IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

4 страниц V < 1 2 3 4 >  
Тема закрытаОткрыть новую тему
> Глава пятая. Пламя Зари.
Иветта ле Ласноу
сообщение 17.01.2005, 19:58
Сообщение #41
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 14


Игра стоит свеч...



28 день месяца Домоседства.
Лакона. Фалесса.

        Пробуждение, как обычно за последние пару месяцев не было приятным. Хотя к ежеутренним головокружению и тошноте Иветта успела привыкнуть. Но рассказ Рейнара стал неприятным сюрпризом и весьма красноречиво свидетельствующие о его правдивости бумаги не оставляли сомнений.
- Эту шлюху Ле Шаду в герцогини??? – Ив, несмотря на ее великосветские манеры, едва не разлила стакан лимонной воды, зажатый в руках….
- Да и не ее одну, если ты заметила, - Рей чуть капризно повел красивой бровью, - Тебе не кажется, дорогая, что Франциск слишком много на себя берет?
        Капитан гвардии опустился в одно из кресел, плеснув в свой кубок темно-рубинового вина, на губах играла насмешка, но зеленые глаза прятали в себе гнев. И Иветта сейчас полностью разделяла это его чувство.
- Он ставит своих людей всюду, на мало-мальски важных должностях всегда видна рука его светлости…, - Рейнар впервые за долгое время был серьезен, - И ты сама это позволила ему, Ив. Однажды утром ты проснешься, и поймешь, что трон, который мы с тобой, МЫ, вырвали из лап Ярно и его лесной ведьмы, уже давно твой лишь формально.
- Я уязвима сейчас, - тихо произнесла Иветта, касаясь заметно выросшего за последний месяц живота, - Пока он не родился…
- Потом может быть поздно. Мы выиграли сложную игру, неужели будем молча смотреть, как он отметает себе нашу победу.
        Иветта про себя выругалась. Мужчины! Вероломные коварные змеи, и Шаорин в первую очередь. И кому в этом мире вообще можно верить? Хотелось бы спросить и Рейнара, где он шлялся все это время вместо того, что бы следить за действиями достойного советника, и вовремя оповестить ее обо всем.
- Прикажи позвать моего секретаря, - наконец, улыбаясь, провозгласила Ив.

        Невысокий седенький мужчина с редкими волосами и острым носом появился незамедлительно, склонился перед Императрицей и быстро растянул на расположенной в углу покоев конторке лист бумаги.
- Что будет угодно Вашему Величеству?
        Иветта решила, что слишком расстроена утренними новостями и с постели вставать не будет, поэтому изволит оформить указ прямо в своей спальне.
- Пишите, - личико императрицы стало серьезным, - Во-первых: указ Франциска Шаорина от 18 дня месяца Домоседства признать недействительным….
      Писать этот указ было даже весело! Итак! Признать Рейнара Риверса потомственным дворянином Империи, с позволением иметь свой не отмеченный знаками незаконнорожденности герб и земли с правом передавать их по наследству и именовать его далее не иначе как герцогом Алрэ, а так же за верную службу Лаконскому престолу назначить маршалом Востока. Эдвину и Карлу Ласноу, двум ее младшим братьям, десяти и семи лет соответственно, пожаловать герцогства Такли и Гроу. Артура Тейна  назначить маршалом Запада, а так же пожаловать ему в собственность герцогство Лессо.
- Но Лессо ведь гораздо больше, чем предложенное ему Франциском Форнеу, - Риверс непонимающе посмотрел на Императрицу.
- Да, - весело ответила Иветта, - И думаю, он это оценит. Пусть видит, что есть те от кого он может получить больше.
        Итак продолжим! Коршуну хватит баронства и генеральства, Дората пусть вообще будет счастлива, что после участия в том заговоре против Ярно и самой Иветты, что пытался устроить Франциск, у нее земли покойного супруга не отобрали.
- Рей, и, пожалуйста, шепни этой выскочке, что настоятельно не рекомендуешь ей оставаться в столице, она меня раздражает.
        Далее нашему первому советнику, графу Шаорину пожаловать лишившиеся хозяев земли Лардли и так же дать им статус герцогства. И последнее! Утвердить указ по которому любой титул начиная с графа может быть назначен лишь про утверждению Ее Величества, как и все высшие чиновничьи и министерские должности.
- Наше Величество не против действий нашего верного Франциска, - с улыбкой объявила Иветта, - Мы против того, что узнаем о них последними, и требуем, что бы впредь этого не случалось.
- И кто же передаст эти новости первому советнику, - на лице Рейнара вновь заиграла чуть хищная улыбка.
- Никто, мой милый брат, - Иветта обворожительно улыбнулась Риверсу, - Он, как и я, о его действиях, узнает все о моих, от утренних глашатаев.


--------------------
Стерва по призванию (с) ;D

Существует предел после которого все, что бы ты не делал, честно.
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Вефир ибн-Найджбер
сообщение 17.01.2005, 19:59
Сообщение #42
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 14


По приказу повелителя!



29 число. Полумесяц.

   Вефир закрыл глаза. Он все еще видел эту картину – Сафар, верхом, на боевом коне, отбивающийся от окруживших его Теней. Как долго это продолжалось? Конь упал и властитель Лирии скрылся из виду, погребенный под грудами мертвых тел. Что ж, Сафар, ты погиб, как того и хотел, но твой верный слуга довершит начатое тобой.
   Сколько времени прошло – он не знал, они все время шли куда-то или сражались, словно забыв про сон, пищу и воду.
   Они потеряли многих, но все еще представляли опасность для врага, по крайней мере Вефир на это надеялся. Большая часть магов погибла, те, которые остались, были изнурены и изранены… От могучей армии осталась лишь жалкая горстка…
   - Оно уже близко, – проскрипел Барг-Танг. – Ты видишь, воин?
   Вефир промолчал. Шаман последнее время был сам не свой, говорил какие-то странные вещи.
   - Эвор говорит, что мы дадим последний бой! – сказал какой-то лаконский воин, юноша с горящими глазами – он всегда был первым, но смерть его не брала.
   - Последний, – согласился Вефир. – Этот бой станет последним…
   Они встали в стой, сжав, ставшими непослушными руками, мечи и копья, одев шлемы и кольчуги. Все, кто мог стоять на ногах…
   - Близко, близко… - заворчал ллуниф. – Если не видишь, верь мне…
   Вот и они – армии мертвецов наступали, мерно, шаг за шагом… Скоро эти черные волны поглотят весь мир…
   Но, миг и что-то изменилось. Барг-Танг улыбнулся.
   - Это место таит великую силу. Я буду жить здесь… Сражайся, воин!
   Вефир кинулся вперед, увлекая за собой остальных. И в самом деле, вампиры словно растеряли всю свою нечеловеческую мощь… Теперь это были лишь мертвецы, которым сталь несла последнее упокоение… А людям словно придали новых сил, лица посветлели, с плеч ушла тяжесть… Люди этого мира били своего врага, поражая Теней… и Тени проигрывали.
   Многие погибли, но победа была нашей. Теперь свое слово должны были сказать маги, которые уплыли на кораблях к Сторну. Если Дориан будет повержен, ночь отступит навсегда… Вефир смотрел на восток…


--------------------
Ночью день разорван, затянула рану мгла
Смотрит черный ворон на меня рубином глаз
Я не суеверен - но мой гость пророчит смерть
Траур оперенья - это траур и по мне
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Роджетт ДэФлор
сообщение 17.01.2005, 20:00
Сообщение #43
Человек
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 9


В очередь, козлы, в очередь!



29 число Домоседства

Вот и все. Комбинация Эвора провалилась. Когда я узнал об этом, я начал смеяться, взахлеб, с взвизгами. Но не до слез, ни в коем случае.
Но с тех пор прошли почти сутки, мы поуспокоились. Очень хорошо поуспокоились – до полного безразличия. Если бы не надо было драться – я бы ужрался в дым, в поросенка. Но нельзя! Нельзя, Тени побери! Вот-вот, сейчас и поберут – отступать-то некуда. Ну, хоть уйдем хорошо. Всеслав сейчас ходит и объясняет это бойцам… Волки вообще держаться лучше всех. Говорят, что было и хуже – после Фалессы. Винсент, жаль, погиб…
Мои черно-желтые доспехи яркость утратили давно, во многих местах отходила позолота, ну да какая разница? Кому надо – меня увидят. У всякого войска – два знамени… Парадное держит криэранец Патрик, ну а на живое я сгожусь и в побитой броне.
Вампиры выступили почти помпезно – строем, печатая шаг… У кого-то там извращенное чувство юмора. Наша конница уже готова была их встретить… Я ударил по перчатке лаконского рыцаря – даже не разбирая, кто он, и квайданская и лаконская кавалерии сомкнулись клином, пряча внутри единорогов.
Внезапно проснулся Лес. Ай да Эвор, ай да сукин сын! Но радоваться было рано – жертв вампиры не понесли… Поправим. Эвор отдал сигнал, и мы пошли.
Тени меня дери, это было прекрасно. После страха и позора вот так – стройным хором в атаку пойти,  вместе со всеми и во главе клина, и меч поднять и ударить, и понять, что сталь сильна вновь против Теней, и как простую пехоту в землю втоптать. Не всегда загнанным быть, хоть раз самому судить, чья взяла. И лавиной идти, за собой тела оставляя, что второй раз уж не поднимутся. На острие клина встать и забыться… Вольно ж знамени под тенью Древ виться! Поют лаконцы… Долго боялись – тем с большей яростью рубятся они, те, не чьем гербе солнце, которого так бледные твари боятся… Лучники торопятся отстреляться, нельзя не попасть – густо стоят Тени. Маги рядом, с деревьев бьют, им проще – они не ждут, пока свои с линии огня уйдет. Вот один вышел прямо из Леса… Шатается, но идет, руки летают, а от каждой руки – хлыст воды сияющей, что по десятку вампиров зараз в клочья рвет-разрубает. Но устал маг, устал… Вот-вот упадет и разорван будет… Нет, тут о нем пускай каждый вамп забудет! Оторвался от клина, иду к нему. Легко – вокруг него уже пусто почти… Не выдержал кудесник – выключился прямо с ходу. Ну да я его поперек седла и вон. Хорошо уметь подчинять воду, но меч вернее – почти закон. Как его, Ардрик? Ну поживет, молод еще… Руки тяжелые уже… меч и так не перышко, а сколько прошло? Сколько крови в землю утекло? Кто скажет? Кто там крадется с боку? Успею же все равно… Что за…? Как так – по мечу пронзившему ползти? Сдохнешь же, тварь! Я – государь – не тебе меня забарывать! Как они ухитряются когтями доспехи рвать? Сдохла тварь. Ну да и я не жилец… До своих бы дотянуть – у меня ж свой на седле…
Бесполезно… Лекаря можете не звать… Все, отбегался. Вы лучше пареньку тому помогите. Всеслав! Скажи им, чтоб братом твоего командира занялись! А ко мне – никого не надо… выпить дайте… а как умру – сожгите.
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Эвор Тилийский
сообщение 17.01.2005, 20:01
Сообщение #44
Человек
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 30


Свобода бесценна...



29 день месяца Домоседства.
Полумесяц. Тил.

        К Тилу отступила едва лишь треть из тех воинов, которых трое владык привели к границам леса три дня назад. Последний лесной оплот ощерился против врага сотнями копий и кольев. Но Эвор знал, что без Древнего волшебства ему не простоять и пары ночей, а магия этих мест оказалась на диво глухой к людским мольбам. Деревья, как и прежде, стояли, подпирая кронами низкое зимнее небо, словно мстили смертным осмелившимся бросить вызов Силе и самой Смерти за былые обиды.
      Смеркалось. Первую волну смерти на этот раз встретит конница, последний самый ценный резерв. Единороги, лаконские латники и дождь зеленых отравленных стрел из под крон деревьев. Последняя даже не надежда, просто шанс забрать побольше этих тварей вместе с собой.
        Как всегда появления Теней ждали, и как всегда они появились неожиданно. Кромка леса словно подернулась туманом, и нечто темное сумрачно качнусь вперед. Не развевались на ветру знамена, не блестели доспехи, даже звон их был каким то приглушающее шипящим. Армия смерти шла в бой молча, вампиры не боялись ни смерти, ни поражения, ими двигал лишь голод и жажда уничтожить жизнь, смять ее именно здесь, в тех краях, что однажды уже смогли победить их.
      Серый жеребец, словно привыкший носить на себе командиров решительно выдвинулся на полкорпуса вперед от линии строя, упрямо наклонив голову. За два дня постоянных поражений и короткие мгновения сна в седле Князь успел привыкнуть к этому порой спокойному но воинственному гиганту, и сейчас почти ощущал его нетерпение. Тихое ржание больше походило на рык….
        Тени двигались медленно, почти лениво. Но еще мгновение и две лавины столкнутся друг с другом, сминая, ломая, словно ими будет двигать уже не страх или ненависть, а какая-то единая для всех ярость….
      Неистовый порыв ветра коснулся вершин деревьев в то же мгновение, Эвор почувствовал знакомое прикосновение к своему разуму…. Впервые за два прошедших безумных дня…. Князь вскинул руку, чувствуя знакомое прикосновение птичьих когтей к перчатке и громкий встревоженный клекот.
      Наступающие войска дрогнули, инстинктивно дернувшись к отступлению, но было уже поздно. Так или иначе, своей волей или желанием друидов, но Лес пробудился безобидные с виду деревья, уже давили, связывали, тщетно пытающегося бежать врага. Войска мертвых замедляли свое движение на глазах, чуждая древняя магия сводила их с ума, лишала воли… но убить все же не могла…. Вампиров оставалось почти в три раза больше.
- Вперед! – и снова крик на пределе голоса.
        Склона между Тилийским чертогом и полосой леса хватало, что бы взять разгон. И звенящая стальная волна  ударила в надвигающуюся, сбитую с толка неожиданным предательством тень с полной силой. Эвору почти никогда не приходилось сражаться так, в седле. В лесу обычно лошадь только мешала. Но серый жеребец настолько чутко чувствовал все движения всадника, что управлять им почти не составляло труда.
      Рука устала держать меч, рядом гибли люди, темной лавине не было конца… Клыки, когти…. Но Эвор все чаще слышал смех своих воинов. Пришедший из-за смертной черты ужас теперь уже не был так страшен…. Нет! Эти существа тоже боялись, их движения стали неуклюжими, и незащищенные доспехами тела на диво просто уничтожала уже и простая сталь. Удар за ударом, почти каждый обрывает то чудовищное подобие жизни, которое представлял собой враг.
        Бой растянулся до самых озер, и битва теперь не казалась столь однородной, так словно слишком многие уже остались лежать на земле, а прочим просто было не под силу занять все поле боя. Внезапный холод, словно прикосновение. Эвор вздрогнув обернулся и увидел своего врага….
        Родрик… Правая рука Дориана стоял у берега сияющего странной, как дневной свет, синевой озера  все еще сжимая руками плечи убитого им рыцаря от шеи которого только что оторвался. Безмолвный призыв к бою, и Князь знал, что примет его.
       

        Шпоры коню, грохот стали, тяжесть ударов копыт по мягкой лесной земле. Родрик легко увернулся от удара, но Эвор и не ожидал другого. Спрыгнуть с седла было проще простого, и через мгновение оба противника оказались в воде. Сияющая жидкость обжигала тело вампира, делая его, нет не медлительнее и слабее, но менее внимательным. Удар…. Меч оставляет на теле вампира глубокую рану, но следующая попытка не оказывается столь удачной. Эвор не успел понять как именно, но Родрик перехватил его оружие, и в следующее мгновение длинные, словно у зверя, когти вампира, играючи разорвав кольчугу и толстый кожаный подклад, вошли глубоко в тело князя, промораживая нестерпимым холодом…. Вкус крови на губах … туманящийся взгляд и ярко серебристая молния, неожиданно метнувшаяся на Родрика с берега.
      Эвор рухнул в воду, стараясь не выронить меч из рук, боль путала мысли и застилала глаза, мешая подняться на ноги. Когда, наконец, казалось, через целую вечность это стало возможным, Князь смог разглядеть лишь странное сплетение тьмы с серебром, ставший лишь чудовищным напоминанием человека вампир, вооруженный клыками и когтями и огромная серебристая кошка в ярости бьющая его лапами, старающаяся добраться до горла нечисти зубами…. Риган…
        Князь сильнее сжал в руках меч, преодолевая боль, шагнул вперед. Родрику удалось, наконец, отбросить от себя разъяренного зверя, молниеносное движение, вновь занесенные навстречу Князю когти… Эвор отмахнулся, как в тумане… Он не сразу понял, что удар этот стал последним, что тот кто был правой рукой Дориана и губителем Лаконы лишившись головы оседает в воду, отравляя сияние зловонной чернотой, но умирая, исчезая….
        Риган, выбравшись на берег медленно преображалась обратно в человека, а Князь все еще молча стоял над поверженным врагом. Глубокие раны жгли словно лед. И если бы кто осмелился сейчас заглянуть в глаза владыки леса, он нашел бы в них только пустоту и холод…. Тишина тоже способна звенеть…. Величайшая победа…. Какой ценой? Но Эвор был готов платить ее, еще когда только отправлялся в этот поход… Прошлое словно осколки резало нервы. Все те, кто значил что-то или был врагом, те, кто уже мертв и те, кому суждено жить вечно…. Мирта… Теперь они вернутся назад…
      Громко заржал у берега Яркий, теперь Эвор наконец понял где раньше видел этого серого жеребца… Судьба изволила шутить! Если бы были силы, Князь непременно рассмеялся бы ее шутке…. Знал бы ты, Ярно, насколько мы в действительности оказались близки, словно вся жизнь на двоих - одна женщина, одна война, один конь и даже смерть одна…. Последний взгляд на распластавшееся в воде тело Родрика и тяжелые шаги прочь. Темная вода тянула ко дну, не желала отпускать, но упорства выйти на берег все же хватило…
        Эвор без сил прислонился к могучему стволу ближайшего зеленого великана, чувствуя, как кровь вместе с жизнью медленно покидает его тело, стекая по коре, проникая в землю, возвращая все на круги своя. Боль ушла, только стук сердца гулко отдавался в искалеченной Родриком груди, удары глухо бьющие в висках, медленные усыпляющие….
        Слова как в тумане….
- Мой князь, - слишком трудно открыть глаза, лишь россыпь светящихся снежных брызг, но слух узнает Риган, и в голосе кошки впервые с начала этой безумной компании он слышит страх и волнение, мягкие, казавшиеся очень горячими руки прикасаются к его щекам и плечам, - Эвор!
      Запредельным, почти невозможным усилием Князь разлепил ресницы, заставив себя улыбнуться, рука скользнула по кольчуге и поднялась почти к глазам. Перчатка, насквозь пропитанная кровью… такой странный холод….
- Все нормально, - медленно произнес Князь, хоть голос упорно не хотел его слушаться, - Просто устал… надо отдохнуть….
- Фа, Тиэл! – Риган крикнула в никуда, дрожащими руками помогая Эвору опуститься рядом с деревом на землю, - Помогите же! – ее голос был полон такого беспомощного отчаяния, что Князю отчего-то стало больно за нее. Он мог бы как раньше успокоить ее, крепко сжать тонкие дрожащие пальцы в своих руках, но прикосновения отчего-то получались совсем слабыми.
- Воды, - слово больше похожее на хрип сорвалось с губ. И Риган, четно пытавшаяся остановить льющуюся из его раны кровь, снова вздрогнув, посмотрела в лицо Князя. Она и так пережила слишком много за эти дни. Ей незачем видеть и это…. Он нашел в себе сил кивнуть на ее невысказанный вопрос, и девушка на мгновение нежно прикоснувшись рукой к его щеке почти бегом бросилась к одному из мерцавших в темноте озер…
      Стало очень тихо…. Лесной воздух, наполненный запахом крови, снега и еще робкой но уже ощущавшейся в самом дыхании этих мест весны, как никогда пьянил. Эвор, наконец, позволил себе закрыть глаза, стало совсем легко и чувства… так остро и свободно князь не чувствовал никогда, прикосновением пальцев к земле, самим воздухом, корой деревьев, сотнями глаз и ушей больший и малых зверей прячущихся в чаще, уже набухавшими под снегом зелеными почками, последними алыми цветами живущими и под легкой изморозью, сияющей водой озер…. Словно все, чем жил и дышал лес внезапно стало доступно его пониманию или быть может, напротив, он сам растворялся в этой всеприемлющей бесконечности…. Неожиданно спокойно…. Этот мир в котором каждое мгновение угасали сотни жизней и рождалось еще больше новых не терпел суеты…
        Краем разума Князь сознавал, что рядом все еще бьются, убивают и умирают его люди, но Лес, сотнями голосов уже успокаивал, что бой выигран…. Все кончилось, и жизнь, и война, боль, страх, неразделенная любовь и вина… все позади… тишина.
        Чьи то прикосновения, настойчивые, почти болезненные, смутно знакомые голоса, он пытается ответить им, оттолкнуть, но из груди вырывается лишь странный крик, открывает глаза, но внизу лишь туман, туман зелень и темная лента воды. Та безграничная свобода, что не имеет ни границ, ветер и встающее над лесом солнце. Какое то мгновение словно чего-то не хватало, на грани памяти и чувств, еще не звериных, уже не человеческих, осколки, солнечный свет на глади глубокой черной воды и тихий смех, чей-то темно-синий взгляд, странная непонятная новому облику боль.
      Но рассвет уже окрасил верхушки сосен самой нежной позолотой, небо прозрачное и светлое уже дышало весной, где-то внизу таял снег….


--------------------
Приказа верить в чудеса не поступало... (с)
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Дориан
сообщение 17.01.2005, 20:09
Сообщение #45
Вампир
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 18






Тусклая от заслонивших ее туч луна. Огромные деревья и страшные в своей безмолвной пока силе существа. Глаза их видят, а руки и сердца знают, что необходимо сделать. Лес безмолвствует, храня свои силы. Сила движется, скользя меж деревьев.
    Родрик поднимает голову и прозрачные, бледно-синеватые белки сверкают в злорадной злобе, обозревая путь. Они идут правильно. Он их ведет к победе. По другому и не может быть. Лес поддернут дымкой гнилого тумана, поднимающегося от прелых листьев под снегом. Но это не листья и не лесная сила. Это кровь погибших людей, жертв, таинств, которыми так долго люди защищались. Но его брат Дориан знал, что это за жертвы и таинства. Губы жреца раздвинулись в страшном оскале. Он скорей почувствовал, чем увидел. Впереди - враг...

... Тусклая луна над цитаделью Сторна: острова мертвых живых. Дориан откинул голову засмеявшись и сделал резкий жест, приказывая. Безмолвный приказ выполнили еще быстрее, чем озвученный. Покорная жертва застыла перед Высшим, за ней еще одна. Дориан приблизился к карте на полу и задумчиво провел пальцем по виску. Перед его мысленным взором оживала карта, выстраивая его детей перед линией извечного врага, павшего на колени:
- Нет ничего опаснее опустившегося на колени врага... когда он вооружен. Родрик.. - он протянул руку и первая жертва приблизилась. Точно расчитанный удар срубил мужчину, он забился в крови лениво брыжущей из перебитых острым лезвием ног.
    Стон заглушил хриплый всплеск из тут же вскрытого горла.
    Один из вампиров тут же оказался рядом со своим господином, ловя ярко-алую струю из перебитой артерии в кубок и подавая его Дориану. Высший странно улыбнулся и отпил два глотка, выплескивая остатки на карту, словно провозглашая тост...

    Они напали молча, круша то, что построили люди и заполняя своими трупами рвы, защитники которых падали вместе с навалившимися Тенями. Тишина укрыла лес, нарушаемая страшными криками жертв и редких команд предводителей. Родрик видел, что дети его идут темной волной, сметая защищающихся. Что люди гибнут в котле самых мучительных пыток, но он же и ощущал гибель своих еще острее в этот миг. Зубы его заскрежетали, клыки сверкнули в оскале, но он вел их вперед. Даже сила Леса уже не сдерживала их. Еще шаг, второй, третий. Они победят и эту силу. Родрик шагал вслед своим мыслям и боли, пронзающей тело. Высасывающая само сознание боль от гибели вампиров и ослепительные вспышки боли, когда до него долетала сила деревьев, как стрела проназающая мертвую плоть и заставляющая искажатся лицо в ужасной судороге. Хотелось рванутся в первые ряды и схватить одного из воителей, впиваясь в мягкую плоть когтями и разрывая на части поддатливое тело, глядя в перепуганные глаза обреченного. Но нет, он должен удерживать волей идущих впереди. Пока хватает сил. С губ его сорвалось одно шипящее слово: "Крооовь.." Рядом мгновенно оказался один из вампиров, протягивающий теплое, трепещущееся тело. Родрик не стал рассматривать кто, впиваясь жадным поцелуем смерти в шею. Живительная влага. Под руками сминается плоть и он опять готов ползти вперед, вырывая у тех, кто осмелился им противостоять жизнь, смерть, право выбирать свою судьбу. Родрик захохотал...

      Дориан методично расчленял хрупкое, девичье тело, обнажая все еще дрожащие в усилии внутренности, сердце, легкие, печень. Взгляд в лицо жертвы. Яркие звезды отражаются в недавно еще живых, темных зрачках. Жертва готова. Изящным движением он поднял ее на руки, аккуратно укладывая на тщательно выбранное место - еле заметную границу. Тонкие лезвия прочерчивают свои линии разрезая кожу рук и ног. Тело уже не представляет собой единого целого, оно лишь огромный сосуд источающий благую жидкость. Рядом раздался характерный звук. Дориан медленно обернулся и посмотрел на облизнувшегося слугу:
- Убирайся, - его глаза сверкнули. Все шло так, как должно было идти, но этот несдержанный звук нарушил сказочную гармонию и Высший увидел темно-розовый восход...

    Дориан лениво выпрямился и улыбнулся:
- Вперед, Родрик..
    Глаза его закрылись, а голова откинулась назад, когда дыхание постепенно утихло. Все вокруг застыло. Лицо Высшего Вампира - одного из первых военначальников при жизни и после смерти - было спокойным. Тело расслабленно лежало, вбирая в себя боль от гибели его потомков. Он знал, что они идут к победе. Видел это. Людям ничто не могло помочь. Они сами уничтожили силу, которая могла бы им помочь. Те, кто подумал сладить с ним - просчитались…
- Вина, - тихо молвил он, не открывая глаз.
    Бокал очутился в его руке. Прекрасные глаза вампира раскрылись, с болью глядя в ночь, что уже неподвластна даже утру.
    Солнце поднимаясь над этим миром уже не могло рассеять мрак: "Потом ты снова будешь сиять, светило… Пью за тебя и за своих детей, которые еще ни раз смогут увидеть тебя, как только пройдут путь, который я им определил. За тебя и за свою силу." Он отпил несколько глотков и мрачно откинулся в кресле, глядя на карту с дрожаще-светящейся полосой-границей.
Неожиданно глаза его расширились, а стакан медленно выпал из руки. Пальцы задрожав, сжали горло. Несколько секунд он молча смотрел в пол, с усилием дыша:
- Прощай, брат.
Дориан выпрямился и подошел к окну, пытаясь вспомнить как же это люди дышат вбирая всю силу воздуха:
- Ты умер вместе с силой леса, Родрик. Они заплатят и за это. Возможно не сейчас, но заплатят, - странный смех сорвался с губ, корежа красивые губы. - Крови..
Приказ был тут же выполнен.


--------------------
Символы их веpы на щитах,
Но отчаянье в глазах,
А в источнике сил скопился стpах.
Их воины падают вниз, чтобы коpмить собою птиц,
Шаг за шагом - впеpёд, всё меньше ненависных лиц.
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Саола
сообщение 21.01.2005, 9:53
Сообщение #46
Пламя
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 29


Прости меня, моя любовь....



29 день месяца Домоседства. Утро
Море. К востоку от Лаконы.

        Когда-то об этом слагали легенды моряки. О туманных областях без конца и начала, без ветра и света, даже без времени, где в стылом белом мареве скользили навстречу попавшим туда на беду мореплавателям давно затонувшие корабли, ведомые призрачными руками. И любого, кто посягал на священную пустоту этих мест, более никогда не видели под живым небом.
        Еще одна Легенда, сродни тем, что Эвиан рассказывал когда-то о Туманной долине, Тенях и Древних магах, ночной кошмар, вошедший в реальность, ставший повседневным, даже рутинным.
      Узкие хищные корабли, так похожие на сторнийские рейдеры, медленно ползли к Сторну, разрезая высокими резными носами туман, плотный и белый, как разлившееся по воде молоко. Прошлой ночью еще чувствовался ветер, и можно было различить среди туч клочки усыпанного звездами ночного неба. Теперь же в мире не осталось ничего кроме влажного серого марева, и отличить день от ночи порой, возможно, было лишь по тому светлее или темнее оно становилось. Если бы Саола не знала, кто именно прокладывает курс, она усомнилась бы, что они вообще достигнут цели.
        Корабли шли на восток.
      Плавание еще не успело стать долгим, но к тому, как начинается здесь каждое утро, Саола успела привыкнуть. На ведущем корабле тоскливо и раскатисто раздавался гул корабельного колокола, а через какое-то время столь же печально ему вторил сквозь туман другой такой же не то грохот, не то стон c палубы второго судна невидимого, словно потерянного за туманом…. И снова воцарялось гнетущее почти погребальное безмолвие….
      Саола давно перестала считать дни после отплытия, она редко выходила из каюты и еще реже говорила с кем-то кроме Иванэ. Ночи с ним… дни в одиночестве…. Этот путь весь состоял из затянувшегося ожидания, бездействия и безмыслия, давно успевших стать тягостными. Четверых никто не тревожил, или даже просто не вспоминали, как забывают до боя о висящем в ножнах на поясе клинке… холодном и мертвом до времени…
      Жизнь на кораблях словно застыла, каждый ходил и жил в плену прошлого, своей памяти и своих мыслей, стараясь не пускать других в тот малый осколок собственной реальности. Казалось, туман будит самые потаенные воспоминания, хорошие, плохие, все сразу, погружая с каждым разом все глубже в какую то лишенную времени и воли бездну.
    Саола помнила все… помнила тропу к морю вдоль белых стен, острый запах жасмина, очень яркое солнце и собственный смех, густо-сумеречные ночи столицы и серые стены в отсветах рассветного огня, помнила хруст замерзшей от нежданного мороза травы под ногами, слишком алые цветы на снегу, алые на белом, словно кровь или пламя.
    Как будто кто-то мелко и остро нарезал картинки памяти, и ранил сразу сотнями их осколков. События, лица, глаза, слова - необдуманно сказанные, случайно подслушанные. Кого-то уже не было в живых, кто-то до сих пор был рядом или стал врагом… боль…. Но стоило закрыть глаза и что-то согревающее и сильное ревом пламени, невесомой мягкостью пепла обещало избавление от любых тревог, обещало силу, обещало покой.
      Саола проснулась с беззвучным криком, чувствуя как Дар вместе с сердцем пытается вырваться из груди, короткие мгновения полусонной растерянности и совершенно четкое осознание опасности. Сила на силу, слишком чуждая, слишком холодная.
      Она почти выбежала на палубу, вглядываясь в туман… ничего кроме тумана. Закрыть глаза, холод, полный штиль, затхлый неуместный в море запах, и Сила, словно ослепнув, отказывается показывать в чем дело, крупная дрожь…. Чьи то осторожные руки накидывают на ее плечи плащ. Дар, будто смазавшись от попытки разглядеть что-то впереди, не сразу дает возможность разглядеть того, кто стоит за спиной…
- Вэл….
- Ты тоже чувствуешь это? – голос юноши казался необыкновенно отстраненным….
- Да, - Саола плотнее закуталась в мягкую, но неспособную согреть ее ткань плаща, - Море пахнет кровью.
      Молодой чародей только кивнул, закрыл глаза, как это делала его собеседница совсем недавно, и через мгновение тряхнул золотоволосой головой, словно отгоняя неприятное видение.
-  Дальше, похоже, пути нет, - медленно произнес Вэл, чуть нахмурившись, - Надо предупредить остальных….
- Адриан уже знает…
      Словно, в подтверждение ее словам над морем прокатился протяжный и печальный гул колокола, палуба ощутимо качнулась под ногами, корабль разворачивался.
      Что теперь? Назад? Нет… Их силы, Силы даже одного из четверых сполна хватит что бы проникнуть за это сотканное из тумана, чьей-то памяти и боли препятствие… хватит, но за это придется платить, платить дорого, и шансов победить станет еще меньше… хотя куда уж меньше….
      Дориан не должен заметить их корабли раньше времени. Кто знает, какими еще возможностями обладает этот вампир. И кто знает, что еще Адриан готов поставить на карту.
- И что теперь, ждать чуда? – Саола не сразу заметила, как неожиданно ее мысли обратились в слова.
- Чудеса нынче дороги…, - в зеленых глазах молодого чародея вспыхнуло и погасло что-то, не то ярость, не то горечь несвойственные ему прежде, но так давно знакомые ей самой.
- И порой совершенно бесполезны, - медленно произнесла она, позволив себе невесело улыбнуться.
      Молчание…. Лишь осколки памяти… но порой кажется, что все понятно без слов. В иное время и под другими звездами их сила могла послужить иному…. Наверное из Четверых только Алек не думал о том, что можно было бы сделать, сложись их судьбы иначе. Насколько опасным или напротив полезным был бы Дар, если бы вампиры как прежде крепко спали под сторнийской Цитаделью, и Лес охранял мир от пробуждения зла…. И вообще была бы Четверке дарована эта мощь…. Дарована или они всего лишь обречены на нее от рождения и до смерти…. На каждый свой шаг.
      Но Саола никогда не была сторонницей того, что бы подобным образом оправдывать свои ошибки…. И каждый из них перед последней битвой этой войны вновь примет свое верное или ошибочное решение, решение сразу шагнуть в бездну или остаться на краю этого обрыва, зная, что земля песчинка за песчинкой рано или поздно все равно уйдет из под ног….
      Долгий взгляд глаза в глаза. Двое людей или только две Силы, пытающиеся разглядеть друг в друге, словно в собственном отражении, что-то все еще человеческое?
- Остается только ждать, - очень тихо произнесла Саола, словно разрывая этими словами плотный покров тишины.
- Уже недолго, - Вэл улыбнулся, но глаза мага остались серьезными.
    И нечего сказать, это лишь больнее говорить, пробуждая те немногочисленные воспоминания, в которых все было иначе, и сами они были иными…
- Удачи, брат, - Саола улыбнулась в последний раз, накинула на волосы капюшон и шагнула в туман. Через мгновение послышались слова ответного пожелания, но стылое серое марево уже скрывало говорившего от ее глаз.

30 день месяца Домоседства. Ночь.
Море. Западнее Сторна.

      Саола проснулась от тишины. Глубокой, мягкой, оглушающей настолько, насколько не может ни один даже самый громкий крик. Так тихо бывает лишь за мгновение перед бурей….  И ничего не изменилось, и все вместе с тем стало иным….  Время пришло. ИХ время.
      Она не могла бы точно сказать, когда точно разжались ледяные пальцы тумана и пала та сила, что всегда даже за сотни миль напоминала Четверым, что есть еще в Мире место, где можно и под покровом ночи спать спокойно…. Ничто уже не будет прежним. Щиты разбиты вдребезги, остается только нападать….
      Какое-то время она еще неподвижно лежала, вглядываясь в лицо спящего рядом мужчины, успевшего стать любимым и близким, но вместе с тем оставшимся чужим. Можно бороться за любовь с любыми существующими соперницами, но призраки и с память непобедимы. Возможно и к лучшему, что она так и не смогла вытеснить Александру Рано из его сердца.
      Ценны, приятны или болезненны, но воспоминания это то, что никогда не может быть утеряно, и останется с тобой даже если будет отнято все…
      Лицо Иванэ, утратившее во сне присущее ему суровое выражение, было так близко, что Саола чувствовала его дыхание на своей щеке, еще мгновение, что бы запомнить, мгновение, что бы уйти… почти неощутимое прикосновение к губам, вместо слов прощания, которые она так и не научилась говорить. Он во сне перехватил ее руку своей, тихий шепот на грани слуха, последнее тепло, что было у них на двоих….Бесконечно длинное и короткое время… Саола осторожно выскользнула из под одеяла, стараясь ничем больше не тревожить спящего мужчину.
      Когда-то целую жизнь назад Гильдия ныне уже несуществующего города Криэрана научила ее быть бесшумной при желании. Все просто. Старенький, но очень уютный темный костюм для верховой езды, плащ с капюшоном и вновь вернувшийся холод. Дрожащие пальцы, с трудом отыскавшие ручку на дверях каюты, и ноги будто прилипшие к полу…. Так трудно сделать шаг за порог…
      Двери на новых недавно-смазанных петлях бесшумно затворились за покинувшей каюту тонкой темной фигуркой, и Саола, наконец, нашла в себе сил, что бы выпрямить спину и заставить себя пойти вперед. На западе лежали черные силуэты островов, небо, освободившись от тяжкого туманного морока, ранило ночную темноту сотнями звездных игл. Только плеск воды, и странная очень тихая мелодия, словно кто-то и сейчас в преддверии завтрашнего ада еще находил успокоение в прикосновении к струна и их звучанию. Прекрасная ночь…. Таких еще не было на этом пути, пусть станет хорошим знаком.
- Ты опоздала, - сухой сильный голос не заставил ее даже обернуться.
- Нельзя опоздать на свой бой, Адриан, - Саола усмехнулась, - Ведь у каждого он свой, не так ли? Ты принес?
- Да, - словно на оба вопроса сразу ответил маг.
        Она обернулась, принимая из рук чародея тонкий сторнийский клинок и небольшую фляжку, взвесила это добро на руке и осторожно прижала к себе. 
- Теперь идите.
        Саола кивнула, заметив, как от тьмы отделилась еще одна темная фигура, почти не отличимая от нее самой в темном плаще с капюшоном. Сингреллин….

        Лодка ведомая одним из сторнийцев Рикареда Шарка почти бесшумно скользила по волнам на встречу темным островам. Морской воздух обжигал горящее от не пролившихся слез лицо.
        Так проще уходить, не прощаясь, не говоря и не слушая слов, когда некому плакать и не о чем жалеть, без лишней боли, без неуместной надежды….
        Осторожно открутив крышку фляжки тонкого серебра, Саола сделала первый глоток…. Легкое лесное вино отдавало непривычной, но уже знакомой горечью. Почему-то внезапно пришла шальная мысль, что Ярно в таком случае обязательно поднял бы тост за победу…..
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Тарикэ
сообщение 22.01.2005, 16:30
Сообщение #47
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 14


&quot;Битва во Имя, но чье это - Имя?&quot;



28 число месяца Домоседства. День или ночь - не все ли равно? Один Каар их ведает теперь.

Темные, тяжелые ветви склонились к земле, словно их тянуло что-то.. Тарикэ молча стояла под деревом, разглядывая влажную кору, что впитала в себя растаявший снег. Девушка отстраненно думала о том, что возможно точно так же равнодушный холод снега впитывает чужую ему кровь людей.. Ей хотелось вспомнить слова молитвы, но вспоминались лишь строки забытого стихотворения, услышанного когда-то от отца.

"Судьба моя..
Толь улыбка, толь оскал,
Не тебя ли я искал..
То ли выбор, то ли - долг.."

Тарикэ вздохнула и посмотрела сначала на восток, на чуждые ей воды. Не лирийских скудных на прохладу степей, а полноводная, холодная, лесная вода. В глубине ее рисовались еле заметной рябью странные образы: людей, оборотней, животных, вампиров. Принцесса вздохнула. Воспоминания не давали покоя.

.. Сильвия, спасающая ее от стражи.. Сильвия, скрывающаяся за городской стеной.. Свэн, который нес ее на руках.. Сильвия возмущенная тем, что ее подруге сделали больно.. Свэн и его улыбка в тот страшный вечер... Его послала Сильвия. Сильвия оставалась в странном городе Криэран, которого больше нет. И Сильвии больше нет. Есть вампир. Отнимающий жизнь у других. Живущий за счет таких, как Тарикэ. Если бы Сильвия встретилась ей, то кто знает чем бы все закончилось. Там где была белокурая криэранка - не осталось людей. Были лишь те, для кого жизнь Тарикэ ничего не стоит. Им нужна ее кровь..

..Принцесса крепко сжала губы, не позволяя себе заплакать и тихо шепча:
- Все что я могу сделать для тебя, Сильвия, это убить своими руками при встрече. И я это сделаю. А если мы не встретимся.. То тебя повстречают мои дети или дети моих детей. Но я им передам свое слово. Они убьют тебя, моя любимая подруга. Ты не умрешь от чужой руки.. Тебя убьют те, кто будут знать за что они тебя убивают. Это долг чести. Это память дружбе. Это закон жизни.
Тарикэ медленно опустилась на колени в снег. Тонкие пальцы принялись расчищать от снега крохотный клочок земли. Земля под снегом - холодная.. И - как и все здесь - чужая. Тарикэ сжала замерзшие пальцы в кулак, поднесла ко рту и попыталась согреть дыханием. Ничего не получалось. Пальцы покраснели. Принцесса вздохнула и снова коснулась земли, закрывая глаза и погружаясь в этот холод и боль. Под пальцами таяли лениво осколки застывшего льда, обнявшего лесную землю. Вот рука напряглась и ладони коснулась старая, прошлогодняя, жухлая трава. Принцесса еще сильнее прижала руку к земле. На лбу девушки выступили капли пота. Пальцы задрожали от напряжения, боли и силы текущей сквозь них. Это оказалось совсем непросто - пробудить жизнь там, где она заснула, умерла, погибла. Она сидела и ждала, продолжая ждать. Почти столь же безрассудно веря в неосуществимое, как это делали те, кто сражались далеко-далеко..

"Судьба моя...
То ли день, а то ли - ночь,
Улетает птица прочь,
То ли вечность, то ли - миг,
То ли - Ветер, то ли - крик.."


--------------------
"За чертой нездешних сказок
Непонятное случилось..."
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Риган
сообщение 24.01.2005, 17:41
Сообщение #48
Персонаж Игры
Аколит
**


Пол:
Сообщений: 48


&quot;Жизнь стоит того, чтобы жить!&quot;



29 число месяца Домоседства. И.. дальше тишина..

"Больно? Нет.. Все, как надо.. " Под неумолимыми когтями хрустнул очередной враг. Она не видела, но вся светилась багрянным пламенем. Защитная сила обратилась в разрущающую. Рвующегося вперед зверя уже никто не мог сдержать. Она не искала смерти, она пыталась утолить чувство мести все более разжигаемое с гибелью каждого врага. Все более яростно-рвущего ее человеческое сердце. Зверь не чувствовал боли, зверь хотел битвы. Серебристая шкура залитая потоком чужой крови превратилась в пугающий, алый саван. И она танцевала в нем среди них. Среди врагов и друзей. Она ждала рассвета, сжимая в очередной раз клыки вокруг глотки еще одного врага, чьи зубы лишь чуть опоздали, не успев коснутся звериного горла. И снова рычание - бросок... Она не поняла в какой миг завершилась битва. Просто вдруг не кто уже не стремился убить. Вся залитая кровью поляна ярко-освещалась лучами зимнего солнца. Снега не было. Он расстаял от крови вампиров и людей. Огромная, когда-то снежно-серебристая кошка стояла среди искромсанных врагов и оглядывалась, с трудом веря, что больше некого рвать и терзать... Терзать так, как терзалось ее сердце, потерявшее Друга. До нее с трудом доковыляли еще два оборотня, но первая вдруг пружинисто отпрыгнула и подняв морду к холодно-сиявшим небесам - завыла. Протяжный вой подхватили два голоса... Странная молитва оборвалась рычанием. Риган опустила голову и поплелась в лес. Она не оглянулась на сестру и Виктара, что изумленно переглянувшись, пошли следом. Ри просто шла к лесу с трудом передвигая лапы и все ниже опуская широколобую головенку. Краем глаза она видела, как оставшиеся в живых готовятся отступать к Тилу. Кто остался в живых? Это ее уже не волновало. Тот - единственный, кого она поклялась защитить - уже был далеко от этого мира. Кошка мрачно шла в чащу. Слипшаяся от крови шерсть зудела и это ей не нравилось. Изо рта ее все чаще вырывалось хриплое рычание и чуть слышный, тоскливый вой... Сверкающая гладь воды остановила ее ход. Кошка решительно зашла в воду и принялась тщательно мыться. Большие лапы упрямо и упорно скребли шубку, очищая ее от чужого запаха и крови. Через пару мгновений рядом с ней оказалась сестра и огромный волколак. Звери мыли друг друга, чуть слышно огрызаясь. А затем они дружно взялись мыть угрюмо рычащую Риган. Фаэнна попыталась фыркнуть, но мрачный изподлобья взгляд сестры остановил ее. После того, как шерстка кошек вновь засверкала серебристым блеском, а серая шкура волка стала гладко-блестящей от чистоты, звери все так же молча вышли из воды, яростно отряхиваясь и бросились, не сговариваясь, в Тил. Но как только они оказались за стенами, Риган быстро прыгнула в сторону и исчезла между деревьев.. Фа хотела бросится за ней, но ее остановил Виктар, ухватив кошку зубами за плечо и ощутимо сжав. Тихое ворчание было прервано жалобным рычанием. Они молча опустили головы, сознавая, что их сестре сейчас никто не поможет..
..Риган не считала сколько прошло часов, не следила за поворотами солнца.. Лишь дождавшись, когда люди проведут свои глупые церемонии и опустят тело Последнего Князя на землю для прощания, она рванулась к нему и, в миг яростно разметав всех вокруг, застыла над ним. Большие серебрянные глаза с золотыми зрачками все пытались найти хоть малейшее движение в навеки застывшем человеке. Но нет. Он уже никогда не посмотрит на ту, которую назвал когда-то сестрой. Никогда не притянет ее голову к себе, тихо утешая даже не словами, а лишь невыразимым спокойствием, которое хранилось в его ладонях, груди, сердце.. Риган упала. Упала рядом, прильнув горячее головой к застывшей руке Князя Эвора, ушедшего в Лес так далеко, что уже никогда она не сможет его догнать и, опрокинув, заявить что снова нашла его и не дала скрыться.. Она упала и снова в глупой попытке проснутся от невыразимого сна отчаянья, коснулась холодным носом его руки. Нет. Его нет. Кошка застонала почти как человек и на брюхе отползла от тела, позволяя людям завершить свои церемонии. Рядом послышались знакомые голоса, но Ри лишь ползла и ползла прочь, пытаясь не слышать, не видеть, не ощущать:
- Риган..
- Сестренка.. Сестричка..
Серебристая голова с крепко прижатыми к ней ушами, резко повернулась к ним. Оскаленные клыки испугали даже Фаэнну. В глазах не было ничего человеческого. Зверь рвался на части от боли и бессилия..
.. Прошло два дня, когда Фаэнна проходя мимо могил, привычно подняла голову, ища в ветвях стоящих вокруг деревьев сестру и не находя ее. Девушка изумленно огляделась и неожиданно прижала руку к губам. Знакомая, серебристая фигурка безжизненно застыла на земле, прижимаясь всем телом к тому месту, где навсегда скрылся от нее Князь.. Друг.. Брат. Фа сделала несколько шагов и по еле слышному рычанию поняла, что сестра пока еще жива.


--------------------
"По Дороге Сна мимо мира людей -
Что нам до Адама и Евы,
Что нам до того, как живет Земля.
Только никогда, мой брат-чародей,
Ты НЕ найдешь себе королевы,
А я - НЕ найду себе короля..." (с)
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Саола
сообщение 05.02.2005, 21:12
Сообщение #49
Пламя
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 29


Прости меня, моя любовь....



30 день месяца Домоседства. Перед рассветом.
Сторн.

        Нос лодки с тихим шорохом коснулся прибрежного песка, и сопровождающий их сторниец привычным движением забросил весла на дно посудины, давая понять, что плавание окончено.
        До рассвета еще не меньше часа.
        Саола шагнула на сторнийскую землю первой. Морской ветер, влажный холодный песок и скалы, ничего больше. Эти острова никогда не были щедры к людям, но и те, кто выбрал эти места своим домом, никогда не пытались кормиться с этой скудной земли. Сторнийцы всегда жили войной. Лучшего места для своего возрождения Дориан и придумать не смог бы.
        Последний глоток, пустая фляжка с тихим глухим звуком ударилась о землю, и Саола, оторвавшись от созерцания этого безжизненного мира, обернулась к своим спутникам.
- Возвращайся на корабль. Лодка и живой человек на берегу привлекут ненужное внимание, - медленно, отдавая себе отчет в каждом слове, произнесла Саола.
- Но, - оставшийся для чародейки безымянным сторниец удивленно посмотрел на молодую женщину, отдававшую столь странный его пониманию приказ, - Мне приказано ждать вашего возвращения.
- Ты хочешь выжить? - только взгляд.
        Она пошла прочь, не дожидаясь его ответа и уже через несколько шагов услышала тихий плеск весел.
        Для Сингреллин у Саолы слов не было. Прежде она могла бы ненавидеть это порождение ночи, бросившее первую каплю заразы приведшую к гибели Криэрана, но ненависть давно умерла, оставив на месте себя Силу, память, и смешенную с горечью пустоту. Все что Саола де Риэ, княжна Темноброда, служительница Гильдии, Императрица Лаконы, одна из Четверых могла любить или ненавидеть, все те чувства, которые она привыкла день за днем носить в своем сердце, остались позади, с первым прикосновением ее ног к этой мертвой земле.
        Оружию должно разить врага, не отвлекая себя на столь незначительные мелочи, как боль и страх. Не говорить, даже не думать, просто идти, шаг за шагом вперед…. Это не сложно, если побороть в себе желание посмотреть назад, где в первом зареве рассвета уже можно различить два корабля на неподвижной глади воды…
      Скалы, ведущие от залива к городу, на редкость напоминали ступени, ветер срывал капюшон, но Сила надежно защищала свою носительницу от чужих глаз, а окружающий холод не мог сравниться с ледяным касанием голода ее собственного Дара.
      Сто сорок шесть ступеней, спиной к морю, лицом к городу…. Еще одна мертвая Цитадель, угольно черные стены и темное не тронутое солнечным светом небо, тянущее к крышам словно дымные пальцы рваных  туч. Совсем иной город, но вместе с ним было здесь в самом воздухе в нависшей безмолвности, в полном отсутствии жизни, что-то роднившее эти стены с раскаленным летним небом и белым городом у берега моря, каким она видела Криэран в тот последний день его существования, в последний день своего бытия человеком.
      В этот раз ей не нужно даже идти туда….
      Сила слишком долго ждала, она слишком голодна и нетерпелива, но она подождет еще, до времени, что ей несколько часов в сравнении с тем временем, которое Саола не давала ей пробудиться.
      Ждать….
      Прижав к груди тонкий сторнийский клинок, девушка, не спеша, запахнулась в показавшийся ей чрезвычайно тонким плащ, неподвижно села на земле и закрыла глаза, невидимая в тени скал. Сила все еще дремала глубоко внутри, скрывая и человеческую и чародейскую сущность посланницы Леса. Саола знала, что так ее не обнаружит не взгляд, не магическое чутье врага. И тут в конце пути, известного лишь Властителям Сторна, она чувствовала себя почти в безопасности. Во всяком случае, шанс, что Тени побеспокоят ее здесь, был не большим, чем в любой ином месте этого мира.
      Где-то не далеко по камням скатывалась вода, капля за каплей отсчитывая бесконечно долгие мгновения. Тишина…. Ожидание…
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Мирта ле Тойе
сообщение 05.02.2005, 21:15
Сообщение #50
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 26






Мирта все ниже наклонялась к морю. Вода ей не чужая, если шагнуть, то она просто теснее сольется со своей стихией. Качанье волн гипнотизировало, обезволивая и обещая новую, совершенно не страшную судьбу.
  Если решиться.
  А если нет, то не надо слушать этот шепот – он никогда не дает всего, что с такой готовностью обещает. Как бы больно ни было… не надо.
  Оторвав взгляд от морского простора она глубоко вздохнула, борясь с головокружением.
  - Говорят, все маги безумны. Ваша Четверка наверняка: вы тянетесь к смерти как к любимой подруге, – Адриан снова появился неожиданно. – Ты решила утонуть, не дожидаясь битвы?
  - Эвор умер. Вчера. – Ясновидение – проклятый дар. Она видела его глаза, когда он умирал, в них не было упрека, и ее вина казалась еще тяжелее.
  - Я знаю, - после долгого молчания отозвался маг, - ты в этом не виновата.
  - А кто тогда! – Мирта выкрикнула это, пытаясь пробить его невозмутимость.
  - Тебе так плохо, оттого, что ты его любила, или потому, что так и не смогла полюбить? – спокойно и жестко спросил он. – Это больно, а я, несомненно, просто бездушен, - в глубоком голосе прорезался сарказм, - Но я не хочу всю оставшуюся жизнь соперничать с мертвецом. Подумай об этом.
  В наступившей тишине, среди наползающего тумана, казалось, больше ничего нет, кроме двух людей. Время, когда можно смело говорить о том, что чувствуешь. Одни мысли на двоих, но хочется сказать их вслух, чтобы тебе, тоже вслух, ответили то, что ты и так знаешь.
- Мне страшно, - ее шепот был еле слышен.
- Ты справишься, - он осторожно сжал ее руку, - Я буду с тобой. И потом, конец света – это страшно только в первый раз…
Она скорее почувствовала, чем увидела его усмешку. Со смешком, больше напоминающим всхлип, Мирта уткнулась в плечо магу.
Двое людей замерли, пытаясь обмануть время. Оно просто не увидит их, пройдет мимо, и все обязательно будет хорошо.


  О чем должен думать Великий Маг перед Великой Битвой? И должен ли он вообще думать? Сейчас – точно нет. Ничего придумать уже нельзя. Она положила аккуратно сложенный плащ на постель и вышла из каюты.
  Их Рубеж пришел к ним, или они, наконец, дошли до него. «Ты умеешь убивать?» - всплыли в памяти слова из давнего разговора и закружились, неотвязно звуча в ушах: «Умеешь… убивать?» Если остановиться и вступить в спор – не сделаешь и шагу дальше. Девушка качнула головой, отгоняя навязчивый шепот. Вперед, не замедляя шагов.
  Сила была совсем рядом, и в такие моменты Мирта не была одна. Их четверо, и сейчас она чувствует еле сдерживаемое напряжение Вэла, спокойную и чуть грустную собранность Саолы, недетскую серьезность Алека… Чувствует своих врагов, над которыми расправила крылья тысячелетняя ненависть. Зрелая, страшная, нечеловеческая.
  Что есть у них против многих веков во тьме, когда остается только одно желание: убить других, за то, что они не такие, или сделать их подобными себе? Ее Стихия несет жизнь, сегодня она будет уничтожать.
  Она шла по палубе мимо замерших людей. Кажется, ее окликнул Нико, кажется, рядом с ним стоял Гунла…потом, все потом. Оно обязательно будет, это «потом», даже если она его не увидит.
  Адриан не подошел – просто стоял и смотрел.
  «Боишься?» – пристальный взгляд черных глаз.
  «С тобой – нет» - легкий кивок головой.
  Рядом встал Вэл. Обмен взглядами, улыбками, касание руки. Больше они себе не принадлежат. Мирта закрыла глаза, и осталось только качание волн и шелест ветра.
  Я – вода. Сегодня я баюкаю флот Сторна, льну к скалам Тысячи Островов. Я обещаю, но те глупцы, что слишком доверяются моим обещаниям, никогда не дождутся их исполнения. Стихия может быть ласковой и тихой, а может – грозной и могучей. Это могущество никогда не опьяняет – Стихии нет дела до власти. Слушайте эту песню, замирайте от восторга, а когда вы поймете, что попались, будет слишком поздно…
  Она уже видела это – во сне. Огромная волна, увенчанная белым пенным гребнем, росла и росла – замерла на одно биение сердца – и страшно обрушилась на скалы Сторна.
  Девушка в насквозь промокшей одежде торжествующе засмеялась, протягивая руки к взбесившемуся морю. Ветер подхватил ее смех и разнес над водой. Песня Волн только начиналась.


--------------------
Но не жди, Судьба, не заплачу
Я на трудном своем пути.
И тогда на звезде соседней
Или где-то в тихом раю
Знаю я, что буду последней
Засмеявшейся в нашем бою!
(с)
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Вэл Горн
сообщение 05.02.2005, 21:16
Сообщение #51
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 22


Scietia potentia est



Что было рубежом - не ответил бы сам Адриан. Но пересекая его, он понял - последний рубеж. И было не понять: день или ночь, утро или вечер. Просто было надо. Пора. Вэл медленно поднялся на палубу, окидывая взором морской простор. В сиренево-туманной дымке, окутавшей прибрежье Сторна. Ветра не было. В тумане было тяжело дышать, казалось, что властная рука постепенно сжимает грудь, добираясь до сердца. И он, как ни странно, усмехнулся, узнавая чья это рука. Повернувшись - встретился взглядом с Миртой. Поразительно до чего схожи были сейчас глаза двух магов. Человек - Вэл Горн - привычно улыбнулся. Маг Ветра лишь почувствовал родственную силу, ему было безразлична человеческая суть, что несла в мир его душу - Дыхание Ветра. Вэл отвернулся, вглядываясь в сиреневую дымку над водой. Человек в последний раз ощутил разрывающий грудную клетку вдох. В последний раз перед боем ничтожно слабое тело попыталось справится с разрывающей силой Стихии. Не вышло. Он еще успел ощутить тысячи звезд, вонзившихся в его тело. Остальное был ни он. Даже боли от разрушающегося сознания человек уже не почувствовал. А Стихия впитывала силу от разрывающихся в ей подвластном мире звезд.. Сила Стихии расправила все свои крылья.

Стылая, серовато-сиреневая мгла раступалась неохотно, позволяя скользить сквозь себя. Сила шла через чуждый мир, ища то, что хотела найти. Шла неощутимой поступью, едва касаясь воды, которая в ответ тихим всплеском раступалась, давая проход. Корабли. Огромные корабли Сторна, скользящие средь вод, несли своим зазнавшимся противникам неминуемую гибель. Те, кто правил ими оставались моряками, рожденным для управления морем. Плавно окружая чужаков, вампиры не полагались только на свою сверхсилу. Они вели бой: флот против двух суденышек... И Дыхание Ветра переплетающегося с Песней Волн...

Первый удар был почти неощутим: флагман идущий прямо на правый борт корабля, где у руля возвышалась твердокаменная фигура Иванэ де Амарра, вдруг закружился на месте и полотна парусов заплескались в бессилии, ловя встречные потоки ветра, сталкивающиеся друг с другом и кренящие мачты. Свистопляска одного из кораблей чуть изменила шаг остальных. Судна ускорили бег, а тишину вод охватил один мощный вздох. Водянной столб остановил кружение, поглащая корабль и утягивая тех, кто не успел уйти с опасной тропы. Но сила противостоящая Стихиям тоже была неумолима и явно умела смеятся в отличии от своих противников. Мощнейщий залп вспенил воды рядом с тонущим флагманом, прекращая его агонию и отталкивая волной остальные. Сиреневая тьма сгустилась еще сильнее, но на считанные минуты. Что-то мешало ей полностью поглотить мир вокруг. Воздушный, стремительный поток промчался к острову и снес пару каменых глыб, покатив их в арьергарде флота вампиров. Это было похоже на игру. Это и была большая игра внимания, дерзости, наглости одной Силы против другой. Каменные глыбы вознеслись над флотилией кораблей и закружились в воздухе, выискивая место для приземления.. или выжидая. В одинокие судна полетели ядра, стемясь потопить, но рулевые четко повернулись, отплывая и вновь возращаясь. Их судна пытались постоянно находится напротив противника, которому магическая сила не давала окружить их. Тот, кто двигал корабли обладал не менее упорной и своенравной Силой. Облако мглы стремительно пронеслось от Сторна, накрывая своих и чужих. Каменные глыбы столкнулись, словно дождавшись сигнала и крошась обрушились в море. Вдали, возле невидимых берегов острова раздался гневный, нарастающий рокот Песни. Морская гладь, что так долго сдерживала свою силу, вдруг восставая выносила из заливов оснащенные корабли, обломки и боевых акул Сторна - самых страшных кораблей, что давным-давно стали легендой в мире. Скалистый берег острова еще более обнажился. Вода быстро отступала, обнажая морское дно, бьющихся в агонии рыб, затонувшие скелеты жертв, осколки мачт, странные, кроваво-красные кораллы, что все еще пытались протянуть свои пальцы, хватая отступающую воду..

Невероятная стена воды неслась на сторнийские корабли, на флот Дориана и на их дерзких противников. Водянная сила грозила смести все со своего пути, но вдруг столкнулась с Ветром, что непреодолимой стеной воздвигся на ее пути. Две Стихии, забыв обо всем на свете стремились соприкоснутся, слится друг с другом. Они не обладали чувствами. Они просто были родствены. Игры друг с другом.. И со странными созданиями людей - это так привычно. Молчаливое единоборство Стихий нарушил оглушительный в тишине треск. Прямо на глазах тех, кто еще осмеливался смотреть рушился один из кораблей. Медленно распадался на части. И сила Стихий - безжалостная, беспощадная, бесчувственная - рвала на части, на мелкие куски древесину, ткань, тела и чувства, если таковые еще оставались. И вдруг - они отступили друг от друга. Яростно рванувшись ввысь Дыхание Ветра разорвало мглу тумана, стряхивая ее клочки, как очнувшийся от полусна зверь. Песня Волн свирепо отхлынув от собрата, свернулась немыслимой спиралью, свивая ожерелье из многочисленных корабликов и со всей силой бросила "украшение" на скалы Сторна, еще больше отступая от его угрюмых берегов..

Свирепая сила Песни рвала корабли и в то же время охраняла два судна, пытающихся и удержаться в пределе битвы и не быть захваченными ими. А Ветер рвал и рвал туман, освобождая свое дыхание для того, чтобы лучи солнца пробившись сквозь мглу осветили поле немыслимой битвы. Первый солнечный луч скользнул по замутненным кровью волнам бушующего моря, что наконец остановило свое отступление, ожидая.. А Ветер рвал прорвавшимся ревом стылую мглу. Грозный, нарастающий гул нарушил удар, еще один, еще. Дыхание Ветра смолкло, отбрасывая прочь жалкие клочки тумана и устремилось к оголенному острову, ища источник ударов. И он нашел их. Яростное пламя земли рвалось вперед. Еще один собрат.. Дыхание стремительно понеслось, подхватывая с собой осколки, камни и расшвыривая их тут же. Да! Удар за ударом! Да!! По врагу, по его силе, что вновь и вновь просыпалась из века в век, забирая себе жизнь и даря ее призрачное существование своим игрушкам. Еще и еще раз - удар! Ярость.. Ярость.. и Ненависть. Ветер застыл на миг, ослепленный вспышкой безумного огня и оглушенный одним единственным криком, который был способен долететь до него..

.. Кричал тот, кто носил в себе Дыхание Ветра..
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Рикард Шарк
сообщение 05.02.2005, 21:24
Сообщение #52
Персонаж Игры
Аколит
**


Пол:
Сообщений: 40


Патриотизм – это великое бешенство.



Он возвращался на Сторн. Проклятый во всех смыслах остров, страна, которая исчезла. Нет, острова по прежнему гордо высятся из воды, но главное – народ Сторна, исчез… Те сторнийцы, что выжили после кровопролитной и не были на острове, когда проснулся Дориан, рассеялись по миру, став изгоями, потеряв все…
    И теперь их слишком мало, и даже если они соберутся здесь на Сторне, – никогда больше морской державе не возродиться, не стать тем, чем она была раньше. Скорее всего, последние из сторнийцев рассеется по миру, а их дети и внуки забудут, кем были их предки. И Сторна не станет, останутся лишь записанные рассказы, былины и песни…
    О тех, кто сейчас в ошейниках «слуг» помогал вампирам, Рикард уже не думал как о сторнийцах и людях. Разговоры, что у них не было выбора – ложь. Выбор есть всегда: ведь прыжок со скалы в штормовые волны – это тоже выбор…
    Он по-прежнему не видел, но уже не ощущал в этом особой потребности. Тьма  поглотила мир вокруг, но он мог говорить, слушать… И он умирал, это он тоже почувствовал.
    Они должны уничтожить Дориана, причем уничтожить быстро. Ведь с каждым днем, с каждой жертвой он становится сильнее. Вампиры раньше боялись света, теперь он им не страшен, с каждым днем они обращают в свои подобия все больше людей, и вскоре темная волна захлестнет весь мир. И время людей кончится.
    Если Дориан не поглупел за тысячу лет сна, то он учитывает возможность существования защитников и начал возведение магической защиты вокруг островов. И, скорее всего щит почти достроен, но одна прореха в нем осталась…
    Рик задумчиво повертел в руках свой талисман.
    - Как скоро мы прибудем?
    - Мы уже почти прибыли… - раздался голос Адриана.
    Рик обернулся к Алеку.
    - Алек! – бывший повелитель Сторна сам удивился своему голосу, это был голос потерявшего всякую надежду человека. – Я хочу, чтобы ты вспомнил Лаверну, вспомнил все до мельчайших подробностей…
    Мальчик молчал.
    - Ну, что вспомнил?
    - Да, – мальчонка, похоже, плакал. Хорошо.
    - Теперь ты должен понять… Это сделал я, я поручил уничтожить одну из Лаконских деревень, чтобы стравить Полумесяц и Лакону… Я развязал войну.
    Он чувствовал дрожь стоящего рядом ребенка.
    - Теперь пойми, одним ударом ты сможешь убить двух существ, которые принесли этому миру больше всего зла! Убей нас, Алек…
    - Я не могу… - прошептал мальчик.
    - Делай! – Рик со злостью наугад ударил его, - Делай, гаденыш! - рядом послышался еще какой-то звук и калека, бывший Правителем Сторна - хрипло засмеялся. - Сделай это, мальчик, иначе все твои друзья сгинут в огне зажженном в Лаверне.
    Больше его не интересовал этот малыш.. Теперь дело за малым, найти способ связаться с Дорианом, привлечь его внимание, и дать Алеку шанс нанести свой удар. Шарк старательно восстановил в памяти все подробности встречи с повелителем теней. Это было неприятно, но почти сразу дало результат – в голове раздался насмешливый голос вампира. Похоже, тот был чем-то доволен.
    - Рикард? Какая встреча.. Что ж привело тебя сюда?
    Рик изобразил неприличный жест в сторону невидимого собеседника, с трудом справляясь с последним в его жизни и самым страшным приступом боли. Тело надломлялось, но продолжало жить, цепляясь за это подобие существование извечным "хочу жить". В горло хлынула кровь, когда он последним усилием сжал рванулся инстинктивно и схватил за плечо стоявшего рядом Алека. Последняя мысль была странной: "Переживет ли этот наивно-добрый ребенок собственный удар злобы и ненависти..."
Последнего удара уже не было. Как и не было ничего, кроме изуродованного тела последнего Властителя Сторна.


--------------------
Там, где дни облачны и кратки, родится племя, которому умирать не больно.

ПЕТРАРКА Франческо
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Дориан
сообщение 05.02.2005, 21:26
Сообщение #53
Вампир
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 18






Губы улыбнулись: снова это милое единство Стихий. Дориан качнул головой, вспоминая. Те, кто еще был рядом, устремили свои горячие, распаленные глаза на Высшего, ожидая приказа:
- Если сможете встретить человека - он ваш, - тихо прошептал вампир, допивая бокал и отбрасывая его прочь. - Силы мира.. Мы тоже сила этого мира, созданная ради взаимного развлечения. Не так ли, друг мой Адриан?
Короткий смех резко оборвался, когда среди своих детей он ощутил еще одну..
- Сестра, - церемонный, изысканный поклон.
- Брат, - она стояла, высокомерно глядя на него.
- Годы, тысячелетия не изменят тебя, моя крошка Сингреллин, - клыки сверкнули в улыбке.
Вампирка пожала плечами:
- Зачем? Меня все устраивает.. Ты меня не поцелуешь?
- Конечно. Братским поцелуем, - мягко ответил Высший и медленно, следя за ней, пошел навстречу.
Неожиданный, словно удар по плечу, зов остановил его. Глаза продолжали смотреть на Сингреллин, в то время, как сам вампир уже видел другое существо:
- Рикард? Какая встреча.. Что ж привело тебя сюда?
С губ человека еще сорвалось какое-то слово, прежде чем мощнейший удар, направленный прямо в вампира понесся по проложенному сознанием пути. Дориан успел выставить блок, сдерживая своей неимоверной, немыслимой силой то, что неслось к нему через разрушающееся сознание связанного с ним человека, через каменные глыбы, что еще держали на себе Цитадель Сторна. Клыки вампира яростно лязгнули, когда он в ответ потянулся к тому, кто нес ему смерть:
- Мальчишка.. Ты меня смертельно напугал, - язвительные слова ядовитой силой пронзали все вокруг. Тот кто пытался добраться до него - не мог не слышать отвечающего даже не живому, а той кто издревле противостояла ему - самой земле. - Еще мгновение, мальчик, и я увижу твое лицо. И тебе придется молить своих, чтобы они добили тебя..
Он тянулся к противнику, ощущая взаимнопереплетающуюся ярость и радуясь ей. Ничто не ставит противников на одну ступень друг с другом, как - яростное безумие. Дориан был достаточно безумен, чтобы сознавать это, давая волю своей силе. Неожиданный вопль долетел до него:
- Ты помешал моему сну, брат!!!!
Родная кровь поднялась друг против друга.. Они сцепились. Брат и сестра. Чтоб не погибнуть по одиночке.


--------------------
Символы их веpы на щитах,
Но отчаянье в глазах,
А в источнике сил скопился стpах.
Их воины падают вниз, чтобы коpмить собою птиц,
Шаг за шагом - впеpёд, всё меньше ненависных лиц.
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Николя ле Тойе
сообщение 05.02.2005, 21:27
Сообщение #54
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 29


Кроме жизни терять нечего....



30 день месяца Домоседства.
Море. Западнее Сторна.

      Говорят, художникам снятся их будущие картины, а ученым точные столбцы формул, но Нико до этой дороги никогда не слышал во сне музыки…. Тихая нежная мелодия не оставляла графа на том странном пути, который им выдалось пройти сквозь туман. Стоило закрыть глаза, и она звучала в голове, а руки, касаясь наутро струн, без труда извлекали те самые звуки.
    Нездешняя печаль, чужая ли память, несказанные слова…. В ней было все, и не было ничего кроме простого набора звуков, который может дать любая гитара и человек знающий несколько аккордов. Пару раз Нико пытался подобрать слова, но все напрасно. Эта мелодия просто не нуждалась в них, и более того, казалось, любое вторжение способно нарушить ее странное совершенство….
    Николя не сразу понял, что они с Алеком в комнате не одни. Граф медленно поднял глаза, встречаясь взглядом с неподвижными и темными глазами Адриана. Лицо мага в полумраке комнаты казалось нарисованным мелом по черной доске, словно застывшим, еще более бледным, чем обычно. И Нико в который раз задал себе вопрос, сколько же веков темному чародею на самом деле и можно ли считать этот образ Силы живым хотя бы настолько, насколько жив он сам или любой другой из отправившихся в это возможно последнее для них плавание.
- Сейчас не время и не место для песен, граф Тойе, - холодный и обычно твердый голос мага показался едва не напуганным, и Нико привычно прижал струны рукой.
- Пора?
      Маг молча кивнул, пошел прочь, и Нико почувствовал, как его ладонь крепко сжала детская рука.
- Ты пойдешь со мною?
      Граф опустился на колени, так что бы его глаза были на том же уровне, что и лицо Алека и постарался, как можно более ободряюще, улыбнуться.
- Конечно, пойду. Я всегда буду рядом, - медленно произнес он, - Даже когда тебе покажется, что нет. Веришь?
    Мальчик быстро кивнул, но огромные темно-зеленые глаза с уже дрожащими в них слезами хранили в себе страх. Страх, вынесенный из снов, из неестественно плотного тумана, из прошлого – пепла и крови сгоревшей на берегу речушки деревни… еще слишком свежая и непосильная для ребенка боль, растревоженная темным недобрым волшебством.
- Ничего не бойся, - пустые, но нужные слова и горькое осознание собственной беспомощности, неспособности сделать хоть что-то, что бы оградить мальчика от предстоящего ужаса…. И остаются только слова, слишком мало, но все же больше чем ничего….
- Я умру? – очень прямой и по взрослому сознательный взгляд, в это мгновение Нико многое отдал бы, что бы не смотреть в глаза Алека, но не имел на это права, как не имел права и лгать…
- Нет, - твердо, стараясь сохранить в голосе хоть сколь нибудь бодрости, ответил граф, наконец, заметив тень улыбки на лице мальчика…
      Дело оставалось «за малым», сделать так, что бы это слово не стало ложью.

      Было раннее утро. Море казалось настолько спокойным, что казалось почти невозможным потревожить эти мирные, казавшиеся даже ленивыми воды…. Серая лишенная волн гладь, черные зубья островов, алая полоса рассвета в просветах скал… Последнее утро этой зимы, зимы какой это небо прежде не видывало… Сталь, уголь и кровь.
      Время остановилось, сделав мир необыкновенно четким, словно нарисованным, каменно неподвижным на считанные мгновения перед бурей. Нико и сам застыл, словно не в силах пошевелиться, он смотрел на Алека растерянного и испуганного, о чем-то говорящего с Рикаредом Шарком, на сестру ставшую в одно мгновение необыкновенно прекрасной и столь же чужой, сознавая какую-то страшную необъяснимую неправильность происходящего. Находил в себе силы смотреть до тех пор, пока бывший Властитель Сторна не ударил и без того плачущего мальчика. А потом мыслей уже не было…. Пересилив свое странное оцепенение, Нико бросился вперед, запоздало сознавая, что существует еще одна Сила способная остановить его….
      Удар не был особо болезненным, но сбил с ног.
      И мир взорвался. Словно кто-то властной рукой смазал чрезвычайно яркую и четкую, но все еще влажную краску на холсте. В этом была какая-то давящая, ужасающая красота. То, что останется в памяти, как бы ни хотелось не вспоминать этого никогда.
      Но время уходило, времени всегда безнадежно мало, и собственные движения казались невероятно медленными. Нико поднялся, и пошел вперед, рука безошибочно нашла на поясе перемотанную кожаной полосой рукоять кинжала.
    Если Адриан не пропустит его, то умрет здесь и сейчас, никакая магия не спасет от простой стали…. Но Адриан не держал. В царящем хаосе он поражал своим почти умиротворенным безразличным спокойствием. Но спокойствие мага беспокоило Нико меньше всего….
    Алек все еще сжимал побелевшими пальцами плечо своего единственного и теперь уже мертвого врага. На короткое мгновение Нико показалось, что он опоздал. Тело мальчика было столь же неподвижно, как и тот к кому он инстинктивно прислонился, отдавая Силу, волшебство почти материально ощутимое в горячем расплавленном воздухе.
    Последний шаг, сознание отчетливо кричащее «назад!». Нико наклонился, прижимая Алека к себе, отрывая его от той двери в бездну, которую открыл для него тот, кто раньше был повелителем Сторна. Бесконечно долгое мгновение, шаг назад и вот уже костяной амулет владыки акул выскальзывает из детской руки, оставаясь висеть на шее мертвеца…
    Дару всегда нужен выход. Первый раз ледяные дробящие мысли и чувства пальцы силы коснулись Нико слегка, для того лишь, что бы через мгновение крепко сжаться и уже не выпустить очередную жертву из рук…. Привкус крови на губах… Боль…. Любую боль можно терпеть.
- Я здесь, - звук собственного голоса потонул в реве стихий, но Алек, словно услышав, вздрогнул.
  Граф нашел в себе силы опустить его на палубу, глядя как снова становятся человеческими еще недавно казавшиеся застывшими черты, и следом упал рядом сам.         
  Боль отпустила внезапно, сменившись темнотой.


--------------------
Вечно молодой, вечно пьяный ;)
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Саола
сообщение 05.02.2005, 21:29
Сообщение #55
Пламя
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 29


Прости меня, моя любовь....



30 день месяца Домоседства. День.
Сторн.

    Капля за каплей…. Самые необратимые изменения всегда происходят незаметно…. Саола видела все, не весть как, но обострившиеся в оцепенении чувства давали возможность собрать осколки происходящего с теми, кого она должна была, но так и не научилась называть своей семьей.
    Пора!
    Замершая у скал фигура поднялась одним точным и каким-то нечеловечески быстрым движением. Она не смотрела на море, но знала и так, знала все, что нужно знать стреле для того, что бы попасть в цель….
    В этом каменном мире не было огня, словно весь он был создан из тьмы и этих голых скал. Только на первый взгляд. Где-то далеко внизу, под кожей этой суровой земли, в глубине скал, в прожилках камня пульсировала кровь этих островов… огненная кровь.
    Тонкий сторнийский клинок с тихим звоном вышел из ножен, голубая сталь, земля, закаленная в огне. Настолько острое лезвие наносит раны почти безболезненно. Саола равнодушно наблюдала, как из ровного пореза на запястье вытекает кровь. Темно-алые капли, скатываясь по ладони, падали на землю, сгорая, прожигая камни, стремясь вниз вместе с поднимающей голову Силой, словно желая скорее встретиться с родной им стихией, уже неистово рвущейся навстречу неподвижно застывшей под темным небом девушке.
    Саола чувствовала, как дрогнули нерушимые стены Черной цитадели, чувствовала, как внизу рождалась буря, какой еще не ведали воды этого моря, так словно ее собственная Сила, проникая в мир, сливалась с Даром тех, кто наравне с ней торопился обратить эти острова даже не в руины, в пыль которой нет и не было под этим солнцем.
    Дрожь земли стала похожей на пульс, удар за ударом отдаваясь в висках…. Оно в крови, во взгляде в руках каждого из них…. Сила способная разрушать миры, ведущая к вечности, величию, могуществу… и неизбежному падению…. Сила жаждущая только стереть все на своем пути….
    Воздух вокруг послушно накалился, закипая, содрогаясь вместе с землей и небом. Саола раскинула руки, доверяя себя пламени, словно чутким рукам любимого, позволяя огню в последний раз избавить ее от холода, мыслей и боли…. Рука выронила клинок, но коснувшись земли он лишь расплескался сотней серебристых брызг…. Полубезумный смех подхваченный и проглоченный ревом пламени.
      Скалы под ногами, наконец, треснули, высвобождая древнюю хищную мощь, чудовищной паутиной расползающуюся насколько хватало глаз, взламывающую черные стены, превращающую безжизненно черные острова в пылающий ад. Где-то в городе еще метались среди огня и нестерпимого жара те порождения Ночи, что еще не осознали своей неизбежной гибели…. Но уже не стоили внимания Силы…
      Земля больше не содрогалась и даже не горела, она, словно воск, пластами сползала вниз, таяли каменные ступени, величественные скалы и стены города, построенного что бы стоять вечно, вздыхая в такт с еще бушующим где-то в океане штормом….
      Там и нигде…. Сила успела поднять свою почти безвольную оболочку над стонущей в реве пламени землей, черпая все больше из ею же порожденного хаоса, стирая все, что было и все, чему лишь суждено было случится, освобождая от любой печали или просто выжигая душу до дна…. Она не нужна на пути к вышине и могуществу….
      Первая иголка боли коснулась сердца столь неожиданно, что Саола даже смогла расслышать собственный крик, словно кто-то не пугаясь не огня, не Силы погружал в ее тело раскаленные холодом иглы, обрывая связь между Даром и хрупким телом в котором он вздумал поселиться…. Всего лишь яд….
      Так трудно и больно дышать.  Сколь не велика Сила, ей не выжить в мертвом теле. Холод…. Саола успела почувствовать удар, и жар и шепот огня, все еще обещавший и силу и покой…. Но она уйдет собой, уйдет человеком…. Хотелось зло и торжествующе рассмеяться Дару в ответ, но сил уже не было, только боль, только огонь неспособный более навредить своей дочери….
      Последним выдохом было имя….

      Море с шипением поглотило посягнувший на его холодность осколок ада, навсегда скрывая под своими незнающими покоя водами то, что когда-то было черным городом, причалами, садами, и хрупкую женскую фигурку неподвижно застывшую на полурасплавленных черных камнях.
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Иванэ ле Амарра
сообщение 05.02.2005, 21:33
Сообщение #56
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 26


Война близко!



30 день месяца Домоседства.
Море. Западнее Сторна.

Все отнято. И сила, и любовь…

А. Ахматова.


    Грязно серая дымка скрывала все вокруг. В ней тонули все звуки, в ней скрывались море, земля и небо. Она, как будто убила все живое, все существующее, все осязаемое, оставив мир призраков и теней. И мир тех, кто еще был жив, но эта жизнь уже не имела для них значения. Не имело значения ничего. Было все равно.
    Он был одним из них. Живым мертвецом. Пустой телесной оболочкой. Без души. Без сердца. Без мыслей. Отняли все. Даже боль. На нее уже не осталось сил.
    Она ушла, не попрощавшись. Он мог ее понять, но не мог заставить себя забыть. Не мог… А боли не было. Не было. Если в груди нет сердца, то и болеть нечему. Его сердце ушло, не попрощавшись, а он все понимал, но не мог простить. Не мог… И эта проклятая дымка, которая делала их слепыми и глухими, абсолютно беспомощными и оставляла простор для полета воображения, для страшных картин и живописных полотен. Но он не мог ничего представить. Когда нет разума, нет и воображения. Его разум ушел, не попрощавшись, а он все понимал, но не мог поверить. Не мог… И ничто не изменялось. Казалось, прошли века, но дымка не шелохнулась, а вода была спокойна, слишком спокойна, тревожа души, обещая бурю и грозя штормом. Но он не боялся. Когда нет души, нет и страха. Его душа ушла, не попрощавшись, а он все понимал, но не мог смириться. Не мог…
    А боли не было.
    От бессилия, пустоты и собственного безразличия хотелось завыть, но выть он тоже не мог. Он не мог ничего, только нерушимо стоять на носу корабля и смотреть в слепую дымку. Сил на что-то другое не осталось. Когда лодка с одним только сторнийцем в ней стукнулась о борт корабля, он понял все, но не захотел поверить. Грязная пелена просто выплюнула человека, тот был каким-то серым и даже не испуганным, а просто выглядел виноватым, потому что ему хотелось жить. Когда-то человек по имени Иванэ ле Амарра, наверное, смог бы его понять, но сейчас ему захотелось убить… Схватить этого человечишку, сжать пальцы на его шее, надавить посильнее и смотреть как тот цепляется за жизнь, как его глаза закатываются, рот искажает крик, не способный вырваться из горла, руки судорожно бьют в воздухе, а ноги в судорогах стучат по дереву, как в глубине его зрачков появляется первобытный страх небытия и осознание того, что его через мгновение просто не будет… Мужчине, стоящему на носу корабля так этого захотелось, что он сжал руки за спиной, уже почти ощущая прикосновение к шее сторнийца. Ему хотелось убить того, потому что тот имел смелость желать жить, когда ему хочется умереть, когда его сердце, душа и разум умирают где-то там за невидимой преградой, а он стоит здесь и ничего, ничего не может сделать. От взгляда, который он бросил на вернувшегося, тот вздрогнул и, видимо, догадавшись о чувствах лаконца, поспешил спрятаться внизу. Мужчина отвернулся и продолжил смотреть в пустоту.
    А боли так и не было.
    Клыкастые корабли вынырнули со всех сторон, такие же бесцветны, как и ведшие их матросы, они были тенями не этого мира, и путь им лежал в бездну. Мужчина крепко сжал зубы и бросился на мостик. Оттолкнув рулевого, он сам встал к штурвалу и дал резко на правый борт. Судно накренилось, протестующее застонало, но развернулось.
    - Глупцы, поворачивайте, - крикнул герцог на другой корабль, надеясь, что они услышат. – Иначе вас разнесут в щепки.
Его поняли или просто повторили маневр, но корабль увернулся и от острых носов, и от ядер, посыпавшихся на их головы. Дальше он просто по привычке стал продолжением руля, продолжением корабля, одним с ним целым, посыпались привычные приказания, и на миг все стало, как прежде. Простая битва, простые маневры, все так просто… Если забыть о том, кто управляет другими кораблями, если забыть, но забыть не удавалось. А потом сущее вздрогнуло, затрещало по швам, захрипело, как будто исходя предсмертными стонами, и пелена стала закручиваться в маленькие смерчи, вода пошла мелкой рябью, становящейся с каждой новой волной все крупнее и, наконец, корабль закачало, как при страшном шторме. Туман начал рассеиваться, впереди замаячил берег и он увидел… О Стихии…
    Кто-то закричал… Кто-то упал… Кто-то что-то делал… Он не помнил имен и лиц… Вокруг все смешалось… Замерло само время, сохраняя ужасающую картину в человеческом сознании навсегда, навеки, на всю бесконечную жизнь, выжигая все внутри. С каждой новой волной огня, внутри него проносился опустошающий смерч, сметая, ломая, круша, нарушая целостность рассудка, сердца и души… Они сгорели… Все внутри него было испепелено… Глаза стали пустыми и подернулись дымкой. Абсолютно черный провал зрачка на пепельном фоне, больше не было ничего.
    Но боль все равно не пришла.
    И он так и не шелохнулся.


--------------------
И пусть один меч сам стоит спокойно против неба! (с)
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Вэл Горн
сообщение 05.02.2005, 21:34
Сообщение #57
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 22


Scietia potentia est



Тот - другой - видел, заставляя видеть человека...
..Он слышал шаги, отмеряющие каждый последний миг сестры и брата. Глаза Дориана и Сингреллин были похожи. Даже понимающая полуулыбка была одна на двоих. Неожиданно Высший остановился, удержав мановением руки и Сингреллин. Губы его шевельнулись, а в глазах.. В глазах появился зверинный блеск. Вампирка долгим взглядом, изучающе охватила весь облик пробудившего ее Дориана и вдруг бросилась на него, крикнув что-то детски простое, нарочито-наивное. Под ними раскрывалась бездна с несущимся ввысь огнем глубин. Дыхание Ветра знало, пробудившего огонь. Как и знал это Вэл Горн..
..Хрупкая фигурка объятая пламенем. Оно свирепо застыло, глядя на нее и дрожа от нетерпения. Вэл закричал. Любое движение Силы и пламя разгорится еще жарче. Ему не затушить и не спасти. На этом острове нет спасения никому. И Дыхание рванулось вперед...
... Под пальцами крошилось дерево, Вэл едва сдерживаясь развернулся, безошибочно находя взглядом Адриана:
- Ты знал это, Древний!!! - рычание вырвавшееся из груди чародея, пытающегося справится с собственной Стихией, не походило на человеческий голос. Это звук не принадлежал этому миру. Говорила Стихия. В глазах его была пустота его силы. Но он видел, как Адриан чуть расставил ноги, вставая устойчивее.
- Я не всесилен. Как и ты, Вэл Горн, - темные глаза следили за юношей. Рядом с Адрианом в полузабытьи лежали двое: молодой граф и мальчик, чья сила двигала землю.
Вэл с трудом вздохнул и быстрым движением оказался рядом с Адрианом одним точным движением руки рассекая ему бровь. Но следующее движение уже было упрежденно. Старый маг быстро перехватил руки Вэла и двое сцепившись пытались перебороть друг друга.
- Ты знал что они погибнут! Ты готов пожертвовать всеми на своем пути, маг! На СВОЕМ пути! Мы мешались тебе, Древний! Ты даже не дал нам шанса быть единым целым! - полурычание-полухрип вырывалось из груди молодого чародея.
- Ты еще человек, раз способен чувствовать это! - крикнул в ответ Адриан, чье лицо заливала кровь.
Эти слова донеслись до слуха Вэла и он захохотал. Руки его ослабли и Адриан отступил, мрачно проводя рукой по щеке и вытирая кровь. Но Вэл резко оборвал смех и со всей силы ударил своего противника. Голова Адриана запрокинулась, он резко выставил вперед ладонь и неимоверная, точно собранная единым движением сила ударила в грудь молодого чародея отбрасывая его на несколько шагов. Лишь борт корабля помешал ему упасть в воду. Но холодная волна решительно поднялась, вырвавшись из родной Стихии. Морская, холодная вода обрушилась на головы двух магов вместе со столь же ледянным по чувству криком Мирты:
- Вы разнесете и то немногое, что еще живо в нас! И погубите тех, кто вовсе непричастен ко всему!
Вэл упал на колени, вымотанный собственной силой. Голова его с трудом повернулась, пытаясь рассмотреть то, что еще осталось от острова. За его спиной люди подхватывали лежащих без сознания Николя и Алека, Мирта, с трудом держащаяся на ногах, подходила к Адриану, кто-то шел к нему, но Вэл сам поднялся, все еще ища взглядом что-то в холодно плещущихся волнах. Парень невидящим взором посмотрел в небеса, прежде чем сделать еще одно движение. Тело ударилось о водную гладь и в тот же миг он почувствовал насколько он еще человек. Мириады ледяных игл вонзились в него. Вэл знал, что недоплывет, но попыл..
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Гунла
сообщение 05.02.2005, 21:34
Сообщение #58
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 17






Это было ужасно. Вот все, что Гунла мог потом рассказать о происходящем. Нет, мог и описать со всеми подробностями, кто из магов что творил…

Не хотел. Такому не стоит твориться на людских глазах. Он и горсточка матросов попрятались кто куда, и вряд ли кому-то очень хотелось открывать глаза и смотреть, что происходит. Он-то просто был не в силах их закрыть. В конце концов, от старого карлика не убудет, он слишком мал, чтобы что-то здесь изменить…

И все-таки – пришлось. Когда этот юный маг сиганул за борт и неторопливо поплыл к тому, что еще утром называлось Сторном. Мирта, бессильно повисшая на руках у Адриана, попыталась выпрямиться, и у нее получилось, и вода перестала нести Вэла туда, куда он хотел, а наоборот стала настойчиво тянуть назад… на несколько десятков секунд. Его девочка потеряла сознание, маг пытался остановить кровь, текущую по ее лицу, а тот упрямец, как будто ничего не было, настойчиво плыл вперед. Впрочем, долго все равно не проплывет.

Эту мысль Гунла додумывал, уже летя в холодные серые волны. Боги, кому же я так насолил?! Я уже старый совсем!

Вэл совсем ушел под воду, пришлось нырнуть, вытащить его и встряхнуть пару раз. Наглотаться воды он еще не успел и сразу же открыл глаза. Не тратя времени на слова, карлик быстро и точно ударил его. Легче тащить потерявшего сознание, а не пытающуюся спорить жертву. Еще бы гордо заявил, что ему в другую сторону!

Мне-то все равно, парень, и это, в общем-то, только твой выбор, но Мирта потратила последние силы, поставила на грань себя, ради твоего возвращения. Значит, будешь жить, а добрый Гунла за этим лично проследит, даже если с ложечки тебя кормить придется. Времени теперь много, на все хватит.
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Вэл Горн
сообщение 05.02.2005, 21:35
Сообщение #59
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 22


Scietia potentia est



Он прежде всего был изумлен тем, что простой человек вообще мог прикоснутся к нему. Когда же этот маленький карлик еще и оглушил его метким ударом - изумлению уже не было места. И времени...
Вэл с огромным трудом разлепил веки, впервые понимая что чувствуют те, кто без меры пьют. Голова раскалывалась на мириады воспоминаний, перед глазами мелькали многочисленные точки. Он попытался приподнятся, но смог лишь бессильно застонать. Тело отказывалось слушаться, подчиняясь лишь ощущениям боли.
- Лучше пока и не пытаться, юноша, - довольно жесткий, но вместе с тем ровный и спокойный голос ворвался в его сознание.
Воздух сжался в груди, чтобы со свистом вырваться наружу, когда он вопреки словам - сел и мрачно посмотрел на говорившего. Сидящий перед ним карлик решительно придвинулся ближе и протянул ложку с какой-то подозрительной смесью:
- Ешь.
- Что это?
- Каша, - это уже другой голос.
Вэл подавил желание повернуть голову и лишь осторожно скосил глаза. Перед ним высился герцог Амарра держа в одной руке - еще тарелку, в другой - свернутый рулоном лист.
- Спасибо, но есть не хочется.
- А придется, - решительно сказал Гунла, придвигаясь ближе вместе с кашей и ложкой.
Вэл попытался поднять руку, чтобы убрать от себя все предлагаемое, но усилия затраченные на возможность сидеть совершенно измотали его. Юноша вздохнул и съел первую ложку каши. Несколько минут прошли в странном молчании, пока на первой тарелке в руках Гунлы не закончился еда. Карлик решительно поставил тарелку на стол и взял из рук Иванэ следующую:
- Так. Еще несколько ложек.
- Нет.
- Да.
Вэл чуть улыбнулся, прислоняясь спиной к стене:
- Я слаб, но не настолько, чтобы в меня запихивать весь котел с едой, - глаза его задумчиво переместились к мелькающему за окном небу и морю. - Странно, что все это есть..
- Это нормально, - тихо, чуть мягче чем раньше, ответил Гунла. - Странно то, что ты забыл обо всем, отдавшись на волю Стихиям. Ведь ты - человек!
У молодого мага едва заметно дрогнули брови, но он смолчал. Иванэ сел рядом, разворачивая большой лист. Перед ними постепенно появлялись несколько домов, начерченных в различных ракурсах и развернутых словно изнутри. Ладонь герцога задумчиво скользила по чертежу проводя между рисунками линию и соединяя их:
- Чья эта работа? Твоя? - серые глаза твердо посмотрели в лицо Вэла.
- Да. Я чертил это, когда мы плыли..
- Для чего?
Горн улыбнулся и принялся подробно объяснять что означает тот или другой символ на бумаге. Голос чуть дрожавший в начале - окреп и уже вскоре ни Гунле, ни Иванэ не удалось бы остановить юношу, поясняющему как можно построить целый город с висящими в воздухе садами и плывущими по небу кораблями. Пока он рассказывал, герцог внимательно слушавший эту речь, не заметил как съел вторую тарелку каши. Вэл остановился, чтобы перевести дух и тут же поднялся Гунла:
- Я принесу еще каши..
Ни маг, ни герцог не успели ничего ответить - карлик быстро выскользнул за дверь. Оставшиеся молчали, думая о своем. Вэл опустил голову, ощущая как вновь набегают воспоминания.
- Я хочу увидеть такой город, - раздался негромкий голос.
Тишина снова задрожала, обрываемая ответом:
- Я построю этот город.
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Николя ле Тойе
сообщение 18.02.2005, 0:09
Сообщение #60
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 29


Кроме жизни терять нечего....



12 день месяца Льда.
Княжества Полумесяца. Тил.


    Так, наверное, бывает всегда, когда всё уже позади, когда враг повержен, победа отпразднована, погибшие оплаканы, и герои восхвалены, когда остается уже самое простое или самое сложное – жить дальше. Жить не для того, что бы просто помнить, но и для того, что бы сделать свой шаг вперед.
    Слишком дорогой была цена за будущее, что бы теперь жить прошлым. Но эту зиму, пережившим ее, все равно не забыть никогда.
    Николя не был ни на общих празднествах, ни на  похоронах Рикареда Шарка, обретшего вечный покой, вне фамильных склепов или вечно принимающей своих погибших детей морской воды, но граф не смог перед отъездом ни прийти на могилу своего друга и Императора.
    Черные глаза лесных озер, напоминающие колонны стволы деревьев, до времени лишенные крон. Все четверо навсегда останутся здесь. Четыре владыки, столь же разные сколь и напоминающие друг друга, люди сдвинувшие мир на грань пропасти…. Их имена ныне святы, их деяния никто не осудит, но никому из них уже не увидеть наступающей весны…. 
- Мы победили, - слова, звучащие дико у серого могильного камня в заснеженном лесу, ранее не знавшем холодов, - Победили, как ты и говорил.
  Нико замолчал, чувствуя прикосновения солнечных лучей к лицу. День пришел снова. Рассвет, которого они ждали полгода, отдающее горечью, но резкое осознание того, что все худшее позади. Жесткий футляр с бумагами все еще лежал под одеждой на груди. Граф коснулся его рукой, последний раз склонив перед могилой Последнего Императора голову.
- Я сделаю все, что бы выполнить свое обещание, Ярно, - опять лишь звуки в никуда, - И буду помнить…. Прощай.
    Узкая темная тропа вдоль могильных плит, снег….  Беглый взгляд вперед, готовность снова уйти в свои мысли. Но что-то заставило графа остановится.

    Она лежала у одной из могильных плит, положив голову на серый холодный камень, едва различимый на снегу серебристый силуэт, обладающий какой-то хищной изящностью даже теперь, когда в ее теле осталось слишком мало сил. Кошка…. Но Нико отчего-то вспомнилось совсем иное, хрупкая девушка у воды, звонкий смех, голос, рыжие вьющиеся локоны и зеленые лукавые глаза….
- Риган? – только имя. Никто не сказал бы, почему оно сохранилось в памяти, но Нико был уверен, что не ошибся.
    Тихое, даже не рычание, хриплый выдох…. Глаза кошки медленно открылись. Взгляд – совершенно не звериное безразличие к человеку, потревожившему ее покой и ее боль, усталость. Скорбь, переходящая в безнадежность.
- Риган, - Нико повторил ее имя еще раз, медленно приблизился, опустился рядом с оборотнем на снег и, невзирая на мгновенно обнажившиеся клыки, коснулся пальцами мягкой серебристой шерсти, - Тебе холодно….
    Обнять, оторвать от холодного камня и положить к себе на колени, делясь хотя бы собственным теплом, как некогда эта кошка поделилась с самим Нико желанием жить.
    Рычание…. Острые клыки последним усилием перехватившие руку. Но граф и не думал отпускать.
- Его там нет, - слова, будто падающие в никуда, - Только лед, земля и камень.
    Зубы кошки на мгновение сжались сильнее, выступившая кровь, пролившись на снег, казалась очень алой. Нико не отдернул руки, и в чуть шире открывшихся глазах Риган проскользнуло удивление. Граф упрямо притянул ее ближе к себе, укрывая плащом.
- Знаешь, война закончилась, - медленно проговорил Нико, продолжая гладить серебристую шерсть, - Скоро станет тепло… и жасмин, в Фалессе у моря, много жасмина и вечерами в воздухе стоит сладкий запах. Ты ведь не была в Фалессе весной.
    Тишина…. Густая и плотная. Тепло. Очень слабое дыхание совсем рядом. Рассеянный солнечные свет. Капли воды, падающие с голых веток на снег…. 
    Николя ничего не знал о лесном Князе. Не знал, как тот жил, во что верил, и за что погиб. Когда-то, очень давно, в прошлой жизни он был врагом Ярно, но эти воспоминания теперь не вызывали в душе никакого отзвука…. Нико видел лишь серый камень и странное но прекрасное существо, готовое умереть за своего Князя и друга даже теперь, испытывая неожиданную боль от ее страданий…. Слов не было. Человек просто уткнулся лицом в серебристую шерсть.
- Он ушел, отпусти его, Риган, - шепот, но Николя знал что она слышит, - Я не оставлю тебя здесь.
      Время… Он не знал сколько его прошло, мгновение или часы, до того, как кошка отпустила руку и с даже немного жалобным рычанием прижалась к нему в ответ.

21 день месяца Льда.
Тил. Полумесяц.


    Неделя. Он провел в Тиле уже больше недели. Дела и реальные, и надуманные были завершены. Нико знал это, и знал, что давно пора седлать коней и отправляться в путь. Время не ждет….
    Это было уже третье утро, когда он обещал себе, что сегодня он, во что бы то ни стало, хотя бы приготовится к отъезду…. Самообман. Он никогда не возил с собой много вещей, и на сборы вряд ли ушло бы больше часа. Весенний лес давно ничем его не держал.
    Но было что-то в глубоком покое, во взглядах людей, которые хотели или нет, но до смерти останутся не чужими друг другу. Улыбки, грусть, тихо сказанные слова, робкие, но полные надежд планы на будущее. У каждого своя дорога. И каждый видит и знает, что всем вместе, как в эти дни, им не встретиться больше никогда…. Письма, обрывки памяти, слишком мало, что бы остаться близкими, слишком много, что бы просто забыть.
    Нико и сегодня, оставив Риган и Алека в обнимку досматривать утренние сны, с гитарой ушел к реке. Прокушенная кошкой рука еще немного болела, но уже слушалась как прежде…. Было неожиданно приятно дышать еще холодным свежим воздухом, слышать тревожные звуки коротких аккордов под своими пальцами… неожиданно приятно просто жить.
    Такое странное, почти пьянящее чувство. Все сразу и боль, и радость, и скорбь, и надежда… и свет, яркий солнечный, словно своевольно смешавший все вместе, настолько остро, что хочется не то плакать, не то смеяться. Но не того не другого никогда не хватило бы для выражения этого порой накатывающего чувства, только звон струн… и каждый новый день, который хотелось бы прожить в полной мере, каждый его час и мгновение….
    Нико доиграл, и закрыл от яркого света глаза, даже не слыша, скорее чувствуя, как гудят, затихая, струны….
- Я и не думал, что когда-то услышу ее снова, тем более теперь…, - голос, не знакомый, тихий, словно шелест ветра в листве, настолько уместный здесь, что Нико даже не вздрогнул.
- Что? – граф открыл глаза, разыскивая говорившего.
      Последний из друидов Полумесяца, Тиэл, стоял всего в нескольких шагах от него у воды, и Николя внезапно понял, что именно на первый взгляд показалось ему странным. Взявшийся неоткуда собеседник выглядел очень молодо, моложе его самого, несмотря на то, что еще месяц назад казался почти стариком….
- Ваша песня без слов, граф. Судьба порой делает очень странные повороты, - зеленоглазый юноша тонко усмехнулся, - Верно Адриан прав, и времена впрямь изменились.
- И что это за музыка?
- Это не музыка, это судьба.
    Молчание, не тягостное, легкое, пронизанное солнечным светом и шелестом воды… Судьба? Пуст так. Люди сами строят свою судьбу. И почему ему в этот раз так легко принять даже то, что неподвластно его пониманию?
- Вы должны взять это, граф Тойе, - через какое то время проронил друид, протягивая Нико большой увесистый кошель.
    Николя не догадывался, он ЗНАЛ, что в нем.
- Я не могу, - медленно ответил он, глядя в глаза собеседника, - Я связан иной клятвой, способной занять всю мою жизнь.
- Оно может ждать, - немного грустно улыбнулся Тиэл, - Мы никогда не торопимся, граф. Оно ваше и всегда будет лежать здесь, явись вы за ним и в следующей жизни.
    Драгоценный сверток беззвучно упал на траву. Нико смотрел на последнего друида, само существование которого лишь память, память о Силе Леса, которой больше нет, которая исчезла, забрав с собой большую долю зла…. Но ушла безвозвратно.
- И что ты будешь делать теперь, когда Лес…
    Тиэл покачал головой, заставив Нико замолчать.
- Лес не умрет никогда, он лишь просто меняется, как и все в этом мире… Он всегда смотрит в будущее, как сама жизнь….
- Ты прошлое? – было странно задавать этот вопрос живому человеку, но на какой то короткий миг желание понять стало сильнее внимательности и тактичности к собеседнику….
      Но Тиэл лишь улыбнулся.
- С рождения и до самой смерти такие, как я, служат живущей здесь Силе, граф. С тех пор, как я впервые пришел в эту рощу, прошло много лет, столько, что смертные могли десятки раз пройти по кругу своей жизни и вернуться в землю. Но мир изменился и мне его мудростью даровано время, что бы прожить его уже для себя.
      У Нико не было слов, кроме улыбки, и он как никогда понимал, что слова не нужны. Молодой граф очень скоро остался у реки один…. И так же скоро пришло осознание, что теперь действительно всё. И впереди уже только дорога на Фалесу и будущее, которое он будет делать сам….


--------------------
Вечно молодой, вечно пьяный ;)
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения

4 страниц V < 1 2 3 4 >
Тема закрытаОткрыть новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



- Текстовая версия Сейчас: 16.09.2019, 17:03
Rambler's Top100