IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Ответить в эту темуОткрыть новую тему
> Лилит, вечная месть и хорошая память
Лоринга
сообщение 09.01.2012, 21:46
Сообщение #1
Демон
Участник
Адепт
****


Пол:
Сообщений: 196


Чтобы вдребезги стоп-краны, да на мыло тормоза... (с)



Сначала она просто быстро шла, но тревога, грызущая изнутри, заставляла постоянно оглядываться, то и дело ускоряя шаг. Было ли ей страшно? Да. Очень. Но она давила страх, зная, что поддаться ему – отдать себя в пожизненную кабалу тому, кто ни в чем не лучше нее. Не красивее, не умнее, не хитрее. Сильнее разве что.
Босые ступни скользили по мягкой траве почти неслышно, да она и боялась лишний раз нарушить тишину вокруг.
А тревога нарастала. Лилит оглядывалась все чаще, то ускоряя, то замедляя шаг, когда увидела позади три яркие точки на синем своде неба. Все-таки пришли.
Ей не нужно было толчка в спину – первая женщина земли сорвалась на бег так легко, словно только того и ждала. Теперь, когда опасность была ясно видна, страх куда-то испарился, ушел, вытек через кончики пальцев в траву. Она бежала так быстро, как никогда не бегала от мужа, когда они в шутку устраивали погони друг за другом. От бывшего мужа, поправила себя Лилит.
Она неслась не разбирая дороги, а в голове стучала только одна мысль: прочь, прочь, к краю земли, куда угодно, только подальше от постылого супруга, навязанного Создателем, от посланцев Всевышнего, от всего этого мира, который прочно связан в ее воспоминаниях с подчиненным положением, жалким рабским существованием.
Лилит знала, что ангелы не догоняют ее пока не из-за того, что она бежит быстрее. Они могли в мгновение ока встать перед ней – и некуда стало бы отходить. Но чего они добиваются? Хотят вымотать ожиданием?
Женщина остановилась, с трудом переводя дыхание, обернулась и взглянула на преследователей, которые были уже совсем близко. Так и стояла, выпрямив спину, прожигая небесных посланцев взглядом, не произнося ни слова. Кто первый начнет говорить – признает свое поражение.
- Почему ты ушла, Лилит? Почему ты оставила своего супруга, данного тебе Создателем?
- Потому что я не хочу такого мужа. Создатель подразумевал, что мужчина должен быть во всех отношениях лучше и сильнее женщины, так почему я вижу абсолютно противоположное? Почему я, женщина, умнее своего супруга?
- В тебе говорит гордыня, Лилит. Возвращайся к мужу, попроси прощения. Он добросердечен, он отпустит твою вину.
Женщина медленно помотала головой.
- Не вернусь. Я найду себе другого.
- Кого? Адам – единственный человек на земле, и тебе это известно.
- Тогда буду одна. Но подчиняться тому, кто слабее, не стану.
- Ты идешь против Создателя, Лилит.
- Лучше так, чем идти против себя.
- По законам Неба, Лилит, с тобой следовало бы расправиться тут же и без жалости. Но Всевышний милосерден и смерти твоей не хочет. Последний раз спрашиваем тебя: вернешься ты к своему супругу?
- Даже если вернусь, - покачала головой Лилит, - я не буду ему верна. Я не буду его любить. Я не стану рожать ему детей, а ведь именно этого хочет от меня Создатель.
- Тебе некого будет винить, кроме себя. Ты сама решила свою судьбу.
Двое ангелов взяли ее под руки, не давая вырваться, а третий протянул к ней руку, и Лилит с ужасом увидела, как ладонь его входит в ее грудь, не причиняя боли, и выходит, будто сжимая пустоту.
И ничего. Только на траву упала черноволосая женщина без признаков жизни. А ее, Лилит, ангелы все так же держали под руки.
На несколько мгновений воцарилась жуткая давящая тишина. А потом Лилит закричала.
И казалось, трава испуганно пригнулась от этого крика, страшного, срывающего связки, наполненного ужасом, и болью, и безысходностью. Женщина кричала, пока не перебило дыхание и не стало больше сил, и весь кошмар положения не рухнул на плечи, придавив к земле.
- Ненавижу, ненавижу, проклинаю… - шептала она сорванным голосом. – Весь род человеческий проклинаю… и Создателя… убью каждого, каждого младенца, который появится на свет…
- Не каждого, - прогремел голос небесного посланца. – Не каждого, Лилит. Ты не посмеешь тронуть тех младенцев, на колыбелях которых будут начертаны наши имена: Сеной, Сансеной, Семангелаф.
… С тех пор бродила она по земле, лишенная тела душа, демон. Одинокая и несчастная, горящая жаждой мести и не видящая, кому отомстить. Перед ней проносились дни, медленно перетекающие в недели, недели сливались в унылые бесконечные месяцы. Пути на Небеса ей не было, а земля была юна и вмещала в себя всего двоих – Адама и его новую супругу. И ее, мятущегося духа, неспособного даже явиться бывшему мужу в сновидении, чтобы нарушить его такой спокойный сон в объятиях этой… Что ж, следовало признать, что Создатель учел свою ошибку и вторую женщину сотворил менее умной, чем была она, Лилит. Ева искренне восхищалась супругом, а сердце первого на земле демона заходилось от бессильной ярости.
Ей не было дела до небесных сфер, она только краем уха слышала историю о восстании ангелов, поведанную Рафаилом человеческой чете, и думала, Создатель забыл о ней, Лилит, как о выкинутой за ненадобностью игрушке. Но Он ничего никогда не забывал…
Солнце, раньше так любимое, казалось ненавистным, потому что дарило радость тем, кому она поклялась мстить, потому что освещало во всей неприглядности ее жалкое бесцельное существование. У нее не было никого и ничего. У нее не было даже земли, которую когда-то давно Творец отдал им с мужем в надел. Хотя о чем она думает… никогда ей земля не предназначалась. Она была для Адама, как и все вокруг. Лилит раз за разом прокручивала в голове горькие воспоминания, растравляя раны, с удивлением понимая, что начинает испытывать от этого какое-то мрачное жестокое удовольствие.
От созерцания неба отвлек ее тихий гул, раздавшийся, казалось, из-под земли. Лилит села, мигом выбросив из головы посторонние мысли, прислушалась. Да, так и есть, земля под ней дрожала. Демоница поднялась на ноги, растерянная, не знающая, что делать.
Тонкая трещина расчертила ковер травы у самых ее ног, и Лилит увидела, как ближайший к трещине цветок наклонился и повалился в расселину, увлекая за собой комья земли.
В голове стало странно пусто, все мысли испарились и остались только инстинкты. Лилит бессознательно отступила от трещины, но та, словно уловив ее движение, устремилась к ней, постепенно расширяясь. Демоница отбежала на холм, и трещина, как живая, поползла за ней, причем с такой скоростью, что Лилит не успела даже увидеть, как расселина оказалась под ее ногами. В сердце впервые за много месяцев закрался страх. Демоница глянула вниз, в глубь расселины, но ничего не увидела. Темнота.
Земля стонала и двигалась, черный провал расширялся, ноги Лилит начали медленно расходиться в стороны, и демоница, поняв, что сейчас рухнет, прыгнула через трещину.
Она была уверена, что падает на траву, она уже видела под собой зеленый ковер, но за какую-то секунду до падения расселина рванулась к ней, раскрывшись так, что достать до краев стало невозможно.
Голубым пятном мелькнуло небо, солнце закричало что-то, мир несколько раз перевернулся, а потом пропал.
Лилит не видела, куда падала и не видела, откуда. Не знала, где верх, где низ, потому что расселина над ней захлопнулась, стоило демонице провалиться под землю. Первые мгновения Лилит ждала, что сомкнувшиеся земные пласты сожмут ее, уничтожат, забыла на миг, что по желанию может стать бесплотной. Но вокруг, сколько бы она ни вытягивала руки, был только воздух.
Приземления – произошло ли оно через час или день – Лилит не запомнила. Наверное, она потеряла сознание. Был сильный удар о твердую почву – и все. Ни мыслей, ни чувств. Черный глубокий сон.
… Теплая рука ворошила ее волосы, гладила щеки, подушечки пальцев дотрагивались до губ, и Лилит неосознанно целовала их, принимая ласку. Не хотелось открывать глаза. Хотелось лежать так вечность, и чувствовать на лице тепло чужой ладони. Но любопытство пересилило, и Лилит, прикрывшись ресницами, взглянула на того, кто был рядом.
Он был красив. Куда красивее Адама, если уж на то пошло. Светлые волосы, лицо бледное, почти белое, тонкие губы, а глаза… голубые, как небо – то последнее, что она видела на земле. Он сиял. Не так, как ангелы, тусклее, но это сияние зачаровало Лилит больше всего. Захотелось упасть на колени и признаваться в любви этому существу, но она продолжала лежать неподвижно, разглядывая его лицо, представляя, как, наверное, сладко прижаться губами к его губам.
- Кто ты? – наконец, совладав с собой, произнесла она. – Как твое имя?
- Мое имя Сатанаил. На небесах меня звали также Люцифером в честь утренней звезды, что встречает каждый рассвет.
Рука его замерла, все еще касаясь ее волос, и Лилит не шевелилась, чтобы чувствовать щекой тепло его ладони.
- А кто ты, чудесное создание?
Чудесное создание? Разве демоницы бывают чудесными? Но в голосе его насмешки не было, и Лилит почувствовала, как рот изгибается в довольной улыбке.
- Мое имя Лилит. Я раньше была человеком, но… это было много веков назад. – Она не знала в действительности, сколько времени прошло с тех пор, как тело ее – никому не нужная оболочка – упало в траву, выпуская душу. Но в сознании ее прошли века.
- Чем же ты не угодила Создателю? – Он внимательно посмотрел ей в лицо, и Лилит подумала, что отдала бы все на свете, лишь бы только всегда видеть эти необыкновенные глаза.
- Я ушла от мужа… я не любила его, не хотела себе такого супруга… он был глуп и самовлюблен. Он полагался на милость Всевышнего и почитал себя главой надо мною, потому что, видите ли, Творец так распорядился. – Раны, которые она травила так долго, словно только и ждали этого часа. Раскрывшись, они выбрасывали ядовитую черную кровь, доставляя невыразимые мучения, и только ладонь Люцифера у ее лица позволяла Лилит говорить дальше, а не захлебнуться собственной ненавистью. – Меня превратили в демона, Адаму же Создатель подобрал новую супругу – такую же глупую, зато идеально ему подходящую. Она всяко не станет поперек его воли идти. А я даже… даже отомстить не могу… потому что у них нет еще детей, которых я могла бы придушить. – Лилит посмотрела на свои руки и почувствовала, как из глаз бегут злые слезы.
- Ты напрасно плачешь. – Подушечки его пальцев стерли соленые капли в уголках ее глаз. – Ева пала, не устояв перед возможностью стать равной Создателю, откусила от запретного плода с Древа Познания. Адам последовал ее примеру, и Рай навсегда закрыт для них. Теперь земля больше не будет отдавать им все свои блага безвозмездно, как было раньше. Создатель, кажется, так сказал: «В поту будешь добывать хлеб свой» - это Адаму. Еве же – «Будешь рожать в муках». – В голосе его при этих словах слышалось мрачное удовлетворение, и Лилит почувствовала в необыкновенном существе, назвавшемся Сатанаилом, родственную душу. – Дети мои, Грех и Смерть, проложили широкую дорогу от Преисподней к Земле. Для нас больше нет преград, кроме воли Создателя, но и он не всемогущ.
Лилит уже не помнила, что с ней случилось. Может быть, утоленная на время жажда мести, злорадство, благодарность, восхищение… Все перемешалось в сердце, заставив ее подхватиться с высокого ложа и рухнуть в объятия Люцифера. Она целовала его лицо и руки, шептала что-то, уже сама не понимая, что, а в сердце билось одно единственное чувство: наконец-то. Она не спросила, откуда он знает, она просто верила, потому что этому чудесному созданию невозможно было не поверить.
- Гляди, Лилит. – Он подвел ее к узкому стрельчатому окну. – Это и есть та самая Преисподняя, которую Создатель определил тюрьмой мне и моим братьям по оружию. А теперь и тебе…
Вдаль, насколько хватало глаз, простиралась бесплодная каменистая равнина, потрескавшаяся от жара, обдуваемая горячими ветрами, покрытая серными и огненными озерами, через которые сотни существ, похожих на ангелов, сияющих такой же неземной красотой, как ее собеседник, возводили мосты.
Лилит вздохнула. Если Создатель намеревался таким образом сломить ее и заставить покаяться, он ее не знает.
Демоница улыбнулась дерзко, поглядев Люциферу в глаза:
- Теперь это и мой дом.
Усмешка. Ему понравился ответ.
- А согласишься ли ты, Лилит, - медленно произнес он, дотрагиваясь до ее волос, - стать моей супругой?
… Преград больше не было. Она входила по ночам в дома, где спали младенцы, погружала в глубокий сон родителей и подходила к колыбели. Когда руки ее смыкались на нежной шейке дитяти, Лилит чувствовала, как поднимается изнутри злость, так и не застаревшая за долгие века. Скоро маленькое тельце переставало биться в ее железной хватке, и жизнь навсегда покидала его. Души этих младенцев обречены были вечно скитаться по земле, не в силах найти упокоения. И мрачное удовольствие, которое чувствовала демоница, когда очередная жертва затихала в ее руках, сравнимо было разве что с любовным экстазом.
Некоторые родители, стараясь уберечь детей от ночной убийцы, вырезали на их колыбелях имена ангелов, и Лилит не решалась к ним подойти. Мало ли, что могут сделать с ней небесные посланники. Сил у них много, возможностей – немерено, она это хорошо усвоила. Поэтому такие дома обходила стороной.
Но подобных детей было меньшинство.
Со временем она стала промышлять не одна. Ее господин взял себе еще двух жен – Махаллат и Аграт, ее дочь. И, хоть между Лилит и Махаллат постоянно возникали споры, иногда доходящие до открытых войн, обе знали, что рано или поздно все равно заключат перемирие и поднимутся на землю вместе. Появилась также Наама, жена Асмодея, в прошлом человеческая женщина, которую Лилит собиралась сделать своей преемницей.
… Мать Всех Демонов шла по снегу, едва касаясь его босыми стопами, в то время как люди проваливались по колено. Она была обнажена, но холода не чувствовала. Адское пламя грело изнутри, заменяя кровь.
Медленно спускался вечер, небо было серовато-синим, и в нем явственно проглядывали первые звезды. Лилит остановилась, чтобы уловить запах человеческого жилья, услышать плач младенцев в отдаленных домах. Вот так. В нескольких сотнях шагов от нее лежал младенец. Только там не было дома. Вокруг ребенка вообще никого не было. Лилит, удивленная, пошла на слышащийся в голове плач.
На снегу лежала завернутый в какие-то тряпки малютка и орал благим матом, очевидно, страдая от холода. Лилит видела, как нежная кожа покрылась пупырышками от мороза. Странно, что он до сих пор не умер. Демоница присела на корточки и взяла ребенка на руки. Дитя тут же затихло, умильно глядя на нее большими голубыми глазами. Это была девочка. Более того, эта была дочь ведьмы, посвященная супругу Лилит, Сатанаилу. Демоница не могла ее тронуть, если не хотела вызвать нареканий с его стороны. Да и не собиралась, признаться. Она медленно, задумчиво покачивала ребенка на руках, уверившись, что девочке не холодно в ее объятиях. Адово пламя в крови демоницы грело при любом морозе.
Девочка глядела на нее с такой доверчивой любовью, что Лилит не могла не улыбнуться.
- Где твои родители? – спросила она негромко.
Что она ожидала узнать? Разве родители, будь они в живых, выбросили бы своего ребенка на снег. Особенно такого ребенка. Лилит нежно встрепала светлые кудряшки девочки. Той был год, не меньше.
Дитя безмятежно улыбнулось ей и осторожно дотронулось до груди, просительно глядя в глаза. Лилит растерялась.
- Ты хочешь, чтобы я тебя… покормила?
Девочка покивала, то ли поняв ее слова, то ли уловив общий смысл.
Мать Всех Демонов, не зная, что делать, присела на снег, прижимая ребенка к себе. Она не так давно вынашивала сама и кормила собственных детей, но то были демоны, а это человек. Разве не ядовито для малютки будет молоко демоницы… Прежде чем Лилит успела додумать эту мысль, девочка обхватила губами ее сосок и начала, слегка причмокивая, пить то, что для нее могло оказаться смертельным ядом. И у демоницы не хватило духу ее отстранить.
Когда дитя оторвалось от ее груди, сытое и довольное, Лилит уже почти с материнской любовью взглянула в милое личико.
- Ты знаешь, что очень похожа на него… у тебя такие же глаза… - прошептала она, дотрагиваясь до щеки девочки. – Может такое быть, чтобы ты оказалась его дочерью?..
Но девочка ее уже не слышала. Она спала.
… - Мой господин… - Лилит неслышно ступила на выложенный черным мрамором пол кабинета. – Ты не занят?
- Не очень, любовь моя. – Люцифер поднялся из-за стола, и демоница, подойдя, протянула ему мирно спящую девочку.
- Я нашла ее там, на земле, в стране под названием Германия. Была зима, и ее выбросили умирать, рассчитывая, что дитя замерзнет. Она посвящена тебе, и в ней течет кровь ведьмы, наверное, ее односельчане знали это и решили обезопасить себя.
Сатанаил с минуту разглядывал ребенка. Лилит не знала, заметил ли он похожесть черт девочки на его собственные. Наверное, заметил.
- Ну, что ж, если ее мать мертва, полагаю, мой долг взять ее в свой дом и воспитать как родную дочь, - наконец, произнес он. – Ты правильно сделала, любовь моя, что не дала ей умереть. – Он легонько дотронулся губами до лба жены. Лилит осторожно передала ребенка Люциферу, и девочка расслабленно откинула головку на сгиб его локтя.
- Береги ее.
Сатанаил усмехнулся.
- Обязательно.
Лилит не знала, какие у него были планы на этого ребенка, да ее это сейчас и не интересовало. Демоница уходила убивать младенцев. Детей тех, что выбросили на снег подальше от человеческого жилья эту чудесную девочку с голубыми глазами…


--------------------
Изображение
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Сьюзен Сто Гелитская
сообщение 30.01.2012, 20:11
Сообщение #2
Шут
Завсегдатай
Магистр
******


Пол:
Сообщений: 516


ведь мы играем не из денег, а только б вечность проводить

Золотое перо


Здорово. Хороший, если не сказать великолепный, язык, последовательное изложение, еще радует, что писалось явно не с бухты-барахты, а после изучения источников.  Сначала не хотела читать, вроде как никогда не интересовалась демонами и их тяжелой жизнью, но зацепилась глазом за первую строчку и очнулась только когда прочитала все твои рассказы. Спасибо большое, пиши еще))


--------------------
Нет, не ты ее –
Она тебя швыряет,
Игральная кость!
Изображение
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения

Ответить в эту темуОткрыть новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



- Текстовая версия Сейчас: 05.06.2020, 12:56
Rambler's Top100