IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

10 страниц V  1 2 3 > »   
Тема закрытаОткрыть новую тему
> Глава вторая. Гроза собирается.
Нортмер
сообщение 02.02.2004, 20:32
Сообщение #1
Человек
Творец
Grande moderatore
*********


Пол:
Сообщений: 4230


Зло прав не имеет



Начинаем.


--------------------
- Говорят, - ответила Андрет, - говорят, будто Единый сам вступит в Арду и исцелит людей и все Искажение, с начала до конца. Говорят еще, что эти слухи ведут начало с незапамятных времен, со дней нашего падения, и дошли до нас через бессчетные годы.

Дж.Р.Р. Толкин. Атрабет Финрод ах Андрэт
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Midnight
сообщение 02.02.2004, 20:39
Сообщение #2
Молния
Творец
Леди Тайн
******


Пол:
Сообщений: 614


Не насовсем, а навсегда...



Пояснение: Сюда писать все посты по ВСЕМ странам о событиях непосредственно после турнира, недописавшим Турнир, дописывать в главу первую grin.gif


--------------------
Неизбежное никогда не бывает смешным... ©

Наношу добро и причиняю справедливость. ©
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Сафар ибн Изим Бнед
сообщение 02.02.2004, 20:43
Сообщение #3
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 23


Степной Змей



Месяц Судов. 1-4 числа. Лирийские степи. Где-то в десяти конных дневных переходах до границ Тай-Суана.

[glow=red,2,300]   Многое открыл Глаз Паука хану Лирии. Он видел в грезах все то, что видел его друг и товарищ. С ним, заодно, он переживал все невзгоды и радости...[/glow]

   Это была ставка вождей Тысячи Племен...
   Вефир огляделся. Да, все правильно, он прибыл... Многочисленные палатки, тысячи и тысячи лошадей, крики...
   И путевой камень сработал как надо. Он перенесся из Хайдолы, с жаркого юга, сюда прямо в степь, к подножию горы Мхааб-цаддалар – или Коготь звездного коршуна... Когда-то они спаслись здесь с Сафаром от стаи волков, это было давно, тогда еще нынешний хан был только наследником великого Изима. Они ехали к вождю самого крупного племени гарров – Чармероку ит-Сайле... Изим хотел, чтобы Сафар женился на дочери Чармерока, так и произошло. Мархет стала его первой женой и матерью Ибриля – нынешнего наследника. Но тогда... Они ехали вдвоем, оставив всех людей хана в ближайшем поселке. Сафар хотел увидеть звезды степи – самые яркие в это время года. Когда ночь вступила в свои права, появилась стая волков... Они гнались за ними полночи, Сафар смеялся, но его кобыла попала ногой в нору суслика, и стала прихрамывать. Тогда он смеяться перестал. Стало рассветать, стая была очень близко. И, наконец, они достигли Мхааб-цаддалар – огромную скалу посреди пустыни – вокруг нее богами разложены гигантские валуны, и здесь шаманы степных племен гадают по теням.
   Сафар чудом затащил лошадей на почти неприступную вершину, в пещеры, затем развел огонь на месте узкого входа. Вскоре, волки убрались, но Вефир хорошо запомнил пляшущий жаркий огонь, вой свирепых хищников за ним, и яркое всходящие солнце, разгоняющее ночной мрак. Теперь он и оказался здесь. Конечно, ни углей от костра, ни следов найти было нельзя... Слишком давно это было. Чармерок тогда принял их с радостью... Мархет стала первой женой Сафара, а первая дочь Сафара, правда уже от другой жены, вышла за сына Чармерока – Саррека ит-Сайле. Так был основан великий союз, ставший затем Союзом Тысячи Племен.
   Обождав три достаточно трудных дня, в течение которых он почти не мог двигаться, слава Каар, хоть еды и воды у него было достаточно, Вефир покинул свое убежище и дошел до ставки Вождей.
   Да, люди Союза заполнили всю степь на многого дней конного перехода вокруг Мхааб-цаддалар. Здесь были и гарры – многолюдное племя Чармерока, и кхевары из самых южных земель Лирии, и карлики-ллунифы, приехавшие на своих малорослых лошадках с самого заката, и гиганты-таризы, всегда вооруженные двумя топорами, с северных равнин. Да, тысячи племен гонимые с запада Великой Засухой. Они шли на восток, в свои земли обетованные... Но на западе была Лакона и война...
   Предстояло узнать, все ли в порядке... Старый Чармерок был еще жив... Ибриль и Саррек находились при нем. Детям полезно учиться у старых и умудренных опытом. Ибрилю, очевидно, полагалось стать вождем великой страны – возникнувшей из старой Лирии, и тем, что останется от Лаконы – сожженной и восставшей снова, с новыми народами, обычаями и королями. Саррек в таком случае станет его правой рукой...   
   Вефир привязал коня у большого красиво украшенного шатра – здесь и проходили советы, затем раздвинув тяжелые ткани полога, вошел.
   - Посланник великого Сафара ибн-Изима Бнеда приветствует вас.
   - Вефир! – Ибриль бросился к нему. – Но как?
   - Тсс... – советник хана, приложил палец к губам. – Расскажу потом...
   - Да хранят боги твоего повелителя... – Чармерок встал со своего места и низко поклонился. – Твое имя – Вефир? Ты советник мудрейшего?
   - Да. – Вефир занял одно из мест, оглядывая лица присутствующих...
   - Тогда, слушай... Это Саррек, мой старший сын... – он указал рукой на мускулистого смуглого юношу с черными волосами, – это Изррэк – один из вождей гарров, - рука указала на почти точную копию Саррека – степняки в глазах Вефира почти не отличались друг от друга.
   - Так, это Афиар Мирх – один из вождей кхеваров. – кожа Афиара была черной и блестящей настолько, что отражала тусклый свет в полумраке шатра. – Это Барг-Танг – верховный шаман ллунифов... – маленький пигмей кивнул в ответ, – а это Кармун, сын Угумра – предводитель Таризов с севера, – широкоплечий высокий воин, закутанный в медвежьи шкуры, поднял руку в знак приветствия. – Все они предводители своих народов, которые собрались здесь вокруг Мхааб-цаддалар. Мы ждем приказов Великого хана.
   Вефир задумался.
   - Грядут зимние стужи... Мы должны перейти горы раньше, чем снег ляжет на землю. Как только третий сын ВеликогоХана договорится с Тай-Суанской ведьмой, мы тронемся в путь. До тех пор нам нужно обдумать планы будущей кампании.
   - Согласен, – карлик вышел вперед. – Моим людям не терпится собрать урожай голов. Эти лаконцы могучие воины? Говори, как есть, посланник повелителя каменных городов и бескрайних равнин, мы ничего не боимся...
   - Да, воины они неплохие... – Вефир развернул карту. – На нашей стороне внезапность... Мой хан... многим пожертвовал, чтобы эта тайна осталась тайной (Вефир вспомнил проклятую кобру... брр...) Селина – фактическая королева Лаконы не ожидает, что мы перейдем горы... Следовательно, нас никто не ждет. И еще – лаконцы стали слабы и изнеженны. Они предпочитают красивые безделушки мечам и копьям...
   - Мы сожжем их города вместе со всеми их красотами... – продолжил Барг-Танг. – Никто не должен уйти от ярости сынов Ллуна.
   - Истинно так, вождь... – Вефир улыбнулся. – Сколько вы привели людей с собой?
   Пигмей поднял голову.
   - Много, очень много... Не смотри, что мы малы ростом, советник повелителя, - наш народ ловок и быстр в бою. Мы словно пчелы жалим наших врагов, не давая им покоя ни днем, ни ночью... Смотри... – Барг-Танг достал небольшую трубку. – Дротик поражает врага даже через самую маленькую щель в панцире. Один укус – одна смерть.
   Афиар Мирх поднялся с места.
   - Это так, советник, – согласился он с шаманом ллунифов. – Когда мы еще воевали с ними, мои воины несли ужасающие потери... Они, - он жестом указал на улыбающегося Барга, - способны подкрасться на самое маленькое расстояние, почти вплотную, и их очень сложно заметить.
   - Как же тогда они не уничтожили вас? – Вефир внимательно посмотрел на Афиара.
   - Воины моего племени тоже не так просты, как можно подумать... Мы тоже можем быть практически невидимы, но - ночью – и все благодаря нашей черной коже. Под луной силы моего племени многократно увеличиваются благодаря духам, которых наши шаманы призывают, когда бьют в свои большие барабаны. Мы нападаем и выигрываем... Более того, мы не пользуемся лошадьми – мы ездим на верблюдах.
   Да, Вефир помнил этих поистине чудовищных животных. Высотой в три человеческих роста, верблюды могли переходить по горам, по достаточно тонкому льду и конечно по пескам. Чтобы убить такого монстра требовались огромные усилия, а их обычно бывало несколько. Лошади их боялись как огня.
   - А у вас, Кармун есть какие-то секреты? – Вефир оглядел могучего воина.
   - Секреты? Топор вот и есть мой главный секрет! И дротики и черная кожа – это конечно хорошо, особенно, если они будут на нашей стороне, но сильные руки и острый топор способны творить чудеса! Мы сотни лет разбивали наших врагов до того, как мудрый повелитель призвал нас в великий поход! И всюду наша сила помогала нам, сила стали и мускулов... Видел бы ты как наши воины, круша все на своем пути, пробивались сквозь полчища врагов!
   Вефир снова улыбнулся. Разумеется, все это по отдельности не принесло бы им победы в войне с Лаконой – их задачей было совместить отдельные возможности в идеальную продуманную тактику, которая могла бы сокрушить лаконцев... При этом надо предусмотреть все – все, что может случиться, все возможные условия...
   - В таком случае, - Вефир еще раз внимательно оглядел всех собравшихся, - я могу предполагать, что Лакона падет еще до того, как вырастет новая трава...
   - Да будет так... – ллуниф вышел из шатра первым, за ним последовали Афиар и Кармун.
    Чармерок рассмеялся...
   - Небо видит это впервые... Они враждовали тысячи лет, советник, но вот – все же собрались вместе... Что движет ими?
   - Все они хотят благ для своих народов... – Вефир задумался... – Но они такие разные... Смогут ли они пойти дальше или же их дороги разойдутся?
   - Вероятно, это зависит так же и от тебя... И от меня... И от твоего повелителя...
   - Согласен...
   - Поговори с ними еще... Со всеми вместе и по отдельности... Если ты будешь лучше понимать их, ты сможешь еще сильнее связать то, что делали Сафар, его отец и дед. Ведь за этим тебя и послали?
   Да... Каар видит многое, что скрыто человеческому взору. Читать в душах – умение доступное не каждому...
   


--------------------
Через десять тысяч лет
Все опять приснится мне,
Будут снова ветра шептать:
"Ничто невозможно понять..."
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Дориан
сообщение 06.02.2004, 17:33
Сообщение #4
Вампир
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 18






Сторн, столичный остров. Где-то в пещерах под Цитаделью. Расятнуто от пятнадцатилетнего прошлого, до наших дней....

Мой сон затянулся…. Слишком затянулся. Но вот посреди пустоты, заполняемой лишь воспоминаниям и тенями, промелькнули первые искры, возвещавшие скорое пробуждение. О нет, по меркам мимолетной человеческой жизни еще годы забвения ждали мою обитель, но теперь тяжелое, полное мрачных видений и ожидания, забытье сменилось целым потоком новых ощущений. Где-то сверху, над скалой, скрывающей мой саркофаг, кто-то творил страшный ритуал подчинения… причем подчиняли чистую, честную, но имевшую некий страшный изъян душу… На миг меня посетило страшное сомнение – неужели мои братья сумели повернуть ход безнадежно проигранной битвы в свою пользу и тысячелетия сна – прошли зря? Но нет, там не было ни одного бессмертного – лишь жалкие людишки, возомнившие себя венцами творения. Но их неумелое, грубое волшебство пробудило меня ото сна, пробудило несколько раньше срока.… Все еще плавая в мире грез, я видел будущее, видел огонь, охватывающий поселения людей, видел кровь, текущую подобно воде… видел падение величественных зеленых исполинов, взращенных торжествующими победителями прошлого и свято хранивших мир от моего возвращения. Но это еще только близилось, а сейчас жалкий мирок тварей-однодневок доживал последние мгновения покоя. Я подожду немного – что мне несколько лунных циклов в сравнении с вечностью сна? Но теперь, даже не выходя из своей каменной обители, я получил возможность действовать – мир снов един для всех… и для людей, и для бессмертных. Как едина и магия. Эти жалкие шаманы наверху торжествую, считая, что сотворили надежный и верный магический поводок… пусть верят в это, но когда придет время, я вырву поводья из их рук, а самих – ввергну во тьму.
Мир надо мной приятно изменился – странствуя по снам живущих, я не нашел ни единого упоминания о моем народе. Нас забыли, перестали упоминать даже в легендах… Хорошо. Теперь главное – не спешить…. Входить в сны тех, кто принадлежит мне духом, смотреть на мир их глазами, и ждать… ждать… теперь уже совсем недолго… мгновения в сравнении с вечностью. Иногда – вмешиваться, почти незаметно: ускорить смерть одного, обострить ненависть в другом… совсем немного усилить способности третьей.… Сейчас я еще слаб, но сила вампира не только в магии и боевых навыках… ведь древние люди звали нас «сикванши» - «похитители душ, охотники за верой». Люди убивают, пьют кровь и поедают плоть своих братьев куда охотнее, чем самый жестокий бессмертный. Надо лишь правильно их подтолкнуть… Скоро деревья рухнут, и мир спелым яблоком упадет на мои ладони.


--------------------
Символы их веpы на щитах,
Но отчаянье в глазах,
А в источнике сил скопился стpах.
Их воины падают вниз, чтобы коpмить собою птиц,
Шаг за шагом - впеpёд, всё меньше ненависных лиц.
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Селена-Луна
сообщение 07.02.2004, 13:42
Сообщение #5
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 5






5 день Судов. Город А'грес

Селена-Луна гуляла по лесу. Ей захотелось побыть в далеке от городской суеты, убежать от обыденности, так же как и раньше. Селене стало скучно жить в изолированном городе Агрес. Она шла медленно, вдыхая душистый запах цветов. Лес всегда был ее домом. Здесь она чувствовала себя сильной, могущественной и свободной. Селена принадлежала самой себе и никто не мог покуситься на ее свободу.
А как же иначе. Селена родилась волколаком  и гордилась этим.
-Селена! Постой!
Девушка оглянулась.
-Виктар? Что-то случилось?-мило улыбнулась она.
-Нет, Луна, просто хотел составить тебе компанию. Я знаю что ты любишь гулять она. Но…
Юноша так искренне посмотрел в голубые глаза Селене, что та просто не смогла возразить. И они пошли вдвоем вдоль небольшого журчащего ручья. Виктар- красивый, молодой, сильный и гордый сын важака. Он как и Селена-Луна был волкалаком. Свирепым воином и будущем правителем.
-Ах, Викрат, Виктар. Не понять тебе меня…-размышляла Селена вслух. - Вот ты. Кто ты есть? Сын нашего вожака. Вожака нашего Агреса. Тебе суждено стать нашем предводителем…Твое место здесь. Ты должен будешь вести свой народ вперед, за собой…
-А ты?!-вдруг яро возразил парень. – Селена, ты! Ты дочь шамана Шарана. На твоих плечах такая же ответственность как и на мне. А ты хочешь сбежать.
Виктар взял Селену за руку и заглянул в ее задумчивые глаза. Он питал к своей подруге особую нежность еще с детства.
-А что делать здесь? Виктар, мы закрыты от мира, мы живем в замкнутом городе. Мы живем просто и свободно. Нам нет угрозы. Про наше существование даже не знают. Да, только так мы можем жить и жить свободно…но мне хочется побывать в других местах, увидеть животных, которых нет здесь - в лесу. Общаться с новыми людьми…
-Людьми? Так вот ты о чем?
Виктар поник. У него сердце сжалось от боли и гнева.
-Люди значит? Эти жалкие, слабые существа, которые убивали нас, которые боятся и ненавидят нас. - Виктар пренебрежительно ухмыльнулся. В нем кипело негодование. –Люди! Я ненавижу их. Я ненавижу наше соглашение! Я ненавижу наш закон. Я хочу убивать. Видеть страх в их глазах, хочу вырывать своими руками их сердца. Пить кровь, вкушать плоть!!! Они наше несчастье! Раньше мы жили везде и всюду. Теперь мы обязаны прятаться в лесу, скрываясь.
Селена испуганно смотрела на друга. Ее пугали речи старого друга, столь пылкие и бессмысленные.
-Ты не прав. Что было-то прошло. Теперь мы должны принять нашу участь. Теперь мы должны научиться жить в мире и союзе.
-Не бывать этому!!! Селена! Я не узнаю тебя! Глупая девчонка.
-Виктар! Приди в себя. Если ты затеешь войну против людей, то оборотни вымрут. Мы все умрем. Нас мало. Раньше  мы были врагами, но не теперь. Когда ты поумнеешь?
Селена взбесилась, гнев зарождался в ее голове. Она просто не верила своим ушам. Что говорит этот несчастный, одержимый дурацкой идеей завоевания мира. Глупость. Так нельзя. Девушка сжимала кулаки, и острые ногти впивались в ладонь.
-Оборотни по всему миру живут среди людей, забыв о своей сущности. Они предали нашего царя.
Селена прикусила губу. Ей тоже было обидно, обидно до слез. За то что ее жизнь была пуста и бессмысленна. Что ей и ее народу приходится жить в отчуждении.
Виктар подошел к подруге совсем близко. Он уже успокоился и его нежные руки заскользили по лицу девушки. Селена подняла голову и  искренне посмотрела в желтые глаза наследника – волколака.
Селена почувствовала тепло исходящее от Виктара, ей было уютно и хорошо с ним. Но это был не тот с кем она хотела бы прожить всю жизнь.
-Селена, я люблю тебя.–тихо проговорил Виктар.
-Я знаю, правда знаю, но я не могу тебе обещать взаимности.
Селена слышала как часто бьется сердце ее друга, но правда не могла ничего поделать. Она хотела путешествовать. Девушка хотела уехать из Агреса, а будь она связана с кем-либо и ее вольной жизни придет конец.         
-Ладно, давай на перегонки?-улыбнулся Виктар
-Я тебя обгоню!!! - засияла девушка.
В одно мгновение Селена и Виктар перекинулись в животных, и два красивых больших волка понеслись по лесным холмам. Они бежали свободно и легко. Солнечные лучи отливались на гладких шкурках волколаков.       
   
Ближе к вечеру Селена и Виктар вернулись в город.
Селена вошла в свой дом и очаровательная улыбка исчезла с ее губ.
-Отец? Что-то случилось?
Шаран был чем-то обеспокоен. Он неподвижно сидел в углу комнаты и огонь свечей бросал блики на его лицо. Шаран выглядел очень молодо для своих лет. Наверное магия, всегда думала Селена,
и от части была права.
-Что? Что произошло?-не успокаивалась девушка.
Шаран поправил волчью шкуру на плече и пристально посмотрел на дочь.
-Я в такие минуты благодарю небо, что ты так и не научилась магии,- задумчиво произнес шаман,- сегодня небо послало мне видение. Не очень хорошее.
Девушка не понимала, она слушала и не слышала эти слова.
-Я знаю что ты хочешь уйти от сюда…не торопись. Быть может это наши последние встречи.
-Отец! О чем ты говоришь? Что ты видел? 
-Видел…много крови…очень много…это будет не скоро…но беда застанет нас и тебя… Человеческая кровь и кровь оборотней перемешается в одной грязной луже…
-Это будет конец?-испуганно прошептала Селена.
-Конец? Нет. Надеюсь что нет…
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Николя ле Тойе
сообщение 09.02.2004, 19:47
Сообщение #6
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 29


Кроме жизни терять нечего....



5 день месяца Судов.
  Лакона. Фалесса.

  Мирта с супругом прибыли в Фалессу через день после Николя. Граф Сканти был даже настолько добр, что пригласил брата своей жены на обед. Мирта была бледной и молчаливой, как никогда. Нико так и не смог понять показалось ему или глаза сестры действительно были припухшими от слез.
        На лице Сканти играла та самая ненавистная тонкая и змеистая улыбка, которая делала его похожим на королевского мага Адриана. Николя знал про графа немного, но этого сполна хватало, что бы молодой Тойе мог ненавидеть этого человека.
        За последние три года Арнольд Сканти женился уже в третий раз. Первой супругой графа с подачи Селины стала наследница опального, но от этого не ставшего бедным барона Тарнэ. Сразу после свадьбы отец невесты скончался, а меньше чем через месяц сама молодая жена заболела какой-то редкой южной лихорадкой, она умерла через месяц так и не заразив никого этой ужастно заразной болезнью. Сканти получил в наследство приличную сумму золотом и богатые южные земли. Вторая супруга, не столь богатая, но чрезвычайно красивая Амадея Крерснэ, выданая замуж родителями за "удачного жениха" повесилась через неделю после свадьбы. Скандал замяли.
      Нико не позволит, что бы Мирту постигла та же участь.
      Сестра не казалась испуганой или несчастной для постороннего взгляда, но Нико слишком хорошо ее знал. То, как долго она подбирала слова, что бы ответить при муже на самый простой вопрос, как отводила глаза, означало только одно - Сканти пугает ее гораздо больше, чем перспектива оставить семейство Тойе без гроша за душой.
      Нико смеялся, шутил и пил, наверное впервые в жизни не находя в этом удовольствия. Сканти должен видеть в нем то, что хочет видеть, а значит бестолкового и избалованного деньгами графского сынка, совершенно безобидного.
- И почему друг и соратник нашего благородного герцога Лессо не сопровождает его во время путешествия в Тил?
- Мне не нравится в лесу, там сыро.... нет игорных домов и гостиниц, - смеясь ответил Николя.
      Сканти тонко змеисто усмехнулся.
- Вы надолго в Фалессе, Николя?
- Нет, - с веселой беспечностью ответил Тойе, - Мне осталось отдать здесь один долг, и, наверное, все же придется поехать на свадьбу друга Эвора. Должен же кто-то показать лесовикам, что значит преферанс, а то сам Князь ни тени в этом не смыслит.
      В любое другое время Мирта несомненно сделала бы полушутливое замечание, но теперь промолчала. Нико вообще вытянул из нее не более десятка слов за вечер, и не разу не улыбнулась.
- Надеюсь, вы передадите герцогу Ярно мои наилучшие пожелания.
- Обязательно, - улыбнулся Нико, - Мне пора, я не буду больше стеснять вас своим присутствием.
      Мирта проводила брата до дверей, насторожено и быстро обняла Нико, попыталась улыбнуться, но получилось плохо.
- Я никогда не оставлю тебя, - прошептал ей на ухо Николя, - Он просто червяк.
- Он змей, -тихо ответила Мирта, - И змей ядовитый. Не делай глупостей, ладно?
      Николя кивнул, поцеловал сестру в лоб, и покинул дом ее супруга. Гунла после свадьбы успокоил Нико, рассказав о том, что Сканти опоили чем-то настолько, что граф не мог утром вспомнить совершенно ничего. До прибытия в Фалессу он так и не прикасался к своей молодой жене. А значит уже и не прикаснется! Мирта заслуживает лучшего.
       
      Нико вернулся в свой особняк совсем ненадолго. Испуганый, забегавшийся за день Браин встретил Тойе в дерях.
- Ты сделал все, что я просил? Драгоценности продал?
      Мальчик кивнул.
- Да, вот деньги. Ростовщик дал за них триста ауренов.
- Жмот, - вздохнул Нико, - а лошади?
- Они там, где вы просили их оставить, я только боюсь что ветер может себя выдать, он вел себя беспокойно.
- Спасибо, Браин, - с улыбкой сказал Нико.
      Золотые были разложены в мешочки по пятьдесят монет. Два из шести Николя протянул мальчику. Глаза у Браина стали большими и еще более испуганными, чем раньше.
- Вот, возьми, отвези отцу. Если когда ни будь я верну себе свое положение, то обязательно приеду за тобой. Даю слово.
      Взгляд Браина стал упрямым и жестким.
- Нет, - неожиданно смело ответил он, для разнообразия даже не добавив "господин граф", - Я не уеду.
- Мы говорили об этом вчера.
- Я хочу быть рыцарем, честь запрещает рыцарю бросить своего командира и друга, - Нико наткнулся на непроницаемый и невероятно твердый взгляд своего оруженосца.
      Интересно, как относится рыцарская честь к возможной преждевременной и глупой смерти? Только четырнадцатилетнего подростка с обострением рыцарской чести Нико для полного ощущения счастливости и не хватало.
- Хорошо, жди меня, где условлено.


--------------------
Вечно молодой, вечно пьяный ;)
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Дориан
сообщение 09.02.2004, 20:34
Сообщение #7
Вампир
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 18






5 день месяца Судов. Сторн. Цитадель.
Странные чувства владеют моим естеством.… Я покоюсь здесь, в темноте, ожидая падения последних преград. Судя по всему, осталось совсем немного: уже не годы – месяцы отделяют мир от возвращения былых времен. Впору петь от счастья, ибо что такое месяцы в сравнении с вечностью сна…. Но все же я чувствую… нетерпение? Неужели это мелочное, недостойное бессмертного чувство проникло в мой разум? Нет, этого не может быть. Не может, но есть, потому что плита саркофага словно давит на мою плотскую оболочку всей своей тяжестью, и тяжестью скалы надо мной. Слой камня кажется то невообразимо огромным, то тонким как свежий ледок на воде, едва скрывающим от моего, обострившегося за столетия тьмы зрения полных крови существ, заселивших этот остров. Хочется откинуть, словно досадную помеху, гранитную плиту саркофага и выйти туда, на верх. Сейчас даже свет, извечный враг моего рода был бы мне в радость. Но разум мой все еще тверд и я смиренно лежу здесь, во тьме, ожидая, когда, наконец, цепь страшных деяний, потрясающих поверхность, замкнется, и потомок создателей стражей даст согласие на их уничтожение. Мое время скоро настанет, но «скоро» – не «сейчас».  Я понимаю это лучше всех живущих – кому как не последнему представителю рода бессмертных знать все тайны времени…
Но все же слабость, чудовищная и постыдная для владыки тени, владеет мной – вместо того, чтобы копить силы для будущих битв я бессмысленно трачу ее, бродя по снам живых и смотря на мир глазами тех, кто зашел в тень достаточно далеко, чтобы попасть под мое влияние. Я оправдываюсь сам перед собой необходимостью знать мир, в котором предстоит проснуться, но самообман для низших, а не для нас.… Помимо нетерпения вечность разрушила преграды в моем сознании еще перед одной слабостью – любопытством. Непередаваемое наслаждение приносит мне любая весть, любая мелочь, вытянутая из чужого разума, и служащая пищей для моего рассудка не менее важной, чем кровь для тела во время бодрствования. Может быть, я слишком строг к себе? В конце концов, любопытство – это именно то, что отделяет мертвое от не мертвого?
Так или иначе – сейчас я начал готовить почву для своего пробуждения, вернее – пробуждения своей оболочки. Вот уже который день я слежу за одним человеческим существом на поверхности. Это одно из тех самых существ, что имели наглость разбудить меня своей варварской магией. Сейчас оно, как и все низшие, считает себя величайшим творением богов и ищет пути увеличить свою силу… Что ж, отлично. Поможем этому алчущему знаний разуму. Даже сквозь слой камня я чувствую свой свиток, написанный перед тем, как заснуть: магия вечных сохранила ее, тогда как книги тех однодневок, что сейчас населяют поверхность, гниют не хуже их самих. Сведем их поближе – мое старое творение и моего БУДУЩЕГО слугу. Если он сможет прочесть записи, написанные мной в момент величайшего отчаяния, понять их смысл и сделать верные выводы, то, возможно, ему хватит ума сбежать на другой край мира, отсрочив, на сколько то лет свой конец. Но если жажда власти застила его взор – ему достанется великая честь: утолить мой голод при пробуждении.


***


Родрик как раз закончил беседу с находящимся в пути Грегором и сейчас на чем свет стоит клял недостаточно сильного в магии помощника. Нет, ну надо же – так истощить свои силы, что почти всю энергию на разговор пришлось тратить ему, Родрику, другу нескольких поколений Властителей, главе Храма четырех ветров! Давно пора было поднять вопрос на Совете кланов об искоренении этого архаичного, позорящего Сторн, культа, приносящего куда меньше пользы, чем его Храм. А сколько талантливых послушников достались Культу в обход Храма… и что? Какую пользу они приносят стране своими дурацкими жертвоприношениями? Если б не огромная, непонятная и нелогичная популярность Культа у сторнийцев… и если бы не их знания, куда более изощренные в некоторых областях, чем заклятия Храма, Родрик никогда бы не пошел на союз с Верховным жрецом. Но что делать, многие тайны адепты Культа хранили столь ревностно, что пришлось договариваться с Грегором, и вот результат – он тратит свою бесценную силу на разговоры с этим старым людоедом вместо того, чтобы искать новые пути в силе….
Несмотря на хорошие вести, злость в Маге нарастала и нарастала, словно неведомая сила не давала ей стихнуть, тихо подбрасывая все новые и новые поводы.… Но, наконец, Родрик все же взял себя в руки и направился в то место, что всегда настраивало мага на рабочий лад - в замковую библиотеку. Войдя в просторные залы книгохранилищ, маг задумался, с чего бы начать сегодня. За столетия жизни он не перебрал и трети книг – главная сторнийская библиотека была куда менее богата новыми книгами, но зато за века грабежа и налетов, совершаемых на многие страны славными капитанами Империи тысячи островов она пополнилась уникальными экземплярами, давно утерянными даже в просвещенной, но сотрясаемой войнами Лаконе. Здесь же, вдали от шума боев, на острове, никогда не бывшем ареной битвы, древние фолианты и свитки хранились в полной безопасности… и безвестности. Сторнийцы всегда предпочитали книге меч.
Но сегодня Родрику не хотелось видеть ни затейливой вязи лирийских букв, ни разбирать таящие в себе тысячи смыслов письмена Тай-Суана, не хотелось даже простой, но изящной поэзии лаконцев. В раздумье  маг направился к полкам, где хранились сторнийские книги, но тут его взгляд скользнул по сравнительно небольшому столу, заполненному всяческим барахлом – обрывками пергамента, прожженными и явно побывавшими в воде клочьями дорогой тай-суанской бумаги, превратившимися в замусоленные тряпки кусками лирийского шелка.… Здесь лежали те «книги», вернее то, что от них осталось, которые хранители библиотеки отчаялись прочесть или восстановить. Иногда сюда попадали и книги на незнакомом никому из служителей языке, но обычно это был никому не нужный и не несущий в себе никакой ценности хлам. Однако же Родрик остановился и начал рассеяно ворошить разложенные на столе обрывки, пока вдруг сильнейший след чужой магии не заставил его отдернуть руку. Разом выйдя из задумчивости, маг внимательно осмотрел неплохо сохранившийся, но написанный на странном, неизвестном даже ему языке, свиток.… На нем явно был след магии, но магии столь чуждой всему известному Родрику….
В предвкушении увлекательной работы маг разложил свиток на столе, но читать не спешил – манускрипт был явно очень древним, а старые рукописи часто зачаровывали от чужих глаз, причем так, что нежеланный чтец мог считать себя счастливчиком, если лишался лишь глаз, а не разума или жизни. «Так, проверим сначала на самое простое – не пропитан ли лист ядом… Нет, ну и отлично… А что с магией помутнения рассудка… АГА!» На рукопись кто-то наложил заклятие отторжения, отпугивавшее слабых духом и сводившее с ума неосторожных. Несколько мгновений маг, прищурив глаза, изучал структуру заклятия – ранее он никогда не встречал такого простого, можно сказать архаичного, но действенного способа. И самым странным было то, что еще недавно по верх первого лежало второе защитное заклятие… которое кто-то снял совсем недавно! вернее даже не снял – а приказал рассеяться.
«Но это невозможно – только хозяин может таким способом рассеять заклинание.… Хотя кто знает – может, именно сегодня оно распалось от времени…. Всякое бывает…» - успокаиваемый этим, словно доносящимся из глубин сознания голосом, Родрик небольшим усилием воли снял последнюю защиту со свитка и углубился в дебри странного, загадочного языка древнего автора. Прошло много часов, прежде чем усталый, но довольный своей сообразительностью Маг вывел на чистом листе тай-суанской бумаги первые переведенные слова:
«…Мы проиграли.… Как это могло случиться? Великие армии развеялись словно дым, непобедимые воины пали, бессмертные навсегда покинули этот мир.… Это было невозможно… но это случилось….»
Солнце давно село, хранители книг, не решавшиеся побеспокоить важного гостя, принесли светильники, а Родрик все переводил и переводил странные, режущие глаз письмена, словно смысл древнего пергамента стал для мага центром мироздания…


--------------------
Символы их веpы на щитах,
Но отчаянье в глазах,
А в источнике сил скопился стpах.
Их воины падают вниз, чтобы коpмить собою птиц,
Шаг за шагом - впеpёд, всё меньше ненависных лиц.
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Сафар ибн Изим Бнед
сообщение 09.02.2004, 22:27
Сообщение #8
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 23


Степной Змей



6 день месяца Судов. Лирия. Хайдола.

   Сафар откинул полог своего ложа, который закрывал его от солнца и назойливых насекомых и всмотрелся в темную комнату. Ему может показалось, но он услышал тихий шелест и шипение...
   После той проклятой ночи, когда они отдали лаконского посла в руки Кобр, и после того как жрица вручила ему Глаз Паука, хану каждый раз, когда кольцо не показывало Вефира, снились змеи... Большие, маленькие, они извивались и шипели... шипели и извивались... и так без конца...
   А сейчас и Вефира не было с ним. И Самаль уже начал подготовку к отправке на Сторн. Почтовый сокол донес сообщение Кимрян-бея, и умчался, обратно унеся с собой приказ, отплыть на острова сразу после окончания турнира. Клинок был занесен, оставалось лишь ударить.
   Внимание хана привлекла занавеса на балконе, которая от ветра сдвинулась в сторону, так что стала видна зарождающаяся луна. Он вышел и посмотрел на спящий город. Там тысячи и тысячи лирийцев спали на своих постелях... Спокойный сон, тяготы дня отступают перед ним. Их жизнь тяжела - но груз, висящий на плечах Сафара - еще тяжелее. И он не исчезал ни днем, ни ночью.
   Хан развернулся и вошел обратно. Он бы поиграл в шахматы, но с кем? Вефир у гор Тай-Суана, за тысячи конных переходов отсюда...
   - Не спишшшь повелитель? - голос из темноты.
   Сафар немедля выхватил меч.
   - Проклянет тебя Каар! - чертыхнулся он. - Как тебе удалось попасть сюда?
   - Мне доступны многие пути... - сказала змеиная жрица, появляясь из тени.
   - Я начинаю думать, что ты преследуешь меня... - Сафар уселся на возвышение, которое служило ему сиденьем при приеме послов. - Если бы ты не нужна была мне, то я бы приказал казнить тебя немедля. Верю, что у тебя нашлась достойная причина, для столь странного появления...
    - Тучи ссобираются, повелитель... Маги Ссеверного мира пришшшли в Империю Ссолнца...
   - Маги? В Лакону? Это та самая Долина, о которой писал Кимрян-бей?
   - Да... Иххх привлекла проссыпающщаяся тень... Они миновали Лирию когда сстарый мессяц умер на четверть... Ихх несли на ссебе сстранные животные...
   - Единороги... Они были здесь и не были у меня? Это наглость с их стороны. Возможно, если мы встретимся с ними, надо объяснить, что происходит с неучтивыми гостями!
   - Мой повелитель... Они могущщесственные маги...
   - Сильнее чем ты? - Сафар усмехнулся.
   - Ссила бывает разной, - жрица нахмурилась, но потом снова обольстительно улыбнулась.
   - Чтож... Если ты с ними не справишься, я прикажу тебя обезглавить и возьму на твое место одного из них.
   - Как будет угодно моему повелителю... - жрица поклонилась.
   Сафар кивнул.
   - Как твое имя?
   - Мой повелитель хочет его знать? - она повернулась, лицом глядя на вышитого на стенном ковре грифона Бнедов.
   - Да. Хочу.
   - Знающщий имя, получает влассть...
   - Ты считаешь, что у меня нет власти над твоей жизнью и смертью? Поверь перед лицом Каар, ты ошибаешься...
   - Хорошшо... Мое имя Иллиссайе... Я стала жрицей храма в шшесстнадцать лет... Как и ваша дочь...
   - Да... Моя дочь... - хан опустил голову. - Вы еще не нашли Зайриэ?
   - Нет, но мы ищщем... Ищщем... Поверь, она не в Лирии...
   - Даже так? - хан поднял одну бровь.
   - Да, она уплыла на восход путем акул... Туда нам хода нет. Пока...
   - Скоро будет. Когда Тай-Суан пропустит войска, и мои воины сойдут лавиной с гор в Лакону, храмы их глупой веры будут уничтожены, а воля Каар утвердится. Может быть, один храм будет и ваш.
   - Мой повелитель добр... - жрица поклонилась. - Он не хотел бы иметь жену из жриц?...
   Хан удивился.
   - Мне казалось, вы даете обет чистоты?
   - Так и ессть... Но одна из насс могла бы принессти ссчастье повелителю...
   - Уж не ты ли? - хан сошел с возвышения, с интересом смотря на жрицу.
  - Сколько же ей лет,  - подумал он. - Возможно, она родилась еще при моем деде, а возможно даже раньше... По ней сказать нельзя, все так же юна.
   - Нет, - со смехом сказал он. - Я у меня уже есть сто восемьдесят жен, и нет желания увеличивать их количество. Оставайся жрицей, Иллиссайе... и правь своими сестрами...
   - Мои ссестры придут ссюда, когда мы будем нужны... - быстро сказала она.
   - Что ж... - хан рассмеялся еще раз. - Пусть приходят, если они так хорошо колдуют... Но надеюсь, они войдут через дверь...
   - Да, мой повелитель... - и она ушла.
   Странная женщина...
   Загорался рассвет. Где-то там была Лакона с ее богатыми городами и железными воинами... Они переживут этот рассвет, но сосчитать оставшиеся им уже не хватит пальцев...


--------------------
Через десять тысяч лет
Все опять приснится мне,
Будут снова ветра шептать:
"Ничто невозможно понять..."
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Сингреллин а Ре'Антэ
сообщение 09.02.2004, 23:05
Сообщение #9
Вампир
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 26


Возможно, другой мир будет более справедлив...



[glow=navy,2,500]
6 день месяца Судов. Раннее утро.
Лирия. Хайдола. Древние катакомбы.
[/glow]

Нет, нет, только не сейчас.. не будите меня, уйдите от меня. Я сплю, я хочу спать. Нет, ну ещё минуточку, ещё пару минуточек, ещё...
Да, а сколько ещё? Сколько ещё мне спать и видеть этот бред? Сколько времени я уже здесь, сколько времени прошло?


Вампирка приоткрыла глаза, вокруг было темно.
"Где я?"
Ответ пришёл сам собой: там же, где и тысячу лет назад. Или не тысячу? Разве это важно?
Важно другое. Ещё рано.
"Ещё не время. Я могу отдыхать..."
И она вновь закрыла глаза; какой-то шум там, наверху, мешал ей уснуть, хотя слышать его она не могла и, скорее всего, он был лишь породжением её сна. Тогда она просто чуточку изменила своё восприятие, растворяясь в мешающем ей  звуке и сознание вновь погрузилось в глубокий бред. Но какая-то струна внутри неё тихонько звенела о том, что всё это ненадолго, что до пробуждения остались считанные годы.. месяцы.. дни...

Если говорить честно, ей было всё равно, когда проснуться. Она ждала своего Времени, зная, что сможет выбраться из этого поднадоевшего ей местечка. Выбраться на поверхность, где есть люди.. и кровь...
И ей совсем не было никакого дела до Мести, хотя где-то на переферии сознания засело глубое чувство обиды за проигравших...
Сингреллин спала и перед глазами её чудовищные вихри чёрного пламени сжигали таких же, как она - вампиров; серебряные молнии настигали их везде, где только могли а синие волны воды разбивали в прах их тела. И посреди всего этого хаоса стояла она, Сингреллин, отбиваясь жалким ножичком от толпы вооружённых мечами воинов...

Конечно, тогда это было не так, но бред услужливо искажал память, вселяя ненависть к людям, уничтожившим их, в сущность вампирки; вынужденная видеть эти сцены век за веком, она должна была возненавидеть людей за их бесчестие и коварство...

Однако кто-то однаджы сказал ей, что "любой бой считается нечестным, если мы его проиграли...", и ненавить её спала также крепко, как и сама вампирка...


--------------------
Властители судеб! Опять между собой
Деритесь, милые! Я отвергаю бой.
На поводу у вас не буду никогда,
Мне чужда жажда Власти, господа...
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Николя ле Тойе
сообщение 10.02.2004, 20:26
Сообщение #10
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 29


Кроме жизни терять нечего....



5 день месяца Судов.
Лакона. Фалесса.

      Многолетний опыт лазанья по окнам и балконам прекрасных дворянок позволил Нико пробраться в сад при особняке Сканти незамеченым. Стены из дикого камня, взобраться по которым наверх не сложнее, чем по лестнице, не могли стать для графа существенной преградой. Вот и окно супружеской спальни, тяжелые шторы, притушенный свет. Закрепившись на узком уступе между первым и вторым этажом Николя открыл кинжалом простой затвор скреплявший створки и проскользнул в комнату.
        Тяжелая парча и золото, все излишне громоздкое, казалось сделанное с единственной целью показать богатство хозяина дома. Роскошь, отличающаяся редкой бесвкусицей. Похоже граф Сканти полагает, что дорогое плохим не бывает. Что ж Нико пришел не затем, что бы переубеждать его.
        Мгновенный взгляд на комнату прояснил, что спрятаться в ней особенно негде, разве только просто встать за тяжелую портьеру. Ждать хозяев пришлось долго, голоса у дверей послышались только через полтора часа. В опочевальню явились Арнольд, Мирта и пара слуг, принесших вино и фрукты. Сканти отпустил их пренебрежительным жестом и сально улыбнулся супруге.
- Вина? - Мирта улыбнулась, но темно-синие глаза остались сосредоточенными и несколько испуганными.
- Нет, Мирта, после. Иди сюда.
        Арнольд взял вздрогнувшую девушку за плечи, резко притянул к себе, рука графа потянулась к скрепляющим тунику на плечах застежках. Сканти стоял к Нико спиной, и Тойе ясно видел страх на грани отчаяния плескавшийся в глазах Мирты. Ненависть и гнев ударившие в голову, двинули его вперед. Отлично сбалансированый метательный кинжал легко вышел из ножен.
- Отпусти ее, - голос Нико, словно нож, прорезал тревожную тишину комнаты.
      Сканти обернулся молниеносно, с совершенно неожиданной для столь пожилого человека скоростью, прикрываясь Миртой, как щитом. Девушка попыталась вырваться, но Арнольд не собирался выпускать гарантию своей безопасности.
- Ты все еще готов убить меня, щенок? Подставишь под удар нас обоих? - змеистая улыбка застыла на губах, но в голосе слышалась насмешка и презрение.
      Лицо Николя сохранило невозмутимое выражение. Самое лучшее сохранить хорошую мину при плохой игре. Если Арднольд сейчас позовет стражу и останется живым, то Тойе пропали. Нико не сможет рисковать жизнью сестры...
- Этим кинжалом я разбивал на спор дыню с пятнадцати шагов, не ахти результат, но ваша голова гораздо ближе.
      По побелевшим полубезумным глазам Сканти, Нико понял, что его блеф возъимел действие. Уж слишком прочно за младшим Тойе закрепилась репутация совершенно неуправляемого человека
      Арнольд, надо сказать, показал себя неглупым человеком и сделал самое разумное, что мог. Прежде, чем Нико сумел что либо предпринять, Сканти толкнул в его сторону Мирту, до с такой силой, что брат с сестрой оба упали на пол, запутавшись в портьере...
- ОХРАНА!!! - завопил Арнольд.
      Топот ног по лестнице Нико услышал почти мгновенно. Сканти кинулся к дверям, почти истерично дергая их на себя. В приступе паники граф начисто забыл, что сам закрыл вход в спальню на засов. Через мгновение послышались встречные удары о дерево...
      Николя двигался, как во сне. Гнев. Прежде он не чуствовал такой ярости никогда. Казалось, от нее замедлилось само время. Он поднялся, помог встать сестре, правая рука четко как на тренировках вынула из ножен длинный прямой клинок. "Убивать безоружного.... Нико Тойе, до чего ты докатился...".
      Сканти успел запустить в него какой-то тяжелой золотой безделкой. Николя увернулся, сделал по направлению с супругу сестры еще пару шагов и одним отточеным еще во время обучения ударом заставил Арнольда замолчать и остановиться. Граф, нелепо цепляясь за одежду своего убийцы медленно осел на дорогой лирийский ковер.
      Прежде Николя не приходилось убивать, были дуэли до первой крови и тренировочные поединки вообще без оной, но молодой Тойе никогда не представлял, как легко и безвозвратно можно оборвать чью-то жизнь.
      Охрана Сканти ворвалась в покои своего хозяина через пару мгновений, застав Нико с мечом в руках над трупом своего господина. На шум сбежались причитающие, взволнованые слуги. Мирта стояла у окна неподвижно слишком потрясеная проишедшим, ее темно-синие глаза блестели то ли от слез, то ли отражая свет свеч. Николя почти не помнил, как у него забрали оружие и связали за спиной руки. Ему вдруг стало поразительно спокойно.... Мирта теперь молодая и богатая вдова, которая через пару лет выйдет замуж по любви, отец покроет все долги, и Тойе снова станут теми кем были до своей добровольной ссылки в Криэран. Долг Николя перед семьей оплачен.
- Нико, - почти выкрикнула Мирта, когда его выодили из спальни.
      Он улыбнулся.
- Не боися за меня....

      Охране покойного ныне графа Сканти ничего не оставалось, кроме как вести "государственного преступника" в тюрьму при гвардейском корпусе Селины. Нико подумал, что эта ночь в столице вышла просто замечательной, не хуже, чем на юге, где звезды яркие и висят так низко, что, кажется, при желании их можно собрать в ладони. Ни о чем другом, в принципе, думать не имело смысла. Конечно, легко отбить узника у пары тупоумных стражей, даже не городских перфектов, а так громил-недоучек проще простого, но Нико не тешил надежд, что за ним придут, даже если бы кто-то и хотел, то просто не успели бы спланировать ничего в течении прошедшего после убийсва получаса.
      Что дальше? Позор и смерть.... Селина вряд ли смилуется до простого отрубания наследнику Тойе головы, скорее посторается унизить отца, лишив Нико титула, и просто повесит его, как это делают с убийцами более скромного происхождения. Хотя разницы Николя не видел совершенно никакой... В любом случае он успеет, наконец, высказать этой дурище на троне в глаза все, что он думает о ней, ее любовниках, ее могильщике, и всех тех подхалимствующих попугаях, продающих Лакону по кусочкам за сдельную цену в золоте.
      Как раз на этом этапе размышлений, один из провожатых неловко запнулся за что-то, выпустив руку задержаного из своей лапищи, а другого неведомая сила толкнула вперед, он упал и несомненно увлек бы за собой Нико, но молодого графа буквально вырвали из его руки. Перед глазами мелькнул плохоосвещенный проулок, потом стало совершенно темно. Кто-то прижал Николя к земле, зажав сильной ладонью рот.
- Тихо, не дергайся, - прошептал над ухом хорошо знакомый голос, Тойе замер.
        Прошло, казалось, бесконечно долгое время, прежде чем откуда-то сверху послышались ошарашеные голоса давешних стражей, потом снова стало тихо, и Нико почувствовал, что его руки свободны. Он бесшумно сел, растирая затекшие от веревок запястья. Его спаситель молчал.
- Спасибо, Гунла. Ты всегда выручал меня..
- Но прошлые разы это было гораздо менее серьезно. Что ты теперь прикажешь делать графу Конраду и  Мирте?
- Им лучше на время забыть о моем существовании... Они ничего не знали.
- Дурень ты, Нико, - нахмурившись сказал Гунла, - Тебе надо уехать из города, пока за твои поиски не взялась городская стража. Я приготовил тебе лошадь.


--------------------
Вечно молодой, вечно пьяный ;)
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Мирта ле Тойе
сообщение 10.02.2004, 21:56
Сообщение #11
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 26






5 день месяца Судов. Фалесса

Нико увели, слуги как сквозь землю провалились, и Мирта осталась в спальне одна, если не считать трупа Сканти. Девушку душили не то слезы не то нервный смех. Отец с Гунлой, такие умные, расчетливые… они предусмотрели все… все, кроме Нико, кроме того, что он любит свою сестру настолько, что посчитал ее счастье самым важным. Нико, родной, что ты наделал…
Напротив нее стояло громадное зеркало в человеческий рост. В нем сейчас отражалось бледное существо с трясущимися губами и глазами, полными слез. От этого стало еще хуже. В преисподнюю все эти заговоры, ей ничего не надо, только бы Нико остался жив! Мирта загнанно кружила по комнате, вцепившись ногтями одной руки в другую. Наконец она упала на пол, еще чуть-чуть и закричала бы в полный голос, но тут зеркало, мирно стоявшее в углу, вдруг со страшным грохотом разлетелось на куски. Осколки полетели по всей комнате, чудом не задев девушку. Мирте неожиданно стало легче. Если бы она осталась совсем одна, можно было бы до конца жизни изводить себя и окружающих истериками, но у Нико еще есть шанс, значит, надо бороться. Селина захочет казнить брата, Сканти одно время был ее любовником… Надо срочно написать отцу, немедленно отправить записку в особняк Амарра, герцог должен узнать обо всем раньше официального объявления. Хорошо бы также намекнуть Шаорину, что добрые дела щедро вознаграждаются, она ведь теперь богатая вдова. У Мирты вырвался сухой смешок. Будь отец сейчас здесь, она бы его спросила, стоит ли его цель таких страшных усилий.
Мирта подошла к шнуру звонка и резко за него дернула. Через некоторое время на пороге появился управляющий – уже седеющий человек с цепким взглядом. На Мирту он смотрел выжидающе. Она успела пробыть в доме всего один день, и сейчас никто не знал, чего ожидать от новой госпожи.
-   Перенесите графа на кровать, здесь все убрать. Начинайте готовиться к похоронам, - отчеканила Мирта, - пусть на конюшне приготовят лошадей, мне надо будет срочно отправить письмо в Криэран.
-   Это все, госпожа?
-   Нет. Через полчаса я жду вас в кабинете с докладом о текущих делах покойного графа («кажется, удивить мне его все-таки удалось»). И, Теодор, я понимаю, что моего мужа здесь мало кто будет оплакивать, но проследите, пожалуйста, чтобы слуги не сильно напивались, они мне еще понадобятся.
Управляющий поклонился, пряча понимающую улыбку.
-   Прикажете послать извещение во дворец сейчас?
-   Думаю, это подождет, - Мирта нашла силы улыбнуться в ответ, - Думаю, я еще не пришла в себя, да и слуги тоже. Пошлем официальное сообщение утром. Позаботьтесь, чтобы охрана не проявила чрезмерного рвения. Я надеюсь, мы с вами поладим, Теодор.
-   Я в этом уверен, госпожа графиня.


--------------------
Но не жди, Судьба, не заплачу
Я на трудном своем пути.
И тогда на звезде соседней
Или где-то в тихом раю
Знаю я, что буду последней
Засмеявшейся в нашем бою!
(с)
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Лекса
сообщение 10.02.2004, 23:19
Сообщение #12
Вампир
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 18


Odi et amo…



5-6 день месяца Судов. Лакона. Фалесса. Дом герцога Деннира. Поздний вечер и ночь.

-   Вы еще что-нибудь желаете, миледи? – Служанка вопросительно смотрела на Лексу, как будто от той зависела судьба мира. Чего она хочет? Почему все чего-то от нее хотят? Слуги, муж, любимый…Все!
Подавив раздражение, причиной которого была, конечно, не бедная служанка, Александра улыбнулась через силу и отпустила ожидающую девушку:
-   Нет, Линда. Ты можешь идти спать. – Служанка в последний раз поправила и так идеально лежащее покрывало и скрылась за дверью. Только оказавшись одна, молодая женщина смогла вздохнуть свободно. Опустившись на кровать, она обхватила плечи руками и задумалась. Никто не виноват в происходящем, никто, кроме нее самой. Она загнала сама себя в ловушку и теперь не знает как выбраться.
Видимо, приняв какое-то решение, Лекса встала, подошла к столу и начала писать послание. Она обещала помочь Рикарду, значит, поможет.
Записка вышла короткой, но этому было простое объяснение. Иванэ, рядом с которым она должна была находиться, вдруг отправил ее в Фалессу одну, а сам остался в Криэране, заявив, что у него здесь еще есть дела. Все просьбы, уловки и хитрости жены он проигнорировал. Днем 30 числа месяца Исков герцогиня ле Амарра в сопровождении слуг и небольшого эскорта отправилась в столицу.
Отбросив письменные принадлежности, Александра смяла листок и поднесла его к свече. Впервые она не отправила уже написанное письмо Рику. Но ведь никакой действительно ценной информации она пока не знает, а о любви…о любви она говорила ему сотни слов. Нужны ли ему еще тысячи?
Решив, что утро вечера мудренее, девушка разделась, расчесала волосы и легла в постель. Рик, наверное, скоро уже будет в Полумесяце. Свадьба князя Эвора Тилийского. Интересно будет ли Рик думать о ней, глядя, как другие мужчина и женщина соединяют свои судьбы. Когда она выходила за Иванэ, то представляла рядом молодого сторнийского принца. Только это позволило ей не разрыдаться на глазах у толпы приглашенных. Зато потом, наедине со своим мужем, она не выдержала и горько разрыдалась, а герцог вместо того, чтобы потребовать своего законного права, обнимал жену и позволял ей портить слезами свою красивую тунику.
Иванэ, что он за человек? Уже три года она была ле Амарра, герцогиня Деннир, но до сих пор ее муж был загадкой. Почему раньше она не задумывалась об этом. Что прячется за его вечным спокойствием, всезнанием и всепониманием. Образец вежливости, воспитанности, галантности. Всегда знающий, чего он хочет, всегда твердо ступающий по земле. Она была уверена, что на самом деле это искусно созданная и тщательно прикрепленная маска. Не мог быть человек таким…таким положительным! У всех бывают свои слабости и грехи. Когда-нибудь она выбьет почву у него из под ног, чтобы доказать себе свою правоту а, может быть, чтобы показать ему его же истинное лицо. Если же ее предположение неверно, тогда…тогда она готова забыть о ненависти и полюбить такого человека…
Осознав, какие мысли пришли ей в голову, Лекса села в кровати и прижала ладони к щекам. Что за глупости. Она любит, любила и всегда будет любить только одного мужчину – Рикарда Шарка.
Дверь в ее комнату открылась, на пороге стоял муж Александры. В запыленных дорожных тунике и плаще, похоже, Иванэ только с дороги.
-   Иван? Что-то случилось? – Девушка смотрела на мужа, пытаясь прочитать на его лице ответ.
-   Я думал, что ты уже спишь. – Герцог продолжал стоять в дверях.
-   Да, я уже засыпала… - Бессмысленно кивнула головой Лекса.
-   Ну тогда, спокойной ночи. – Иванэ резко развернулся, вышел и плотно прикрыл за собой дверь.
Ничего не поняв, Александра откинулась на подушки. Если он думал, что она уже спит, то зачем пришел? И что случилось?
Так и не найдя ответа, она уснула.
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Гунла
сообщение 11.02.2004, 11:44
Сообщение #13
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 17






5 день месяца Судов. Фалесса.

В особняк Сканти Гунла вернулся через окно. Всю дорогу назад, после того, как он убедился, что с Нико все в порядке, и, пожалуй, казнь Селине придется отложить на долгий срок из-за отсутствия преступника, карлика переполняли противоречивые чувства. Была и сильная досада на молодого Тойе и столь же сильное восхищение. Но больше всего Гунла злился на себя. Чуть более откровенный разговор с Нико в Криэране и этого убийства не было бы. В этот же вечер Сканти тихо отошел бы в мир иной. Ни самый искусный врач, ни один маг, не обнаружили бы ничего, кроме банального сердечного приступа. Ну, да что теперь об этом. Главное, что Нико сумел покинуть Фалессу. Для сына Конрада он сделал все, что мог, пора позаботиться о дочери.
Гунла забрался на второй этаж и спрыгнул на пол спальни. Второй раз за день. Он появился чуть позднее Нико, и на его долю выпало быть невидимым наблюдателем. Если бы не молодой Тойе, Сканти умер бы совершенно естественно, не успев довести дело до конца. Мирта и не знала, что в состава снотворного была добавлена эссенция, вызывающая паралич сердца при учащенном сердцебиении. И никто бы не удивился.
Сканти, уже переодетый, лежал на кровати. Но Гунлу заинтересовал не труп, а пустая рама в углу комнаты. Несколько минут поизучав ее, карлик отправился на поиски Мирты.
Молодая вдова обнаружилась в кабинете покойного графа. При ее виде у Гунлы защемило сердце. За дин вечер его девочка повзрослела на несколько лет. Черты лица заострились, глаза обвели темные круги, губы упрямо сжаты. Сейчас она как никогда походила на отца: тот же чуть задумчивый и упорный взгляд. Заметив Гунлу, она отложила перо.
-   Гунла, - в голосе ни малейшего удивления, - когда ты приехал?
-   Еще днем, - брови Мирты удивленно дрогнули, и она еще пристальней посмотрела на карлика.
-   И?
-   Нико уже за пределами Фалессы.
Ее лицо смягчилось.
-   Ты, как всегда, приезжаешь вовремя.
-   На этот раз я не успел, - с горечью ответил он, продолжать эту тему не хотелось, и он спросил, указывая на свитки, - Что это?
-   Письма. Я уже отправила гонца к Ярно ле Фалессу. Думаю, рано или поздно, но Нико к нему приедет. Еще гонец передаст ему деньги, Нико их всегда не хватает, - ее бесцветный голос пугал Гунлу, - Вот это письмо к отцу, но я думаю, ты ему лучше расскажешь, когда вернешься. Отец теперь должен что-то сделать?
-   Если он хочет пока сохранять добрые отношения с Селиной, он должен отречься от сына, - Мирта горестно нахмурилась, но карлик мягко продолжил, - а здесь это скорее всего придется сделать тебе.
-   Нет.
Голос все такой же безжизненный. Бедная моя, как же  ты, наверно, устала. Ничего, завтра он сумеет ее убедить, а пока надо выяснить самое главное. Главное для него.
-   Мирта, а что случилось с зеркалом?
Девушка недоуменно смотрела на него несколько мгновений, а потом опустив глаза, ответила.
-   Оно разбилось.
-   Как?
-   Я… я не знаю.
-   Мирта, - он доковылял до ее кресла и встал рядом, взяв ее руки в свои, - мне очень важно знать, как оно разбилось. Вспомни, пожалуйста.
Мирта опустилась на колени на пол, так что их глаза оказались на одном уровне, и горячо зашептала:
-   Гунла, я не понимаю! Я в него ничем не кидала, и в комнате больше никого не было, а оно разлетелось. Это я, да? Скажи, я же вижу, ты знаешь!
Карлик молчал, собираясь с мыслями. Итак, сила пробуждается. И сйчас Мирта не простит ему, если от нее еще что-то скроют.
-   Это долгая история, Мирта.
-   Ничего, у меня много времени, - упрямо ответила она.
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Ардрик ле Нуаран
сообщение 11.02.2004, 15:27
Сообщение #14
Ангел
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 15


Такова жизнь...



Я пришел в гильдию как мог поздно… И был тут же уведен к Совету Наставников. Этот почтенный орган заседал с шумом и криками,  и причиной этого была моя Саола!
Меня мгновенно привели к присяге и заставили рассказывать о своих с ней встречах. Я искусно живописал ее верность Гильдии, решимость выполнить долг и презрение к Эвору (без ложной скромности скажу, что последний пункт получился невероятно убедительно).
Меня сдержанно поблагодарили и отослали к моему месту чародея Вестовой Пятерки.
Четверо моих коллег сидели вокруг меня, делясь предчувствием новой работы. Это были лучшие бойцы Гильдии, вчетвером и при моей скромной помощи способные справиться с кем угодно – от Ярно Фалесса до моего великолепного брата.
Лодовико, смуглый, невысокий, коренастый мечник. Его широкий тай-суанский клинок неоднократно рвал жизнь истинных мастеров. Сам же Лодовико был известен привычкой говорить своим противникам: «Ничего личного» - привычкой откровенно позерской, если хотите знать мое мнение. Однако меч его оставался нашим самым весомым аргументом…
Рееф-красавчик,  наш арбалетчик. Когда-то он пытался ухаживать за Саолой, но при первой же попытке близости она чуть было не зарезала грубияна. С тех пор он возненавидел ее. Как же он сейчас веселился!
Партридж, следопыт. Сейчас он, казалось, дремал, но я-то знал, что, чуть только объявят охоту, он сорвется с места, и мукой для него станет каждая секунда сборов…
Ирэна, смертоносная красотка. Абсолютно сумасшедшая девушка, одинаково невоздержанная и в жестокости, и в плотских утехах. Слухи, которые ходили о ней, я повторять не отважусь, но лично мне она не раз давала понять, что я буду на ее ложе желанным гостем.
Вот такие они, мои спутники…
К кафедре взошел Эвиан. Я с надеждой смотрел на учителя – вот кто способен сбить погоню со следа или… или даже отменить ее вообще!
О, с какой страстью произнес Учитель свою речь – речь о наглой и коварной отступнице, вероломно поправшей законы вскормившей ее Гильдии…
Назавтра мы уже покинули Криэран…


--------------------
When you cried I'd wipe away all of your tears
When you'd scream I'd fight away all of your fears
And I've held your hand through all of these years
But you still have all of me
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Сильвия ле Нуаран
сообщение 11.02.2004, 17:08
Сообщение #15
Вампир
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 31


Что хочу - то и делаю.



1 число месяца Судов. Дорога от Криэрана к Полумесяцу.

   Я решила удрать из дома. Все равно делать тут было нечего. Скукота чудовищная...
   Папочка, конечно, сойдет с ума от беспокойства – да и тени с ним. Сам надоел хуже смерти. Мист бросив своего бестолкового оруженосца, куда-то смылся из города. Я немного поиздевалась над парнем – так чтобы не пошел вешаться на первой же сосне, но и так, чтобы белый свет ему стал не мил. Получилось. Теперь они, наверное, с моим братцем смогут рыдать на пару. Признаться брата я тоже частенько доводила – все его депрессии во многом моих рук дело. Вот и славно, вот и замечательно.
   Итак, плюнув на всех и вся, я взяла любимого папочкиного коня – самого дорогого, между прочим, стащила у отца кошелек, на прощанье погладила любимую кошку – не брать же ее с собой – и умчалась.
   Иех! Лошаденка мчалась быстро, Криэран мы почти пролетели – а дальше все пошли поля, да огороды. Крестьяне, блин. Тьфу, гадость. Я старалась держаться от них подальше – а вдруг они заразные?
   На всякий случай у меня был кнут. Почти настоящий, боевой, со свинцовыми шариками на конце. Им очень было удобно гонять мерзких голубей и крыс... На них я и тренировалась. Теперь посмотрим, что получилось...
     Конь, наконец, устал и пошел почти шагом. Стало смеркаться... Кругом был лес. Волки правда выть не собирались, а жаль – романтика все-таки. Еду я взяла с собой – хватит на пару дней, а потом придумаем что-нибудь. Зевнув, я привязала скотинку у ближайшего дуба – тот сразу принялся жевать что-то. Сама перекусила и лягла спать.
   Проснулась. Животное лезло в лицо – лизаться. Фу. Солнце стояло почти в зените. Снова пора. И так – вперед, и только вперед.
   Проехали три или четыре крупных селения. Судя по всему, дорога ведет на запад – туда мы и направимся.




--------------------
Хуже чумы...
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Эвор Тилийский
сообщение 11.02.2004, 18:11
Сообщение #16
Человек
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 30


Свобода бесценна...



Лакона. Западный Тракт (по пути в Тил).
          18 день месяца Cудов.
         
          Наконец Лакона осталась позади, Эвор и его спутники на полдня остановились в последней известной имперцам деревушке Речное, и небольшой отряд всадников на серо-коричневых приземистых лошадях углубились в чащи Полумесяца.
        В лесу все было так же как прежде, по отъезду в Криэран. Это небо сквозящее в просветах листьев, эти векоые деревья, самые разные, подпирающие кронами небеса, Глена лениво несущая свои воды сквозь чащу, они были такими сотни лет до этого дня, и было бы глупо предположить, будто что-либо изменится за пару недель. Эвор дышал этим лесом, жил им и его свободой. Порой в годы своего детства в Лаконе князь чувствовал необъяснимое одиночество, вернувшись в Тил он начал понимать, чего именно ему там не хватало.
      Но в Чертогах Эвора ждала теперь не меньшая опасность, чем в Лаконе -  Крилла. Князь боялся предположить, что могла успеть устроить за время его отсутствия эта женщина. Если она сплавила его в Криэран не для того, что бы наследника там убили, значит для того, что бы на время убрать его из Тила. Вот только зачем?
      Эвор написал в Речном пару писем, скрепленных печатями, осталось только заручиться согдасием своего нового дружинника и друга. Вместе с Редом Диром, как он и говорил, в Тил ехал его оруженосец Риган, и еще один их друг Крин, тот самый воин, который победил на турнире в пеших состязаниях. Наемник в лучшем смысле этого слова, из тех, кто остается верен своему нанимателю даже если кто-то предлагает большую оплату. Кроме того бьеринг. С суровым народом Южных Ножей Полумесяц всегда жил в близком сотрудничестве. Но князю в первую очередь был интересен имено Ред.
        Князь поровнял Ночь с Шумом Дира, и попросил переговорить с глазу на глаз, на лице любопытного Ригана отразилось даже легкое возмущение, но странник молча кивнул, и двое всадников отделились от отряда. Они уже успели разделить чашу, а различные сословные условности отпали еще раньше.
- Твое доверие большая честь для меня, Эвор. Что-то серьезное?
- Более чем, - кивнул князь, - Я знаю тебя уже очень давно. Ты, пожалуй, единственный человек в Тиле, в верности которого я могу не сомневаться. Вот, возьми эти письма.
        Дир принял два свитка из его рук.
- Что в них?
- Моя воля на случай, если со мною что ни будь случится.
- Эвор, ты...
- Скоро война, может произойти всякое, от шальной лаконской стрелы до предательства изнутри. Ты присягнул мне на верность, Ред. Ты должен пообещать мне, что выполнишь мою просьбу. Если я умру, на войне или как еще, не оставляй Тил, удержи стрелков а границе с Лаконой, не позволь Полумесяцу потерять то, что мы с таким трудом получили.
- Я сделаю все возможное, - ответил Дир серьезно, - Почему ты так надеешься на меня?
- Я не знаю, - ответил Эвор честно, - Так говорит мне лес.
- Да будет так, - произнес Ред задумчиво.
        Эвор улыбнулся, он очень надеялся, что Диру не придется воспользоваться этими бумагами, через пару дней в Чертоги приедет Саола, они поженятся и наследник Сэдрика станет Князем, а их дети никогда не будут воспитываться далеко от дома.


--------------------
Приказа верить в чудеса не поступало... (с)
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Сафар ибн Изим Бнед
сообщение 11.02.2004, 20:05
Сообщение #17
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 23


Степной Змей



Месяц Судов. 5-6 числа. Лирийские степи. Где-то в десяти конных дневных переходах до границ Тай-Суана.

[glow=red,2,300]  Многое открыл Глаз Паука хану Лирии. Он видел в грезах все то, что видел его друг и товарищ. С ним, заодно, он переживал все невзгоды и радости... [/glow]

   Читать в душах – умение, данное не каждому – но Вефиру ибн-Наджберу понадобилось это умение в полной мере – лишком разные люди сошлись в армии Тысячи Племен – слишком разные – культуры, языки и обычаи.
   Одни хотели одного – другие другого. Все это было понятно, но это их разъединяло, а их нужно было объединить. Взаимное недоверие копилось веками – и его тоже надо было преодолеть.
   И главное со всеми поговорить... К каждому найти свой подход.
   Афиар Мирх встретил советника хана на рассвете у его шатра.
   - Могу я поговорить с тобой, советник? Имя твое Вефир – ведь так?
   - Да, вождь. Видит Каар, я рад видеть тебя. Что ты хочешь сообщить мне?
   - Мне кажется, среди нас назревает раскол – многие племена не хотят идти через горы – они и так проделали долгий путь. Тем более, нам придется бросить здесь скот – его через горы просто так не перегонишь.
   - Но в Тай-Суане вы будете обеспеченны самым необходимым, а в дальнейшем – богатая военная добыча...
   - Может и так, но люди живут сегодня, а не завтра. Недовольства не избежать.
   - И многие так говорят?
   Афиар замолк на минуту.
   - Немногие. Все-таки они жители степей – привыкли к невзгодам. Но слухи о том, что нас ведут на погибель, распространяют люди, вернее один человек, и ты знаешь его имя.
   - Кто же это, скажи!
   - Его зовут Иззрэк – один из вождей гарров. Он постоянно бывает на совете у верховного вождя.
   - Иззрэк? Вот это плохо – он один из тех, кто смог бы заменить Чармерока ит-Сайле... Фактически у гарров – он второй по значимости вождь – и если он вносит смуту... Мы не сможем просто убрать его...
   - Но надо сделать так, чтобы он не распространил эти настроения на всех...
   - Видит Каар, я подумаю над этим... – у Вефира возник план. Главное, чтобы Чармерок его понял и принял.
   Вождь кхеваров ушел, а советник хана продолжил обход войск Тысячи Племен. Люди здесь, были воинами от рождения – даже дети метали копья, стреляли из лука, в седле сидели не хуже взрослых. Все они умели и могли, а главное хотели воевать. Можно ли это сказать о лаконцах? Время покажет.
   Следующим ему встретился Барг-Танг, вождь и шаман ллунифов. Ллунифы вообще ценили магию и тайные знания... Говорят, среди них попадались могучие колдуны – в давние времена... Орден Змей враждовал с ними...
   - Я слушаю тебя, мудрейший? – Барг оторвался от своих ступок и красок.
   - Видит Каар, я хотел бы знать, что за настроения стоят в твоих племенах... Вы готовы к войне, как ты думаешь?
   - Мы всегда готовы к войне, - сказал карлик. – Даже сейчас, когда духи покинули наши земли...
   - Покинули? Духи? Почему?
   Карлик сел на тюк, и жестом пригласил сесть Вефира.
   - Давным-давно, мой народ жил в земле Ран, и так продолжалось не одно столетие. Мы воевали со всеми – и духи хранили мой народ. Но случилось так, что великий шаман – мой предшественник, захотел еще большей власти – так всегда бывает. Он придумал и начал великий Ритуал – после которого Мбаххм – черный дух из подземного мира, навеки оказался в его подчинении. Но Мбаххм – коварен и мысли его непостижимы людям – он сумел обмануть вождя – нашептал ему, что сможет дать ему такую силу и такую власть, которые ему даже и не снились. Злосчастный прервал Ритуал – остановив на половине, когда Мбаххм уже был в нашем мире, но все еще не был под его властью. Он прервал Ритуал и упал замертво – Мбаххм умертвил его в мгновение. Остальные бежали – и черный смех духа из подземного мира следовал за нами. За то, что мы освободили Мбаххма – Ллун – наш первопредок отвернулся от нас – начались засухи, степные пожары, удача сопутствовала нашим врагам – мы решили покинуть исконные земли и двинуться сюда... На пути к Мхааб-цаддалар меня посетило видение – Ллун явился ко мне и заявил, что в Лакон-стане мы сможем искупить грех колдуна, и тогда духи вернуться к нам...
   Вефир кивнул. У него были сомнения на счет рассказа шамана, но мотивы того были понятны... Что ж, духи или не духи – но ллунифы – хорошие воины, их помощь не будет лишней.
   - Что вы знаете о Храме Змей? – осторожно спросил он.
   Жрец поднял взгляд.
   - Кобр? О, они хитрые бестии... На самом деле большинство их секретов от нас – когда-то они обманом вынудили раскрыть наши секреты...
   - Каким образом?
   - Точно не знаю, о мудрейший... Много раз с тех пор сменилась трава в степи... Змеи когда-то были слабейшим магическим орденом... Сила их выросла неожиданно и внезапно – они хитростью и коварством узнавали чужие тайны, и в итоге – остались одни в вашей стране.
   - Я знаю, - кивнул Вефир. – Мне удалось увидеть один из их ритуалов – это чудовищно...
   - Согласен... – карлик встал. – Что ж, я надеюсь, у твоего повелителя хватит мудрости, чтобы избежать объятий змей...
   - Мудрость хана неоспорима, - согласился Вефир.
   - Тогда прощай, советник... – Барг-Танг ушел в своей шатер.
   Вефир пошел дальше. Магия и колдовство в Лирии никогда не были запрещены, в отличие от Лаконы. Да, Каар не одобрял магию – занятие колдовством для верующего было делом недостойным, но те же, кто верил в богов, мог заниматься этим совершенно свободно – и их помощью вполне можно пользоваться. Так хану могли помогать жрицы Храма Змей, а он Вефир в случае чего мог рассчитывать на Барг-Танга.
   Дойдя до шатров таризов, Вефир в очередной раз остановился.
   - Мои приветствия советнику хана! – могучий Кармун, обмотанный в медвежьи шкуры, настоящий гигант – Вефир даже не доставал ему до плеча, вышел ему на встречу...
   - Рад видеть вас, – советник поклонился. – Готовитесь к битве?
   - О да, – свирепо улыбнулся сын Угумра. – Точим топоры.
   - У вас нет разногласий по поводу перехода через горы? Готовы к лишениям?
   - Лишения только закаляют наш дух! – рявкнул Кармун. – Среди нас нет места слабакам и трусам. Этим мы и отличаемся от жителей Лаконы.
   Вефир кивнул. Кармун во многом был прав – действительно жители Лаконы уступали таризам в физической силе – но они имели многовековую историю войн, разработанную тактику, стратегии... Здесь все ложилось на его плечи – они с Чармероком должны разработать план, как использовать таризов – так, что бы те не бестолково сложили свои головы в схватке, а принесли успех.
    - Они как таран, - подумал Вефир. – Надо направить в нужную сторону... И тогда, тем, кто встанет у них на пути нельзя будет позавидовать...
   Теперь он шел к Чармероку – надо что-то все-таки делать, прежде чем Иззрэк сможет расколоть гарров... Убить его нельзя – он пользуется почетом у народа – но нейтрализовать?
   По пути он встретил Ибриля и Саррека – те проводили учебный бой на кривых гаррских мечах. Увидев его, они опустили оружие и поклонились.
   - Вы оба возможно понадобитесь мне... Пойдемте... – он позвал их за собой в шатер Чармерока ит-Сайле...
   - Что должен делать правитель, увидев, что люди не верят ему?
   - Вернуть их доверие? – Ибриль взглянул ему в глаза.
   - А как это возможно?
   - Дать им то, что они хотят?
   - Нет, но показать, что только он сможет им дать это...


--------------------
Через десять тысяч лет
Все опять приснится мне,
Будут снова ветра шептать:
"Ничто невозможно понять..."
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Саола
сообщение 11.02.2004, 20:14
Сообщение #18
Пламя
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 29


Прости меня, моя любовь....



20 день месяца Судов.
        Тил. Княжьи Чертоги.

      Саола никогда не любила лес настолько, что бы променять на него свой любимый солнечный Криэран. В отличии от будущего своего супруга она ехала через свою родину Темный Брод. Под ногами лошади то и дело хлюпала болотная жижа, высокие вековые деревья покрытые бугристой ало-зеленой корой (те самые, из легенд Эвиана) закрывали своими кронами небо, и девушке лишь изредко удавалось увидеть по осеннему бледные кусочки неба и все еще теплые солнечные лучи, но вниз не проникало не ветерка. Скоро пойдут дожди, и Темный Брод станет непроходим. Земля, вода и буйная тянущаяся вверх растительность - вот все богатства, которыми располагало ее маленькое Княжество, даже лесная слеза чаще встречалась к северу...
      Рейнжер-проводник, которого Саола наняла по приезду в Лес, когда прочие охранники стали не нужны, проводил ее в Чертоги самой кратчайшей дорогой, и увидев "восходную крепость" девушка не смогла остаться равнодушной. Самый огромный в лесу терем стоял на берегу Глены, как раз там, где река срываясь с высоты двадцати человеческих ростов падала вниз теряясь в заросляз леса где то внизу. Лицевая функциональная сторона чертогов выходила на запад, где княжий терем и облеплял городок Тил, а с другая выходила на обрыв, откуда Лес был виден до самых восточных границ.
      Чертоги - белое поллированое дерево, кость, тканые полотна закрывающие грубый частокол окружающих город стен и узкий белый княжеский стяг с зеленым венком листьев над высокими оковаными сталью воротами. Саола с восхищением и одновременной грусью смотрела на все это. Неужели ей предстоит стать хозяйкой всего этого и встречать из дозоров своего Князя на этом высоком крыльце? Девушка закрыла глаза и попыталась представить себя рядом с Эвором. Не получалось... И Тени с ним. Совсем не обязательно любить своего супруга, большинство дворяок вообще выходит замуж по воле родителей, впервые увидев своего жениха на свадьбе. Правы те, кто считает, будто в любых отношениях один любит, а другой только позволяет себя любить... Эвор молод, красив, обладает властью, бесконечно доверчив и добр. Стерпится - слюбится.
      Князь встретил невесту у ворот своего Чертога. Высокий статный веселый, он не походил на того замкнутого молчаливого Эвора, с которым Сао познакомилась в Криэране. Тунику сменил длинный кожаный жилет и легкий плащ украшеный серебряной тесьмой и ястребинными перьями, за плечами лук и колчан с длинными пестрооперенными стрелами. Эвор смеясь снял невесту с седла, осторожно поставил на землю и отвел с лица девушки упавшую на лоб черную прядь.
- Я счастлив, что ты приехала так скоро, Саола.
- Ты так изменился, - негромко произнесла она, - В лучшую сторону.
        От избытка эмоций Князь снова засмеялся, подхватил ее на руки и закружил... Он был так искренне, неподдельно счастлив, что Саоле стало даже стыдно... и грустно за него... и за себя... Они могли бы сделать счастливыми друг друга.... И почему мы всегда столь искренне любим тех кому совсем не нужны?
        Саола под руку с Князем взошла на крыльцо, но в этот момент кто-то громко оповестил о приезде гостей. Она обернулась, посмотрела на въезжающих в ворота лаконских войнов, и поймав взгляд приехавшего на ее свадьбу темноволосого рыцаря на сером в яблоках коне поняла, что не "слюбится".
        Судьба свела их вновь.
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Грегор
сообщение 11.02.2004, 20:22
Сообщение #19
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 8


Из моря вышли - в море вернемся.



Река Салерна. Путь из Криэрана в Тил. С момента отплытия из Криэрана до 20 дня месяца Судов.

Погода стояла превосходная, и корабль рассекал речные воды с легкостью морского зверя. Казалось, все вокруг благоволит путешественникам и ветры, попутные даже без помощи магии, гнали корабль вверх по течению, позволяя дать отдых гребцам. «Радуга», флагманский корабль Рикарда Шарка, подняв все паруса несла своих пассажиров в Княжества Полумесяца.
Грегор, несмотря на то, что странная болезнь, поразившая старого жреца, не отступила, а, напротив, усиливалась день ото дня, все время проводил на палубе, любуясь удивительными картинами, открывающимися  взору с каждым поворотом реки. Удивительной красоты храмы, увенчанные золотым шаром, символом солнца, богатые приречные города, часто превосходящие размерами столицы иных островов родины, изобилие спешащих по своим торговым делам разномастных речных судов, - все это повергало молчаливо взирающего на повседневную жизнь Лаконы мужчину в глубочайшие раздумья. Так сложилось, что за свою долгую жизнь Грегору пришлось, как и любому сторнийцу, не являющемуся крестьянином, много путешествовать. Все крупные острова родины, и несметное количество мелких оставили след в цепкой памяти Верховного жреца, но ни разу за более чем двести лет он не покидал Империю тысячи островов и тем более не посещал Лакону. И сейчас с удивлением, и даже испугом он начинал понимать, с какой страной предстоит сцепится в браке его агрессивной, смелой, но невероятно маленькой по сравнению с открывающимися просторами, стране.
К немалому удивлению Грегора, его обычным спутником на палубе оказывался сам Рикард, почти никогда ничего не говоривший, но всматривавшийся в проносящиеся мимо пейзажи с таким напряженным вниманием, словно пытался разглядеть там что-то невидимое, укрытое от взора других. Лицо Властителя при этом оставалось бесстрастным, а одолевавшая слабость не позволяла жрецу заглянуть в мысли молодого господина. Впрочем, Грегор не слишком-то и пытался.
«…Мальчишка… он еще мальчишка, впервые покинувший привычные стены родного дома. Не стоит искать тайный смысл там, где нет ничего, кроме видимых взором вещей. В конце концов, что он знал до сих пор? Расположение гор и течение рек… по картам, внешний вид жителей и их обычаи… по книгам, жизнь этой удивительно красивой страны… по докладам шпионов. Н лучшие источники для того, кто еще столь юн и любознателен. Лишь смерть ему знакома не понаслышке,… знакома так близко, как это возможно. Скольких он убил на наших обрядах? А первый раз.… Нет, не надо о печальном. Все пошло не так – достаточно было одной капли крови, а вышло… впрочем, лучше забыть. Родрик уже забыл, у этого надменного ублюдка всегда была короткая память на неприятные вещи…. Лучше просто смотреть на Лакону, на ее покой и красоту и не представлять себе эти места после прохода лирийских орд или наших доблестных капитанов. Все же эта страна красива, красива как женщина, умирающая от чахотки. Красота молодой смерти…»
Но если самого Грегора открывающиеся пейзажи настраивали на мрачный лад, то Рик, казалось, преображается час от часа. Выражение ледяного спокойствия, превращавшее лицо молодого мужчины в подобие посмертной маски, все реже появлялось на его лице, речь становилась мягче, добрее. Жрец со смешанным чувством удивлении и удовлетворения наблюдал, как налаживаются отношения Амеллы и господина, из холодной вражды времен отплытия из Стона превращаясь если не в любовь, то удивительно теплую дружбу. И вечерами, когда корабль приставал к берегу и все пассажиры и офицеры собирались в кают-компании, довольно большой для скоростного рейдера, он с удовольствием присоединялся. С ранее незнакомыми чувствами он слушал грубоватые шутки сторнийцев, обычно холодных и собранных, не всегда понятные, но увлекательные рассказы Вэла, путешествующего с ними студента, морские байки капитана, а иногда и сам, не торопясь, как опытный оратор, играя на нетерпении и любопытстве слушателей, начинал рассказывать какую-нибудь удивительную или смешную историю из своей долгой жизни. В другие вечера все путешественники, оставив на судне лишь сокращенную вахту, сходили на берег, присоединяясь к лаконцам, провожающим лето, и по своему обычаю радоваться почти всему, превращавшим это событие в одно большое празднество. И, словно в чудесном сне или детской сказке на ночь, пришельцы с прекрасного, поражавшего воображение изяществом и быстротой хода корабля с радостью принимались гуляющими в свой круг и тогда на следующий день вся команда двигалась куда медленнее, чем обычно, несмотря на надрывные трели боцманской дудки, а жрец всматривался в знакомы лица, пытаясь понять, что же заставило этих людей, адептов Культа, опытных убийц и соглядатаев, с всю ночь беззаботным весельем пировать в кругу тех, кого им суждено убивать…
В этом водовороте счастья его почти не удивило, когда в один из дней Рикард подвел Эмми к капитану и обратился к тому, словно низший к высшему, прося «Согласно древним законам моря, по праву первого среди равных и безграничного властителя над кораблем и всем, что он несет по водам, скрепить брак Рикарда и Амеллы».
Обряд, как и все «полевые» обряды сторнийцев, был недолгим – кинжалом капитан сделал надрезы на запястьях мужчины и женщины, наполнил их кровью крошечную чашу из кости морского зверя, заставил обоих омочить в смешанной крови губы, а остальное – выплеснул за борт, в жертву морю. Не важно, что вокруг речные воды – всякая река рано или поздно впадает в океан. Наблюдая за первым поцелуем новобрачных, Грегор почувствовал укол зависти – в конце концов, никому из адептов Культа брак не возбранялся и сам Верховный жрец тоже когда-то был женат. Минули столетия, но жрец, тоже по иронии судьбы вступивший в брак на борту судна, до сих пор помнил вкус этого первого поцелуя… сладостный вкус губ любимой женщины, смешанный с солоноватым вкусом крови. На миг (всего лишь на миг!) он ощутил ненависть к этим двоим, ненависть столь жгучую, столь незамутненную, что она испугала его самого до холодного пота: эти двое стоят еще в начале своего пути, в то время как он, Грегор уже приближается к завершению, и вся любовь, все счастье, все надежды на будущее - впереди у этих вчерашних детей. Юнцов, чья сила, знания, ум – ничто по сравнению опытом Верховного жреца, но… весь опыт Грегора не в силах вернуть его обратно в начало, вернуть вкус меда и крови на губах…
И ночью, стоя на палубе корабля, в честь столь знаменательного события не приставшего к берегу, а медленно плывущего по ночной реке, Верховный жрец понял причину того безумия, что владело всеми вокруг – сторнийцами из экипажа корабля, лаконцами на берегу, даже Риком. В свете пылающих на берегу праздничных костров, он увидел призраки пожаров будущих войны. И люди, словно тоже видя их, предчувствуя надвигающийся ужас, приход которого уже никто, даже сам Грегор или Рик не в силах обратить вспять, спешили веселиться, праздновать, любить, стремясь урвать последние куски уходящего сладкого сна, в преддверии страшного пробуждения.
Еще день прошел словно в лирической балладе, но чем ближе корабль подходил к Княжествам, тем быстрее уходил свет с лиц путешественников, сменяясь обычным выражением, и проплывая мимо намеченной на заклание деревушки Лаверна, жрец вновь увидел прежнего Рика – собранного, холодного, твердого как сторнийская сталь мужчину. Корабль прошел мимо селения ранним утром, скрытый клубящимся над водой туманом от глаз жителей, быстрый и почти бесшумный, словно призрак. К обеду корабль плыл уже по территории Княжеств….


--------------------
Тьма дорог туда низводит
Ни одной оттуда нет;
И отшедший не приходит
Никогда опять на свет.

ШИЛЛЕР Иоганн Фридрих
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Рикард Шарк
сообщение 11.02.2004, 20:31
Сообщение #20
Персонаж Игры
Аколит
**


Пол:
Сообщений: 40


Патриотизм – это великое бешенство.



Река Салерна. Путь из Криэрана в Тил. С момента отплытия из Криэрана до 20 дня месяца Судов.

Рик наслаждался плаванием. Все заботы, планы и тайны… нет, не исчезли, но словно отступили в сторону, сделавшись куда менее важными и нужными. Словно не было ни Княжеств, лежащих в конце пути, ни Криэрана в начале, - только само полное новых впечатлений плавание.
Лакона…. Раньше эта страна представлялась молодому Властителю далеким и коварным врагом, когда-то сильным, но сейчас разжиревшим и ослабевшим. Но сейчас мужчина со смешанными чувствами узнавал своего врага изнутри. Впечатления оказались не совсем теми, что Рик надеялся: да, богатство страны вызывало зависть и алчность, да, при свей своей грозной амуниции и боевой выучке, лаконские рыцари скоре походили на актеров, играющих в стариной прессе, чем на непобедимых и беспощадных к врагу воинов, но …это было так красиво.
Словно сладостное безумие овладело мужчиной, и если мысли о предстоящих сражениях и посещали Рика во время короткого путешествия в Княжества Полумесяца, то он гнал их от себя. Отношения с Эмми наладились и теперь Рик искренне не понимал. что заставляло его с такой неприязнью относится к невесте еще пару недель назад. Время проходило в разговорах – беседы с Вэлом, оказавшимся немного наивным, но приятным в общении юношей, удивительно много для своего возраста знавшим о тайнах природы, об окружающей стране, об истории… (Рик, в тайне уже решивший по прибытии в Княжества аккуратно упрятать «ценную находку» в трюм, чтобы не взирая на возражения доставить в Сторн, с несвойственной для себя мягкостью изменил решение), разговоры с Эмми….
Сейчас, в окружении лаконских пейзажей ее рассказы об Аллари уже не казались кощунственным искажением сторнийских обычаев, а выглядели вполне естественно. Иногда во время вечеров в кают-компании Рик брал в руки гитару и пытался наиграть популярные на Аллари и в Лаконе песни, а Амелла – пела, и ее негромкое, но удивительно чистое и завораживающее пение заставляло даже сторнийцев, куда более привычных к грозным или заунывным походным песням родины, притихнуть, жадно вслушиваясь в незнакомые мотивы.
И в один из вечеров, сойдя на берег как раз к началу очередного празднества в честь наступления осени, кружась вместе с Эмми в незатейливом танце среди освещавших прибрежный луг костров, Рик понял, что тянуть со свадебным обрядом не стоит. В Сторне всегда достаточно скверно относились к отношениям до свадьбы, а он, во имя Акулы-прародительницы, все же мужчина…. Он так и сказал тогда Эмми, которая была не менее его опьянена лаконским вином, праздником и всеобщим ощущением беззаботности и счастья, и девушка рассмеялась в ответ. Тогда Рик даже не понял, расслышала ли Эмми его слова среди шума и музыки, но вскоре вихрь танца, захвативший юную пару выпустил их из своих объятий недалеко от лесочка, служившего естественной границей поля для танцев. Оказавшись под сенью деревьев, они словно попали в другой мир, на первый взгляд, отделенный от прежнего лишь тонкой стеной подлеска. Но шум, оглушавший на лугу, здесь стихал, превращаясь в загадочный фон, а безумие танца обращалось в безумие другого рода… Неясные тени мелькали среди стволов, слышались приглушенные голоса, невдалеке кто-то читал стихи. Лес был полон жизни и любви, и в нем никто, пришедший сюда без зла, не казался чужим… Ноги сами вынесли пару на берег скрытой в лесных дебрях небольшого озерца, и оба невольно замерли, очарованные невероятной красотой звездного неба, отражавшегося в зеркальной водной глади. Рик обернулся и сжал Эмми в объятьях, сильно, но вместе с тем нежно, впервые в жизни боясь причинить кому-то боль. В их первом поцелуе не было привкуса крови – лишь сладость смешанного с медом лаконского вина, аромат лесных цветов и листвы. Плащ молодого Властителя взметнулся над землей подобно крыльям гигантской птицы и опустился на траву, готовя ложе. Руки мужчины мягко скользили, находя спрятанные в складках туники застежки и вскоре одеяние, отброшенное сильной рукой, белой птицей улетело куда-то в сторону воды. Отброшены были мечи, казавшиеся сейчас как никогда бесполезными, и опустив девушку на расстеленный плащ, Рик увидел в ее глазах отражение звезд и тот огонь, что сейчас горел в нем. Слов не произносили – они не были нужны сейчас.… И если какие-то мысли о традициях,  приличиях еще бродили в голове Рика неясными обрывками, то и они исчезли, смытые волной наслаждения…
…Они умирали и вновь рождались, мир то становился огромным но все равно не способным вместить все счастье и восторг, то исчезал, и тогда важным становился лишь любимый человек, лишь она одна, ее лицо, ее руки, шепот, едва слышно срывающийся с ее губ, опухших от поцелуев, тепло ее тела, огонь ее страсти… Потом они купались в водах ночного озера, оказавшегося удивительно теплым, и вода стекала по коже, смывая усталость подобно живой воде, снова и снова любили друг друга, соединяясь то неторопливо и нежно, словно впереди у них была целая вечность, то яростно, будто лишь мгновения оставались им быть вместе…
И уже под утро, когда даже жара конца лета отступила, дав место утренней прохладе, и любовникам пришлось, тесно прижавшись друг к другу, завернуться в плащ Рика, мужчину посетила, пробившаяся сквозь приятную усталость мысль об Александре, сейчас уже наверняка находящейся в Фалессе. Покаянная мысль мелькнула – и исчезла, оставив вместо себя ехидную мыслишку, нашептывающую, что в Сторне Властитель, слава Акуле-прародительнице, вполне может иметь нескольких жен… Рик усмехнулся, и тут же получил чувствительный толчок локотком. Медальон на груди не отозвался, но дыхание перехватило.
- О чем это ты сейчас думал, а? – в глазах Эмми настороженность мешалась с любопытством и Рик, мысленно вздохнув, подумал, что женщинам не нужна даже магия, чтобы читать мысли находящихся рядом мужчин. Его вдруг охватило такое веселье, что мужчина опрокинулся на землю, заходясь в хохоте.
- И над чем это ты смеешься?! – в очаровательных глазах сверкал гнев.
- Да вот думаю… что зря я отбросил твою тунику в озеро… нам еще на корабль возвращаться… плащ то у меня коротковат… весь в траве и росе… а местные гуляки уже вполне могли проснуться… то-то им будет с утра видение… нимфа… - справившись с приступом хохота Рик успел вовремя увернуться от молотящих воздух кулачков и опрокинув девушку на землю, закрыть уста, раскрытые для гневных упреков, поцелуем… К кораблю они направились несколько позже.
А на следующий день была свадьба, быстрая и удивительно веселая для суровых сторнийских обрядов, казавшаяся естественным продолжением вчерашнего ночного безумия. И ночью, уединившись в каюте неспешно идущего вверх по реке корабля, они любили друг друга столь же страстно, словно в первый раз…

Рик проснулся мгновенно – он еще не понимал, что вырвало его из объятий сна, но все чувства буквально вопили об опасности. В каюте кто-то был… кто-то кроме его и его жены, мирно спящей рядом. Рик, по прежнему не отрывая глаз, прислушался и попытался вспомнить, куда он, опьяненный страстью и выпитым на импровизированном свадебном пиру вином, отбросил мечи. Вроде бы, они сразу рядом с ложем, если мгновенно выбросить руку, скатиться вниз, одновременно обнажая клинок…
- Не стоит, Властитель…- в прозвучавшем голосе явно слышалась издевка, - Ни к чему устраивать танец с мечами.
Рик резким рывком взмыл с кровати, подхватил длинный меч, лежавший именно там, где он и запомнил, и приставил острие блестящего в призрачном свете луны клинка к горлу незваного гостя, вольготно расположившегося на сундуке с вещами, с другой стороны ложа.
- А она действительно прелестна, - словно не замечая угрозы, гость склонился над спящей и аккуратно поправил разметавшиеся волосы. Амелла улыбнулась сквозь сон, чем окончательно вывела Рика из равновесия. Но внешне мужчина скорее успокоился, привычно окружавшись щитом холода и безразличия, изрядно истончившимся за последние дни. И голос, прозвучавший в ночной каюте, был спокоен и столь же остр, сколь смертоносен был клинок в его руке:
- Вон… Из… Моей… Каюты….
- В чем дело? – казалось, ночной гость искренне удивлен, - тебе не нравится место, выбранное мной для встречи?
Рик холодно улыбнулся:
- Мне нравится моя каюта, нравится все, что в ней находится за исключением одного незваного гостя. Но если этот несчастный, - в голосе Властителя прозвучало что-то похожее на жалость, - не покинет этого места так же тихо, как прибыл, или еще раз прикоснется к моей жене, то я перекрою его по своему вкусу…. Отрежу все лишнее.
- Надо же, - гость встал, войдя в полосу света, и Рик увидел смутно знакомое лицо, зеленые глаза, длинные волосы, кожу, в свете луны кажущуюся неестественно бледной, - стоит немного ослабить поводья – и перед нами совсем другой Рикард Шарк. Смелый, благородный, любящий… настоящий сын своего отца. Кстати, скажи мне спасибо – не будь меня, и ты бы никогда не увидел себя настоящего…
- Я не понимаю о чем ты, да мне и плевать… Я последний раз предупреждаю…
-ДОВОЛЬНО! – голос пришельца разительно изменился, - если ты настаиваешь, сменим место…
И Рик без всякого перехода понял, что он по-прежнему обнаженный, с мечом в руке, стоит на берегу Сторна.
- Здесь лучше? – незнакомец остался столь же неизменным, даже ехидная ухмылка та же, -  Пожалуй, мне стоит напомнить тебе кое-что…

Крышка вдруг сползла, и взору обессилевшего мужчины предстал «обитатель» грота. Завернутая во тьму словно в плащ фигура неспешно выбралась наружу и склонилась над Риком. Властитель подхватил с земли клинок и ударил, но сторнийская сталь прошла сквозь мрак, не встретив сопротивления. Проснувшийся заговорил:
- Спасибо тебе. Уже скоро. Помни о деревьях.
- Каких деревьях?! – Рик еще раз взмахнул клинком, но вновь безрезультатно, - Кто ты? Что тебе надо?! Я не слуга тебе, тварь! Покажи свое лицо, чтобы я знал, кто падет от моей руки!

Рик вынырнул из водоворота неожиданно нахлынувших воспоминаний и понял, что место опять преобразилось, они снова оказались в гроте, рядом с саркофагом. Треснувшая при падении крышка по-прежнему лежала на камнях пола. Ночной гость, не изменившийся, шагнул из тьмы  к месту своего сна, задумчиво покачал головой и, обернувшись, с укоризной посмотрел на Властителя:
- И что же ты творишь? Стоило немного ослабить наложенные на тебя узы – как тут же начинается неясно что. Ты не оправдал оказанного тебе высокого доверия, - по ухмылке, исказившей лицо Проснувшегося, как стал называть его про себя Рик, было не ясно, говорит он серьезно или шутит, - Придется натянуть удила и вправить мозги.
Рик вдруг почувствовал, как улетучивается вся решимость, и странная усталость наполняет тело:
- Что тебе нужно? Чего ты хочешь от меня?
- От тебя? Пока ничего, о чем мы не говорили раньше. Ничего, что ты не делаешь. Продолжай в том же духе. Просто…
Рик почувствовал, как неведомая сила поднимает его над полом, прижимая руки к телу, сковывая все движения:
- …стань таким же как раньше, - рука существа легла на грудь Властителя, прямо поверх медальона, - стань твердым как сталь. Сейчас не время для слабости.
Медальон под ледяной рукой существа взорвался огнем, опаляя грудь, где-то вдалеке грянул колокол… и Рик проснулся.


было раннее утро. Одевшись тихо, чтобы не побеспокоить мирно спящую Амеллу, Властитель вышел на палубу. Вахтенный молча отсалютовал ему и отвернулся, не желая нарушать уединение господина.
Туман, клубящийся над рекой, приятно холодил кожу, и Рикард чувствовал себя… прежним. Словно какая-то странная, непонятная болезнь, поразившая Властителя, вдруг ушла. Туман на миг рассеялся, и зоркий взгляд сторнийца  увидел на берегу силуэты домов - корабль проплывал мимо еще спящей Лаверны.
«Какая живописная деревушка… только варвары или чудовища способны осквернить кровопролитием или пожаром такую красоту. Гневу лаконских рыцарей, при известии о преступлении подлых лесных жителей не будет предела» - Рик улыбнулся хорошо знакомой холодной улыбкой.


--------------------
Там, где дни облачны и кратки, родится племя, которому умирать не больно.

ПЕТРАРКА Франческо
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения

10 страниц V  1 2 3 > » 
Тема закрытаОткрыть новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



- Текстовая версия Сейчас: 19.09.2019, 19:51
Rambler's Top100