IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

9 страниц V < 1 2 3 4 5 > »   
Тема закрытаОткрыть новую тему
> Глава третья. Шторм бушует.
Сильвия ле Нуаран
сообщение 27.03.2004, 20:45
Сообщение #41
Вампир
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 31


Что хочу - то и делаю.



10-11 число месяца Падения Зерна. Криэран.

   Когда "принцесса" проснулась, долго хлопала глазками, словно пытаясь понять, где это она находится.
   - Ну и здорова, ты спать... - ухмыльнулась я. - Вчера вечером упала, а сегодня днем в полдень только очнулась... Хотя это правильно - ночью поспать не удастся. Вставай, дело есть.
   - Какое? - прелестное личико Тарикэ-Кали вытянулось, и она зевнула. - Неужели уже день?
   - Давно, - снова улыбнулась я. - Я и сама люблю поспать... Но ты меня в этом деле уделала. Пошли гулять...
   Тарикэ, спотыкаясь о разбросанные вещи, поплелась за мной. Это будет веселый день...
   Мы шли по улицам Криэрана, болтали, грызли яблоки.
   - Так как тебя к нам занесло? Ты словно с Луны свалилась, - я запустила огрызком в здоровую крысу. Крыса запищала и скрылась из виду.
   - Меня... - Кали пожала плечами. - Да я и сама не знаю... Случайно как-то все вышло.
   - Я бы тебе сказала, что обычно выходит случайно, но ты еще маленькая. Не для твоих ушек. Значит, слушай сюда... Ты очень удачно появилась здесь. Я думаю слазить за стену, к твоим сородичам. Но мне нужен помощник. Останешься у стены, и будешь сторожить веревку.
   - А зачем тебе за стену?
   - Просто надо, - рассердилась я. - Я тебе помогла, теперь и ты помогай.
   - А тебя не убьют? - жалобным голосом спросила Тарикэ. - Могут ведь.
   - Не думаю, - я тряхнула волосами. - Я уже была на войне, видишь живая. Гибнут благородные дураки, такие как я всегда выходят сухими из воды. Мы хитры, мы быстры, и мы умные.
   Лирийка покачала головой. Похоже, она не верила. Ну и правильно. Я сама не верила. Но слазить надо.
   - Короче. Будешь стоять на стреме, смотреть, чтобы никто не подошел к веревке - ни снизу, ни сверху. Если что - сматываешь ее - и прикидываешься шлангой. Усекла?
   Тарикэ жалостливо кивнула. Похоже, она не поняла и половины.
   - А сейчас пройдемся по трактирам. Поедим чегой-нибудь. Гуляем, братия! Платит мой папочка - бездонные карманы две девушки за один вечер не вычерпают. И заруби на носу - если что, то ты моя знакомая, которую я нашла, когда меня не было. Если он узнает, что ты принцесса... Ой, что будет!...
   - Что будет? - пискнула Кали.
   - Будет... будет... - я страшно повращала глазами, - Шашлык из тебя будет, вот что! - я улыбнулась. - Молчи, короче.
   Мы потянулись по трактирам веселого города Криэрана. Как отказалась, Тарикэ пива не пьет, вина не пьет, и в жизни ничего не понимает. Ничего, научим. И не таких обламывали, как говорил дядя Мист.
   Вечер промелькнул быстро. Над городом поднялась луна, такая же веселая и пьяная, как я. Достав веревку, я хорошенько обвязала ее вокруг одного из зубцов стены. Подергала и решила, что прочно держится, на славу.
   - Значит так, - я взглянула на луну. - Дай сюда руку.
   Кали сунула мне свою нежную беленькую ручечку.
   - Вот, держи пальцы так. Теперь подними, чтобы большой палец указывал на ту звезду. Ага, вот так. Когда луна будет наравне с этим пальцем, я должна вернуться. Если не вернусь, начинай волноваться.
   - Х-хорошо... - зубы Тарикэ выбивали чечетку - ночка выдалась холодной. Осень, блин.
   - Укутайся, а то замерзнешь, - сказала я, и сиганула по веревке вниз.
   В нижнем городе лирийцы ввели комендантский час. На улицах никого кроме патрулей не было. Говорят, что лирийские воины, чтобы не спать и не ведать страха принимают какой-то наркотик, которые превращает их в зомби. Враки, конечно, но кое-что в этом было и, правда. По крайней мере - спящих лирийцев никому не удавалось увидеть, а их прославленная молчаливость под пытками и стойкость, вкупе с тем, что они исполняли ЛЮБОЙ приказ - делали их опасными противниками. Одно дело, когда они хозяйничали в Лирии, но вот - бац! - и они у нас под боком. Правда, говорят, командующий ихний, отозвал треть войска из-под Криэрана. Вроде как его взяли легко, а вот об Фалессу можно зубья то и пообломать.
   Я пробиралась по знакомым местам тайком. Находила такие обходные пути, о которых захватчики и не слышали - они-то все из Хайдолы, а я-то здесь родилась. Конечно, патрули и мне встречались. Лирийцы ходили по двое, молча, качая гнутыми кривыми мечами, и круглыми бронзовыми щитами с выграненным грифоном. Кстати, на самом деле они никакие не лирийцы - лирийцы - такого определения вообще нет - это мне учитель объяснил. Есть бнедианцы - жители лирийских городов. Есть гарры - кочевники. Между ними такая же разница как между нами и сторнийцами, но мы все равно всех зовем лирийцами.
   Тарикэ и эти образины были бнедианцами. Хотя насчет, моей новоявленной подруги я уверена не была - ее мамка вообще могла быть кем угодно. Она была сама красивая, а этими - можно было детей пугать - больно уж страшны. Хотя, может, их специально таких отбирают?
   Заметить они меня не заметили бы. Так что я побродила по городу, осмотрелась... Надо же все в порядке - даже большем чем был при оригинальной власти. Лирийцев, то есть, тьфу, бнедианцев боялись - и подметали, чинили разбитые окна, не бросали мусор под ноги. Вот и говори, какая еще власть лучше.
   Луна спешно шла на посадку в море, и я решила вернуться. Но стоило мне подойти к веревке, как я обнаружила двух стражников осматривающих ее... Проклятье! Тысяча Теней! Неужели Тарикэ заснула?
   Проклятый бнедианец швырнул какую-то железную свистящую фигню наверх, и веревка упала. Они поняли ее и пошли. В мою сторону! Проклятье! Я не осторожно вышла из тени. Кажись, заметили! Все кирдык мне пришел - кто в комендантский час из дому выйдет - тому висеть на столбе. Такие дела. Я рванула прочь. Стражники следом.


--------------------
Хуже чумы...
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Гунла
сообщение 27.03.2004, 20:52
Сообщение #42
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 17






Ночь с 10 на 11 день Падения Зерна. Криэран.

Сколько лиц может быть у города? Уж во всяком случае не меньше, чем у любого человека. Как каждый из нас все время оборачивается кем-то перед другими, так и город показывает людям лишь кусочек себя, одни любуются роскошью, другим достаточно и трущоб. У Криэрана множество лиц, и Гунла знал все. Сегодня он шел путями, о которых уже мало кто помнил.

Давным-давно Белый Город был не одной из частей Криэрана, а всем Криэраном. И был тогда потайной ход из подвала дома Тойе за крепостную стену. Был он и сейчас, правда, теперь заканчивался этот ход не в чистом поле,  а в подвале одного из домов близ крепостной стены. После того, как провели канализацию, ход с ней пересекся, но об этом помнило еще меньше народу.
Он уже несколько ночей подряд выбирался в город таким образом: тенью крался по улицам, пытался выяснить количество и намерения захватчиков. Но сегодня граф Конрад приказал привести с собой кого-то из лирийцев, видите ли, сенаторы хотели сами его допросить. Сенаторы! Гунла представил себе почтенного Нуарана, пытающегося выбить из лирийца признания, надо будет не пропустить это зрелище. Сзади громко чертыхнулся Тодмар, споткнувшись обо что-то, скорее всего, останки какого-нибудь несчастного, повстречавшегося с местными крысами.
-   Тод, я же вас просил – тише.
-   Прощения просим.

Особых проблем с лирийцами не было. Тод весьма артистично изобразил пьяного, они повелись… вот, собственно, и все.
-   Господин Гунла, а что с трупом делать? – Тодмар небрежно пнул безжизненное тело. Господин Конрад распорядился привести только одного лирийца, так что второму не повезло.
-   Заберете с собой, оставите внизу в том тупике.
-   А вы?
-   А я еще погуляю. Идите, Тод.
Набросав на крышку люка побольше мусора, Гунла снова вышел на улицу. Ночь облачная – это хорошо. Кругом все тихо… уже нет. По улице, сосредоточенно сопя, к нему бегом приближалась маленькая фигурка, а за ней, тоже бегом, топали двое лирийцев. Вот еще проблема, хотя тут сейчас все тихо до следующего обхода, можно проявить человеколюбие.
Девушка залетела в переулок… и замерла, задержанная Гунлой. Он оттолкнул ее за спину и прошипел:
-   Сидите тихо!
-   А что… - начала было девица.
-   Тихо!
Первый из патрульных так и не понял, что его убило, дротики Гунла метал отменно. Второй слишком пренебрежительно отнесся к карлику с кинжалом, а зря. Спрятать их как следует времени уже не было, поэтому Гунла отволок их вглубь переулка за кучу битого кирпича. Девица все это время сидела молча, а когда Гунла покончил с трупами, заявила:
-   А я тебя знаю! Ты служишь у Конрада ле Тойе.
-   Совершенно верно, - Гунла склонил голову. Ага, и ее имя он тоже вспомнил, - А вы что делаете за стеной, да еще и в такое позднее время, госпожа Сильвия? Решили поискать приключений?
-   Надо было! – отрезала маленькая нахалка, - Ну что, мы теперь так здесь и простоим до утра?
Да, девочка просто редкая драгоценность – такая наглость и самообладание встречаются раз в поколение, и то, слава Марэлю, не в каждое.
-   Прошу вас за мной, госпожа Сильвия, только постарайтесь идти как можно тише.
Девчонка молчала вплоть до спуска вниз, а потом всю дорогу с большой изощренностью комментировала запах, состояние канализации и вообще все происходящее. Гунла решил, что показывать ей выход в дом Тойе не стоит, поэтому выбрались на улицу почти у самой стены.
-   Ну, спасибо, что вывел, и все такое, я дальше сама дойду, - Девица небрежно махнула рукой и быстро ушла.
Интересная семейка… Младший брат ее отца подался в наемники и на последнем турнире сражался за Властителя Сторна. Любопытно… Стоит особо приглядеть за сенатором…

Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Вэл Горн
сообщение 28.03.2004, 17:13
Сообщение #43
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 22


Scietia potentia est



8 - 13 День Падения Зерна

Он откинул свою голову, наслаждаясь бешеными ударами ветра. Морской ветер Сторна завораживал его. Зеленые глаза жадно смотрели на море, словно выпивая его.
- Ветер, - тихо прошептал он. - Если кто и может ладить с этими бушующими волнами, то только ты.. Впрочем, тебе по силам сладить с любой стихией.
Вэл Горн оглянулся, глядя на огромный дом, где по приказу Властителя Сторна для него были созданы все условия...

... Вэл внимательно смотрел на Рикарда, а тот задумчиво говорил:
- У тебя будет все, мальчик. Главное, чтобы и у меня было то, что я хочу. Мне нужны твои "крылья".
Юноша опустил золотоволосую голову, скрывая блеск глаз:
- Властитель, я сделаю для вас крылья.
Рикард улыбнулся дружелюбно, а Вэл в тот раз так и не поднял головы. Рикард Шарк был не тем человеком, перед которым стоит открывать свои мысли, а скрывать и таить свои желания Горн никогда не умел...

Первые дни все внимание юноши было поглощенно расчетами, приставленные к нему слуги, а может соглядатаи часто слышали его восхищенный смех, а потом он и сам выбегал к ним, пытаясь рассказать что ему в этот раз удалось:
- Вы понимаете? Тяжесть и материал по сути не важен. Главное правильный расчет размаха, - увлеченно пытался объяснить Вэл.
Но его мысли неслись вперед, опережая хозяина и он снова скрывался за дверью своей комнаты, погружаясь в рассчеты, чертежи. И глаза слуг, на миг потеплевшие - снова становились ледянными: "Рикард Шарк узнает о том, что его изобретатель действует по его - Рикарда - планам." Вэл не обращал внимание на то, как пристально следили за продвижением его действий. Все мысли Горна были в небе, глаза все чаще обращались к лазуревому небосводу, где парили белоснежные облака или надвигались грозные тучи. Губы улыбались и во взоре вспыхивал странный огонь: "У меня будут крылья.. Ты увидишь!!!" И вот цифры выстроились в порядок, понятный только ему и в руках замелькали ножи и большие куски плотной ткани. Его подручные слушая его мысли ваяли каркас из сторнийской стали. Вэл громко смеялся, когда они ненароком делали чуть больше ту или иную деталь:
- Поймите, здесь важен рассчет. Точность и расчет. Иначе вместо полета у вас получится падение и ваш Властитель будет очень недоволен.
Упоминание о Рике заставляло глаза его помощников стеклянеть. Но Вэл не обращал на это внимание. Он напевал одному ему известную песню:
"Я помню этот ветер..
Он был со мной в тот вечер,
Когда ты уезжала
Отсюда навсегда.."
И снова улыбка появлялась на его губах: "Но я найду тебя. Ты увидишь мои крылья, синеглазая.."
И вот осталось уже совсем немного - натянуть на каркас ткань и... взлететь.

От волнения ли, но в эту ночь Вэл спал очень плохо. Он метался во сне, ощущая странный холод окружающий его - могильный холод. Воздух затих и он не мог как всегда ощутить спасительный ветер, который унес бы его на крыльях, поднял бы из... из могилы. Вэл содрогнулся, распахнув глаза. Зарево. Пламенеющие зарево заходящего солнца. Нет. Это солнце и луна.. нет. Это два глаза, глядящие прямо в душу. Юноша напрягся:
- Кто ты?
Молчание. В ответ ему взор скрылся за темнотой, сжимающей его сердце: "Великие силы... Я же один.. Совсем."
- Неееет.... ты не один.. Мы можем быть вместе. Ты нравишься мне, - голос казалось звучал из под самой земли или отдавался эхом от скал.
- Не могу ответить взаимностью. Мне ты не нравишься, - оглядываясь и ощущая, как по лицу катится капля пота.
Возле ног возникло шевеление и, опустив глаза, Вэл увидел нечеловеческое лицо, искаженное мукой вечного голода. Существо обхватило его ноги, скользя вверх, лишая его возможности двинутся. Глаза юноши, сверкающие обычно радостью, приобрели почти стальной оттенок:
- Пусти, тварь. Не смей прикасаться ко мне.
Существо неожиданно вскрикнуло и было отброшенно прочь. Перед Вэлом возник высокий силуэт и холодное лицо:
- Прости его. Он мал и неразумен. Конечно, я должен был сам занятся тобой... - говоря это незнакомец медленно скользил к юноше, ища его взгляд, чтобы притянуть и не отпустить.
Но Вэл смотрел сквозь него.. Его плечи распрямились, взор был устремлен вдаль. Он глубоко вздохнул, ощущая, как за спиной появляются крылья, а в голове становится легко-легко:
- Ты не пройдешь.
- Ты один попытаешься остановить меня?
- Я не один! - откуда эта уверенность? Но Вэл знал, что это правда: "Ну почему сейчас!? Эти синие глаза... И рядом еще.. еще кто-то.."
Пришелец метнулся к юноше, протягивая руку к его горлу...

- НЕТ!!! - Вэл огляделся: ночь... его комната. Он рванулся на улицу и подставил обнаженную грудь бушующему ветру моря: - Ветер.. спасибо, друг.
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Фаэнна
сообщение 28.03.2004, 17:19
Сообщение #44
Оборотень
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 6


жизнь прекрасна и удивительна



9 день месяца падения зерна. Полумесяц.

              Обоз с запасом еды для войска Ярно тащился невероятно медленно. Фаэнна шла за телегой с припасами и думала о том, что следовать за войском оказалось вовсе не так интересно, как ей представлялось вначале. Один день был как две капли воды похож на другой, рыцарей девушка почти не видела, не говоря уже о сражениях или лесовиках. Служака, который взял ее с собой, оказался старым занудой, к тому же не выбирающим выражений, и не брезгующий ничем, чтобы прибавить усердия «ленивому дармоеду» в лице Фаенны. Вот и сейчас:
- Чтоб тебя волки сожрали, ******, ты снова бездельничаешь, и зачем я тебя только взял ******, никакого от тебя проку, только жрешь чужое добро, немедленно займись делом.
«Чтоб ты пропал» - в сердцах подумала Фаэнна, но вслух ответила:
- Вот если бы благородный воин еще и придумал мне занятие… - договорить она не успела: пришлось уворачиваться от довольно таки тяжелой руки ее «благодетеля», осыпавшего всех мальчишек в целом и ее в частности площадной бранью. Фаэнна убежала вперед, и мысли вернулись.
- Нет, хватит, так я ничего не увижу, пора сбежать отсюда и посмотреть что там происходит.
          Там – это подразумевался Озерный чертог, осада которого уже началась, а обрывочные сведения, доходящие до девушки, только усиливали ее неуемное любопытство. Фаэнна решила уйти ночью, прихватив кое-что из припасов. Направление движения она выяснила давным-давно, и была уверена, что не заблудится.
          Ночь выдалась темной, облака закрыли луну. «Благодетель» храпел так, что его слышно было, наверное, в самом Озерном чертоге. Девушка проверила свой лук, пристегнула к поясу кинжал, украдкой взяла небольшой запас пищи на дорогу и растворилась среди деревьев. Ходить по лесу ночью, искать тропу в болотах ей было не впервой.

***

                14 день месяца падения зерна. Озерный чертог.

                Фаэнна лежала под развесистым кустом и наблюдала за попытками лаконцев захватить крепость, и, помимо воли, ее симпатии склонялись к лесовикам, сражавшимся стойко и сумевшим сдержать хлынувшую на них лавину. Теперь, когда на рыцарей во время боя она насмотрелась (большого удовольствия ей это зрелище не доставило), вроде бы можно было возвращаться, выбираться из Леса и пускаться на поиски людей-кошек. Девушка уже развернулась, начав осуществлять этот замысел, как вдруг ей в голову пришла идея: увидеть чертог изнутри. Фаэнну раздирали противоречивые чувства: с одной стороны это было очень опасно, если она попадется…; но с другой – она же только одним глазком посмотрит и сразу назад, когда еще представится такой случай, к тому же ее что-то словно бы тянуло в крепость.
- Все, решено, ночью в виде кошки, – пробормотала девчонка себе под нос, возвращаясь под любимый куст.
                    Ночью серебристая кошка подкралась к стенам крепости. Что такое деревянные стены для кошки, которая без усилий может залезть на любое дерево в Лесу? Стоит только немножко разбежаться, выпустить коготки… И вот она уже в крепости. Кошка шмыгнула в ближайшую темную нишу, и, через мгновение там, в ужасе от собственной смелости, вжавшись в стену, стояла девушка. Какое-то время Фаэнна вслушивалась в темноту. Ничего не происходило, и она позволила себе расслабиться. Напрасно. Голоса послышались внезапно и совсем рядом. Дернувшись от испуга Фаэнна ударилась локтем о стену… звук получился гулким.
- Там кто-то есть! – послышался топот бегущей стражи. В ужасе Фа на мгновение забыла, что она может стать кошкой, а потом было поздно: ее окружили трое суровых мужчин. На этот раз она, кажется, вляпалась.
- Так, - произнес один из них, -  мы поймали шпиона. За шпионаж полагается смерть. – Фа перестала дышать
- Подожди,  он похож на мальчишку, который крутится возле командира. Надо разобраться. – Возразил второй воин, выглядевший старше и, как ни странно, добрее. Фаэнна с надеждой посмотрела на него.
- Да что тут разбираться, и так все ясно, - с досадой ответил первый.
- Приказываю отвести его к командиру. Эрл, это сделаешь ты. Мы с Рионом продолжим дежурство. – вмешался третий, до сих пор молчавший с задумчивым видом. Судя по всему он имел право приказывать, потому что остальные безропотно повиновались. Эрл – это оказался старший из споривших - взял Фаэнну за плечо и куда-то повел. Она не пыталась сопротивляться, откуда-то взялось чувство, что все обойдется, к тому же, если не убили сразу, то, может быть, еще все наладится.
                  Воин вел пленника по узким коридорам, освещенным факелами, недолго. Они завернули за угол и до слуха девушки донесся обрывок разговора.
- Просто кошмар…ночной кошмар. Долго я спал?
- Почти сутки.  Но ты ничего не пропустил. Ярно значительно ослабил нападение.
Эрл остановился возле высокого черноволосого человека.
- Командир мы взяли вражеского шпиона.
- Шпиона? Где? – заинтересованно проговорил незнакомец, поворачиваясь к пришедшим.
- На западной стене, командир Ред Дир, - отрапортовал Эрл.
- Прекрасно, очень хорошо, - тут взгляд предводителя упал на Фаэнну. По его лицу пробежала гамма эмоций: узнавание, удивление, недоумение и, наконец, гнев.
- Риган!! Проглоти тебя Тени! Что ты там делал?!! – незнакомец названный Редом почти кричал.
- Я…э-э-э…я-я-я, я, я…ну-у…, - в голове метались сотни мыслей. Риган?! Почему Риган? Кто это – Риган? Меня принимают за другого? Почему? Тень побери, это неважно. Это надо использовать. Может удастся убраться отсюда!
- Благодарю, воин, – обратился Ред к Эрлу, - возвращайся на свой пост.
Ред, не осознав этого, дан Фаэнне те мгновения, которые требовались ей, чтобы собраться с мыслями.
- Ну, - нахмурив брови Ред повернулся к ней, когда Эрл ушел- я жду объяснений.
- Ну, я хотел прогуляться, посмотреть обстановку, понаблюдать за врагами, мне показалось, я подумал - так же от меня больше пользы будет- зачастила Фаэнна.
- Тебе нечего делать на стенах сейчас, - все еще раздраженно, но уже спокойнее проворчал Ред, - возвращайся на свое место. Девушка кивнула, повернулась и собралась уйти.
              «Возвращайся на место, как же!» - мысленно фыркнула Фаэнна, страх ее уже отпустил, – «отвернись только, и я – кошка, затем вниз и уносить ноги».
- Стой! Я сам тебя отведу, чтобы уж наверняка, а то от тебя всего можно ожидать, - Ред уже улыбался, но сердце Фа упало и затрепыхалось в пятках, видимо, легко отделаться все же не получится.
              И опять они шли по коридорам, и вскоре вышли во двор, где под навесами отдыхали свободные воины. По дороге Ред не раз бросал на Фа недоуменные взгляды, когда она пыталась свернуть не в ту сторону. Фа подвели к одному из навесов.
- Сиди здесь, пока не позовут, лучше поспи, завтра наверное будет жарко, - произнес Ред и остолбенел, когда перевел взгляд на импровизированную постель, на которой уже мирно сопел мальчишка, как две капли воды похожий на Фаэнну: те же черты лица, непокорные рыжеватые волосы. Фа тоже застыла, ничего подобного она в жизни себе не представляла, голова стала совсем пустой, рот открылся. Потом появилось желание убедиться, что это не бред и она ткнула мальчишку пальцем в бок. Тот подскочил на месте, проснувшись моментально.
- Живой, - с глупым видом протянула Фа.
- Конечно живой, - сердито произнесло отражение, - для этого не обязательно в бок тыкать. – Тут паренек наконец обратил внимание на девушку и, полуоткрыв рот, тоже обратился в соляной столп.
Внезапно громкий  хохот заставили подскочить обоих. Смеялся Ред.
- Видели бы вы себя со стороны, - вытирая слезы простонал он, - уморительное зрелище. – Ред оправился от изумления гораздо быстрее.
– Итак, оборотни научились раздваиваться. Это что, новое их свойство? Риган, почему ты мне не говорила, что у тебя есть сестра? – понизив голос спросил Ред.
- Сестра? – хором произнесли девушки и опять уставились друг на друга.
- У меня нет…, то есть я не знала… не знал.
- О Стихии, - потрясенно прошептала Риган, - ты мне не кажешься. Не молчи!! КТО ТЫ?!!!!
- Я – Фаэнн, то есть Фаэнна.
- А я Риган, но это ты уже наверное понял… поняла. Ты тоже кошка? – тихонько спросила Риган у обретенной родни. Не в силах говорить Фаэнна кивнула, она никогда не думала, что ее мечта воплотится таким неожиданным образом. Девушка чувствовала, что уже не сможет отсюда уйти, никогда. Только если вместе с Риган. Теперь их судьбы связаны.
- Теперь насчет шпионства, - проговорил Ред.
- Я не шпион, - начала оправдываться девушка, - мне просто было любопытно, а потом что-то словно потянуло сюда, я всегда хотела найти таких как я. Я теперь от вас никуда. Честно.
- Ладно, я тебе верю, ты теперь отсюда действительно никуда, но за тобой будут приглядывать. Риган, введи Фаэнна в курс дела, объясни ситуацию. Н-да, - задумавшись, Ред пошел прочь. Теперь на него свалилась еще одна девчонка.
              А Риган и Фаэнна весело проболтали до рассвета. Им многое нужно было рассказать друг другу.
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Крыс
сообщение 30.03.2004, 17:59
Сообщение #45
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 13


...И трупы станут мне лестницей!



-Ты меня любишь? – спросила Сью. – Это все, что я хочу знать. Любишь или нет?
-Нет, - ответил я.
-Падаль ты, вот кто, - сказала она, торопливо оделась и ушла навсегда. Я же вставать не торопился.
Падаль, ха? Уж как только меня не называли… И подонком, и нахальным дерьмецом, и еще похуже. Один спившийся чиновник, когда я выиграл у него последний медяк и медальон с портретиком подохшей когда-то там жены, назвал меня «жалкой, ничтожной личностью» (это было так смешно, что я даже не потянулся к ножу – что, впрочем, ничего не изменило, так как пьянчуга повесился в туалете минут через пять).  Но «падаль» – это было мне в новинку…
В конце концов я поднялся, побрился (а что поделаешь – образ…), натянул свои тряпки и прогулялся по округе.
Вшивый конец не имел с остальной Фалессой ну ровно ничего общего. Законы тут не работали – иначе жить было бы уж совсем гадско. Стража сюда отказывалась заходить даже при всеобщей чистке перед самой войной. Ха, еще бы! Войти-то к нам может всякий. Выйти – уже другой вопрос…
Так что мы тут все хором забили и на войну, и на Ярно, и на всех. Среди того скота, что согнали на бойню в Лес, не было ни одного человека из Вшивого конца – так говорят, по крайней мере.
Сейчас, правда, дворяне таки подложили нам всем здаааровую свинью. Сторнийцы – это вам не лешаки. Они под кустиками сидеть не будут, они ворвутся и порубят в лапшу всех, у кого найдут хотя бы кухонный нож. Так что тот факт, что эти дворцовые дебилы подпустили их к городу, опосредованно навредил и мне.
Не, вы меня поймите – я б под любым королем прожил. Но! Если ловят лаконцы – просто побьют чуток да в тюрьму поволокут. А вот если ловят сторнийцы, то очень повезет, если не сожрут с картошкой.
«О, нет… Крыс на другое потребен!» - подумал я и завернул в «Старое ведро». Неплохой, кстати, трактир, даже солому на полу раз в три недели меняют… обычно.
Сновавшая с подносом Сью скорчила мне рассерженно-грустную рожу. Я ухмыльнулся, и она сникла. Фиг с ней – мало ль таких бегает? А у нас тут если к коже всякая дрянь нарывная не липнет, так, считай, уже, ха, красавчик…
Тема болтовни была та же – сторнийцы под стенами. Дрейк-глашатай рассказывал, что раздали новый приказ императрицы – что-то о строгой экономии и долге честных граждан. Сначала «честные граждане» вместе с самим Дрейком немного поржали, а потом я тихо, но подробно поведал миру, что сделал бы с Императрицей, будь у меня такая возможность. Со мной согласилась и Салма, вторая официантка, такая себе жердь в грязном платье. Она заявила, что проделала бы то же самое с Императором, притом не один раз. Форли, хозяин, напомнил ей в этом случае отдать причитающуюся ему четверть заплаченного ей за такой акробатический номер.
Спустя еще одну порцию грубого хохота я наконец дождался выпивки. Пока я тянул пиво (почти не разбавленное – Форли меня знает…), произошло одно заслуживающее хоть какого-то внимания событие.
Из факельного чада выплыла третья официантка, ранее мной не замечавшаяся. Такая, представьте, молоденькая девочка. Черненькая, смуглая, с глазами что твои монеты и фигуркой типа статуэточки.
Форли толкнул меня локтем:
-Что, Крыс, засмотрелся? Поня-ятно… Хороша? Только вчера взял. Шестнадцать лет – не девка, а яблочко. Я ее даж в работу не ввел, хотя она уже о-го-го, - Форли прищурился. Устроиться к нему было ох как нетрудно…
-А что так неторопливо? – с отработанной ленцой поинтересовался я.
-Ну…, - трактирщик сморщился, - пускай пообвыкнется… Да и жаль – молодая еще… И неподходящая для такого дела…
-Ха, какое молодая? Была б побогаче – ее б уже замуж выдали!
-Ну, то замуж…, - у Форли иногда случались приступы псевдопорядочности.
-Тебе вот, видно, не помешало…
-Не, даж думать не моги! Не было такого, Крыс, вот Марэлем клянусь – не смог! То ж моего друга сирота. Через то и пристроил, а не как обычно.
Разговор я аккуратно закруглил, да и подумал – есть, есть чем заняться в этом городе!
Только я стал обдумывать породу кривой козы для подъезда, как появилось еще одно новое лицо.
В «Старое ведро» зашел самый что ни на есть настоящий дворянин. При цепи, клинке и немереном гоноре. Что ему тут надо, он объявлять не стал – просто сел за крайний столик и потребовал того яда, который Форли лживо называл контушовкой. Отдадим ему должное – он даже не поперхнулся.
Однако серьезную ошибку он допустил… Когда девчонка подошла к нему с новой порцией, он сграбастал ее и усадил к себе на колени. Она попыталась вырваться – что удивительно, вполне искренне. Ха, удачно…
Я поднялся с места и стелющейся походкой подошел к дворянчику сбоку.
-Эй, ты!
-Кто, я? - он был дико удивлен формой обращения.
-Ты, дубина, ты. Отпусти девушку – она дала тебе понять, что свиные павлины вроде тебя ее не привлекают.
Руки незваного гостя (который, как известно, хуже лирийца) разжались, и подопечная Форли обрела свободу.
-Да как ты со мной разговариваешь, смерд! Мой род еще Лакно застал!
-Ха! Мой род начинается с меня, а твой – кончится тобой. Выйдем?
-Да я тебя…
-Так как?
-…Выйдем.
Когда он повернулся к двери, я коротким движением вонзил ему в шею нож, там и сломавшийся. Я немедленно склонился над павшим, снял с пояса меч и кинжал. Кинжал немедленно пробил грудь Желтого Гонзы, подкравшегося сзади с дубинкой. Дальнейшие поиски выявили тугой кошелек с золотом и еще один – с парой золотых, серебром и медью. Это он удачно зашел…
Меч безвестного лордика я оставил Форли как компенсацию за два трупа в заведении. С чернулечкой, которую, как оказалось, звали Аша, я распрощался галантно, как завещал мэтр Хаддами, да упокоится он с миром. В глазах ее я заметил несколько непривычное восторженное выражение, а потому ухмылку скроил, лишь повернувшись спиной…


--------------------
Вы полагаете - взяли?
К черту!
Я ж вас прикончу в секунду.
Я ж вас пошлю за черту -
четко!
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Илиана ле Броснэ
сообщение 30.03.2004, 23:51
Сообщение #46
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 29






4 день месяца Падения Зерна. Лакона. Где-то между Криэраном и Фалессой.


Несколько дней прошли как в тумане. Иллиана с трудом понимала где она и зачем . День сменялся ночью. Ночь сменялась днем. Но день от ночи отличались только тем, что днем она бесцельно ехала куда-то, а ночь проводила в полудрёме под каким-то деревом.
Так продолжалось долго. А потом они увидела ИХ…
Три мерзавца и беззащитная связанная девушка, почти ребенок. Подлецы были так уверенны в своей безнаказанности, что не услышали, как она подъехала. Рука сама потянулась за арбалетом, притороченным к седлу жеребца ещё братом. Похоть масленая и животная искажала лица мужчин. Это так напомнило Криэран, тот злосчастный побег, вскрик Катрин за спиной…

- Ты сможешь выстрелить?
- В человека?
- Да. Ничего страшно. Просто протянешь руку и спустишь курок. Помнишь, как мы охотились на волков прошлой зимой? Считай, это то же самое. Илли, если ты не сделаешь этого, то он убьет нас.

Он убьет нас.

Иллиана протянула руку и выстрелила. Она не подумала о том, что не успеет перезарядить арбалет и не справится с двумя оставшимися. Но когда насильник завалился на бок, хрипя и истекая кровью, она испытала жгучую радость, испугавшую её саму. В тот же миг с дерева скользнула тень. Остальные ещё только начали поворачиваться в её сторону и не успели среагировать на появление кого-то ещё. Ещё два удара сердца и два мерзавца присоединились к своему товарищу, а над их растерзанной жертвой склонился юноша (по виду явно житель леса). Иллиана соскользнула с жеребца и двинулась к ним. Нежданный помощник уже подхватил с земли жертву, а насильник стонал и хрипел, щедро орошая кровью упавшие листья. Иллиана на миг замерла и опустила руку на кинжал. По земле катался не человек, а раненный бешеный зверь, которого надо было добить… 
- Леди, не трогайте их. Они - мои. Лучше давайте я помогу вам. Это девушке требуется помощь.
- Кто ты?
- Вряд мое имя поможет этой несчастной.
Иллиана чуть помедлила, но её помощь была нужна сейчас девушке, а мерзавец мог и подождать.
- Великий Марэль, что за скоты! Бедная девочка. – Вырвалось у неё.
- М.. мой... реб.. ребенок… - Чуть слышно простонала несчастная.
- Девочка, тебе нужно самой выжить. - Негромко возразил лесовик, пытаясь дать ей попить. – Увезите её отсюда.
Иллиана кивнула. Вдвоем они осторожно подняли девушки и подвели к коню.
- Она не сможет удержаться на нем.
- Леди, вам не нужно видеть то, что я собираюсь сделать. Все что вам нужно, это проехать чуть-чуть и подождать меня впереди. Я очень быстро. Поверьте мне, леди.
- Хорошо. Я постараюсь. Как тебя зовут?
Юноша замялся.
- Мстиш.
Иллиана, уже севшая в седло позади пострадавшей, кивнула и чуть тронула бока пятками. Умный жеребчик шагом двинулся прочь.

Они отъехали достаточно далеко. Несчастная истерзанная девушка обмякла и прибывала в счастливом забытьи, уткнувшись в гриву коня. В общем им повезло, и жеребчик вывез их к ручью. Иллиана решила, что лучшего места, чтоб подождать так во время появившегося юношу, и не надо. Сейчас она четко понимала, что он помог не только спасти девушку, что так безжизненно полулежала в седле, но и её. Притом от участи такой же, если не хуже. Жеребчик нервно преступил с ноги на ногу. Иллиана, желая успокоить его, похлопала по боку. Но бок был в чем-то липком и теплом… Она с ужасом посмотрела на ладонь. Она была красной.
- Я не слишком долго? – Тихо поинтересовался кто-то за спиной.
- Мстиш. – С облегчением узнала Иллиана их спасителя. – Скорее! Помоги её снять! Она ранена!
- Я заметал следы. Нас не найдут. – Зачем-то сказал он, снимая девушку с коня.
Иллиана буквально выпрыгнула из седла и одним движением скинула с плеч плащ на землю. Мстиш опустил на него девушку и начал осматривать её.
- Может, омоем её в ручье? Тогда будет видно, где рана. – Предложила она.
- Это не рана… - Пробормотал юноша. – Это… Это ребёнок… Она теряет его.
- Святые угодники! Может можно что-то сделать? Ты разбираешься в этом? Я умею лечить раны, но такое… Мама никогда не подпускала меня… - Иллиана почувствовала, как лицо так некстати заливает румянцем.
Мстиш безнадежно покачал головой.
- Холодная вода может помочь от части… Раздевай её. Я разведу костер.
Вода в ручье привела девушку не надолго в себя и смыла с её тела грязь и кровь. Потом в ход пошла туника Арно из седельной сумки и вино. Несчастная вновь потеряла сознание. Иллиана попыталась привести её в чувства, но Мстиш остановил её:
- Не надо. Возможно так лучше…
Через час девушка уже не ждала ребенка… Юноша буквально в горло залил ей кровеостанавливающий отвар и закутал во все, что только нашлось у них. Иллиана устало прислонилась к дереву.
- Я закапаю его… - Пробормотал виновато Мстиш, унося с собой то, что могло стать ребёнком.
- Мстиш. – Окликнула его Иллиана. – Спасибо. Ты сделал все что мог.
- Надеюсь, она выживет.
- Почему ты помог нам? Ты же из Леса? Между нами война.
- Эти подонки… Им все равно из Леса ты или нет.
- Надеюсь, они не выжили. – Сквозь зубы пробормотала Иллиана.
- Эти нет. Но их дружки…
- И как их земля носит!
- Леди… Вы ехали в Фалессу?
- Я не знаю… А что я по дороге в столицу?
- Да. Вы не знали?
- Я вообще не знаю на каком я свете…
- Леди…
- Когда мы помогали ей, ты говорил мне ты. Меня зовут Иллиана. Фалесса… - Задумалась она. – Нет. Я туда не хочу… Я поеду… домой! Мы поедим домой!
- Мы?
- Конечно. Я её не брошу. У нас в семье не помогают наполовину. Она выживет. Обязательно выживет.
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Рикард Шарк
сообщение 31.03.2004, 16:29
Сообщение #47
Персонаж Игры
Аколит
**


Пол:
Сообщений: 40


Патриотизм – это великое бешенство.



С 13 по 20 день месяца Падения зерна. Лакона. Фалесса и окрестности.

Корабль поднимался по реке осторожно, словно крадучись, но причиной тому служил не враг, способный напасть на изящный рейдер, а остовы погибших судов, выступающие из воды. В алом мареве заката, почерневшие в пламени обломки казались то ли морскими чудовищами, готовыми набросится на неосторожных путешественников, то ли залитыми кровью зубами гигантской твари. На корабле царило молчание, прерываемое лишь резкими, отрывистыми командами – печальное зрелище не способствовало праздным разговором. Молчал и молодой мужчина, чей скромный, но дорогой наряд и расслабленная поза посреди занятых делом людей указывала на высокий ранг. Он стоял, облокотившись о борт, и скользил по берегу безразличным взором, абсолютно не обращая внимания ни на суетящуюся команду, ни на то, что рядом с ним затихал и исчезал даже тот шум, те разговоры, оживляли молчаливый корабль. Не обращал он внимание и на то, что многие при приближении к неподвижной фигуре складывали отвращающий зло знак. Сторнийцы любили молодого Властителя и воспринимали его жестокость как должное, как первый шаг к возврату былого величия, но… смерть не менее уважаемого на островах Верховного Жреца, смерть странная и страшная, при невыясненных обстоятельствах…
Поэтому корабль молчал.
Рик наткнулся взглядом на очередной обгоревший остов и, в раздражении отвел взгляд. Оказалось, планировать гибель нескольких тысяч людей, пусть и ничего для тебя не значащих, и любоваться на результаты трудов своих – не одно и то же. К тому же, здесь полегло не мало моряков. Пусть они и с Аллари, но все же – сторнийцы… И они даже не знали, ради чего погибли… «А ты? Ты знаешь, ради чего они погибли? Ради чего все это… неужели знаешь?» - Властитель попытался заглушить язвительный, настойчивый голос, но тот упрямо проникал в сознание, - «Чего ты хочешь, Рикард Шарк? Ты, а не твои… хм… учителя? Именно этого?»
«Я знаю… Я знаю лишь то, что ничего не знаю» - мертвые слова давно сгинувшего мудреца. И автор изречения, и время, когда тот жил давно стерлись из памяти, но само изречение раз за разом всплывало, выбивая из-под ног всякую почву. Знает, что ничего не знает. Вот и он, Властитель Империи тысячи островов не знал, чего же он хочет и что им движет… Сейчас он почти что жалел о том, что цепь разорвана: у него по крайней мере была цель, была вера, были советники… а заклятие… То, о чем не знаешь, проходит мимо, не нарушая покоя. Кто же он теперь: зверь, оставшийся без поводка? Получивший свободу раб? Монстр, ворвавшийся из клетки? И то, что он продолжает делать… чье это? Его собственные цели, желания и стремления или отражение мечтаний двух мертвецов? Чего же он хочет на самом деле? О чем знает наверняка? Что в нем настоящее?
Вопросы, вопросы… И ни одного ответа.
Бросив последний взгляд на заходящее солнце, Рик повернулся спиной к закату и скрылся в каюте. Но четыре стены не принесли ни облегчения, ни покоя. Мужчина рухнул на корабельную койку и замер. Не хотелось ни двигаться, ни думать… хотелось лежать вот так, забыв обо всем мире и больше никогда не открывать глаз. Покой, темнота… избавление… По векам, рассеивая внезапно подступивший сон, пробежал солнечный зайчик, и Властитель открыл глаза: на столе, покрашенный закатом в цвета крови, сверкал кинжал. «Наверное, я оставил его здесь утром…» - холодный блеск сторнийской стали в свете заходящего солнца вдруг показался мягким, почти живым… сулящим долгожданное избавление от сомнений. Словно во сне, мужчина встал, сделал шаг, и его пальцы сомкнулись на рукояти. Оружие оказалось приятно теплым, успокаивающим.
«Вскрывать вены почти не страшно… Вот увидишь – если все делать правильно, то умрешь быстро и легко… ведь боли ты не чувствуешь…» - голос, удивительно мягкий, приятный, все понимающий… Искренне желающий помочь, унести боль и страх…
Рик закатал рукав и начал задумчиво изучать синие ниточки вен, скрытые под такой тонкой, уязвимой кожей: «Да, все верно… Один разрез вдоль, один поперек, словно перечеркивая длинную линию… перечеркивая все проблемы» Кинжал скользнул по коже, легко, еще не отворяя дорогу крови, а всего лишь намечая путь… Показалось или нет, но сталь словно пела в ожидании…
«И что, ты на столько пуст изнутри, что, лишившись рабского ошейника, сразу же поднимешь лапки вверх?» - все тот же голос, что и на палубе: язвительный, надменный, - «Та-та-та, хваленая сторнийская выдержка и отвага… А, может, лучше в петельку? А то зальешь всю каюту кровушкой, морячкам отдраивать придется…»
…Кинжал замер…
«Поверь, в этом мире проклятая куча людей, готовых пустить тебе кровь, и с каждым мгновением таких становится все больше. Не стоит слишком уж облегчать им жизнь…»
«Но ради чего мне оставаться? Вся моя прошлая жизнь – обман. И теперь у меня теперь нет ничего – ни близких, ни цели…»
… Красные отблески на зеркале клинка словно алые брызги…
«Вокруг идет война, если ты еще не заметил… Кстати, ты ее начал, верно?»
«Не я…»
«А кто – Морская праматерь?»
«Войну начали моими руками… Меня воспитали таким…»
«И что? Ты можешь это изменить? Ах, нет? Тогда живи с этим. Чего ты хочешь сейчас? И чего  хотел раньше?»
«Раньше? Раньше все было просто: я шел вперед, когда надо, прямо по трупам – к славе, к победе, к величию. А теперь я хочу… хм…пожалуй, того же. Но вдруг это не мои желания?»
«Что с того?» - голос почти смеялся, - «Они есть, разве тебе этого мало? Хочешь победить – побеждай! А не изображай рыцаря из поэмы – выглядит донельзя глупо…»
- Да пошел ты, - Рик осекся, поняв, что произнес последнюю фразу в слух, и с некоторым удивлением уставился на кинжал в своей руке. Солнце село и теперь клинок не казался чем-то таинственным: обыкновенный сторнийский кинжал - длинный и узкий, сталь – превосходная, с синеватым отливом. И что на него за безумие накатило… Сжав лезвие, мужчина прищурился и неожиданно метнул кинжал в противоположную стену, и оружие с легким звоном вошло в доски.
Не озаботившись извлечь клинок из стены, Рикард Шарк, молодой Властитель Империи тысячи островов вернулся на палубу, откуда уже были видны огни окружившей Фалесу лирийской армии.

***


Во тьме окружившее столицу Лаконы воинство производило неизгладимое впечатление: тысячи костров широким кольцом окружали город, наполняя ночь всполохами и ощутимым запахом гари и беды. Даже Рику, превосходно знавшему истинную численность войск вторжения, на мгновение показалось, что под стенами осажденного города собралась гигантская орда, способная поглотить Фалесу по первому же желанию.
«Ты знаешь из книг, что это обычный прием осаждающих: костры создают ощущение огромной силы, лишают воли… уверен, что и Амарра это знает. Ведь он воин. Но если даже тебе на миг стало страшно, то что чувствуют воины в на стенах, глядя на море огней, затопивших долину? Безнадежность… Хорошо»
Утром лагерь выглядел менее величаво, но не менее грозно,… хотя и несколько более мирно, что ли. Неторопливо осматривая лирийские боевые порядки, Рикард невольно удивлялся, как много те успели сделать за прошедшие дни: город опоясывала сплошная оборонительная цепь, скинувшие кольчуги и отложившие оружие воины споро собирали какие-то машины, из которых Властитель мог с уверенностью опознать лишь метательные. Вокруг сновали люди, доносился аромат готовящейся пищи, звучали песни, кто-то с кем-то спорил… То и дело проносились всадники на лошадях, явно еще недавно стоявших в конюшнях местных дворян. Солидный отряд воинов расположился на пригорке: люди в полном вооружении перешучивались, переговаривались с проходящими мимо соотечественниками, но никто не расседлывал лошадей, не снимал брони. «Комитет по торжественной встрече» был готов встретить лаконцев, буде те соберутся сделать вылазку.
Другой вехой идущей войны стали тела, усеивающие землю под стеной, а так же повешенные и посаженные на кол люди, «украшавшие» соседнюю рощу. Сцена была обычной: сложно было ожидать от захватчиков ласкового отношения к партизанам, а были ли повешенные самими лесными стрелками или заложниками, Властителя не трогало. А вот те угрюмые молодцы, что готовили к посадке на кол очередного лаконца, весьма гордо блиставшего глазами…
- Это кто? – Рик указал сопровождавшему его лирийскому военачальнику на заинтересовавших его палачей.
- Эти-то? – лириец не сумел, да и не пытался скрыть презрения, - Предатели, воры, выпущенное из тюрем отребье… В книгах я читал описание лаконцев как великих и благородных воинов. Вот уж не думал, что среди них есть и такие…
- Так развесили бы их рядом с партизанами… - свернув с дороги, Рикард свернул с дороги и заинтересованным видом остановился рядом со споро делавшими свое дело людьми.
- Зачем, - лириец сплюнул, - Пусть делают грязную работу… Кроме того, их день ото дня все больше. Когда этих ублюдков собирается достаточно много, мы гоним их на стены, переведаться с теми крысами, что сидят в городе… и тех и других становится меньше.
- Блестящая идея… великолепная… - в голове Властителя забрезжила призрачная идея, но пока ухватить ее не удавалось, - Значит, гоните на стены? И много их вас собирается?
- Да временами за сотню переваливает…. Хотя стрелки местные их изрядно подсокращают. Не любят они предателей, да и кто их любит…
- Свои бьют своих, - Рик щелкнул пальцами, - То, что надо. Хаммерид, в окрестных городках еще остались людишки?
- А куда они денутся-то? – командир непонимающе уставился на сторнийца, - Мы особо никого не истребляли. Так, пограбили малость…
- Любезнейший друг, - лицо Рика прямо-таки излучало хорошее настроение, - За сколько дней твои воины смогут собрать здесь толпу побольше?
Лириец продолжал смотреть вопрошающе.
- Ну… нужно прочесать все окрестности, согнать сюда всех, кого поймаешь. Семьи – разделить: детишек в одно место, а взрослых - в другое. Ну а потом пусть они наломают кольев и лезут на стены.
Воин ошарашено покачал головой:
-А не слишком ли? Да и какой прок от безоружной толпы? С чего им лезть на стены?
- Жизнь детей – хороший повод? – сторниец усмехнулся, - Вот увидишь, узнав, что если к утру город не будет взят, их родные встретят закат посаженными на кол, людишки рванут на штурм, будто в городе засел злейший враг… А насчет проку… Они безоружны, но их будет много, а в своих стрелять всегда тяжелее…За их спинами пустишь отряды своих воинов: если будет успех – разовьют. Да и если их всех до единого перебьют, нам-то что за дело? В следующий раз придется ехать за «добровольцами» немного дальше…
Лицо командира приобрело упрямое выражение:
- Все верно, но это не правильно… В такой победе нет славы.
- А без победы славы тоже нет, - Рик потрепал раздумывающего лирийца по плечу, - Хочешь честного боя – лезь на стены и плати за каждого лаконца десятком своих солдат. Если же ты не глупец, то пусть платят местные земляные черви, о которых завтра никто и не вспомнит. А в легендах будет сказано, что неприступный град взяли воины доблестного Хаммерида, чья сметка и отвага не знала себе равных в мире, освещенном солнцем…
На лице воина ничего не отразилось, но Рик шестым чувством почувствовал, что победил:
- Мне нужно посоветоваться с другими командирами.
- Спрашивать мнение подчиненных, - Властитель брезгливо поджал губы, стремясь уязвить гордого лирийца посильнее, - Да, конечно, вдруг им не понравится твое решение… Впрочем, как хочешь.
- Сказал же, подумаю… Это все?
- Нет, не совсем. Твои прознатчики не могут сказать мне, есть ли в городе ровная площадка недалеко от городских стен?
- Есть что-то такое, - судя по всему, лириец уже не пытался понять ход мыслей собеседника, - И что?
- Мне нужно несколько мощных метательных машин. Хочу, чтобы каждую ночь там камни сыпались с неба.
- Ты их получишь, - по облегчению, проскальзывающему в голосе собеседника, Рик понял, что тот ожидал что-то вроде предложения погнать на стены крестьян, - Теперь все?
- Пока все, - Рик приметил гонца, спешащего к беседующим командирам через суету лагеря, - Если что понадобится – скажу.
Лириец ушел, Рик с нетерпением повернулся к запыхавшемуся юнге с собственного корабля, уже взволнованно тараторившего:
- Господин, корабль с тем человеком, о котором вы говорили, прибыл. Сейчас его вещи выгружают.

***


Капитан, доставивший изобретателя, не покачал, и Вэла Горна с его странными машинами высадили на берег во вполне подходящем месте – сам Рик не выбрал бы лучше. Небольшая рощица плодовых деревьев скрывала от глаз посторонних десяток шатров, но в то же время не давала их обитателям лицезреть сомнительные прелести осады. Там же, где деревья заканчивались, возвышалась приличных размеров скала…
Сам юноша сейчас как раз командовал парой дюжих моряков, осторожно переносивших на берег части какого-то механизма, но даже сквозь азарт ученого временами проступала растерянность: по поручению Рикарда юного гения оберегали от лишних новостей, но здесь, у самого сердца войны тревожные слухи не могли не просочиться.
- Приветствую тебя, Вэл.
- Приветствую, Властитель… - легкая бледность, крепко сжатые губы: парнишка явно хочет расставить все точки над i. Ну что же – поговорим.
- Значит, ты сотворил то, что доселе почиталось невозможным – летающую машину…
- Да, но я…
- …хочешь знать, какому делу она послужит. Законное требование. Войдем в шатер.
Внутри был сумрачно: листва деревьев и ткань почти не пропускали солнца. Рик зажег лампаду, тут же начавшую распространять вокруг ароматы полыни и причудливые тени:
- Твои сомнения понятны, Вэл. Идет война и моя родина воюет с Лаконой, так что у тебя есть все основания меня ненавидеть. Но найди в себе силы взглянуть на происходящее шире.
- Твои воины убивают людей.
- Воины всегда убивают, в этом их суть. Но сейчас убивают вовсе не мои воины. Я ошибся молодой Горн, ошибся страшно… Ты можешь исправить мою ошибку и спасти сотни, если не тысячи, но готов ли ты к этому?
Глаза юноши вспыхнули звездами во тьме шатра:
- Что происходит?
Рик опустил голову, и отблески крохотного огонька окрасили его лицо в цвета стыда и печали:
- Я действительно участвую в этой войне. Народ моей страны мечтал о независимости, а потому наши корабли привезли войска варваров под стены Фалесы. Мы были горды и наивны… Это нас погубило. Лирийцы – звери во плоти, Вэл. Вместо того, чтобы сойтись с войсками Лаконы в честном бою, они принялись грабить, жечь, насиловать…А теперь они готовятся к атаке на город. Но не к настоящему штурму: они погонят на стены местных жителей… твоих братьев и сестер.
Бледности юноши могла бы позавидовать мраморная статуя, и Рикард про себя усмехнулся, подставив какие картины рисует сейчас буйное воображение изобретателя, но внешне Властитель являл образец истинной скорби. Когда к горну вернулся дар речи, он оказался в силах изречь что-то вроде:
- Ты,… вы все,… как вы можете, палачи! Мои крылья никогда не будут служить злу! Никогда!
«Будут, друг мой, будут… Причем очень скоро»:
- А делу мира? Окончанию войны? Готовы они послужить этому?
- Как?
Изображая волнение, Рик вскочил и заходил по шатру:
- Когда все начиналось, я думал, исход будет совсем другой! Никто не хотел того, что случилось. Это надо остановить немедля. И есть только один путь обуздать лирийцев – переговоры, результатом которых станут мир и союз между Лаконой и Сторном. Независимым Сторном.
По лицу юноши скользнула горькая усмешка:
- Добились чего хотели, да?
- Да, добились, – Рик позволил себе циничную усмешку «в каждой лжи должна быть доля правды», - И нам не нужны новые реки крови. Ты поможешь или нет?
- Зачем вам моя помощь? Войдите в ворота и договаривайтесь о чем хотите…
Рик покачал головой:
- Если бы все было так просто… Сейчас Сторн между молотом и наковальней – попробуй мы открыто вступить в переговоры, как нас тут же перебьют наши бывшие союзники. Или со стен пристрелят… Нет, нам нужно попасть в город и явится во дворец безоружными, с дарами мира, как положено послам. Твои крылья – могут доставить нас в город незаметно как для лирийцев, так и для лаконцев. Мы проведем переговоры. Объявим о союзе, и штурма не будет…
По лицу юноши можно было судить о том, какие страсти и противоречия бушуют в душе изобретателя. Рик не мешал: пережимать тоже не стоило. Пусть примет решение сам. Наконец, Вэл поднял глаза на Властителя:
- Хорошо, я доставлю тебя в город. Мои крылья при хорошем ветре способны поднять двоих.
- Ветер будет. О нем маги позаботятся, - Шарк ободряюще улыбнулся, - Но не только меня, а еще восьмерых…
- Нет.
- Да. Я не могу отправиться один. Меня попросту убьют. Кроме того, я потеряю лицо. Да отбрось ты сомнения: эти люди - дипломаты. Посольство не может состоять из одного человека.
Молчание, по мнению Рикарада – изрядно затянувшееся…
- Будьте вы прокляты… Я доставлю вас в город. Но у меня всего одни крылья…
- Это не совсем так, - Рику стоило усилий изгнать насмешку из голоса, - За твоей работой тщательно следили. Завтра корабль доставит еще восемь «крыльев». Твое дело – научить моих людей ими пользоваться.
- Постараюсь… но когда все закончится – я уйду.
- Как хочешь, - «либо ты останешься, либо уйдешь в Долины смертной тени», - По рукам.
В неверном свете светильника их руки сомкнулись в рукопожатии.

***


Рикард Шарк с внимательно рассматривал свое отражение в зеркале. Зрелище, открывающееся взору молодого Властителя, не вдохновляло: вместо высокого, крепкого воина в скромном, но дорогом одеянии на Рика смотрел слегка сутулый, невзрачный человечишка в потрепанном наряде лаконца среднего достатка. Длинные белые волосы укрыты под платком, на поясе нет ничего, хоть отдаленно напоминающего меч – несколько острых кинжалов надежно укрыты в складках одежды. Мирный, безобидный горожанин, или зажиточный крестьянин, выбравшийся в город и запертый в нем войной. На выходи из шатра Властителя ждали восемь сторнийцев, облаченных схожим образом. Бесформенное одеяние и нарочитая медлительность скрывала канаты мышц и хищную плавность движений, и лишь острые, словно иглы, взгляды указывали, что все собравшиеся не принадлежат к многоликому племени дипломатов. Но если бы покойники, когда-то охранявшие форты у входа в Криэран, вновь обрели способность глядеть на мир, они узрели бы среди собравшихся немало знакомых лиц. Оружья на виду никто не держал. Если конечно не считать оружьем небольшой ларец, прикрепленный к поясу одного из сторнийцев. Вэла здесь не было – юный изобретатель сейчас на вершине холма готовит к полету девять «крыльев»: восемь для спутников Властителя и одни – для них двоих. В своих летных способностях Рик сомневался, и проверять на практике таланты не спешил.
Однако, нужно было поторапливаться: солнце уже садилось. Скоро боевые бичи степных всадников стронут с места огромную, исходящую потом, болью и страхом людскую массу и бросят ее на стены - под мечи и копья соотечественников. Тяжелые метательные машины уже заканчивают свою ежедневную работу, и в окрестностях небольшого пустыря в кольце городских стен скоро перестанут падать тяжелые, крушащие постройки камни. Везде - в темном городе, под его стенами, в свете факелов и под крики боли, скоро начнет свой пир леди Смерть и не дело опаздывать на подобное торжество…
…Вэл ожидал ночных путешественников переминаясь с ноги на ногу от нетерпения: какие бы сомнения не владели душой Горна, но он, как создатель, не мог не мечтать о полете на собственных крыльях, а потому предвкушение чуда пересиливало моральные терзания и страх.
- У меня все готово. Ветер подходящий, но вот твои люди… не уверен, что они все справятся.
- Ничего, - Рикард осмотрел хрупкие конструкции, и впервые в его голове шевельнулись сомнения, что все пройдет как надо, - Они готовы рискнуть… ради правого дела.
- Ради мира…- по голосу юноши было не понятно, то ли он спрашивает, то ли пытается убедить сам себя.
- Да. Ради мира. То, с чем мы идем в город, принесет мир и покой на его улицы. Это так – слово Рикарда Шарка.
- Тогда взлетаем? – уверенность в голосе сторнийца ободрили изобретателя, и теперь он рвался в бой.
- Еще немного… пусть солнце сядет, а тьма – сгустится.
Острый слух Властителя уловил что-то вроде отзвука далекого крика, больше похожего на вопль боли, чем на боевой клич, а вечерняя заря словно забыла уйти с одного кусочка неба над далекой оконечностью стены. «Минута на осознание, КТО перед ними. Пять – переломить себя и втянуться в бой… Еще десять – понять, что без помощи не устоять и на вызов резервов… Тут в бой вступят лирийские части – лаконцам придется бросить на стены всех, кто способен держать меч или копье… Ну.. для подстраховки – еще пятнадцать минут. Вычтем пять минут на полет до города… еще немного… пора!»
- Взлетаем!
Одному из сторнийцев не повезло прямо на старте: то ли его крылья были с изъяном, то ли он сделал что-то не так, но, спрыгнув с обрыва, мужчина не воспарил, как прочие, а молча канул во тьму. Звука удара о камни никто не услышал – шум ветра в ушах уносил все звуки. Остальные сумели взлететь. Рику, беспомощно болтавшемуся рядом с явно опьяненным победой над стихией Вэлом, полет особого восторга не внушал – лишь страх и полная невозможность управлять своей судьбой. Где-то далеко внизу проплыли огни лирийского лагеря. В темноте незаметно была преодолена стена… Вот и огонь: сегодня помимо камней требушеты закинули на границу пустыря огненный снаряд, который, впрочем, так ничего и не подпалив, скромно догорал. В обычные дни здесь бы уже суетилась пожарная дружина, но не сегодня, когда под отчаянным напором обреченных людей вздрагивал камень стен. Сейчас до безвредного огонька никому не было дела.
Говорят, на огонь летят птицы, те, кто спустились с ночного неба на окруженный разрушенными домами пустырь, не относились к славному пернатому племени. А потому далеко не всем из них повезло: один не справившись с непослушным крылом, рухнул с высоты на камни, другого, уже почувствовавшего под ногами земную твердь, коварный ветер рванул обратно в высь, но тут же уронил, поволок по земле, ломая хрупкие крылья и не менее хрупкие кости неудачливого воздухоплавателя. Третья жертва не смогла остановить стремительный бег по камням, и тело несчастного приняли на себя белеющие в темноте, словно зубы мертвого зверя, обломки ограды. Но шестеро: пятеро сторнийцев и один лаконец все же сумели невредимыми вырваться из бесплотных лап стихии воздуха и вновь ступить на землю живыми.
Выжившие «гости столицы» не стали предаваться скорби по погибшим: лишь один из воинов на миг замер у вздрагивающего тела еще живого товарища и провел ладонью по лицу, словно закрывая глаза. Когда люди скрылись в переулке, никто из оставшихся уже не шевелился.
Теперь, когда незваные гости оказались в городе, стал ясен смысл устроенного ими карнавала: те улицы, что не были разрушены бьющими по городу требушетами, были запружены людьми в таких же нарядах, что и на команде Рикарда. Сторнийцы шли уверенно, не торопясь, но и не медля, не глазели по сторонам… окажись рядом стражник, взгляд служивого ни на миг бы не задержался на очередной группе людей, укрывшихся в городе от войны…
Вэл ожидал, что вся компания свернет ко дворцу, но средних лет сторниец, возглавивший группу, уверенно проследовал куда-то вглубь бедных районов… Здесь народу было куда меньше: даже в это тяжелое время район был небезопасен и с наступлением темноты улицы пустели. Вот и узкая площадь перед колодцем, служащим единственным источником воды в этих трущобах, была почти пуста. Несколько неясных фигур, отделившихся от стены при виде первого из гостей, увидев истинную численность отряда, мгновение потоптались на месте, словно стая хищников при виде слишком крупной добычи, и бесшумно растворилась в темноте. Сторнийцы остановились рядом с колодцем, один из них (для Вэла почти все они были на одно лицо), отстегнул от пояса ларец, снял с шеи цепочку с ключом и передал все это Рикарду Шарку. Властитель замер на миг, но, словно очнувшись, принял из рук обитый тонким слоем метала ящичек. В ночной тиши, рассеиваемой лишь отдаленным гулом и грохотом далекого штурма, звук открываемого замка прозвучал подобно щелчку арбалета.
Крышка поднялась и взору невольно подавшегося вперед лаконца открылось ее содержимое: три черные крысы. Твари были мертвы, и, судя по запаху, довольно давно. Их раздутые тельца никак не вязались ни с бархатной обивкой ларца, ни с осторожностью, проявляемой Рикардом и его спутниками. Но Вэл был студентом, а потому знал основы медицины. Вывод был прост и страшен, как острие сторнийского кинжала, что уперлось ему в спину:
- Чума…
Властитель, в лунном свете больше напоминающий собственный призрак, молчал: все было ясно без слов. Один из крысиных трупиков с привязанным слитком металла исчез в зеве колодца и вскоре до всех, стоящих на площади, донеслось слабое «Плюх!»
- Но…Ты же поклялся, что твой дар несет мир и покой этому городу…
- Разве я солгал? – улыбка спокойная, вовсе не злобная, только вот в глазах ее нет, - Все, кто выпьет воды из этого колодца, вскоре будет покоиться с миром. Мир и покой… разве нет?
- … Ты… Я… - дар речи оставил юношу, в голове все смешалось.
- …мне очень помог, - теперь и в глазах сторнийца появились веселые искорки, - Твои «крылья» воистину бесценны, друг мой. Вот увидишь, они принесут огромную пользу миру.
- Но переговоры… штурм… невинные люди…
- Если по порядку: «маленький обман», «уже начался» и «таких не бывает». Еще вопросы?
Вэл молчал. Что-то умирало в нем,… что-то важное… Рикард осторожно закрыл ларец с двумя оставшимися трупиками и кивнул молчаливым спутникам:
- Пошли. Нужно найти еще два. А ты, Вэл Горн, первый человек, обретший крылья, запомни – «Если не можешь что-то изменить – живи с этим».
«Изменить… не могу изменить…. Я смог взлететь! Я смогу!» Удар был неумелым, не подготовленным, но в него юноша вложил всю ярость, все отчаяние. Сторниец, державший лаконца за плечо, отлетел в сторону, выронив кинжал, а Горн отчаянно рванулся прочь, в темноту переулков…
Рик с огорчением наблюдал за бегством молодого изобретателя: тот мог быть очень полезен, и Властитель до конца надеялся, что юноша смирится… Но нет. Что ж, он выбрал сам:
- Рокар. Догони и убей. Только быстро – через пол часа мы должны быть у дворца.
Боец, успевший вскочить с земли и теперь глядевший на командира глазами побитой собаки, мгновенно сорвался с места и скрылся за углом.
Остальной отряд, не спеша, двинулся дальше. В том, что раз оплошавший воин убьет юного лаконца, никто не сомневался.
…Вэл бежал, отдавая все силы, и смерть шла за ним: он не слышал шагов за спиной, но был уверен – погоня есть… Воздух с трудом проникал в грудь, ножами полосуя легкие, все тело болело, но останавливаться было нельзя. Впереди послышались голоса, и юноша едва не налетел на группу стражников, судя по мрачным лицам и злым возгласам, спешащих к месту штурма. На миг и он, и воины замерли от неожиданности, но тут в сцене возникло еще одно действующее лицо: сторниец, преследовавший беглого лаконца, выскочил из темноты за его спиной.
О чем думал опытный адепт Культа великой акулы в последние мгновения своей жизни, не ведомо. Ясно одно: даже стальные нервы опытного убийцы не выдержали всех перипетий ночи, и он совершил безумный, безнадежный поступок – атаковал.
Нет, сначала это вовсе не казалось бессмысленным, а прыжок бойца не был изысканно зрелищным. Просто выскочивший из переулка человек только что был далеко, но вдруг оказался среди опешивших стражников. Первый лаконец умер раньше, чем понял, что происходит – сильный удар в лицо вогнал кости носа в мозг несчастного. Тело еще оседало на землю, а длинный кинжал уже ужалил между шестым и седьмым ребром следующего солдата. Не давая стражникам опомниться, сторниец крутанулся на месте, прикрываясь умирающим солдатом и окровавленный клинок прочертил алую линию на горле нового врага… Но тут воинская удача оставила убийцу: то ли самый расторопный, то ли самый хладнокровный из противников вскинул арбалет и тяжелый болт насквозь прошив мертвого лаконца, вошел в грудь Рокара, пробил легкое и намертво застрял в позвоночнике. Когда пришедшие в себя после учиненной бойни стражники осмелились перевернуть тело, грешная душа десятника гвардии Властителя уже оставила этот мир.
Убедившись в смерти ожившего ночного страха, бравые солдаты принялись за Вэла:
- Ты кто такой? … Да чего его спрашивать – он с этим! Коли его! …Нее, ребяты, погодите-ка, нужно сначала поспрошать… Да  чего его спрашивать! Приколем тут… - если мгновение назад стражники казались настоящим избавлением, то теперь, обступившие юношу, разгоряченные боем, они были едва ли не опаснее сторнийцев, - Стоп-стоп, други, отведем-ка его в тюрьму. А пока водить будем да рассказывать, что да как было, на стенах, небось, и без нас управятся.
Судя по взволнованному гулу, перспектива оказаться в гремящем металлом аду боя доблестных воинов не прельщала, а потому предложение имело огромный успех:
- А то! Это верно! Ведем его, прзнатчика вражьего, к заплечных дел мастерам! Там, авось, еще и награду дадут…
Вэл попытался что-то сказать, но рукоять меча въехала под ребра, разом лишив дыхания:
- А ты молчи, злыдень. Сейчас сведем, куда следует, там споешь…

***


Со стороны могло показаться, что гвардеец, охраняющий калитку, задремал, привалившись к стене и пристроив копье так, чтобы не мешало. И лишь подойдя совсем близко, заметишь остекленевшие мертвые глаза и неестественно вывернутую шею. Дальше можно было увидеть еще несколько подобных картин: охрана, со стороны казавшаяся спящей, была уже давно и безнадежно мертва. В небольшом дворике лежали два уже не спрятанных тела: судя по значкам и богато украшенному оружию, они охраняли какую-то очень важную особу. Рядом с ними лежал некто, по виду – обычный горожанин. Но вот кинжал из сторнийской стали, намертво зажатый в сведенной судорогой руке, никак не гармонировал с нарядом незваного гостя. Но ни самой особы, ни неведомых убийц уже давно не было поблизости – выжившие члены отряда Рикарда, он сам и укрывшаяся под мужским плащом Александра Амарра быстро шли по ночным кварталам в направлении городской стены.
Лаконский солдат, охранявший неприметный тайный ход, был искренне расстроен: он еще не знал, с кем пришлось сражаться на стенах его товарищами, и отчаянно мечтал оказаться рядом с ними с мечом в руках и боевым кличем на устах. А вместо этого он с напарником стоит тут, охраняя никому не нужную дверцу. Ну какой идиот, скажите на милость, решиться попытаться проникнуть в город через этот узкий крысиный лаз? да еще при том, что стоит ему повернуть небольшое колесо как эта проклятая нора заполнится водой по самый потолок, утопив то ли слишком смелых, то ли излишне глупых лазутчиков…
- Любезнейший, - от невеселых размышлений солдата отвлекли несколько горожан, приблизившихся к посту, - Нам нужно выйти за пределы города…
«Сумасшедшие, наверное»:
- Идите-ка по добру, по здорову. За стены им, видите ли, надо…
- А если об этом же попрошу я? – один из полуночных гостей скинул капюшон плаща, и пред изумленными глазами солдата предстала сама герцогиня Амарра! Над такой возможностью лаконец не думал…
- Прощения просим, госпожа, - выручил солдата напарник, - Но за стены можно только по личному приказу герцога.
- Что же, - сопровождающий знатной госпожи, высокий, худощавый мужчина, улыбнулся, - У меня есть приказ. Соблаговолите прочитать.
В руках «горожанина» действительно возник какой-то свиток, который тот и протянул расслабившемуся лаконцу. Но свиток был абсолютно чист. Солдат уже начал поднимать глаза на странного собеседника, когда пришла боль… Последним, что увидел умирающий солдат, была кровь, заливающая белую поверхность свитка…
Сторнийцы и Александра покинули Фалесу.


--------------------
Там, где дни облачны и кратки, родится племя, которому умирать не больно.

ПЕТРАРКА Франческо
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Дьюрика Валль ДеВоод
сообщение 31.03.2004, 17:43
Сообщение #48
Демон
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 7






20-й день месяца Падения Зерна.
Окрестности Фалессы.

Дьюрика надеялась, что наемник, которому она передала амулет, выполнит ее посьбу и вещица попадет-таки к Мисту.
"Так....а это еще что за дела?!"-девушка могла поклястся, что только что видела в небе непонятное существо. Оно было слишком далеко, чтобы его можно было разглядеть как следует, но оно явно было много больше среднестатистической птицы. Присмотревшись, Дьюри поняла, что движется это существо как-то рвано и неестественно. Даже птенцы, впервые оторвавшись от ветки, и те были увереннее в воздухе! Брррр...наверное, это от усталости. Быть же такого не может!
Между тем до укреплений оставалось не так уж много.

Снова приступ. После того, как ведьма не слишком удачно перешла Порог, ее стали посещать странные затмения. Иногда она понятия не имела, что именно делала последний час или два.  И каждый раз выяснялось, что в этот период времени что-либо случалось с людьми, каким-то образом задевшими или обидившими ее. В прошлый раз странным образом пострадала Гранта, назвавшая Рику наивной идиоткой...
Сознание девушки медленно заволокло туманом.


--------------------
Кто сказал, что кошки-безобидные создания?!
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Вэл Горн
сообщение 31.03.2004, 18:40
Сообщение #49
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 22


Scietia potentia est



С 14 по 20 День Месяца Падения Зерна

Пришедший утром капитан сторнийского корабля молча подал Вэлу бумагу: "Время пришло. Мне нужны твои крылья". Юноша глубоко вздохнул и поднял глаза от бумаги, твердо глядя на вестника:
- Я готов.
- Что мы должны взять.
- Пойдем. Я покажу.
Он решил не натягивать ткань сейчас, боясь что тонкий, но удивительно прочный лирийский шелк порвется. Его творение аккуратно разобрали на части, тщательно завернув в плотный материал и почти не дыша неся каждую на корабль, прибившийся к брегу. Вэл внимательно следил за погрузкой. Ему не ни единой попытки пробовать его творение, но в душе было уверенное спокойствие: "Это крылья. Крылья, которые наполнит ветер. Они сродни ему, живущие дыханием воздуха. И я взлечу." Его руки взяли было рассчеты, по которым он создавал свое изобретение, но глянув вокруг и на море, Вэл вдруг сделал неожиданное. Подойдя к тлеющим огням камина, он решительно бросил листы в огонь. Пламя жарко приняло дар и быстро заглотило его. Юный изобретатель не видел искаженные лица слуг, он уже шел на корабль, тихо шепча:
- Пламя и воздух... Ткань и сталь...
В последний раз он оглянулся на дом, где провел так много времени, творя свою мечту. Губы тронула улыбка:
- Да будет так, - он посмотрел на тех, кого оставлял, словно впечатывая свой образ в их сознании. - Спасибо за все.
Странная обреченность скользила во взоре каждого, но Вэл был уже далеко, мысленно расправляя свои крылья и взлетая. Те, кто затруднился оценкой его поведения, походки могли бы с уверенностью сказать: Он свободен. Но посвященных в такие тайны природы человека не было среди собравшихся. Властитель получит клад: "Цель достигнута. Ваш приказ выполнен".
Ветер благоприятствовал бегу коробля. Крылья ждали своего мига, чтобы расправится. Вэл Горн плыл навстречу с войной. На корабле его ни разу не тревожил тот сон. Лишь утром, просыпаясь он снова и снова ощущал холод, который охватывал его ноги, рожденный той "жалкой" тварью. Нет, он не забыл сна. Но и уверенность в собственных силах возросла. Вэл с удовольствием сидел на палубе, слушая песни сторнийских акул:
"... Как метеор в вечерней мгле,
Она очам моим блеснула
И, бывши все мне на земле,
Как все земное, обманула."

Зеленые глаза упоенно следили за тем, как стремительно летел по волнам корабль, понимая, что скоро это закончится: "Ой ли? Вода... Воздух... Пламя... Земля... Что вас разлучит? Я становлюсь заумным и нудным... Да нет. Я просто знаю, что ни один.. Я точно это знаю. Не понимая откуда, но я пойму"...

...Вэл спокойно ждал Властителя Сторна, мягко поглаживая туго натянутую ткань крыльев. Рикард стремительно подошел к нему, едва не столкнувшись. Глаза его заблестели, увидев творение:
- Приветствую тебя, Вэл.
- Приветствую, Властитель…
- Значит, ты сотворил то, что доселе почиталось невозможным – летающую машину…
- Да, но я…
- …хочешь знать, какому делу она послужит. Законное требование. Войдем в шатер...

.."Будь ты проклят, Рикард Шарк. Даже если Тени поглотят меня - будь ты проклят!" - Вэл наблюдал, как в колодец летит смерть и понимал, что это его руками она опущена туда. Глаза устремились на спокойное лицо Рика, поражаясь - неужели он никогда не сомневается в себе?! Юноша вздрогнул, поняв, что обречен. Ему не спастись... или..

Побег. Глупость. Отчаянная глупость. В результате его хватают его же соотечественники: "Ха. Не ври сам себе. Твои же соотечественники сейчас за стенами города. Штурмуют свою столицу. Лишь потому, что ты сумел воплотить свою мечту." Голова его поникла и он покорно пошел за стражами.

- Вперед, вперед, парень, - подталкивали его в спину стражники.
Не смотря на отчаяние, завладевшее его душой, Вэл шел, изумленно оглядываясь по сторонам. Нет, он видел замки Сторна - холодные, величественные, пугающие. Но тут... Словно все дарило какое-то тепло, несмотря на разворачивающуюся в мире бурю. Императорский дворец поразил его нестолько своим убранством, сколько уютом: "Уют в замке? У меня бред, наверное!" - мысленно посмеялся сам над собой Горн. Его остановили перед величественными дверьми. Один из стражников что-то шептал богато одетому вельможе, чей острый взгляд скользил по доставленному пленику:
- И чьи Тени надоумили вас привезти его сюда?! - яростно, но негромко спросил он. - Немедленно в тюрьму! Там посмотрим, как запоет эта птица.
Стражник бросился к пленнику, указывая ему мечом, чтобы тот развернулся и шел обратно. Но тут распахнулись двери и в окружении женщин и мужчин появилась стройная, молодая женщина. Еще до того, как темноволосая головка повернулась, еще до того, как он увидел ее глаза, Вэл уже знал кто это:
- Саола! - крик сорвался с его губ.
Юноша рванулся к ней и лишь устремленные на него мечи и арбалеты заставили его замереть, бросая на стальные клинки рассеянный взгляд. И снова устремляясь к ней. Синие глаза встретились с ним и Сао удивленно подняла брови. А юноша забыв обо всем на свете вновь сделал попытку приблизится, натыкаясь на стальной приказ:
- Стоять!!! - зарычали несколько голосов.
Счастье загоревшееся в зеленых глазах ничто не могло погасить. Саола медленно приблизилась к нему, не отрывая взора от этого сияющего счастья:
- Ты..
- Я сделал крылья, синеглазка, - улыбаясь обезоруживающе, тихо, только для нее сказал Вэл.
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Крыс
сообщение 31.03.2004, 20:13
Сообщение #50
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 13


...И трупы станут мне лестницей!



Итак, на меня свалилось богатство. Ха, в очередной раз! Хотя столько мне перепало впервые. Даже когда я прирезал дворяночку, которая встречалась тут с любовником, за ее драгоценности удалось выручить куда меньше.
Долгосрочных планов не было – разве что Аша, хотя что-то мне подсказывало, что тут долгими сроками и не пахнет. Может, устроить себе отдых? С такими денежками можно классно жить месяца два и дольше. Ха, нет! Скука замучит.
Сейчас мне было можно все – удача-то на подъеме. Единственное что, фиг предугадаешь, когда все оборвется. Впрочем, нет… Угадать нельзя, а узнать можно!
Поутру я направился прямо к крохотной лачужке, покосившейся на один бок. В этом строении жила Мама Делорм. Кто такая Мама Делорм? Если коротко – то ведьма. А еще черная вздорная старушенция откуда-то с дальнего юга, пекущая отличные пирожки. Живет она на Вшивом конце издавна, так как быстро просекла, что это единственное место, куда не суются Делоновы светляки. А мы ей и рады: там амулетик против колдовской сигналки, тут зелье для ночного зрения… Дерет, правда, по три шкуры, ну да золото не съешь и в гроб не положишь.
Но деньги она берет только за стоящие вещи, а вот удачу измерить – это вообще дешево. Может попросить дров порубать или там за водой сбегать. Но это пустяки.
Я постучался.
-Входи, Мышонок, - Делорм помнила меня еще сопливым мальчишкой… как и Форли, и Старого Диза, и наверняка их дедов.
Дверь была не заперта, и я привычно уселся на низкую скамейку в сенях. Мама Делорм величаво выплыла откуда-то из глубин такого маленького с виду домишки.
-Здравствуй, Матушка.
-С чем пришел?
-Да так, ерунда…
-Не скажи, не скажи. Вот сразу тебе говорю – удача твоя вверх идет и идти будет. Долго.
-Спасибо… Ну, что я должен сделать?
-Не торопись – молодой еще жить опаздывать. Удача-то у тебя в порядке, но вляпаться так, что уши не торчат, она тебе не помешала.
-huh.gif
-Не удивляйся. Удивляться как раз нечему – такое сплошь и рядом сейчас случается…
-А, вы о том, что мне слишком долго везло?
-Нет, Мышонок. Четверть века – разве это долго? Говори так кому хочешь, только не Маме Делорм. Уж мне ли не знать, что такое – «долго»… Нет. Не знаю, что ты такого сделал и на какой дым тебе это понадобилось, но вокруг тебя сейчас что-то сплелось. Не так сплелось, как вокруг этих троих в городе и еще одного где-то там, не знаю где. И даже не так, как вокруг этих шутов на тронах. Нет, слабее. Но что-то, Мышонок, Судьбе от тебя нужно. Это к духам не ходить, хотя тоже можно…
-Да ну ее к этим же духам, Судьбу! Нельзя ли как-нибудь ее… стряхнуть, что ли?
-Размечтался! Судьба – это тебе не обкуренная девочка, которую можно вытолкать из койки поутру. Она к тебе прицепилась, ну, или скоро прицепится, да так, что не срежешь.
-Ага. И это вы отказываетесь называть невезением? Ха, Мама, что же тогда значит «не повезло», по-вашему?
-Вот когда ты помрешь и я вызову твой дух, вот тогда ты можешь поплакаться мне, как тебе не повезло, и только тогда я соглашусь. Потому что все остальное можно пережить.
-Ну… Ладно. Так что ж мне делать, Ма?
-Ждать. А потом просто выносить свои кости из всех передряг, в которые угодишь. Если не помрешь – разочарован не будешь.
-А подробнее?
-Мышонок, я тебе кто, Судьба? Не надейся! Я – простая мамбо, которая учуяла знакомый запашок. Притом, заметь, не мне знакомый, а бабке моей бабки. Цени!
-Ценю. Спасибо, Матушка.
-На спасибо гамбо не сваришь. Иди наколи мне поленницу дров и принеси цыплячьих потрохов на три медяка. Вот тогда мы будем в расчете.
И до самого обеда я помогал по хозяйству старой ведьме, которая учуяла во мне то, чего мне даром не надо… Не люблю быть управляемым. А кто мной управляет – ростовщик, свинья из Гильдии, король, Марель и уж тем более какая-то там Судьба – мне все равно.
Я свободен! Поняли?!


--------------------
Вы полагаете - взяли?
К черту!
Я ж вас прикончу в секунду.
Я ж вас пошлю за черту -
четко!
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Николя ле Тойе
сообщение 31.03.2004, 20:40
Сообщение #51
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 29


Кроме жизни терять нечего....



19 день месяца Падения Зерна.
Западная Лакона. Близ границы с Полумесяцем.

      Несмотря на извечные протесты оппозиционного меньшинства в лице Доминика и Артура Тейна, Нико решительно натянул поводья, рядом с коновязью небольшой таверны в пригороде Сабезы. Этот большой город на границе с лесом их маленький отряд покинул утром, но пренебрегать приграничной таверной, даже если до вечера можно было проехать еще пару лиг, Нико не собирался, более того, мысль лишиться последней возможности выпить, закусить и выспаться в нормальной постели, казалась ему кощунственной.
      Тойе спрыгнул с коня, спустил на землю хрустящего орехами Алека и бросил поводья зазевавшемуся Браину, которого эта новообретенная зверюга едва не выдернула резким рывком головы из седла.
      Дружелюбную коняшку, взамен безвременно усопшему в битве с паладинами Ветру, Нико приобрел двумя днями раньше в Орике. И надо сказать из всех жеребцов, что в тот день привели на продажу на один из самых знаменитых и больших торгов Империи, ЭТОТ вызывал у графа наименьшее доверие. Темно-гнедой, почти черный зверюга, размером не уступающий знаменитому Яркому герцога Лессо, одним выражением своей нахальной морды давал понять, что «где сядешь, там и слезешь», причем слезешь явно не по своей воле. В общем, лошаденка была из тех, что беспощадно кусают за протянутую с сухарями руку, стоять рядом ней на расстоянии менее пяти шагов было небезопасно для жизни, и Нико не больно то и горел желанием, но Алек остановившись напротив скотинки решительно заявил – «ЭТОТ!», и как Николя не пытался оттащить ребенка в сторону, Алек чудесным образом умудрялся привести своего опекуна на то же место. Торговец все это время активно расхваливал боевые возможности коня, его блестящую во всех отношениях родословную…. Пришлось уступить, выложить приличную сумму золотом и подружится с новым приобретением.
      Надо сказать, последствия оказались не столь трагическими, как ожидал Нико. За два дня граф вылетел из седла всего два раза, а нареченный бывшими хозяевами Штормом скакун (из чувства протеста обзываемый теперь Лютиком) успел два раза укусить лошадь Браина и лягнуть задумавшегося Доминика. С тех пор все хранили бдительность. Лютик же жевал удила и думал, когда лучше выкинуть новый финт.
      Браин как можно быстрее передал поводья конюшенному, не забыв предупредить слугу о милых повадках скакуна. Небольшой отряд остановился на обед, который по плану Нико должен был мягко перетечь в ночлег, а затем и завтрак. Отряду надо запастись силами перед дорогой через Лес. Если армия Ярно стоит при Тиле, то путь через Полумесяц может быть более, чем небезопасным.
      Однако, вечер в таверне не порадовал. По деревеньке ходили тревожные и на первый взгляд какие-то полубезумные слухи о том, что Фалесса и Криэран осаждены сторнийскими войсками.
- Я сам только что из Фалессы, - отпив из кубка крепленого, но на его вкус излишне сладкого вина, сказал Нико, обращаясь к седеющему мелкопоместному дворянину, волей случая оказавшемуся с ним за одним столом - Да и в окрестных землях пока вроде все спокойно…
        Говорил, и сам себе не верил, ощущая странное гнетущее беспокойство. В Фалессе осталась Мирта, а в Криэране отец, оба города неприступны…. Решиться на осаду было немыслимым шагом, но если сторнийский рыб и мог найти подходящий момент для предательства, то лучшего времени и обстоятельств и представить было нельзя. А если учесть, что сторнийцы повинны в сожжении Лаверны, ставшей последней каплей в размолвке Эвора и Ярно… происходящее складывалось в весьма неприятную картину.
- И откуда приходят такие вести? – стараясь сохранить спокойствие спросил Николя.
        Дворянин усмехнулся, но за усмешкой прятался страх.
- Это пока только слухи, сплетни…, но поверьте чутью старого игрока, граф, сплетни отнюдь не пустые. Мы далеко от моря живем, но ров вокруг своего замка и расчистил и цепи подъемного моста сменил… так на всякий случай.
      Мужчина на какое то время отвлекся на свой ужин, потом продолжил рассказ:
- А что до того, откуда сплетни, так девка у нас в деревне есть, Лана зовут, так вот она с одним из этих балахонов грешила, из храма солнца, с паладином. Так монашек этот и приехал полюбовницу свою предостеречь…
- А что храм? – поинтересовался Нико.
- Закрыли, говорят что-то перестраивают, - просто ответил собеседник, но от его слов стало как-то не по себе. Уж кто-кто, а выкормыши Адриана узнают в Лаконе новости первыми.
      В тот вечер не спалось и не пилось, зато пальцы, найдя струны гитары, уже не хотели их отпускать. Мелодия получалась то тревожной и рваной, то наоборот медленной и нежной, рожденная какими-то разрозненными воспоминаниями и ускользающими образами, за которые ни зацепиться, ни собрать воедино. Что-то очень важное и столь же неуловимое. Такое бывает с очень сильного похмелья, когда утром мучительно вспоминаешь, чем закончился прошлый вечер….


--------------------
Вечно молодой, вечно пьяный ;)
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Иванэ ле Амарра
сообщение 31.03.2004, 21:18
Сообщение #52
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 26


Война близко!



17 день месяца Падения зерна. Фалесса. Вечер.

Со стен столицы открывался самый лучший вид на войска лирийцев. Поля, которые когда-то радовали глаз мирной картиной деревень и сел, превратились в один бесконечный военный лагерь. С высоты неприступных, как надеялись все осажденные, стен Фалессы море войск, расположившихся внизу, напоминало огромный растревоженный муравейник. Люди и кони сновали туда сюда, образуя живые реки, ручейки или отдельные островки движущиеся на фоне осенних полей. И в этом вечном движении горели глаза костров, днем и ночью, даже в дождь, они напоминали осажденным, что они заперты в каменной ловушке, выбраться из которой нельзя. Простой, но весьма действенный трюк, когда даже ночная тьма не в силах скрыть эти проклятые звезды огня, хуже всякой атаки действовал даже на закаленных вояк, что уж говорить про новобранцев или мирных жителей. Еще одним спектаклем, наверняка, поставленным специально для лаконцев были казни…Люди, повешенные перед стенами города, посаженные на кол, брошенные умирать. Их крики далеко разносились в наступающей в редкие минуты отдыха тишине, но воины на стенах не могли облегчить страдания своих соплеменников, потому что изобретательные палачи предусмотрели все. Ни стрела, ни даже арбалетный болт не долетал до умирающих. Кроме того для всех сражающихся существовал строгий приказ самого герцога Амарра – не тратить заряды, кроме как на атаки. Никто не знал сколько может продлиться осада, а оружие было на перечет. Так приговоренные были обречены на муки, стоны, вопли, крики мольбы и проклятия, доносимые до защитников Фалессы ветром, заставляли солдат бессильно сжимать рукояти мечей и пик, но сделать ничего они не могли…Эта глухая ненависть, рождающаяся в такие мгновения в каждом человеке, стоящем на каменной стене, с лихвой изливалась на головы тех, кто смел атаковать город. Лишь в самый первый раз руки солдат дрогнули, когда они увидели лаконцев, штурмующих безмолвный камень, но поняв, что это могут быть только предатели, воры, убийцы, насильники и прочий мусор, собранный врагами, они отразили атаку. Одну, вторую, третью, а потом перестали их считать.
-   Сегодня полезут, - спокойно заметил десятник, не выдержав длительного молчания герцога. Старому вояке явно хотелось разогнать скуку дежурства от вынужденного безделья и он заговорил с Иванэ. Консул медленно оторвал задумчивый взгляд от окрестностей и заставил себя вернуться на стены осажденной Фалессы.
-   Давно их не было, - согласно кивнул он. – У вас еще хватает оружия?
-   Да, Ваша Светлость, этого хоть в бочке соли, только они же, … такие-растакие, сами не лезут, всякую мерзость нашу же заставляют лезть на отвесный склон.
Где тонко, там и рвется…Так всегда любил говорить отец Иванэ. К чему это вдруг ему вспомнился покойный родитель, не к добру…
Кто бы мог подумать, что в империи столько «грязи». Натура герцога просто не позволяла ему понять, как могут люди поднять оружие на своих же женщин, детей и стариков. Люди могли, они вообще на многое способны. Только от ситуации зависит - какой талант ты откроешь в себе завтра – творить или убивать?
-   Ваша Светлость, нам пора. – Знакомый голос окликнул Иванэ и тот, бросив последний взгляд на картину, уже снившуюся ему по ночам, стал спускаться вниз. Словно тень за ним следовал Кот. Когда и как наемник успел стать незаменимым, Консул не заметил, но Кот был всюду, знал все и про всех. Что бы Иванэ делал без него, он уже не представлял. Для простого наемника, Кот, пожалуй, слишком хорошо разбирался в воинском деле, стратегии и человеческой психологии, но интересоваться – где тот  получил такие знания, герцогу было некогда. На городской стене он бывал дважды в день – утром и вечером, если не случалось атаки. Вечерний обход сегодня был завершен.
-   Все готово? – Спросил Иванэ Кота. Даже не обернувшись, он почувствовал, что наемник кивнул. Посторонний решил бы, что герцог и его человек ведут разговор о военной операции или каком-то городском деле, требующем внимания Консула. Иванэ и Кот знали, что речь идет о сегодняшней ночи и том, что они собрались совершить. Для Кота это было очередным приключением или задачкой, которую он должен был решить, для Иванэ – предательством.

Ночь с 17 на 18 день месяца Падения зерна. Фалесса.

Где-то капала вода.
Размеренные хлюпающие удары каждой новой капли отдавались биением сердца четырех мужчин, облаченных в неприметные темные плащи. Противный запах, присущий всем подземельям, раздражал чувствительные рецепторы обоняния и заставлял людей нервничать. Холод, подземных казематов также не располагал к ночным прогулкам, а тем более к длительному стоянию, когда твоя спина задубела и примерзла к ледяному камню стены, глаза стали видеть в темноте, как у кота, а нервы натянуты подобно тетиве лука.
Но предводитель маленького отряда оставался незыблем, как скала. За все прошедшее время, а минуло уже не меньше пары часов, он, казалось, даже не шелохнулся. Герцог Иванэ ле Амарра, Консул Лаконы, если уж брался за что-то, то доводил это до конца и делал все на совесть. Лишь когда где-то далеко вверху, над спящим беспокойным сном городом-заложником прогремел колокол Храма Марэля ровно три раза, Иванэ еще сильнее вжался в стену и дал знак своим спутникам. Мужчины затаили дыхание. Через пару мгновений в отдаленном проходе показался свет, потом в темном провале узкого хода прошел человек с факелом и снова исчез во тьме уже в другой стороне, не заметив людей, притаившихся всего в каком-то метре от него. Небольшая ниша, о существовании которой откуда-то знал герцог, была не заметна за выступом. Убедившись, что шаги стражника стихли, Иванэ легко оттолкнулся от стены, как будто не стоял там неподвижно долгое время, и выступил в темный коридор. Трое теней последовали за ним. Охотничьи сапоги на мягкой подошве позволяли искателям приключений ступать почти бесшумно.
Если бы Иванэ уверенно не направлял шествие своего отряда по узкому темному лабиринту темницы, они скорее всего потерялись бы, но герцог уверенно шел к своей цели, вперед, туда, где уже был виден маленький огонек тусклой лампады.
Наконец, они оказались перед тяжелой деревянной дверью, обитой железом. Иванэ обернулся и чуть подвинулся, давая место одному из своих спутников. Кот склонился к замочной скважине, в его руках сверкнула металлическая палочка со странными бороздками. Миг и в замке что-то звякнуло, дверь легко поддалась, когда наемник толкнул ее, и открылась на удивление тихо. Мужчины вступили во мрак камеры. Первым вошел Иванэ, держа в руках лампаду. Слабый огонек колебался, отбрасывая всюду причудливые сказочные тени, но даже он позволил увидеть в небольшой каменной клетке мужчину, лежащего на полу. Отдав светильник Коту, герцог склонился над пленником и тихо позвал:
-   Эвор…Князь, Вы слышите меня?
Мужчина чуть пошевелился и застонал, но глаза его остались закрытыми, тогда Иванэ пару раз легко ударил Эвора по щекам, пытаясь привести в сознание. Веки князя дрогнули и приоткрылись. В замутненных болью и отчаянием глазах мелькнула искра узнавания, но тут же погасла вновь, ресницы скрыли взгляд и с губ мужчины сорвались слова:
-   Покой…оставьте меня в покое…
Кот присел рядом с герцогом и, осветив лицо Эвора, осмотрел его. Картина была живописная. Синяки и ссадины не оставили на лице князя целого места. Иванэ постарался не думать о том, кто и по чьему приказу оставил эти следы истязаний. Не время думать об этом.
- Нда… - Даже привычный ко многому наемник присвистнул. – Я, конечно, могу сделать кое-что, но только, чтобы немного залечить раны…Вытаскивать его с того света придется девчонке.
Поняв, что привести Эвора в чувство сейчас им не удастся, Иванэ обратился к Найджу и Коту:
-   Готовьте носилки, мы понесем его…У нас слишком мало времени.
Мужчины развернули заранее приготовленные полотняные носилки и осторожно завернули в них Эвора, после чего подняли перевязи, перекинули их через плечо и направились прочь. В камере остались Иванэ и четвертый член отряда. Невысокий плотный мужчина средних лет с высоким лбом и начинающими редеть волосами.
-   Вы уверены в том, что делаете, Ваша Светлость?
-   Вы боитесь, Клод?
-   Когда император Ярно освободит столицу от осады, он захочет устроить суд над бунтовщиком, и что же тогда скажу ему я, простой судья, который и должен был охранять преступника? – В словах мужчины не было ни страха, ни сомнения. Старший судья всегда знал, что он делает, и эта показная неуверенность была направлена на то, чтобы заставить его, Иванэ, хорошо осознать – что он творит.
-   Вы скажете ему, что это его преданный вассал, Консул Лаконы, Иванэ ле Амарра своей властью освободил пленного князя Эвора Тилийского.
-   Именно так я и скажу. – Спокойно подтвердил судья.
-   На том и решим. – Подвел итог герцог и последовал за своими людьми, уже скрывшимися во тьме. Названный Клодом, не пожелал оставаться в темнице и, захлопнув дверь, тоже поспешил прочь.
Им удалось миновать длинный лабиринт до следующего обхода. Ночь приняла их в свои объятия свежим бодрящим воздухом, напоминающим о том, что на дворе уже осень и шумом далекого сражения. Старый десятник на городской стене оказался прав. Враги ночью полезли в очередную атаку. Надо будет после завершения этого дела побывать там и узнать, все ли в порядке. Конные носилки без гербов или каких-либо знаков уже поглотили Князя. Там же скрылся Кот, успевший раздобыть чистую ткань и перевязывавший раны бывшего пленника. Найдж и еще пара конных ждали своего господина. Иванэ взлетел в седло Бриза, придержал коня, норовившего бросится на шум баталии, и обратился к судье, остановившемуся в узком проходе, ведущем в столичные казематы.
-   Запомните, Клод, за все несу ответственность я. Только я! – Больше не обернувшись, герцог развернул коня и стал удаляться прочь. Маленькая процессия с конными носилками последовала за ним. Вскоре тьма скрыла всадников от взгляда законника, но он все еще стоял и хмуро качал головой. Судья считал, что Консул совершает ошибку. Наступили времена, когда чрезмерное благородство может стоить Амарре головы. Но таков уж Иванэ – прямой как меч на его гербе.

***


Отряд тем временем уже приближался к дому Мирты. После условного знака дверь мгновенно растворилась На пороге показалась сама хозяйка, одетая в простое, но очень ей идущее голубое платье, насыщенного оттенка. Несмотря на поздний час и волнение, девушка была собрана и серьезна. Увидев герцога, она приветственно кивнула головой и отступила в глубь дома, пропустила людей, несущих Эвора, и повела их в верхние комнаты. Забыв обо всяких приличиях, Иванэ расположился в гостиной, откинулся на спинку дивана и устало закрыл глаза. Только сейчас, когда дело было сделано, он мог отдохнуть…Отдохнуть. Впереди ждет городская стена и вести об атаке, потом новые жалобы о нехватке чего-то где-то когда-то, вечные вопросы, требования, истерики, злой шепоток и фразы о том, что это он во всем виноват…Он никого не судил, все они были правы…
-   Иванэ, ты в порядке?
-   Мирта. – На губах герцога появилась улыбка. Они как-то не заметили, как перешли на «ты». Общие тайны и боль сближают. – Как он?
-   Терпимо. Сейчас там Кот. Он сделает какую-то мазь и компрессы. Говорит, со временем раны затянутся… - Девушка напряглась и продолжила. – Главное привести его в себя и вернуть оттуда, где сейчас его сознание.
-   Ты справишься?
-   Я сделаю все, что смогу.
Иванэ подошел к Мирте, обнял ее за плечи и глядя в глаза прошептал:
-   Прости меня. Я не должен был взваливать на тебя свои проблемы.
-   Это проблемы Лаконы, а значит и мои, - грустно улыбнулась девушка.
Гецог поцеловал ее горячий лоб и вышел из дома. Его ждала война, а ее «битва» за Эвора.
Дверь за ним закрылась. На востоке занимался рассвет. Его алые краски, как нельзя лучше подходили к настроению Иванэ. Где-то за стенами захлебнулась последняя атака и все затихло. Осада продолжалась.


--------------------
И пусть один меч сам стоит спокойно против неба! (с)
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Риган
сообщение 01.04.2004, 7:59
Сообщение #53
Персонаж Игры
Аколит
**


Пол:
Сообщений: 48


&quot;Жизнь стоит того, чтобы жить!&quot;



9 день месяца Падения Зерна

Ред смотрел прямо в глаза своей названной сестре, терпеливо объясняя:
- Пойми, я ничего не могу сделать. Я выполняю приказ Эвора, его волю. Лес должен выстоять. А его решение, - Ред тяжело вздохнул. - Риган, он сам выбрал свой путь. И каждый из нас несет ответственность за выбор, который делает. Я не одобряю его шага, но я буду сдерживать железных драконов Ярно, пока хватит моих сил.
- Ред! Но что же случилось с Князем после его возвращения? - девушка чуть ли не кричала на него.
Странник успокаивающе положил руку на ее плечо, пытаясь сдержать и собственную боль:
- Малышка, пойми, я должен сдержать тех, кто готов бросить все, считая, что лес предан.. Лес действительно предан, но он еще жив и может бороться. Я ничем не могу помочь Эвору. Он схвачен. По моим сведениям его казнят.
Девушка упрямо покачала головой:
- Он не предатель, Ред. Ведь ты это знаешь?
- Я уверен в нем, сестренка.
- И я верю в Эвора.
- Ты очень добрая и доверчивая, - тихо сказал Странник. - Риган, я предупреждаю тебя. По приказу Ярно всех, кто противостоит Императору будут судить и приговор будет однозначен: отрубят пальцы. А потом, возможно, в одной связке с Эвором - казнят.
Он внимательно посмотрел в ее огорченное лицо:
- Не вздумай затеять что-нибудь. А сейчас.. иди спать, - он легко подтолкнул ее к костру, возле которого сидел Крин...

Они сидели перед костром. Риган, поджав ноги, наблюдала за танцующим пламенем. Крин тоже следил за всплесками огня, затачивая свой меч: впереди битва, очередная. Сердце сжималось от того, что рядом будет эта девушка.
- Крин, - тихо окликнула его Риган. - Ты.. ты знаешь.. когда то давно я видела, как мой брат ласкал одну девушку. Ее лицо было таким счастливым. Я спросила его потом: что он делал и Вейтр ответил, почему-то покраснев, что он любил ее.
Риган сама не понимала томящего ее желания, но прошедшая и предстоящая битвы сильно обострили все ее существо. И самым сильным оказалось теплое, почти неудержимое чувство, которое породил в ней бьеринг:
- Ты можешь полюбить меня, Крин?
И тут она ощутила, как он напрягся рядом с ней, лицо его окаменело и Риган заколотило: "Стихии... Какая же я дура.." Она поднялась и отошла от костра, глядя в темноту леса:
- Не надо. Не говори. Я понимаю, ведь оборотня любить невозможно, - ее голос становился все тише и тише. Но неожиданно она со всей силы развернулась к нему и срываясь закричала: - А я люблю тебя! Люблю!
Сорвавшись с места она бросилась в ночную мглу, подальше от него.. от боли, что терзала сердце. Риган не слышала крика веземца, не почувствовала, как он кинулся за ней. Впервые в жизни ей так сильно хотелось погибнуть, исчезнуть. Девушка неслась по лесу, не разбирая дороги, пока не запнулась о выступающий корень и не взлетела, падая на спину и глубоко дыша, пытаясь прийти в себя:
- Зачем мне жить? Я не умею бится ради битвы.. Я и защищать толком не умею. А любить.. это не для меня. Я - оборотень... странное существо...
Риган не замечала, как слезы катятся по ее щекам при воспоминании о лице того, кому она отдала свое сердце.
- Крин, я люблю тебя... Прости, Ред. Я совсем не сильная. И если правда, что оборотней можно убить серебряным оружием, то у меня есть средство.
Ее руки плавно вытянули из колчана серебрянную стрелу - выигрыш на турнире, сдернули ткань с груди - чище удар принять!
Крин летел за тенью, отражающейся в неверном свете луны. Все его чувства обострились, он инстинктивно подчинял ярость, охватывающую его: "Где ты.. где ты, Риган?" Вот! Блеск в лунном свете.. Слеза... "РИГАН!"На поляне, куда он вылетел вспыхнула серебрянная стрела и летящая к ней кошка. Крин рванулся к ней:
- Нет! - кошка инстинктивно взлетела над ним и снова устремилась к погибельному блеску серебра.
Крин резко выхватил стрелу и отбросил ее.. И развернувшись схватился с зверем, который в ярости накинулся на него, опрокидывая его на землю. Крин в усилии, не желая причинять боли поднял ее над собой, шепча все то, что так долго хранил в сердце и если бы лес мог слышать, он бы услышал лишь одно: люблю.... люблю.... люблю! Бьеринг замер, медленно отпуская кошачьи лапы:
- А теперь.. если хочешь... убей меня. Я не смогу без тебя жить, - его руки инстинктивно вцепились в землю, чтобы не убежать от той, без которой ему весь свет не нужен, он повернул голову, открывая перед ней шею..
Зубы зверя почти сомкнулись на его шее, оставляя нежный поцелуй девичьих губ:
- Крин... Стихии! Крин, что я натворила? - она обхватила его голову руками, ища раны и не находя их. Губы чуть коснулись его губ, проверяя дыхание. В глазах мягко гас зверинный огонь..
Его глаза открылись и медленно обернувшись он встретился с перепуганными глазами девушки. С губ Риган слетел облегченный вздох, который он тут же поймал губами, целуя ее, впервые позволяя себе коснутся ее лица с той любовью, которую так безуспешно скрывал:
- Ты в порядке? - руки скользнули по дрожащему телу Риган и он осознал, что она наполовину обнажена.
От него не скрылся румянец на ее щеках, но в глазах его кошки мелькнул призывный огонь и бьеринг понял, что не сможет отказаться от этого подарка, да и не хочет. Он повернулся, укладывая девушку на изгиб своей руки и ласково ведя ладонью по ее лицу, шее, плечам, груди.. Риган вздохнула легко и чуть выгнулась навстречу его ласке. Ее рука зарылась в волосы Крина, лаская затылок:
- Мы не равны, Крин... Сними рубашку, - раздался ее тихий голос. И он понял, что она тоже еле сдерживает себя. Их глаза встретились и он поднялся на ноги, помогая ей встать рядом. Руки влюбленных скользили медленно, снимая лишнее с их тел. Крин перевел дух, глядя на стоящую перед ним девушку. Он подхватил ее на руки, поднимая над собой и словно бросая ее красотой и открытостью вызов всему бушующему вокруг миру, охваченному разрушением. Риган счастливо засмеялась и тут же оказалась в его крепких объятьях, а ее губ коснулись его губы. Юноша с величайшей осторожностью положил ее на землю и его губы заскользили по ее телу. Риган мягко выгибалась под ласками веземца. Лицо девушки пылало от странного нетерпения. Их губы слились. Девушка чуть слышно прошептала:
- Любимый.... Пожалуйста...
И он ощутил, как его талию опоясывают ее ноги. Крин наклонился, заключая губами ее грудь в сладкий плен и слыша стоны, срывающиеся с любимых губ. Он не стал медлить и резко устремился вперед, замерев от того, как Риган содрогнулась под ним. Руки Крина обняли головку Риган, губы нежно касались ее губ, с которых слетел тихий вздох:
- Да, Крин.... Прошу тебя...
И он подчинился. Их глаза не отрывались друг от друга, встречая неудержимое желание и любовь, для которой не было слов. В них вспыхнул одинаковый огонь и тела их слились. Риган выгнулась, приникая к телу любимого и страстно встречая каждое его движение. Боль отступала перед нежностью. Крин, чувствуя как крепко она обнимает его, сам не замечал, как движения его становились все более быстрыми, стремительными. Их закружило и лишь жаркие объятья, которых они не желали размыкать, помогли им ощутить мир вокруг. Юноша покрывал прелестное лицо Риган нежными поцелуями, его палец коснулся припухших от поцелуев губ:
- Я люблю тебя, моя малышка..
Зеленые глаза распахнулись, отражая звезды и вечность:
- Стихии... я люблю тебя, Крин, - она помолчала и неожиданно улыбнулась. - Эти уроки мне нравятся, сударь.
- Обещаю, что буду исправно учить тебя, несносная моя, - тихо прошептал он, а его губы продолжали скользить по ее лицу. - Риган..
На следующее утро они стояли рядом и Ред увидев сияние их лиц понял без слов и лишь покачал головой. Впереди был пожар, разрушение, кровь и бесконечные битвы. Его золотоволосая сестренка смело встретила его взгляд:
- Жизнь стоит того, чтобы жить! - улыбка скользнула по ее губам.
Ну что Странник мог на это сказать? Только улыбнутся и решительно устремится вперед:
- За Тил! За лес!!!

13-14 день месяца Падения Зерна.

После бессонных ночей (Крин и Риган не могли расстаться ни в пылу битвы, ни краткие минуты отдыха, словно торопились быть вместе и отдавая друг другу каждый вздох) и утомительных сражений Риган очень устала и как только Ред отдал приказ отдыхать, она чуть было не свалилась, если бы не руки Крина, подхватившие ее. Кто-то из вояк, посмотрев на утомленную Риган, которую бережно держал на руках веземец, покачал головой:
- Молодой исче..
А эти двое чуть улыбаясь смотрели друг на друга, не в силах оторваться:
- Мой господин, не желаете ли вы отдохнуть? - тихо спросила Риган.
- Я бы с большим удовольствием, да только рядом с тобой и мертвому станет жарко, - в тон ей ответил Крин. - Ты устала.. И сейчас будешь спать, золотая моя.
Головка Риган уютно лежала на его плече, а он заботливо нес ее к импровизированному жилищу, где они отдыхали.
- Спи. У нас впереди очень много... "тренировок", - он бережно укрыл Риган, позволив себе пару минут полюбоваться ее лицом. Но ему надо было идти на совет. Кажется Ред что-то говорил о безумных вылазках: "Посмотрим... так ли уж это безумно".

Риган спала счастливо улыбаясь, без снов. Если не считать постоянного ощущения, что она словно раздваивается... Одна ее часть спит, уютно свернувшись в клубок, а вторая... да.. очень интересная эта вторая часть.. Она видит то, что находится за стеной: "И что же там находится? Где-то далеко - мой дом.. точнее дом, где я выросла.. Нет, это не мой дом.. Фуууххх.. просто сон... Минуточку! А на кой меня тыкать пальцем?! Я еще не выспалась!"
- Живой, - первое, что услышала Риган, поднимая голову и припоминая все добрые слова, который она знала.
- Конечно живой. Для это не обязательно в бок тыкать, - рыжеволосая голова поднялась, да так и застыла с открытым от удивления ртом. Перед ней стояла она сама. Лицо, фигура, волосы - не отличить. Риган подумала, что действительно раздвоилась..
Внезапно громкий  хохот заставили подскочить и Риган и ее двойника. Смеялся Ред.
- Видели бы вы себя со стороны, - вытирая слезы простонал он, - уморительное зрелище. – Ред оправился от изумления гораздо быстрее.
– Итак, оборотни научились раздваиваться. Это что, новое их свойство? Риган, почему ты мне не говорила, что у тебя есть сестра? – понизив голос спросил Ред.
- Сестра? – хором произнесли девушки и опять уставились друг на друга.
- У меня нет…, то есть я не знала… не знал.
- О Стихии, - потрясенно прошептала Риган, - ты мне не кажешься. Не молчи!! КТО ТЫ?!!!!
- Я – Фаэнн, то есть Фаэнна.
- А я Риган, но это ты уже наверное понял… поняла. Ты тоже кошка? – тихонько спросила Риган у обретенной родни. Не в силах говорить Фаэнна кивнула.
Неожиданная, счастливая улыбка озарила все личико Риган: "Сестренка... У меня есть сестренка!!!"
- Теперь насчет шпионства, - проговорил Ред.
- Я не шпион, - начала оправдываться Фаэнна, - мне просто было любопытно, а потом что-то словно потянуло сюда, я всегда хотела найти таких как я. Я теперь от вас никуда. Честно.
- Ладно, я тебе верю, ты теперь отсюда действительно никуда, но за тобой будут приглядывать. Риган, введи Фаэнна в курс дела, объясни ситуацию. Н-да, - задумавшись, Ред пошел прочь.
А девушки шлепнулись друг напротив друга спрашивая, отвечая, перебивая себя. Они не могли наговорится. При всем внешнем сходстве кое-что очень сильно отличало их: Риган - легкомысленнее, порывистее; Фаэнна - более собранная, серьезная. Но одна черта характера была общей: неудержимое жизнелюбие и оптимизм...
Утро золотило верхушки деревьев, когда Риган потянула свою сестричку в конюшню, знакомить с Лаской. Ее верная лошадка не ожидала такого сюрприза: перед ней возникла хозяйка.. точнее - две хозяйки. Ласка возмущенно дернула ушами, осуждающе глядя на Риган:
- Я не специально, поверь, Ласка, - оправдывалась девушка. - Это моя сестра. Мы просто очень похожи. Ты же видишь, да? Мы даже обращаемся в одно и тоже животное. Вот смотри.
Перед ошарашенной Лаской, обвернув в притворном смирении лапы хвостом, возникли две серебристо-снежные кошки, внимательно смотрящие на нее. Ласка фыркнула и, совсем как человек, возмущенно отвернула голову. Сначала Риган, а за ней и Фаэнна, перевоплотившись, бросились к лошадке, ласково гладя ее уши и голову, поочередно целуя в нос:
- Ну прости...
- Прости..
- Прости нас..


--------------------
"По Дороге Сна мимо мира людей -
Что нам до Адама и Евы,
Что нам до того, как живет Земля.
Только никогда, мой брат-чародей,
Ты НЕ найдешь себе королевы,
А я - НЕ найду себе короля..." (с)
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Крин Визем Талке еро Рапэ те Мулоти
сообщение 01.04.2004, 12:57
Сообщение #54
Персонаж Игры
Неофит
*



Сообщений: 7






14 день месяца Падения Зерна.
Крин устал. Устал удивляться, устал морально и физически. Эта война слишком много из него вытянула, настолько много что он сам не ожидал. И, обдумав это как-то на карауле, он понял что во многом это из-за Риган. Эта рыжая бестия связала его душу еще когда он считал ее им. Тогда он считал свое увлечение чем-то противоестественным и именно по этому он надеялся на сестру. И тут такой подарок Огня Милостивого!! Хотя подарок или нет тот еще вопрос. с одной стороны хоть не сомневаешся в своей нормальности (а то уже в горы думал уходить), а с другой - какой к Теням из нее оруженосец? Хотя то что она рядом это такое счастье! Да и что он за бьеринг если в бою не сможет защитить, ту которую любит?! Плавно его мысли перенеслись на последние события: осада, приказ рубить деревья и исчезновение Эвора. Из этого списка осада занимала его меньше всего. Война - это его ремесло, а уж взять чертог при таком большом числе лучников и при такой самоотвержености защитников казалось вообще нереальным. Аксиома военного искуства что осаждающие должны иметь более чем троекратное преемущество в этих условиях работала безотказно!! Да и Крин в меру своих скромных возможностей старался помочь своими знаниями и умениями. Куда больше его волновал приказ Князя рубить священные деревья. Это решение пошатнуло устои веземца. В его стране, где веками правили глэрды и любое решение принималось неделями, кроме решения о мести, такое попрание традиций было невозможно. Любой веземец скорее отрубил бы себе руку чем поступил так! Раз ты Князь то ты должен быть первым в почитании и сохранении святынь, а не разрушать их!... Но это в Веземе.. Тут, за Горами, было очень многое иначе. Тут опасались смерти и боялись Огня. То что в Веземе никогда никто бы не стал принимать всерьез. Тут даже к замужеству относились иначе!! На пару мгновений он попытался пердставить Риган одной из жен и не смог!! "Видимо если я вернусь с ней домой то тоже в чем-то нарушу традиции.. Как она все-таки прекрасна, моя рыжая кошка!! Как грациозна и нежна!! И как я люблю ее..." От этих мыслей Крин почувствовал, что хочет немедленно увидеть свою любимую и резко поднявшись пошел искать по чертогу. Не доходя до конюшни, он услышал знакомый голос, а прислушавшись различил даже два голоса:
- Риган, ты все же не выспалась или уже сама с со.. - Крин застыл на пороге, переводя взгляд с одной девушки на другую.
Его рыжеволосая девчонка не удержалась и неподражаемо фыркнула:
- Я надеялась тебя подготовить, Крин, - с обожанием глядя на него, звонко сказала Риган.
Парень без всяких эмоций поднял бровь, опускаясь на большой камень:
- Ты еще и подготавливать умеешь к собственным безобразиям, несносный? - когда Крин сердился, он обращался к Риган так, словно она все еще была его оруженосцем - несносным мальчишкой, пробудившим в нем любовь.
Риган решительно тряхнула головой:
- Нуу.. у мя опять это не получилось. Что поделаешь?! - она пожала плечами, а потом указала рукой на свою сестру. - Зато я вас не обманул, сударь. Это моя сестра-близнец. Фаэнна.smiley.gif Фа, это Крин Везем - мой несносный хозяин, который предпочитает в бою рубить всех в некое подобие фарша..
- Не преувеличивай, Риган, - невольно улыбнувшись, сказал Крин. Его глаза внимательно изучали сестер. - Священное Пламя! Да вас же перепутать можно!
Что-то в его голосе насторожило Риган и она медленно скользнула к нему, встав прямо перед ним и впрямившись во весь своей небольшой рост:
- Мой любимый и обожаемый хозяин, - негромко начала она, - в своих странствиях я слышала, что в Веземе в ходу многоженство.. Кажется я права?
Крин кивнул, глядя прямо в темнеющие очи своей возлюбленной.
- Я просто обязана подготовить тебя, любимый, - все так же негромко продолжала Риган, - что если ты - случайно ли, нарочно ли - перепутаешь меня с Фаэнной, то поверь мне, любимый, мечты о наследнике никогда уже не потревожат тебя. И ночные "уроки" станут сладким воспоминанием.
Она почтительно склонила перед ним голову, словно отчиталась об удачно выполненном приказе. Крин несколько секунд ошарашенно смотрел на нее, а потом захохотал, поднимая ее голову за подбородок:
- А ты оказывается ревнив, мой сердитый котенок? - и заглушая ее возможный ответ, он нежно накрыл ее губы поцелуем.
Потом выпрямился и с удивительным для него озорством подмигнул Фаэнне:
- Все же вы удивительно похожи, кошки, - и прежде чем Риган снова на него набросилась, он быстро поцеловал ее еще раз и вышел на улицу, направляясь к осажденным стенам. Если бы он знал то, что крылось в рыжей головке его кошки, то возможно не спустил бы с нее глаз. Хотя.. все начертано Священным Огнем. И сбывается по начертаному...
...Фаэнна мягко скользнула к задумчиво смотрящей вслед бьерингу сестре:
- Ты его очень любишь?
Риган вздохнула:
- Люблю, - просто ответила она. - И не представляю как буду без него. А ведь..
Она замолчала, испытывающе глядя в глаза сестры:
- Фа, я должна погинуть Чертог... Я.. - Риган глубоко вздохнула. - Я хочу спасти Князя Эвора. Я верю ему.
Фаэнна молчала несколько долгих, как показалось Риган, секунд:
- Мы должны покинуть Чертог, сестренка, - положив руку на плечо ей на плечо, решительно сказала она.
Близнецы поняли друг друга без слов, губы одинаково улыбнулись, а глаза засияли. Фаэнна подмигнула сестре:
- Только учти - ездить на лошади я не умею... Поэтому лучше пойду рядом
Риган подняла глаза к небесам:
- Стихии! И почему мне кажется, что я где-то это уже слышала?!
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Мирта ле Тойе
сообщение 01.04.2004, 13:43
Сообщение #55
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 26






17-18 Падения Зерна. Фалесса.

Над Фалессой собирались тучи. Огромные, тяжелые, почти черные, они сталкивались друг с другом и недовольно грохотали. Надвигалась гроза, а пока становилось все труднее дышать и думать.

-   Он умирает…

Сама она это произнесла или кто-то другой? Мирта, вздрогнув, подняла голову. Нет, она здесь одна, сегодня никто из слуг свою комнату не покинет, Теодор проследит. Она одна. Эвор Тилийский не в счет. Мирта взглянула на его заострившееся, отрешенное лицо. Раны она залечила, но что делать, если он сам не хочет возвращаться?

Умирает, умирает… Час-два и все будет кончено. А она – всего-навсего глупая девчонка, возомнившая себя колдуньей. И винить, кроме себя, некого. Только Мирта ле Тойе мешает Мирте ле Тойе. Она боится Силы и вряд ли сможет взять ее. Но она обещала Иванэ, стоит хотя бы попробовать.

Мирта присела рядом с неподвижно лежащим князем, взяла его руку в свои. Как лечить душу человека, которого не знаешь? Где та, пусть единственная, ниточка, по которой она сможет дотянуться до него?

-   Эвор, - тихо, почти беззвучно произнесла Мирта, как бы пробуя это имя на слух. Потом повторила чуть громче и напевнее. Прикрыв глаза, она провела рукой над лицом князя. Легкое головокружение, значит, она на правильном пути. Если она сможет прикоснуться к его душе, понять, что с ним…

Мир резко повернулся и снова замер. Мирта чувствовала себя так, как будто упала с огромной высоты. Она успела ощутить глухую боль, мучающую Эвора, и страстное желание забыть все, навсегда уйти от этого мира. Он не может на самом деле думать так! Как же он должен был страдать! 

Она снова попробовала дотянуться до Эвора, но все следующие попытки были напрасными. Она уже едва не плакала от бессилия. За окнами несмело сверкнула молния, что-то слабо громыхнуло в небесах, а дождя все не было. Мирта подошла к окну, вот также и она: множество усилий и никакой результат. Если князь умрет, то и Иванэ, и Лакона, и отец… к Теням все это! Она хочет, чтобы этот человек жил, чтобы он открыл глаза и улыбался! И так будет!

-   Ты слышишь? – громко сказала она, - ты будешь жить.

Она говорила что-то еще, почти кричала, глядя в это бездушное лицо. О, сейчас она его почти ненавидела, и ненависть была именно тем, что нужно.

-   Эвор? – снова позвала она. Вспыхнула ослепительная молния, и пришел ливень. Он падал сплошной стеной, яростно стучась в окно. И окно не выдержало. Створки распахнулись, и Мирта в мгновение ока вымокла с головы до пят. Казалось, струи сами стремились именно к ней. Девушка торжествующе рассмеялась. Она чувствовала себя так, как будто ее омыло живой водой. Теперь все получится!

Она закрыла глаза… и ее подхватила огромная волна. Но ей впервые не было страшно в этом потоке, она наслаждалась несущей ее мощью. «Где я? Что я?» - эти мысли мелькнули и исчезли. Осталась Сила, кружащая ее и не выпускающая из водоворота. На миг к Мирте вернулся страх потерять себя, но сегодня она стала сильнее. Волна взметнулась и опала ей под ноги. Девушка облегченно вздохнула и открыла глаза. Уверенно подошла к Эвору, положила руки ему на виски и тихо позвала:
-   Вернись.

Его глаза медленно открылись. Мгновение он смотрел на склонившуюся над ним девушку, а потом погрузился в глубокий сон. Мирта довольно улыбнулась, оглядела комнату, по которой как будто недавно прошел ураган… за дверью уже слышались осторожные шаги Теодора.

Когда перед ним распахнулась дверь, дворецкому понадобилась вся его выдержка. Госпожа графиня в мокрой одежде и с влажными волосами больше напоминала водяную деву, чем живого человека. Бледностью и прозрачностью лица она почти сравнялась со своим пациентом. Темно-синие глаза горели таким торжествующим огнем, что становилось жутко. Похоже, этот больной мальчик, которого привез герцог Деннир, все-таки умер. Не дай Марэль ей от этого с ума сойти, если только она уже не…
- Теодор, уберите здесь, я приведу себя в порядок и вернусь, - да нет, вроде бы говорит вполне разумно. Когда Мирта ушла, дворецкий подошел к кровати больного и едва сдержал изумленный возглас. Он дышал, тихо, но ровно, щеки слегка порозовели, и если так пойдет и дальше, то мальчик еще поживет.


--------------------
Но не жди, Судьба, не заплачу
Я на трудном своем пути.
И тогда на звезде соседней
Или где-то в тихом раю
Знаю я, что буду последней
Засмеявшейся в нашем бою!
(с)
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Джимшид
сообщение 01.04.2004, 15:17
Сообщение #56
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 14






10 день месяца Падения Зерна

О Каар многомудрый, чего ты хочешь от сына степей? Пошли ему удачу или дай крылья, чтоб долететь до родных степей…

Много раз солнце сменяло звезды на небе. Но не было Джимшиду покоя. Как и не было возможности для него покинуть Сторн. Большая часть кораблей ушло к берегам Лакон-стана, а те, что остались на рейдах не собирались в Лирию. Не интересовал его больше и сам Сторн, такой холодный и неуютный. А в каменном доме он чувствовал себя хуже, чем птица в клетке. Кроме того, Кямран-бей запретил молодому охотнику покидать выделенную лирийцам резиденцию без сопровождения. И теперь шел ли он в порт узнать новости, или разминал Верного, выезжая за город, за ним неотступно следовал немой раб Кямран-бея. Сначала его это страшно раздражало, потом он привык и почти перестал замечать навязанную ему охрану.
Вот и теперь, выйдя из комнаты, Джимшид сразу увидел сидящего на корточках в позе ожидания немого.
- Я иду в порт. – Коротко сказал он.
Немой склонил голову, выражая толи согласие, толи покорность.
В порту кораблей не прибавилось, но это могло и ничего не значить. Потому Джимшид зашел в портовую таверну. Когда он пришел сюда в первый раз, на него косились и даже попытались избить. Но теперь привыкли и у него даже появились здесь друзья.
Таверна, конечно, была место, на взгляд Джимшида, почти отвратительным. Тростник на полу меня редко, стены давно не белили, изрезанные столы не скоблили вообще, но если где в городе и появлялись новости первыми то именно здесь. Шагнув с яркого солнца в помещение, Джимшид чуть помедлил на пороге, пока глаза не привыкли к сумраку. Потом кивнул нескольким знакомым и сел на относительно давно облюбованный им стол у грязного подслеповатого окошка. Хозяин собственноручно принес с кухни поднос с чайником из тонкого фарфора полный кипятка и пару фарфоровых чашек, одну пустую, другую с мерной ложкой и сбором зеленого чая. Он несколько торжественно водрузил это на стол перед Джимшидом. Охотник улыбнулся, он помнил, что и чайник, чашки появились в таверне поле того, как он зашел сюда в пятый раз и в пятый раз попросил зелёный чай. С тех пор это стало почти ритуалом. Даже торжественность на лице хозяина таверны и та входила в него. Джимшид обдал чашку кипятком и выплеснул воду прямо на пол. Затем положил в теплую чашку всего одну мерную ложку заварки, аккуратно наполнил её до половины водой и накрыл ладонью. Спустя два раза по десять ударов сердца охотник отпил из чашки всего один глоток и обратился к хозяину с обычным приветствием:
- Да прольется тебе дождь под ноги, досточтимый хозяин. И снизойдет на твой дом милость Каара. Есть ли новости для меня?
- Новости все те же и там же. Война. Но в Лирию пока никто не собирается. Если соберется, так я узнаю первый. – Хозяин хлопнул гостя по плечу и отправился за стойку.
Джимшид посмотрел, как плавают в чашке чаинки, и посмотрел на ничего выражающее лицо раба.

Нужно ждать… Снова ждать… Но сколько можно ждать? 

Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Дьюрика Валль ДеВоод
сообщение 01.04.2004, 16:35
Сообщение #57
Демон
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 7






20-й день месяца падения зерна. Окрестности Фалессы.

О, она снова могла принимать участие в происходящем. И когда же эта курица Дьюрика сдастся? Кто бы мог подумать, что ее сознание настолько крепко! Хм...То, что Ведьма ощущала уже давно, было все ближе и ближе.
А пока она чувствовала чужую беду. Нет, это не было магией, это было криком животных, разбегающихся от Фалессы. Чума, не иначе.
Зверушки всегда первыми чуют невзгоды, куда уж людям!
Это, конечно, было очень захватывающе, но пора было начинать задумываться над тем, что она скажет сторнийцам. Тем паче, что стены города уже виднеются. А значит, в любой момент можно нарваться на отряд...


--------------------
Кто сказал, что кошки-безобидные создания?!
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Иванэ ле Амарра
сообщение 01.04.2004, 19:19
Сообщение #58
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 26


Война близко!



20-21 день месяца Падения зерна. Фалесса.

-   Иванэ, ты должен быть на стене…
Кот ворвался в кабинет Консула, игнорируя всяческие правила и этикет. Война уровняла всех.
-   Что-то случилось? – Спокойствию, с которым спросил это герцог, могли позавидовать все льды мира.
-   Они начали новую атаку.
-   Не первую и не последнюю, думаю.
-   В этот раз все по-другому. Он гонят на стену простых лаконцев, крестьян из окрестных деревень…
-   Марэль и его Избранники! – Иванэ встал со своего места и быстро направился к конюшне. На ходу отдавая распоряжения. – Скачи к начальнику городской гвардии. Прикажи прислать на стену еще людей, скажи это мой личный приказ.
Кот лишь кивнул и вскоре уже скрылся на коне в узких переулках. Иванэ, оседлав Бриза, направился к стене, бросив напоследок Найджу, прибежавшему на шум. - Оставайся в доме, усиль охрану, один Марэль знает, что будет…
Люди, растревоженные атакой, спешили по городским улицам к своим домам. Один из людей Иванэ кричал что-то, и людская река расступалась, пропуская Консула. Весь мир сейчас сузился дла герцога до туннеля столичных улиц, бежавших ему на встречу. Ветер рвал смоляные волосы и развевал плащ за спиной. А в конце этого пути были люди. Свои же люди, такие же лаконцы, которых нужно было убить, чтобы остановить любой ценой. Потому что Фалесса должна выстоять!
Иванэ догадывался кому могла принадлежать «гениальная» идея этого штурма и в нем медленно поднималась ненависть к человеку, бросившему вызов Лаконе, Фалессе, ему лично…
То, что открылось Консулу с городской стены, могло заставить дрогнуть любого, но лицо Иванэ не изменилось, только рука сжала рукоять родового меча. По голому осеннему полю, размокшему свежей грязью после дождя, двигались три «отряда». В каждом человек по триста. Сразу было видно, что это лаконцы, скорее всего крестьяне. В руках они держали разное оружие пики, мечей, топоры – все, что было не нужно лирийцам и сторнийцам. В самом безмолвном шествии этих людей было что-то ужасающе неправильное, противоестественное. Обреченность, отчаяние и стальная воля к смерти стали их знаменем. Лишь на некотором отдалении виднелись лирийские солдаты, зрители первого ряда в спектакле, поставленном Рикардом Шарком. Им будет прекрасно видно, как одни лаконцы будут убивать других.
-   Как они их заставили?… - Осмелился заговорить один из солдат.
Иванэ молчал.
-   Заложники, дурья твоя башка! – воскликнул десятник, тот самый с которым герцог говорил три дня назад. Голова его теперь была перевязана, похоже, в прошлой атаке ему крепко досталось. А вояка не глуп, похоже, не раз бывал в сражениях Смышленый…
-   Готовьтесь к отражению. – Прервал перепалку мужчин Консул. Пусть на стену поднимут побольше стрел и арбалетов. Мечи тоже пригодятся.
-   Мы что будем их убивать? – Неверяще уставился на Иванэ кто-то из воинов.
-   А вы предлагаете сдать им город? – Вопросительно приподнял бровь герцог.
-   Нет, но…Они же свои…
-   Небу было угодно, чтобы сегодня они оказались по другую сторону стены, значит сегодня они наши враги. А врагов убивают. – Иванэ сам не верил в то, что говорил, но какой выбор оставил ему Сторнийский Властитель?
Где-то гремели подъемные клети. Лязг и стук возвестил, что на стену поднимают оружие и еще людей. Кот успел предупредить начальника гвардейцев. Они отобьют атаку, а думать о том, кого убивали будут потом. Жалеть себя легко, вы попробуйте пожалеть врага…
Первые ряды нападающих уже были в зоне обстрела и Ивнэ скомандовал:
-   Готовьс… - Арбалетчики подняли оружие, прицелились… - Залп… - И ничего не произошло. Болты остались в пазах, воины стояли, замерев в боевом порядке.
-   Не могу, - сказал один из них. – У меня брат в одной из соседних деревень живет…
-   Поверьте, лучше они умрут от наших рук, чем доживут до той участи, которую им и их родным приготовили сторнийцы, - Иванэ взял арбалет из рук солдата, прицелился и выстрелил. Болт взвизгнул, освободился из плена и устремился на свободу. Его песня длилась недолго. Сердце огромного детины, шедшего в первой шеренге стало последним упокоением снаряда. Крестьянин почувствовал, как цветок резкой разрывающей боли расцвел чуть ниже левой ключицы, хотел схватиться за нее, не успел, всплеснул руками и всем своим огромным телом стал падать вперед. Земля бежала на встречу, обещая покой. Лишь в земле покой. Последний покой. Грязная жижа затопила глаза, забилась в нос и открывшийся рот, пропитала одежду, смешалась с кровью, тонкой струйкой вытекавшей из человека. А потом серое осеннее небо раздавило ничтожного смертного, опрокинуло, перевернуло, а смерть все не приходила. Рядом упал кто-то еще, потом еще и еще…А люди, уже не обращая внимания на падающих товарищей, шли по их телам живым и мертвым, кричащим и немым. Шли, потому что от каждого их шага зависела жизнь их жен, матерей и отцов, сыновей и дочерей, братьев и сестер. И выхода не было. Смерть на стенах Фалессы под мечами лаконцев или смерть под топором мясников, гордо именующих себя воинами Лирии и Сторна…Смерть была выбором, но смерть не приходила.
Иванэ не любил арбалет, считая его оружием трусов, но на войне, как в любви, все средства хороши. Здесь не было времени играть в героев. Убедившись, что выстрел попал в цель, он вставил новый болт, приготовился выстрелить опять, но тут рядом раздался щелчок, и кто-то отправил болт в гущу второго отряда. Герцог обернулся и увидел Кота, стоящего с ним плечом к плечу. Глаза мужчин встретились и между ними пробежала искра понимания. Вдруг стук спущенного крючка раздался где-то еще, и, наконец, на наступающих посыпался смертельный дождь. Это была первая победа Иванэ в сегодняшней схватке – заставить солдат убивать своих братьев.
- Убейте их! Всех! – Приказал Консул и стал перезаряжать свой арбалет.


--------------------
И пусть один меч сам стоит спокойно против неба! (с)
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Лекса
сообщение 01.04.2004, 19:27
Сообщение #59
Вампир
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 18


Odi et amo…



20-21 день месяца Падения Зерна. Фалесса и ее окрестности.

Стоя на галерее, Александра видела, как Иван выбежал из дома вместе с Котом. Слышала взволнованные крики и шум на конюшне. Похоже, что-то случилось. Акула с ними. Пусть разбираются…
В осажденном городе она откровенно скучала. Других женщин, наверное, томила тревога за свою страну, волнение за любимых мужчин и детей, опасения за собственную судьбу. Александре было все равно.
Лакона так и не стала ее родиной, любимый мужчина как раз воевал с этой страной, детей у нее не было, а судьба…Судьба лучше знает, что, как и когда надо делать. Не нам ее учить.
Единственным развлечением оставались книги и вышивание. Первое привлекало, но найти действительно хорошую книгу довольно сложно, второе выводило из себя, поэтому было равнодушно заброшено. Уже, наверное, в сотый раз перечитывая «Историю какого-то там прекрасного принца и какой-то там премудрой принцессы, а также страшного противного дракона, их съевшего, и всех их родственников (и драконьих тоже) до десятого колена» Лекса не заметила как спустились сумерки. На окраине слышались звуки атаки. Муж воюет. Пусть.
Мужчины любят поиграть в войну. Женщинам подавай любовь.
Отложив потертую книгу, она зажгла светильник и подошла к окну. Покрывало свежей ночи уже опускалось на город. Девушке почему-то стало жаль дракона, про которого она читала. У бедного, наверное, потом случилось несварение желудка. Нечего питаться всякой гадостью.
Внимание герцогини привлек шум у боковой стены, где как раз находился вход в сад особняка Амарра. Тихий приглушенный вскрик  поглотил сумрак. Спустя миг калитка открылась, и в проеме появилось несколько фигур в одежде горожан. Первой в голову Александры закралась мысль о краже, которая тут же была отвергнута. Потом она подумала о бунте…Вероятно, но не возможно. Осторожно отступив в тень, она задула огонь и стала следить, что произойдет дальше. Видимо, крик стражника все-таки услышали, так как из дома появилось четверо людей Ивана. Но это не остановило пришедших. Лекса даже не успела подумать, что надо бы звать на помощь, как все четверо были мертвы. Люди направились к дому и скрылись внутри. Вскоре послышались звуки сражения внутри. Где-то разбилась ваза, послышался треск ломаемой мебели, стекла, дерева, опять стекла.
Дверь распахнулась, на пороге стоял Найдж – капитан, воспитавший ее мужа, самый верный его человек.
-   Миледи, на дом напали. Вы должны бежать.
Александра, в отличии от большинства женщин на ее месте не растерялась, не стала выяснять подробности о численности нападающих и цвете их глаз, подхватила плащ и хотела следовать за солдатом, но они опоздали. На узкой лестнице уже показались двое из пришедших. Значит, путь для них был свободен. Всего несколько человек смогли уложить двадцать человек Ивана и всех слуг только потому что на их стороне была внезапность. Они просто вырезали всех, как овец.
-   Этот мой. – Сказал человек, идущий первым, имея право приказывать. Второй отступил. Но это было уже не важно, потому что Лекса узнала голос…Сердце прыгнуло, перевернулось в груди, вернулось на место и ускорило свой бег. Мужчины тем временем уже скрестили клинки. Металлические удары отбивали один такт с ее сердцем, сталь пела, как ее душа, а в голове билась только одна мысль…
Каким бы хорошим бойцом не был старый воин, молодость и искусство взяли верх. Тело Найджа, бывшего Ивану вторым отцом еще оседало на пол, а Лекса уже повисла на шее Рикарда. Губы их встретились, но Рик быстро отстранил девушку.
-   Надо торопиться.
-   Ты пришел!
-   Я же обещал, что заберу тебя… - Его рта, но не глаз, коснулась улыбка. Для нее этого было более, чем достаточно.
Наступившую тишину разорвал женский крик и в проеме появился еще один сторниец, тащивший за волосы Аниту. Жалость закралась в сердце Александры, когда Рик сделал знак убрать и ее тоже.
-   Подожди! – Властитель обернулся. Герцогиня подошла к девушке, холод ее улыбки заморозил бедное создание. Лекса протянула ей кошелек и сказала. – Ты хорошо мне служила. За это я сохраню тебе жизнь. Расскажи Ивану, что здесь произошло и попробуй объяснить, что жизнь тебе оставили не потому, что ты была сообщницей. А это передай Коту. Это обещанная плата. Напомни, что я жду исполнения заказа. Теперь мне, как никогда, нужна свобода…Идем, - обратилась она уже к Рику.
Сторнийцы покинули комнату, дом и сад герцога Деннира, оставив позади еще один мертвый, пустой кусочек города, сломленного осадой. Только дрожащая от пережитого ужаса Анита, уткнувшись в холодеющее тело Найджа, рыдала в тишине. Но ее крики тонули в кононаде далекого боя.

***


Выбраться из города по всеми забытому лазу не составило труда, тем более, что стражники были предусмотрительно убиты. Больше никто и ничто не стояло между Александрой и ее счастьем.
На корабле Рика встретили, как победителя, так, как встречали всегда. Жизнь любит тех, кто выигрывает!
Избавившись от ненавистных лаконских тряпок и облачившись в настоящее сторнийское платье, Лекса нашла Рика на мостике. Акой-то лириец докладывал ему о сражении.
-   …Этих-то всех перебили, наши немного пощекотали тигров, но поняв, что это бесполезно, откатились. Каар сегодня был милостив к нам. Погибло немного, чуть больше ранено. А вот город мы потрепали. Долго будут в себя приходить…
Рикард заметил Александру и прервал воина.
-   Хорошо, скажи , что я доволен. Он сделал все, как нужно. Теперь иди.
Лириец поклонился и исчез. Впрочем, его и так не существовало для девушки. Теперь для нее весь мир крутился вокруг высокого светловолосого мужчины, единственного…
-   Ты, как всегда прекрасна, - с каких это пор Рикард превратился в галантного кавалера, девушка не задумалась.
-   Спасибо, - смущенно ответила она. – Ты так рисковал, Рик. Если бы что-то случилось…
-   Кто не рискует, тот не пьет лаконское! – Рассмеялся Властитель и обнял девушку за талию. – Сегодня я рискнул и добился очень много. Отнял у Иванэ ле Амарра его жену и заставил его убивать тех, кого он должен защищать.
Ты даже не представляешь, насколько много добился, подумала девушка, представив каково сейчас Ивану и каково будет, когда он узнает о ее поступке…
-   Эта война, Рик…Сторн должен быть свободным, но не велика ли цена?
-   Для Сторна нет. Платить будет Лакона, ну и Лирия немного, - добавил он после паузы.
-   Чтобы взять Фалессу, ты должен сломать «меч Лаконы». Нужно «сломать» Ивана.
-   Теперь это уже не твоя забота. Рано или поздно город сдастся.
-   Это случится раньше, если Консул перестанет удерживать его от падения. Перед осадой Иван успел ввести в город свои войска.
-   Что? – Рик задумчиво посмотрел вдаль. – Теперь понятно, почему они держатся так долго. А мы  все удивлялись, как горстке городских гвардейцев удавалось спасть город так долго. Ладно, это не сильно меняет дело, ну продержатся на месяц или два дольше. Ничто не вечно.
-   Ничто, кроме твердокаменной воли Ивана. Если он будет там, - Лекса махнула рукой в сторону Фалессы. – Они будут стоять.
-   Что ты предлагаешь? – Заинтересованно спросил Рикард.
-   У герцога ле Амарра есть три слабости: верность его сюзерену, забота о вверенных ему людях и его жена, - при последних словах девушка ухмыльнулась. – Первым он уже вынужден был поступиться. Второе подверглось испытанию сегодня. Сначала ему пришлось убивать своих, потом он узнат, что убили его людей, особенно Найджа, который был для него как отец. И…наконец я. Исчезновение – хороший ход, но нужно чтобы Иван знал – это не похищение, а побег. Я ушла сама. Это добьет святого герцога.
-   И как ты собираешься сообщить ему об этом? – Усмехнулся Властитель.
-   Корабли, на которых прибыли войска стоят в порту. Все, кроме одного. – Эффектная пауза заинтриговала Рика. – Личный корабль Ивана – каравелла, носящая мое имя, спрятана в бухте недалеко отсюда. Он слишком дорожит этим кораблем. Поэтому мы сожжем «Александру».
«Ну и дрянь же ты!» - Сказал внутренний голос. Девушка его проигнорировала. Если хочешь быть счастливой в этом мире, умей сражаться за свое счастье. Дорога жизни устлана не лепестками белых роз, а шипами алых.
В глазах Рикарда зажглось восхищение. Он приказал своим людям:
-   Пусть два корабля будут готовы следовать за нами. Нам предстоит небольшая увеселительная прогулка. – Отдав все распоряжения, он протянул Лексе руку. Девушка вложила в нее свою ладошку. Долгий поцелуй, о котором она так мечтала, был еще слаще, чем она помнила. – Далеко до этой бухты? – спросил он, когда оба немного отдышались.
-   Около часа пути при попутном ветре.
-   Нам хватит. – Сказал Рик, подхватывая ее на руки и направляясь в свою каюту.
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Кот
сообщение 01.04.2004, 19:36
Сообщение #60
Зверь
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 27


Не могу - это значит не хочу



20-21 день месяца Падения Зерна. Фалесса.

Ночь захлебнулась криком последнего лаконца, упавшего со стены, и наступила тишина. Абсолютная.
Неужели, они выстояли. Нет, конечно, же выстояли. Когда сражаешься рядом с Иванэ, не возникает даже сомнения в победе. У герцога есть удивительная черта внушать людям спокойствие и уверенность в собственных силах. Кот не заметил, как сам попал под это влияние. Сегодняшняя ночь дорого им обошлась. Они выстояли, но скольких потеряли.
Когда стало понятно, что бой окончен, солдаты без сил упали на выстуженные ночь и согретые человеческой кровью камни. Кот и сам не выдержал и, привалившись к шероховатой поверхности, сел.
Лишь один человек остался стоять, как скала. Иванэ.
Заглянуть в глаза герцога даже убийца не посмел, потому что боялся того, что может там увидеть. Консул сражался сегодня как никогда, как будто убивать своих же людей – самое главное в этой жизни. Но только он сам знал – чего это стоило. Тонкая алая струйка стекала по виску Ивана. Видимо, стрела или болт задели кожу или быть может какой-то удачливый «воин» все же смог достать герцога. Но собственная кровь меньше всего сейчас заботила того.
-   Иванэ…
-   Не надо! – Консул решительно отверг желание Кота помочь. – Я осмотрю всю стену. Надо выяснить, каковы потери.
-   Я могу….
-   Нет, ты поедешь к Александре. Проверь, все ли там спокойно, а потом отоспись. Ты на ногах уже двое суток.
Спорить с ним сейчас было бесполезно - понял Кот. Также как бесполезно говорить, что сам Иванээ вообще неизвестно когда спал. Также как бесполезно пытаться понять что он нашел в этой блудливой кошке – своей жене. Превозмогая боль во всем теле, особенно в руке, по которой прошлась здоровенная дубина, Кот нашел в сумасшедшем доме, творившемся у стены, свою лошадь и направился в верхний город, туда, где располагался дворец и особняки знати. Кое-где люди, так и не уснувшие из-за тревожной ночи, уже занимались обыденными делами. Пока он добрался до дома ле Амарра начал разгораться рассвет. Ворота, хоть и были заперты, но Кота насторожило то, что обычно маячивший за ними стражник отсутствовал. Спрыгнув с лошади, мужчина осторожно пошел вдоль стены, пока не наткнулся на мертвого человека. Тело уже было ледяным, холод ночи не оставил следов жизни. Кот обнажил клинок и ступил в сад, но сражаться было не с кем, разве что с молчаливыми деревьями. Еще четверо стражников лежали убитыми на дорожке, ведущей к дому. Непрошеный холодок пробежался по позвоночнику убийцы. Не холодок страха, а холодок предчувствия чего-то неизбежно страшного. Дом с распахнутыми дверями успел остынуть, и теперь какой-то кладбищенский ветер гулял по коридорам и комнатам, заполненным мертвыми людьми.
Убийца последовательно осмотрел все комнаты, сначала на первом этаже, потом на втором, оставив на последок комнату Александры. Он уже знал, что увидит там, поэтому оттягивал момент откровения. Когда предлогов медлить уже не осталось он повернул в последний коридор и вошел в распахнутую дверь. Слева в луже собственной крови лежал Найдж. Рядом с ним валялся его меч, совершенно ему больше не нужный. В центре комнаты, привалившись спиной к сундуку у кровати, сидела Анита и вздрагивала с удивительной периодичностью. Видимо, слез и всхлипов уже не осталось, также как и голоса. Только дрожь, сотрясавшее все тело. К груди девушка прижимала какой-то предмет.
Всё.
Больше в комнате не было никого. Ни мертвого, ни живого тела Александры обнаружить в доме не удалось, что наталкивало на вполне закономерную догадку – кровавую резню устроили те, кто забрал Александру с собой. Или, быть может, она сама их позвала?
-   Тварь!
От этих слов Анита отшатнулась, стукнулась об угол сундука, бессильно упала на пол и замерла. Помянув великую Акулу и всех ее родственников, Кот бросился к девушке и помог подняться. Поняв, что убивать ее никто не собирается и последние слова относились не к ней, девушка вцепилась в Кота мертвой хваткой, уткнулась ему в груди и снова принялась плакать. Откуда в женщинах столько слез, поразился убийца, поднял беспомощную девушку на руки и понес прочь из комнаты. Единственным местом в доме, где не было трупов оказалась спальня Иванэ. Не долго думая, Кот отнес служанку туда, положил на кровать и влил в нее бокал крепкой полынной настойки. Только после этого девчонка перестала всхлипывать и трястись.
-   Что здесь произошло?
-   Они пришли…Я не знала…А потом…Кровь…Хотели убить…А хозяйка… - Губы Аниты снова задрожали, глаза заблестели слезами.
-   Прекрати нести чушь! Успокойся и расскажи все по порядку. – Вынужден был прикрикнуть Кот.
Девушка глубоко вздохнула и стала говорить:
-   Я чистила плащ миледи на заднем дворе и болтала с Молли – кухаркой, когда мы услышали крики и шум боя. Молли бросилась на кухню, у нее ведь муж здесь стражник, а я спряталась в погребе, надеясь, что меня не найдут. Мы поняли, что кто-то напал, но кто не знаю. Я молилась Четырем Стихиям, и Акуле, и Марэлю и вообще кому-нибудь, кто меня услышит, но небо безмолвствовало. Потом люк отворился, кто-то схватил меня за волосы и потащил через весь дом…Я видела их всех. Мертвых, умирающих, истекающих кровью. Тех, кто оказался жив, мой мучитель добивал. Он притащил меня в комнату Миледи. Там было еще двое и она…Она…Она не дала им меня убить. Это были сторнийцы. – Здесь девушка все-таки всхлипнула, но, переборов слабость, продолжила. – Потом она сказала мне рассказать о случившемся Его Светлости, а Вам передать кошелек с напоминанием о заказе…Это все.
Девушка замолчала, протягивая Коту кошелек, который до сих пор прижимала к себе. Убийца протянул руку и взял ткань с звенящими монетами. Тварь! Снова подумал он на этот раз про себя.
-   Забудь о том, что случилось, и поспи. – Он хотел уйти, закрыв дверь, чтобы заняться домом. Иванэ не должен видеть всего этого, будет достаточно самого факта случившегося. Но он не успел. Обернувшись, Кот увидел в дверях герцога. Как долго он там стоял? Что слышал?
-   Иванэ… - Второй раз за последние часы начал убийца и снова ему не дали закончить.
-   Что здесь произошло? – То спокойствие, с которым были произнесены эти слова оказали куда более трашное впечатление, чем если бы Иванэ кричал.
-   Кто-то напал на дом. Всех убили…
На миг в глазах герцога все-таки промелькнуло что-то человеческое и живое.
-   Александра?
-   Она пропала.
Иван вышел и направился в комнату жены, как будто не веря, словам Кота. Наемник последовал за ним. Убедившись, что комната пуста, не считая холодного тела капитана Найджа, Иванэ обратился к убийце:
-   Найди людей, здесь надо все убрать.
Кот вздрогнул. Неужели вместо сердца у Иванэ камень. Перед ним лежит мертвый человек, который воспитал его, а он отдает какие-то приказания, но потом догадка пришла в голову наемника. Герцог не позволит другим видеть свою слабость. Он развернулся и отправился исполнять порученное. Только на лестнице он не удержался и оглянулся. Иванэ стоял на коленях, прижимая к себе мертвого воина, его плечи дрожали.

***


Только к вечеру удалось закончить со всеми делами. Тела убитых ждали погребения, кровь была смыта, а дом проветрен, но это не избавило их от запаха смерти, предательства и подлости.
Кот закрыл дверь за последним гвардейцем, которых прислали, чтобы охранять герцога. Иванэ отказался. Теперь ему не нужна была охрана, как и жизнь. Кот считал иначе, поэтому вокруг дома все же были люди из солдат Иванэ, снятых со стены. Десять человек ничего не изменят в обороне города, но могут спасти Консула, жизнь которого могла стоить жизни столице.
Иванэ Кот нашел в кабинете. Тот просматривал какие-то карты.
-   Глупо. – Заметил герцог. – Теперь это уже не важно, но интересно как они попали в город. Как ушли, я догадываюсь, но вот как попали? Не на крыльях же прилетели?
Убийца молчал, не зная, каких слов от него требуют. Не дождавшись ответа, Иванэ скатал карты и убрал их в ящик.
-   Она не знала. – Зачем-то добавил Консул. – Не могла знать. Она не смогла бы так поступить.
«Наивный!» - Подумал Кот, но снова промолчал. Вместо этого он подошел к креслу у окна и хотел сесть, когда его внимание привлекло что-то в море, на линии горизонта. На фоне падающего в водную бездну кровавого солнца вдалеке пылал корабль. Это не мог быть корабль из порта, и сторнийцы вряд ил устроили жертвенное приношение Акуле в виде собственного корабля.
-   Иванэ, посмотри.
Герцог подошел и встал рядом с Котом.
-   Это «Александра». – Уверенно произнес он.
-   Нет, откуда ей быть здесь…
-   Я сам чертил планы для этого корабля, Кот. Думаешь, я не узнал бы его из тысячи других?
-   Тогда, это значит, что…
-   Это значит, что кто-то нашел «Александру», привел ее туда, где я смогу это увидеть и сжег на моих глазах. Только один человек за стенами Фалессы знал о каравелле. Моя жена. И только один человек мечтает спалить все лаконские корабли – Рикард Шарк. Горящий в море мой корабль значит лишь одно - эти двое нашли общий язык.
Сейчас или никогда, понял Кот.
-   Иванэ, ты всегда заблуждался на счет Александры. Она…
-   Она такая, какая есть. Не думай, что я был слеп. Но я все еще надеялся…Но так и не смог завоевать ее сердце.
-   Напрасно надеялся…Она никогда не любила тебя, потому что в ее сердце был другой. Когда вы встретились, твое место уже принадлежало…
-   Шарку.
-   Да, но это еще не все. Все те годы, что вы были женаты, она переписывалась с Властителем. Представляешь сколько ценного он узнавал. Но это еще не все. Ты никогда не задумывался, как появился я?
Не получив ответа, Кот продолжил.
-   Я не простой наемник. Я убийца. Убийца, Иванэ. – Видя, что  это сообщение не произвело на герцога никакого впечатления, он бросил последний камень. – И меня наняла твоя жена, чтобы избавить от тебя Лакону и себя! Она всегда играла на другой стороне.
-   Она любила море и закаты. И всегда смеялась, когда должна была плакать. – Иванэ вдруг с интересом посмотрел на Кота. – Почему же ты не убьешь меня?
-   Ты должен жить. – Просто ответил наемник.
-   Почему? Почему Найдж может умереть? Почему все мои люди, которые присягнули мне на верность, и которых я должен был защитить, могут умереть? Почему могут умереть лаконские крестьяне, убитые мной? А я не могу?
-   Твоя жизнь нужна Лаконе. По крайней мере, пока. До тех пор ты будешь жить, я об этом позабочусь. – Кот набрался храбрости и заглянул в глаза герцога. Ему стало немного страшно и показалось, что он заглянул в выжженную, покрытую пеплом пустыню.
-   Иди. Уже поздно. Завтра утром нас ждут дела. – Иванэ отвернулся к окну. Кот бросил туда последний взгляд и направился к двери. Солнце уже село и теперь корабль было видно гораздо лучше. Изящный остов и мачты были объяты пламенем. Огненные паруса развевались под порывами ветра. Картина была щемяще прекрасной. Только истинный эстет смог бы оценить ее красоту. Кот оценил. Еще великолепнее она становилась от осознания того, как много значил этот корабль для Иванэ и что вместе с ним горит его душа.
Оставив кабинет позади, Кот решил проверить стражников, а только потом отправиться спать, но не успел дойти даже до двери, когда позади раздался страшный грохот и звон бьющегося стекла. За считанные мгновения убийца преодолел пройденный путь. Ужасающая мысль, что герцога-таки решили добить арбалетным болтом через окно подленько посетила его разум, но распахнув дверь. Он резко остановился. На фоне оконного проема, расцвеченного пламенем пожара стояла тень Иванэ, закрывая лицо руками. А по великолепному портрету Александры, сделанному в полный рост и украшавшему кабинет герцога, растекалось кроваво-красное пятно лучшего лаконского вина. Осколки тонкого суанского графина безнадежно испортили полотно, разрезав его на несколько кусков – такой силы был удар, разлетевшегося стекла. Две тонкие струйки красных слез катились по лицу герцогини. Иванэ должен был сейчас мечтать вынуть холодные сердца из груди жены и Властителя Сторна и, разрезав на мелкие кусочки, скормить диким псам, но именно это сделали с его сердцем они сами.
Море все-таки подточило скалу. Кот мог только догадываться, выстоит ли мечь?


--------------------
Истинный дар творца не в способности к творению, а в умении смеяться над тем, что он сотворил © Мой автор
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения

9 страниц V < 1 2 3 4 5 > » 
Тема закрытаОткрыть новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



- Текстовая версия Сейчас: 15.09.2019, 10:44
Rambler's Top100