IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Тема закрытаОткрыть новую тему
> Глава 1. Последнее чудесное лето
Galen
сообщение 01.07.2006, 0:54
Сообщение #1
Зверь
Творец
Великий Магистр
*******


Пол:
Сообщений: 1568


Quod erat demonstrandum...
Золотое перо


Для каждого ребёнка лето - это пора веселья и чудес. И для каждого когда-нибудь наступает последнее чудесное лето. Лето, когда заканчивается беззаботное детство и наступает пора учёбы и постижения тайн жизни.
Да, детям-магам в этом плане повезло больше. И учёба у них поувлекательней, и учиться они начинают позже детей маглов. Да и чудеса только начинаются! Особенно, если посчастливилось получить летним утром письмо, в котором тебя приглашают учиться в школу магии и волшебства. Какое уж тут разочарование и жалость безвозвратно уходящего времени! Скорее, скорее!
И всё же это последнее лето детство будет последним чудесным летом и в их жизни. Чудесном по своему. И какими бы великими магами они не стали в будущем, им не пережить его вновь.


--------------------
"Сударь, я помогаю вам изменять вашему королю, помогите мне предать моего."
                                    Базиль Гризье граф Мо
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Raiven Black
сообщение 01.07.2006, 22:02
Сообщение #2

Гость











- Рэйвен! – кричит с первого этажа тетя Эллис. – Оторвись от изучения «Гипноз -  магия маглов?» и спускайся вниз! –
Послышались легкие неторопливые шаги по лестнице:
- Что случилось, тетя? – он всегда так задавал вопросы, еще не войдя в помещение, но уже с такого расстояния с которого его можно было услышать. – Вы опять купили мне какую-нибудь дурацкую футболку? –
Эллис засмеялась своим звонким веселым смехом, ей, конечно, не нравилось, когда племянник забывал о приличиях и выражал свои мысли настолько прямо, но сегодня был такой чудесный день, что она решила подарить ему свободу от уже порядком надоевших и ей и ему нотаций: «Пусть это в нем мне никогда уже не переделать, может хоть в школе бедный ребенок научится улыбаться и заведет друзей?». Этот вопрос она задавала себе постоянно с того момента, как отправила в Министерство заявку о зачислении Рэйвена в школу магии.
- Не без этого, мой мальчик. – она наклонилась к нему и с счастливой улыбкой протянула ему конверт, который недавно принесла почтовая сова.
- Что это? – как всегда он не торопился брать неизвестно что в руки, он даже деньги с земли не поднимал, так как опасался, что это какая-нибудь злая шутка его сверстников и как только он поднимет он их поднимет, то тут же появиться толпа мальчишек и все будут, перебивая друг друга выкрикивать, что он вор и они его побьют. «Конечно, толпой вы все молодцы особенно после того как Билли пришел домой с разбитым носом и в его нытье можно было разобрать только мое имя.» - так сказал Рэйвен задирам, которые в очередной раз пытались подловить его на эмоциях и раскрутить на драку: «И все-таки я тогда ошибся со словами» - думал потом мальчик; в тот день настала его очередь идти домой с разбитым лицом. Надо сказать в оправдание окружающих его детей, что это был «случай отклоняющегося поведения» как выразилась мама одного из обидчиков, когда пришла извиняться за своего непутевого отпрыска. Большей частью Рэйвена просто дразнили и иногда оскорбляли прямо в лицо, на что он отвечал спокойным взглядом прямо в глаза недоброжелателю и тот, ошарашенный, отступал на пару шагов. Взгляд «угрюмца» был своего рода особенностью Рэйвена, тем, чем он отличался от остальных ребят (не считая его «жульничества» во всякого рода играх). Местные ребята даже спорили на то, что они нарвутся на такой вот взгляд и не отступят. Те, кто думал, что сможет переглядеть Рэйвена всегда проигрывали, и никто никогда и никому не рассказывал, чего он так испугался.
- Это твое приглашение, тебя приглашают на учебу в школу магии. Пришло из самого министерства. – он сделала паузу, вероятно для того чтобы племянник оценил важность события.
«И что?» - хотел спросить Рэйвен, но не спросил: «Не часто у нее такое хорошее настроение, лучше промолчу» - подумал мальчик и промолчал.
- Открой. – сказала тетя Эллис. Рэйвен взял письмо и открыл у него возникли небольшие проблемы, он никогда и ни от кого не получал писем, но, как всегда, помощи не попросил.
- Ну, читай. – с нетерпением торопила Эллис своего племянника.
- Уважаемый Рэйвен Блэк, мы, со всей возможной радостью, приглашаем вас учиться в школе волшебства Мистак. Вы удостаиваетесь чести быть одним из первых учеников, которым посчастливилось быть зачисленными в это замечательное учебное заведение. Надеемся, что вы проникнитесь важностью своей роли первооткрывателя и не отвергните наше предложение. P.S. Поезд, который доставит вас до «Водного экспресса» на остров Атис, отходит с платформы 3 и Ѕ в 12:00. – монотонно прочитал Рэйвен.

Сообщение отредактировал Galen - 02.07.2006, 15:38
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Raiven Black
сообщение 01.07.2006, 22:41
Сообщение #3

Гость











Улыбка моментально сползла с лица тети Эллис:
- Мистак? Как это Мистак? Почему не Хогвартс? – она выпрямилась и начала ходить по гостиной, что-то бормоча себе под нос.
- А чем отличается Мистак от Хогвартса? – спросил Рэйвен, которому было все равно чем рознятся две школы. Он просто хорошо знал тетю и понимал если она не отвлечется от своих раздумий, то они могут привести ее к какому-нибудь совсем невероятному выводу и тогда все может кончится как угодно: депрессия, скандал, с самой собой либо с кем то, кого она посчитает виноватой в этой ситуации и еще многое другое.
- Чем? Ну Хогвартс это… это… это опытные и мудрые преподаватели и персонал, традиции и непревзойденная репутация, которую они заработали качеством преподавания и знаний, которыми впоследствии блещут их выпускники. А Мистак… ха Мистак! Мистак это новая, по моим сведениям даже не достроенная, школа, в основном  молодой преподавательский состав без опыта работы, не известно какие там условия для проживания и отдыха… хотя остров Атис хорошее место… - она задумалась, на лбу к тети появилась морщинка, как будто она пыталась опять настроиться  на критический лад, но что-то ей мешало. – А с другой стороны хорошее уединенное место, вот у точно, где не произойдет никаких неожиданностей вроде неоткуда появляющихся темных магов, свежие идеи, новаторский подход к воспитанию, - тут она посмотрела на племянника, тот лишь мученически вздохнул. – новые стены которые не пропитаны воспоминаниями о страшных событиях и бог знает чем еще… Хм, может все не так плохо? – она опять вопросительно посмотрела на Рэйвена, предполагалось, что он должен ответить, но его больше интересовал истоптанный узорчатый ковер под ногами. – Как ты думаешь? –
Мальчик нехотя поднял глаза, в которых, как всегда, читалось равнодушие ко всему происходящему: «Даже когда он пришел домой с разбитым лицом его глаза были такими – холодными» - промелькнула мысль у Эллис а за ней еще одна о том, что она не смотря на свои магические навыки и просто человеческий опыт не знает, что твориться в душе у ее племянника: «А ему вообще больно было?».
- Мне все равно, тетя Эллис. – абсолютно без всякого ожидаемого энтузиазма ответил Рэйвен.
- Тебе, что не хочется учиться настоящему волшебству, завести новых друзей, знакомых и вообще, что-нибудь поменять в своей жизни? – Эллис никак не ожидала такой реакции всего что угодно, но не этого.
«Ну вот, скажу, что нет – она расстроится и опять будет меня наставлять» - думал Рэйвен, перед ним была непростая задача: сказать правду (он знал как ужасно губительна бывает ложь и поэтому всегда говорил правду) и не обидеть тетю. Обычно в таких ситуациях он просто молчал, но сейчас походе отмолчаться не получится.
- Я рад, что не буду учиться в своей старой школе. – сказал он вслух, а про себя продолжил: «С этими идиотами – одноклассниками и учителями, которые то орут на тебя как на умственно отсталого, который не понятно как попал к ним в класс, то сюсюкают как с грудничком». Школу он не любил до жути, однако школа любила его: таких показателей по успеваемости как у него не показывал не один ученик.
- Ну вот видишь! Ведь и в этом есть что-то хорошее! – тетя Эллис ухватилась за ниточку и в который раз попыталась за нее потянуть, чтобы вызвать в мальчике хоть какие-то положительные эмоции, но как всегда у нее ничего не вышло.
- Да, есть. – спокойно ответил ей Рэйвен.
Эллис посмотрела на него сверху в низ и только горько вздохнула: она попыталась поставить ребенка на «правильный» путь, но у нее это, видимо, не очень получилось. «Пусть, значит, так тому и быть. Пускай в школе он встретит свою дорогу в жизни» - все-таки, как же она от него устала.

«Пусть все идет так как идет, пока. – думал Рэйвен собирая вещи. – тетя Эллис права – я уеду от сюда, а в той школе, быть может, меня никто не будет дразнить за «жульничество» и «странности». Это уже не мало – пусть хоть замечать не будут и на том спасибо». Он подошел к окну, за ним в соседском дворе четверо мальчишек гоняли мяч: « Что у меня здесь было хорошего? – Все-таки тетя смогла научить племянника искать во всем что-то "хорошее". – ничего, совсем ничего. Ну разве что тетя, она обо мне так заботилась, жалко ее». – он на минуту задумался, глядя в окно. Ребята из соседнего дворика заметили его и начали строить гримасы. «Когда-нибудь, обязательно…» - он сжал ладони в кулаки и стиснул зубы, но фразы не закончил. В его памяти всплывали обрывки воспоминаний этого лета. Он перебирал их, кривился, говорил себе, что не стоит даже и вспоминать, и надежно хоронил их на окраине сознания.
- Готов? – спросила тетя Эллис входя в комнату. Она посмотрела на него и с укоризной покачала головой когда прочла надпись на футболке: «Мой друг побывал на том свете и все, что он привез мне от туда – это вот эта футболка». Тетя подняла глаза на Рэйвена и уже хотела указать ему на «неподходящую» надпись, как мальчик поднял на нее глаза, поймал ее взгляд и сказал:
- Я бы хотел иметь такого друга. – и опять опустил голову.
- Господи. – вырвалось у Эллис и она почувствовав, что сейчас заплачет, вышла из комнаты.
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Элин
сообщение 01.07.2006, 23:29
Сообщение #4

Гость











Девочка присела на корточки.
- Привет, - негромко сказала она и мило улыбнулась черненькому котенку.
Он мяукнул, мяукнул настолько мило, что она расмеялась и совсем неожиданно прижала к груди. Что-то случилось, вряд ли она могла описать все, что сейчас чувствовала.
Лето было на Севере только условным, здесь только холод везде... Красивое, серебряное сокровище волков... Но она привыкла к этому холоду, поэтому почти не чувствовала его... Но котенку, по видемому, было не так комфортно как ей, он дрожал и смотрел на нее жалобно, словно моля о тепле.
Тихо...
Она насторожилась, за ней послали...
Девочка быстро встала, схватила котенка и спрятала его в своем теплом плаще. Зачем она это делала, девочка не могла понять, ей просто хотелось делать то, что запрещено, здесь в имении Карсов.
Она не ошиблась, за ней действительно послали. На вестку мертвого черного дерева сел ворон, он сверкнул глазами и каркнул.
Последовала вспышка и возле нее стоял высокий, худой юноша 19 лет, он был правой рукой ее отца.
- Вас, зовет отец, - негромко, холодно и совсем равнодушно сказал он, внимательно рассматривая ее плащь.
"Хоть бы не заметил", просебя шептала девочка.
- Скажи, я иду, - пытаясь скрыть свое волнени, сказала она.
Юноша не сводил с нее своих черных глаз, словно сомневаясь в ее честности, потом сново последовала вспышка и черный ворон улетел в сторону огромного черного фамильного замка Карсов.

Через несколько минут, переведя дыхание она постучала в огромную дверь, ведущую в кабинет ее отца, властного черного мага. Дверь сама, скрипя, открылась, девочка поправила платье и вошла в большой кабинет, красиво, но строго обставленный мебелью.
- Я рад, что ты пришла, - сказал, он вставая из-за стола.
Еще бы она посмела не прийти, она даже представить не могла себе, что бы было, еслиб она не пришла... Она вздохнула и посмотрела на отца. Ему было 45 лет, но навид еще выглядел молодым. Высокий, черноволосый, властный. Такие же невероятно черные глаза и черные волосы как у него были и у нее. Она была похоже на своего отца своей красивой и пленительной внешностью, но характер был совсем не такой. Она не была похожа характерам ни на мать, ни на отеца. В ней с детсва было что-то другое, какой-то совсем странный и непонятный, для всех Карсов, блеск в глазах.
Он взял какой-то сверток, видемо это было письмо.
- Тебя приглашают в учится в школу Мистак, - сказал он и внимательно посмотрел на свою единственную дочь.
Девочка не знала как реагировать.
- А как же Варон, мой учитель? - спросила она.
- Он научил тебя, как мне кажется, всем, чем мог, и потом тебе надо побыть и с другими магами, - он замолчал.
Она никогда еще не выходила за пределы замка.
- Элин, ты поедишь в эту школу с тобой отправится и Лир...
- Но...
- Никаких "но", он будет докладывать мне обо всем, что ты делаешь, и моя милая, ты знаешь, что тебе можно делать... Знашь с кем заводить дружбу, - он холодно улыбнулся, - Только чистокровные маги, только великие семьи, больше никто другой. Элин кивнула... Она знала, что за ней, как и здесь будут следить и тот, кого она в особенности не любила.
- Иди собирай вещи, - сказал Калин Старший.
Прикусив губу и ненавистно посмотрев на Лира, Элин вышла, она и хотела ехать и нет, с одной стороны она наконец таки уедит отсюда и больше не будет такого влияния со стороны ее отца, но с другой стороны, он все будет знать, и если захочет, может зделать все что угодно, лишь бы это не повредило репутации ее семьи... а это его волновало больше всего, он строил планы на будущую жизнь своей дочери, она была единственным ребенком и на ней лежала вся ответственность к тому, когда она сможет узнать и постигнуть тайну семьи Карсов.
Ей, и никому другому, предется беречь эту тайну, она пожертвует своей жизнью, как это делали все Карсы до нее и как это сделает он.
- Ты будешь докладывать о любом ее шаге, - серьезно, грозно и холодно сказал Калин, он смотрел в окно, за которым была лишь белая тьма Севера...
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Сабрина Страстенберг
сообщение 02.07.2006, 14:47
Сообщение #5

Гость











Огромный, похожий на средневековый замок, дом на западе Германии. Высокие белые башни, фасад, весь увитый плющом, зеленеющий пруд и большой дикий парк по окнами. По контрасту с внешним видом изнутри здание выполнено в современном стиле, в чем-то даже слишком экстравагантном и необычном. Дом, как всегда в летние выходные, полон людей: жителей дома и многочисленных друзей, приехавших погостить. Гостиная ярко освещена, стеклянные двери в сад распахнуты настеж, и через них то и дело входят припозднившиеся гости. Взрослые семейства Страстенбергов в полном составе принимают гостей и развлекают публику, официанты разносят закуски и выпивку, громко играет музыка.
...А в маленькой ванной наверху в это время происходит настоящее побоище: девочка, потряхивая мокрыми после душа волосами, мечется по всей комнате, смахивает с полок колбочки и пузыречки, распахивает настеж дверцы шкафчиков и вытряхивает все содержимое наружу. Наконец, отчаявшись найти нужную вещь, она садится на край раковины и хмуро произносит: "Ну вот и все."
В дверях осторожно показывается светлая мордашка младшенькой. Оглядывая устроенный сестрой погром, девочка замечает: "Ну, Сабри! Зачем ванную-то громить, меня не дано было спросить? Ну вот твой фен, подумаешь, на минутку взяла попользоваться!". Издав плотоядный рук, Сабрина вскакивает, хватает проверенную швабру и несется к сестре. Следующие десять минут девочки проводят в увлекательнейшем занятии: Сабрина увлеченно гоняется за истошно верещащей сестрой. Помирившись и наконец высушив голову, девочки наконец спускаются вниз к гостям.
-Ну наконец-то! - язвительно восклицает при виде милашек отец. - мы уж было хотели снаряжать за вами спасательную экспедицию!
-Ха! - язвительно замечает Сабрина - мы у спасателей скоро станем постоянными клиентами. Когда ты и дядя Роберт в последний раз на охоте спасались от кабана на березе, спасателям пришлось снимать вас пожарным краном.
Гости дружно ржут над удачным замечанием девочки и начинают вспоминать забавные происшествия, на которые так  богата жизнь этой веселой семейки.
Вечер продолжается, гости отрываются по полной, но сестры Страстенберг сегодня почему-то совсем не похожи на самих себя: Кристина непривычно тихо сидит в саду на скамейке и поглаживает любимицу семьи кошку Ксюшу, растянувшуюся у нее на коленях, а Сабрина в гостиной играет с друзьями в карты, почему-то постоянно проигрывая и наверное потому хмурясь и раздражаясь без повода. Наконец, откинув карты в стороны, девочка вскакивает из-за стола и, стараясь казаться спокойной, идет к сестре. Сев рядом, она осторожно оглядывается вокруг и, убедившись, что никого рядом нет, тихо говорит:
-Я не могу спокойно веселиться, зная, что ОНО в комнате.
- Угум. И что теперь?
- А я знаю? ты думаешь, будет нормально, если я при всех объявлю, что хочу бросить врачевание и учиться боевой магии? Да половина здесь присутствующих - лекари с именем, и все в нашей семье: и прабабушка Аннет, и бабушка Нинель, и наша мама - все они всю свою жизнь посвятили врачеванию, они просто не поймут меня! Это будет такой удар для них!
- Ну, есть еще папа и дедушка, боевые маги по профессии.
- Ага, дедушка уже пять лет как на пенсии, а папа давно бросил службу и работает на Министерство. К тому же я все-таки девочка!
- Сабри, ты же всегда поступала по-своему!  сколько тебя помню, ты всегда добивалась своего вопреки всему, неужели отступишь сейчас? к тому же тебе ведь наплевать на мнение окружающих!
- Но не на мнение мамы и папы! К тому же это будет удар по их репутации: представь, дочь Страстенбергов бросила семейное дело и отправилась в непонятную, только что открытую школу!
- Значит, ты хочешь скрыть от всех то приглашение в школу? и откажешься от своей мечты? Ну, тогда я тебя просто уважать перестану!
Некоторое время девочки просидели в молчании. Сабрина прокручивала в памяти все счастливые моменты, которые она провела в школе при магическом госпитале, своих преподавателей и многочисленных друзей, и в тоже время представляла себе жизнь в новой школе, и ей все больше хотелось отправиться туда. Обожающая риск и приключения, упрямая и эмоциональная, привыкшая выжимать из жизни все до капельки и максималистка по натуре Сабрина не была бы самой собой, если бы не бросила все ради мечты всей своей жизни. Она решительно встала, поднялась на второй этаж дома и вошла в свою комнату. Подойдя к окну, девочка подняла подоконник, освободив тайник, где сестры с детства прятали все ценное и запретное. Там хранилось множество важных вещей: записки, которые присылал Сабрине влюбленный в нее мальчик, кофейник с отбитым носом, спрятанный там, чтобы скрыть следы преступления, тени и помада, которыми вопреки маминому запрету пользовались девочки, и купленные бабушке на день рождения бусы из бирюзы. А поверх всего этого лежало продолговатое письмо с огромной сургучной печатью. Приглашение...
Сабрина медленно спустилась вниз, вышла в сад и остановилась у пруда. Гости и хозяива устроили заплыв-соревнование и теперь развлекались вовсю.
- Пожалуйста, минуту внимания! - звонко и уверенно проговорила Сабрина. - У меня есть важное объявление для всех вас!
Гости, проникнутые важностью тона девочки, отвлеклись от своих занятий и встали вокруг.
- Сабрина, в чем дело? -  обеспокоенно спросила мама - что-то случилось?
-Да, мама. - Сабрина развернула конверт  и спокойно и четко стала читать: "Уважаемая Сабрина Страстенберг, мы со всей возможной радостью приглашаем вас учиться в школе волшебства Мистак. Вы удостаиваетесь чести быть одним из первых учеников, которым посчастливилось быть зачисленными в это замечательное учебное заведение. Надеемся, что вы проникнитесь важностью своей роли первооткрывателя и не отвергните наше предложение. P.S. Поезд, который доставит вас до «Водного экспресса» на остров Атис, отходит с платформы 3 и ½ в 12:00."
Дружно охнули рядом друзья и подруги по школе. "Как я буду без них?" подумала Сабрина. Оглядев побледневшие лица мамы, папы, бабушки и деда, Сабрина посмотрела в глубину сада. На скамейке по-прежнему сидела сестренка. В глазах Кристи стояли слезы. Поймав на себе взгляд сестры, она нашла в себе силы ободряюще улыбнуться. В полной тишине Сабрина решительно сказала:
- Я еду в  "Мистак".
P. S. После долгих споров и уговоров, слез и криков, разбитой посуды и старинного рояля семья все-таки согласилась отпустить девочку в школу. Немалую роль во всем этом сыграло признание папы Сабрины в том, что вовсе он и не учился в немецой школе волшебства "Бюргерсраум", а тайком от родителей сбежал в английский "Хогвартс", чему сейчас несказанно рад. Оставшееся лето Сабрина провела в общении с друзьями и сестрой, с которыми вскоре ей придется расстаться.
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Несса Олорэ
сообщение 02.07.2006, 18:14
Сообщение #6

Гость











-Ай, уйди от меня, проклятый. – Сквозь смех выкрикнула одиннадцатилетняя девочка, в очередной раз заезжая посохом по уродливой голове неупокоенного.
          -Нет, так просто ты не отделаешься. – Сказал юноша, прятавшийся за деревом. Его звали Истар. – На этот раз я к своему заклинанию добавил кое-что покруче простого молебна тьмы о поднятии мертвяков. А то сколько можно, твои: все время такие крепкие, что десять потов сойдет пока справишься, а по моим только надо хорошенько врезать и все, дело сделано. Вот и залез в пару трактатов, так тщательно скрываемых учителем, под предлогом, что рано. – На его лице появилась самодовольная ухмылка. – Ладно, потом расскажу, как это сделал. – Выговорил он, заметив хитрый взгляд зеленых глаз.
          Обычному человеку эта ситуация показалась бы крайне странной, отвратительной и неприятной, но для этих двоих это было обычным времяпровождением, более того любимой игрой. Девочку звали Несса Олорэ, впрочем, это имя давно осталось в прошлом, четыре года прошло, а казалось, уже целую вечность никто не называл ее так, с тех самых пор, как в ее дом вошел человек в черной мантии, усыпил родителей (спасибо, что хоть просто усыпил) и забрал маленькую девочку с собой. Он пообещал исполнить ее давнюю мечту, сделать волшебницей. Родители, которые тоже были не самыми слабыми и не самыми светлыми магами, но куда им до того, кто за ней пришел, не разрешали своей дочери даже думать о волшебстве до поступления в школу. Только через полгода, девочка, которая хотела быть доброй  и творить чудеса, осознала, что слишком глубоко проникла в искусство черной магии, а именно некромантии и уже никогда не сможет стать светлой волшебницей, теперь у нее одна дорога дальше во Тьму, на тропу Темных магов. Так она и осталась жить у Мориона Энвина, великого темного, который с помощью своего искусства добился всего, при этом, умудрившись сделать так, чтобы о нем никто не знал из широкой общественности. Теперь у Нессы не было другого имени, кроме как Тень, которое ей было дано за умение появляться и исчезать внезапно и неожиданно.
          - Конец! Конец всему! Мы все умрем! – К ребятам бежал еще один парень, на вид лет тринадцати в развевающейся черной мантии.
        - Спокойно, Кирис. - Остановил его Истар. – Вечно ты паникуешь по поводу и без повода, что стряслось-то?
        - На этот раз нас не спасет никакая магия, нас убьют или съедят или … или … - Он не мог сказать ни слова.
        Кирис довольно часто впадал в панику из-за сущего пустяка, и чтобы вывести его из этого состояния существовал только один способ, которым Истар не преминул и воспользоваться. Он схватил паникера за ногу и окунул в рядом располагавшийся пруд. Обычно после этого Кирис становился способным внятно обрисовать ситуацию, но только не в этот раз, даже после тройного окунания он нес всякую ерунду о конце света. Но разобраться помог котенок Кириса.
        У каждого из трех учеников великого мага, а именно ими и были дети, было по котенку, и так как у каждого из них помимо магии была и еще одна страсть- это компьютеры (черная магия может все), то котят звали Бейсик и Паскаль, а кошечку Тени – Делфи.
        Так вот, когда Паскаль вцепился в ногу своего хозяина, да так что вопль последнего должны были слышать и в Москве, то всякая паника у Кириса сразу прекратилась, теперь в его глазах появилось жгучее желание придушить котенка.
        Но ему не дали этого сделать, так как другим все-таки было интересно, что ж случилось-то.
        В глазах Кириса вновь промелькнула паника, но он справился, и как гром среди ясного неба прозвучало: ”Учитель умер”.
        Конечно, он был очень стар, но он же был великим и все давно думали, что он победил смерть.
        Зашло солнце, началась гроза и только под один из оглушительных раскатов грома, дети вышли из оцепенения, впрочем, теперь уже нет права называть их детьми, с этого момента о них некому заботится в мире Темной магии, черта перейдена, Тьма не отпускает тех, кто хоть раз обратился к ней, то есть выпускает, но уже мертвыми.
          Теперь, бывшим ученикам великого мага, толкнувшего их на эту тропу, надо будет самим бороться с созданиями той стороны, заполняя пробелы в образовании практическими занятиями.
          Отдав последние почести наставнику, они вынуждены решать, что делать дальше. Благо им досталось богатое наследство.
          Сначала они пытались найти себе другого учителя, но вскоре поняли, что помимо некромантии их учили и еще многим вещам, из которых собственно некромантия самое безобидное, все то, что им могли дать другие учителя они уже знали. Поняв, что походы на ту сторону, единственный способ завершить свое образование они не стали противиться судьбе. Так прошло около месяца.
          Но на учительских деньгах долго не продержишься, Кирис не выдержал первым и вернулся к своим родителям маглам. Истар, который всегда довольно усердно учился,  и которому уже все-таки было пятнадцать - смог устроится борцом с нечистью и вынужден был переехать в город, клятвенно обещав Тени навещать ее и заботится о ней.
Так, Тень осталась одна жить в доме старого мага, был Август месяц, но не прошло и недели как, просматривая газеты, она наткнулась на заметку о  новой школе Мистак. Ей вспомнилось, что именно в этом году она должна была бы пойти в одну из магических школ, если бы не обучение Темной магии.
          - Да ведь кроме как самые опасные заклинания я ничего не знаю. Даже элементарно еду готовить приходится вручную, куда это годится, а может еще ничего, может еще удастся быть счастливой, несмотря на Темный путь, которым приходится следовать. Нет, я не могу сказать, что мне это не нравится, но все-таки должны быть в жизни и еще какие-нибудь радости, кроме магии и Интернета (и в этой  глуши он был). Все решено я поступаю в эту школу.
          С этими словами Тень устроилась писать письмо в министерство с просьбой о зачислении.
          Спустя три дня она читала эти строки:
          Рады сообщить Вам, что Вы приняты в нашу школу.
          Считаем возможным  предоставить вам возможность  самой добираться до Водного экспресса любым удобным Вам способом.

Сообщение отредактировал Galen - 03.07.2006, 2:40
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Дара
сообщение 04.07.2006, 22:10
Сообщение #7

Гость











На улице светило яркое солнце. День будет жарким, совсем не подходящий для долгих поездок, но духоту и жару можно и потерпеть ради любимой бабушки Чау. Это была ежегодная поездка на летние каникулы Дары с отцом  на юг Испании. Где в маленьком городке Раграо, расположенном на берегу моря, жила уже много лет Мия Чау.
- Котенок, ты скоро? Или наше авто расплавится до того, как ты в него сядешь, - кричал Эммилио дочери с первого этажа  кухни.
- Сейчас. Мне чуть-чуть осталось, пару строк до конца главы.
- Дара, у тебя куча времени будет в машине, чтобы почитать книгу. Спускайся или сейчас не только авто расплавится, но и твой отец.
На лестнице послышались шаги. Дара прошла в кухню, прижав к груди книгу.
- Пап, ты не представляешь, - попыталась дочь передать отцу свое удивление, -  Карпата – это прапра…праправнучка Элайзы Крут.
- Вот это поворот, - изобразил удивление Эммилио, хотя совсем не понимал о ком ведет речь его дочь. Это стало его привычкой, так как он совсем запутался в многочисленных героях  книг, которые читала Дара.
- А еще…- начала было Дара, но отец её оборвал.
- Стоп, стоп, стоп! Ты лучше скажи, где твои вещи и вообще ты их собрала?
- Да, я их собрала. Они наверху.
- Отлично. Я за ними, а ты пока подкрепись на дорожку, в холодильнике бутерброды и сок.
Дара улыбнулась и залезла в холодильник.
- Что ты туда напихала!? Пару десятков купальников и пуд косметики, - спуская тяжелый чемодан дочери,  ворчал Эммилио.
- Не-а, пару книг, - пряча улыбку, произнесла Дара.
Эммилио рассмеялся и вышел из дома. Дара, закрыв дом, выбежала следом к машине.
- Пап, почту принесли.
- Ох! Еще минута здесь и я растаю. Котенок, захвати её с собой, потом просмотрим.
Так малочисленное семейство Мартинос «погрузилось» в машину и отправилось отдыхать. Все путешествие прошло без приключений с двумя остановками на заправке и у закусочной.
Через четыре часа Эммилио с дочерью въезжали в маленький дворик  Мия Чау, где маленькая седовласая женщина-азиатка встречала свою единственную внучку и ее отца, которого любила как сына.
Дара выскочила из машины в объятья бабушки.
- Чау, я так соскучилась! А где курочки? А Зорро где? А ты скучала? - засыпала Дара вопросами бабушку.
- Родная моя, конечно, скучала! Курочки на лужайки за домом. А еще у меня цыплята разных мастей появились, - глаза Дары засветились, ей не терпелось поскорее посмотреть на новых обитателей этого дома, - Зорро, грызет кость в своей конуре и ему не терпится с тобой порезвиться.
-Я сейчас,- Дара выскользнула из рук бабушки и, взглянув на отца, юркнула за дом.
- Привет Мия! - поздоровался Эммилио.
- Здравствуй, дорогой, - Миа обняла и поцеловала Эммилио в щеку, - Что у вас произошло новенького?
Эммилио улыбнулся.
- С того момента, когда мы звонили тебе неделю назад, - Миа кивнула, - Ну.... Карпата оказалась прапраправнучка Элайзы Крут. А, вообще, Дара тебе все сама расскажет, не буду лишать её удовольствия.
Вечером, после ужина, Дара с отцом и бабушкой расположились в гостиной у старого камина. Эммилио разбирал почту, привезенную с собой. Дара повествовала бабушке о недавно прочитанной ею книге. Миа кивала головой, попивала чай из фарфоровой чашечки.
- Дара, тебе письмо?! - Эммилио вопросительно посмотрел на дочь, держа в руках необычного, для современности, вида письмо. Письмо представляло собой пергамент, сложенный в несколько раз с печатью из сургуча.
- Это, наверное, от твоих друзей по интернету?!
- Или очередное уведомление о книге, которую она заказала по этой, как её... сетке. Ох, уж мне этот прогресс! - проворчала бабушка Дары, - Как приятно пройтись по книжной лавке, где пахнет бумагой, чем довериться машине.
- Я не заказывала книги, и виртуальные друзья не знают мой домашний адрес, - оправдывалась Дара.
« У меня их слишком мало, даже в Интернете» - вздохнув, произнесла Дара про себя.
- Реклама,- заключила Мия.
- Пока не откроем - не узнаем, - изрекла Дара, получив удивленные взгляды взрослых, - папа, открывай я разрешаю.
Эммилио прочитал имя и адрес получателя (своей дочери) и открыл письмо.
«Уважаемая Дара Мартинос, мы со всей возможной радостью приглашаем вас учиться в школе волшебства Мистак. Вы удостаиваетесь чести быть одним из первых учеников, которым посчастливилось быть зачисленными в это замечательное учебное заведение. Надеемся, что вы проникнитесь важностью своей роли первооткрывателя и не отвергните наше предложение. P.S. Поезд, который доставит вас до «Водного экспресса» на остров Атис, отходит с платформы 3 и 1/2 в 12:00."
Мия уронила чашку с чаем.
- Вот так спам, даже бабушка в шоке, котенок. - закончил Эммилио
- Это не реклама, - произнесла серьезно Мия, - Моя внучка волшебница – это потрясающе. Я так рада! И... и  Киша, была бы в восторге.
Дара с отцом переглянулись.
- Нет, мои родные,  не смотрите на меня так - я не свихнулась. Я все гадала, когда настанет то  время, когда вы все узнаете. И вот так неожиданно это письмо. Хотя тебе уже одиннадцать лет и пора в школу для волшебников. Дара – ты волшебница, как я и твоя мама.
- А папа, - прошептала Дара, глядя на отца, который сидел огорошенный такой новостью.
Мия покачала головой
- Он магл, солнышко.
- Дара, поднимись к себе в комнату, нам с бабушкой надо поговорить, - твердо произнес Эммилио.
- Но...
- Без всяких «но»! Моя просьба не обсуждается! -  холодно произнес отец.
Дара, обиженная, вбежала по лестнице на второй этаж. Она никак не могла осознать только что полученное известие, нужно узнать как можно больше и тогда можно делать выводы. Подойдя к дверям своей комнаты, Дара хлопнула ею, затем развернулась и на цыпочках подошла к лестнице послушать, о чем будут говорить отец с бабушкой.
- .... моя дочь боялась тебе все рассказать, боялась, что ты не поймешь. Все закрутилось и уже поздно было что-то тебе говорить...
- Вас послушать, так у Дары есть талант, а как бы Киша это мне объяснила, если бы пришло время ?!
- Киша собиралась все тебе рассказать в тот день,... когда произошла авария.
Эммилио посмотрел на Чау, в глазах читалась боль.
- Киша, звонила мне в тот день, - с болью в голосе говорила Мия, - она была очень взволнована...мм... одним событием ... ммм... Дара парила в воздухе. Киша сказала, что теперь точно скажет тебе всю правду, что устала скрывать от тебя, что хочет снять груз с души. Она тебя очень любила...
- И я... любил Кишу и мне было бы все равно кто она на самом деле. Да, хоть черт с рогами... мне все равно, - устало произнес Эммилио.
- Папа, - в дверях стояла Дара вся в слезах, голос у неё срывался, - я не хочу быть волшебницей... я не буду ею.. я с тобой останусь... только не ...
Дара не смогла закончить фразу, её душили слезы.
Эммилио подхватил дочь на руки, обнял.
- Не плач, котенок. Как так, ты не хочешь быть волшебницей, ты ведь всегда об этом мечтала. Ты будешь самой лучшей волшебницей. Будешь моей феей-крестной.
- Ты говоришь как магл, - улыбнулась Мия.
Эммилио поставил Дару на пол и поцеловал в макушку.
- Я думаю, что нам нужно успокоиться, выпить чаю . И пусть бабушка Чау нам все расскажет про магов и маглов .
Бабушка Чау достала из многочисленных  карманов на юбке палочку из красного дерева. «Волшебная палочка», - подумала Дара и была права. Мия взмахнула волшебной палочкой, что-то произнесла, и на столе тут же появился чайник, чистые чашки и свежие кексы. Дара, Эммилио и Мия присели на ковер. Мия рассказывала удивительные вещи из мира магов, а у Дара с отцом было много вопросов, разговор закончился под утро.
Через несколько дней окончательно было решено, что Дара отправляется в Мистак учиться. Дара была на седьмом небе от счастья от того, что её мечта сбывалась и ей не нужно возвращаться в свою магловскую школу. Единственное, что доставляло ей огорчение  это то , что приходиться покидать отца. Хотя Эммилио убедил дочь, что так нужно и обещал писать «каждый день... или через день»...
Через неделю, когда все окончательно улеглось, Дара заснула счастливейшей девочкой на свете, слегка ошарашенной столь разительными переменами в её жизни.

Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Лацерта Айдехзе
сообщение 06.07.2006, 7:45
Сообщение #8

Гость











В эту ночь Лацерта почему-то совсем не могла заснуть. Ей и раньше случалось пролежать без сна два, а то и три часа. Тогда она думала о чём-нибудь, мечтала, даже тихонько рассуждала вслух или читала наизусть стихи - все, которые только могла вспомнить. А то и просто слушала шорохи ночи, шёпот стен старого замка Айдехзе, который повидал на своём веку столько, сколько ни одному писателю не описать в самом длинном романе. Замок был построен ещё в VIII веке далёкими предками Лацерты, которые были могущественными колдунами и, что греха таить, немного презирали маглов. Поэтому их творение было совсем особенным - оно стояло на высокой горе, куда обычному человеку добраться было невозможно. А название ему они дали в честь многочисленных ящериц, которые там жили. Ведь замок располагался на западе Германии, а ящерица по-немецки Eidechse, Айдехзе. С тех пор и сам род стал именоваться так.
Многочисленные шпили Айдехзе были тонкими, словно стремящимися куда-то ввысь. Под стать им были высокие стрельчатые окна, украшенные разноцветными витражами, стрельчатые же двери из ольхи с вырезанными на них узорами цветами и ящерками. А сам замок был построен из диковинного голубого мрамора.
Лацерта очень любила свой Айдехзе. И ещё она любила лежать по ночам без сна, стараясь как можно дольше оттянуть тот момент, когда придётся уснуть. Почему-то именно ночью ей приходили в голову самые разумные мысли и самые простые решение тех проблем, которые днём казались очень сложными.
Но в эту ночь Лацерте совсем не хотелось ни думать, ни читать стихи. Какое-то предчувствие крепко сидело у неё в душе. Она была уверена, что завтра произойдёт что-то необыкновенное.
Так и не заснув, Лацерта встала утром с первыми лучами солнца. "Какой смысл лежать в кровати, если сон не идёт?" - подумала она. "К тому же это непонятное ощущение... нет, что-то определённо произойдёт. Не может не произойти". Она попыталась отвлечься, и принялась читать новую книгу об основах чёрной магии, которую накануне  сам дядя принёс в её комнату и велел внимательно изучить. Но, хотя Лацерта всегда была прилежной ученицей, сосредоточиться на чтении у неё так и не получилось. Промаявшись до восьми часов, она услышала звук гонга, зовущего к завтраку  и быстро спустилась вниз, в столовую.
За столом уже сидели её дядя, Эрвин Айдехзе и её тётя Хелена. Они растили и воспитывали Лацерту с самого раннего детства. Своих детей у них не было, но с племянницей они не нежничали, держали её в строгости и требовали дисциплины и послушания. Несмотря на это, Лацерта уважала тётю, а дядю немного побаивалась.
- Доброе утро,  - сказал она им, прежде чем села на своё место.
- Доброе утро, - ответил ей дядя, а затём и тётя.
- Лацерта, и ты, Хелена, когда кончите завтрак, поднимитесь ко мне в кабинет, мне надо переговорить с вами, - вдруг сказал дядя Эрвин.
  Лацерта вздрогнула. Если дядя просил её вместе с тётей  пойти к нему в кабинет, значит случилось что-то очень важное. "Сбывается моё предчувствие" - подумала она и положила себе на тарелку немного салата.  От волнения она совсем не могла есть. "Что же будет?"
  Дядя встал из-за стола первым и сразу ушёл. Немного погодя тётя Хелена спросила:
- Ты поела, Лацерта?
- Да, тётя.
- Тогда идём. Дядя нас ждёт.
  Они поднялись по винтовой лестнице и вошли в кабинет к дяде. Он сидел за столом и внимательно читал какое-то письмо.
- Присядьте. Хелена, ты туда, на кресло. А ты, Лацерта, поближе к моему столу.
  Не чуя под собой ног от волнения, Лацерта осторожно присела на стул.
- Итак, - сказал дядя Эрвин. Я хочу поговорить о тебе, племянница. Ты знаешь, каким могущественным был род Айдехзе когда-то.
- Да, я знаю, дядя.
- Ты знаешь, что с течением времени нашему роду приходилось прятать свои способности от глаз маглов, поскольку они не могут понять того, что тёмная магия не наносит никакого ущерба, если ею правильно и мудро распоряжаться.
  Тут дядя встал и быстрыми нервными шагами стал мерить свой кабинет.
- Ты, кроме того, знаешь, что из-за того, что приходилось прятать свои способности, род Айдехзе постепенно превратился из людей в теней. Я, твоя тётка и ты - тени. С виду мы неотличимы от людей, но у нас есть некоторые свойства, которые...
- Я всё понимаю, дядя.
- Всё?  - Улыбнулся вдруг дядя Эрвин и остановился. - Если всё, скажи-ка мне, как ты понимаешь своё имя?
- "Лацерта" по латыни означает "Ящерица".
- Верно. А почему тебя назвали именно так, ты знаешь? Это ведь не обычное имя.
  Девочка замолчала.
- Не знаешь? Подумай. Ведь и твоя фамилия тоже значит "Ящерица"
Лацерта не знала что ответить. Она и раньше задумывалась над этим, но боялась спросить у дяди и тёти.
- Хорошо, я тебе объясню. Ты, племянница, должна стать могущественным и мудрым магом. Поэтому тебя назвали именно так - ящерица вдвойне. Наш род случайно приобрёл это имя, но с тех пор ящерица стала нашим символом, талисманом, гербом. к тому же... дядя Эрвин запнулся, глянул на жену и продолжил - то, что произошло с твоими родителями... почему воспитывали тебя именно мы.... чтобы того же не произошло с тобой мы решили защитить тебя  именем нашей покровительницы. Всё указывает на то, что ты станешь выдающимся магом, сильнее, чем все маги рода Айдехзе, если, конечно, приложишь к этому усилия. Без твоих стараний ничего, запомни это, НИЧЕГО не произойдёт.
- Я всё запомню дядя. Можно мне спросить: что случилось с моими родителями?
- Ещё не пришло время рассказать тебе об этом, - сухо ответил дядя Эрвин. - У меня для тебя ещё одна новость.
  С этими словами он протянул Лацерте то самое письмо, которое читал перед приходом её и тёти.
  "Уважаемая, Лацерта Айдехзе мы со всей возможной радостью приглашаем вас учиться в школе волшебства Мистак. Вы удостаиваетесь чести быть одним из первых учеников, которым посчастливилось быть зачисленными в это замечательное учебное заведение. Надеемся, что вы проникнитесь важностью своей роли первооткрывателя и не отвергните наше предложение. P.S. Поезд, который доставит вас до «Водного экспресса» на остров Атис, отходит с платформы 3 и ½ в 12:00."
  - В Мистак? Дядя, вы позволите? Вы ведь были очень против строительства этой школы.
  - Да, был. Я и сейчас не совсем смирился с её существованием, но... поезжай, племянница. Тебе надо серьёзно учиться, а я и твоя тётка не слишком хорошие учителя. Я подумал об этом, когда подавал заявку в Министерство Магии.
  Лацерта была поражена. Впервые дядя говорил с ней так. И тут она поняла, что и дядя и тётя её очень любят, просто не показывают это. И ещё она поняла, что очень любит их.
  Предчувствие оправдалось полностью. Случилось нечто необыкновенное. Лацерта была очень рада, но и боялась тоже. Ей жаль было расставаться с дядей, с тётей, с замком, с библиотекой и своей спальней.
"Ничего не поделаешь" - думала она. "Дядя Эрвин прав, надо учиться. А всё-таки я очень рада!"
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Аландэль
сообщение 07.07.2006, 11:03
Сообщение #9
Дракон
Участник
Аколит
**


Пол:
Сообщений: 40


Свобода-это моя валюта!



Маленький светлый домик на окраине леса. Солнечные лучи прорезали витражи, и звонкий голос возвестил: "Аландэль, уже утро! У нас для тебя хорошие новости!". Это была Дарина. Даринке было всего пять лет. Аландэль очень ее любила. Родители сидели внизу и пили горячий чай. Мама улыбнулась:
- Дочка, тебя приняли в очень известную школу!
- В какую, ма?
- Мистак. Это новая общеизвестная школа.
- Ладно. Мне все равно.
Аландэль не любила свою мать . Она была свободолюбивой и независимой, а мама постоянно пыталась навязать ей свое мнение.
Аландэль запустила пальцы в мягкую шерсть своего любимца - ховаварта Джека. Пес ласково лизнул ей руку.
Она задумалась о своей судьбе. Больше всего на свете она любила свою сестренку. Они, вдвоем, были магами-перевертышами(могли обращаться в тигриц). И теперь ее ожидала другая жизнь.
Их род был известен с давних времен. Но, позже, их фамилию позабыли. Теперь семья чистокровных волшебников прозябала на куске земли, а могла бы жить в огромном замке.
Аландэль училась дома и была хорошо образована для своих лет. Друзей же у нее, к сожалению, не было.

Сообщение отредактировал Аландэль - 17.07.2006, 17:59


--------------------
Таков закон безжалостной игры-не люди умирают, а миры!
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Сантерия Ратфайл
сообщение 15.07.2006, 4:11
Сообщение #10
Маг
Участник
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 13


Ад переполнен. Я вернулась.



Тусклый, голубоватый свет полной луны пронизывался через яркий витраж, освещая огромное кресло на котором гордо восседала девочка. Она не двигалась, не подавала признаков жизни, даже вторую минуту не моргающие глаза все так же убийственно просверливали одну точку. Тихое воркование десятков запертых в тесные клетки сов нарушал лишь скрип половиц – по комнате, внимательно осматривая каждую птицу, ходил поздний покупатель. Настолько поздно в этот круглосуточный магазинчик обычно никто не заглядывал.
- Так никого и не выбрали? – наконец спросила девочка, переводя взгляд на человека.
- Нет… - вздохнув, ответил покупатель, но тут же замер. – Хотя…
Девочка привстала и посмотрела на то, что так привлекло человека. Это была довольно большая округлая клетка, на жердочке которой сидела молодая сова с иссиня-черным оперением и огромными вращающимися ярко-желтыми глазами.
- Извините, но это моя птица, - девочка часто заморгала.
- Ах, как жаль… Отличная сова. У вас хороший вкус. – На слова болтливого покупателя она ответила лишь взглядом. – Что столь юная продавщица делает в этом магазине? Идите домой и ложитесь спать, в это время сюда все равно врятли кто-то придет.
Девочка фальшиво улыбнулась и чаще заморгала, чуть кивнув головой.
Как только монотонный звук дверного колокольчика оповестил всех о том, что последний покупатель наконец удалился, девочка вскочила с кресла и кинулась к письму, в котором ее приглашали в школу волшебства Мистак. Она вновь и вновь проводила глазами по строкам, хотя знала наизусть каждое слово.
- Сантерия, милая, - из соседней комнаты вышел полный человек, потирая переносицу. – Уже очень поздно. Подвезти тебя домой?
Это был  заведующий магазином по продаже сов, очень добрый человек, близко знакомый с погибшим отцом Сантерии, потому он сильно жалел ее, что сильно раздражало девочку.
Сантерия ничего не ответила на вопрос, лишь взглядом указала на письменный стол. Мужчина подошел к нему:
- Заявление об увольнении? Почему?
- Извините, - девочка поспешно взяла в одну руку клетку с совой, а в другую чемодан с вещами и поспешила удалиться, но внезапно споткнулась и упала.
Чемодан раскрылся и его содержимое – летняя и зимняя школьная форма и еще куча книг – оказались на полу.
- Тебя приняли в школу волшебства? – помогая собрать вещи, спросил заведующий.
Сантерия не ответила, а лишь бешено собрала вещи и подбежала к входной двери.
- Пожалуйста, ничего не говорите моей матери…
- Хорошо… - человек плохо понимал то, что происходило, но положительно закивал.
Девочка поспешно удалилась.
Отойдя от магазинчика на метров сто, она не выдержала и рухнула на колени, выронив из рук клетку и чемодан. Черная сова тяжело ухнула, но умолкла, услышав привычное тихое рыдание Сантерии в собственные ладоши, плотно укрывшие лицо от непрошенных глаз. Девочка не могла спокойно вспоминать об отце.

Это лето было для Сантерии необычным по-своему. Было самым одновременно странным, ужасным и незабываемым. Это лето было последним рывком детского счастья и лепета. Теперь Сантерия полностью не принадлежала отцу и, тем более, матери, а лишь самой себе. Пришло время взрослеть, забывая все те чудесные детские радости и перемещаться в серые, унылые, полные негодования и разочарований будни.

Сообщение отредактировал Galen - 15.07.2006, 21:32


--------------------
Прочитайте мне молитву – я ослепла.                    Крадись, беги - тебе не убежать.
Надежда стала горькой ложью,                              Молись, кричи - здесь некому внимать.
Что боль остывшую хранит.                                    Наступит ночь, кошмар придет опять.
Пустынна бухта моей жизни,                                  И выход лишь один - глаза не закрывать.
Лишь дождь и рваный свет зари                                                                                © Майт
Моей разрушенной мечты.
Быть может, на развалинах ее,
Когда-нибудь воздвигну новый храм,
Где приютить смогу того,
Кто так давно покой искал.
                                      © Наштя
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Эми Старринайт
сообщение 15.07.2006, 12:51
Сообщение #11

Гость











Письмо пришло поздним вечером, его принесла красивая белая сова. На печати стояла эмблема школы Мистак.
- Дэвид, - сказала, удивленно подняв на него глаза, Нэнси, - ее зачислили в Мистак, а не в Хогвартс!..
- Да, Нэнси, но я не вижу в этом ничего плохого. Мои друзья в Министерстве рассказывали мне об этой школе, на нее возлагают большие надежды, - ответил он.
- Но она еще даже не достроена! Представь, каково будет там учиться!
- В любом случае, сейчас уже поздно что-либо менять. Ее приняли в Мистак, и если она не будет учиться там, она нигде не будет учиться.
- Дэвид, ты же можешь использовать свои связи... - умоляюще сказала Нэнси, но уже не надеясь повлиять на мужа. В самом деле, он редко использовал свое служебное положение в личных целях.
- Нет, Нэнси, не могу. И дело даже не в моей репутации. Подумай, как будут смотреть на Эми сверстники и преподаватели, если я устрою ее по блату. И потом, мы не всегда будем иметь возможность устроить все так, как нам хотелось бы.
- Я просто беспокоюсь за нее. Ей и так много всего пришлось пережить...
Мужчина встал, вздохнув:
- Я тоже за нее переживаю. Но подумай, Эми так ждала этого дня. Не будем расстраивать ее своим беспокойством и подозрениями.
Помолчав и машинально снова проглядев письмо, Нэнси спросила:
- Когда мы ей скажем? Наверное, завтра? Сейчас она, скорее всего, спит.
- Сомневаюсь. Она ведь поздно ложится. Пойду посмотрю.
- Ладно, но если она спит, не буди ее.
Слова мужа так и не успокоили ее, она по-прежнему ощущала жгучую тревогу. А еще большую боль причиняло предчувствие долгой разлуки. С момента чудесного возвращения Эми, Нэнси не могла заставить себя расстаться с дочерью больше чем на сутки. И все потому, что ее и мужа не было в замке в тот день, когда она исчезла. И если сама Эми ждала отъезда в школу с нетерпением, для ее мамы это было очень тяжелым испытанием.

"Что-то не спится мне сегодня... К чему бы?.. Пойти что ли по парку прогуляться? Погода хорошая, звезды видно. Нет, пойду лучше почитаю. Запомню парочку новых заклятий"
Эми спустилась из своей спальни в гостиную и села в любимое кресло у камина, продолжая размышлять.
"Кстати, о заклятиях... Пора бы уже письмо получить. Когда же я наконец поеду в школу? ... А может, и не приняли меня никуда? Да нет, должны принять..."
Внезапно ее мысли перешли в другое русло.
"Элис должна была пойти в школу в следующем году... Учились бы с ней вместе..."
Прошедшее время не заглушило боли. Ей было тяжело вспоминать о сестре. И она не могла не вспоминать о ней.
Эми поспешно вытерла слезы.
"Слышу, идет кто-то. Папа, наверное, его шаги."
Через секунду в ее глазах не было и следа слез.

Дверь в гостиную открылась, тихонько заскрипев. Дэвид не сразу увидел Эми, сидящую в кресле у камина. Рядом на полу лежала раскрытая книга. Приглядевшись, он узнал книгу заклинаний, подаренную ей на день рождения.
- Эми? Почему ты не спишь?
Она медленно повернулась к нему. В ее глазах играли отсветы огня и седая прядь, выделяющаяся на фоне иссиня-черных волос, отливала золотом. Но самым неожиданным был взгляд, нехарактерный, да что там, невозможный для одиннадцатилетней девочки. В нем были настороженность, страх, тоска, печаль... и свет. Не жаркое свечение пламени, а льдистый, пронизывающий и прекрасный звездный свет. Дэвид вздрогнул. Такой свою дочь он не видел никогда. Но через мгновение на лице Эми была спокойная и безмятежная улыбка.
- Что-то не так, папа?
Дэвиду удалось убедить себя, что все то, что он видел, ему померещилось в свете огня.
- Нет, все в порядке... А что ты тут делаешь?
- Сначала я читала...а потом задумалась... Скоро ведь должно прийти письмо из школы... при условии, что меня приняли куда-нибудь, конечно.
Отец улыбнулся:
- Оно пришло!
Эми ошарашено посмотрела на него.
- Не может быть! И ты молчал! Да надо было на весь замок об этом орать!! Где оно?!
- У мамы.
- И она тоже знает? Ну и эгоисты же вы! - воскликнула она со смехом. - Сами сидят радуются, а виновнице торжества хоть бы слово сказали!
В комнату вошла улыбающаяся Нэнси.
- Слышу радостные крики! Держи письмо.
Прочитав его, Эми спросила:
- А что за Мистак? Я раньше не слышала...
Дэвид ответил:
- Это новая школа. Она правда еще не совсем достроена, но ты не беспокойся, строительство скоро закончат. Она на острове в Средиземном море.
- Ух ты, класс! Я буду учиться колдовать!.. Даже не верится.
Внезапно она погрустнела. В ее глазах Дэвид снова увидел затаенную печаль.
- Что с тобой, дочка?
Помолчав, она тихо ответила:
- Просто жаль, что Элис не может радоваться вместе с нами...
Воцарилась тишина.

"Нет, я не должна расстраивать родителей. Им и так тяжело, а тут еще я добавляю проблем. Они тоже всегда помнят о ней и живут с этим горем, да еще стараются...не напоминать мне лишний раз... А я совершенно собой не владею! Какое у папы было лицо, когда он вошел...  из-за меня, я уверена... Так, все. Надо взять себя в руки!"

Она первой нарушила тишину, сделав вид, что не замечает тревоги на лицах родителей.
- Ну прекрасно, приняли в школу! А то я уже волноваться начала...
И сама заметила, насколько натянуто прозвучали ее слова.
Нэнси сказала:
- А сейчас тебе, наверное, лучше пойти спать.
Эми рассмеялась, стараясь, чтобы смех не прозвучал вымученным и родители не заметили фальши.
- Ха! Да какой сейчас сон может быть?! Я пойду вещи собирать, а потом по парку пройдусь напоследок. Из школы наверняка ночью не выпустят! Как я это переживу, не знаю!
Со смехом она удалилась в свою комнату.

Это лето нельзя было назвать последним летом безоблачного детства Эми. Детство зокончилось, когда погибла Элис. Наступила новая жизнь. Тогда Эми пришлось изо всех сил скрывать свои чувства, чтобы не расстраивать родителей, и без того убитых горем. Поэтому она радовалась тому, что наступает новый жизненный этап, и все теперь будет по-другому. Что все несчастья остаются в прошлом. Теперь она изо всех сил старалась забыть об этом прошлом, хотя и знала, что оно не могло не оставить следа в ее душе. И с надеждой смотрела в будущее.

Сообщение отредактировал Эми Старринайт - 15.07.2006, 16:20
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Денис Сторм
сообщение 17.07.2006, 3:32
Сообщение #12

Гость











"Моё имя Иван FUCK -O-O-O-O-F-F-F-F-F-F-F-F-F-F-F-F!!!"
"Проклятый мобильник!" - подумал Денис - "Пора вставать..."
Сегодня он ночевал на квартире у Джека, хорошего парня, у него вчера было день рождения. Праздновали до потери пульса, сам Денис уснул по чисто русской традиции - лицом в салате.

Народ тем временем продирал глаза, искал чистой воды, пригодной для питья, искал свою одежду. "Обычное утро, ничем не примечательного дня" - подумал Денис, надевая свой балохон. Он по праву им гордился - в Англии такого не найдёшь, группа-то русская, АРИЕЙ зовётся.

Начался обычный день, вся их компания пошла на обычное место, Джеймс и Гарри достали гитары, начали играть, а Денис начал ходить с кепкой и собирать деньги. Конечно, он был не один такой, их группа составляла 9 человек, но доход приносили только Гарри, Джек, Шон и Денис. Денису вообще давали деньги охотно, он применял часть своей силы, особенно щедро давали девушки лет 15-17, они вообще любят детей, как давно понял Денис.

Ничего не предвещало неприятностей, но в такой чудесный августовский день просто должно было что-то случиться. Из-за угла показалась группа парней, одетых как инкубаторские в спортивные костюмы.
Денис выругался по-русски, -"Ребята, братва Хромого!"

Инкубаторские подошли с видом хозяев положения.
"Вам чё непонятно было сказано - не появляться на нашей территории!!!" - сказал самый здоровый.
Самый старший из нефоров, Джеймс без разговоров врезал ему в живот, громила согнулся пополам. Началась драка,  Дениc, не делая оставаться в стороне, выиискал самого низенького и вложив в свой  удар всю силу и одно из заклинаний мамы, ударил его по лицу. Эффект был неожиданным - парень отлетел шагов на 5!!! Это решило исход боя - пролетев эти 5 шагов парень врезался в своих же друзей, поднялся и побежал, смешно переваливаясь, как утка. Остальные припустили за ним.
А вечером Денис получил письмо с текстом:

"Уважаемый Денис Сторм, мы со всей возможной радостью приглашаем вас учиться в школе волшебства Мистак. Вы удостаиваетесь чести быть одним из первых учеников, которым посчастливилось быть зачисленными в это замечательное учебное заведение. Надеемся, что вы проникнитесь важностью своей роли первооткрывателя и не отвергните наше предложение. P.S. Поезд, который доставит вас до «Водного экспресса» на остров Атис, отходит с платформы 3 и ½ в 12:00."
«Почему собственно не в Хогвартс?» - подумал Денис, - «А да и чёрт с ним, всё равно в России школ магии нет, а так хоть может жизнь нормальная начнётся! Свалить всегда успею!» - думал он, созерцая  ночное небо Лондона на балконе Джека.
Он уснул с мыслью: «Мама была бы довольна!!!»

Сообщение отредактировал Galen - 18.07.2006, 3:13
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Адам Хантинг
сообщение 24.07.2006, 13:28
Сообщение #13

Гость











Бык был очень большой, чёрный как смоль, с огромными острыми рогами. Его налитые кровью глаза смотрели прямо на Адама. Но Адам не боялся ни быка, ни его взгляда. Он стоял на залитой солнцем и кровью убитых им до этого пятерых быков арене и спокойно дразнил очередное огромное животное алым плащом. Он работал очень спокойно, уверенно, с непринуждённой грацией и изяществом танцуя прямо перед острыми рогами. Наконец бык разъярился и кинулся на Адама. Но он успел ловко увернуться от чёрной, лоснящейся туши, с грохотом пронесшейся мимо него и вдруг, кинувшись с молниеносной быстротой, убил огромное животное одним изящным стремительным ударом.
Толпа бесновалась. Грянувшие аплодисменты и крики восторга почти оглушили Адама. Он стоял посреди арены, приветствуя публику, очень прямой, стройный, в великолепном чёрном, расшитом золотом костюме. Адам был любимцем всех зрителей, лучшим тореадором Испании и мог убить до шести быков за одно выступление, что и продемонстрировал сегодня с присущим ему блеском. Никому не удавалось его затмить и весь Мадрид готов был носить его на руках за это. Адам окинул публику взглядом. Лица, костюмы, кричащие рты – все слилось для него в единое, многоцветное, буйное пятно. Но было среди этого хаоса одно, юное и нежное личико, которое Адам никогда бы не потерял даже в многотысячной толпе.
Он подошёл к первому ряду, к месту Арабеллы. «Ты опять оказался лучшим из лучших, мой любимый. Впрочем, я никогда не допускала мысли, что может быть иначе», - улыбнувшись, сказала она. «Пустяки» - ответил Адам. «Я только должен знать, что будешь сидеть в первом ряду, и тогда я могу убить хоть две дюжины быков». Он посмотрел на Арабеллу. Какая же она была красавица, его любимая – белокурая, с нежной кожей, огромными синими глазами и алыми губами. Её нежно-голубое платье и белая роза в волосах шли ей необыкновенно. глядя в её бездонные глаза, Адам потянулся к ней за поцелуем…
- АДАМ УИНСТНОН ХАНТИНГ!!!
Этот окрик вторгся в его сон, как захватчики вторгаются в мирную деревню. Всё видение – лицо Арабеллы, арена, зрители, бык, смялось, скомкалось и превратилось в лицо его деда, сэра Адриана Хантинга. Адам вскочил с кровати. Растрёпанный, в помятой выцветшей пижаме, растерянно моргающий со сна, он стоял пред своим дедом.
- Господин Адам Хантинг, известно ли вам, который теперь час? – ядовито спросил его дед.
- Нет, сэр – тихо ответил Адам.
- Громче! Громче!
- Нет, сэр.
- Во сколько вы должны вставать с постели?
- В шесть часов утра, сэр.
- Сейчас ВОСЕМЬ часов утра, мистер Хантинг. Вся семья уже сидит в столовой и ждёт вас. А завтрак между тем остывает. Вы хотите оставить своих родных без горячих гренок?
- Нет, сэр.
- А чем вызван этот припадок лени? Вы никогда не блистали трудолюбием, мистер Адам Хантинг, но даже вы до этих пор кое-как умудрялись придерживаться правил. А сегодня…
Адам перехватил взгляд деда и испуганно сжался. Между тем сэр Адриан потянул за уголок книги, торчавший из-под подушки внука, вынул её и взглянул на заглавие.
- Эрнест Хэмингуэй. «Фиеста. Рассказы», - громко прочитал он. Так вот почему вы проспали до завтрака. Вы читали… вот это, - с нескрываемой брезгливостью проговорил дед. – Мистер Идиот, какое положение существует в нашем доме относительно книг?
- Нн-не-не – заикаясь, начал Адам.
Вдруг дед размахнулся и тяжёлая пощёчина опустилась на лицо его внука.
- Не сметь мямлить, - угрожающим тоном проговорил сэр Адриан. Ну?
- Нельзя читать книги, написанные маглами, сэр - ответил Адам, которому глаза заволокли слёзы.
- Эта книга написана волшебником?
- Нет, с-сэр.
- Сжечь, - устало проговорил сэр Адриан и пошёл к двери.
Тут Адам совершил такое, о чём никогда не мог бы и помыслить, чего он сам от себя не ожидал. Он кинулся следом за дедом и схватил его за рукав.
- Дедушка, пожалуйста, не сжигайте её, - прорыдал Адам.
Дед с лёгкостью оторвал внука от своего рукава и крепко схватил за шиворот.
- Мерзкое магловское отродье, из милости взятое в наш дом! – прорычал он. – Как ты смеешь! Я было решил, что твое наказание ограничится тем, что ты, паршивая тварь, останешься без завтрака, но нет… Пошёл вниз, ко всем остальным, в таком виде, в каком ты есть! Пусть полюбуются на члена своей семьи!!
Дед потащил Адама по лестнице и втолкнул его в столовую. Вся семья Хантингов, добропорядочных тёмных волшебников, свято чтивших стародавние законы и традиции чёрных магов, сперва воззорилась на мальчика удивлёнными глазами,  а потом разразилась громким хохотом. Смеялись все: дядя Александр со своей женой Барбарой, их сын Энди, тётя Кэтрин, старшие братья Адама Кристофер, Хэмфри, Грегори и Эдвард, его  сёстры Ада и Агата. Даже маленькая, пятилетняя племянница Адама Агнесса и та, сидя на своём высоком стульчике, заливалась громким хохотом.
- Вот мой внук, ваш племянник и брат! – провозгласил сэр Адриан. – А вот то, что он читал перед сном, и из-за чего проспал завтрак.
- Фу, магловская гадость! – сморщила хорошенький носик Агата. – Дедушка, вели наказать его, в нашем доме нельзя читать магловские книги!
- Наказы, наказы, деда! – запела малютка Агнесса, любимица всей семьи.
- Нет, нет мои дорогие, наказание я отложу. Уверен, что за день этот придурок наделает столько «удачных» поступков, что наказание надо будет придумывать какое-то особое. Ведь он тоже, в своём роде, магловская гадость.
В ответ на последнюю, удачную шутку главы семьи, погасший было смех раздался с новой силой.
- Ну мистер Хантинг, - повернулся к внуку дед. – Даже ваши сёстры понимают важность порядка и свято его соблюдают. Они будут магами не хуже, чем иной мужчина, а вы? Пошёл в свою комнату, приведи себя в порядок и приходи в мой кабинет. Мне надо сказать тебе что-то.
- Что именно, отец, ты хочешь сказать нашему несчастному, тупому племяннику? – спросил дядя Александр.
- То, ему пришло приглашение из новой школы Мистак! – ответил дед. – И ещё то, что я намерен его туда отправить.
Вся семья изумленно посмотрела на сэра Адриана. чтобы член рода Хантингов отправился в какую-то школу, а не остался на домашнем обучении, коим руководил сам глава семьи… это было неслыханно.
- Но дедушка… начал Хэмфри, - ведь это позор…
- Твой дед правильно решил, - заявила тётя Кэтрин. – Наш Адам Полумагл такой идиот, что даже школа не сможет увеличить его невиданную тупость.
В ответ на это все опять расхохотались. Адам смотрел на лица смеющихся родных, и все они для него вдруг слились в одно страшное, дикое, чудовищное пятно. Восторг публики в его сне обернулся кошмарным унижением наяву.
- ИДИ! – воскликнул дед.
Адам повернулся и вошёл в свою комнату. Одна мысль неотвязно билась в его голове: «За что они так со мной? Я ведь тоже из их рода». Войдя к себе, Адам вдруг горько расплакался и повалился на кровать. Кое-как успокоившись, он встал, умылся, оделся и пошёл к деду.
Подойдя к дверям кабинета сэра Адриана, Адам застыл в дверях, как того требовали правила.
- Войди.
Адам вошёл и присел на краешек стула, который стоял перед письменным столом его деда. Тот вперил во внука пронзительный взгляд своих ледяных глаз.
- Приглашение из школы Мистак. – отрывисто заговорил дед. Возьми его. – он передал внуку вскрытый конверт. - Ты поедешь. Я не стану доучивать тебя дома, так как вижу, что ты настолько бездарен, что ничего с этим поделать нельзя. Пусть там с тобой занимаются эти, так называемые, преподаватели. – Дед усмехнулся и продолжал. – Подумать только, в роду Хантингов, одном из старейших, знатнейший и могущественнейших роду чёрных магов появляется такая размазня. А всё твоя мать… Я до сих пор не понимаю, как женщина с такими дарованиями и талантами, родившая стольких детей, как ЖЕНА МОЕГО СЫНА могла спутаться  с маглом, бывшим, к тому же, на двадцать лет младше её! Счастливо для неё было то, что правду о твоём отце мы поняли только после родов, в которых она умерла. Если бы не это, я убил бы её своими руками. Или предоставил это её мужу, которого она осрамила, и который отравился, не выдержав сознания своего позора. Мой сын отравился из-за блудней этой стервы и из-за тебя! Ты, я вижу, хочешь что-то сказать? – прищурился сэр Адриан. – Прошу!
- Дед, если я не могу быть хорошим волшебником, может быть ты отпустишь меня к маглам? – тихо проговорил Адам. Не надо мне школы, я…
- Что? – прошипел сэр Адриан. – Ты не понимаешь, что если твоя отправка в школу для нас позор, то отпустить тебя к маглам было бы позором вдесятеро большим? Всё же ты Хантинг, как ни прискорбно мне это сознавать. Поэтому будешь магом, хотя бы и самым отвратительным в истории. А теперь, пошёл вон!
Адам вошёл в свою комнату и сел на кровать. «Они меня ненавидят» - думал он. «Они хотят, чтобы я опозорился на весь мир, ведь я не умею колдовать, и никогда не научусь, а там придётся демонстрировать это целому классу, к тому же состоящему из учеников разных национальностей! Что же мне делать? Не колдовать? А дед считает меня настолько тупым, что отправляет в какую-то школу! Хантинги никогда не опускались до обучения в школах! Я не хочу никуда ехать! Пока я был в семье, как бы ко мне не относились, но раз позволяли жить рядом с собой, значит считали ещё на что-то годным, а теперь… я ничтожество. Ничтожество. Ничтожество. Если бы стать маглом! Тореадором. Или стать героем. Кем угодно, только бы не было унижения. А в семье оно будет. И в школе тоже будет. Значит магом мне не быть». Тут Адам посмотрел на приглашение, которое по прежнему сжимал в руке. он вынул его из конверта и прочёл:  "Уважаемый, Адам Уинстон Хантинг, мы со всей возможной радостью приглашаем вас учиться в школе волшебства Мистак. Вы удостаиваетесь чести быть одним из первых учеников, которым посчастливилось быть зачисленными в это замечательное учебное заведение. Надеемся, что вы проникнитесь важностью своей роли первооткрывателя и не отвергните наше предложение. P.S. Поезд, который доставит вас до «Водного экспресса» на остров Атис, отходит с платформы 3 и ½ в 12:00."
«Как страшно, Господи» - подумал Адам. «Как я не хочу в эту школу»




Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Элин
сообщение 13.08.2006, 0:35
Сообщение #14

Гость











Девочка вошла в комнату, в свою невероятно огромную комнату, которую никогда не любила и вряд ли когда-нибудь сможет полюбить, так же как и замок.
Она села на кровать и вздохнула, как же все было сложно для нее. Неожиданно за ее спиной мяукнул тот самый милый и, уже полюбившийся ей, черненький котенок. Она улыбнулась ему.
Элин легла на кровать, ей стало вдруг легко и весело. Котенок же устроился возле нее, ему уже было хорошо и уютно... тепло. Девочка повернулась к нему.
- Я скоро уеду отсюд и никогда не вернусь, - прошептала она, глядя на котенка.
Он мяукнул, словно согласившись с ней, прижался к ней и они вместе сладко уснули.

Элин разбудил громкий стук в дверь.
Время ужина...
Девочка вздрогнула и проснулась, она быстро подбежала к двери, и совсем забыв о котенке, открыла дверь.
В комнату, неспеша, вошел ее отец.
- Я слышал, ты с собой принесла каког-то котенка, - под плен его холодных и жестоких глаз попал ее миленький котенок, он жалобно мяукнул и попятился назад, - Вижу, это правда! - Калин расплылся в довольной улыбке, в его руке блеснула красивая черная палочка с серебряной рукоядкой, Элин поняла, что он хотел сделать и встала перед ним.
- уйди! - грозно прошипел он.
- Нет, - совсем тихо и неуверенно ответила Элин.
- Нет?! - ее отец расвирипел, было видно насколько сильно это задело его самолюбие всевластно командовать ей, Элин прежде даже и подумать не могла о том, чтобы даже перечить отцу. Он несколько секунд стоял в гневе, не отпуская палочки, наведя ее на свою дочь. - Ты наказана, теперь твоя учеба в Мистаке под большой угрозой, скажу больше... - он довольно улыбнулся, - Ты вряд ли будешь учиться в Мистаке.
С этими словами он ушел, громко хлопнув дверью.
Элин от бесилия что-либо исправить, с болью и отчаянием села на кровать, она хотела расплакаться, но она никогда не плакала и поэтому они лишь подавленно еще долго сидела на большой и мягкой кровати, обхвотив колени.
Девочка уснула лишь под утро, с мысль о том, что обязательно, если не сможет уговорить отца, любым способом сбежить из имении Карсов.

Наступило то самое утро, когда она должна была уезжать, она получила письмо, вернее, ее отец его получил, даже не читая он бросил письмо в камин прямо перед Элин, девочка, обидевшись на него убежала к себе.
Она тек и не смогла уговорить отца, поэтому остовалось одно - сбежать.
Когда все уснули, Элин тихонько, взяв свою волшебную палочку (а она была в точь-точь такой же как и у отца - черная с серебряной рукоядкой, на которой было написанно мертвым языком "снег вокруг, метель собирает всех в круг", тольо Карсы могли читать эту надпись, и если уж кто-либо ее прочитал, то все члены семь, появлялись возле вызывавшего их в облике черных ворон), девочка направила палочку на камин, что-то прошептала и в туже секунду в камине запылало красивое пламя.
"Пора", подумала Элин, она накинула плащ, посадила на сумки котенка, и, взяв в руки небольшой мешочек с волшебной пылью, подошла к камину. Тележка с вещами покатилась за ней, (заклинание нити, старое и не всем известное заклинание, она только недавно научилась им пользоваться) Девочка, со вздохом посмотрела на стол, там лежало ее письмо, которое она оставила отцу... Ох, и в какую же я рость он прийдет, когда прочитает его. Она взяла в ладошку пыль и, громко выкрикнув "Миста", бросила ее в огонь и тут же исчезла с вещами и котенком...

Замок Карсов утопал во тьме, его обнимал холод, никто не заметил, как збежала наследница огромной и влиятельной семьи Карсов, чистых магов по крови.
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Джейми Генезион
сообщение 14.08.2006, 11:57
Сообщение #15

Гость











Выстрел. Стон раненого зверя. Кровожадный рёв собак. Предсмертный хрип жертвы, хлещущая из горла рекой кровь и остекленевшие, остановившиеся на тебе ненавидящим взором глаза...
    Я никогда не любил такую охоту. Мне больше было по душе другое: выслеживание, разоблачение, маскировка - и это вовсе не Скотленд-Ярд и даже не МУР, как вы могли бы подумать. Просто в моей жизни достаточно врагов, и разбираюсь я с ними по-своему... Нет-нет, не убиваю, не калечу, не причиняю им никакого вреда, но, если бы у них был выбор, они, наверное, предпочли бы раны и переломы...
    В этот раз всё пошло как-то не так. Грин Лоин, мой жестокий неприятель, не пошёл сегодня в школу, как того требовало составленное мной расписание его повседневной жизни. Такая вот мелочь - и тщательно продуманный план если не полетел к чертям, то претерпел серьёзные изменения. Не в мою пользу.
    "Ну ничего, мало ему не покажется" - подумал я и внезапно ощутил укол человеколюбия. Я вспомнил, какие были лица у моих врагов, когда я пробуждал их потаённые страхи, сеял панику в их душах... И мне стало их жалко. Тринадцать. По количеству прожитых мною лет. Этот четырнадцатый. Может, нарушить традицию, оставить его в покое, решить всё словами? "Ты уже пытался решить всё словами, - нашёптывал негромкий голос, - помнишь, чем всё тогда закончилось?"
    Я помнил. Моя душа помнила. Моё тело помнило. Моя ненависть... Трое моих одноклассников били меня ногами, не давая подняться, ещё двое ухмылялись неподалёку, потирая ушибленные руки и останавливая кровь, льющую из рассечённых лиц. А я... Я в тот момент был тем загнанным зверем, которого рвут на части безжалостные псы... Моя душа была в этот миг отдельна от валяющегося на асфальте куска мяса, ещё мгновение назад она была невинна, теперь же её заполнила жажда мщения... И она отомстила. Нападающие вдруг прервали расправу надо мной. А потом побежли. Страх, животный страх подгонял их, наступал им на пятки, отдавался сосущей болью в душе... Я впервые использовал это своё умение, и потом не раз к нему прибегал.
    И только сейчас я понял, как был прав тогда, на ночной улице, и как ошибался потом, загоняя недругов в угол. Я понял, что хочу не расправы, но справедливости. Мой путь - где-то между добром и злом, и потому он так тернист.
    Я пощадил Грина. А на следующий день я обнаружил на своём письменном столе аккуратно запечатанное письмо, и понял: пора...

Сообщение отредактировал Galen - 15.08.2006, 3:11
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Льюис Джонатан Симл
сообщение 30.08.2006, 1:49
Сообщение #16

Гость











В дверь наконец-то позвонили. Эл-Джей почти сразу же бросился открывать, слова матери догнали его уже у самого порога. Мальчик распахнул дверь и застыл. Перед домом Симлов стоял темноволосый подросток среднего роста. Его ярко-голубые глаза светились счастьем и ожиданием какого-то чуда. Эл-Джей ещё раз мысленно вздохнул, пытаясь привести скачущие от радости мысли в порядок, и несмело улыбнулся своей почти полной копии на улице. А в следующее мгновение братья кинулись обнимать друг друга.
- Джон! Карл приехал! – в коридор наконец-то вышла мама. – Джон, иди скорее сюда!
Пока отец шёл из своего кабинета к ним, Эл-Джей не сводил блестящих глаз с брата и целующей его матери. Мальчики пошли в отца, не унаследовав от неё ни светлых волос, ни серовато-голубых глаз, ни утончённых линий лица. Элизабет Симл передала им лишь одну частицу себя – магический дар.
Наконец подошёл отец, церемонно, но с радостной улыбкой на лице, пожал Карлу руку, и вся семья поспешила скрыться за родными стенами. Карл приехал ненадолго и из вещей у него был лишь одна ученическая сумка за плечами, но младший Симл умудрился заполучить её в своё распоряжение и теперь с гордым и неимоверно довольным видом нёс её за старшим братом в гостиную. Карл был старше Льюиса на два года, но, несмотря на это, родители отдали его в магическую школу лишь год назад. Досадная задержка, тем не менее, не сильно повлияла на восторг старшего мальчика, когда ему пришло приглашение. Эл-Джей же был искренне рад за брата, надеясь вскоре к нему присоединиться. Он раздобыл в разных местах кучу книг, из которых пытался вызнать какую-нибудь магическую хитрость. Эти книги и теперь ещё валялись по всей его – а когда-то их с братом общей – комнате.  Сейчас, правда, в последние недели лета книги были позабыты, и одиннадцатилетний Льюис чаще держал в руках биту и мяч.
Братья поднялись в детскую, где, оставив вещи Карла, вновь спустились к родителям. Всю дорогу Карл на радость младшему брату вспоминал обрывки каких-то забавных школьных историй. Эл-Джей был на седьмом небе – день обещал быть самым удачным и радостным в его жизни.
За праздничным ужином все разговоры были только о грядущем переезде в Италию. Потом родители с немногими присутствующими на празднике по поводу приезда на каникулы старшего сына друзьями отправились на задний двор, и братья вновь были предоставлены друг другу.
- … ты не представляешь, как это здорово! Тренер говорит, я смогу быть хорошим игроком в квиддич. Конечно, второкурсника никто не возьмёт в команду факультета, зато потом… - слова Карла одновременно и будоражили воображение Эл-Джея и усыпляли его. День прошёл в радостном ожидании, праздничной суете и бесконечных разговорах. Мальчик провалился в сон внезапно, также внезапно он и проснулся на следующее утро. Кто-то настойчиво тормошил его плечо. Эл-Джей нехотя выполз из-под одеяла и, протирая глаза, взял из рук только что яростно будившего его брата лист бумаги.
Этим листом оказалось письмо-приглашение на учёбу в школу магического искусства Мистак!
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Оскар Монти
сообщение 31.08.2006, 8:53
Сообщение #17

Гость











Щёлк-щёлк. Две черные бусинки звонко ударились об остальные. Щёлк-щёлк. Еще две были столкнуты тонкими пальцами. Щёлк-щёлк. Пронзительный взгляд серых глаз второй десяток минут терзал летнее безоблачное небо. Щёлк-щёлк. На горизонте появилась одна темная точка. Щёлк-щёлк. Казалось, высокий одетый в черный балахон до самого пола юноша совсем не двигался. Щёлк-щёлк. Точка приближалась, и уже можно было разглядеть размах совиных крыльев. Щёлк-щёлк. Совсем скоро на пустой подоконник открытого окна опустились две птичьих лапы. Щёлк-щёлк. Рябая сова покорно отдала из своего клюва плотно запечатанное письмо. Щёлк-щёлк. Юноша сразу заметил незнакомую эмблему и поспешно распечатал письмо. Щёлк-щёлк. Серые глаза быстро пробежались по строчкам. Щёлк… Темные блестящие четки все так же звонко упали на пол…
- Мистак… - прошептал юноша, не отрывая глаз от бумаги. – Мистак…
Минуту спустя он будто проснулся и нагнулся, чтобы подобрать с пола четки, как вдруг у его руки пробежала серая кошка. Юноша в тот же миг отпрыгнул на два шага назад и сделал такое выражение лица, будто вспоминал заклинание самой страшной порчи. А кошка спокойно запрыгнула на подоконник и спрыгнула с первого этажа на улицу. Человек в черном выпрямился, поправил воротник и наконец поднял четки. Щёлк-щёлк.
Он с письмом и четками в руках вышел на улицу, шурша подолом балахона по траве. Щёлк-щёлк. Он медленно приземлился на одну из трех давно потрепанных качелей и прямо взглянул на зеленеющий сад, задумавшись о том, стоит ли переходить в другую школу, как вдруг почувствовал плечом чье-то ровное дыхание.
- Советую перейти в Мистак, Оскар, - обернувшись, юноша увидел лицо своего однокурсника, с которым издавна были натянутые отношения. – Новый коллектив… Возможно, там тебя не будут обзывать… котоубийца…
Он издевательски хихикнул и вразвалочку направился восвояси, Оскар сжал спрятанную в широком рукаве волшебную палочку. Щёлк-щёлк. Он давно научился контролировать свою злобу. Как это не печально, однокурсник был прав. Щёлк…
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Кассандра
сообщение 29.09.2006, 15:08
Сообщение #18

Гость











  «Папа! Папочка!» - Кэсс пулей вылетела из комнаты и сбежала вниз по лестнице.
  Отца она не видела уже почти месяц. Из-за работы он снимал квартиру в городе, а Кэсс проводила каникулы в загородном особняке на побережье. Она очень скучала. Отец был единственным человеком, который всегда мог выслушать, посоветовать, пожалеть, а, главное, как казалось Кэсс, он ее понимал.

  Отец работал адвокатом, с успехом ведя дела, как магов, так и маглов. Работы было хоть отбавляй, и вот уже целый месяц, как он не мог вырваться к дочери, а сама она не хотела к нему ехать. И все из-за Ви, вернее – Вивиан, мачехи Кэсс. Нет, Ви не была злой или вредной! Просто, она была Другой!
  Мать Кэсс, Анна, погибла год назад в авиакатастрофе. Она была целительницей и частенько уезжала на какие-то семинары и конференции, посвященные магической медицине. В тот злосчастный день она возвращалась из Австралии. Самолет был над Атлантикой, когда связь оборвалась. Никто так и не узнал, в чем было дело, и все списали на неполадки двигателя. Самолет рухнул в океан, разбросав обломки на многие километры.
  Кэсс тогда праздновала свой десятый день рождения. Дурные предчувствия не покидали ее с самого утра. Но девочка все списывала на волнение, ведь скоро придут гости, вернется мама. Неожиданно брякнул сотовый. Кэсс схватилась за телефон. Мама! Но экран показывал сбой звонка. Кэсс перезвонила. «Абонент вне зоны…»- объявил безликий голос оператора. Девочка попробовала мысленно связаться с матерью. Ничего не вышло. Расстояние было слишком велико для силенок Кэсс. «Ну, ничего, перезвонит, - подумала она, - А скоро и сама вернется!»
  Но мама не перезвонила и не вернулась. Отец вечером тоже куда-то уехал, гости засобирались по домам, и праздник быстро сошел на нет. Кэсс осталась одна с бабушкой Розой, матерью отца. Только на следующее утро бабушка осторожно рассказала ей о трагедии.
  С тех пор Кэсс ненавидела праздники. Они приносили лишь боль воспоминаний, которые были еще слишком яркими. Даже в свое одиннадцатилетие она не хотела никого видеть и заперлась в комнате. Отец с бабушкой, бесполезно потратив на уговоры уйму времени, так и ушли, оставив подарки на коврике у дверей.
  Кэсс считала, что отец, как и она, очень сильно переживает из-за смерти мамы. Он стал угрюмым и молчаливым, редко появлялся дома, постоянно пропадая на работе. И вдруг он объявил, что женится! Видите ли, Кэсс нужна мать, а дому – хозяйка! С чего это он решил, что маму можно заменить? Нет, Кэсс просто не могла этого допустить! Она кричала, визжала, ревела… Но отец все сделал по-своему.
- Кэсси, ты упряма и эгоистична! Мы слишком тебя избаловали, - сказал он, - Вы подружитесь с Вивиан, и ты сама же мне потом спасибо скажешь!
  Какое спасибо? За что? Она не понимала. Отца словно подменили. И виновата она – Вивиан! Ви, как она себя называла, была молодой красивой высокой шатенкой. Безупречный костюм, безупречный макияж, безупречные манеры… Да она вся была слишком безупречна как фарфоровая кукла! Кроме одного: она была маглом. А это отвратительно!
  Как отец не настаивал, на свадьбу Кэсс не пошла. И в город не хотела ехать именно потому, что там была Ви – добрая, улыбчивая, любезная и … гадкая!
 
  Кэсс сбежала вниз по лестнице, да так и замерла на последней ступеньке. Рядом с отцом стояла Ви! Ее то он зачем сюда притащил? Вся радость Кэсс мгновенно пропала.
- Кэсси, милая моя, - отец, не заметив перемены в настроении дочери, подхватил ее на руки, - Как же я соскучился по моей принцессе!
- Я тоже, папочка, - она обняла его за шею и уткнулась лицом в плечо.
- Здравствуй, Кэсси, - Вивиан улыбнулась.
Кэсс не ответила. Она решила ее не замечать.


  К обеду Кэсс надела черное платье и черной лентой перевязала волосы. Посмотревшись в зеркало, она увидела хрупкую светловолосую девочку в трауре. Отлично! Надо бы еще сделать лицо попечальнее.
  Увидев ее, отец и Ви изумленно открыли рты.
- Милая, может объяснишь, что это значит? – отец беспокойно поглядывал то на дочь, то на Вивиан. Скандала ему не хотелось.
- У меня траур, - грубо ответила Кэсс и села на свое место.
  Больше отец ничего не спросил. Ви тоже скромно помалкивала. Они сделали вид, что никаких странностей не замечают, и продолжили беседу о погоде, работе и предстоящем отпуске.
  Одна Кэсс с досадой смотрела в тарелку. Кусок в горло просто не лез: Ви уселась на место мамы! Кэсс так и подмывало сделать какую-нибудь гадость, но она побаивалась отца.
  Внезапно Вивиан вскочила на ноги и с визгом вылетела из-за стола.
- Боже, Эдди, что это? Крыса! – она со страхом заглядывала куда-то под стол.
- Где? – отец мгновенно наклонился и приподнял край скатерти.
Кэсс, не удержавшись от любопытства, сделала то же самое.
- Дорогая, успокойся, - отец облегченно вздохнул и улыбнулся, - Это всего лишь Джок – крыса Кэсси! Он ручной!
- Ручной? Ты … точно … уверен? Уверен, что это он? – Ви не решалась подойти.
- Вы испугали его! – Кэсс соскользнула под стол и взяла Джока на руки, - Нельзя же так орать!
  Джок был подарком отца. Еще совсем недавно он одиноко сидел в клетке в витрине магазина, грустно провожая черными глазками каждого прохожего. У него был такой жалкий и одинокий вид!
- Давай купим эту крысу, - попросила Кэсс.
- Зачем тебе крыса? У большинства детей в школе будут совы и коты. Они же ее съедят! – попробовал отговорить отец.
  Но Кэсс была непреклонна, и вскоре Джок уже мерно покачивался в небольшой переносной клетке.
  Джок был выведен в специализированном питомнике и прекрасно понимал человеческую речь. Он знал, что ему нельзя заходить в столовую, но был слишком любопытным. Видимо Кэсс не плотно закрыла дверь в свою комнату, вот Джок и примчался вслед за ней.
- Кассандра! Я просил тебя не приносить сюда крысу! – строго сказал отец.
- А я не приносила, он сам прибежал!
- Джок - твой, и ты за него отвечаешь!
- Эдди, ведь ничего страшного не случилось! – Вивиан попробовала уладить ситуацию, она уже справилась со своим страхом и вернулась к столу, - А можно его погладить?
- Нет, он не любит чужих, - Кэсс отвернулась и ушла на свое место.
  Отец хотел что-то сказать, но тут просигналил сотовый. Он достал из кармана телефон:
- Да. Да, слушаю… Минутку!
  Отец встал из-за стола и, бросив «Сейчас вернусь», вышел из комнаты.
  Кэсс и Вивиан остались вдвоем. Девочка не очень-то хотела разговаривать с мачехой, поэтому просто смотрела в окно. И тут ей пришла в голову замечательная мысль!
- Ви, а хочешь, я покажу тебе свои фотографии? – спросила она, делая вид, что сменила гнев на милость.
- Конечно хочу, - обрадовалась Ви.
- Тогда приходи в мою комнату после обеда.
  Ничего не подозревавшая Вивиан, тут же согласилась.
  Вернулся отец, и обед потек по обычному размеренному руслу. Кэсс так увлеклась планами предстоящей мести, что не заметила, как съела все, что было в тарелке.


Вивиан поднималась по лестнице на второй этаж особняка. Она очень хотела подружиться с девочкой, которой должна была стать вместо матери. Естественно, мать она не заменит! На это Вивиан и не претендовала. Но ведь они могут стать просто хорошими подругами!
  Крики Кэсс вывели Ви из раздумий. Она поспешила наверх.
- Что случилось? – испугавшись за девочку, Вивиан без стука открыла дверь и заглянула в комнату.
Расстроенная Кэсс стояла у раскрытого окна и смотрела куда-то вверх  на шторы. Услышав Ви, Кэсс обернулась к ней:
- Я никак не могу его достать, а он боится спуститься!
  Она вновь посмотрела наверх. Вивиан проследила за ее взглядом. Вверху на шторах болтался Джок, крепко вцепившись в ткань когтистыми лапками.
- А как он туда попал? – Вивиан подошла к окну и тоже задрала голову кверху.
- Не знаю, - Кэсс огорченно покачала головой, - Я книгу читала. Потом гляжу, а он уже там! Я на стул залезала, все равно достать не могу.
  К окну на самом деле был придвинут стул.
- А может подождать, и он сам слезет? – предположила Ви.
- Нет. Он боится. Он уже давно там сидит, - Кэсс исподлобья посмотрела на мачеху, - А, может быть, ты дотянешься? Со стула. Ты ведь выше меня…
  Пару минут Вивиан боролась с собой. Ей совсем не хотелось брать в руки крысу, пусть даже ручную. Но сблизиться с Кэсс… Наверняка девочка будет к ней лучше относиться, если она ей поможет! А значит, придется перебороть себя и достать злосчастного зверька.
- Давай, я попробую, - Вивиан скинула туфли и взобралась на стул. Потянувшись вверх, она почти достала Джока, но хитрый крыс увернулся от руки и перебрался еще выше.
- Да не бойся! Иди ко мне, - Вивиан попробовала его поймать.
  Кэсс, не отрываясь, следила за ней. Вот он, тот единственный шанс! И все будет как раньше! Она больше не увидит Ви, и ей не придется делить с ней отца!
- Ступефай, - процедила сквозь зубы Кэсс и, взяв со стола волшебную палочку, взмахнула ею.
  Невидимая сила ударила Вивиан. Потеряв равновесие, она беспомощно взмахнула руками, прогнулась в сторону окна и, не удержавшись, выпала наружу. Кэсс все просчитала: этажи в особняке высокие, плюс цоколь, да еще мощеная камнями дорожка под окном. Вивиан просто обязана свернуть себе шею!
- Нет! Стой!
  Кэсс обернулась. Это был отец. Поглощенная своими мыслями, она и не заметила, когда он вошел.
  Грубо оттолкнув дочь, отец бросился к окну. Его губы шевелились, читая заклинание, но Кэсс не разобрала ни слова. Отлетев в сторону, она больно ударилась лицом о крышку стола и скатилась на пол.
  Отец, перегнувшись через подоконник, смотрел вниз.
- Как ты могла? – выпрямившись, он обернулся к дочери.
  Кэсс не ответила и отвела взгляд. Да и что она могла сказать?
Отец отвернулся и молча вышел из комнаты.
  Кэсс, сидя на полу, тупо рассматривала противоположную стену. Ничего не помогло. Наоборот, из-за своей невнимательности она потеряла отца! Навсегда… Он не простит ей Ви. Кэсс обхватила руками колени и разрыдалась.
  Джок спустился вниз и уселся на подоконнике, задумчиво глядя на хозяйку печальными черными глазками.

* * *

  Через несколько дней Кэсс уезжала в Мистак, школу магии на острове Атис. Почему не в Хогвартс? Да потому, что у отца там было слишком много знакомых, а он не хотел, чтобы о происшедшем судачили.
  С отцом Кэсс не разговаривала, а он даже не приехал ее проводить. Наверное, ждал, что дочь извинится, но Кэсс этого не сделала. Она не смогла пересилить свою гордость.
  Впрочем, Вивиан не погибла. Отец успел замедлить падение, и теперь она лежала с переломами в больнице.
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Legarfin
сообщение 02.10.2006, 17:31
Сообщение #19

Гость











Лето...тёплое лето кончается...Впереди новые,конечно же,неприятные знакомства,надоедливые сверстники...Надо будет как-то это пережить.А сейчас вполне можно насладиться свежим воздухом,сидя на мягкой,зелёной травке.В Мистаке такого не будет.Не будет глупых соседских мальчишек,которые до сих пор не могут понять отчего у них из раза в раз появляютс бородавки.Не будет вечно спорящих родителей,не будет и любимого леса...
-Ооольфрун!-раздался звучный голос.-Иди обедать!
Пускай покричит...
Пускай поищет...
-Этот несносный мальчишка опять засел под осиной!-послышалось ворчание.
Приглушённый топот возвещал о приближении бури.Мама больше всего не любит,когда её не слышат и никакие оправдания при этом не помогут,даже если ты и вправду не слышал.
Кудрявая голова показалась из-за угла дома.Обернувшись,я мог разглядеть получше настроение своего родителя,хотя чего тут гадать-она явно злится.
-Ой...
Лицо матери просветлело.Она заметила у меня в руках приглашение на учёбу в школу волшебства Мистак.
-Франц!Франц!
Понеслооось...
Примерно с час меня расцеловывали,обещали купить наикрасивеёшие мантии и всякое тому подобное...В страстях упомянули даже метлу:вроде как мне купят самую последнюю модель.Хм...Больше всего я ненавидел этот способ перемещения.Также ненавидел и эту тупую игру-квиддич.Носятся как дураки на поле,дубасят друг друга этими палками и мячами по голове,а потом ходят радуются...Какое наслаждение!Лучше уж в это время сварить какой-нибудь отвар или пойти погулять в лес,пообщаться с духами.
Пока я сидел и раздумывал родители уже успели поругаться.Ясное дело отец надеялся на мою тёмную сторону души,мать же наоборот-считала,что меня определят на светлый факультет,т.к. во мне больше добра и тому подобное.
-Сколько в нём светлого?-кричал отец.-Ты вспомни,как он подлил бабушке в чай какое-то зелье!Она до сих пор лежит в больнице Святого Мунго в беспамятстве!
-Он не рассчитал...-пыталась оправдываться мать.-Ему было всего семь лет,он просто ошибся!
Какое уж тут ошибся,когда она имела смелость спустить на меня стаю своих овчарок.Тогда мне просто повезло,что я успел убежать в лес.Кстати,лес...Надо сообщить эту новость своим друзьям.
В глубине леса,который находится совсем неподалёку от моего дома,находится озеро.Много лет оно украшает собой это место.Правда,люди после серии загадочных происшествий забыли к нему дорогу.Так что же я могу найти интересного в этом озере?Конечно,какого-нибудь вечно недовольного водяного духа...И это правда.Эймелир-мой старый приятель,водяной дух этого озера.Познакомились мы с ним в не очень приятной обстановке для меня.А если говорить точнее я тонул и в силу своей дикой природы тонуть спокойно я не мог, а барахтал руками и ногами изо всех сил.Эймелир,дух,очень любящий наблюдать за процессом смерти,понятное дело,оказался рядом.То,что я был не простым смертным его ничуть не смущало.Кстати,такого он никогда не видел и решил подобраться поближе и получше разглядеть как тонут маги.Это,собственно,и стало его ошибкой.Куска бороды он лишился тут же.Я же,сильным толчком был выброшен наружу.Отдышавшись,я сразу начал сыпать проклятиями Эймелира,а он долго не думая-меня.Подобраться ближе к друг к другу мы не могли.Так и произошло наше знакомство.Сейчас,мы бывает не без смеха вспоминаем этот случай.
-Глядите,кто пришёл.-послышался глубокий голос.
В лицо пахнуло тиной.Тут и удивляться нечему:тело водяного с головы до пят было покрыто этой гадостью,только синие глаза были отчётливо видны и недобро сверкали.
-Здраствуй,-улыбнулся я.-У меня для тебя хорошая весть и плохая.
Даже сквозь такие заромсли я разглядел удивление на его лице.
-Первое:меня приняли в Мистак.Вторая-выходит,мы с тобой долго не увидимся.
Молчание.Чует моё сердце что-то недоброе.
-Хм...И нужны тебе эти маги?Зачем тебе волшебство?Живи так и не занимайся всякой ерундой!
-Но как?Я же хочу профессионально заняться зельеварением!
-Чушь!Ты знаешь как я отношусь ко всем этим магам!И ты ещё!Мой друг,идёшь во вражеский стан!
-Да что ты говоришь!Разве ты не помнишь,что я тебе гов...
Эймелир,рассерженный,опустился под воду.Обиднлся.Ну вот.Поссорились.Выходит,теперь никто не будет ждать моего возвращения.
Опустив голову я уныло побрёл обратно.Птицы весело что-то напевпали,где-то раздавалось рычание-лес жил своей жизнью.Никого не интересовало,почему это мальчишка-волшебник бредёт в одиночестве по лесу и шмыгает носом,будто плачет.А он действительно плачет.Плачет оттого,что родители совсем позабыли о нём из-за своих разборок и вспомнили о нём в последний момент,когда уже вскоре ему предстоит уехать,лучший друг не поддержал и,возможно,обиделся навсегда.
Чтож...что поделать.Пока это проблемы не вселенского масштаба и надо как-то научиться спавляться с ними,а иначе идя дальше по жизни можно легко сломаться.Итак,впереди новый этап моей жизни-учёба в школе волшебства Мистак!

Сообщение отредактировал Legarfin - 02.10.2006, 17:35
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
саава
сообщение 23.11.2006, 16:21
Сообщение #20

Гость











Россия. Город Пермь. Действие происходит под мостом железнодорожной платформы станции "Банная гора".
По путям громыхая несется электричка. Парень лет 15,худой и болезненный на вид кричит,заглушая грохот проходящего поезда.
-Сав, у тя курить есть?
-Нет, Алекс, спроси у Дашки, может завалялось где...
Девчонка,ответившая это полусидела-полулежала на большом диване, притащеном специально для нее с местной свалки. Рядом валялась магловская книга "оккультные науки", на полях которой острым, ровным и красивым почерком были выведены замечания, непонятные для окружающих, что-то типа "два взмаха вправо" или "с закрытием сил", ну или совсем уж непонятнгые "армацио кроунго". Девчушка эта редко бывала одна- к ней постоянно приходили новые люди, чего-то спрашивали и уходили. И лишь ночью она, скрывшись от всех за ближайшими кустами что-то настойчиво шептала и записывала.
-Ну что, нашел? если да- занеси мне тож, если не влом конечно! ато мне что-то как-то паршиво...
-Угу. ща. ток это такаааая мерзость...аж самому противно!
-Ничего, мне уже  не страшно! Вчера так хорошо погуляли,что до сих пор тошно!!Ёще бы поесть было недурно!
Получив свою порцию курева, немного поразмыслив над тем,ч ем же заняться она направилась в сторону реки. Пройдя метров 100, Саава, услышав какой-то шум, отдаленно похожий на шуршание складок плаща, резко притормозила и оглянулась - "наверное почудилось...", подумала она и продолжила свой путь. Но странная галюцинация так и не давала ей покоя- "вроде бы я не настолько сошла с ума,чтоб слышать такой бред...ладно- привиделось, это еще куда не шло, но если послышалось...плохо дело...пойду как я обратно, ато неизвестно чего еще причудится..."
-Ой, Дашк, ты чтоль почитать умные мысли решила? -с какой-то настороженностью в голосе спросила она, подходя к своему спальному месту. Ёще издалека она увидела лежащую на ее диване, накрыту старым, практически съеденным молью одеялом, фигуру.
-Нет. Да я и не Даша.Ну да ты не бойся, я не кусаюсь"- с какой-то непонятной улыбкой на лице ответила женщина лет тридцати с небольшим.-Ведь ничего, что я посидела у тебя и немножко почитала?
-Ммм...конечно...это не страшно...если б я могла , предложила бы вам чаю, но, к сожалению, я сегодня даже не завтракала...ну да неважно...
-Ничего, милая ,скоро ты будешь и обедать, и ужинать по расписанию.
-Как? Вы за мной? Я...я...я быду учиться?
-...Да, будешь. Школа новая, но...ты согласна?-женщина казалась несколько ошарашенною.
-Конечно. Веши, моё нехитрое нажитое я оставлю друзьям. Дайте мне сроку пять минут попрощаться и всё!
-Давай-давай. Да торопись сильно - Мистак подождет"
-Нет! Не подождет,-заспорила было девчонка,-пойдемте УЧИТЬСЯ!!!
...уф...-подумала женщина,-"Ну и кадр. Учиться? Ей? Да она же...? Ладно, свое дело я сделала, а там... пусть уж сами решают, куда ее запихнуть".

Сообщение отредактировал саава - 24.11.2006, 23:59
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения

Тема закрытаОткрыть новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



- Текстовая версия Сейчас: 15.12.2019, 5:41
Rambler's Top100