IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

10 страниц V < 1 2 3 4 > »   
Тема закрытаОткрыть новую тему
> Глава четвертая. Час волка.
Зайриэ
сообщение 18.05.2004, 17:13
Сообщение #21
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 14


Сила дарит свободу...



13 число месяца Темнейших Глубин. Храм Змей.

Реальность порвалась на мелкие полоски.
        Явь... Тарикэ улыбаясь, радостно смотрит на нее, очнувшуюся от своего сна Боли и Страха. Нет, она стала преодолевать Страх. Осталась лишь Боль. Физическая, измучившая ее тело.. и душевная. Последняя была бы просто невыносима. Но у нее появилась цель.
        Сон.. Снова пришел черноволосый колдун. Это начало конца. Собрать силы.. Она - дочь Хана! Но сил было слишком мало. Зайриэ потеряла сознание.
        Явь.. Они идут по коридору. Зара ощутила, что ее маленькая сестра почти тащит ее на себе и ощутила еще кое-что. От тела сестры, от ее рук в нее вливалась могучая сила, согревая и заставляя сердце бится горячее:
        - Это.. впереди? - еле слышно прошептала она, поднимая голову.
        - Все будет хорошо, сестричка. Я верю.
        - Да, моя хорошая. Да, - тихо прошептала Зара, опуская взгляд, обессиливая от предпринятого усилия.
        - Держись за меня, - нежно обхватывая сестренку за талию, попросила Тарикэ.
        Она могла идти сама, но сны были сильнее яви.. Пока сильнее. Зара не позволит снам правит ее миром, ее душой, ее телом.
        Сон.. Великие Тени мчатся к Храму.. Мерзкие тени мечутся по залу храма.. Глаза Миримэ.. Кровавые очи Иллиссайе. "Тварь.. Да разнесет тебя Каар на все части света, выжигая твое зло!" Что-то просыпалось в ней. Или это была сила, что текла от Тари?
        Явь.. Рука Миримэ, ее собственная рука, рука Тарикэ. Боль Зара не ощутила. Слишком много было боли, чтобы почувствовать этот удар. Но вот гнев захлестнул девушку и она стала выпрямлятся, устремляя на Белую Кобру свой горящий ненавистью взор. Стон со стороны Тарикэ и беспомощный взгляд старшей сестры, лишь подхлестнул ее. Торопливые губы Белой Ведьмы Храма Змей шепчут какие-то слова, колдуя над чашей. И снова слабость: голос отца.
        - Зайриэ..
        Родные руки и еще чьи-то теплые руки, чей-то взор, дарящий жизнь, надежду и силы, которых так не хватало: "Джимшид?! Но как.." Думать времени не было. Ее отец и Джимшид уже стояли, принимая удары обратившейся в кобру Иллиссайе. Рука сама нашла меч, поднимая его и придвигаясь к тем, кто пытался ее защитить: "Он хочет узнать мое имя.. Я скажу ему, но для этого надо выжить. И мне, и ему.. Джимшид.." Каждый удар отзывался в теле болью и она с отчаяньем вновь и вновь
поднимала меч, пытаясь сокрушить ту, которая была виной этой боли в ее теле, в теле ее сестер, отца:
        - Это тебе за твое гостеприимство, белая тварь! За сытный обед! За мягкую постель! - тихо шептала она, как заклятье. - Это тебе за моих сестер! Это тебе за отца! И это еще за него же! А это за меня!
        Руки горели от еле сдерживаемого огня. В каждый удар она вкладывала всю непроходящую Боль своего истерзанного тела и истомленной души. Неожиданно три меча слились воедино, объединяя силы в одном могучем ударе, сотрясшим все сознание и само мироздание пошатнулось. Зайриэ успела еще удивленно повернутся к Джимшиду, тянущему к ней руки. Ее рука устремилась к нему, роняя меч...
И реальность порвалась..


--------------------
Вен небесных просинь
вторглась в мои сны.
Это просто осень
поперек весны. ©
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Шань
сообщение 18.05.2004, 19:08
Сообщение #22
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 12


Истинный удар исходит из пустоты



13 число месяца Темнейших Глубин. Лирия. Храм Ордена Змей.

   Шань замер на высоте, пытаясь понять, что происходить здесь, в этой пустыне.
   Его окружали чьи-то голоса. Гневные, злые, печальные... Они шептали, просили о чем-то, но разобрать слов он не мог.
   И вдруг облака рассеялись, и возник образ. Напротив адарца стоял его старый учитель.
    - Йань-Нен! – Шань попытался поклониться, насколько это было возможно в его ситуации.
   - Шань. – старик казалось, был взволнован. – Настал Час Волка.
   - Что это значит учитель?
   - Все меняется. Древние Силы этого мира пытаются вернуть прошлое.
   - И у них получается?
   - Пока все идет, так как они задумали. Война смертных предваряет Великую Войну, в которой не будет различий между людьми...
   - Я верю, что вы поведете нас по правильному пути, учитель. – Шань склонил голову.
   Адарец долго молчал, а затем сказал:
   - Увы, Шань я больше никуда вас не поведу... Теперь это предстоит делать тебе. Ты – тот, кого я выбрал. Ты сможешь следовать велениям Незримого в эти тяжелые времена...
   - Учитель? – Шань опечалился, - Означает ли это?...
   - Да. – Йань Нен кивнул. – Я больше не принадлежу этому миру. Но печалится не стоит, все идет своим чередом. Ты должен выбрать правильный путь.
   - Вы знаете, что я выберу правильно?
   - Я верю в это. – Йань Нен улыбнулся. – Теперь прощай же...


--------------------
И ложки нет...
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Мебир Зарр
сообщение 18.05.2004, 19:14
Сообщение #23
Человек
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 14


Если мимо пройдет, говори "повезло"...



13 число месяца Темнейших Глубин. Лирия. Храм Ордена Змей.

   Иллиссайе и ее прислужницы творили чары, щедро осыпая воинов Сафар разрядами молний, а Мебир словно статуя, застыл, уставившись на "Душу Паука". Записи в Книге Мертвых из заброшенного города описывали артефакт правильно. Гигантский рубин в оправе из золота, серебра и какого-то ныне неизвестного металла.
   Даже с расстояния в три шага ощущалась грозная сила этого предмета. Рубин бился, словно живое сердце, перекачивал магию из одного источника в другое.
   Бой приближался. Похоже, все же Сафару удалось взять вверх в магическом поединке. Что ж, у Иллиссайе оставался один шанс...
   Чернокнижник кинулся к ней.
   - Мы должны провести ритуал!
   Иллиссайе подняла на него свои кроваво-красные глаза, по щеке у нее стекала струйка крови.
   - Сссейчассс жжже, колдун... Тащщщи ихх ссссюда...
   Мебир усмехнулся про себя. Похоже, все пошло не совсем так, как она ожидала. Интересно, в чем она допустила просчет? Не рассчитала своих сил?
   Он подошел к двум девушкам, застывшим в недоумении, схватил обеих за руки и поволок к центру зала, где уже стояла Иллиссайе, десяток ее прислужниц, и среди них побледневшая Миримэ.
   - Быссстрее! - извивалась главная Кобра. - Они сссейчасс будут здесссь...
   И действительно, звон клинков уже доносился из одного бокового коридора, прилегающего к зале.
   Трех девушек поставили рядом с артефактом, одна из жриц подала чашу, вторая ритуальный кинжал, Иллиссайе полоснула всем троим по ладони, и алые капли застучали по дну.
   Мебир оглянулся. Однако, Сафар и его воины уже были здесь. Верховная жрица быстро зашептала слова заклинания. Кровь тот час же вспыхнула жарким пламенем. Но было уже поздно, что-то с шумом пролетело над их головами. Это был гигантский обсидиановый грифон, который, игнорируя все законы природы, мерно взмахивал своими каменными крыльями. Сверху на нем сидел правитель Лирии, и еще какой-то молодой лириец.
   - Зайриэ! Тарикэ! - Сафар спрыгнул со своего крылатого скакуна и прижал дочерей к груди. - Миримэ! - он потянулся к третей, стоящей в нерешительности чуть поодаль. - Простите ли вы меня?
   Иллиссайе глядела на него, с казалось бы, бесконечной ненавистью. Сафар тоже взглянул на нее, усмехнулся, передал, все еще не стоящую на ногах, Зайриэ молодому воину, прибывшему вместе с ним.
   - Кобра! - промолвил хан, и, шагнув вперед, выбил чашу у нее из рук. Та покатилась, расплескав кровь по полу, и остановившись у стены. - Сейчас ты заплатишь за все твои предательства!
   - Не ссспешши, Сссафар... - прошипела Иллиссайе, чуть отступив. - Я не отдам тебе дочерей просссто так! Мы заключили сссделку!
   - К Теням сделку! - рявкнул правитель Лирии. - Слишком многое изменилось, да и я стал другим, и многое понял. Мне не нужен весь мир, а лишь счастье для моего народа. С тобой - этому не бывать! Поэтому ты умрешь прямо сейчас!
   - Тогда плати сам! - миг и перед ним вместо девушки, возникла огромная белая Кобра с красными пылающими глазами.
   Сафар сделал быстрый шаг вперед, взмахнул мечом, стараясь поразить врага, но чудовищная тварь легко укорачивалась от ударов, при этом сама, пытаясь, ударить хана, вцепится в него своими ядовитыми зубами.
   В зал стали набиваться другие змеи, шипящие, ползающие, разящие лирийцев одного за другим. Положение оставалось шатким, и никто не мог победить. Все кругом сражались, даже бедняжка Зайриэ взяла меч в свои руки и отбивалась от наседающих гадин.
   Мебир стоял чуть в тени, не принимая никакого участия в окружавшей его бойне. Лишь когда она из змей, зашипев, закачалась перед ним, он размозжил ей голову ударом посоха.
   Наконец, выдался благоприятный момент. Сейчас или никогда. Иллиссайе и Сафар отошли от "Души Паука" достаточно далеко, и никто не в стоянии предотвратить то, что сейчас произойдет здесь.
   Он сделал десять быстрых шагов... и вдруг на его пути возникла Тарикэ. Ну что ей понадобилась, когда он в двух шагах от цели жизни?
   - Битва во Имя.. Но чье это - Имя? – прошептала принцесса.
   Мебир задумался. Он должен назвать свое имя, она запомнит его, и возможно, когда-нибудь это ляжет на чашу весов, что измеряют наши поступки.
   - Мебир Зарр. – отчеканил чернокнижник. - Вы - истинная дочь своего отца, принцесса Тарикэ...
   Колдун наклонился к ней, и чуть коснулся губами ее губ, чтобы тут же толкнуть ее назад к Миримэ. Еще шаг и он очутился рядом с артефактом, в тот миг, когда в зале появился второй всадник на каменном грифоне, на сей раз адарец. Не успев удивиться этому факту, Мебир вложив всю свою силу в удар, опустил посох на рубин. Тот разлетелся на мелкие осколки.
   В тот же час все изменилось. Реальность разорвало в клочья, точно старый пергамент. Воздух потемнел. Из разбитого артефакта вытекала вся накопленная им сила. Самая могущественная сила в этом мире на тот момент.
   И мир вздрогнул. По всей Лирии прошла волна землетрясений, рушились башни и дома, на берег с грохотом ударила приливная волна чудовищной высоты, в мгновение ока, уничтожив порт и пол-города.
   Время словно остановилось, а затем снова пошло. Но по-иному. Там где стоял каменный монолит, зияла бездонная пропасть. Храм частично обрушился и был слышен вой поднявшийся бури.
   Мебир помотал головой. Дело сделано. Хозяева пробудились и, по всей видимости, будут здесь. Чернокнижник огляделся. Среди безжизненных тел не было ни Сафара, ни Зайриэ, ни Тарикэ, ни Миримэ, ни прибывших Сафаром на грифонах адарца и лирийца. По всей видимости, их унес магический шторм. А здесь лишь простые воины и мертвые змеи. И два разбитых на куски грифона. А между ними лежала гигантская белая кобра, пронзенная тремя клинками. Она была мертва.
   А он покинул это место скорби.


--------------------
Damned for all time In every age he existed
Damned for all time In every future he'll live
For all time He's crying He's crying
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Иветта ле Ласноу
сообщение 19.05.2004, 22:46
Сообщение #24
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 14


Игра стоит свеч...



17 день месяца Темнейших Глубин.
Лакона. Фалесса.

          Несмотря на то, что день обещал быть более, чем непростым, Иветта ле Эри, в девичестве Ласноу, была в хорошем расположении духа и совершенно довольна собой. Утренний визит во дворец только укрепил ее в мыслях, что у них все получится, потому что иначе и быть не может. На все приготовления у нее оставалось не больше пяти часов, а это совсем не так много, как кажется, когда нужно все учесть и собрать все мелочи в одну мозаику.
          Завтра Фалесса проснется другой. И это пойдет стране только на пользу, ну и ей, Иветте, конечно, тоже. Где бы она сейчас была, если смиренно полагалась бы во всем на волю Марэля.
- Доброе утро, детка, - ничуть не изменив своих привычек, заявил Рейнар, и наказанием любовнику стала стопка писем, брошенная на стол прямо перед ним.
- Кто-то тут хвастался, что даже королевскую печать за час от руки чернилами изобразит,- усмехнулась Иви, - И пару писем ему подделать и вовсе ничего не стоит. Не знаешь такого?
- Не вопрос, - усмехнулся Риверс, даже не глядя на бумаги, исписанные ровными аккуратными строчками, - Что писать то? «Дорогой Иван, приходи ночью на сенова… в Смотримую башню, не пожалеешь. Всегда твоя Саола.»?
- Вроде того, - согласилась Иви, смеясь. Интересно, не попал ли Рей со свом «сеновалом» в точку? Императрица проводит с Амаррой немало времени, в том числе наедине, не военные же вопросы они там обсуждают…. Было бы весьма кстати, если бы пущенный таким трудом слух имел под собой реальную опору. Непогрешимых людей нет, невинных тоже.
        Принесли чернила, перья и песочницу, и Иви впервые увидела, как Риверс работает. На какое-то мгновение лицо его стало серьезным, потом на белый тонкий лист дорогой тай-суанской бумаги быстро и четко легло пару строк. Ровные буквы с уже знакомым наклоном и той же небрежным росчерком подписи наносил на бумагу Рейнар, но Иви была уверена, попади они в руки к любому, читавшему указы или письма Императрицы, он никогда не усомнился бы в ее авторстве.
- Подойдет? – самодовольно улыбнулся наемник, протягивая Иветте листок.
        «Саола» просила о встрече в Смотримой башне через час по полуночи, ссылаясь на причины государственной важности и невозможность изложить их в подобной записке, а так же советовала сжечь письмо по прочтении.
- Довольно патетично, - надула губки Иветта, - Ты бы еще написал «Моя жизнь и судьба Империи в ваших руках».
- Ну не написал же, - засмеялся Крыс, - Хотя зря, наверное, «сеновал» и «судьбы Империи» в одном письме смотрелись бы довольно пикантно.
        Иветта осторожно сложила лист в четверть, капнула воском и прижала его печатью, до мелочей копирующей гербовый перстень Ее Величества (и откуда у Франца все это берется. Как будто, всю жизнь готовился).
- Рей, - произнесла она с самым серьезным голосом, но он снова рассмеялся, - ….
- Моя память не спит с другим, Ив. Я все помню, - усмехнулся Риверс.
- Только передай через какого ни будь мальчишку, не светись, - в последний раз подчеркнула она, - Пойду, переоденусь…
        Рей вскочил из-за стола, стремительно и по-свойски обхватив Иветту за талию.
- Знаешь, - с нагловатой усмешкой заявил он, - Вдвоем этим заниматься гораздо интереснее.
- Неужели?
- Могу доказать, - ответил Риверс, как прежде усмехаясь…
        Наверное, стоило отшить его к Теням, но недавние «уроки» вспоминались так ярко…. Да и четыре с половиной часа для того, что бы подобрать платье, это все-таки больший срок, чем требуется….

        Рей ушел, и Иветта оставшись одна, наконец, соизволила приняться за то, на что у нее теперь оставалось от силы три четверти часа.
        Зеркало высотой в человеческий рост отразило стройную блондинку в бледно-зеленом платье. Императрица носит только белое с золотом, но зато этот же простой фасон, и в темноте, если Ярно вдруг застанет ее в этой одежде по крайней мере силуэт «жены» покажется ему знакомым, и что немаловажно, потом он не сможет сказать, что Иви Саолу намеренно копировала, при свете дня различия более чем разительны.
        Но мелочи часто важнее. От Императрицы всегда веет немного тяжеловатым цветочным ароматом, после ванн, в которых она столь усердно отмокает по утрам, и она не носит украшений, кроме гербового перстня с печатью, вместо которого Иви надела простое кольцо с изумрудом, потом осторожно заколола гребнем чуть вьющиеся золотистые волосы на затылке и задернула плотные портьеры.
        Служители Марэля всегда поучают – «Тьма лжива», и Иветта, вглядываясь в собственное отражение, была, как никогда прежде, согласна с ними. Зеркало равнодушно отражало чужой и такой непривычный силуэт. Сумрак стер цвета и незначительную разницу в росте…. Вот так чуть распрямить спину и склонить голову. «И каким же это ветром вас занесло в мой скромный особняк, Ваше Величество?», - смеясь спросила свое отражение Иветта, но эмоции зеркального призрака скрывала тьма.
        Это даже хорошо, что за пределами ночи мы так не похожи, думала Иветта, сегодня она будет играть на сходстве, а дальше на разительном различии с огненной ведьмой. Если план сработает, как задумано, то Ярно больше и слышать не захочет о женщинах хоть сколь нибудь напоминающих его неверную супругу. Последний раз улыбнувшись зеркалу, Иви распахнула шторы и предоставила свету расставить все на какое то время по местам. Солнце садилось. Ярно уже давно у Франциска. И ей пора во дворец.


--------------------
Стерва по призванию (с) ;D

Существует предел после которого все, что бы ты не делал, честно.
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Франциск ле Шаорин
сообщение 19.05.2004, 22:50
Сообщение #25
Человек
Персонаж Игры
Аколит
**


Пол:
Сообщений: 40


Разделяй и властвуй!



17 день месяца Темнейших Глубин.
Лакона. Фалесса.


   Так-так-так... Вернулся благородный Ярно, мой заклятый друг и государь. Это, наверное, не очень плохо, хоть и не слишком хорошо.
   А очень плохо то, что, благодаря Саоле и герцогу Амарре, я вышел из доверия у достославного императора. Или – почти вышел...
   Вот этим "почти" нужно было воспользоваться, причем – срочно. Далее, как говориться, или – план, или пропал, точнее, пропали мы с Иветтой. А вот этого допустить никак нельзя!
   Решено: сегодня же вечером приглашаю его Императорское Величество на "дружеский ужин в неофициальной обстановке". Очень надеюсь, что сие мероприятие плавно перетечет в неконтролируемую (само собой, не с моей стороны) попойку, коих Ярно так недоставало в военном походе.
   Надо сказать, Император долго не ломался. Ровно в назначенный час самоуверенный красавец Ярно ле Фалесс нарисовался на пороге моего кабинета (разумеется, пышно убранного ради августейшего гостя), сопровождаемый почтительным дворецким.
   - Ну, здравствуй, Франц, - ухмыльнулся Император, обшаривая глазами комнату.
   - Рад Вашему возвращению,  - широко улыбнулся я, протягивая руку.
   Ярно мгновение колебался, потом все же ответил рукопожатием.
   - Интересно, чего такого ты хотел мне сообщить, что нельзя сказать на совете? – в голосе Императора по-прежнему сквозила ирония, но за стол он-таки уселся, правда, приступать к еде не спешил.
   - На совете, Ваше Императорское Величество, говорит Первый Министр Франциск ле Шаорин, а на пирушку, подчеркиваю – дружескую! – Вас позвал старина Франц; значит, беседовать можно по-приятельски, без протокола...
   С этими словами я ловко откупорил бутылку старого лаконского, разлил ее по кубкам, протянул один Ярно. Кубок он взял, но подождал пока я выпью из своего. Осторожный стал, собака... И зря! В мои планы никоим образом не входит травить правителя, он мне нужен живым и здоровым, только возможно более пьяным.
   Поэтому я предусмотрительно запасся лучшими винами, какие только можно было достать в наше смутное время. В общем-то, не напрасно, Ярно отдал должное моему гостеприимству под собственный рассказ о недавних сражениях. К сожалению, мне он тоже не дал расслабляться, усиленно подливая, но я пил возможно меньшими глотками, усердно закусывал, к тому же прямо перед пьянкой слопал кусок масла размером чуть ли не с кулак. Император, изрядно захмелев, разродился-таки вопросом:
   - Франц, старый пройдоха, уже ты-то знаешь, что произошло в семействе Амарра?
   Я тщательно готовился, продумывая ответ, поскольку ожидал этого.
   - Знаешь, Ярно, люди болтают разное, но, не в обиду Иванэ будет сказанно, Александра его покинула сама. Да и то – молодой жене внимания хочется, любви, ласки, наконец, а муженьку государственные заботы милее всего. Лекса как-то оборонила, что на любую ее просьбу о совместном досуге только и слышит: "дело Императрицы", "Совет у Императрицы", "Поручение Императрицы". Дома милейший герцог бывал лишь ночами, да и то не всегда... На чашу весов была поставлена семейная жизнь, на другую – дела государственные... Обаяние Саолы перевесило...
   - Саолы? – что ты хочешь этим сказать??? – прогремел Ярно, хватая меня за отвороты камзола.
   - Я и так заболтался, - пьяно икнув, я мягко убрал руки Императора. – Давай на скользкие темы завтра побеседуем, на трезвую голову... А то у меня уже комната кружится, вот-вот потолок рухнет.
   - Ну и змей же ты, Франциск, - прохрипел Император (его и в самом деле одолела икота). – Но ты прав, утро вечера мудренее. Но не надейся, я не забуду об этом разговоре.
   Высказавшись, он не замедлил покинуть мой кров, сопровождаемый почтительным Экташем, должным доставить августейшего гуляку прямо до его покоев.
   Ну, Иви, дерзай!


--------------------
Но знай, к Добру
Стремиться мы не станем с этих пор.
Мы будем счастливы, творя лишь Зло,
Его державной воле вопреки.
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Ярно ле Фалесс
сообщение 19.05.2004, 22:51
Сообщение #26
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 32


Оступаясь, оставайся верен своей цели.



Мысли императора были затуманены разговором с Шаорином. Ярно прекрасно понимал, что этот змей ведёт свою, ведомую лишь ему игру. То, что Франциск боится потерять своё драгоценное место у трона, было понятно и если Лессо удастся узнать, что Франциск причастен к заговору против Лаконы, то советнику лучше сразу уехать из страны. Ярно пытался разобрать всё, что сказал ему Шаорин, а ведь тот просто так ничего не делает. Императору не нравились намёки на то, что Саола не так проста и верна, как кажется. Но сейчас он никак не мог сосредоточиться на мыслях. Голова кружилась, Ярно был пьян и пьян прилично.
  По дороге к своим покоям он видел взоры стражи, которые наверняка думали, по нетвёрдому шагу Лессо, что император всё ещё отмечает свою победу. Город давно спал и Ярно решил, что совсем разберётся завтра, а сейчас его ждёт Саола, и думать о чём-то другом было выше его сил.
  Дверь в спальню была приоткрыта, Лессо вошёл в комнату. В полном мраке ему удалось разглядеть кровать. Император медленно снял одежду и лёг.  Нежная рука коснулась плеча императора. Саола не спала, ждала его. Ярно поцеловал императрицу в губы и они обнялись. Мягкие губы Сао соприкасались с его, ле Фалесс забыл обо всём. Казалось, эта ночь будет длиться вечно.
  Неожиданно дверь в спальню открылась. Ярно хотел уже, как минимум лишить работы того, кто осмелился без стука войти в покои императора, но увидев гостя он промолчал. Комнату освещал свет от открытой двери, перед императором стояла Сао. Сначала Лессо подумал, что это хмель даёт своё, и ему лишь показалось, но через мгновение он понял, что ошибся.
- Ненавижу! - прошептала Сао и выбежала из комнаты.
Император сотню раз проклял Франциска и стал быстро одеваться. После он зажёг свет.
- Кто ты?! - император почти кричал девушке, которую он недавно целовал.


--------------------
Сколько воинов я возьму с собой,
Чтоб pазбить их отpяд,
Мною движет месть,
Меня ведёт залитая гpязью честь,
Может вся династия на мне пpекpатится
Я даю слово - наш геpб воцаpится
На стенах и башнях замка свеpепых вpагов,
Тысячам пленных не избежать оков/
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Иветта ле Ласноу
сообщение 19.05.2004, 22:52
Сообщение #27
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 14


Игра стоит свеч...



Надо отдать Ярно должное, оделся он, несмотря на сильный хмель и потрясение, все же довольно быстро, потом запалил масляный светильник, глядя на нежданную любовницу, все еще лежащую на его кровати, с высоты своего роста. Настороженный угрюмый взгляд Императора не сулил ей ничего хорошего. Что ж вот он, Иви, твой главный экзамен по актерскому мастерству, публика немногочисленна, но зато какая!
- Кто ты?! – голос Ярно почти срывался на крик ярости.
- Иветта Эри… я… я компаньонка вашей супруги…
      На лице Иветты читался неподдельный испуг, в больших светлых глазах блеснули слезы, и девушка в отчаянии закрыла лицо изящными белыми ладонями. Ярно, несколько обескураженный такой реакцией, похоже, несколько успокоился, но лицо осталось сосредоточенно угрюмым.
- Отвечай своему Императору, - медленно, стараясь смирить раздражение, произнес он, - Что ты тут делаешь?
      Сияющие белизной в полумраке плечи девушки беззащитно вздрогнули, она тихо всхлипнула и подняла глаза на Императора, в свете лампы на ресницах поблескивали слезы. Мужчины порой не боятся вражеских армий, северных звероящеров и похмелья после выпитого накануне ящика вина на двоих, но против женских слез оказываются совершенно бессильны. Лицо Ярно несколько смягчилось.
- Зачем ты пришла?
- Я…, - всхлип, - Я никогда не осмелилась бы, но он сказал, что… что лишит меня моего места при дворе, и вышлет из столицы… у меня братья… я не могла лишить их образования и достатка… это такой позор, - девушка снова заплакала уткнувшись в свои ладони, и Император осторожно коснулся ее плеча.
- Не плачьте, я обещаю, что разберусь со всем этим, - медленно произнес он, - Но вы должны все рассказать по порядку. Я налью вам воды.
        Император всунул в дрожащие руки Иветты тонкий стеклянный стакан с лимонной водой, той самой, которую постоянно пила Императрица, она сделала несколько небольших глотков и робко улыбнулась, глядя на мужчину с плохо скрываемым обожанием.
- Кто послал вас сюда? – прежняя твердость в голосе приобрела теперь совершенно другую лояльную интонацию.
- Я никто для вас, а он… вы все равно не поверите мне…, - казалось, на мгновение в глазах девушки вспыхнул и погас вызов, потом она отвернулась, опустив глаза, - Хотя это нечестно, вы делаете для этой страны все, вы спасли нас всех… а они так подло обманывают вас… простите меня….
- Кто? – Ярно снова нахмурился, понимая, к чему она ведет.
- Иванэ Амарра, - выдохнула Иви, стараясь не смотреть Императору в глаза.
- Я не верю…
- Я знаю, - Иветта прикусила губу, медленно спустила с постели ноги, удосужившись наконец, прикрыть легким покрывалом свою наготу и отошла к окну, - Просто будьте осторожны, прошу вас. Вы наша единственная надежда…. А герцог, он готов расколоть Империю на куски, лишь бы занять ваш трон.
        Ярно не верил, сверкал на нежданную гостью снова постепенно наполняющимися гневом глазами, но Иветта продолжала с видом почти отстраненной одержимости:
- Даже вашу победу над Лесом он превратил в ничто…. Они с Эвором с самого начала решили так, за свободу Полумесяца Князь готов был платить небольшими потерями и согласился отвлекать ваши войска до прихода Сафара…
        Император мрачнел, а Иветта с горечью в голосе продолжала говорить, что его предали все, кому он верил, что Мирта и Саола изначально знали все, но Мирта, поскольку была умнее, во время сбежала с Эвором из столицы, а Саола осталась из-за Иванэ. Весь двор давно знает, что Императрица приблизила к себе герцога не просто так.
      Ярно не верил, но было заметно, что начал сомневаться и наконец настало мгновение, когда слушать дальше стало выше его сил. Он молча развернулся и пошел прочь. Пошел искать свою Саолу, как же иначе.
- Мой Император, - голос Иви дрогнул, и Ярно оглянулся, - Прошу вас, просто будьте с ними осторожны.

        Иветта настороженно прислушивалась к тишине, пока шаги Ярно не стихли где то в конце коридора, потом со вздохом облегчения и удовлетворенной улыбкой упала на подушки. Спектакль удался на славу. Бурные продолжительные аплодисменты. Есть все же что-то затягивающее в этой опасной, но интересной игре, чем больше ставки, тем интереснее… вот только игра ведется не на деньги.
        Какое-то время она еще лежала неподвижно, разглядывая потолок и шитые золотом гобелены императорской опочивальни. А слезы все текли по щекам. Проклятая настойка серого листа вызывала у Иветты Ласноу аллергию с самого детства, достаточно было поднести бутылек к лицу, и полные глаза слез обеспечены, причем часа на два не меньше. При приготовлениях к этой ночи, для убедительных слез достаточно было просто смазать ладони настойкой и поднести их к лицу.
        Нервное напряжение постепенно оставило девушку, и она засмеялась, но через мгновение вздрогнула, осознав, что в комнате кто-то есть, и тут же вздохнула с облегчением.
- Все идет по плану, детка, - тихо произнес Рей.
        Нервы не к черту с такой работой, вздохнула про себя Иви и, бросив мимолетный взгляд на Риверса застывшего у дверей и на роскошную расстеленную кровать, внезапно поняла, чего хочет…. Безумие, конечно, но опасность неожиданно сильно возбуждала. Иветта шагнула навстречу Рею, словно случайно обронив закрывающее ее обнаженное тело покрывало.
- Ив…, - прочитав желание в глазах любовницы хотел было что-то сказать Рейнар, но она поцелуем остановила его.
- Зато потом будет что вспомнить, - соблазнительно улыбнулась Иветта.
          Риверс засмеялся, почти срывая с себя одежду, ходить по самому краю было похоже обоюдным увлечением. Что цепляло за душу в этом риске и постоянном поиске острых ощущений и новизны.
- У нас не больше получаса, - задыхаясь от страсти, прошептала она.
- Нам хватит, - заверил Иветту Риверс, укладывая ее на вышитое золотом белоснежное белье.


--------------------
Стерва по призванию (с) ;D

Существует предел после которого все, что бы ты не делал, честно.
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Крыс
сообщение 19.05.2004, 23:04
Сообщение #28
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 13


...И трупы станут мне лестницей!



17 число Глубин.

Настало время активных действий.
Первым делом я подделал почерк нашей Императрицы, произведя на свет весьма нейтральное, но развеселившее меня (а все нервишки…) письмо герцогу Амарра. Мы с Ив непринужденно шутили, но как же я был сосредоточен! Один клятый волосок под пером – и ни одна сволочь не поверит, что этим самым пером водила надушенная ручка Саолы Фалесс.
Ну, в общем-то задачка была детская, и я управился в момент. После этого я и Иви очень удачно сбросили уже появившееся напряжение (ух… это вам не мечом махать – тут весь выкладываешься!), она отправилась в спальню Ярно, а я неторопливо потрусил исполнять обязанности курьера.
Сменив лощеную оболочку Рейнара Лан Риверса на жесткую шкуру Крыса, я нашел подходящего подростка (не какого-то босяка, иначе письмо никто не возьмет, а ребенка средней упитанности, средней опрятности, средней сообразительности – короче, серость), разъяснил задачу, вручил умеренное вознаграждение (проявить щедрость значит запомниться) и пообещал достать из-под земли в случае чего. После этого удалился, сделал петлю и негласно проводил посыльного до особняка Амарра. Увидев с почтительного расстояние заранее изученную мной ряху дворецкого и удостоверившись, что письмо принято к передаче, я тихо растворился в жиденькой толпе.
Выждав небольшое время в ювелирном магазинчике (купил пару сережек – натурально выглядит, да и какой-нибудь горничной будет приятно… если Иви будет занята…), я был вознагражден зрелищем неумело конспирирующегося Амарры (несчастный нацепил глухой плащ с капюшоном, укрыл лицо и сел на своего известного всему городу рысака… знаете, это уже диагноз…). Так, пташка номер раз уже на пути к гнезду…
Так, а теперь в темпе клятого вальса бежим во дворец, приводим себя в состояние офицера гвардии и лениво выходим в заранее намеченный коридор. Ну да, точно! Вон и Императрица!
Сначала я думал подпустить туману в стиле: «В окно не смотри – навернешься, в ванне не мойся – захлебнешься, с огнем не играй – обожжешься, с Франциском не болтай – свихнешься, к Ярно не подходи – заеэээ… Ну вы поняли…». Но! С ней такие штучки не пройдут – опасная… Так что пришлось корчить из себя неотесанного стражника, которому предложили что-то неподъемное вместо привычных «тащить» и «не пущать». Как я и рассчитывал, такой «административный барьер» подлил масла в огонь (о, какая точная аллегория!) гнева Саолы. Пташка номер два – пошла!
Через полчаса долг позвал снова:
-Здравствуйте, мой Император!
-Отстань, гвардеец, не до тебя…, - скривился злой и мрачный Ярно
-Служу Империи! - вытянулся во фронт я.
-Погоди… Как тебя? Частенько тебя вижу…, - величество изволило потереть высочайшую похмельную голову.
-Рейнар Лан Риверс, Гвардия! – особенно громко заорал я. Фалесс скривился так, будто сожрал лимон с кожурой.
-Прекрасно. Не ори только так… Ты, кстати, не видел во дворце Императрицу?
-Осмелюсь доложить, государь Император, я имел честь заметить вашу блистательную супругу направляющейся к Смотримой Башне. Сопроводить вас, мой Император?
-Не нужно… Благодарю, офицер…
И, ссутулившись, Ярно ушел… Эх… И вот с этим Иви вынуждена спать… Воистину цель оправдывает средства!
Важно лишь то, что пташка номер три – замыкающая – тоже вот-вот достигнет неизменного места встречи…
А потом я забежал проведать Ив…
Ой… Ох…Ууууууу… это ой-ей-ей что такое! Слов нет, одни эмоции. У девушки реально снесло колпак! У меня, кстати, тоже… Это просто невероятно – посреди заговора, в императорской спальне, в любой момент могут засечь… То, что мы проделали – это нечто особенное, никогда меня так не сносило! Слов много, эмоций через край, а не передал и сотой доли…
Ну, вот теперь можно завалить всю Империю!


--------------------
Вы полагаете - взяли?
К черту!
Я ж вас прикончу в секунду.
Я ж вас пошлю за черту -
четко!
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Саола
сообщение 19.05.2004, 23:06
Сообщение #29
Пламя
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 29


Прости меня, моя любовь....



17 день месяца Темнейших Глубин.
Лакона. Фалесса.

      В тот день было холодно и по-зимнему ясно, а вечер бросил на серые стены Фалессы нежно-сиреневый стылый полумрак, переходящий в яркую, кроваво алую полосу заката над западным горизонтом. Этот тревожно полыхающий закатный огонь последнее время вызывал у Саолы странное предчувствие беды, будто сменяющая свет ночная тьма несла в себе непонятную девушке, но давящую, опасность. Императрица зябко вздрогнула кутаясь расшитый золотом белый плащ…. Все будет хорошо, через пару часов вернется Ярно, и заставит ее забыть эти глупые ночные страхи, и длинные очень черные тени от построек словно прилипшие к улицам и площадям.
        Он вернулся всего день назад, вернулся, и Фалесса вновь разлучила их, оставив супругам для счастья только такие короткие ночные часы. Что ж Саола всегда знала, еще до того, как выбрала одну с Ярно судьбу, что он в первую очередь Император и воин, и только потом ее мужчина. Его дело воевать и править своей страной, а ее ждать супруга и хранить, то, что он оставил. И Императрица была искренне счастлива такой судьбой.
        Некоторое время Саола еще смотрела в постепенно сгущающийся вечерний сумрак с высоты своего кабинета в Смотримой башне, потом заметила остановившийся во внутреннем дворе замка экипаж. Ярно… Императрица с лукавой улыбкой подумала, что поймать супруга стоит попытаться раньше, чем его украдет у нее для очередной важной государственной беседы недремлющий Амарра, капитан гвардии Карас, первый паладин Нье или еще кто нибудь истово заботящийся о благосостоянии Империи.
        Крутой винтовой спуск с башни… несколько сотен ступенек, сглаженных и раскрошившихся за годы…. Наверное, стоило спускаться осторожно, но Саола никогда не боялась не высоты, не опасности, не бьющего в лицо ветра. Вместе с лесной кровью ей досталась прирожденная ловкость, а воспитание в Гильдии развило до предела реакцию и гибкость, ставшие за годы совершенно естественными. Прыгать по ступенькам августейшей особе, конечно, не пристало, но спускаться быстрыми шагами она могла себе позволить.
        Тонущий в полумраке двор, полутемные опустевшие вечером дворцовые коридоры, но найти свою спальню Саола могла и в темноте.
- Ваше Величество, - негромкий голос гвардейца показался ей несколько неприятным, как и его нагловатая усмешка. Прежде она его при дворе не видела, высокий, светлые волосы, привлекательное, но неприятное лицо.
        Саола устремила на осмелившегося встать на ее пути стража гневный взгляд.
- Император просил его не беспокоить, - усмешка стала еще более неприятной, - Он… хм занят.
        Все это сначала показалось Императрице каким-то бредом. Никто не смеет приказывать ей, кроме Ярно, но муж никогда не ограничивал ее присутствие на каких либо советах или встречах.
- И я бы не рекомендовал Вашему Величеству нарушать его покой…
        Саола почувствовала странный испуг. Что если с Ярно что-то случилось. Он встречался с Франциском, никогда не знаешь, чего можно ждать от этого змея. Неужели Шаорин осмелился…. В голове Императрицы промелькнули самые страшные мысли… яд… колдовство….
- Отойди с дороги, - голос Саолы остался тихим и мягким, но в нем угадывались угрожающие ноты.
        Гвардеец разумно решил не связываться с огненной ведьмой и с прежней мерзенькой улыбкой отступил с ее пути. До королевской опочивальни остался только коридор, ставший вдруг очень длинным. Саола остановилась у дверей, медленно повернула тонкую медную ручку и толкнула высокую дубовую створку вперед.

        Император был жив, здоров, и, кроме того, явно не мучался одиночеством. В широкой желтой полосе света, падающей на их с супружеское ложе через открытую дверь, Саола более чем четко видела обнаженные фигуры обоих любовников. Одна рука Ярно зарылась в белокурые волосы Иветты Эри, другая ласкала ее очень белое в полумраке тело, губы Императора покрывали поцелуями лицо и шею компаньонки, с той горячей нетерпеливой страстью, какую можно испытывать только к любимой и желанной женщине.
      Какое-то мгновение Саола стояла неподвижно, потом, словно отказываясь верить своим глазам, закрыла и открыла их вновь. Ничего не изменилось, но Ярно, наконец, соизволил оторваться и поднять глаза на супругу. Вид у него был растерянный и удивленный… не ждал.
      Саола почувствовала внезапно нахлынувшую слабость, ноги отказывались ее держать, но Сила где-то внутри уже ожила, требуя ярости и мести, прожигая свою носительницу невыносимым холодом.
- Ненавижу…, - прошептала она, сознавая, что если не оставит это место сейчас, то через пару мгновений спальня будет объята пламенем.
      Ответа Императрица не ждала, молча вышла и закрыла за собою двери.
      Ноги казались ватными, хотелось сесть прижавшись спиной к каменной стене, и… нет, не умереть, а просто исчезнуть, так, словно синеглазой ученицы Гильдии никогда и не было не в этом городе, не во всем мире. Но она не доставит им такого удовольствия. Саола остановилась, заставляя себя глубоко вздохнуть и двинуться дальше. Гнусно-ухмыляющегося гвардейца на прежнем месте, к счастью для него же не оказалось.
        Мысли путались, толпились, раз за разом возвращая Саолу к тому, что ей выпало наблюдать так недавно. Глаза предательски щипало от боли, обиды и отчаяния, но Императрица почти запредельными усилиями заставила себя держаться прямо и твердо. Завтра с рассветом она оставит Фалессу. Неважно куда… подальше от него, подальше от сплетен, позора, от этого серого города и людей, так и не принявших ее.
        Больнее всего ранят осколки собственного разбитого счастья, Саоле казалось, что она идет по ним босиком, чувствуя как мир, который она сама сжала для себя до одного человека, стремительно рушится, погребая все под своими обломками. Напрасно она верила ему и самой себе, глупо было надеяться, что Ярно Фалесс, Император Лаконы и Сопредельных земель надолго увлечется безродной лесной ведьмой.
        Кроме Смотримой башни идти особенно некуда. Ступени кончились. Совсем стемнело, и равнодушный город далеко внизу зажигал тревожные дрожащие огни, И здесь на высоте, где никто не мог видеть или слышать Императрицу слезы, наконец, пролились, обжигая щеки... Такая странная боль, но даже если он придет, она не простит.
        Императрица медленно вошла в пустую темную комнату, ветер захлопнул за ней двери, и стало совсем тихо. Саола прижалась щекой к толстому прохладному стеклу. Пустая бессильная ярость на грани отчаяния…. Разбить бы сейчас что нибудь побольше, подороже и погромче, просто сорвать злость. Девушка судорожно вздохнула. Ну вот… только истерики не хватало.
- Ваше Величество, – знакомый, но довольно неожиданный здесь, ровный негромкий голос заставил Саолу вздрогнуть. Она почти затравлено обернулась и встретилась взглядом со спокойными серыми глазами герцога Деннира.
- Консул Амарра? Что вы тут делаете? – Саола изо всех сил старалась сохранять спокойствие, но голос предательски подрагивал и пришлось опустить глаза, что бы Иванэ не увидел слез. Ему сейчас слишком тяжело, что бы еще она грузила его своими проблемами.
- Вы просили о встрече, - медленно произнес герцог, - Мне передали ваше письмо.
          Саоле до сих пор казалось, что она спит. Она ничего не писала, в это мгновение государственные дела вообще мало ее интересовали.
- Прошу простить меня, - и почему так срывается голос, - Это, наверное, чья-то глупая шутка.
- Саола, что с вами, - герцог осторожно взял в руку ее дрожащие, сжатые между собой, что бы это не было так заметно, ладони, - Что-то случилось?
        Императрица упрямо покачала головой, закусив губу, но через мгновение дыхание прервалось тихим всхлипом.
- Что-то с Ярно?
- С ним все в порядке, - почти выкрикнула Саола, и слезы с новой силой потекли по щекам.
        Иванэ больше ничего не спрашивал, только осторожно коснулся рукой ее волос, и Саола, совсем как в детстве, расплакалась, прижавшись к его плечу. Он что-то говорил и пытался утешить, как это бывает, когда не знаешь и причины чужих слез. На какое-то мгновение стало даже легче, потом Саола почувствовала, что герцог опустил ее руку.
- Ярно…, - голос Амарры в наступившей тишине показался неожиданно громким.
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Ярно ле Фалесс
сообщение 19.05.2004, 23:09
Сообщение #30
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 32


Оступаясь, оставайся верен своей цели.



Императорские покои, в которых разбилось счастье, остались за спиной Ярно. Но всё ещё можно было исправить. Хмель немного отпустил, но мысли Лессо всё ещё крутились в бешенном вихре, не давая возможность оценить произошедшее.
Ярно не хотел думать о разговоре в комнате, тем более не хотел думать, что это правда. Сейчас главная задача заключалась в том, чтобы найти Саолу и всё ей объяснить.
У первого же гвардейца он узнал, что императрица направилась в Смотримую башню, и быстрым шагом направился к ней.
Подъём по длинной лестнице, словно проклятый, не кончался. Император забыл обо всём, главное это сказать Сао, что он любит только её и ничто не может помешать им.
Наконец впереди показалась площадка, со всех сторон окружённая стеклом. С неё был видна вся столица, красота и богатство которой восхищали. Конечно,  после осады, Фалесса была не той, что год назад, но и сейчас она оставалась столицей, которой гордится каждый лаконец. И на фоне любимого города императора, его любимая женщина стояла в объятиях лучшего друга.
  Всё стало ясно, Иванэ предал его, а вместе с ним и Саола. Ярно сжал кулаки, он был на грани срыва, ему хотелось прямо здесь и сейчас убить обоих, а потом и себя, но Лессо сдержался.
Он стоял ещё несколько мгновений, а потом его заметил герцог.
- Ярно что….- Иванэ сделал шаг в сторону друга.
- Нет! Стой на месте! Не подходи, пока я не убил тебя!
- В чём дело? - Амарра сделал ещё один шаг.
- Ты не слышал приказа своего императора?! Стой, где стоишь.
- Да какой ты император? - в разговор вмешалась Сао.
- Тебе слова никто не давал! - гневу Ярно не было предела.
- Не говори так с ней, - Иванэ сам начинал злиться.
- Прости, я обидел твою возлюбленную, - Лессо улыбнулся, - Я даю вам эту ночь, на то, чтобы собраться и уехать из столицы! Я должен был бы вас казнить, но всё же дам свободу. Если завтра утром я застану вас в Фалессе, я прикажу убить обоих. Это моё последнее слово. Ярно ещё какое-то время смотрел на недавнего друга и недавнюю возлюбленную, а после ушёл.


--------------------
Сколько воинов я возьму с собой,
Чтоб pазбить их отpяд,
Мною движет месть,
Меня ведёт залитая гpязью честь,
Может вся династия на мне пpекpатится
Я даю слово - наш геpб воцаpится
На стенах и башнях замка свеpепых вpагов,
Тысячам пленных не избежать оков/
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Раэн
сообщение 20.05.2004, 19:06
Сообщение #31
Человек
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 30


Мы живем для того, чтобы завтра сдохнуть.



16 - 25 число месяца Темнейших Глубин.

Раэн решила уйти сразу после разговора и признания. Вот только поднявшийся в лагере переполох отнюдь не способствовал спокойному уходу. Она переволновалась за Алека, который каким-то образом стал центром всего этого переполоха. Раэн видела, как Николя о чем-то тихо разговаривает с Шарлем Бевером: "О.. Судя по всему разговор еще тот," - тихо крадясь к беседующим, рассуждала про себя Раэн, присматриваясь к арбалету в руках графа и к застывшему паладину. Девушка не осмелилась подходить слишком близко и слышала обрывки разговора. Об остальном она могла только догадываться, но одно она поняла: маленький Алек обладает сверхсилой, он - маг. Раэн закрыла глаза, пытаясь осознать этот факт: "Ну и что? Что меняется? Он - ребенок. Он - замечательный ребенок.. Я бы мечтала о таком.."
Под утро она скользнула в палатку, где спали Нико и Алек. Первый ушел на обход, а мальчик тихо сопел и выглядел как... "Да как обычный ребенок он выглядит!" - решительно мотнула рыжеволосой головой Раэн, присаживаясь рядом и почти не касаясь, нежно провела ладонью по волосам Алека. А тот улыбнулся во сне и вдруг решительно схватил эту руку и уютно улегся на нее своей чумазой щекой. Раэн ошарашенно смотрела на мальчишку и вдруг поняла, что неудержимо плачет. Она прижала вторую руку к губам, чтобы случайным всхлипом не разбудить Алека и долго сидела рядом с ним, дожидаясь, пока высохнут слезы и перестанут трястись плечи. Затем она тихо освободила свою руку и осторожно выскользнула из палатки. Лагерь уже давно проснулся, кто-то оклинул рыжеволосую девушку, приветствуя и улыбаясь. Она тоже привычно махнула рукой и мягко скользнула к привязанным лошадям. Никого не удивило то, что она стала седлать своего коня - она частенько ходила в разведку с Нико и остальными воинами, да и просто прогуливала своего ретивого. Раэн легко вскочила в седло, чуть улыбнувшись тяжелому вздоху Рихарда, оказавшегося рядом и любующегося ее стройными ногами. Послушный ее желаниям конь направился к границе их небольшого лагеря и леса. Но едва она въехала под сень деревьев, как сердце болезненно сжалось и она резко оглянулась, глядя на покидаемый ею лагерь, где совсем недавно она чувствовала себя так уютно и тепло, не смотря на все грозящие опасности. Но девушка вновь упрямо тряхнула головой: "Не смогу вынести их недоверия и презрения..." Она стала поворачиваться в седле, как вдруг внушительная шишка сорвалась с дерева и прибольно ударила ее по голове. Раэн охнула, схватившись за голову. Перед глазами медленно плыли разноцветные круги и пришлось несколько раз крепко зажмурится, прежде чем мир вокруг перестал двоится.. вместе со стоящим на ее пути, лукаво улыбающимся Николя:
- А ты у нас такая большая шишка, Раэн, - с почтительным, шутейным поклоном обратился к ней юноша.
К девушке в тот же миг вернулась вся ее задиристость, выразившись в резком выпрямлении и не менее резком скольжении с лошади. Нико ловко подхватил ее на руки и решительно поставил прямо перед собой:
- Так, что мы видим, - с важным видом начал он. - Дитя мое, куда же опять тебя потащили все Тени этого мира или сам Святой Марэль? Поверь моему опыту, дитя мое, никогда не нужно бежать от самой себя.. особенно в подозрительной компании одиночества. Покайся, дочь моя, и возможно я смогу простить тебе все твои ... ээээ... как это называется, Раэн?
- Прегрешения, святой отец, - с улыбкой ответила девушка.
- Вот именно! ОЙ! Какое страшное слово сорвалось с твоих губ, дочь моя! - сделав испуганные глаза, продолжил было Нико, но потом глянув на еле сдерживающую смех девушку, сам рассмеялся. - А вообще-то я рад, что помещал тебе в очередной раз скрытся, Раэн.
Аквамариновые очи посмотрели прямо в улыбчивые глаза Нико и она с всегдашней своей прямотой сказала:
- Я тоже рада, Николя.
Он чуть дернул ее за нос:
- Больше не будешь тайком удирать?
Раэн фыркнула:
- Нет, отец мой, - они опять рассмеялись..

**********

Разобравшись в том кто и какие роли играет в будущем цирке, Раэн и Алек вместе наблюдали за тем, как репитируют будущие артисты, смеясь над Рихардом, который по полному праву заслужил звание самого серьезного клоуна. Но поведение парня было настолько потешным, что его серьезность вызывала взрывы хохота у всех. Алек носился в неудержимой радости, поедая сладости, которыми его угостила Раэн. Когда мальчик привел медвежонка, девушка была просто в восторге и торжествующе сверкнула глазами на новоявленного "воспитателя" - Шарля ле Бевера. Но тот усиленно игнорировал ее. Раэн явно это не устроило, поэтому улучив момент, она прижала Шарля к дереву и нахмурившись спросила:
- Вы и дальше намеренны заниматься воспитанием мальчика?
- Разумеется. Я не хочу, чтобы он погиб. Он мне нравится, Раэн.
- И в качестве воспитательных мер, намерены прибегать к розгам? - продолжала "допрос" девушка.
Паладин нахмурился и посмотрел прямо в ее темнеющие глаза:
- Пойми, красавица, это необходимо. Мальчишка совершенно не слушается никого. И потом, постарайся понять еще одно: его сила нуждается в контроле, иначе он погубит многих и многих. То что для него естественно - для других смертельно опасно.
- Он ребенок, - тихо возразила Раэн. - Ребенок рано потерявший семью.. он вынужден путешествовать в мире, где пылает война и властвует смерть.
- Тем более нужно научить его естественной осторожности! - пытаясь поставить точку в тяжелом для него споре, резко сказал Шарль.
Аквамариновые глаза ссузились, девушка неожиданно вплотную приблизилась к Паладину Солнца. Ее грудь высоко поднялась, касаясь груди ошарашенного ее действиями мужчины, одна рука мягко скользнула к плечу, ласково зарываясь в его волосы, а губы приблизились к его губам, тихо шепча:
- Следуя вашему примеру, мне стоило бы отстреливать тех, кто забыв о естественной осторожности, восхищенно созерцает красоту, когда она находится в опасной близости с ним.. например, как вы и я сейчас. Но вы мне подсказали прекрасную идею... Я всего лишь буду прицельно бить, - девушка придвинула к паладину свое округлое бедро, заставляя его почувствовать все ее тело. - К концу войны в нашем государстве останется крайне мало дееспособных мужчин..
Шарль с трудом перевел дыхание, глядя на нахалку. Раэн еще пару секунд постояла, вызывающе глядя на него, а потом чуть отступила. Паладин задумчиво продолжал смотреть на нее:
- Ты приводишь очень убедительные доводы, Раэн. С тобой трудно не согласится.. Но и трудно бывает удержаться, когда этот.. Алек начинает шалить. Может ты будешь и меня утешать? - подняв бровь и открыто улыбнувшись, спросил ле Бевер.
Она вздохнула, улыбаясь в ответ:
- Поверь, ему урок пошел в прок.. Просто, - она отвернулась, глядя на бегающего вдалеке Алека. - Не надо его больше наказывать. И я с удовольствием тебя утешу.. пригорошней сладостей и поцелуем в щеку.
Мужчина засмеялся:
- Можно обойтись одним поцелуем, красавица...

***********

Николя не было уже двое суток и отряд начал волноваться. Их предводитель - а молодой человек, как бы он это не отрицал стал настоящим предводителем партизанского отряда - сказал всем, что отправится проведать возможный маршрут их пути... И пропал. Алек правда уверенно говорил, что - Нико просто задерживается - но даже Раэн стала беспокоится. На третий день она седлала лошадь, пытаясь убедить Алека в том, что едет всего лишь на прогулку, но мальчик настойчиво просился поехать с ней. А она ему практически ни в чем не могла отказать:
- Раэн, ведь ты даже не знаешь где его искать!
- Кого - его? - чуть рассеянно спросила Раэн.
- Нико. Кого же еще? - уверенно заявил мальчуган.
Девушка посмотрела прямо в лицо своему маленькому собеседнику:
- И откуда ты все знаешь, Алек?
- Ну как же, - важно начал мальчик, - ведь я тоже собираюсь ему высказать все за подобное поведение. Поэтому тебе полезнее будет взять меня с собой.
Несмотря на тревогу, Раэн звонко рассмеялась и подсадила ребенка в седло, куда затем вспрыгнула и сама. Они проехали совсем чуть, когда Алек дернул девушку за длинную косу, лежающую у нее на груди и показал куда-то в сторону. Присмотревшись, она увидела знакомую фигуру Николя и еще три фигурки. Две - явно женские. Раэн без слов поняла, чего хочется мальчику и быстро спустила его на землю. Сама она наблюдала с легкой улыбкой, как он несется к своему спасителю и чуть не сбивает его с ног. Прошло около двадцати минут, когда небольшая группа с шагающим во главе них Николя и Алеком подошла к лошади, на которой отпустив поводья сидела Раэн. Нико не без удовольствия скользнул взглядом по ее стройной фигурке и тут же, чуть усмехнувшись, представил ей своих спутников:
- Знакомьтесь. Это моя боевая подруга - Раэн. А это - Салли и Луанна, - с не меньшим удовольствием, сверкнул на них глазами Николя. - Молодого обалдуя зовут Поль.
Раэн взметнула одну бровь:
- Мм? Обалдуй станет отныне званием, Николя, - улыбаясь, заметила она. - Мы волновались за тебя.
Юноша поднял глаза к небу, но ему не дал заговорить Алек:
- А я все время говорил Раэн, что она зря беспокоится. Ведь ты не сможешь оставить меня правда, Нико?
- Тот до обеда не доживет, кто тебя оставит, божье наказание.
- А откуда ты взял этих людей, Николя? - задала резонный вопрос Раэн.
- Спас. Их похоже собирались разорвать на части наши милые, лирийские друзья. Потом мы несколько задержались, запутывая следы. Ну и просто...
Он не закончил и очень красноречиво окинул взглядом ладные фигурки обоих девушек. Но Раэн словно не заметила этого взора, наклонившись с седла и резко разворачивая к себе сначала Нико, а потом и Поля. Ее глаза внимательно обежали их тела.
- Ага, - встряло божье наказание. - У них царапины, Раэн. Это они по кустам прятались. Видимо играли в прятки с лирийскими друзьями.
Все с трудом сдержали смешки, но серьезный взгляд Раэн не оставил им выбора:
- Проверь меня, Нико: значит ты увел из под носа лирийцев этих ребят, затем плутал или прятался в кустах, скрывая видимо с елико возможным тщанием и девушек, и Поля...
- Ну да.. можно сказать грудью прикрывал, - вставил Нико, все еще улыбаясь.
- Отлично! - закончила Раэн. - Тогда марш все в лагерь! Салли, Луанна, вы пройдете в шалаш и я быстро обработаю ваши ссадины. А вы двое,  - обернулась она к парням. - Вам придется потерпеть на улице. Вас нужно обработать еще и специальным составом, отбивающим у преследующих нюх.
- Святой Марэль! Что ты еще удумала? - поразился ее приказу Нико.
- Да за вами идут хвостом! Тем более, если учитывать то, как ты специфически умеешь прятаться, Николя ле Тойя!
Когда она, обработав раны хихикающих девушек, вышла на улицу из шалаша, Нико и Поль уже стояли по пояс обнаженные дожидаясь своей очереди и рассказывая всем присутствующим о своих подвигах во время спасения от лирийцев. То и дело в воздухе разносился веселый хохот. Раэн подошла к собравшимся и принялась обрабатывать ранки и ссадины на спине, груди и руках Поля. Юноша как не крепился, не мог сдержать вскриков. Николя подозрительно следил за действиями рыжеволосого лекаря и, послушав еще пару вскриков, спросил:
- Такое ощущение, что ты его прижигаешь чем-то очень горячим, Раэн..
- Не горячим, Николя, - успокоила его девушка, сосредоточенно обрабатывая своего пациента. - Просто в состав входят травы, вызывающие легкое пощипывание. А может и не очень легкое. Но это очень важно, чтобы в раны не попала зараза какая-нибудь. Вы же не хотите валятся с температурой после всех этих подвигов?
Она улыбнулась. Поль подавил очередной крик и, чуть обернувшись к своей прелестной спасительнице, сказал:
- От таких... очаровательных рук можно стерпеть что угодно.
Раэн кокетливо сверкнула своими глазами на него и обернулась к Нико:
- Ваша очередь, сударь.
Юноша покорно встал перед ней. Раэн очень нежно и внимательно обработала его спину, почти незаметно касаясь ее обмазаной в мази специальной палочкой. Она слышала, как он скрипел зубами, сдерживая желание вскрикнуть. Мазь действительно прижигала.
- Теперь грудь.
Нико повернулся, расправляя плечи. Щеки Раэн невольно покраснели: он был очень хорош... но она быстро решила эту проблему смущения, решительно замазывая каждую его царапину, даже самую маленькую. И красивая грудь в один миг превратилась в экзотичное произведение искусства. Раэн только собиралась приступить к шее и подбородку Николя, как вдруг последний подозрительно понюхал воздух, поворачивая голову к стоящему рядом Полю:
- Это чем от тебя пахнет, дружище?
Молодой человек не успел ответить, на Нико уставились лукавые, цвета морской глади глаза:
- О, прости.. Это мазь, Нико. Она отлично лечит и отбивает запах... но противопоставляя свой запах, очень .. хм... странный он немного, но терпимый, ведь правда?
- Те... ТЕРПИМЫЙ?!!! - у Николя перехватило дыхание, потому что "дивный" запах перебивал все.. вызывая совершенно конкретную реакцию у желудка. - Раэн, ах ты...
Но он не смог договорить. Его собственное тело стало пахнуть жуткой смесью лесных, прелых листьев и городских отбросов. В нем взыграл утонченный воспитаник великого и гордого семейства Тойе. Ругнувшись на все мази вместе взятые, Нико резко развернулся и бросился к ближайшему озеру и не смотря на ледянную воду, нырнул туда с головой. Вслед ему несся веселый смех соратников. Раэн кинулась за ним, неудержимо хохоча и выхватывая у кого-то некое подобие полотенца. Через пару мгновений юноша вынырнул, отплевываясь и принялся яростно оттирать со своей кожи лечебное средство. Его зеленые глаза гневно сверкали, глядя на смеющуюся Раэн:
- Да это же какой-то навоз судя по запаху!!! - вскричал Николя.
- Ничего подобного! - в ответ, сквозь паузы в смехе, кричала Раэн. - Это старинный рецепт. В нем змеиный яд, листья папортника, богулистый лист и кровавая подушечка..
Николя решительно промаршировал к своей смеющейся подруге и резко затащил ее в воду:
- Не были бы вы так любезны, мой несравненный лекарь, отодрать с моей спины ваши дивные бальзамы для отпугивания блох?!
- Вы смеете сомневаться в моих способностях лечить? - возмутилась Раэн.
Нико повернул красивую голову с блестящими озорством глазами:
- Нет. Я совсем не сомневаюсь в вашей способности, леди, отвратить от меня на некоторое время всех девушек... И себя в том числе. А этого я уже не перенесу.
Оба чуть не упали в воду от смеха, но спустя некоторое время - поняли, что начинают замерзать и быстро выскочили на берег:
- Между прочим, сударь, вы меня чуть было в ледышку не превратили! - вытирая насухо его спину и растирая грудь Нико, возмутилась Раэн.
- Поверь, красавица, я же тебя и согрею, - промурлыкал Нико, чуть целуя щеку девушки.
- Подобным поцелуем - вряд ли, - поддела его Раэн. - Уверена, тех девушек вы целовали иначе.
- Ты догадалась? По твоему это плохо?
Раэн подняла на него сверкающие глаза и покачала головой:
- Нет, Нико. Мне ты нравишься таким, какой ты есть. С тобой легко и свободно.
- Ты удивительная женщина, Раэн, - нежно лаская пальцами ее щеку, прошептал Нико. Зеленые глаза сверкнули: - Но даже такое диво не избежит наказания за свое хулиганство!
Он подхватил ее, перекидывая через плечо и торжественной походкой вступил в лагерь, не обращая внимания на возмущенные крики своей "пленницы". Вокруг раздавались хохот и аплодисменты. Гостивший в лагере Рио со строгим видом встречал их. Он поднял руку, призывая всех к тишине:
- Итак! Вы все были свидетелями ужасного покушения на драгоценную персону предводителя отважного отряда? Чего по вашему заслуживает провинившаяся?!
Стоящий в передних рядах Алек, грозно сдвинул брови, но тут кто-то крикнул:
- Пусть станцует!
- Танец! Танец!!! - подхватили все.
Драгоценная персона предводителя плавно опустил Раэн на землю, улыбаясь: в лагере так редки были эти моменты какого-то немыслимого счастья от того, что жизнь - прекрасна. И что все они не разучились радоваться. Рыжеволосая красавица откинула назад длинную косу и окинула взглядом стоящих вокруг воинов, а потом посмотрела на Рио:
- Разрешит ли высокий суд переодеться?
- Разумеется, моя леди! - откликнулся с ослепительной улыбкой рыцарь.
Раэн гордо подняла голову:
- В таком случае, подготовьте сцену..
Через полчаса на освещенной закатными лучами солнца поляне появилась рыжеволосая танцовщица с распущенной гривой сверкающих волос, юбка ее туники чуть доходила до середины стройных икр, большая часть груди и спины - были вызывающе открыты. Нико взял было гитару, но Раэн отрицательно качнула головой:
- Высокому суду нужно будет лично убедится в том, что я добросоветно выполню положенное мне наказание..
- Э? А что это значит? - удивился Рио.
Раэн подняла на него глаза, в которых плясали искорки смеха:
- Вы тоже будете танцевать.
Нико и его друг шарахнулись было в сторону, под предлогом, что понятия не имеют, как танцевать. Но восторженные зрители столпились плотной стеной, скандируя:
- Танец! Нико!!! Рио!!! Браво, Раэн!!!
Двое друзей переглянулись и посмотрели на втянувшую их в эту авантюру девушку, а она, сверкая белозубой улыбкой, плавно подняла руки над головой, начиная отбивать ладонями ритм танца и одновременно апплодируя. Стоящие кругом зрители подхватили эту музыку.. И вот под звуки музыки леса, под самые громкие аплодисменты, когда либо оглашавшие этот лес, начался один из самых удивительных танцев. Легкая, как пух, девушка скользила между двух юношей, продолжая отбивать ладонями доселе неизвестную музыку, сначала движения были настороженны и стремительны, стройные ноги быстро переступали, скользя от одного партнера к другому. Вот пальцы Рио переплелись с тонкими пальчиками Раэн и он закружил ее вокруг себя, перехватывая то одну ее руку, то другую и отбивая такт сильными ногами. Миг - она прижалась к нему! И скользнула к Николя, с которым они сцепились горящими взорами, почти вплотную сдвинув головы. Вот он резко, почти угрожающе наступает на нее, а она неуловимо скользит прочь, Раэн остановилась неожиданно выгнувшись в талии назад и почти касаясь роскошными волосами земли, юноша как завороженный последовал было за ней, но женские ладошки с легким хлопком откинули его и движение началось в обратную сторону.. Быстрые движения плечей, ног, еле касающихся друг друга рук.. И вот - снова Рио, обхватывающий тонкую талию девушки и поднимающий ее на миг надо всеми в резком кружении, чтобы ловко поймать потом, ставя перед собой. Они закружились друг вокруг друга то касаясь спинами, то сверкая улыбками и глазами, приникая в легких движениях танцах на миг и снова отдаляясь. Миг - и Нико преклонив колено, следит за тем, как Раэн летит вкруг него стремительно перебирая своими стройными ногами и кружась. На короткое мгновение поймав этот живой огонь Николя и Рио дружно вознесли девушку на своих плечах ввысь под громкие аплодисменты всех стоящих вокруг. Все трое смеясь расскланивались. После очередного поклона, Нико повернулся к боевому товарищу и предложил:
- Может пойдешь к нам в цирк, Рио? У тебя отлично получается.
- Не смогу, Нико. Я буду ревновать мою очаровательную партнершу к каждому зрителю и сорву весь план.
- О! Но зато ты бы один перебил всю лирийскую гвардию, друг мой, - с видимой серьезностью продолжил Нико. - И покрыл бы себя славой навеки..
- Решительно не годится! - подала голос Раэн.
- Почему? - хором откликнулись они.
Девушка пожала плечами, направляясь к палатке для отдыха:
- Он сорвет мой танец.. А я знаете ли, мои милые рыцари, не менее горжусь своим умением привлечь к себе внимание, чем вы своей рыцарской честью.
Плутовка быстро оглянулась и показала им язык, припуская во всю прыть от их шутливо-возмущенного рычания.

**********

Город заставил всех собраться. Каждый в маленьком отряде сознавал насколько все задуманное ими хрупко. Ежедневные выступления по два-три раза на дню помогали снять напряжение, охватившее каждого из них. Их труппа пользовалась бешенным успехом. И все "артисты" лезли вон из кожи, стараясь разнообразить свой репертуар: танцы, скачки, чудеса, которые вытворяли Алек, Рихард и медвежонок, невольный страх, охватывающий всех, когда в беззащитную девушку метали остронаточенные кинжалы, волшебная музыка песен, заставлявшая каждого заглянуть в свое сердце и душу.
Переговоры с готовыми восстать гражданами Саблезы велись или во время представлений, или после вечернего выступления, когда толпы мужчин собирались, дабы одарить каким-нибудь подарком Раэн, а восторженные девушки атаковали своего любимца - Николя. И все эти люди вкупе с детишками обязательно собирались поглазеть на "тренировки" Алека с медвежонком. Мальчик напускал на себя до умопомрачения серьезный вид и отрабатывал со своим мохнатым другом танцы или кувыркания, показывая собственным примером чего он хочет добится и в результате учебы - вымазываясь с головы до ног еще сильнее, если это было возможно.
Раэн ужасно волновалась и почти не могла спать. В одну из ночей, когда она тревожно расхаживала по своей комнате, в дверь постучали. Девушка открыла дверь и увидела Николя:
- Не спится, Раэн?
Она помотала головой, в глазах сверкала тревога и печаль.
- Пойдем. Посидим внизу, - предложил юноша.
Девушка с радостью согласилась. Николя ловко выцепил со стойки, где хозяин таверны хранил вина, одну бутылку и они уселись за один из столиков. Бокалов не было, да этим двоим они и не были нужны (оба чуть улыбнулись, вспомнив посиделки на сеновале в призрачном, как сейчас казалось, замке Крессо). Некоторое время они сидели в молчании, а потом Нико тихо спросил:
- Что тебя тревожит?
- Не могу точно сказать, Нико, - сделав глоток, ответила Раэн. - Я впервые волнуюсь не за себя, не за того, кого люблю... - голос ее дрогнул.. - Это какое-то другое волнение. Понимаешь, мне всегда было глубоко плевать на то кто и с кем борется, если это, конечно, не касалось моей жизни. А тут.. Я не знаю слов, чтобы сказать. Но мы должны победить. От этого зависят даже не наши жизни.. И от этого зависит.. моя внутренняя свобода.. Я не могу простить себе, что была среди..
Теплая ладонь парня накрыла ее руку, чувствуя, что она дрожит:
- Я не смогу вынести твоих слез, златовласка. Ты ни в чем не виновата. По крайне мере настолько, чтобы не прощать себя и плакать.. Живи и радуй этот мир. По истине, если он еще достоин такой радости..
Раэн глубоко вздохнула и в свою очередь накрыла своей ладонью руку друга:
- Что с тобой? Ты сам на себя не похож...
Николя молчал дольше, чуть прихлебывая из бутылки, пока девушка не забрала ее, якобы для того, чтобы самой промочить горло.
- Никогда не думал, что вместо того, чтобы кружить девушкам головы, меня будут волновать мысли о том, как обвести вокруг пальца многотысячную армию и при этом не потерять никого из своего отряда. Я видел много смертей, Раэн. В какой-то миг передо мной рухнул весь мир, который я знал.. Я изменился. Не мог не изменится.. и вместо музыки в моем сердце - в моих ушах звенят мечи, свистят стрелы. Когда я смотрю раз за разом в лица детворы, кружащейся перед нами на представлениях. На Алека, выкидывающего чудные номера. В сверкающие глаза девушек.. Знаешь чего мне хочется? Влюблятся.. В одну, другую, третью.. Но, чтобы свершить это, я должен защитить их, должен прогнать тех, кто пришел с мечом на эти земли в их пустыню, должен..
Николя резко замолчал, потому что Раэн вдруг прижала его ладонь к своим губам, пытаясь успокоить его:
- Научи меня играть на гитаре, Нико? - совершенно неожиданно попросила она.
- Хорошо, - ответил он каким-то пустым голосом, хватая бутылку с остатками вина и делая огромный глоток. Раэн не стала ему мешать, просто скользнула на скамейку и сев рядом, почти заставила его лечь к ней на колени головой. Девушка гладила мягкие кудри Николя, напевая что-то себе под нос. Юноша почувствовал, как глаза его смыкаются от усталости и напряжения. Тяжелые мысли исчезали из головы под ласковыми прикосновениями нежных рук, вспомнилась Мирта, дом.. Он заснул, а Раэн до рассвета сидела уставившись в одну точку за окном, в далекую звезду под которой наверняка брел тот, кого она полюбила раз и навсегда в своей жизни.

****************

Еще два долгих дня. Под вечер второго дня, Николя не появился к выступлению. Все взволновались, но хозяин трактира дал знак, что просто пришел давно ожидаемый час. Возникшие как из-под земли Рихард и Гир сияли, как начищенные клинки. Одними губами новоприбывшие произнесли: "Сегодня" Алек внимательно присматривавшийся к своим взрослым друзьям, вдруг подал голос, снимая вставший перед всеми вопрос:
- Мы должны выступать! - очень серьезно сказал мальчик. - Чтобы не случилось - мы должны выступать.
Раэн благодарно посмотрела на него:
- Алек прав! На сцену! Все!
Что случилось с каждым из этих артистов.. В этот вечер у каждого выросли крылья и появилось то особое вдохновение, вызывающее у всех присутствующих неописуемый восторг. Лишь к моменту, когда надо было выходить певшему баллады Николя - последнего так и не было. Раэн решительно взяла гитару и что-то прошептала на ухо объявлявшего каждый выход Рихарда. Сереьзный клоун вышел к зрителям и произнес:
- В этом городе каждый из нас показывал все, что умел.. Но ведь бывают чудеса на свете? Порой свершается такое, что даже в мыслях не вершишь.. Танец зажигает тело, а песня заставляет пылать душу. Та, что всегда радовала танцем, сегодня и только для вас! Споет!!!
Раэн вышла на сцену, чуть дрожа - уроков было слишком мало, но надо было петь и она коснулась пальцами струн. Как только это произошло, она ощутила необычную силу, поняв, что имел в виду Николя, говоря о музыке в сердце. Присев на стул, установленный на середине импровизированной сцены, девушка перебирала струны, охватывая всех зрителей одним взглядом, словно погружая их в море, плескавшееся в ее глазах. А потом она запела, глядя куда-то в пространство:

За чертой нездешних сказок
Непонятное случилось:
То ли проклят, то ль наказан,
То ли смерть тебе приснилась.
Знать, сложились ближе к ночи
незатейливые тени
В неизбежное знаменье.

Ах, наверно, это было
Или будет, но не с нами.
И в агонии застыла
Исчезающая память.
Хоть молитвой, хоть дурманом
обезболить бы сомненья!
Да безвольным нет прощенья.

За стеной - все тот же холод,
На глазах - все те же стены,
И знобит, как будто голым
Прогулялся по Вселенной.
Сам с собой затеяв прятки,
кто-то вновь себя приводит
К зарешеченной свободе.

И тут в толпе зрителей появился Николя, внимательно смотревший на свою ученицу и слушающий ее песню. Их глаза встретились и Раэн запела с особой силой, вспомнив их ночной разговор. Голос ее чуть дрожал, а она старалась вложить в каждое слово особый смысл, который поймет лишь тот, кто умеет любить, дружить, верить и творить:

Только все не так уж скверно,
Как пригрезилось вначале.
Как бы плоть ни рвали нервы, -
Все же губы промолчали.
Постепенно по ступенькам
осыпается сознанье
В недозволенные грани.

Ну и пусть врастают в камень
С неба скинутые звезды.
Мы с тобою рядом встанем,
Даже если будет поздно:
Камни на одной дороге
чечевицей нервных строчек -
Торопливый бога почерк.

За чертой нездешних сказок
Непонятное случилось:
То ли проклят, то ль наказан,
То ли смерть тебе приснилась.
Но решая уравненье
степеней свободы воли,
Откупаешься от боли. 

Закончив песню, девушка резко рванулась к Нико и вытащила его на всеобщее обозрение, под шквал аплодисментов. Все поняли кто научил ее так петь, волнуя самое сокровенное в глубине каждого. После поклонов и трех песен, которые ко всеобщей радости исполнил Николя, на сцену вылетели конники, отплясывая так всем нравившийся танец, где и лошади и люди были, как одно целое. Оставшиеся за кулисами кинулись к появившемуся графу, а тот только кивнул головой, прислушиваясь.  И вдруг сам воздух вокруг разразился криками, воплями и звоном мечей. Город восстал.


--------------------
"Тот кто смотрит назад - скажет,
Тот кто смотрит вперед - сможет!"
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Саола
сообщение 21.05.2004, 0:04
Сообщение #32
Пламя
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 29


Прости меня, моя любовь....



Ночь с 17 на 18 день месяца Темнейших Глубин.
Лакона. Фалесса.

    Герцог был спокоен и когда Ярно выговаривал свои нелепые обвинения и диктовал условия, и когда Император ушел. Иванэ Амарра привык прятать все, и радость и печаль глубоко внутри. По казавшимся черными в темноте глазам было сложно прочитать хоть что-то.
    Саола молча отошла к своему столу, почти упала в рабочее кресло и налила себе стакан фруктовой воды, первый раз жалея, что не держала в Смотримой башне ничего более крепкого. Она, как прежде, чувствовала себя одновременно «здесь» и «нигде». Случившееся казалось почти нереальным, хотя разумом Императрица сознавала, что все было так, как она видела и слышала. Плескавшаяся где-то внутри ее сила, теперь опала, как залитое водой пламя, оставив после себя только смешанную со слабостью пустоту.
- Значит, письма вы не писали, – негромко, больше как утверждение, чем как вопрос произнес герцог, - Что и неудивительно. Вы не имеете обыкновения назначать встреч ночью в личном кабинете заранее.
      Саола не нашла в себе сил сказать что-либо в ответ. Наверное, она выглядит сейчас очень глупо, сидит неподвижно, глядя куда-то в пустоту
- Я должен поговорить с Ярно, - эти слова будто вернули ее из полузабытья в не слишком уютную реальность, - Все это требует объяснения. И немедленного.
      Императрица вздрогнула и медленно подняла глаза. Она не может этого позволить. Не может потому, что с самого начала не должна была вмешивать Иванэ во всю эту грязь и позволить себе бросить тень на его дела и честь…. Ярно отнюдь не шутил, когда обещал, что с рассветом убьет их обоих… а если дойдет до мечей, Саола боялась подумать чем это все может кончиться. Герцог и так заплатил слишком дорого, за ее ошибки.
- Иванэ, - тихо произнесла Саола, Амарра обернулся, - Прошу вас не вмешивайтесь. Уезжайте из столицы.
        Герцог нахмурился.
- Что бы ни сказал Ярно, он мой муж, и это наше с ним дело, - продолжила Саола, негромкий чуть отстраненный голос казался неожиданно твердым, - Утром я сама поговорю с ним, и все встанет на свои места….
- Я обязан объясниться с Императором. Он…
- Будет только хуже. Ему сейчас лучше не попадаться на глаза. Возвращайтесь в Деннир. От этого сейчас зависит мое счастье.
        По всему было видно, что Иванэ все это более чем не нравилось. Но он должен уйти, хотя бы потому, что после того, как ее не станет, они с Ярно вспомнят эту ссору через пару месяцев, как пустой бред. Герцог нужен Лаконе и нужен Императору, а поэтому обязан уцелеть.
- Если вы просите…, - в голосе Иванэ слышалось сомнение.
- Я приказываю, - медленно ответила Саола. Ей было почти все равно, что он подумает о ней в эту минуту, она знала лишь то, что он верен престолу, а значит должен подчиниться.
        Он молча и, как ей внезапно показалось тяжело склонил голову, и Саола поднялась с места, что бы проводить герцога до дверей.
- Если Император…
- Мне будет, куда пойти, - угадав его мысли, ответила Саола, - Я вернусь в Криэран или в Темный Брод.
        Лица Иванэ коснулась невеселая усталая улыбка.
- Удачи вам, Саола, - сказал он, коснулся ее руки губами и открыл дверь в ночь.
- Берегите себя, - прошептала она в след.

        Императрица дождалась, пока Иванэ Амарра спустился по длинной лестнице и верхом на своем вороном покинул двор Цитадели, и вздохнула с видимым облегчением. Пройдет время, и все встанет на свои места. Ярно не может и не имеет права забыть о человеке, который, рискуя собой, добыл ему трон Лаконы, отстоял для него этот серый город и потерял на этой войне все, кроме собственной чести.
        Саола вздохнула. Ей тоже пора. Южные ночи темны, но коротки. С рассветом она должна быть уже за пределами серых стен Фалессы. Словно призрак в своих белых с золотом шелках она спустилась в пустой за исключением стражи и солдат ее личной гвардии двор.
- Капитан Нодар, - уж чему-чему, а командовать за два месяца в осаде Саола научилась.
        Командир ее гвардии материализовался из темноты и быстро кивнул головой в знак приветствия.
- Ваше Величество, - Ланса Нодара давно перестало удивлять, что Императрицу можно встретить где угодно и в любое время суток.
- Прикажите седлать мою лошадь, - коротко распорядилась она.

      В личных комнатах Саолы к счастью никого не было. Комната была, тихой пустой и наполненной призраками уже несуществующего счастья. Девушка запалила крохотный настенный светильник и, последний раз взглянув в зеркало на Императрицу Лаконы в своем исполнении, рассталась с бело-золотыми одеждами, сменив их на простой темный костюм для верховой езды и глухой дорожный плащ. Так она покидала Гильдию, так же туда вернется. И пусть судят ее, как хотят.
      Саола усмехнулась. Да, опыт быстрых сборов и отъездов-побегов у нее уже есть. Уходить всегда легче налегке. Лишние вещи – это лишние воспоминания и боль.
        Ланс Нодар не сразу узнал в тоненькой девушке с разметавшимися по плечам темными волосами супругу своего Императора, и увидев ее дорожную форму одежды удивленно приподнял бровь.
- Ваше Величество, куда вы ночью в одиночестве?
- Домой, - тихо ответила она, зарываясь рукой в рыжую гриву нетерпеливо перебирающего ногами Всполоха.
- Позвольте сопровождать вас, - Нодар придерживал удила, пока Саола садилась в седло.
        Она последний раз окинула взглядом внутренние стены Цитадели. Сердце словно сжало ледяной рукой, когда взгляд коснувшись одного из балконов остановился на неподвижно застывшей широкоплечей фигуре, щемящее знакомой и до сих пор заставлявшей чувствовать почти непреодолимое притяжение.
      «Если ты предашь меня, Ярно, я убью тебя, или умру сама, от горя».
      Неожиданно вспомнившись, эти слова, сказанные теперь, казалось сотни лет назад, заставили Саолу вздрогнуть. Она бежала от него и от себя, отлично сознавая, что стоит ей остаться, и погибнут они оба.
- Служите своему Императору, капитан, - тихо ответила Саола и тронула коня. Застоявшийся Всполох кинулся с места в галоп. Жеребец нес почти сам, но Саоле как никогда прежде по сердцу ложился этот стылый ветер и гулкий отзвук ударов копыт по мостовой.
        Через полчаса одинокая путница уже покинула город. На Фалессу, чьи серые стены окрасились кроваво-алыми отблесками рассвета, она больше не оглядывалась.
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Ардрик ле Нуаран
сообщение 21.05.2004, 21:23
Сообщение #33
Ангел
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 15


Такова жизнь...



10 число Глубин.

Князь вернулся!!! Дозорные наткнулись на него, Мирту ле Тойе и еще двух девчонок. Никто поначалу не поверил, лишь для меня присутствие Эвора среди живых не было новостью. Да еще Грал с Тиэлом не выглядели удивленными – но они таковыми не кажутся никогда и ни при каких обстоятельствах.
В Озерном воцарилась радость, мрачные все время «сидения» дружинники сейчас только что не светились. Немудрено, ведь Эвор Тилийский для всех здесь был символом свободного и сильного Леса, которому не хозяева ни Лакона, ни Лирия, ни кто-либо иной. В Озерном не место соглашателям – любой из гарнизона будет стоять насмерть за Лес и Истинного Князя.
Включая меня.
Да, Лес стал домом мне. Тут я нашел приют, тут я нужен, тут меня понимают. Тут меня приняли и как человека, и как мага. И я с радостью встану под зеленый венок на белом фоне… А еще лучше – под Ястреба.
В конце концов, кто, как не Эвор, способен вырвать страну из гибельной гражданской войны, где победителей, скорее всего, просто не будет… Точнее, оными окажутся лаконцы либо лирийцы – смотря кто кого.
Нет! Лес – свободен, ибо нельзя сковать ярмом жизнь. Нельзя сжечь весну. Нельзя убить Природу. Но защитить все это – долг наш!
Лес – это идеальная страна для защиты. Любой лучник может сказать: «Они не пройдут!» И сдержать свое обещание.
Так сделали и здесь. Тогда все защитники Озерного поклялись, что лаконцы не продвинутся дальше. Ну а теперь, думая о Герене с Криллой, каждый из нас может поручиться: «Они не пройдут!». Не пройдут, пока мы живы.
В таком духе говорил я в общем зале. Говорил сбивчиво, временами патетически… Но в конце моей речи голоса, слившиеся в один, воскликнули: «ОНИ! НЕ! ПРОЙДУТ!».
Когда я выходил из круга, меня хлопали по плечу, говорили что-то одобрительное… Я улыбался, но почти ничего не слышал… Но тут ко мне подошел Грал.
-Отличная речь, мальчик мой!
-Вы думаете? Я… я нечасто говорю, ну, так.
-Все прекрасно. Мы с Тиэлом так уже не скажем. Ты знаешь, с годами жизнь перестает зажигать внутри факел. Или сам этот факел сгорает дотла… Но у тебя еще впереди…
-Не уверен, что проживу достаточно долго.
-Ты себя не знаешь. Поверь, ты многое еще увидишь и узнаешь… А пока – держись князя. Он так же… потух, хотя не все еще выгорело.
И старый друид ушел, оставив меня несколько выпавшим из действительности. Ненадолго, впрочем… Скоро я уже сидел с тремя дружинниками, бурно делившимися со мной восторгом, ощущением, что «вот теперь все пойдет, как надо», а также неплохим вином.
Внезапно я увидел Сиэнну… Девушка несколько потерянно бродила средь шумного праздника.
-Сиэнна?
-Ах, прости, я тебя не заметила…
-Княжна, что с вами? Вы как будто никак не найдете себе места…
-О… Все в порядке…
-Вы уверенны?
-Ардрик… Эвор собирается вызвать Герена!
-Но… но как же он собирается…
-Вот видишь? Я… я пыталась отговорить его, но он верит, что виноват во всем…
-Виноват? Да он – единственный, кому можно верить среди всех этих стервятников на тронах! Любой здесь верит ему во всем. Никто, ни один человек, не винит его.
-Я знаю… Я говорила… Но он… он… Он как будто сломанный!
-Нет, княжна. Таких не сломать… Поверьте мне…
-Но как же убедить его в этом? Может… может ты с ним поговоришь?
-Нет. Я ему в принципе никто… Но я могу поговорить с Миртой ле Тойе. Мы… знакомы.
-Попробуй… Прошу.
И она отошла, печальная и тонкая, как верба. Поразительная девушка. Из той же породы, что и Эвор – не сломается, что бы не случилось…
Праздник окончился, и я чуть нетвердой походкой побрел к себе. Со страхом сомкнул я веки, предвидя очередную ночь созерцания далекой Саолы…
Но утром я понял, что сквозь ее лицо все время проступали черты княжны Сиэнны…
Что происходит???


--------------------
When you cried I'd wipe away all of your tears
When you'd scream I'd fight away all of your fears
And I've held your hand through all of these years
But you still have all of me
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Кот
сообщение 23.05.2004, 13:35
Сообщение #34
Зверь
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 27


Не могу - это значит не хочу



25 день месяца Темнейших Глубин. Сторн.

Корабли, казалось, были измучены также, как и люди на них. Их ход, медленный и натужный, мог вызывать лишь жалость и презрение. И еще осознание жестокого поражения, которое постигло сторнийцев. Маленькие рейдеры как бы тянули невыносимую тяжесть, преодолевая сопротивление памяти о том, как горели их собратья, не вынося даже мысли о крушении всех надежд и планов. Позади осталось море смерти, впереди лежало…Что?
Какое будущее ждало морских имперцев. Как только Ярно разделается с лирийцами, он возьмется за Сторн. Они прекрасно это осознавали, что же сейчас творилось в душах людей, который отправлялись в Лакону за свободой своего народа и мировым господством, а вынуждены возвращаться с поджатым хвостом, проигрышем и ожиданием новой войны, в которой добычей будут уже они.
Кот бросил взгляд на Властителя, взиравшего с мостика на приближающуюся Родину, и отдал должное его выдержке. Несмотря на всю безысходность своего положения, Рикард Шарк оставался бойцом и настоящим воином до самого конца. В какой-то миг Кот был готов признать, что таким правителем можно восхищаться, но тут же вспомнил о лаконцах, о своей стране и боли, принесенной сторнийским Властителем Лаконе и ее жителям.
Сторнийский берег становился все ближе. Уже виднелись высокие стены и башни Цитадели. Небольшая флотилия – слишком громкое название для остатков некогда большого флота – вошла в гавань главного острова Империи Тысячи Островов и корабли замерли у пирсов. Тишина и пустота – вот что сразу бросилось в глаза вернувшимся домой. Ни людей, ни криков, ни даже отдаленного эха, ни зверей, ни птиц, никаких звуков, никого и ничего. Пустота и тишина. Абсолютные. Безмолвные улицы, мертвые корабли, пустота и тишина всюду. Город был мертв. Сторнийцы осторожно стали спускаться на родную землю, ступая по ней, как будто она была заражена чумой. Они оставили смерть. Неужели только для того, чтобы встретить ее здесь? Матросы заглядывали в ближайшие здания, кричали, звали, но ответом были все те же тишина и пустота.
Шарк, наблюдавший все это время за тщетными попытками своих людей, наконец, сам ступил на трап. Рядом тут же оказалась Александра, Рик сжал ее руку, и они вместе ступили на землю Сторна. Кот последовал за ними. После битвы у Фалессы, когда он мог не раз убить Властителя, но не сделал этого, а наоборот защищал, сторнийцы стали относится к нему с большим доверием, но настороженность все равно не исчезла. Но сейчас было не до мести. Загадка сторнийской столицы, превратившейся вдруг в город-призрак, занимала и его. Шарк бросил мимолетный взгляд на Цитадель, куда ввысь, все выше и выше, но там были только камни, камни и ветер, ветер и небо. Больше ничего. Люди продолжали тщетные поиски, но Шарк уже направился к своему замку. Отпустив руку Лексы, он сказал:
- Останься здесь.
- Нет, я пойду с тобой, Рик! – Девушка упрямо сделала шаг вперед. – Я никуда тебя не отпущу одного.
- Останься здесь! – Повторил Властитель и по металлу в его голосе и глазах, Кот понял – решение окончательное и бесповоротное. Обжалованию не подлежит. Решение ли, или уверенность и знание?
Александра тоже поняла, что в этот раз она проиграла, поэтому отступила. Но вот Коту ничего не было сказано. Он, еще несколько человек из выжившей охраны и простые воины последовали за Властителем. Отряд в человек сто отправился за одиноким человеком, твердо идущим к своей цели. Рикард шел уверенно, как будто точно знал - где и кто его ждет. Шел, не оглядываясь и не отвлекаясь, шел так, как всю жизнь шел по этому миру.
Вот впереди уже показались двери Цитадели, но тут посреди улицы возник человек, человек ли… Дальше все как в страшном, сумасшедшем сне, нескончаемом кошмаре. Человек оборачивается, Шарк подходит все ближе, они говорят, похоже, Властитель знает его. Фразы, как удары меча, взгляды, как скрещенное оружие. Вдруг незнакомец бросается к Рикарду и начинает душить его, через силу Шарк вцепляется в глотку противнику, а они стоят. Оцепенев от ужаса, не веря в происходящее, не веря своим глазам, не веря своему разуму, не веря уже ни во что. Потом Кот и еще кто-то приходят в себя и бросаются на помощь, за ними мчатся другие. Дерущиеся уже рядом, люди все приближаются и, кажется, никак не могут добежать. Так бывает иногда в странных сновидениях, ты бежишь и бежишь к чему-то, уже видя цель, но ноги налиты свинцом, нечто тянет тебя назад, и ты не сдвигаешься с места. Наконец, люди добежали, но человек резко отпустил Шарка, отвесил удар одному из гвардейцев и с несуществующей скоростью направился к Цитадели. Рикард пару мгновений приходил в себя, потом посмотрел на мертвого гвардейца, лежавшего у его ног, на Цитадель и направился туда. Воины, как пришитые, тоже. У самых дверей, Властитель остановился. И тут раздался мерный, глубокий звук, гул, как будто исходящий из самого сердца, перезвон душ…Колокол начал последний отсчет жизни.
- Ждите меня здесь, - Рик взирал на зияющий чернотой провал двери. - Я должен войти туда один. Не входите, что бы ни случилось, какие бы звуки не донеслись изнутри.
Мужчина делает шаг вперед, другой, замок поглощает его и и уже из тьмы доносится последняя воля:
- Если я не выйду до темноты – уходите на корабли и отплывайте.
- Куда? – чей-то растерянный голос.
- Отсюда.
И больше ничего. Они замерли, подчиняясь приказу и прислушиваясь к мерному отзвуку удаляющихся шагов и крику колокола. Ожидание казалось длилось вечность, и Кот не выдержал. Он сделал шаг вперед. Чья-то рука легла ему на плечо:
- Куда ты? – Один из воинов Шарка. Один из его охранников.
- Что бы не было внутри, если смог войти Властитель, сможем и мы, а бросать его одного я не собираюсь. – Мгновение сомнения и человек следует за наемником. Видно, что его желание помочь хозяину искренне совпадает с желанием Кота узнать – что же таится за каменными стенами.
Внутри их ведет уже охранник, ведь убийца впервые в Цитадели Сторна.
- К покоям Властителя, - указывает он на узкую витую лестницу, и они начинают свое восхождение.
За дверью, к которой подходит гвардеец, слышатся звуки схватки. Несколько человек с силой бросаются на безмолвное дерево, но строители, возводившие крепость в давние времена, постарались на славу. Вдруг дверь поддается и с грохотом рушится внутрь, но все это видится со стороны. В комнате их ждет страшная картина. Рикард Шарк бьется с кем-то, с чем-то, обладающим невиданной силой и быстротой. Стоило людям хлынуть в комнату, как огромные когти существа вонзились в грудь Властителя, потом все понеслось в какой-то дикой пляске. Гвардейцы накинулись на нежить, но Кот и охранники склонились над Шарком. Пару мгновений они затратили на то, чтобы понять – нужно бежать, если они хотят выжить. Трое мужчин подхватили изуродованное тело и бросились в обратный путь. Не было времени задумываться о том, что оставшихся гвардейцев они обрекают на гибель, не было времени думать о будущем, оставалось только бежать. Бежать, чтобы жить, бежать, чтобы увидеть новый рассвет, бежать или умереть.
На пристани их встретили непонимающие крики людей, все еще надеющихся отыскать жизнь в родном городе, надежда умирала последней, но даже она умерла, когда люди увидели ношу воинов. Кот и двое охранников Шарка внесли Рика на палубу. Кто-то, быть может, он сам крикнул:
- Отплываем…
- Но наши люди… - Кто-то еще хотел возразить.
- Где Александра? - Ужасающая мысль вдруг пришла в голову наемнику.
- Она решила осмотреть дом каких-то знакомых…
Любопытство сгубило кошку, почему женщины всегда суют свой длинный нос туда, куда не следует. В последний миг, когда сходни уже убрали, Кот спрыгнул на камни причала.
Корабль медленно уходил из гавани.
- Все-таки ты сумасшедший… - донеслось с палубы.


--------------------
Истинный дар творца не в способности к творению, а в умении смеяться над тем, что он сотворил © Мой автор
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Лекса
сообщение 23.05.2004, 13:37
Сообщение #35
Вампир
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 18


Odi et amo…



25 день месяца Темнейших Глубин. Сторн. Цитадель.

Сон. Сладкий, дарящий покой сон. Сон, в котором все было легко и просто. Сон, в котором не было ни прошлого, ни настоящего, ни будущего, только покой, к которому она так стремилась. Смутные тени отступили, оставив место воздушной радости, и видениям детства. Вот она – маленькая девочка бежит по дорожке, в конце которой ее ждет мама. Мама улыбается и раскрывает ей свои объятия. Такие теплые, родные, пахнущие свежестью, сладостью и морем. Море – как образ жизни, море – образ свободы, море – вечная Родина. Она выросла на берегу моря, море было ее домом, ее воспитателем, ее спасением. Родители и море, что еще надо ребенку. Нежные мамины руки гладят ее по голове, изящные тонкие пальцы пробегаются по щекам, глазам, рукам, ласкают, изучают, дарят покой и нежность. Так сладко, так хорошо, никаких взрослых забот, никаких проблем, ты ребенок и тебе помогут, тебя защитят, никому не позволят обижать, заступятся и отмстят обидчикам… Руки и слова-мысли в голове, такие добрые, такие родные, такие нужные, что за них ты пойдешь на все, за них ты продашь собственную душу…
- Такая красивая, такая хрупкая, но сильная, такая беззащитная…Я могу дать тебе силу, силу, силу…Ты будешь моей новой сестрой, моей помощницей, моей опорой, а я буду твоим щитом, твоим защитником…Потерянная и найденная снова…Ты моя…
Сон или явь? Бред или реальность?
Александра открыла глаза и увидела…Безмерно прекрасное лицо, лицо, овеянное красотой бессмертия, лик с печатью вечности…Мужчина удивительно похожий на Рика, и в тоже время совершенно другой, Иной…
- Кто ты? – Девушка слабо улыбнулась красавцу.
- Тот, кто подарит тебе свободу.
Ответ понравился Лексе. Всю жизнь она стремилась к свободе, к этому страшному призраку, духу, которым привлекают и пугают.
- А где Рик?
Губы незнакомца искривились в презрительной усмешке.
- Рикард Шарк, на которого возлагались такие большие надежды, оказался слабаком. Он бежал, бежал, бросив тебя… Нет, подарив тебя мне… - Губы вновь изогнулись в улыбке, на этот раз довольной.
Лекса почувствовала легкое беспокойство за любимого, но тут же успокоилась. Красавец сказал, что с ним все в порядке, потом она найдет его. Потом…
- А где мы? – Девушка осмотрела большой каменный зал. Она лежала на возвышении, похожем на алтарь, а мужчина склонялся над ней, изящными пальцами перебирая золотые волосы.
- Мы дома, - улыбнулся он. – Но скора мы вернем себе весь мир, все наши владения, избавим мир от скверны грязных тварей, словно зараза расползшихся по земле. Скоро мы снова станем единственными повелителями всего, мы вернем себе право, принадлежащее нам…
- Мы? – Александра села, тревога поднималась в ней.
- Мы, - кивнул он.
- Мы… - Раздалось из темноты, и стройные ряды теней приблизились к алтарю.
Страх пополз по позвоночнику, стал покалывать кожу и разрастаться где-то внутри.
- Не бойся… - Красавец приблизил свое лицо к ней. – Тебе незачем бояться нас…Ведь ты такая же…Будешь такой…
- Нет…Я не…
- Да, я дам тебе свободу, силу и бессмертие. Вечная жизнь, вечная красота…Ты станешь моей сестрой, рядом со мной ты вернешь причитающуюся нам власть, весь мир будет лежать у наших ног…Зачем сопротивляться такому дару…
Александра замерла, заворожено глядя в огромные, неестественно зеленые глаза, обещавшие так много, манившие, околдовавшие…
Свобода…Сила…Бессмертие…Ее защитят, ее не дадут в обиду, у нее, наконец, будет покой. Ни от кого не зависеть, ни кому не быть должной. Тени прошлого отступят, пусть их место займут эти другие, Иные тени…
- Что я должна сделать?
Улыбка, сделавшая красавца просто неотразимым, сверкнула белизной в темном склепе. Два длинных клыка выросли на глазах. Весь его облик стал меняться. В новом, возникшем на месте мужчины существе было что-то ужасающе страшное и ужасающе прекрасное одновременно.
- Просто согласится… - Он обхватил девушку. – В твоем теле бьется огонек новой жизни, свет новой силы… Отдай мне его и я подарю тебе все, что пожелаешь…Отдай мне жизнь твоего не рожденного ребенка.
Лекса положила руку на живот. Маленький секрет, о котором она не сказала никому, не был тайной для него.
- Возьми…Возьми меня всю…Я твоя…
В тот же миг острые иглы вонзились в ее шею, боль сменилась непередаваемым наслаждением, мир замер, вздрогнул и понесся вокруг них с дикой скоростью, смазывая краски, стирая время, изменяя суть человеческой природы. Наслаждение вновь сменилось болью. На этот раз она пронзила все тело девушки, зародилась где-то внизу живота, пробежалась вместе с бурлящей кровью по всем венам, одарила сладостным поцелуем каждую клеточку тела. Странное ощущение чего-то вскипающего внутри изогнуло хрупкое тело дугой, но руки с длинными когтями крепко держали Александру, не позволяя упасть.  Потом сила хлынула через нее, сметая все остатки прошлого, выжигая мысли и чувства, меняя, уничтожая, рождая новые ощущения и способности.
Сколько это продолжалось – миг или вечность – она не знала, да и зачем. Новое рождение, нет возвращение домой, переживаешь только раз в жизни.
Все закончилось также внезапно, как началось. Мир вернулся на прежнее место, только изменился до неузнаваемости, или это она изменилась…
Первым было ощущение силы, а потом голода. Или скорее жажды. Густой, солоноватой жажды. Металлический привкус во рту требовал утоления, требовал наслаждения.
Дориан, а теперь ей уже ненужно было спрашивать, чтобы узнать его имя, протянул ей руку:
- Добро пожаловать домой, сестра…
Тени выдохнули в едином порыве, где-то вдали она услышала отзвук колокола, считавшего последние мгновения старого мира или нет, минуты нового… Час волка пробил, их час… Остальные уйдут в пепел, все станет пеплом…
- Я хочу пить.
- Знаю. У меня есть подарок для тебя, - Дориан улыбнулся, показывая белоснежные зубы и клыки. Александра подумала, что у нее самой теперь такие же. – Идем.
С его помощью она спустилась с возвышения, тени расступились, пропуская своего господина и его новую сестру. Выбитые в камне ступени проводили их в другую комнату. В несколько раз меньше, чем предыдущий зал, она была совсем не освещена, но этого и не требовалось. Видеть в полной тьме – еще один из даров. На мокрых, холодных плитах лежал человек. Она не сомневалась. Только у этих смертных тварей такой приторно-пряный запах, запах еды. Когда-то давно, в прошлой жизни она знала его, но что ей тени прошлого, это лишь отзвук бессмысленно проведенных лет, Главное впереди, истинная жизнь впереди, жизнь после смерти, вечная жизнь. Человек пошевелился и попытался приподняться. С трудом ему это удалось. Похоже, кто-то не рассчитал и приложил его слишком сильно.
- Он твой… Попробуй, каково это. Первый раз самый прекрасный… - Дориан подтолкнул Александру вперед. Она подошла к человеку и склонилась над ним. Тот попытался посмотреть ей в лицо, но ему мешала тьма, а вот ей ничего теперь не мешало. В глубоких, темных, почти черных глазах она увидела беспомощность. Интересно видел ли хоть кто-то такое… Это и вправду пьянило. Ощущение власти над живым существом, ощущение полной власти, когда нить чей-то жалкой жизни принадлежит тебе, ты сжимаешь ее в своей ладони. Стоит оборвать и не станет еще одного огонька на небосклоне душ. Стоит выпустить, как он засияет с новой силой. Она не выпустит.
- Здравствуй Кот…
Мужчина вздрогнул. Глаза его расширились еще больше, но он все еще не мог видеть ее, только чувствовать, чувствовать свою смерть.
- Александра?
Она рассмеялась, и в пустых подземных норах разнеслось эхо холодного смеха, смеха не живых, смеха не мертвых, смеха теней, тех, кто застрял между тьмой и светом, жизнью и небытием, между прошлым и будущим.
- Александра умерла. – Она протянула руку и коснулась щеки мужчины, тот вздрогнул, как от удара. – Но не бойся, ты скоро последуешь за ней. И твоя участь будет в сто раз завидней, чем у тех, кто пока что мнит себя господами этого мира.
- Кто вы?
- Ваш самый страшный сон… - Ей надоело играть в пустую болтовню. Белые иглы показались из приоткрытого рта. Она вцепилась в плечи мужчины, но он не сопротивлялся. Какой сообразительный - понял, что обречен. Александра приблизила лицо к его шее, вдохнула одурманивающий аромат крови, бежавшей под этой смуглой кожей, закрыла глаза от предвкушения удовольствия, а потом вонзила клыки по самое основание. Что-то теплое и чуть липкое потекло по языку внутрь, обжигая и согревая. Это был нектар, сладкий, пьянящий, терпкий вкус, вкус силы, вкус бессмертия… Алый эликсир жизни. Что если для получения его требуется убивать и убивать всяких тварей, вроде людей.
- Оставь немного и другим, милая, - раздался смех за ее спиной. Но она в экстазе вновь и вновь припадала к живительному эликсиру, пока не насытила голод и жажду. Только после она поднялась, изящно вытерла губы и направилась к Дориану. За ее спиной сотни теней уже накинулись на беспомощное тело, пока в нем не осталось ни капли крови. Этого человека можно было считать счастливцем, его больше ничто не будет заботить, он обрел свой покой.
- Вот теперь я действительно дома, брат… - Дориан и Александр рука в руке покинули темное подземелье. Веселье начиналось.
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Илиана ле Броснэ
сообщение 23.05.2004, 14:00
Сообщение #36
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 29






16 день месяца Темнейших Глубин.
Западная Лакона. Крессо.



- Отец! Нам надо поговорить! – Решительно заявила Илиана, входя в кабинет отца.
- У тебя что-то срочное, малышка? – Спросил барон, не отрываясь от бумаг.
- И да, и нет… Корвин уехал три дня назад. Вы обещали ему, вы обещали Николя ле Тойе…
Илиана как живой укор зависла над отцом.
- Погоди. – Барон соизволил оторваться от бумаг и перенес всё внимание на дочь. – Что я обещал?
- Лесное. Вы обещали отправить туда провиант.
- Тени!... Я действительно забыл! Теперь ещё и этим прийдется заниматься… А я как раз собирался…
- Ну, так вы пошлете обоз?
- Конечно. Только надо решить, кому доверить это. Да… некстати я отправил Корвина…
- Ну, так отправьте меня.
- Илиана, ты соображаешь что говоришь?
- Да. – Безмятежно улыбнулась она. – Вы конечно отец точно знаете, где находится это Лесное?
- Естественно. Я… О Тени… - Теодор ле Броснэ замер.
На его лице отразилась живая работа мысли. Но потом он разглядел искорки насмешки в глазах дочери.
- Ну, так как?
- А ты, похоже, прояснила этот вопрос у брата?
- Да. К тому же я не уверена, что оставшиеся в Броснэ рыцари имеют об этом представление. Хотя конечно вы можете их об этом расспросить…
Илиана развернулась и полностью довольная собой вышла из кабинета.

Отец на шел её  через несколько часов на оружейном дворе. Илиана ждала, что он появится, и заметила его сразу. Но всё равно продолжала выпускать стрелу за стрелой в мишень, раскручеваемую на колесе.
Стрельба не терпит суеты… Есть только мишень и я. Только мишень…
Колесо остановилось. Илиана слышла как крякнул довальный Жан. Все стрела его ученицы вошли в цель, превратив мешок с соломой в подобие игольницы.
- Илиана! – Резко окликнул её отец. – Что ты здесь делаешь? Что за вид?
- А что я здесь делаю? – Смело повернулась она к отцу, опуская лук.
- Иди за мной.
Тяжелый взгляд не предвешал ничего хорошего. Илиана пошла за ним, напоследок сунув лук в руки Жана, который вдруг озорно подмигнул ей своим единственным глазом.

- Итак… Я хочу знать что это значит.
- Что значит?
- Всё. Лук в твоих руках, штаны, разговоры про Лесное… Всё!
Для разговора Теодор ле Броснэ выбрал свой кабинет. Илиана все ещё в мужской одежде замерла перед ним.
- Да, я учусь стрелять. И что с того? С девяти лет я не пропустила ни одну охоту. Вы всегда брали меня с собой. Что с того, что я решила несколько… усовершенствоваться?
- Усовершенствоваться?! А штаны?
- В таком виде удобнее посешать оружейный двор. Стоять на одном колене в платье и при этом стрелять… Отец, как вы это себе представляете?
- А Лесное?.
- Лесное… Что вы хотите услышать от меня, отец? Да. Я хочу туда поехать. Я хочу, чтобы вы мне доверили отвезти туда обоз. Я знаю округу, не хуже егерей. Я знаю где. Я знаю как. Разве этого мало?
- Ты - женщина! Побери меня Тени!
- И что? Значит, я ни на что не способна? Отец... еслиб сейчас с вами говорила не я, а мальчишка… пусть даже лет двенадцати. Вы бы ему доверили привезти обоз в лагерь партизан?
- Доверил бы… Да я бы приказал ему это сделать! Потому что так воспитывают мужчин.
- Вы считаете меня менее ответственной? Я могу это сделать.
- Возможно.
- Отец…
- Я сказал, возможно. Но это и невозможно. Девушке знатного рода не пристало заниматься мужскими делами. Достаточно с тебя того, что ты перенесла.
- Но после перенесенного я больше не могу заниматься женскими делами. Я не могу просто сидеть за стенами. НЕ МО-ГУ! Я каждую ночь вижу… Отец! Вы так и не стали спрашивать, как умер Арно… Он умер у меня на руках… Он истекал кровью, и я ничего не могла сделать. За стеной деревьев горел город. Ночь… такая холодная… А прямо под моими ладонями из моего брата истекала его кровь, его жизнь… такая горячая… Я не знаю, что было бы с нами в захваченном городе…Но у него был шанс. Он был в городе и наверняка всё понял. Он мог уехать, но вернулся за мной. Он решил, что я первой подъеду к воротам. Я думаю он знал… Знал, что у первого есть больше шансов вырваться, исчезнуть в ночи…
Голос срывался. Илиана путалась в словах. Но рассказывала, рассказывала всё, что так долго носила в себе. Теодор ле Броснэ замер. Он с жадностью вслушивался в рассказ дочери. Он ни разу её не прервал. Но они оба не заметили, что ещё один человек стоял у приоткрытых дверей, зажимая рот рукой, чтоб не закрычать от ужаса и горя.
-… А потом было утро. Я закрыла ему глаза. Шел дождь. – Илли непроизвольно обхватила себя руками, спасаясь от холода поднимающегося изнутри. – Было так холодно. Я выкопала ему могулу собственными руками. А дождь шел и шел. И вся земля вокруг была влажной и красной. Кровь была везде… Вода стекала в яму, которую я копала. Я копала наверно полдня, голыми руками… Но засыпать его было страшнее. Он был как живой! Я не знаю, как сохранила какой-то рассудок после всего. Но я не могу больше здесь. Мне каждый камень, каждая комната напоминает о брате. О том что я виновата… Если бы он не врернулся… Если бы…
Ноги у Илли подкосились. Отец усадил её в кресло, налил в кубок вина.
- Илли… твоей вины нет во всем этом…
- Тогда почему я живая? А он нет.  Вы хотите, чтоб я осталась. А я не могу здесь. Отпустите меня. Отправьте меня к Корвину, в Лесное… куда угодно! Мне даже в дороге было легче, чем здесь!
- Лесное… Ты оказалась права. Они не очень-то запомнили дорогу. Ты уверена, что по рассказу Корвина сможешь найти…
- Да. Корвин замечал больше чем они. Он ехал по знакомым местам. Я знаю ориентиры.
В душе Илиана проснулась легкая надежда. И Она посмотрела в потемневшие глаза отца.
- Это сумашествие. Я не должен…
Но тут в их разговор вмешался тот, кто ненавязчиво слушал их разговор.
- Тео…
- Розалин?
- Я всё слышала. Я стояла у дверей.
- Всё?
- Абсолютно.
На смертельно бледном лице матери Илиана увидела слезы, которые беззвучно текли по щекам.
- Мама! – Она попыталась бросится к матери, но та лишь движением руки остановила её. – Тео, отпусти её. Это будет правельным. Пусть едет… куда захочет.
Баронесса охнула от боли и согнулась, прижимая руку к животу.
- Илиана, быстро позови Нэнн! – Скомандовал отец.
Девушка бросилась вон. Потом в доме понялся перепалох. И только после нескольких часов  волнений, тревог, переживай, Нэнн объявила, что баронесса вне опасности, что она просто переволновалась и ей необходим отдых.
Не очень-то доверяя утещительному заявлению кормилицы, Илиана поймала её в коридоре.
- Нэнн, с ней действительно всё хорошо? Ребёнок…
- Всё хорошо. Слава Марелю и ребёнок, и она вне опасности. Но и нервничать её сейчас совсем нельзя.
- Я хотела поговорить с ней. Всё из-за того, что я…
- Ягненочек… Мне очень жаль. Но она не хочет тебя видеть. Пока был приступ она такого наговорила… Да простит её Марель! Ей сейчас увидеть тебя – это ребёнка потерять, а то и самой на тот свет отправится.
- Она говорила, что я виновата в смерти Арно?
- Девочка моя…
- Она сказала так?! – В порыве Илиана стиснула руки Нэнн.
- Да. Но…
- Я поняла. Теперь действительно будет лучше, если отец отошлет меня.
Илли выпустила руки кормилицы и побрела прочь.
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Риган
сообщение 23.05.2004, 15:08
Сообщение #37
Персонаж Игры
Аколит
**


Пол:
Сообщений: 48


&quot;Жизнь стоит того, чтобы жить!&quot;



8 - 10 день месяца Темнейших Глубин. Лес. Озерный Чертог.

Луна мягко светила, посеребрив пушистые шкурки двух огромных кошек, которые в пятый раз обходили вкруг выбранной ими деревеньки, осматриваясь и прислушиваясь. Но ничто, кроме жуткого опустошения не царило в этом месте.. Война прошлась по нему жестоким, неумолимым ударом. И жизнь не скоро снова проснется в этом пропитанном горечью месте. Фаэнна опустила пушистую голову, пытаясь почувствовать запах травы на улочке деревни, но тут же чихнула от набившейся в нос пыли. В ответ послышалось еле слышное стенание Риган. Две кошки быстро кинулись к дому, где отдыхал Князь с "их новой подопечной" - а именно так они для себя называли Мирту ле Тойя. Оказавшись около дома, два зверя взлетели на дерево и подняв мордочки к луне, зажмурились и завыли. Что было в этом печальном звуке, кроме боли и горечи - сказать сложно, но дерево, на котором сидели две кошки шелохнулось и ветви мягко коснулись шерстки в еле заметном поглаживании. Оба животных глубоко вздохнули и привалились к стволу, преображаясь и переплетая руки друг с другом:
- Фа, ты это чувствуешь? Чувствуешь? - тревожно вздрагивая, шептала одна сестра другой.
Фаэнна глубоко вздохнула и устремила зеленые глаза куда-то вдаль:
- Да, сестричка. Я чувствую.. Особенно остро с того момента, когда мы оставили этого парня одного. Словно.. - девушка искала подходящее слово.
- Словно обрекли его на смерть, - тихо продолжила чуть звенящим голосом ее сестра.
Фаэнна кивнула и судорожно перевела дыхание. Ри быстро обхватила сестренку за плечи и уткнулась в ее плечо. Они помолчали. Риган попыталась заглянуть в глаза сестры:
- Тебе он понравился, да?
- Он такой забавный.. помнишь, как он сказал "мяу"?! Ты еще зафырчала в ответ.. Но разве можно требовать от человека идеального мурлыкания, - чуть улыбаясь этим воспоминаниям, говорила Фа. Она опять замолчала. А потом резко обернулась к сестре, блестя наполненными слезами глазами: - Ну почему меня не покидает чувство, что он пошел навстречу смерти?! Что вообще происходит в мире, Ри?
Риган не знала ответа.. Ни на один из вопросов. Она только чуть гладила сестренку по рыжим волосам, утешая. Спустя мгновение она вспомнила старый сон и тихо, заново переживая тот кошмар, рассказала его Фаэнне. Когда она закончила рассказ, ее сестра истомленная переживаниями и тревогой, которая трепетала в ее сердце - заснула. Ри продолжала обнимать ее плечи, глядя на клонящийся к земле диск луны: перед ее внутреним взором проносились лица Эвора.. Мирты.. какого-то парня очень похожего на Мирту.. маленького мальчика в чьих ладонях распускались цветы.. золотоволосого юноши с удивительно доброй улыбкой.. Саолы - такой, какой ее в последний раз запомнила Риган - в пылающем пламени.. Рикарда Шарка подставляющего лицо свирепому, морскому ветру.. Кота, смотрящего куда-то в даль и хмурящего черные брови над глазами, в которых полыхал вызов самой судьбе... странной, истомленной девушки, на лице которой жили только огромные, черные глаза... красноватые глаза женщины, извивающейся, как кобра... У Риган закружилась голова и она забылась в тревожном сне.

************

На утро девушки встали очень рано и терпеливо ждали пробуждения Князя Эвора и Мирты. Правда их терпения имело крайне плачевные последствия для оград деревеньки и некоторых небольших домиков. Кошкам приспичило станцевать свой танец, дабы оживить эту землю до того, как сюда вернутся люди. Гибкие фигурки скользили по улицам, время от времени делая длинные прыжки, обрушивая ветхие оградки и давая возможность робким росткам укутаться в теплые ладони земли, чтобы с наступлением весны пробится к солнцу, к свету, к жизни. Некоторые домики нуждались в сносе и кошки с какой-то странной радостью опрокидывали хрупкие строения подточенные огнем  войны. Теперь деревня выглядела так, словно жители снесли все, дабы призвать на место сие благие дожди, теплое солнце.. Был такой обычай у лесовиков, когда земля переставала приносить урожай - ее оставляли, чтобы дать ей время отдохнуть. Когда Князь и юная графиня появились под утренним солнцем, две кошки уже сидели смирно перед порогом вылизывая свою шерстку. Заметил ли Эвор перемены в деревеньке или нет, это уже было не важно.. Проказницы сняли часть напряжения и, как они искренне надеялись, жизнь появится в разрушенном войном месте гораздо раньше людей. Дальнейший путь Эвор находил сам.. Хотя Риган и Фаэнна периодически исчезали, проверяя нет ли вокруг кого. Но молодой мужчина шел стремительно к своей цели. Его рука поддерживала спутницу, для которой Лес открывался совершенно по новому. Огромные очи Мирты скользили по древним исполинам, по юным деревцам - ласково, нежно. Риган искоса наблюдала за прелестной графиней и не могла ни признаться самой себе, что Мирта чувствует Лес почти так же, как и Эвор: "Это не Саола.. Та .. Сао сдерживала сама себя постоянно в Лесу. Ей в нем плохо было. Интересно, а Мирта знает Саолу? Скорее всего - да.. Ведь они по одному дворцу ходили в этом плохопахнущем городе..." Риган чуть слышно фыркнула.. Фалесса девушке совершенно не понравилась. Рядом неожиданно возникла Фаэнна. Где-то в подсознании Ри почувствовала, что сестра напряженна и они рванулись длинным прыжком вперед. Когда же они выглянули из-за зарослей, то поняли - перед ними Озерный Чертог. Сердце Риган быстро забилось: "Крин... Ред.." Фаэнна разделяла нетерпение сестренки. И они не сговариваясь дружно повернули к оставшемся позади Эвору и Мирте:
- Ну и чего мы тут стоим? – Фаэнна возмущенно тряхнула золотисто-рыжими кудрями, - Нас там ждут….

Увидев пернатую стрелу, Риган ругнулась, вызвав улыбку у сестренки и Мирты:
- Чтоб их Стихии подняли и опустили! Они что глаза потеряли?! - возмущенно бурчала она.
- Обычная осторожность, Риган, - тихо сказал Эвор, следя за приближающимся человеком.
Девушка хотела было сказать, что надо быть идиотом, чтобы не почувствовать родной запах от пришельцев, но Фа ее быстро одернула:
- Ри, они же - люди.. Они не чувствуют так, как мы.
- Стихии! Я забыла, - чуть улыбнулась Риган. - Мы слишком долго были кошками, сестренка.
Когда Эвор произнес свое имя и потребовал встречи с командиром, Фа и Ри быстро преобразились, поднимая хвосты и выступая на негнущихся от гордости лапах по бокам от Князя и его гостьи. Неожиданное появление Князя Тила и его сопровождающих было подобно молнии. Воины Леса почтительно сторонились Эвора, поминая Шепчущего и косясь на огромных кошек. А последние чуть отстали от своего предводителя, когда к нему бросился Ред, тщетно пытающийся стереть тревогу с лица. После того, как друзья поприветствали друг друга и Дир отошел от Эвора произошло неожиданное. Если бы Ред Дир знал что произойдет, он, наверное, просто бы вцепился в руку друга и не отпускал ее. Но Ред отошел и тут же оказался на земле, прижатый мощными лапами и облизываемый с двух сторон влажными, шершавыми языками, оглушенный громким, довольным мурчанием. Источником всего этого безобразия были серебристые сестрички. Воины бросились были к своему командиру, но были остановлены Эвором, который с неожиданным светом глянул на своего поверженного друга:
- Он в порядке.. Пара синяков и целый мир радости.. Вот и все что ему грозит.
Ред застонал было, а потом чуть не захлебнулся смехом, пытаясь обнять кошек руками, но они радостно глядя на него своими серебристыми глазами - громко мявкнули.
- Девочки.. Я вас.. охх.. тоже.. ой... очень люблю..
Проказницы позволили ему встать, склонив набок одинаковые головенки и глядя на него снизу вверх:
- Мррррррр, - дружно ответили они.
- Но не могли бы.. ухх.. вы принимать человеческий облик при подобных действиях? - лукаво ухмыльнувшись, закончил Дир.
Две пушистые головы дружно покачались и задорно подняли уши. Ред задумчиво смотрел то на одну, то на другую, потом губы его тронула нежная улыбка:
- Фаэнна, - тронул он одну кошку, потом ласково коснулся головки другой. - Риган.
Он мог поклястся, что хулиганки спрятали улыбки в усах, гордо прошествовав в глубь Чертога и чуть не сбив с ног странного юношу. Глаза его светились грустью. Риган перед тем, как исчезнуть за поворотом, оглянулась на него, удивленно прищуриваясь. Спустя несколько мгновений из-за поворота выходили две девушки. Ри остановилась перед незнакомцем, глядя на него в упор своими зелеными глазищами:
- Ты кто такой? Я тебя раньше здесь не видел! - по привычке беря на себя роль мальчика, заговорила Риган.
- А-Ардрик Нуаран, - чуть заикнувшись от того, что взгляд его скользнул по выступающим частям тела девушек, произнес юноша. - А почему ты говоришь о себе, как о парне? П-по всему видать, что ты - девушка..
Видно было что он смутился. Но Риган тоже ошарашенно посмотрела на себя и вспомнила, что за время путешествия, в личине кошки - совершенно отвыкла от того, что нужно скрывать свой истинный пол. Фа уже громко закатилась смехом, глядя на озадаченное лицо сестры:
- Ри, ну ты даешь!! Ардрик, не обращай на нас внимания.. Мы, вероятно, переутомились. Меня зовут - Фаэнна. А это моя сестра - Риган, - представилась она отсмеявшись.
Юноша улыбнулся и лицо его совершенно преобразилось, став милым и беззащитным:
- Очень приятно. Бывает.
- Ладно, - недовольно буркнула Ри. - Еще увидимся. Пойдем проведаем Ласку и найдем Крина.
- Ну уж нет! - решительно качнула головой Фа. - Ласку - вместе, а с Крином разбирайся без меня, сестра. Особенно после такой долгой разлуки..
Последние слова Фа произнесла с еле заметной хитрецой, утаскивая сестренку прочь от их нового знакомого:
- Чего это ты так на него? - прошептала она, когда они отошли достаточно далеко.
- Не знаю.. Просто он как-то странно пахнет.. Нет, у него хороший запах.. но к нему примешивается что-то странное, враждебное.. Я где-то чувствовала этот еле заметный в нем запах.
Размышления девушки прервала Ласка, громко и возмущенно обратившая на себя внимание девушек, которые кинулись к ней с объятьями и поцелуями.

После совета Эвор стоял перед столом, распустив всех, он молча смотрел вперед ничего невидящими глазами. За его плечами появились две девушки. Две пары одинаковых глаз внимательно смотрели на Князя, неожиданно одна из них быстро шагнула вперед и неожиданно хлопнула его по шее. Эвор прыжком обернулся, хватая ударившую его руку:
- Риган?!
- Мошкара, мой Князь.. Такая дрянь надоедливая, - махнув на него ресницами, невозмутимо ответила девушка, глядя прямо в его глаза своими прозрачными, зелеными глазами.
Эвор медленно разжал руку:
- Да, конечно..
Ри подступила к нему ближе, беря его искалеченную руку и тихо целуя, одновременно извиняясь и словно принося клятву верности еще раз:
- Ваше сердце - это сердце Леса, мой Князь. Его боль - стала вашей болью. Но пока вы снова и снова терзаете себя прошлым - вам не выиграть сражение в настоящем. Я и сестра.. Мы верим вам. И те, кто здесь защищал Лес Именем Князя - верят вас и в вас. Они готовы не только защищать вас, но и разделить с вами все: боль, горечь, радость, победу, смерть и жизнь. Это так. Вы - Князь, но мы - любим вас не только за это.. - Риган запнулась, чуть покраснев. - Князь Эвор, мы видим в вас - себя.. Так почему же вы не видите в нас - себя самого? В каждом из нас есть маленькая частичка вашего сердца и Леса. Мы тоже ответственны за то, что случилось.. И готовы помочь вам.
- Всегда и всюду, мой Князь, - тихо сказала Фаэнна, приближаясь с другой стороны.
Он молчал.. бесконечно долго, переводя взор с одной сестры на другую, ища в их глазах отражение себя. И находя. Неожиданно он взял их ладошки и нежно поцеловал:
- Какой я вам Князь, сестрички... Эвор. И все...


--------------------
"По Дороге Сна мимо мира людей -
Что нам до Адама и Евы,
Что нам до того, как живет Земля.
Только никогда, мой брат-чародей,
Ты НЕ найдешь себе королевы,
А я - НЕ найду себе короля..." (с)
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Доминик ле Рамлет
сообщение 23.05.2004, 18:52
Сообщение #38
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 21


Укрепи свою Веру!



20 число месяца Темнейших Глубин. Центральная Лакона.

   Неделя прошла с тех пор, как они в составе отряда из трех сотен человек покинули родовое владение Франциска ле Шаорина и устремились на север. Три дня назад они переправились через Лаверну, оказавшись на территории контролируемой лирийцами. Основная часть Орды отошла к Орике, заняв выжидательную позицию. Похоже, Сафар решил до конца зимы не предпринимать никаких действий.
   По слухам Ярно удалось снять осаду с Фалессы, и он остался в столице, потягивая все возможные резервы.
   Сложнее было с Криэраном. Уже несколько дней, как молчал информатор Артура в городе. В последнем сообщении он передавал, что все в порядке, обе стороны соблюдали установившееся равновесие. Изменилось ли что с тех пор – было неясно.
   Артура это, похоже, нервировало, но что-то делать по этому поводу он не спешил. Сейчас нужно было понять, что происходит здесь, и что следует предпринять дальше.
   По ходу дела они уничтожили три довольно крупных разведывательных отряда лирийцев. Ле Тейн понимал, что теперь командующий войсками этого региона что-то должен предпринять  в ответ. На этом и строился его расчет – понять, что задумали враги и сделать, так что они сами попадут в ловушку...
   Доминик как раз сидел у костра со всеми остальными – его новыми знакомыми, такими же наемниками как ле Тейн, когда Артур вызвал его к себе. За прошедшую неделю юноше все-таки удалось вписаться в общую компанию, хотя по началу он на это не только не надеялся, но и сама мысль об этом была ему неприятна.
   Однако в общей массе наемники оказались неплохими ребятами, а если индивидуально, так и вовсе – сборищем отверженных и не нашедших себя людей, у каждого причем находилась какая-то своя история, которую Доминику обязательно тут же рассказывали.
   Многие из тех, кто воевал здесь сейчас, были простыми искателями приключений, исходившими весь мир или полмира... У многих была действительно сложная судьба, о которой можно было сочинить не одну песню.
   Итак, Артур позвал его к себе, и Доминик отложив свой скромный ужин, направился к палатке их сурового командира.
   Ле Тейн сидел за столом, над картами, рядом стояла бутылка вина, чуть в отдалении застыл Коршун, что-то высматривающий на линии горизонта.
   - Подойди сюда. – Артур поднял голову, и уставился на Доминика. - Лирийцы похоже решили устроить нам радужный прием...
   - В смысле? – ле Рамлет не понял.
   Артур жестом указал в направлении, куда смотрел Коршун. Над небольшой рощицей кружило множество птиц.
   - Засада, – прокомментировал Коршун. – Там полно оврагов, есть, где спрятаться. Стоило бы нам сунутся туда – а другого пути нет, так они бы повыскакивали как из под земли.
   - И что вы думаете делать? – Доминик встревожился.
   - Я думаю дать им то, что они хотят, – спокойно ответил Артур ле Тейн. – Мы разделимся – часть пойдет туда, а другие – зайдут им с тылу. Ты поведешь тех, кто сыграет роль приманки.
   - Я? – Доминик удивился. – Но почему – я?
   Артур пожал плечами.
   - Я думаю, у тебя это лучше получится.
   - Хорошо. А когда это случится?
   - На рассвете.
   Так и случилось. На рассвете, Артур и еще десяток других его воинов ушли, а Доминик повел остальных в "ловушку". К счастью, лирийцы так и не успели ничего толком предпринять – ле Тейн опередил их действия, и они смогли отбить натиск превосходящего противника. Среди тех, кто участвовал в этой засаде, оказался и командующий лирийскими войсками в этом районе – у него было какое-то хитрое собственное наименование, которое Доминик сразу забыл.
   А на следующий день они вышли к деревне, где Артур неожиданно для него и всех остальных получил приказ отправляться к столице. Похоже, что-то сильно изменилось...


--------------------
Мы будем драться на земле,
Под солнцем и в кромешной тьме,
Мы будем драться в небесах,
Мы будем драться до конца,
Мы будем драться, чтобы жить
За тех, кто первым был убит,
Враг словно призрак без лица,
Мы будем драться до конца,
Мы будем драться!
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Ярно ле Фалесс
сообщение 24.05.2004, 17:49
Сообщение #39
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 32


Оступаясь, оставайся верен своей цели.



Лакона. Фалесса. Ночь с 17 на 18 день месяца Темнейших Глубин.


Она покидала столицу. Высокий голубоглазый мужчина стоял на одном из множества балконов Цитадели. Ярно вслушивался в тишину спящего города, словно ждал чего-то. Впереди, среди темноты улиц, словно герой окружённый врагами, блестели золотые ворота Фалессы, которые за время войны изрядно пострадали. Лессо улыбнулся, вспоминая, как совсем недавно, полный мечтой о великих победах и надеждой на трон, проезжал через эти ворота, чтобы стать первым на криэранском турнире. Тогда рядом с ним были друзья, которые, как он тогда думал, не предадут и пойдут с ним до конца. Но так уж получилось, что все они либо погибли на поле брани, либо куда-то испарились. И всё это, как раз в тот момент, когда они так нужны. Нико, Портэо и наверняка Рио, так и не вернуться в Фалессу. Казалось, что есть ещё Иванэ со своей преданностью и честью, и Саола, которая любит его. Но это оказалось мифом и теперь вокруг лишь противники или люди жаждущие славы и богатств, которые готовы ползать перед тобой, лишь бы ты хоть на немного приблизил их к трону.
  От воспоминаний императора отвлекли голоса на внутреннем дворе.
Сердце отдало резкой болью, когда Ярно увидел, как тоненькая фигурка в дорожном плаще, легко и в тоже время быстро направилась к лошади. Саола. Внешне хрупкая, но сильная внутри. Императрица не взяла с собой вещей и Лессо прекрасно понимал, что она не хочет воспоминаний о нём.
  Ярно хотелось в мгновение спуститься к Сао, обнять её, сказать, что любит. Но ле Фалесс с мрачным лицом стоял и смотрел, смотрел как растворяется то, что он искал всю жизнь и найдя упустил. Счастье, которому казалось ничто не помешает, разбилось и быть может навсегда.
Саола бросила последний взгляд на стены Цитадели и их глаза встретились. Мгновение они стояли словно заговорённые. Ярно первым опустил глаза. А когда их поднял, Саолы уже не было. Лессо видел, как она пронеслась по улице Святого Фабьена, до самых ворот так ни разу и не оглянувшись.
  Император ещё какое-то время смотрел на стены Фалессы, словно хотел взглядом пройти через них.
Иванэ скорее всего уже уехал и теперь он один, но будет держаться до последнего, пока не доведёт Лакону до того величия, которого ждут все лаконцы. И те, кто думал, что он не способен держать власть без помощи других ошибаются. Завтра же он объявит о наборе всех, кто может держать оружие в руках в новое войско империи, которое разобьёт Орду и всех, кто станет на пути Лаконы.   


--------------------
Сколько воинов я возьму с собой,
Чтоб pазбить их отpяд,
Мною движет месть,
Меня ведёт залитая гpязью честь,
Может вся династия на мне пpекpатится
Я даю слово - наш геpб воцаpится
На стенах и башнях замка свеpепых вpагов,
Тысячам пленных не избежать оков/
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Сильвия ле Нуаран
сообщение 25.05.2004, 19:31
Сообщение #40
Вампир
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 31


Что хочу - то и делаю.



26-27 число месяца Темнейших Глубин. В окрестностях Криэрана.

   После того, как последние остатки войск лирийцев были уничтожены – мои дети просто смели их, словно ураган, я стала подготавливать атаку против основной части Орды.
   По донесениям разведчиков, которых я выслала из города где-то неделю назад, Орда контролировала весь север Лаконы, так и не перейдя Салерну. Они заняли все основные города, овладели всеми ключевыми точками.
   В общем-то, это устраивало меня – я собиралась превратить Орду в новую силу, мою силу, которая позже овладеет этим миром. Если сократить ее численность, избавившись о ненужных нам людей, то из нее получится отличная армия.
   Поэтому я приказала разведчикам начать проникновение во все слои командования и постепенно увеличить число Детей Ночи на всем севере. Примерно через месяц мы смогли бы выступить открыто.
   Робу и Свену я отдала специальное задание – найти, наконец, Тарикэ, и вернуть. Кроме некой странной привязанности, которую я не могла объяснить, мной руководил простой интерес. Ее появление и исчезновение были загадкой, которую необходимо было разгадать.
   К сожалению, в этом мире было еще слишком много тайн, и меня постоянно мучили вопросы. Я стояла перед пугающей меня до ужаса неизвестностью, и не могла найти ответы, которые мне жизненно необходимо были нужны.
   Стоило разыскать также Син, но у меня не было никаких вариантов, где она могла быть. Оставалось надеяться, что мне не придется отвлекаться на какие-то неожиданности в самый ответственный момент.
   Я сидела в одной из таверн "убежища" – небольшой деревеньки, которая находилась между Криэраном и другим городом. Мы уничтожили всех ее жителей, и теперь здесь можно было найти убежище на время, пока не наступила ночь. Неожиданно в моей голове раздались голоса – они звали, умоляли, вопили о чем-то. Они все погибли.
   - Проклятье! – я задыхалась, из глаз хлынули слезы. – Что это?
   Чтобы ни случилось, это уничтожило все в Криэране. Города и всех его обитателей больше не было.
   Я боялась даже предполагать, что это могло быть... Но очевидно, что у нас появился новый и смертельно опасный враг, остановить которого у нас не было возможностей.
   На следующий день я отправлю туда разведчиков, а пока очевидно придется чуть повременить с захватом мира, необходимо уйти на дно, и понять, что происходит в этом мире.


--------------------
Хуже чумы...
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения

10 страниц V < 1 2 3 4 > » 
Тема закрытаОткрыть новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



- Текстовая версия Сейчас: 16.09.2019, 18:10
Rambler's Top100