. Там обязательно нужный вариант найдётся.

зы. о, уже ответили)))

Сообщение отредактировал Мирланда - 17.06.2011, 13:25
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Glowren
сообщение 05.10.2011, 13:18
Сообщение #24
Вампир
Мастер
Страж
*****


Пол:
Сообщений: 358


Роза, вино, конфеты, кровь...



Люди! Шоб, что называется, вас морально подготовить, выкладываю переделанный вариант 1 главы!  Не судите чайника слишком строго!

Предисловие.

Лэстрион – земли, разделенные океаном на два берега, бушующий пламень войн и битв, смертей и жизней. В те времена его населяли многие расы. Восточный берег полностью подчинили своей властью люди. Давно, спустя лишь десятки лет о Начала Времен, восток принадлежал эльфам, долгожителям, созданиям мудрым и рассудительным. С возникшим пожаром войны они были не в силах бороться и вынуждены были бежать на запад.
Только лишь, коснувшись берега, эльфийский народ поприветствовал обиравших здесь хозяев – гномов. Они не были довольны странному визиту, но были гостеприимны. Предводители обеих сторон собрались и решили. Гномы уйдут на юг, в территории западного берега Лэстриона, славившиеся могучими цепочками горных хребтов и горными массивами. А эльфы поселятся на севере, покрытом лугами, песками, снегом и лесами. Два народа сосуществовали мирно.
Но потом, спустя века, эльфы, забывшие о своей благодарности к гномам, мечом оттеснили их дальше и забрали их запад в свои руки. Началась долгая война. Казалось, она не кончится никогда. Гномы сумели перейти озеро Саллоран и заключить в блокаду огромный город Мэстрон, древнюю столицу эльфийской страны. И когда правитель сдался, гномы выдвинули требование: Гномы заберут под свой контроль только озеро, остальное пусть остается у их соседей, но до тех пор, пока «остроухие» опять не затеют кровопролитие.
Эльфийские мудрецы, которым тогда было более трех веков от роду, не могли поверить в легкомыслие своих молодых собратьев. Некоторые старцы отправились к гномам и остались у них, пораженные их благоразумием и мощью. Но все до единого они со страхом находили в характерах и поведении молодых схожесть с людьми и ужасались. Человек изменил этот мир, и мудрецы это понимали.
Миновало много веков, эльфы, разделенные разными идеологиями, восстали, требуя независимость. Некогда великое огромное царство эльфов превратилось в три совершенно отличных друг от друга страны. Северный Элфнорд забрал себе снега и лесные дебри, восточное Королевство – луга, поля, чащобы и редколесья, западная Даран – непроходимые леса и пески. Гномы же последовали примеру соседей и разделились в графства.  Теперь эльфы, как люди, стали каждый сам за себя. Но те древние традиции, родство и мир между ними сохранились, и человек не сумел их заразить своим лицемерием, жадностью, злостью и высокомерием.
В конце шестнадцатого века от Начала Времен на берега Западного Лэстриона заявился человек. Он огромной армадой захватил острова Айзилум, Анории и малый архипелаг Анталии. Люди с наглостью стали совершать набеги на берега континента, убивая всех, у кого уши были длиннее, чем у себе подобных. Тогда Соединенное Эльфийское Королевство просит помощи у Элфнорда и Даран. Запад трусливо отказал подать руку помощи в отличие  от севера. Элфнорд прислал легионы войск во главе с магами на подмогу королевству.
В 1600 году на престол Соединенного Эльфийского Королевства взошел молодой король Лорентэйн. Он возглавил союз войск двух стран и привел эльфийский народ к победе. Человек был отторгнут с берегов и остался на островах. Эльфы позже предприняли оборону берега. Войска под предводительством полководцев встают на востоке, строители основывают города-крепости и стены-гарнизоны. И люди притаились. Теперь их возглавил император, а свою страну он провозгласил Островной Империей.
И вслед за людьми, притаились все. Ожидали немыслимо огромных сил нападения, завоевательные походы. Но ничего не последовало. Ничего не произошло. Только следующего шага в этой войне не ожидал никто.

1 глава

- Осталось немного, друг. Скоро будем мы дома,- звучал мужественный голос над гривой, словно успокаивая, подгоняя и подбадривая явно уставшего коня.
Раннее летнее утро. Легкий туман, подобно одеялу, накрывал зеленые луга, орошая листья травы и создавая приятную для усталой кожи лица прохладу. Горизонт окрасился в яркий нежный оранжево-красный цвет, тем самым давая понять, что ночь передала знамя утру. Воздух пропитан свежестью луговых цветов и влаги еще нерассеянного тумана. Небо ясное, как зеркало воды в безветренную погоду. Отчасти сгущались облака на западе. Но это лишь придавало пейзажу оттенок красоты и покоя. Все пробуждалось.
Привязанный к седлу меч слегка ударялся о железное стремя кожаной поверхностью своих ножен. Если по пути попадались камни, подкова издавала приятный стук и цоканье. Конь послушно старался обходить такие места и следовать только по велению своего господина, но тот не смотрел под ноги животному. Коню оставалось только покорно, опустив голову, следовать направлением поводьев. Всадник, облаченный в плащ с капюшоном, через который выглядывал легкий пластинчатый доспех, устало не сводил взгляд с дороги. Было холодно, и его бил озноб.
Воин пересекал луга, покрытые луговыми цветами и росой на их листьях, ограненные цепочками редколесий. Спустя час всадника сопровождали обширные территории, занятые деревьями. В эти дебри лезть не было нужды, да и конь не желал этого всей душой.
Они обогнули лес по тропинке, преодолели последний холм и остановились на его вершине. Их взорам предстали остроконечные конусы башен замка Оуренстоун, покрытые черепицей крыши деревянных домов и построенные грубым камнем стены. Всадник из-за капюшона наблюдал за пейзажем, тем самым дав коню немного отдохнуть. Еще слишком рано, даже солнце еще не взошло и не осветило землю, на улицах не видно еще бурной городской жизни. Только стражники, облокотившись на пики, устало приветствовали взглядом воина, стоявшего на холме.
Спустя минуту он ударил в бока коня, тот, мысленно благодаря хозяина, что он не одел шпоры, спустился со склона и остановился, только подойдя к воротам города.
- Приветствую, путник,- выпалил страж, отдавая честь,- представьтесь.
Воин опустил капюшон. Его светлые волосы коснулись ветра и упали на заостренные кончики ушей. Правильной формы лицо, суженное к подбородку, широкая мужественная челюсть, высокий лоб, голубые глаза. На первый взгляд эльф не казался воином, если бы не доспехи, меч и…
- Медальон на вашей шее, сэр,- обратился страж к всаднику, уже слезшему с коня,- он говорит о вашей принадлежности к военному званию «антэрал»? Я прав?
- Безусловно,- спокойно подтвердил эльф.
- Что ж, господин антэрал, цель вашего визита?- страж глазами изучал меч, висящий на седле.
- Отпуск. После войны приехал домой к жене и сыну,- все так же спокойно отвечал воин.
- Вы правда с той войны с востоком?- собеседник удивился и еще сильнее начал запоминать лицо эльфа. Видимо, он уважал этого воина,- Благодарю, сомнений больше нет. Назовите ваше имя, господин.
- Глоурен Ларн.

Навстречу к нему подбежала эльфийка. Она сидела на скамейке, со слезами смотрела на небо и статую, стоявшую перед ней на площади, когда воин вошел в город.
- Глоурен... глазам не верю я. Хвала богам, ты жив!- она чуть было не расплакалась, но эльф прижал ее к себе, ласково шепча:
- Я здесь, милая, я с тобой. И всегда буду с тобой. Я жив… я рядом,- лаская, он целовал ее лоб, влажные веки, щеку, встретился с ее губами.
Она. Она дождалась. Не предала. Длинны русые волосы эльфийки, немного потрепанные, теперь мягко ложились на ручные браслеты доспехов мужа. Облаченная в крестьянское платье, она уткнулась в грудь эльфа и плакала от радости. Слабая и легкая, поддерживаемая могучими руками мужа, женщина едва не падала, ноги подкашивались, руки обнимали торс любимого ею мужчины.
Они долго стояли, прижавшись друг к другу. На площади заходили первые купцы, везли свои тележки с товарами, раскладывали их по прилавкам. Дети, бегая вокруг, играя, остановились на этой площади и замерли, наблюдая за эльфом, обнимающим женщину. Мальчики и девочки невольно прекращали свои игры, остолбенев, смотрели и, наверное, гордились, мечтали о такой же жизни.
- Пойдем домой,- подняла взгляд эльфийка. Воин кивнул и отправился вслед за женщиной.
Они миновали площадь, прошли мимо магазинов и таверны. Глоурен знал городскую жизнь во всех ее проявлениях – бурную и спокойную, шумную и тихую – но отвык от нее в военных походах. Ему даже не понравилось, как к его возлюбленной пристал с приветствиями и извинениями один посетитель трактира. Он, похоже, не замечал, что женщина держала за руку Глоурена, в вину своего затуманенного разума от алкоголя. Эльф, несмотря на протесты, только ловким движением развернул его и швырнул обратно в «пьяное» заведение.
Настала пора появления в поле зрения жилых кварталов. Одни дома – двухэтажные каменные – были размещены ближе к замку, другие – деревянные, некоторые провалившиеся на часть своей высоты под землю – ближе к стене города. Родной дом Глоурен не видел пять лет, не помнил к нему дороги. Все проклятая война!
Из-за давнего военного созыва всех командующих, поднятия ополчения и направление собранных войск для схватки с людскими легионами, Глоурен пробыл в походе более пяти лет. Он пропустил рождение сына, похороны брата, погибшего в восточной войне. Глоурен поразился и тому, что его верная жена его дождалась, не бросила и не забыла. Да и как мог воин забыть свою семью. И сына… эльф более всего на свете желал видеть лицо своего родного, маленького, дорогого и долгожданного сына. Он только этой мыслью грезил и жил все эти годы, обливаясь потом, кровью, своей и чужой, жил все эти годы на войне.
Дом находился позади главного входа в часовню. Небольшой и неприметный, он стоял почти вплотную к городской стене. У деревянного домика был задний двор, огражденный коротким аккуратным заборчиком. В палисаднике были любимые цветы эльфийки – васильки и ромашки, помимо них – деревце березы. Глоурен с улыбкой обошел дом и поймал взглядом приглашение жены войти.
Подошел к двери, шагнул за порог и замер от детского вскрика.
- Ура!- мальчик выбежал в прихожую и из-за маленького роста попытался обнять воина, но получилось прижать к себе только ногу.
Глоурен расплылся в улыбке и слезах, наклонился на одно колено, поднял и посадил на него сына. Тот попытался опять обнять отца, чуть не упал с колена, удачно ухватившись за пластины нагрудников доспеха, и положил маленькую головку на грудь. Эльф подхватил руками снизу мальчика, качая, поцеловал его макушку. Воин все еще не мог совладать с приливом слез на глазах.
- Ладно, Лорен, отпусти папу,- сказала женщина, заперев дверь,- Он только с дороги и очень устал. Сейчас вам надо позавтракать.
Мальчик отпустил отца и попросился на пол, эльф опустил его и посмотрел на жену.
- Лорен?- спросил он еле слышно, ведь малыш давно убежал в другую комнату,- ты назвала его в честь моего деда?- он попытался вытереть слезы тканью плаща.
- Да, я подумала…
- Не оправдывайся, я ведь радуюсь, не причитаю,- эльф, подойдя к жене, коснулся ее губ,- Касандра, я рад, что вы рядом, что рядом с вами я.
Спустя минуты, Касандра готовила завтрак, накрывала на стол, Глоурен сидел на полу и с удовольствием рассматривал игрушки, которые с увлечением раскладывал перед ним и рассказывал их историю Лорен. Отец не мог отвести глаз с сына, гордился им и любил его.
- … а вот этот солдат,- мальчик показал на вырезанную из светлого дерева статуэтку,- это антэрал, как мой папа. Ой, прости, пап, антэрал, как ты! Он командует небольшим отрядом стрелков,- он достал из коробки плющевого мишку и пару похожих на своего командира солдатиков,- они проникают на вражеский дворик и захватывают в заложники всех врагов, людей!- он с презрением окинул взглядом других деревянных солдат. Они отличались от эльфийского отряда. Фигурки почернели, потрескались, у них специально обрезали острые кончики ушей, но весьма неуклюже, похоже, зубами,- И антэрал побеждает!
Глоурена огорчало только одно. Он надеялся, что война не коснется его сына. Надеялся, что сын не будет таким, как его отец, воином, но, очевидно, своей надеждой только разогрел в нем это желание. Верил, что Лорен будет знать слово смерть только как окончание жизни, а не предсмертная агония, тяжелые муки и душераздирающие крики, непрекращающиеся до тех пор, пока сердцебиение и дыхание не прекратятся, и, умирая, он не простится со всеми близкими. Глоурен побоялся за судьбу своего сына.
- Садитесь завтракать,- позвала Касандра родных, подзывая их сесть за стол. Эльф отвлекся от мыслей, дождался, пока Лорен уберет все игрушки, вместе с ним сел за стол.
Любой завтрак воину теперь казался большой трапезой. После сухих пайков, хлеба, воды и каши, обычный чай казался вином – пьянящим и будоражащим. Касандра приготовила овощную запеканку, приправленную маслом и куском сыра. На стол подала ржаной хлеб, каждому по кружке чая и сахар в отдельной глиняной емкости. Правда, ребенку лучше всего полагалось бы выпить молока, но причину перемены рациона Глоурен спрашивать не стал, а с аппетитом поедал свою порцию. Касандра смотрела на мужа,  подумала: «Голодный с дороги», и не заметила, как сказала это вслух.
Тарелки опустели, и за столом завязался разговор. Мальчик слушал издалека, сидя на полу и пытаясь воссоздать с помощью своих игрушек события, рассказываемые отцом.
- И вот, мы оказались близ устья реки Сейр,- Глоурен рассказывал увлеченно, захватывающе,- Король, сэр Лорентэйн, разделил свою армию на два легиона и направил их к равнине Дракстайн двумя разными путями – через север и восток. С боем оба войска достигли равнины, это было… полгода назад, и столкнулись с людьми.
- И эльфы победили!- крикнул мальчик сзади.
- Да, мы одержали победу! Люди бросились к своим островам, кто-то говорил, что вплавь. Я сам не видел, ведь я тогда командовал стрелковым отрядом и был только на подступах к равнине.
- Мы тебя не виним!- справедливо заметил малыш. Взрослые рассмеялись.
Время приближалось к обеду. Женщина давно вымыла посуду и попросила мужа посидеть с ребенком, пока сама она ходит за покупками. Глоурен был рад до глубины души, хотя вполне и мог сходить на рынок сам. Только дверь закрылась, эльф нагнулся к мальчику и попросил его отойти немного. Тот покорно сел подальше и наблюдал.
Глоурен снял с шеи свой медальон, сделанный из бронзы, достал из кармана причудливой формы лист, по форме напоминающий кленовый, только размером с монету. Приложил к медальону и схватил в ладони непонятную логике совокупность предметов. Эльф закрыл глаза и начал что-то бормотать, непонятное и неуловимое слухом. К изумлению Лорена, ладонь эльфа, сжатая в кулак, засветилась ярким белым светом. Сияние образовало большую сферу, поглотив почти всю руку эльфа. Потом магический свет принял осязаемый зрением контур и начал пульсировать, переливаясь светло-синими языками пламени.
Лорен даже испугался этого волшебства, побоялся за отца, но, наблюдая за его спокойствием, он успокоился.
Глоурен свободной рукой зачерпнул из сферы света, словно свет был осязаем и представлял собой вид особой материи, коснулся сиянием деревянных солдатиков. Фигурки под предводительством антэрала в полном составе, кроме плющевого медведя, и людские полки чудесным образом задвигались. Мальчик не сводил глаз с этой когда-то замершей картины. А эльф все еще закрытым взором, бормотанием под нос и магической сферой руководил движениями деревянных статуэток.
«Тут поднялся антэрал. Кричать он не смог, но, подняв над собой меч, скомандовал напасть из засады. Его подчиненные повиновались и рассредоточились, окружая людей.
Люди, небольшим количеством превосходя эльфов, своего противника не замечали, словно на месте их границы лагеря были воображаемые  стены кустов и деревьев, или просто было темно, и свет придуманного костра мешал им увидеть.
И тут началась битва! Один эльф выбежал, перерезал человеку горло сзади»,- деревянная фигурка упала, приняв прежнюю форму,- « и вступил в схватку с другим. Его товарищ выбежал следом и прикрывал ему спину. И  спустя секунду, выбежали все»,- статуэтки падали одна за другой. Какая-то молила о пощаде, другая – вскидывала руку в предсмертном воображаемом крике, какая-то, уже раненная, хромая, продолжала биться.
Все это было настолько правдоподобно, так реалистично передано, что мальчик, с ужасом смотревший на сцену, вдруг заплакал. Эльф услышал всхлипывания, живо открыв глаза, бросил медальон и лист на пол и подбежал к Лорену, сев на пол возле него. Солдатики, все как один, по приказу упали замертво.
- Они… они все погибли?- говорил малыш, почувствовав прикасание руки к его плечу. Мальчик уткнулся в колени и тихо по-детски плакал, искренне пораженный живой картиной,- так не должно было быть!
- Сын, это и есть та война, которую стоит бояться,- Глоурен приобнял мальчика,- Умей, Лорен, умей ценить жизнь, чья бы она не была – твоего друга, врага, твоя жизнь – любая. Она прекрасна в каждом, и в каждом по-своему.
Ребенок повернулся и упал в объятья своего отца. Глоурен посадил мальчика на ноги и прижал к себе, а Лорен все плакал и всхлипывал.
Воин надеялся душой, что эта игра запомнится ребенку на всю его жизнь. А тот совет останется в его памяти и, наверняка, поможет ему в будущем.
Лорен вытер слезы и восторженно тихо спросил:
- А ты маг?
Мальчик застал эльфа врасплох.
- Я… э, боевой маг,- голос прозвучал с нотками смущенности.
- Здорово! Теперь будет, что рассказать Ремису.
- Это твой друг?
- Да,- Лорен отодвинулся и сел подле отца,- он говорит, что в военном деле знает все! Даже больше! Хотя его папа торговец. Теперь я смогу похвастаться моим отцом!
- Не смогу тебе запретить,- с иронией закончил Глоурен, вставая. Он услышал, как скрипнула дверь.
Эльф живо подбежал, схватил корзину с покупками у только что вошедшей жены и отнес их на кухню. Женщина последовала за ним.
- Ну. Никаких проблем не было?- спросила она.
- Какие могут быть проблемы у отца с сыном?- он раскладывал овощи на столе, вынимая их из корзины.
- Как раз могут. Но это славно, что вы подружились!- женщина достала жестяную кастрюлю и принялась готовить обед. Глоурен посмотрел из-за плеча на мальчика, повернулся к жене и словно про себя сказал:
- Он жил без отцовской помощи четыре года, без отцовской любви, без отца. Он еще сможет ко мне привыкнуть, или я останусь эльфом, кто пришел нежданно-негаданно?
- Не отчаивайся, все успокоится, вот увидишь…
- …но Касандра, я… беспокоюсь за него.
Женщина отложила готовку, подошла к Глоурену и взяла его за плечи.
- Милый, все будет хорошо, я это знаю. Просто знаю.
Эльф обнял свою возлюбленную жену, прижал ее к сердцу. Его грела сама мысль, что он сейчас может обнимать жену, просто жену, родную, близкую, искренне любящую его и преданную. Он хотел ей дать многое взамен ее любви, взамен ее верности, и одно из многого была взаимность.
Тут к взрослым подбежал Лорен, задергал эльфа с просьбой пойти погулять. Касандра, заметив, наказала мужу наколоть дрова. Эльф взял топор из прихожей, вышел вслед за мальчиком и подошел к поленьям подле заднего двора. Ребенок побежал к соседнему дому, услышал только совет отца не потеряться.
Поленья, сложенные кучей прямо перед домом, были распилены из разных стволов отличных друг от друга деревьев. Здесь была сосна, дуб и была даже береза. Оставалось только гадать, у какого лесника было куплено древо. Эльф взял топор, поднял над головой и рубанул подставленное полено.
Теперь только откликались звуки раскалывающегося дерева, они долетали даже до часовни и еще долго гуляли по улице, разделяющей две линии домов. Ветер зашелестел в траве, цветах и кустах, обволакивал прохладой уставшую мокрую от пота кожу лица, развевал, играя, светлые волосы. После некоторого времени работы эльф снял рубашку, предоставляя ветру охладить разгорячившийся торс. Он немного постоял, отдыхая, и продолжил.
На следующем полене, собираясь его разрубить, эльф остановился. Ему донесся недалекий отвратительной интонации голос.
- У матери одиночки вдруг появился работник?- Глоурен изъявил желание посмотреть на эльфа, сказавшего это,- И как вас зовут? Сколько она вам платит?
Перед антэралом стоял тощий невысокий горожанин. Темные волосы, короткие, аккуратно постриженные, были закрыты шапкой, защищающей от солнца. Глоурен выпрямился, не выпуская из рук топор, яростно проговорил.
- Как вы смеете оскорблять честь моей жены! Какое вы имеете право?!
Сосед еще противнее заулыбался. Он облокотился о стену своего дома, находившегося поблизости от дома Глоурена.
- И из какого борделя, где находились пять лет, возвратились вы?
Глоурен поднял топор и метнул его в соседа, целясь немного левее его скулы. Чугунное лезвие вошло в деревянную стену, по пути обрезав клок черных чистых волос. Сосед остолбенел, моментально заткнулся. Глоурен воспользовался замешательством, ловко перескочил через палисадник. Молниеносно он преодолел расстояние и еще сильнее вдавил хилого соседа в стену.
- Ты и так наговорил себе на смерть. Не искушай меня и судьбу,- процедил Глоурен еле слышно и заметил неправильный изгиб едва заостренных кончиков ушей,- Убирайся, людской выродок!
- Ах ты…- воин посмотрел на него яростно, и обидчик живо, испуганно скрылся за углом своего дома.
Воин постоял немного, восстанавливая дыхание, учащенное порцией адреналина, вытащил топор и неспешно направился к заднему двору. По пути он изучил забор на предмет поломки, не обнаружив ничего, продолжил раскалывать поленья. Одна за другой они разлетались на два обломка, щепки и отзвуки удара.
Спустя полчаса к эльфу подбежал Лорен и еще кто-то. Мальчик дернул за штанину отца и сказал с энтузиазмом:
- Пап, познакомься, это Рэмис.
Эльф оторвался от работы и повернулся к ребятам. Перед ним стоял его сын и еще один, очевидно его друг. На вид ему было столько же лет, сколько и Лорену, русый, жутко удивленный.
- Ого!- удивился Рэмис, изучая рельефные мускулы на обнаженном торсе мужчины,- Вы воин?- спросил он, пожимая протянутую здоровую руку.
- Это еще что!- воскликнул Лорен, перебив желание отца ответить,- он Боевой Маг!
Удивление приняло высокую грань, точнее вообще потеряло границу. Теперь мальчик смотрел на своего друга с завистью, а на его отца с восхищением.
- А вы покажете мне волшебство?- глаза его загорели огнем любопытства.
- Нет. Он и мне не показывает,- вступился за воина Лорен,- Это строжайший секрет!
Глоурен с улыбкой окинул взглядом ребят, наклонился на одно колено.
- Сейчас я вам покажу кое-что,- он поднял щепку с пола, величиной не больше детской ладони. Глоурен сжал в кулак этот кусок дерева и проговорил,- «Орнт’алн нас эден»,- произошедшее превзошло все ожидания. Глоурен раскрыл ладонь и представил взору медальон на коричневой ленте. На деревянной поверхности красовался символ перекрещенного меча с эльфийской буквой «А», схожей написанием с «f». Эльф протянул медальон Рэмису, который с восхищением разглядел подарок,- Это символ военного класса «Антэрал». Деревянный не говорит о человеке что-либо особого, но тебе это скажет о многом. О моей щедрости, например,- эльф улыбнулся, а Рэмис горящими глазами вглядывался в светлое доброе лицо Глоурена и выдавил из себя:
- До свидания, сэр Ларн,- Глоурен поднялся, кивнул и недолго еще наблюдал за картиной уходящих за поворот детей,- Повезло тебе с отцом, Рен, он у тебя хороший…
Дальше Лорен только хвалился доспехами, оружием и медальоном отца. А Ремис, поздравляя друга и восхищаясь, завидовал. Их голоса еле слышно доносились до заднего двора. Эльф отвлекся и уложил партию дров в стопку, облокотив ее о стену дома, небольшое количество принес в дом для камина. Касандра поблагодарила его и просила дожидаться обеда.
Глоурен пошел осматривать комнаты. Из прихожей вел небольшой коридор, в нем были две двери вдоль левой стены. Одна, дальняя, принадлежала Лорену. Небольшая комнатка с некоторыми неубранными игрушками, маленькой кроватью, тумбочкой с вещами и ковриком на полу. В другой была двуспальная кровать, комод, книжная полка, письменный стол. Глоурен аккуратно, стараясь не помять покрывало, лег на кровать и задремал. Он не ожидал, что пропустит обед.

Почему ему снился огонь? Тлеющий ствол сгоревшего древа, разрушенный камень и… кровь. Он захотел проснуться, но не смог, что-то тянуло его к видению, что-то приковало его внимание к разрушенному каменному зданию и мертвым недвижимым телам. Он не мог разглядеть их лица, не мог узнать никого, но это только вызывало ужас, колебало сомнение и будоражило воображение.
- Глоурен,- тихий женский голос прозвучал над головой. Эльф почувствовал, как теплая ее ладонь коснулась его живота, ласкала пальцами кожу, а другая прошла по ребрам, через грудь к плечу. В этот момент эльф вспомнил, что забыл рубашку на улице.
Он поднял руку и притронулся к ее руке, открыв глаза. Касандра сидела возле него на стуле и шептала:
- Устал, родной мой, отдыхай.
- Я пропустил обед?- так же еле слышно спросил эльф.
- Да, сейчас уже поздний вечер. Лорен лег спать,- успокаивающе прошептала женщина.
- …мне снился кошмар.
- Что тебе снилось?- тревожно ее вопрос завис в комнате, освещаемой несколькими свечами.
- Огонь… смерть… боль снилась мне. Я не могу понять, почему, когда все так прекрасно, обязательно должна быть боль? В любом ее проявлении она ужасна.
- Дорогой мой, любимый. Ты говоришь так, потому что не можешь причинить боль другому.
- Касандра, я воин! Я умею убивать…
- Но ты делаешь это против своей сущности. Ты не воин, ты умеешь им быть. Ты не тот, кто приносит боль,- она ласково коснулась глаз, щеки, подбородка своего мужа,- Милый, это лишь сон. Как и многие грезы нашей жизни, не сумевшие воплотиться в реальность, они исчезают в глубинах сна. Так и кошмары,- Глоурен неожиданно поднялся и посмотрел на жену. Она же беззаботно улыбалась, чего-то ожидая. И эльф это понял без слов.
Его рука легла на ее плечо, нежно поднялась по шее, остановилась на щеке, другая рука приобняла талию. И их тела медленно приблизились. Губы коснулись, мысли сплелись, глаза закрылись. И ничто теперь для них не существовало, кроме их самих. За одним долгим поцелуем следовал другой, совсем иной, горячий и страстный. Зажглась между ними искра, и разгоралась она в пламень всепожирающей любви, страсти и заботы.
Незаметно эльф лег на кровать, не отпуская объятий, маня и зовя женщину. Она легла на его могучее мускулистое тело, обнимая всем своим нутром любимого.  Его губы опустились на ее шею, целовали ее плечо, будоражили прикосновением грудь. Их тела, как когда-то пять лет назад, снова обрели жар, целостность и близость.  Теперь ими двигал инстинкт, необузданный и далекий, такой знакомый и понятный.
- Я люблю тебя, Глоурен,- приятно, возбуждая, ее уста молвили это у его ушей.
Его пальцы потянулись к ее спине, развязали шнурки на платье, скинули одеяние на пол. Глоурен перевернул эльфийку, встал над ней и ласкал ее обнаженную грудь, живот. Она скрестила руки за спиной эльфа, прошла ими по поясу, расстегнула его и попыталась снять его штаны, но полностью снял их эльф. Он вдруг замер и, что-то подумав, сказал: «Ал’оанир». Воздух словно перемешался в комнате, появился легкий теплый ветерок. Он, витая и кружа, коснулся языков пламени свечей. Огоньки задрожали и одновременно угасли, комната наполнилась дурманящим запахом дыма. И все, что могло озарять комнату, теперь были тусклые неровные освещения костров и факелов на улице. Касандра достала из-под себя одеяло и накрыла им себя и любимого.

Чудесная ночь. Звезд не видно из-за туч, луна светила сквозь призму облаков, вырисовывалась потрясающе красивая картина. Черный мрак лег слишком рано, и показалось, что ночь началась не вовремя, и позже закончится. Но желание, чтобы эта ночь не заканчивалась, вдруг зависло в воздухе, в мыслях.
- Орне! Неси еще дров, прохладно становится,- прокричал холодным командным голосом страж возле ворот своему помощнику. Тот быстро умчался, успел скрыться во тьме ночи, не освещаемой костром.
Недавно над головами пролетела звезда. Ее сияющий след пересек созвездие Минотавра, разделил Меч и Стрелу, дотронулся жала Мантикоры, осязаемый лишь взглядом, пролетел мимо верхушки замка и скрылся за его палатами.
- Ты бы с ним помягче, Раг, все-таки молод еще, не опытен,- сказал третий, сидящий подле огня.
- На то он и молод, чтобы набираться разума и опыта. А главное – сил!
Другой буркнул что-то непонятное себе под нос и замолчал. Казалось, он чувствует не-то сожаление, не-то ревность к капитану, явно превосходившего его во всем, кроме возраста. Он задумчиво, дрожа от холода и закутываясь все сильнее в плащ, наблюдал за искорками горячего пепла, которые взлетали над костром, беспорядочно кружили, как далекие светлячки, подхватываемые ветром, уносились прочь.
Раг обернулся к сторожевой башне и прокричал:
- Как там? Все тихо?
- Тихо. Мирно. Ни души!- ответил на башне равнодушно.
- Следи-следи. Нельзя, чтобы кто-то смог пройти в эту ночь.
Страж уверенно обернулся, подбросил в огонь последнее полено и замер в ожидании помощника.
- Но ведь никто и не может пройти, все равно никого нет,- сказал товарищ Рага.
- Согласен, на западной границе нет никого,- он вдруг с увлечением поменял тему,- Слышал, что там случилось на востоке? Там, говорят, люди пожаловали. Наши в союзе с Элнордом отбили захваченный людьми берег и оттеснили человека на его острова.
- Эта война коснулась даже гномов на юге. Так что, было бы очень странно, если я бы не слышал о ней. Она унесла много жизней, но еще больше она изувечила. Это ужасно.
- Да, но ведь это не все. Воин, что на той войне был, прибыл в город.
- Откуда ты знаешь?- удивился собеседник.
- Мой начальник проводил с ним пред проходной допрос, а я был в дозоре у врат.
- И кто он?
- Он наш, из эльфов, чин у него, антэрал. Статный такой молодой мужик. Он высокий, стройный, у него светлые волосы до плеч. Только, чувство было какое-то, словно неуютно рядом с ним.
- Плохо бы от него не было…
Эльф, которого звали Орне, принес охапку дров, уложил их подальше от костра и подбросил пару поленьев в огонь.
- Холоднеет,- заметил он.
- Садись ближе, озяб совсем.
Парень присел к костру, молчал.
- Орне, не скромничай, расскажи что-нибудь интересное.
Даже в неярком переливе огня было заметно покрасневшее лицо подростка.
- Мне нечего рассказать…
- Тогда пристраивайся поудобнее.
Что вы знаете о Востоке? Когда-то жили там мы, эльфы. Когда пришел человек, как медведь напал на осиный улей в поисках меда. Зверь уничтожил дома ос, не думая, не обращал на превосходящее количество защитников и малейшее внимание. И что делать осам, потерявшим свой дом? А что было делать нам?
Человек вытеснил нас к краю материка, потом совсем к берегу. Нам ничего не оставалось, как оставить свою культуру, наследие предков, дом. И мы поплыли на кораблях на горизонт и дальше на запад, не оглядываясь и не забывая то, от чего отреклись.
- Ты говоришь, как мудрец, побывавший там и тогда.
- Я просто умею читать книги.
- …а что там теперь?- заинтересованно спросил парень.
- На востоке? Никто не знает, догадываются только, но ведь этого мало. Кто-то думает, что там выжженная огнем и солнцем пустошь, кто-то считает, что там огромные строения, достигающие колоссальных высот, или …как их?... ла-бору... ла-бо-ратории, во. Вообще сказки одни. Да и ты ими не забивай себе голову, наслушаешься еще всякой чепухи.

Глоурен вдруг открыл глаза. Ему что-то причудилось, далекое, в мыслях. Он поднялся. Еще не заснувшая Касандра затревожилась, положила на его плечо руку.
- Что случилось, милый,- она с волнением спросила.
- Я… я что-то увидел.
- Что?
- Не знаю. Опасное и огромное. Кажется взрыв. Но…- неожиданно он замер, потом встал с кровати и начал одеваться.
- Глоурен, что происходит?- с опаской произнесла эльфийка.
- Что-то ужасное,- он опять застыл и после недолгой паузы вдруг громко сказал,- Поднимайся! Скорее. Буди Лорена. Мы должны укрыться.
Касандра ничего не понимала, но то, что она увидела за окном, заставило ее вскрикнуть.

- Раг! Там какое-то движение!- крикнул страж на сторожевой башне.
- Что там?
- Факела! Много! Это… это армия! Тревога! …
И крики оборвались. Они заглушились громким грохотом от взрыва. Огромный огненный шар врезался в башню и обрушил камни на костер и тех, кто возле него сидел. Отреагировали все, отпрянули, только обломком по голове ударился Раг. Он выругался и приказал Орне бежать к колоколу. Тот послушно метнулся в указанном направлении. А командующий поднялся на стену и ужаснулся.
Столько факелов! Не понятно, откуда они взялись? Что это за свет в середине? От него отделилась стрела, неправильной формы, светящаяся голубым цветом и направлялась в сторону города. Магическая стрела окончила свой путь на ратуше. Крыша здания обрушилась.
- Зэол! В казармы! Готовьтесь к обороне! И предупреди…- стрела вонзилась в Зэола, и он упал замертво.

Глоурен заметил взрыв башни и, будто не удивился, начал надевать доспехи. Женщина вскочила и моментально оделась. Она метнулась из комнаты в кухню, но на выходе эльф остановил ее.
- Нет! Буди сына! Возьми теплые вещи, документы, деньги! Дожидайтесь меня! Будьте готовы!
Касандра кивнула и последовала наказу. Эльф влез в легкий доспех, закрепил его с поясным, завязал наколенные пластины к кожаным поножам, надел перчатки и зафиксировал ножны с мечом за спиной. Он выбежал на улицу и кинулся к площади перед часовней, обойдя здание вокруг. Все потемнело. Ночь казалась темнее, чем обычно, казалось, сам мрак пропитан чем-то густым и черным. В Глоурена на повороте врезался один стражник. Он поспешил извиниться, но эльф его остановил.
- Что происходит?- громко спросил он у стража.
- Я занят, гражданин!- но осекся, увидев медальон на шее эльфа,- господин антэрал, прошу прошения.
- Ситуация?
- Идет перенаправление защитных войск. Атака с запада, сэр! Население укрывается в часовне!
Глоурен замолчал, отпустил руку стража и сказал:
- Вы свободны солдат.
Тот кивнул и помчался к стенам на запад. А антэралу нельзя было медлить. Он повернулся и бросился обратно в дом. Справа он слышал удары, крики, звуки начавшейся битвы. Потом грохот разваливающегося здания и еще крики.
Войдя, он сразу же подбежал к Касандре. Она судорожно пыталась одеть мальчика, который перепугался за мать.
- Быстро, собери вещи,- попытался шепнуть как можно спокойнее,- я сам соберу сына.
Эльф уверенно, в отличие от женщины, поднял штанишки и просунул ножки. Мальчик запротестовал.
- Я могу сам.
- Давай сам,- согласился эльф и, пока сын разбирал одежду, забежал в его комнату. Он отыскал знакомого плюшевого мишку, схватил его и, выйдя, передал его ребенку,- только не потеряй.
Мальчик только метнул головой, эльф окинул его одобрительным взглядом и подбежал к эльфийке.
- Глоурен, собери в корзину все документы и деньги из книжной полки. Еду я собрала.
Эльф принес бумаги и мешок монет, положил их в корзину, стоявшую на столе в гостиной, и сообщил жене:
- Укройтесь в часовне, не вылезайте и не давайте никому, что бы не случилось. Заройте двери и не смейте возвращаться за мной.
- Глоурен? Что ты собираешься сделать?
- Я обязан помочь страже.
- нет… иди  нами,- но она осеклась.
- Касандра, это мой долг. Я воин,- эльфийка отвлеклась от корзины и смотрела полными слез глазами.
- Глоурен… я только тебя нашла, неужели… мне нужно потерять тебя снова?- она заплакала. Воин обнял ее, успокаивая.
- Милая, я рядом, слышишь? Я рядом. И пусть, пока мой шепот не замолкнет, ты будешь чувствовать спокойствие. Помни мои слова, помни мой шепот, и ты меня не забудешь. Ведь, лишь сознанием того, что живы вы, живу я.
- Я поняла. Я буду сильной…- отойдя, она стала вытирать слезы.
- Защити нашего сына, если я не защищу вас.
- Не смей говорить, что не вернешься.
Эльф помолчал.
- И не скажу,- он нежно поцеловал ее, казалось, в последний раз.
Они отпрянули друг от друга, Касандра взяла за руку Лорена, эльф понес за ними небольшую наполненную корзину. Вышли за порог, прошли около ста футов, свернули на площадь перед часовней, остановились у ее входа. Несколько стражников, рабочий и кузнец нашивали досками снаружи большие двери, один страж подошел и попросил у антэрала корзину, обещая помочь отнести. Воин отдал ему без колебаний, добавил только: «Сберегите их от беды, прошу вас». Стражник понимающе кивнул, отдал честь антэралу и повел в часовню женщину и ребенка. Касандра не оглянулась, боялась в последний раз увидеть мужественное лицо своего возлюбленного. А мальчик повернулся, непонимающе посмотрел на Глоурена, который ему улыбнулся, и спросил у мамы: «Почему папа не идет с нами?» Касандра не ответила.
Глоурен ослеп от слез. Ему что-то опять явилось в видении, как в том, перед взрывом башни. Ему явилась смерть. Чья она? – было непонятно. Всеми силами эльф твердил себе, что смерть будет его, ни его сына, ни его жены, а только его. С этой горестной мыслью он последовал вслед за стражниками, бегущими строем из казарм к стене.

- Орне! Здесь еще один раненный!- кричал страж, пуская очередную стрелу. Он едва увернулся от вражеского выстрела,- Черт! Близко прошла. Орне!
- Я здесь, Раг,- послышался молодой голос сзади.
- Хорошо!- эльф пригнулся, спрятавшись за бойницами,- Этого раненного к остальным в часовню отнеси.
Раздался грохот. Отзвук взрыва оглушил всех вокруг. Еще одна сторожевая башня пала. Камни упали на головы защитников, кто-то из них успел избежать обвала, но кто-то остался под каменными глыбами навсегда.
- Что за черт!- выругался Раг,- Этот маг один из сильнейших, кого я видел. Беги, я тебя прикрою,- крикнул он Орне, и тот послушно схватил стонущее тело, взвалил на плечи, стараясь не задевать стрелы в шее, дожидался команды Рага,- Давай!
Воин поднялся, прикрыл собой уходящего Орне, посылал одну стрелу за другой. Он, уже не целясь, навскидку раздавал смерть и дарил ранения. Надо было только подумать, сколько стрел воин освободил в полете и сколько он ими разнес убийств. Но об этом Раг не задумывался.
У него в глазах слева зажегся тусклый белый свет. Сначала воин подумал о приближающемся эльфе с факелом и не придал этому значения. Опустился он и обратил на свет внимание, когда белое сияние почти ослепила Рага. Обернувшись, он заметил, что все на стене замерли и наблюдали за эльфом. Он, опустившийся за бойницы, держал в руках сферу белоснежного чистого света. Эльф что-то шептал себе под нос, и с каждым словом, шар начинал вибрировать и играть переливами языков светло-голубого пламени.
Эльф вдруг поднял магическую сферу над собой и, к всеобщему удивлению, создал вокруг себя нечто похожее на купол. Он увеличился в размерах и стал приближаться на стражников. Те попятились, ужаснулись невиданной магии, но услышали от эльфа: «Это барьер! Все укройтесь в нем и продолжайте стрельбу». Стражи повиновались, легкая светло-голубая стена барьера обволокла каждого и продолжала расширяться. Кто-то удивленно вскрикнул, когда прилетевшая от врага стрела со свистом отскочила от магического щита. Привыкнув, воины подняли луки, насаживали стрелы на тетивы и продолжили пускать их во врага. На удивление легко барьер не давал пройти стрелам врага и пропускал выстрелы защитников. Эльф-маг поднялся и, все еще не открывая глаз и не прекращая бормотать под нос, держал в одной руке источник защитного купола.
- Как зовут тебя?- крикнул Раг колдуну. Тот не ответил. Воин заметил медальон на шее эльфа,- Ты антэрал!
Заметив удивленный тон воина, колдун сказал.
- Сначала сам представься.
Не ожидая ответа, страж удивился еще больше.
- Я Раг.
- Я Глоурен.
- Рад встречи…
- И я, если ты мне не помешаешь удержать концентрацию. Продолжай стрелять!
Дальше Раг выкрикивал ругань сквозь бойницы, слушал колебание тетивы лука после очередного выстрела и тянулся к следующему снаряду. Тут прибежал его помощник. Он метнулся вдоль стены, взвалил еще одного раненного и метнулся к часовне.
Глоурен вдруг пошатнулся, изо всех сил держал руку со сферой над собой, но рука медленно опускалась, словно шар был тяжелее щита. Дальше грохнул сам барьер: в светло-голубую стену врезался магический удар. Почувствовав колебание воздуха и оглушительный отзвук, стражи пригнулись, Глоурен упал на одно колено. Все заметили, что вражеский маг готовился к следующей атаке.
- Держись, Глоурен!- Крикнул Раг прямо перед тем, как на барьер обрушилась молния. Электрический разряд пробил дыру в защите барьера. Глоурен поднял другую руку и, словно защищаясь, выставил ладонь вперед. Купол стал медленно затягиваться.
Еще один раскат грома, созданный взрывом на стене барьера. Глоурен потерял концентрацию, задыхаясь, сказал:
- Рассредоточиться по всей стене! Я приковал внимание мага к себе!
- Я останусь! Прикрыть тебя же надо!- сказал Раг. Глоурен прижался к бойнице и отдышался.
Магическая стрела снова врезалась в этот участок стены. Камень пошатнулся, но не обрушился. Глоурен встал, поднял брошенный лук и колчан стрел, одну достал и насадил на тетиву. «Санторрал!»- крикнул он и выстрелил, целясь в мага.
Наделенный волшебством стальной наконечник стрелы встретился с магическим щитом и вызвал ударную волну, отбросившую и колдуна, и вокруг стоящих стрелков. Это только разозлило мага. Теперь он отпускал в далекий полет магические натиски и удары, практически разрушил стену до основания. Каменная преграда все еще оставалась высокой для того, чтобы враг смог перебраться через нее.
Глоурен перекатом увернулся от очередного магического удара, потом прикрылся от стрел за бойницей. В месте, в котором он был минуту назад, совершенно не осталось укрытий, на неровном усыпанном обломками камне стены лежал эльф, очевидно без сознания. Следующей атаки мага раненный не выдержит. Глоурен опустился на пол и ползком добрался до эльфа. Схватил его, развернулся и потащил за бойницами. Один воин заметил это и поспешил было на помощь, но упал замертво, обливаясь кровью и слюной изо рта. Падая, он с хрустом сломал стрелу, торчавшую у него в шее.
Теперь Глоурен полагался только на себя. Он слышал непонятное бурчание раненного, нечто вроде оставить его и спасаться, он слышал свист стрел, пролетавших над головой, их мимолетное прикосновение перьями. Уперся ногами в образовавшиеся уступы, оттолкнулся, протащив за собой тело еще на полфута вперед. Оказавшись за бойницами, Глоурен привстал и всеми силами вытащил израненного эльфа в укрытие.
Рана на груди, кровь ручьями протекала по животу, доспехи пробиты стрелой, проходившей по касательной траектории, порез не повредил кости грудной клетки, но мышцы груди разрезаны пополам. Стрела в бедре прошла насквозь. Камнем ушибло голову, эльф был без сознания.
- Раненый!- крикнул Глоурен воинам за стеной. К нему поднялся парень, без вопросов схватил эльфа, но Глоурен его остановил,- Подожди, я прикрою.
Он поднял лук, насадил стрелу, крикнул: «Давай!», поднялся и начал обстрел, прикрывая собой уносящего раненного. Он заметил, как на него летит десяток стрел, выставил ладонь вперед. «Ал’оанир»,- прошептал он себе под нос, и все стелы резко упали вниз, будто сильный ветер изменил их направление. Парень скрылся, и его уже не было видно.
Глоурен опять был вынужден пригнуться за бойницы, маг ударил натиском в направлении антэрала. Раздался грохот, стена содрогнулась, кто-то не сумел удержаться на ногах, падал.
- Стрелять в мага!- крикнул Глоурен лучникам.
По готовности все, кто мог, начали обстрел по колдуну. Но не успели стрелы коснуться земли, отлетев от щита, не успели достигнуть иной цели, как маг бесследно исчез.

«Что это? Неужели в смертном мраке битвы и духе смерти есть нечто живое? Это маленькая птичка. Она опасливо выглядывала из-за кроны дерева, едва удерживаясь на ветке, развеваемой сильными порывами ветра. Беспомощная, милая и одинокая она отчаянно кричала, но жалкий пискливый голос птенца не прорезался сквозь бесконечные крики умирающих, возгласы, ругань, стоны, женский плач и постоянный скрежет, лязг и удары стали о сталь. Птицу никто бы не смог заметить, а хотя она была невольным свидетелем битвы, наблюдателем и советником. Являясь воплощением милосердия и доброты, она не будет услышана, замечена, понята, ведь все то добро, милость, беспомощность, что у нас есть, мы не находим взглядом, не слышим слухом, не понимаем разумом.
И все добро, что раньше цвело и пылало радостью и жизнью, всегда оборвется неожиданно и всегда так ожидаемо»

- Забудьте о маге! Они наверняка уже штурмуют врата. Нам не противостоять,- стрела вонзилась с треском в деревянный щит.- О, черт! Глоурен! Что нам делать?!- ему никто не ответил,- Глоурен! Что с тобой!
Эльф лежал на камне, едва живой.
- Магия… Я… устал.
- Глоурен, что нам делать?
Эльф приподнялся на локте, прокашлялся и еле различимо произнес:
- Отступать. К замку. Я… постараюсь остановить их.
- Один?!
Глоурен неопределенно кивнул.
- На стене почти три сотни воинов! Они могли бы встать на защиту врат, не стоит приносить себя в жертву! Это самоубийство!
- Раг,- эльф встал, опираясь о камень,- оставь… оставь только веревку. Врата замка запереть. Береги силы воинов, они должны еще выйти из города.
- Я понял тебя, Рен,- антэрал снял плащ и протянул его Рагу. Он принял свернутую накидку и добавил,- Я сохраню его до твоего приходи,- он крикнул, спускаясь, двоим у бойниц,- Отходим! Отходим в крепость! Уносите раненных! Передайте всем на стене!
Воины кивнули. Их взгляд сопроводил призыв: «Отступаем!» И все спустились со стен. Глоурен поднял лук, подвесил на пояс колчан, в нем было не более десяти стрел, и последовал за остальными к лестнице.
Воин направился к воротам. Кто-то крикнул ему в спину, что он идет не туда, но эльф его не слушал. Он отчаялся. Он не знал, что ему делать. И была только одна мысль: умрет только он. Опьяненный желанием и решимостью, Глоурен подбежал к деревянным преградам и осмотрел арку. Он достал камень с высеченным на нем символом – руну, положил ее на землю, отошел и прошептал: «Aunnoral su’ng am lo’ane var»  Он удовлетворился незаметным результатом, когда легкий ветерок пошелестел над землей и, кружась, замер. Эльф развернулся и побежал на расстояние полета стрелы.
Первый удар. Деревянные двери затрещали, посыпалась пыль, отзвук удара врезался в слух глухо. Глоурен уже достиг воображаемого места огневой точки, достал их колчана все стрелы и воткнул их вертикально в землю, снял со спины продетый через тетиву лук и полуприсел, повернувшись к арке врат.
Второй удар. Во все стороны полетели щепки, но засовы не давали раскрыться дверям, и потому врата устояли. Сквозь трещины пробивались неяркие многие огоньки факелов. Глоурен положил стрелу на древко и насадил ее на тетиву. Готовясь, он вглядывался в тьму и мрак арки, но ничего кроме факелов и раскатов удара не могло сказать о том, что там происходит.
Удар третий. Послышался громкий треск – раскололся засов, затем упали сами двери, из арки вылетел низкий туман пыли. Как только первый воин ступил на упавшую деревянную преграду, Глоурен произнес: «Allonar!»
Произошло нечто непредсказуемое. Все, что оказалось над руной,- ворота, земля, воины,- все застыло, поднялось над землей и с колоссальной силой обрушилось вниз. Воины, попавшие под влияние магии, больше не встали. Их товарищи оказались умнее и не стали заходить за разумом осязаемую границу воздействия руны.
Глоурен прицелился и живо отпустил тетиву. Стрела, начинавшая опускаться и терять скорость, вдруг приобрела непонятную энергию, пролетев над руной. Стальной наконечник засветился, ускорился и вонзился в одного воина, за собой оставив белый след. Далее последовал воздушный удар, исходящий из камня, и воины попадали оземь. Кто-то теперь вместо меча сжимал рукоятку с оторванным лезвием, кто-то подтирал кровоподтек, а другой орал, согнувшись и теряя сознание, а его глаза с кровью вытекали ручьем из глазниц. Те, кто поднялся, теперь смотрел на одинокого стрелка с ужасом.
Молниеносно Глоурен положил на древко еще одну стрелу, прицелился и отпустил ее в полет. Результатом послужила вспышка белого света и грохот валящихся на землю воинов.
Но тут в арку осмелился один войти. Остерегаясь неожиданно встретиться с границей магического воздействия, он вел перед собой острием меча. Глоурен уже приковал взгляд через стальной наконечник стрелы на одиноком глупце. Воин это заметил и отчаянно бросился к предполагаемому месту лежащего камня. Но непонятная сила оторвала его ноги от земли, подняла в воздух и готова была обрушить беспомощно бившееся тело вниз. «Вот она!- заметил воин камень на земле.- Я не могу дотянуться!» Кто-то другой подбежал и едва сам не угодил в ловушку, но, следуя указанию лезвия меча, быстро отыскал взглядом лежащую в земле руну и рубанул, что было силы, по ней. Удар сопроводил хлопок, а застывший в воздухе воин упал на землю. Все одобрительно крикнули, возделывая рукояти к небу, улыбаясь и ликуя.
В лицо брызнула теплая кровь, воин впереди осел, упал на колени и повалился на стрелу в спине, толкнув ее дальше. Все обратили внимание на эльфа, насаживавшего стрелу на тетиву, и с криком кинулись на него. На решимость и мужество Глоурена их отчаяние никак не повлияло.
«Suntorral!»- крикнул эльф, прицеливаясь. Полетевшая стрела с огромной скоростью врезалась в доспех врага и взорвала его, обрызгав кровью и потрохами окружавших его товарищей. Кто-то крикнул.
Следующая стрела поразила троих, другая – пятерых, но расстояние верно сокращалось. Когда до эльфа оставалось пятнадцать шагов, воины пошвыряли в него топорами. Глоурен увернулся, бросив лук, обнажая клинки, и встал в низкую стойку.
Первый подбежал худой, бежавший впереди всех, накинулся на эльфа с коротким мечом. Глоурен развернул в левой руке лезвие клинка, ушел от атаки и вонзил в спину острие. Воин упал замертво.
Вторым был здоровяк. Глоурен едва увернулся в прыжке от удара двуручного меча, но воспользовался неуклюжестью соперника, перекатился и атаковал сзади. Враг повержен.
Третьим и четвертым были два воина со щитами. Один рубанул горизонтально, второй вертикально, но Глоурен парировал обоими клинками удары и нанес горизонтально контратаку лезвиями параллельно. Оба противника отбились щитами и одинаково рубанули горизонтально. Эльф молниеносно ушел от удара, пригнувшись, резанул по поножам одного. Тот упал, крича от боли, другой наотмашь начал пытаться нанести удары по эльфу, но он недооценил ловкости противника. Глоурен в считанные секунды оказался за его спиной и не стал продлевать его уже давно оборвавшуюся жизнь. Эльф воткнул в последний раз второго, избавив от мучений и боли. Оба воина легли замертво.
Следующий чуть не сбил с ног эльфа, выбив из левой руки меч, но успевший вовремя отреагировать Глоурен избежал захвата и просто оставил рану на шее. Воин даже не понял, что с ним произошло, и упал головой в траву.
Замечая уже достаточное количество врагов, эльф побежал в сторону замка, подняв клинок с земли. Бежал по улицам, узким закоулкам. Кто-то увязался за ним. Глоурен оттолкнулся от фундаментного выступа одного дома, прыгнул от стены другого и обрушился на воина, ткнув его в сердце. Поднялся и продолжил бег.
Мимо глаз пролетел топор. Над головой просвистело лезвие меча. Бежать было труднее, дорога к вратам замка вела по улице в гору. До стен оставалось немного. Глоурен крикнул: «Веревку!»
Воины на стене засуетились. Один привязал конец к бойнице, другой готовился выбросить ее другой конец Глоурену. Стрелки приготовились открыть огонь. «По моей команде!»- скомандовал до боли знакомый голос.
Глоурен повернул голову, мгновение рассматривал врага. Много, близко. Никак более адекватно оценить было нельзя. Глоурен швырнул оба клинка в стороны. Он уже не заметил, что клинки вонзились в горла двоих воинов.
«Стрелки!- объявил Раг, когда Глоурен бежал за квартал до ворот,- Огонь!» Посыпались тучи стрел. Это выиграло секунды для эльфа, и он воспользовался ими. Он резко остановился, достал кинжал, пырнул в ключицу одного. Тот продолжал бежать по инерции. Глоурен оттолкнулся от него в прыжке и вонзил кинжал в череп другого, фонтан крови выплеснулся наружу и забрызгал все лицо эльфа. Третьему он ударил в кадык, воин, захлебываясь, задыхаясь, упал, извиваясь от агонии.
«Глоурен!- послышался крик Рага,- беги! Скорее! Чего ты ждешь?!» Эльф не отреагировал. Он кромсал коротким кинжалом врагов одного за другим. Вокруг него образовалась куча трупов и мечей.
Плечо что-то задело. Глоурен обратил внимание на появившуюся царапину и едва избежал встречи с еще одним выстрелом. В атаку пошли лучники. Эльф побежал. Мимо пролетела стрела, эльф свернул к дому, пробежался по стене, оттолкнулся, бросился к другой стороне улицы, миновал еще один выстрел, опять бег по стене, прыжок и марш-бросок.
До врат оставались считанные шаги. Воин выбросил веревку и схватился за лук и стрелы. Глоурен убрал кинжал, зашел со стороны к веревке, побежал по городской стене, схватился за бойницы и, чуть было, не упал, если бы Раг не поймал его. Воин вытащил товарища, который задыхался, выплевывал слюну, перемешанную с кровью, и еще долго лежал прикрытый бойницами. Раг поднялся, восхищенно сказал:
- Ну, ты и хорош!
Глоурен только улыбнулся, но на его перепачканном запекшейся кровью лице эта эмоция выглядела устрашающе. Раг продолжил обстрел, а другие защитники смотрели восхищенно на Глоурена, героя Восточной Воины, Антэрала.

Полчаса. На полчаса его сознание погрузилось во мрак, дыхание почти исчезло, слух пропал. Ровно на полчаса.
Снова кровь. Багровые моря, горы трупов, оружия, доспехи, оторванные конечности, обрывки плоти, осколки стекла, обломки камня. Все ужасно. Что это? Почему это есть? Раг? И он? Все мертвы? Раг… Раг!

- Глоурен!- его били по щекам,- Глоурен! Очнись! Я здесь!
- … Раг! Раг-Раг… А-а,- Глоурен приподнялся.- Черт! Что со мной?!
- Глоурен, ты пролежал довольно долго. Поднимайся.
- Да… все,- эльф поднялся. Раг протянул ему плащ,- Сберег все-таки.
- До твоего прихода,- он похлопал друга по плечу,- Ну и дал ты им жару!
- Да, даже сам устал,- Раг усмехнулся.- Что с населением?
- Они перебрались в замок через потайной ход между часовней и замковым подвалом. Проход завалили, вместе и с тем, который ведет из города в речную долину. Глоурен. Мы в ловушке.
- Не,- эльф кашлянул.- не… надо отчаиваться. Мы найдем другой…
- … другого просто нет! Мы умрем! И умрут наши родные!- Раг сказал это так громко, что антэрал вытолкал его со стены и отошел с ним  угол.
- Ты! ты боишься. Я тоже боюсь. Я прошел через столько битв, хотя тебя я младше на десятилетия. Я воевал, когда должен был работать на государство. Я воевал, когда погиб мой отец. Я воевал, когда боялся. И знаешь, почему я боюсь сейчас? Потому что сейчас я защищаю не только свою страну, но и свою отчизну, своих родных. У тебя здесь есть родня?
Раг был подавлен, прятал от Глоурена взгляд, полный слез.
- У… у меня дочь. Ее мать умерла при родах… Девочке едва десять ис… исполнилось. Она все, что у меня есть.
- У меня здесь сын, любимая жена,- Глоурен начал много медленнее и размерено, чем Раг.- Пять лет сын жил без отцовской заботы, пять долгих лет жена не видела мужа. Они моя единственная надежда на счастье. Они мое счастье. Они мое сердце и душа,- эльф положил руку на плечо товарища.- Ну так сражайся за дочь, Раг! Сражайся за родных других, знакомых, незнакомых, но считай, что они и твоя родня! Слышишь, Раг! Без страха! Без пощады!
- Да, Рен, я…- он поднял глаза в решимости,- готов умереть!
- С этим не спеши! Каждому дано умереть в определенный момент. И пусть этой ночью я, ты и все в этом замке выживут!
- Zar’sun k’alel?(И ты этому веришь?)
- K’alel rasane!(Я верил в это всегда!)
Они пожали друг другу руки и направились к стене. В арсенале Глоурен взял два меча, спрятав их за спиной, кинжал, убрав его в ножны на поясе, и большой лук со стрелами. Он выбежал на стену, сразу занял позицию у одной из фронтовой бойницы и начал обстрел.
Крик слева. В защитника попали, и его тело упало на врага. Удары в ворота. Глоурен начал обстрел держащих левую сторону тарана. Бревно упало на трупы. Эльф выкрикнул «Suntorral!» Все, кто был возле стенобитного орудия, упали вокруг. Глоурен воздвиг руку к древу тарана и сказал про себя: «Lam’wanae» Бревно загорелось, и теперь все отказались подходить к нему, но были те, кто отваживался потушить огонь, но были убиты стрелами защитников. Вражеские лучники навострили внимание на антэрале, который поспешно скрылся за бойницей.
«Черт!»- выкрикнул Глоурен, не сразу поняв произошедшее. Правая рука, державшая лук, едва выглядывала из-за преграды, и случайным образом одна из многих летевших стрел попала в пясть руки, пробив кольчужную перчатку, и прошла насквозь. Эльф выронил лук, разломал древо стрелы на две части, медленно, дрожащей рукой, вынул другую половину. Рука перестала полностью подчиняться, единственное ощущение стало боль.
К Глоурену подбежал воин и спросил:
- Нужна помощь, сэр?
- Нет,- эльф выдавил сквозь зубы.- Справлюсь…
Парень убежал.

- Замок окружили!- крикнул стрелок, по линии стоявший последним.
- Рассредоточиться по всей стене!- скомандовал Раг.- Не пропускайте врага! Не дайте им пробиться!
Командир развернулся и подбежал к Глоурену, который недавно использовал последнюю стрелу по назначению.
- Рен! Нужна магия!
- Нет,- ответил он холодно.
- Рен! Нас окружили!- резко, отчаянно выпалил Раг.
Глоурен даже взгляда не поднял, но ответил также без эмоций:
- Магия требует времени и сил. И на данный момент, все, что я могу, это только погасить свет в комнате. У нас есть свечи?- эльф недоуменно посмотрел на товарища,- Тогда и гасить нечего.
- Рен! Ты не понимаешь, все погибнут…
- …пока я жив – нет!- он поднял взгляд и посмотрел исподлобья в глаза Рага. Знакомый страх в них сверкнул.
Антэрал сбросил плащ, надел на тетиву две стрелы и, выглянув из-за бойницы, пустил их в полет, а за ними другие и другие. От угла каменного прикрытия со звоном отлетали деревянные обломки, стальные наконечники – что-то, что недавно было стрелами. Глоурен продолжал пускать в молниеносно быстрый полет короткокрылых смертоносных птиц, стремительно вынимая их из колчана, насаживая их на тетиву, наскоро прицеливаясь и разгибая пальцы, удерживающие стрелу. И снова эльф укрылся за бойницей.

- Ворота! Они пробиваются!- крикнул кто-то  внизу.
- Не давать им! Удерживать всеми силами!- скомандовал Раг.
Глоурен неожиданно схватил его за руку и повел вниз по лестнице. Раг и не понял ничего, если бы последний удар в ворота не расколол их окончательно.
Глоурен нацелил на врага последнюю стрелу, Раг ошарашенно пытался найти рукоять меча на поясе. Пехота, стоявшая у врат, немедленно образовала строй за командирами. Эльфы приготовились к битве.
В пролом вошли лучники, за ними пехота. Отряд встал клином, во главе которого встала пехота. Стрелки открыли огонь.
- Щиты!- успел скомандовать Раг перед тем, как враг начал обстрел, и вошел в ряды пехоты. Но Глоурен так и стоял, нацелившись на кого-то, казалось, не осознавая того, что является легкой мишенью.
Полетели стрелы. Они вонзались в щиты, доспехи, руки, ноги, но пролетали мимо стоявшего в центре Глоурена, будто огибая его. Миновал один залп, и антэрал отпустил тетиву.
Смертоносный выстрел прошел сквозь шею одного, другого, третьего, ударился об стену и вонзился в четвертого. Воспользовавшись замешательством, Глоурен бросил лук и обнажил клинки. Воины за его спиной последовали его примеру и вместе с ним кинулись на врага.
Первый ряд пехоты был повержен. Задние ряды стрелков пали следом. Защитники отошли и заняли прежнюю позицию. Антэрал занял место в междурядье.
В ворота нахлынули полчища. Не дав им образовать строй, эльфы неожиданно набросились на них. Началась бойня.
Как ни старались защитники удержать шаткое равновесие, у них это не получалось. Со стен сошли стрелки, они поддерживали обстрелом, построившись сзади. Но линия перемен войск неумолимо двигалась в сторону замка, медленно, но верно. Именно она определяла время неминуемой гибели города.
Удар слева, с разворота двумя клинками, с прыжком, снизу, пригнувшись, сверху, крест-накрест – атаки следовали продуманно и резко. Глоурен пробивался вперед сквозь горы трупов, моря крови. Едва глаз мог уловить полетную легкость и быстроту лезвий, как они пронзали плоть и воздух. Парирование, контратака, увернуться и ударить со спины.
Время застыло. Прошло более часа или даже двух. Защитники уже подошли к подножию лестницы к замковым воротам.
- Открыть ворота! Быть готовыми!- кричал Раг.- рассредоточиться по всему двору!
Войска разорвали строй, и каждый отвлек на себя внимание одного противника. В такой позиции, максимально приближенной к беде, защитники долго еще удерживались у подножия ступеней. Но все изменилось.
Сквозь нескончаемые ряды воинов, через их головы появился маг. Глоурен посмотрел на него издалека, невзначай, но ощутил на себе неприятную ношу его взгляда, осознанно брошенного в сторону антэрала. За считанные секунды маг преодолел то расстояние, которое разделяло его с эльфом, и атаковал его.
Керамический посох со звоном ударился о сталь клинков, его кристалл едва вспыхнул и издал хлопок. Глоурен не мог разглядеть лица мага, закрытого капюшоном, но мог лишь тяжело ощущать тот проницательный и неприятный взгляд.
Колдун провел серию атак, от которых антэрал успешно ушел и нанес несколько ударов. Колдун даже не обратил и малейшего внимания на эти удары. Он немного отошел, необычно ухватился на посох и провел руками по нему от середины к окраинам. Оружие раскололось на две равные части и приняло формы коротких мечей. Керамические клинки, эфес одного из которых украшал магический камень красного цвета, устрашали самим видом и тяжестью, абсолютно не волновавшей колдуна.
Атака сверху, левый меч встретил преграду стали, правый – подсек снизу. Глоурен в прыжке ушел в сторону, успел отбить колющий удар, с разворота ударил по колдуну. Тот парировал одним клинком и замахнулся другим. Антэрал поставил блок над головой и упал на колено, встретив удар.
Маг провел подсечку и повалил Глоурена на землю. Антэрал перекатился от колдуна, быстро поднялся, кинул левый клинок и набросился на врага. Клинок отскочил от керамики, но выиграл время. Другой меч был уже в долях локтя от колдуна, когда тот только осознал происходящее, но среагировал он быстро.
Неизвестно как, неожиданно Глоурен пробежал мимо мага. Секунды назад его клинок был возле сердца мага. Эльф чуть не упал, потеряв равновесие. Но маг стоял рядом в стороне.
Антэрал повернулся. Он, как и его враг, ожидал чего-то, отдыхая и обдумывая дальнейший шаг. Капюшон колдуна так и не упал на плечи, что показалось странным, мантия не помялась, керамические мечи не треснули.
Глоурен сорвал с шеи медальон, сжал его в кулаке, другую руку пальцами положил на словно образовавшуюся сферу вокруг кулака. Левая сжатая рука издала белый свет. Глоурен выставил руки перед собой, и от света отделились лучи. Молния устремилась к колдуну.
Маг вовремя собрал посох из мечей и успешно отразил молнию знаком. Потом он выпустил из кристалла красную материю. Волшебная стрела врезалась в белую сферу, растворившись в воздухе. Маг выстрелил еще и еще, пока Глоурен не упал на колено. Затем колдун выпустил красный луч, поражающий белый щит. Антэрал держался стойко, но вскоре барьер пал. Следующую магическую стрелу Глоурен не смог отразить.
Красная материя врезалась в его правую руку, обжигая, порвала кольчугу и кожу. Эльф отлетел, ударился затылком об угол дома и упал без чувств.

***

Сообщение отредактировал Glowren - 05.10.2011, 13:19


--------------------
Изображение
Изображение
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Glowren
сообщение 07.10.2011, 15:13
Сообщение #25
Вампир
Мастер
Страж
*****


Пол:
Сообщений: 358


Роза, вино, конфеты, кровь...



Над великими просторами лесных чащ, степных полей пролетал сокол. Что-то вело его на запад, к поднимающимся в небо клубам дыма. Птица поднялась повыше, достав перьями облаков, зависла в воздухе. Дым огромного пожара виднелся на горизонте. Сокол спустился и направился к горевшим развалинам города.
Он миновал реку, поляны, луга, болота – все, что не было заметно в ночной темноте. Птица летела над дорогой, совсем скоро увидела горевшие конюшни. Соломенная крыша почти обвалилась, языки пламени лизали лошадей, заставляя их душераздирающе ржать, на полу, покрытом сеном и пеплом, лежал мертвый конь. Сокол не смог бы им помочь и как бы не обратил на них внимания.
Он влетел в сломанную арку врат, сел на одного трупа, заглянул в его холодные глаза, подошел ближе, встал на челюсть, положил когти на веки и прикрыл их. Сокол взмахнул крыльями и полетел дальше, огибая улицы сгоревших домов, тлеющих развалин. Пролетая мимо часовни, он остановился, сел на ступень и оглядел сверкающими глазами треснувшие стеклянные витражи. Птица опустила голову, подняла ее и взлетела.
Сокол минует главную улицу, ласкал взглядом всех на ней погибших, пролетел ров и влетел в замковый двор. Там оказалось мертвое поле битвы. Горы трупов, стали, доспехов и оторванной плоти выстилали гранитный пол, залитый багровыми потоками крови. Крепость разрушена, врата уничтожены в щепки. Упавшие купола завалили защитников. Никакого признака жизни, кроме витавшего над замком сокола.
Птица села на одного эльфа. Его засаленные растрепанные волосы неровно разбросаны вокруг головы, сломанная кольчуга правой руки, кровоточащая рана, порезы в доспехе, закрытые глаза. Сокол встал на грудь, лапой постучал по сердцу и тихо вскрикнул, уставился на лицо эльфа, не найдя там изменений, начал снова. Стук -  и эльф вздрогнул, крик  - и эльф вдохнул. Птица подошла к подбородку, схватила когтями и потянула на себя. Эльф выдохнул и начал самостоятельно дышать, и сокол улетел.

Правая рука сжалась в судорогах, болела, раскалывалась голова, но взгляд приобретал ясность. Дыхание тяжелое, медленное, размеренное. Эльф открыл глаза и поднялся, опираясь на левый локоть. Боль прожгла затылок, пред глазами поплыли круги. С этим воин справлялся, но сжатую руку не смог себе подчинить.
С трудом эльф поднялся, едва удерживая равновесие, оперся об угол одного из домов. Он не поверил своим глазам; неприступная крепость стояла в руинах, двор уложен трупами, и ни одной души, ничего, только треск тлеющего дерева за стенами.
Эльф немедленно, прижимая раненную конечность к груди, помчался к замку. Ему пришлось переступать через тела, несколько раз падать на них и подниматься, он потерял слишком много времени, но добрался до ступеней. Воин зашел внутрь, прошел мимо еще одних мертвых, подошел к входу в подвал и остолбенел. Двери лежат расколоченные, снизу слышится пьянящий запах . Эльф бросился изо всех сил по лестнице и упал у ее подножия в воду.
Сперва он не понял, что это было вино, разлитое из огромных разбитых бочек, отчаянно высматривал, искал взглядом кого-то в этом помещении… и нашел. Он пополз вперед. Окунулся весь в вино, с трудом начал пробиваться вперед, задевая на дне какие-то вещи, мертвую плоть. Он взобрался на стол, на котором лежало тело женщины, схватил за платье ее и крикнул: «Касандра! Поднимайся! Все закончилось! Я проиграл! Касандра!» Но женщина перевернулась и посмотрела на мужа мертвым ледяным взглядом. «Нет… Нет! Касандра! Милая, дорогая! Невозможно! Ведь ты жива!»- он склонился над ее телом, обнял ее и, рыдая, шептал: «Ведь ты нужна мне. Без тебя я не стану жить. Я никогда с этим не смирюсь! О set’rumloan!»
Воин поднял голову и увидел лежащего рядом ребенка. Светлые его волосы, опущенные в вино, окрасились в сиреневый цвет, на спине зияла огромная рана, окровавленная  и обнажающая хребет. Глоурен подполз к нему, перевернул мальчика на спину и узнал в лице ребенка своего маленького сына. Эльф упал на его грудь, рыдая, пытался нащупать слухом хоть какое-то биение его сердечка. Но сердце его молчало и умолкло навсегда. Эльф ушел в себя, слезы текли сами собой ручьями, подобно весеннему разливу рек и ручейков таящих снегов.
- …э…Рэн,- послышалось сзади. Глоурен обернулся.- …о… подой-ди, капитан.
- Раг!- антэрал бросился к нему. Он лежал в крови, пробитый копьем сквозь легкое, задыхался и пытался что-то сказать.
- Рэн… о…моя дочь… я в-в-велел ей бе…жать за стену… укрыться в лесу. Она ещ-ще маленькая. Она по-гибнет-т.
- Друг, прошу. Я сделаю для тебя все посильное.
- Мой антэрал, ты… ты дар-даровал мне надежду. Н-надуйся и ты! И я не… не о чем не жалею! Только прошу, найди мою дочь! Мою… Нэль! Рэн… про… щай.
Эльф опустил веки, и легкие в последний раз выдохнули. Изо рта потекла капля крови. Глоурен выдернул копье, швырнул его в сторону и поднялся. «Fasd’nextrol an yalkj’yen set’rumloan, спите спокойно»- сказал он на последок, уходя.

(«Именно это я видел в грезах. Именно это я пытался предотвратить, но не смог. Они были всем, ради чего я жил. Они - все, что у меня есть, и все, что я потерял. И теперь, я не имею прав жить. Я просто этого не смогу забыть.
Раг, товарищ, тебя я видел мертвым. Соболезную так, насколько я способен, и прости меня за несбывшуюся надежду, которую вдохновил в тебя я. Прости, что из-за меня пострадали твои близкие. Но я отомщу тем, кто осмелился поднять руку на слабых. А отомщу тем, кто назвал себя превыше Закона эльфийского! И я смогу, ибо я жив! Fasd’nextrol an yalkj’yen set’rumloan!»)

И Глоурен проснулся.


--------------------
Изображение
Изображение
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Askel
сообщение 19.10.2011, 19:59
Сообщение #26
Тьма
Завсегдатай
Адепт
****


Пол:
Сообщений: 212






Так-с...
Во-первых, я сам недавно понял что свое произведение просто необходимо выкладывать крайне небольшими отрывками, критики конечно и так прочитают, но это весьма проблематично)) Ну это на будущее, вы уже посмотрели на мое творчество и примерно представляете о каком размере идет речь.

Теперь о самом сюжете, он само собой не нов, но описан очень интересно. Меня лично смутило только одно - почему эльфы своим бытом и поведением ТАК сильно похожи на обычных людей? Я конечно понимаю что это стереотип о красивых домах на деревьях и длиннющих белокурых локонах, но когда видишь слово эльф ожидаешь чего-то волшебного...

И хотелось бы сказать о диалогах, они местами выглядят как чтение ролей плохими актерами в театре, лчно мне показалось что не хватает какой-то живости)) Когда идет битва, а тем более когда твои войска проигрывают, то само собой вырываются крепкие словечки, голос может срыватся и дрожать... покажи это чуточку ярче! Ну и просто некоторые предложения можно написать более развернуто))

Извиняюсь, если что-то слишком грубо сказал, не хотел задеть smile3.gif Пиши дальше и выкладывай, в следующий раз постараюсь дать более конкретную критику( просто в критике я еще больший новичек чем в авторском творчестве)


--------------------
Всех прошу заглянуть по этой ссылке, тут моё произведение =)

Судьба плетет нить нашей жизни... черт, надо будет заглянуть к ней со своим клубочком ;)

Лети же ангел лишь вперед,
Мечта наполнит твои крылья,
Отправься в призрачный полет,
Над миром, скрытым серой пылью...

Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Glowren
сообщение 20.10.2011, 11:15
Сообщение #27
Вампир
Мастер
Страж
*****


Пол:
Сообщений: 358


Роза, вино, конфеты, кровь...



отдельное спасибо предыдущему оратору!

ps: вы представляете, как трудно входить с телефона?!


--------------------
Изображение
Изображение
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Litta
сообщение 17.06.2012, 14:42
Сообщение #28
Иная
Завсегдатай
Страж
*****


Пол:
Сообщений: 390


Будь осторожен в желаниях, они могут сбыться...



кажется не туда попала... перенесу в "От нечего делать"....

Сообщение отредактировал Litta - 18.06.2012, 14:45


--------------------
Нельзя постичь непостигаемое... Но счастье в дороге....
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Glowren
сообщение 17.06.2012, 17:57
Сообщение #29
Вампир
Мастер
Страж
*****


Пол:
Сообщений: 358


Роза, вино, конфеты, кровь...



приношу свои извинения, но я не понял смысла...


--------------------
Изображение
Изображение
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Litta
сообщение 18.06.2012, 10:10
Сообщение #30
Иная
Завсегдатай
Страж
*****


Пол:
Сообщений: 390


Будь осторожен в желаниях, они могут сбыться...



а я только что начала....
это зерно.... сможешь пробить росток и помочь?
это завязка.....
буду потихоньку развивать... вот уже пара мыслей появилась...
буду редактировать.. редактировать.. редактировать...
а тебе прям в рот положи.. разжуй и помоги проглотить... да?


--------------------
Нельзя постичь непостигаемое... Но счастье в дороге....
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Glowren
сообщение 18.06.2012, 17:23
Сообщение #31
Вампир
Мастер
Страж
*****


Пол:
Сообщений: 358


Роза, вино, конфеты, кровь...



Эм... А так можно? Че прям, разжевать?


--------------------
Изображение
Изображение
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Litta
сообщение 18.06.2012, 20:50
Сообщение #32
Иная
Завсегдатай
Страж
*****


Пол:
Сообщений: 390


Будь осторожен в желаниях, они могут сбыться...



обычно некоторым и проглотить помочь надо...


--------------------
Нельзя постичь непостигаемое... Но счастье в дороге....
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Сьюзен Сто Гелитская
сообщение 18.06.2012, 22:28
Сообщение #33
Шут
Завсегдатай
Магистр
******


Пол:
Сообщений: 516


ведь мы играем не из денег, а только б вечность проводить

Золотое перо


Литта, какого рода помощь вам требуется? Поискать в тексте блошек, допридумать сюжет или еще что-то? Для каких целей вы пишете этот текст, для конкурса или для себя? Что вы хотите в него вложить и увидеть в конце?
Завязкой этот отрывок трудно назвать, это скорее экспозиция. Вот когда начнется конфликт, начнется и завязка.


--------------------
Нет, не ты ее –
Она тебя швыряет,
Игральная кость!
Изображение
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения

2 страниц V < 1 2
Быстрый ответОтветить в эту темуОткрыть новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



- Текстовая версия Сейчас: 25.06.2019, 2:20
Rambler's Top100