IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Ответить в эту темуОткрыть новую тему
> Мир Diablo
Энгель
сообщение 07.01.2010, 1:56
Сообщение #1
Иная
Завсегдатай
Страж
*****


Пол:
Сообщений: 346


Bang-Bang



Хроника


Со дня Творения Свет и Тьма находятся в состоянии бесконечной войны. Великий Конфликт, победитель в котором восстанет из пепла апокалипсиса и получит власть над всем Сущим. Дабы достичь сего, ангелы Великих Небес, воины-серафимы, разят врагов Света мечами праведного гнева и справедливости. Они верят, что лишь неукоснительное следование принципам порядка и дисциплины может установить оные в мириаде миров, в то время как демонические обитатели Пламенной Преисподней считают совершенный хаос истинной природой вселенной.

Сражения Великого Конфликта пронзают время и пространство, порой опасно истончая саму ткань реальности. От Хрустальной Арки в сердце Великих Небес до волшебной Адской Кузни Пламенной Преисподней воители этих вековечных королевств стремятся туда, куда ведет их безвременный конфликт. Сказания о деяниях сих легендарных героев вызывают лишь благоговение пред оными.

Величайшим из них был Изуал, лейтенант архангела Тираэля и владелец ангельского рунного меча, рекомого Яростью Зари. Он вел за собою ангелов в атаку на Адскую Кузню, когда создание темного демонического меча Теневой Клык было практически завершено. Легионы хаоса отразили нападение, а Изуал трагически пал пред Тьмою. Судьба его как нельзя лучше говорит о том, что как ангелы, так и демоны бесстрашно устремятся в любой уголок вселенной, если прознают, что там находятся их заклятые враги.

И хотя Великий Конфликт горит жарче и дольше, чем звезды в небесах, ни одна из сторон не может надолго получить перевес, потому и пытаются изыскать они способы повернуть ход войны в свою пользу.

Мятежный ангел Инарий, устав от бесконечных сражений, сплотил за собой группу ангелов-единомышленников, к которой чуть погодя примкнули и демоны, разделяющие их устремления. Вместе они сотворили новый план бытия, отрезанный как от Великих Небес, так и от Пламенной Преисподней. Святилище - так нарекли мятежники свое творение, должное превзойти величием сами Небеса, и поместили в нем волшебный Мировой Камень, дабы сокрыть мир от сторон, сошедшихся в Великом Конфликте.

Демонесса Лилит - дочь Мефисто, одного из Предвечных Зол Преисподней - родила от Инария могущественных нефалемов, превосходящих силами как ангелов, так и демонов. Непрерывно растущие силы оных встревожили Инария, и принял он нелегкое для себя решение - уничтожить нефалемов, ибо ставят те под угрозу безопасность Святилища. Лилит, однако, воспротивилась этому, ибо помыслы ее были направлены куда дальше присного существования в изолированном плане бытия. Нет, амбициозная демонесса мечтала вести нефалемов за собою, низвергнуть владык Небес и Преисподней и стать единоправной королевой всего Мироздания. Конфликт между Инарием и Лилит вылился в изгнание последней из Святилища, однако демонесса успела заблаговременно покончить со всеми мятежными ангелами и демонами, принимавшими участие в сотворении смертного мира. Страшась одиночества, Инарий пощадил некоторых нефалемов, однако магией Мирового Камня подавил их могущество и спустя несколько поколений те обратились в смертных созданий - людей.


--------------------
It's killing me
We lost a dream we never had
The world in silence should forever feel alone
'Cause we are gone and we will never overcome
It's over now


Изображение
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Энгель
сообщение 07.01.2010, 2:02
Сообщение #2
Иная
Завсегдатай
Страж
*****


Пол:
Сообщений: 346


Bang-Bang



"Семь - число сил Преисподней, и Семь - число Великих Зол".

Дуриэль, Лорд Боли, Андариэль, Дева Отвращения, Белиал, Лорд Лжи, Азмодан, Лорд Греха - таковы истинные имена низших из Великих Зол. С незапамятных времен правит они своими владениями в Преисподней, стремясь к полному контролю над своими дьявольскими сородичами. В то время, как Низшая Четверка непрерывно пытается подчинить себе обитателей собственных королевств, Величайшая Троица - Мефисто, Лорд Ненависти, Баал, Лорд Разрушения, Дьябло, Лорд Ужаса - обладает незыблемой властью над всей Преисподней. Три Брата, триумвират Предвечного Зла, правят Низшей Четверкой с позиции как грубой силы, так и хитроумных замыслов. Будучи старейшими и наиболее могущественными из Зол, Три Брата ответственны за многочисленные победы в сражениях с армиями Света. И пусть они никогда не могут добиться существенного перевеса над силами Великих Небес, Троицу справедливо боятся как враги, так и обитатели их собственных королевств.

С появлением людей и временным прекращением Великого Конфликта Три Брата приложили все усилия для извращения смертных душ. Троица осознала, что люди были ключом к окончательной победе над Небесами, потому кардинально изменила свое непреклонное и ненавистническое к ним отношение.

В ту пору на восточных землях Святилища распростерлась великая империя Кехджан, раздираемая на части внутренними противоречиями. На смену многочисленным сектам пришли две могущественные религии, напрочь расколовшие нацию, ведь лорд-командующий армией Кехджана являлся истовым поборником Церкви Света, в то время как Великий Магистрат следовал пути, предначертанным Храмом Триединого. Последнее религиозное течение основывалось на вере в трех старейших духов: Дьялона, Бала и Мефиса, властителей сфер Решимости, Творения и Любви соответственно, и постулировало могущество индивида; учение же Церкви Света глаголило о том, что лишь совокупными усилиями человечество исполнит уготованное ему чудесное предназначение.

В захолустной деревеньке Серам, отстоящей довольно далеко от столицы империи, жил-поживал простой селянин - Ульдиссиан, сын Диомеда. Всех родных его, за исключением младшего брата Мендельна, унесла в могилу чума, после чего Ульдиссиан чрезвычайно ожесточился против вездесущих проповедников, настырно насаждающих набившие оскому вероучения вместо того, чтобы действительно окружать заботой страждущих и немощных.

Судьба его резко изменилась в тот день, когда в окрестностях Серама были обнаружены обезображенные тела двух священников - миссионеров Церкви Света и Храма Триединого. Единственным подозреваемым оказался сам Ульдиссиан, благо рядом с одним из трупов отыскался кинжал, принадлежащий селянину. Как следствие, бедолага был взят под стражу, и участь его оказалась в руках инквизиторов Света, прибывших в деревню для расследования произошедшего... хотя поиски истинного виновного в чудовищном преступлении церковников мало интересовали.

Судилище ознаменовалось необычной и чрезвычайно яростной грозой, причем молния поразила самого верховного инквизитора Церкви Света. Наряду с таинственной и прекрасной незнакомкой - Лилией, Мендельном и двумя верными друзьями - дочерью торговца Серентией и охотником Ахилом, Ульдиссиан бежал прочь из Серама, понимая, что правосудия здесь не дождется, а жизнь свою попусту загубит. Но что его несказанно смущало и раздражало, так это непоколебимая уверенность Лилии в том, что случившееся в деревне чудо - дело его рук, и ничьих боле.

Сущность Ульдиссиана необратимо изменялась. Присушиваясь к доводам Лилии, он осознал, что является тем самым "мессией", которому суждено изменить мир, искоренить порочные секты и открыть людям несравненное могущество, дремлющее в их собственных душах. Посему Ульдиссиан постановил, что отряд их направляется прямиком в Кехджан, где на городской площади обратится он к народу и поведет его за собой к славному грядущему. Компаньоны бывшего селянина весьма скептически отнеслись к амбициозным устремлениям того, но, не единожды став свидетелями странных и пугающих сил Ульдиссиана, благоразумно помалкивали.

Почувствовав творящуюся в окрестностях Кехджана престранную волшбу, хранители мира из Храма Триединого выступили, дабы захватить Ульдиссиана живьем, ибо таков был недвусмысленный приказ великого Примуса Люсьона, сына самого Мефисто, однако потерпели сокрушительное поражение - ни магия, ни призванные демоны не смогли справиться с казалось бы совершенно обыкновенным человеком. Люсьон всерьез озаботился, прознав о случившемся, но еще больше его насторожили вести о златовласой женщине, пытающейся скрыть свое присутствие за могуществом этого странного создания, Ульдиссиана. Дабы обеспечить непременное пленение последнего, отпрыск Мефисто отправил по следу его морлу, демонов-нежить, населяющих глубинные казематы Храма Триединого.

Тем временем серамцы прибыли в городок Парту, где Ульдиссиан немедленно приступил к исцелению увечных, проповедуя о том, что искра магии живет в каждом человеке, а порочные Церковь Света и Храм Триединого стремятся лишь усилить собственное влияние, презрев нужды простых прихожан. И люди верили ему, шли за ним. Слава Ульдиссиана все росла и каждым днем число сторонников его увеличивалось, а находились и такие, кто действительно ощутили в себе магический огонек.

Лилия, внимательно наблюдавшая за происходящим, ликовала, ибо стремилась пробуждать в людях изначальное могущество нефалемов. Ведь она, вернувшаяся из изгнания демонесса Лилит, ни в коей мере не отступила от своих первоначальных замыслов, и покамест Инарий, принявший человеческое обличье Пророка Церкви Света, даже не догадывается о ее деяниях.

Под покровом ночи демоны-морлу атаковали Парту в надежде захватить Ульдиссиана и его таинственную спутницу, об истинной природе которой Люсьон уже начинал догадываться. В разразившемся сражении спутники Ульдиссиана с изумлением обнаружили, что и у них начинают пробуждаться чудесные способности: предельно обострились чувства опасности Ахила и Серентии, Мендельн обрел пугающие способности к магии, позволяющей манипулировать жизнью и смертью.

Ульдиссиан принял решение немедленно покинуть Парту, дабы не подвергать боле жителей города опасности со стороны морлу. И в это самое мгновение пребывающий во внутреннем святилище Храма Триединого Люсьон произнес заклинание, вернувшее Лилит истинный демонический облик пред очами пораженного до глубины души селянина. Сын Мефисто намеревался отвратить человека от своей дражайшей сестрицы и впоследствии использовать его чудесные способности для осуществления собственных замыслов. И это ему вполне удалось: Ульдиссиан преисполнился отвращения, осознав, что все эти недели делил ложе с демонессой, причем та откровенно поведала о природе нефалемов и о роли, отведенной им в ее стремлении прекратить Великий Конфликт.

Лилит исчезла, заставив Ульдиссиана крепко усомниться в собственной уникальности, благо демонесса сообщила напоследок, что чудеса последнего времени творила сама, и роль селянина в них минимальна. Все - убийство миссионеров, буря в Сераме - лишь декорации, призванные направить глупую и наивную марионетку по отведенному ей пути.

Перед серамцами встал вполне резонный вопрос: куда двигаться дальше? Мендельн предложил направиться в девственные джунгли Тораджан, что простирались к юго-западу от Кеджана. Откуда эта мысль пришла к нему в голову, он и сам не мог сказать, чувствовал лишь, что наблюдает за ним некая могущественная сущность, даруя запретные знания и обучая новой философии, согласно которой смерть - лишь промежуточный этап в бесконечном цикле бытия. В Тораджане Мендельн отыскал древний, испещренный руническими письменами обелиск, и, вникая в смысл открывшегося ему, познавал свое предназначение.

Однако многие жители Парты последовали за своим Святым, как нарекли они селянина. Стремясь бежать от них, утратив веру в собственные возможности, Ульдиссиан углубился в джунгли... где угодил прямиком в лапы Люсьона. При попытке вызволить своего лучшего друга погиб верный Ахил; наблюдая, как Примус методично расправляется с партанцами, Ульдиссиан пришел в неописуемую ярость... и ощутил магию, вновь вернувшуюся к нему. Лилит лгала, стремясь сломить его дух: могущество, обретенное по праву рождения, всегда пребывало с ним.

Сойдясь с Люсьоном в противоборстве, Ульдиссиан, поддерживаемый магией Серентии и партанцев, одержал вверх над сыном Мефисто, обратив того в ничто. И теперь человек с пробудившейся в нем силой нефалема собирался низвергнуть Храм Триединого... а, быть может, и Церковь Света наряду с магическими кланами, и вернуть простым мирянам возможность самим решать свои судьбы; ведь Святилище - их мир, и неразделимы они.

Лилит, приняв иллюзорный облик погибшего брата, заняла место Примуса Храма Триединого; в возвращении былой возлюбленной в смертный мир Инарий наконец убедился, и покамест события разворачивались по предначертанному им сценарию... Скоро, очень скоро избавится он и от нее, и от этого докучливого смертного, возомнившего себя всемогущим... Святилище вновь станет миром, свободным от войн и конфликтов... И если для того, чтобы существование его и впредь осталось тайной для обитателей Великих Небес, придется уничтожить все живое и воссоздать мир заново - что ж, на эту жертву он готов пойти. В конце концов, он - творец Святилища, и посему вправе распоряжаться судьбами ничтожных смертных...

Две недели спустя Ульдиссиан и его последователи - эдиремы, "прозревшие", - число которых значительно увеличилось за счет жителей столицы региона - города Тораджа, разгромили местную ветвь Храма Триединого, уничтожили выступивших на защиту нечестивой обители морлу. Во внутреннем святилище Ульдиссиану явилась Лилит, самоуверенно заявив, что стремится с его помощью уничтожить как Храм Триединого, так и Церковь Света. После чего демонесса исчезла, наглядно продемонстрировав былому любовнику, что значительно превосходит его как могуществом, так и силой воли.

Эдиремы продолжили путь через бесконечные джунги, ибо Ульдиссиан принял решение направиться прямиком к великому собору Триединого у Кехджана. Серентия, еще недавно горевавшая по погибшему Ахилу, принялась оказывать Ульдиссиану знаки внимания, что тот счел несколько странным, но не невозможным, благо давно уж догадывался о том, что дочь торговца испытывает в его отношении определенные чувства.

Проходя мимо древних развалин, затерянных в чащобах Тораджана, эдиремы ощутили воздействие зловещей силы, исходящей из руин и направленной непосредственно на Серентию. Устремившись к источнику эманаций, Ульдиссиан и Мендельн столкнулись с призраком демона, одного из мятежников, принимавших участие в сотворении Святилища. Совместными усилиями сыновья Диомеда исторгли враждебую сущность за пределы смертного плана бытия, однако главный вопрос так и остался без ответа: почему одно присутствие Серентии вызвало у демона столь всепоглощающую ярость?..

Ночью на привале Мендельн вновь ощутил зов неведомой силы, стоящей за пробуждением в нем чудесных способностей, и, не в силах ему противиться, углубился в джунгли, где к вящему своему изумлению столкнулся с восставшим из мертвых Ахилом, сохранившим, правда, и личность, и разум. Явил себя и подъявший охотника, таинственный наставник Мендельна - нефалем Ратма, Хранитель Равновесия, сын Инария и Лилит, чудом уцелевший в давнишней резне, устроенной его тщеславным отцом в борьбе за "чистоту" сотворенного им мира. Он перенес Мендельна в пространство за пределами Святилища, где представил своему извечному спутнику - дракону Траг'Оулу, одной из самых загадочных и могущественных сущностей Вселенной, рожденной в момент Творения и обретшей сознание при создании Святилища, хранителем которого он ныне выступает. Сия странная пара поведала младшему брату Ульдиссиана историю сотворения смертного мира и человечества, открыв при этом, что оное неминуемо будет уничтожено, ибо и ангелы, и демоны без зазрения совести используют людей в качестве пешек в своем Великом Конфликте.

Отчаявшись отыскать исчезнувшего брата, Ульдиссиан повел эдиремов в следующий город, лежащий у них на пути - Хешир, где обратился к жителям, желая привлечь их на свою сторону в борьбе против порочного Храма Триединого, доминирующего и на этих землях. Завязалось кровопролитное сражение с хлынувшими из оплота секты морлу, и в самый разгар его Мендельн умыкнул брата в межпространственную обитель Ратмы, где представил своим бессмертным компаньонам. Правда, те не вызвали доверия у озлобившегося Ульдиссиана, которому до смерти надоело играть роль марионетки высших созданий, потому он попытался вырваться из межпространства... и оказался в далеких Северных Степях.

Путь ему преградил воплощенный в земляного голема дух нефалема Бул-Катоса, хранителя горы Арреат, и неизвестно, пережил бы Ульдиссиан сей день, не вмешайся в их поединок Ратма, заявивший, что Лилит вновь вернулась в мир, и потребовавший доступа в недра священного пика. Попутно Хранитель Равновесия открыл Ульдиссиану, что Лилит несколько дней назад овладела телом Серентии, подавив сущность девушки, и теперь именно она ведет за собою нестройное воинство эдиремов.

В сердце Арреат пораженному до глубины души Ульдиссиану предстало исполинское кристаллическое образование - Мировой Камень. Изначально мятежные ангелы и демоны сотворили сей артефакт, дабы сокрыть Святилище от Небес и Преисподней, затем Инарий изменил его суть для подавления силы нефалемов, которые несколько поколений спустя обратились в людей. Сравнительно недавно вернувшаяся в мир Лилит воздействовала на Мировой Камень с целью пробуждения дремлющего в душах людских могущества. И сейчас Ульдиссиан, грезящий о скорейшем низвержении сект, насаждающих мирянам репрессивный порядок и яростный хаос, возжелал усиленного развития способностей эдиремов, и удалось ему доселе казавшееся невероятным - изменить саму фундаментальную структуру Мирового Камня. Но к чему это приведет - того не ведал даже сам Ратма.

Ощутив приближение почувствовавшего неладное Инария, Ратма немедленно перенес Ульдиссиана обратно в джунгли, к лагерю эдиремов, а сам - наряду с Мендельном - приготовился тепло приветить дорогого родителя. Но, как оказалось, силы серафима многократно превосходили совокупное могущество древнего нефалема и его последователя. Запятнать руки убийством обоих Инарий не пожелал, но, узнав, что содеял Ульдиссиан с Мировым Камнем, изрек: "Быть может, он обрек на смерть всех вас..."

Ульдиссиан обнаружил, что Лилит немало постаралась, чтобы создать среди эдиремов культ поклонения собственной персоне. Что у демонессы не отнимешь, так это умения приспосабливаться под текущую ситуацию и изменять замыслы в соответствии с оной. Разбив лагерь на том самом месте, где некогда мятежные ангелы и демоны творили великую волшбу, создавая Святилище, Лилит вознамерилась принести в жертву ряд эдиремов, в том числе и столь своевременно вернувшегося Ульдиссиана, и обрести тем самым еще большее могущество, использовав его для подчинения себе как можно большего количества последователей с пробудившимися в них древними силами.

От неминуемой гибели Ульдиссиана спас Ахил, ибо подъят он был Ратмой с одной лишь целью - остановить Лилит. Воззвав к сущности Серентии, жестоко подавленной демонессой, следопыт сумел пробудить ее, и Лилит, исторгнутой из девичьего тела, не оставалось ничего иного, как вернуться в величайший Храм Триединого в Кехджане да принять обличье почившего Примуса Люсьона, попутно изгнав из святилища амбициозного демона-паука Астрогу, ставленника Дьябло в смертном мире... Ахил же вновь бесследно исчез...

Вновь сплотив за собою эдиремов, Ульдиссиан расправился с теми, которых необратимо затронула порча Лилит, заставив презреть высокие идеалы и стремиться лишь к увеличению собственного могущества да подчинению окружающих. После чего воинство ускоренным маршем двинулось по направлению к величайшему Храму Триединого, возведенному в некотором отдалении от столицы Кехджана, где угодило прямиком в расставленную Лилит ловушку. Эдиремов взяли в кольцо сотни жрецов, хранителей мира, морлу; в чем состоял план демонессы, неведомо - желала ли она пленить противостоящих ей, или же перебить всех до единого?..

Под яростным натиском служителей Преисподней эдиремы дрогнули, и даже погибшие вновь поднимались нежитью, обращаясь против своих же недавних товарищей. Своевременно объявившийся на поле брани Мендельн, пришедший на помощь брату из внепространственного обиталища Ратмы, упокоил восставших мертвяков, в том числе и морлу, чем предрешил исход сражения. На какое-то время к нему примкнул неведомо откуда взявшийся Ахил, разящий врагов огненными стрелами...

Магия Лилит перенесла Ульдиссиана в подземный лабиринт под величайшим Храмом Триединого, где лидер эдиремов должен быть пасть жертвой морлу и высшего духовенства Предвечных Зол, однако тот умудрился неприятно удивить демонессу, уничтожив ее смертное воплощение во внутреннем святилище... по крайней мере, он искренне в это верил.

Понеся тяжелые потери, эдиремы одержали верх в сражении, разрушив до основания величайший Храм Триединого, и вскоре намеревались двинуться на Церковь Света, не ведая, что доселе все их действия шли в полном соответствии с замыслами Инария, однако, коль людишки не успокоятся и продолжат свой бессмысленный поход, ангел непременно поставит их на место. Ведь усилиями Ульдиссиана и его эдиремов Инарий сумел пленить сущность Лилит и теперь, заключив демонессу в сияющую волшебную сферу, навсегда исторг ее из Святилища.

...После разрушения величайшего Храма Триединого эдиремы принялись искоренять оставшиеся ячейки секты в окрестных городах. Даже магические кланы Кехджана оставили свои распри и войны, с изумлением обратив внимание на вчерашних крестьян, повелевавших силами, на подчинение которых у них самих уходили долгие годы. Самоуверенность Ульдиссиана в собственном могуществе все росла, и ни Ратма, ни Мендельн не могли заставить его быть более осторожным, ведь Инарий, ведомый в миру как Пророк Церкви Света, действовал куда более скрытно, нежели демоны Преисподней. Его миссионеры подстрекали народные массы к противостоянию "безумной толпе фанатиков", погубивших сотни невинных в стремлении низвергнуть Храм Триединого. И люди слушали, брали в руки оружие и с горящими ненавистью глазами устремлялись по следу эдиремов...

Последние, разбившие лагерь в джунглях неподалеку от Уржани, как раз расправились с одним из подобных отрядов, и ярость поглотила Ульдиссиана, ибо осознал он, что Инарий не бездействует вовсе, уничтожая противостоящих ему чужими руками. А в следующее мгновение в грудь сыну Диомеда вонзилась зачарованная стрела, выпущенная неживым охотником Ахилом, ныне пребывающим под полным и безоговорочным контролем своего нового нежеланного повелителя - ангела!

Пребывая в пустоте иномирья, Траг'Оул и Ратма строили предположения касательно странного бездействия бессмертных владык Небес. Уж коль один из них подчинил воле своей Ахила, то почему же рати ангелов не вторгаются в Святилище?.. Навряд ли выжидают, оценивая расстановку сил Пламенной Преисподней... Ратма предположил, что, возможно, то ли один ангел, проведавший о творении Инария и сокрывший факт сей от святейшего Совета Ангирис. И это наверняка Тираэль, Ангел Правосудия, бывший в свое время ближайшим соратником Инария. Снизошел он в смертный мир, дабы судить своего брата... а вместе с ним - и Святилище.

...Осознав, что вновь исчезнувший Ахил действовал не по своей воле (благо в противном случае он был бы уже мертв), Ульдиссиан исцелил себя, после чего принял решение следовать в столицу империи, Кехждан, дабы объяснить принцу Эхмаду и совету магов мотивы, движущие эдиремами, а также попробовать заручиться поддержкой магических кланов в противостоянии Церкви Света. Ведь иначе те вполне могут поддержать Инария, устрашившись неведомой природы могущества эдиремов.

Наказав эдиремам дожидаться его возвращения в отдалении от столицы, Ульдиссиан в одиночку отправился к городу... когда угодил в магическую ловушку, расставленную амбициозным и честолюбивым магом Зоруном Цином. Последний, исполняя волю таинственного патрона, прибегнул к пыткам, желая вызнать самые сокровенные тайны Ульдиссиана, благодаря которым тот обладает могуществом столь загадочной природы. Но куда опаснее мага оказался прислужник Зоруна, Терул, никем не воспринимаемый всерьез идиот с рождения... вот только телом его всецело овладел дух Малика, верховного жреца Мефисто, жаждущий отмщения низвергнувшему Храм Триединого. Впрочем, Ульдиссиан, разорвав магические путы, испепелил одержимого, после чего бежал из башни Цина, не ведая, что вновь лишенный плоти дух Малика овладел телом колдуна. Мстительный призрак жаждал как можно скорее заполучить тело Ульдиссиана, ибо лишь оно способно удержать его на длительный срок...

Почуяв неладное, творящееся с их лидером, эдиремы выступили в направлении столицы. В одной из деревушек на их пути, заблаговременно покинутой жителями, Мендельну явился Ахил, сообщив о том, что его нежеланный повелитель изменил свое мнение, и стремится теперь не расправиться его руками с лидерами эдиремов, но наоборот - с их помощью остановить Инария. "Коль такое еще возможно", - изрек Тираэль, материализуясь рядом с изумленным некромантом. - "Ибо в Святилище ступил один из трех владык Преисподней".

Сам Дьябло явился в мир, немало озабоченный восстанием эдиремов. Направившись прямиком в Церковь Света, Лорд Ужаса поделился своими опасениями с Инарием, предложив тому заключить союз с целью низвержения Ульдиссиана. Мятежный ангел сознавал, что ситуация стремительно выходит из-под его контроля, посему и согласился на предложение Дьябло оказать всяческую поддержку мстительному духу Малика, жаждущему заполучить тело Ульдиссиана...

Прознав о столь невероятном альянсе, Траг'Оул приготовился было снизойти в Святилище, ибо требовало того поддержание Равновесия, но стражи, хранители иных миров сей Вселенной, запретили ему сие. "Война грядет в Святилище, и коль вмешаешься ты, все сущее может быть уничтожено", - говорили хранители. И означало это, что ведают ныне о Святилище и Небеса, а, стало быть, Великий Конфликт затронет смертный мир, и он, Траг'Оул, бессилен сие предотвратить...

Добравшись до дворца принца Эхмада, Ульдиссиан поведал номинальному правителю Кехджана и представителям магических кланов о сомнительной деятельности Зоруна Цина. Те просветили сына Диомеда, что, по их сведениям, Цин погиб несколько часов назад глубоко в подземельях под Кехджаном, которые являют собой руины древнего города, сотворенного еще до прихода человека в мир. Означает ли это, что и Малика не существует боле, или же то, что верховный жрец нашел себе иное, более подходящее тело и вновь попытается подобраться к Ульдиссиану?.. Дабы не мучиться подобными сомнениями, последний в сопровождении одного из магов отправился к тому самому месту, где след сущности Зоруна Цина обрывался... угодив прямиком в расставленную Маликом ловушку, ибо тот загодя призвал из мрачных глубин подземного озера демона, служителя Дьябло. В сражении с последним Ульдиссиан чуть не расстался с жизнью, однако сумел одержать верх над порождением Преисподней. После чего сам Дьябло явился ему, предлагая объединиться, дабы одержать верх над Инарием, но Ульдиссиан с ходу отверг предложение Лорда Ужаса.

...Тираэль открылся Мендельну и Серентии, поведав им о том, что Ульдиссиан - единственный, кто может одержать верх над Инарием в им же сотворенном мире; потому-то тот и пошел на сделку с Дьябло - преступление, невероятное по сути своей. Недавнее изменение Ульдиссианом структуры Мирового Камня испугало Инария, ибо не сумел ангел обратить его. И Тираэль магически переправил Мендельна в Кехджан, где тот должен был отыскать брата; Серентии же Ангел Правосудия наказал удержать эдиремов от приближения к стенам столицы, благо в противном случае те угодят в расставленную ловушку, и в разразившемся хаосе обвинят их в гибели сотен и тысяч мирян.

Меняя одно тело за другим, Малик неизменно продвигался к цели. После Зоруна Цина жертвами его стали безвестный нищий, встреченный в катакомбах, дворцовый страж, принц Эхмад и, наконец чародейка Амолия, принадлежащая к одному из магических кланов Кехджана. Малик в теле последней, прибыв на загодя организованную принцем встречу лидеров магических кланов и торговых гильдий, призвал дарованные ему Инарием и Дьябло силы, жестоко расправившись с собравшимися и обставив все так, чтобы обвинение в кровавой резне легко на Ульдиссиана.

Как и следовало ожидать, весь Кехджан воспылал праведной ненавистью к эдиремам. Отыскав Ульдиссиана в городских казематах, маги вознамерились было расправиться с ним, и лишь своевременное появление Мендельна спасло жизнь старшему сыну Диомеда, ибо брат, вложив в ладонь ему ритуальный кинжал некроманта, воззвал к магии реликвии, перенесшей Ульдиссиана за пределы столицы... и тем самым лишив себя всякого шанса на спасение. Приготовившись достойно встретить смерть, Мендельн был несказанно поражен, ибо неожиданно возникший в подземелье Инарий перенес его в собственные покои в Церкви Света. Конечно, действовал ангел не из человеколюбивых побуждений, а лишь желая узнать, не стоит ли за действиями Мендельна, Ратмы и иных его противников Тираэль. Некромант не удостоил Инария ответом, и тот во гневе переместил Мендельна прямиком к рыщущему по закоулкам Кехджана Малику в надежде на то, что мстительный дух овладеет телом брата Ульдиссиана и сумеет наконец подобраться к последнему. Увы, надеждам сим не суждено было сбыться, ибо волшба некроманта оказалась сильнее могущества Малика, и тот вынужден был в панике бежать.

Мендельн же, воззвав к магии переданного брату ритуального кинжала, перенесся в джунгли, где был тепло привечен ожидавшими его возвращения Ульдиссианом и Ратмой. Последний, впрочем, был мрачен, как никогда, открыв соратникам, что приближаются к Святилищу рати Великих Небес, дабы праведным огнем выжечь богомерзкий смертный мир, и, быть может, единственная возможность для эдиремов противостоять им - немедленно заключить союз с Инарием! Ведь, по мнению Ратмы, хаос в Кехджане и устранение правящей верхушки города стал возможным манипуляциями Тираэля, который, видя в людях лишь монстров, оскверняющих Сущее и подлежащих уничтожению, стремился чужими руками расправиться с теми, кто мог дать хоть какой-то отпор ангелам Великих Небес.

Разыскав Серентию и Ахила, Ульдиссиан и Мендельн поведали друзьям о стремлении Тираэля сеять хаос в Святилище; Ратма же, отправившись в Церковь Света к Инарию, убедился в полном и всепоглощающем безумии отца, который, не желая даже выслушать нерадивого сына, заключил того в магическую сферу и вышвырнул прочь из Святилища, найдя мрачную иронию в том, что Ратма разделяет судьбу своей матери, Лилит.

...Единым фронтом легионы Кехджана, прикрываемые чародеями магических кланов, выступили по направлению к лагерю эдиремов. Дабы избежать бессмысленного кровопролития, Ульдиссиан при поддержке соратников попросту погрузил воинство противника в глубокий сон.

Тем временем Мендельн, направляемый Траг'Оулом, сумел отыскать в дальних пределах Сущего сферу, в заточении в которой пребывал Ратма, и вернуть наставника в Святилище. К изумлению молодого некроманта, в бесконечной пустоте зрил он и иную сферу, билась в которой Лилит! Да, демонесса жива, но судьба, уготованная ей, куда хуже погибели...

Признав, что стремление его привлечь на свою сторону Кехджан обернулось полным провалом, Ульдиссиан повел за собою эдиремов по Золотому Пути прямиком к Церкви Света, сознавая, что до нисхождения в Святилище ратей Великих Небес остаются считанные дни.

Сошлись они на равнинах, распростершихся между Кехджаном и Церковью Света - эдиремы и инквизиторы, волею Инария обретшие немыслимое могущество, ибо почерпнул оное мятежный ангел у Камня Мира, с которым на заре сотворения Святилища связал свою сущность. Великая сеча вошла в анналы истории как Сражение Золотого Пути... став последним для эдиремов. Означившийся на поле брани Малик, захвативший тело одного из эдиремов, предпринял новую попытку подобраться к Ульдиссиану, но был уничтожен совместными усилиями Мендельна и Ахила. Эдиремы одержали победу над инквизиторами, потеряв, однако, каждого четвертого, что в точности соответствовало замыслам Инария, который не замедлил лично снизойти во всем своем божественном величии, дабы расправиться с заблудшими детьми.

Мгновенно сотворив из камня и земли величественное строение, Инарий назвал оное Геттерак, Райскими Вратами, символом последней победы единоличного владыки Святилища над жалкими мятежниками. Ничуть не впечатлившись, эдиремы вырвали строение из земли и обрушили его на ангела. Сражение продолжалась; Ульдиссиан, поддерживаемый силами эдиремов, сошелся с Инарием, без устали черпавшим могущество Камня Мира, в противостоянии. Церковь Света рушилась, раздираемая на части чудовищными энергиями, высвобожденными двумя великими сущностями.

Ульдиссиан одержал верх над Инарием, разорвав связь того с Камнем Мира, но когда изготовился он нанести последний удар, разверзлись небеса и тысячи ангелов низринулись в Святилище, дабы свершить великое очищение сего уголка Вселенной... Разрывая земную твердь, навстречу воителям Великих Небес выступили тысячи тварей Пламенной Преисподней. Извечные противники обрушились друг на друга, не обращая ни малейшего внимания на потрепанное воинство эдиремов, оказавшиеся между ними.

Ведя сражение на два фронта, люди гибли, как от пламенных мечей ангелов, так и от когтей демонов. Сложила голову и Серентия. На помощь к горсте оставшихся в живых эдиремов подоспели призванные Ратмой немногочисленные, но могущественные нефалемы, ведомые Бул-Катосом; души же павших представителей первого поколения даровали силы свои Мендельну.

Видя, что Святилище стремительно обращается в поле брани - одно из тысяч в предвечном Великом Конликте, - Ульдиссиан вобрал в себя смерти всех тех, кто погиб сегодня в сей бессмысленной и страшной резне... и просто повелел времени остановиться.

Так, бывший селянин обратился самой могущественной сущностью в Святилище, и волею своей исторг из мира как орду демонов Пламенной Преисподней, так и рати Великих Небес. Вот только магия, высвобожденная им, грозила разорвать на части смертный мир... И тогда Ульдиссиан вобрал в тело свое и душу сию невероятную мощь, исцелил ею израненный мир, вернул к жизни Ахила и Серентию... после чего, по совету Траг'Оула, направил всесокрушающий поток магии прочь от Святилища, сквозь время и пространство... перерождаясь, становясь частью чего-то, куда более великого...

Совет Ангирис - пятеро величайших ангелов Великих Небес - собрался, чтобы решить судьбу Святилища и сотворившего его. Пласты реальности волею Ауриэль соприкоснулись, и Мендельн, Серентия, Ахил, а также Ратма - единственные, не затронутые застывшим временем, - одновременно зрили как равнины у разрушенной Церкви Света, так и Зал Совета легендарного Серебряного Града Великих Небес.

Империус настаивал на немедленном уничтожении Святилища, в то время как Ауриэль возражала, доказывая, что чада отнюдь не подобны своим прародителям и не являются созданиями, оскверняющими Сущее. Малтаэль воздержался в решении вопроса, но Ауриэль поддержали Итераэль... и Тираэль, которой, еще недавно видевший в людях лишь кровожадных монстров, изменил свою точку зрения, ибо, помимо прочего, разглядел в смертных способность жертвовать собой ради общего блага. Неожиданно обратившийся к Совету Мефисто предлагал ангелам заключить перемирие, дабы, не вмешиваясь в судьбу смертного мира, дождаться того дня, когда люди сами осознанно сделают свой выбор в пользу одной из сторон в Великом Конфликте. В обмен на невмешательство Пламенной Преисподней Лорд Ненависти потребовал выдать ему Инария, на что Совет Ангирис ответил согласием. Подвергнув мятежного ангела страшным пыткам, Мефисто заключил его во дворец отражений, где тот был обречен вечно наблюдать за собственным падением.

Так было заключено перемирие, скрепленное клятвой и кровью Мефисто, пролитой в чертогах Пророка в разрушенной Церкви Света. Волею ангелов эдиремы и иные смертные Святилища позабыли об Ульдиссиане, сыне Диомеда, и обо всем, случившемся в мире за последние месяцы. Казалось, и не было кровопролитного восстания вовсе, не было низвержения двух величайших религиозных сект, а тысячи утраченных жизней оказались списаны на свирепствовавшую чуму.

Серентия и Ахил вернулись к простой и счастливой жизни в Сераме; Мендельн же покинул деревеньку, благо могущество Траг'Оула, несмотря на все усилия ангелов, сохранило память молодому некроманту. Отныне дракон нарек его Каланом, что значит - "наставник", и в задачу младшего сына Диомеда входило обучение иных путям и сути вселенского Равновесия. "Равновесие - надежда Святилища", - промолвил Ратма, обращаясь к Калану. - "Ибо когда настанет час и эдиремы вернутся, они не должны принять чью-то сторону. Удержи человечество в равновесии между двумя, и оно обретет власть над собственной судьбою". Соглашаясь с доводами нефалема, Калан отправлялся в джунгли Кехджана, где сама земля пронизана магией, дабы, сокрывшись от мира, начать обучением тех, кто последует за ним по пути Равновесия.

Да, пройдут века, но эдиремы, черпая силы в великой жертве Ульдиссиана, восстанут вновь, и неизбежно сие.


--------------------
It's killing me
We lost a dream we never had
The world in silence should forever feel alone
'Cause we are gone and we will never overcome
It's over now


Изображение
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Энгель
сообщение 07.01.2010, 2:09
Сообщение #3
Иная
Завсегдатай
Страж
*****


Пол:
Сообщений: 346


Bang-Bang



С явлением Человека Великий Конфликт на время прервался, ибо, как ни старался Инарий скрыть сущестование смертного плана бытия, факт оный вскоре стал общеизвестен. Обе армии замерли на своих позициях, ожидая, к какой из них примкнет в конце концов Человек. Смертные обладают уникальным даром выбирать между Светом и Тьмой, и решено было, что окажется это определяющим фактором в исходе Великого Конфликта. И агенты бессмертных королевств спустились в смертные земли, дабы по мере сил своих повлиять на выбор Человека.

Нисхождение Великого Конфликта в смертные королевства вошло в историю как Грешная Война. Ангелы и демоны, скрыв свой истинный облик под ложными личинами, устремились к людям, тайно пытаясь привлечь их на свою сторону. Со временем силы Тьмы обнаружили, что люди куда лучше понимают воздействие грубой силы, нежели осторожное переманивание их в стан, потому и принялись принуждать их к беспрекословному подчинению. Ангелы стремились защитить человечество от власти демонов, но частенько их прямолинейные действия и жестокие наказания выливались во враждебное отношение к ним тех, кого они пытались оградить от сил Преисподней.

Жесточайшие сражения Грешной Войны случались нередко, но были сокрыты от людских глаз. Лишь несколько просвещенных душ ведало о созданиях не от мира сего, скрывавшихся среди людей. Смертные, наделенные великим могуществом, приняли участие в Грешной Войне, приняв обе стороны в Великом Конфликте. Легендарные деяния этих величайших смертных воителей завоевали как уважение, так и ненависть со стороны обитателей высших сфер бытия. Хоть низшие демоны и склонялись перед обладающими властью и могуществом, они проклинали само существование людей. Многие из них полагали, что приостановление Великого Конфликта, случившееся с приходом Человека, есть прямое оскорбление их "высшей" роли в самом вселенском замысле.

Ревность по отношению к людям вела к жестоким действиям по отношению к ним со стороны демонов. Некоторые люди познали столь великую ненависть и обратили ее против обитателей Преисподней. Один из смертных, Хоразон Призыватель, получал истинное наслаждение от призывов демонов в мир и порабощения их воли. Хоразон и брат его Бартук были членами восточного клана волшебников, известного как Вижереи. Этот таинственный клан, созданный Джере Харашем, изучал демонов и составлял каталоги их в течение многих поколений.

Обладая сими знаниями, Хоразон пользовался трудами Вижереи для достижения собственных целей. Обитатели Преисподней жаждали отомстить зарвавшемуся смертному, но тот прекрасно защищал себя охранными заклинаниями в Волшебном Святилище. Бартук, брат Хоразона, вскоре перешел на сторону Тьмы. Получив невероятную силу и долгие лета жизни, он сражался вместе с легионами Преисподней против ненавистных Вижереи, в том числе и против собственного брата в кровопролитных сражениях Грешной Войны. Да, Бартука знали как непревзойденного воина во множестве королевств, но превосходство его в битвах требовало и ужасную цену. Неутолимая жажда человеческой крови снедала все его мысли, направляла все его деяния. Вскоре Бартук не только проливал кровь противника, но купался в ней, и стал известен как Кровавый Полководец.

Слишком поздно осознали и Хоразон и Бартук, что к противостоянию их, воспламенившему саму ткань реальности, подтолкнули силы Преисподней. Кровавый Полководец погиб в сражении при Виз-жуне, Хоразон удалился в добровольное изгнание, а Вижереи, следовавшие за ним и осознавшие горький урок, отвратились от демонической магии, вернувшись к изучению стихийной. Дабы подобная трагедия не повторилась вновь, основали они новый, тайный магический клан, целью которого было слежение за иными кланами и искоренение порчи среди коллег-чародеев. Так был рожден Виж-Джак'таар, Орден Магов-Убийц, иначе рекомых ассасинами.


--------------------
It's killing me
We lost a dream we never had
The world in silence should forever feel alone
'Cause we are gone and we will never overcome
It's over now


Изображение
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Энгель
сообщение 07.01.2010, 2:16
Сообщение #4
Иная
Завсегдатай
Страж
*****


Пол:
Сообщений: 346


Bang-Bang



Сиггард из Энтстейга очнулся в Ночь Душ в дремучем лесу в Аранохе, в ушах его все еще стоял звон недавней битвы. Проведав о том, что с севера приближается воинство демонов, ярл Эджвульф созвал знамена и занял приграничную крепость Блэкмарш, где собирался дать бой порождениям Преисподней. Должно быть, и Сиггард принимал участие в той сече, но воспоминания о ней чудесным образом стерлись из его памяти.

Поднявшись на ноги, Сиггард побрел на север, к Блэкмаршу, дабы узнать наконец об исходе битвы. Обрывки воспоминаний приходили к нему лишь в ночных кошмарах; словно наяву видел он демонические рати, хлынувшие из леса к крепости, чувствовал ужас и растерянность защитников, а затем в лесу что-то произошло... Но, как ни старался, подробностей Сиггард вспомнить не мог.

То была Ночь Душ, когда неупокоенные души поднимаются из могил и бродят по миру, Сиггар повстречал странника, назвавшегося Тираэлем. "Будь я на твоем месте, обошел бы Блэкмарш десятой стороной", - молвил тот с печалью в глазах, но Сиггар упрямо покачал головой: "Я должен узнать, что там произошло". Пожелав ему удачи, Тираэль... попросту исчез.

И вновь потянулись бесконечные мили пути через густой мрачный лес. Именно здесь, на подступах к Блэкмаршу, Сиггарда приветил иной путник - кехджистанский чародей Сарнакайл из клана Вижереи, два года назад принявший участие в битве при Виз-жуне, когда пал Бартук, Кровавый Полководец. Поведал маг, что рати ярла Эджвульфа были полностью разбиты в недавнем сражении, и посоветовал Сиггарду как можно скорее возвращаться в Энстейг, дабы уберечь от ярости демонов супругу и дочурку, оставшихся в селении Медвежий Холм.

Но встречали их лишь разоренные, сожженные деревни, да отсеченные головы селян, сваленные в кучи на площадях. Увы, та же участь постигла и Медвежий Холм... Но не все селяне сложили головы: некоторые отдали души свои демонам и, отдав на съедение им односельчан, сохранили собственные жизни. Однако, ненадолго: прознав о гибели семьи, Сиггар жестоко расправился с предателями, после чего, по совету Сарнакайла, выступил по следу архидемона, ведущего за собою воинство тварей Преисподней.

Воин и Вижереи направились в город Бреннор, справедливо полагая, что демонические рати рано или поздно появятся у крепостных стен. Долгие часы шагали они по тракту, но так и не встретили ни единой души. Зарядил дождь, и путникам пришлось укрыться в одном из открытых слепов древних королей на погребальных землях, где Сиггард обнаружил взывающий к нему волшебный меч - Гутбреохт, выкованный легендарным Велюндом.

Этой ночью во сне он вновь вернулся на поле брани; энтстейгцы отчаянно рубились с демонами, а самому огромному из них - архидемону-предводителю - бросил вызов принц Хротвульф, наследник трона Энтстейга. И когда казалось, что победа останется за людьми, в тыл им ударили новые силы демонов, до поры до времени сокрытые заклятием невидимости:

Добравшись до Бреннора, компаньоны направилась в замок, где испросили аудиенции у ярла Тилгара, сына Эджвульфа, сложившего голову в сражении при Блэкмарше, однако дворецкий Хунфрит, внимательно выслушав рассказ о подступающим к городу ратям демонов, счел оный досужей выдумкой и приказал солдату и чародею убираться восвояси.

Над восточным кварталом города взметнулось пламя, и Сиггард с Сарнакайлом, не мешкая, устремились в направлении пожара. Увиденное подтвердило худшие их опасения: небольшой отряд демонов поджег оружейную, и теперь рубился со стражниками. Немедленно, воин и маг ввязались в бой, встав в авангарде. Яростная песнь Гутбреохта звучала в разуме Сиггарда, и неведомо, человек ли повелевал мечом, или наоборот.

Доблесть, проявленная компаньонами в отражении атаки, не осталось незамеченной владыкой города, и ярл Тилгар лично пригласил героев явиться ко двору, где наряду с командующими они обсудили тактику и стратегию на случай скорой атаки демонов. А оная не замедлила последовать, и несколько дней спустя демоническое воинство показалось на горизонте. Взметнувшиеся стяги безошибочного указывали на то, что верховодит ратью Ассур, приближенный к Лорду Ужаса барон Преисподней. К защитникам Бреннора присоединился Тираэль, открывший свою истинную личину - архангел Небес, и поведавший о том, что грядущее сражение окажется ключевым в Грешной Войне, и отпределит судьбу смертного мира на столетия вперед.

Увы, выстоять против орд Преисподней у защитников города не было никаких шансов. Еще загодя горожане принялись отступать через подземные тоннели, а вскоре к ним присоединились и солдаты, в том числе Сарнакайл и Сиггард. Впрочем, выбравшись на поверхность в нескольких милях от обреченного Бреннора и удостоверившись в относительной безопасности горожан, Сиггард немедленно выступил назад, дабы свести счеты с виновником гибели своей семьи.

Проникнув в замок, он немедленно устремился к покоям ярла, расправляясь с немногочисленными демонами, встречающимися на пути. Напрасно Ассур считал себя неуязвимым для оружия смертного мира: вызхватив Гутбреохт, Сиггард снес архидемону голову. Воины Преисподней исчезали один за другим в пламенных вспышках, возвращаясь в родной план бытия...

Проанализировав события последних дней и сопоставив очевидные факты - потеря памяти, отсутствие аппетита и боли от полученных в сражении ран, - Сиггард пришел ко вполне очевидному выводу: он не является боле живым существом. Сие подтвердил и Тираэль, пояснив, что дух Сиггарда был столь полон жизни и надежды, что смерть не смогла завладеть им. Потому и вернулся воин в Святилище, и обречен странствовать в смертном мире, снедаемом Грешной Войной, еще долгие, долгие века...


--------------------
It's killing me
We lost a dream we never had
The world in silence should forever feel alone
'Cause we are gone and we will never overcome
It's over now


Изображение
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Энгель
сообщение 07.01.2010, 2:24
Сообщение #5
Иная
Завсегдатай
Страж
*****


Пол:
Сообщений: 346


Bang-Bang



Перемены в отношении триумвирата Предвечного Зла к смертным Святилища сподвигли многих из Низших Зол усомниться в абсолютном владычестве Троицы. Так возник великий раскол между триумвиратом и их слугами, благо не сознавали те, что Братья стремятся путем не уничтожения, но порабощения человеческих душ одержать победу над Небесами.

В неведении своем демоны Низших Зол уверились в том, что Троица просто боится продолжить войну с Небесами. Угнетенные прекращением военных действий, Азмодан и Белиал увидели в этом свой шанс, чтобы свергнуть триумвират Предвечного Зла и самим захватить власть над Преисподней. Два лорда демонов заключили союзы со своими менее могучими собратьями, уверив их, что стремительно распространяющаяся чума человечества не сможет поколебать окончательную победу сыновей Преисподней. Азмодан и Белиал разработали план, как возобновить Великий Конфликт, добиться победы в Грешной Войне и, наконец, привести мироздание к Армагеддону. Так началась великая революция, когда вся Преисподняя поднялась против Трех Братьев...

Те сражались со всей яростью Подземного Мира и сумели уничтожить треть предательских легионов Преисподней. В конце концов они пали пред демонами, нареченными Рогатыми Смертями, ведомыми Азмоданом и Белиалом. Триумвират Предвечного Зла, ослабленный и развоплощенный, был изгнан в смертный план бытия, Святилище, где, как надеялся Азмодан, он и останется заточен навсегда. Так свершилось Темное Изгнание.

Азмодан полагал, что теперь, когда Троица низвергнута в человеческий мир, ангелам поневоле придется обратить на оный все внимание, оставив Врата Небес незащищенными. Те немногие демоны, что оставались верны Трем Братьям, бежали от гнева Азмодана и Белиала, укрывшись в царствие людей и принявшись за поиски своих потерянных владык.

Когда сражения в Преисподней прекратились, Азмодан и Белиал принялись решать между собой вопросы разделения власти. Пакт, заключенный ими, обратился в ничто, и лорды демонов схватились друг с другом. Легионы Преисподней разделились надвое, ввязавшись в новую кровопролитную войну, продолжающуюся и по сей день...

Что до изгнанных Трех Зол, то в те древние времена, задолго до появления великих Западных Империй, бродили они по пробуждающемуся миру, питаясь страстями людскими и оставляя за собой лишь хаос. Троица обращала отца против сына, ввергала великие народы в жестокие и мелочные войны. Изгнание из Преисподней разожгло в них неутолимую страсть к причинению страданий и боли всем, кто не склонялся пред ними. И Три Брата долгие столетия несли разруху на земли Дальнего Востока.

Архангел Тираэль основал тайный орден смертных магов, коим надлежало выследить триумвират Предвечного Зла и положить конец их злодеяниям. Орден назывался Хорадрим в входили в него колдуны из многочисленных магических кланов Востока. Тираэль открыл смертным тайны артефактов, именуемых Камнями Души, и даровал ордену три Камня, дабы заточить в них сущности триумвирата Предвечного Зла. Камни Душ создавали духовный вакуум и воздействовали лишь на бестелесные создания, не имея власти над существами из плоти и крови.

Приверженный магическим изысканиям и строгой дисциплине, это невероятный орден сумел захватить Мефисто, заточить его сущность в Камне Души и захоронить оный под дюнами безбрежных Восточных Песков. Содеять сие оказалось весьма непросто, ибо демон обладал способностью подчинять себе людские души, пребывая в смертных телах и тем самым сводя на ней воздействие на них волшебных артефактов. Хорадримам пришлось лишить жизни немало невинных жертв, дабы высвободить демоническую сущность Лорда Ненависти из плотской оболочки и подчинить ее магии Камней.

С Баалом пришлось повозиться еще немного. Хорадримы шли по следам его из самого Кехджистана и несколько месяцев спустя настигли у древнего портового города Лат Голейна. Посвященный Тал Раша, ведущий заклинателей за собою, считал, что Лорд Разрушения направлялся на север, в Скосглен, но почему-то решил отклониться от намеченного пути и схорониться в приморском граде.

Дабы не подвергать опасности невинных мирян, Тал Раша приказал хорадримам сдержать атаку до тех пор, пока Баал не выйдет за пределы городских стен. Они провели в напряженном ожидании три дня, когда Лорд Разрушения покинул наконец город и, как и предсказывал Тал Раша, устремился на север. Хорадримы настигли его и обрушили на Баала свои самые гибельные заклинания. Разъяренный демон в долгу не остался. Повинуясь воле его, земля раскололась под ногами колдунов, и многие из них сгинули в бездонной пропасти, а вырвавшийся оттуда огонь охватил иных. Разрушение во всех его ипостасях окружало хорадримов, но те держались до последнего.

Ослабленный Баал нанес Тал Раше последний удар и, хоть Посвященный и остался невредим, священный Камень Души разлетелся вдребезги. Отчаявшись, хорадримы повергли и временно обездвижили ярящегося демона.

Зная, что осколки Камня Души не смогут удержать могучую сущность Баала, Тал Раша выдвинул теорию, что смертный, обладающий несокрушимой волей, сможет удержать Баала в своей собственной душе. Это означает, что оная обречена на вечные муки и противостояние с сущностью порабощенного демона. С яростным блеском в глазах, Тал Раша подошел к извивающемуся в магических путах телу демона и перерезал ему глотку. Дух Баала приготовился покинуть умирающее тело, а Тал Раша взял в руки самый большой из осколков Камня Души и прижал его к открытой ране. Так дух Лорда Разрушения оказался пленен. Осколок пульсировал и гудел, и заклинатели понимали, что столь чудовищную сущность в нем надолго не удержать.

В это мгновение хорадримам явился архангел Тираэль, и долго и пристально смотрел он на Тал Рашу. "Твоя жертва послужит во благо, благородный маг", - прошептал архангел. Зажав в руке золотой осколок Камня Души, Тираэль повел за собою хорадримов в лабиринт забытых пещер под горячими песками пустыни. В сердце их оказались семь древних гробниц, созданных давно забытым народом. Остановившись у самой последней из них, Тираэль приказал спутникам начать сотворение сдерживающего камня в центре чертога.

Хорадримы нанесли на камень руны и магией своею создали несокрушимые цепи, протянувшиеся от самых стен подземной усыпальницы. Когда все приготовления завершились, Тал Раша приказал заковать себя в цепи и возложить на камень. К ужасу присутствующих, Тираэль выступил вперед и вознил осколок Камня Души в грудь Посвященного.

Вернувшись на поверхность, удрученные хорадримы наблюдали, как архангел Тираэль запечатал гигантские двери гробницы, откуда вырвался последний, нечеловеческий крик, полный боли и муки.

Силы Ненависти и Разрушения приутихли на Востоке, когда зыбкий мир пришел на землю. В последующие годы хорадримы продолжали свой целенаправленный поиск третьего Брата, Дьябло, ибо знали они, что пока Лорд Ужаса разгуливает на воле, не настанет мир в человеческих царствиях.

Хорадримы следовали за волной ужаса и анархии, распространяющейся в западных землях. После великого сражения, унесшего множество доблестных душ, Лорд Ужаса был заточен в последний из Камней Души отрядом монахов-хорадримов, ведомых Посвященным Джередом Каином. Монахи доставили Камень Души в земли Хандарас и схоронили его в пещере у реки Тасланд. Над пещерой хорадримы возвели великий Монастырь, находясь в котором, они продолжали оберегать Камень Души. Летели века, и хорадримы создали под Монастырем целую сеть катакомб, где хоронили бренные останки великомученников своего ордена.


--------------------
It's killing me
We lost a dream we never had
The world in silence should forever feel alone
'Cause we are gone and we will never overcome
It's over now


Изображение
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Энгель
сообщение 07.01.2010, 2:31
Сообщение #6
Иная
Завсегдатай
Страж
*****


Пол:
Сообщений: 346


Bang-Bang



Изображение


Целое поколение минуло в Хандарасе, и число хорадримов медленно уменьшалось. Больше не стояло великой цели пред ними, и слишком мало святых сыновей оставалось, дабы свято хранить погребенную реликвию; так, могущественный некогда орден остался лишь на страницах истории. Со временем обратился в руины и великий Монастырь. Вокруг того места, где он некогда возвышался, росли и процветали деревеньки, но никто не ведал о темных, тайных коридорах, уходящих глубоко в хладные земные недра. Никто и не помышлял даже о пламенеющем красном камне, пульсирующем нечестивой жизнью в сердце лабиринта...

Годы спустя после смерти последнего хорадрима, на землях запада возникло сильное и процветающее государство. Шло время, и многие выходцы с востока поселились в землях по соседству с Хандарасом, основав небольшие независимые королевства. Некоторые из них время от времени вступали в конфликты и споры с Хандарасом по поводу земельных угодий или торговых путей. Эти склоки никак не влияли на мир, царивший на западе, а вскоре великое северное королевство Западный Предел заключило союз с Хандарасом, и между двумя государствами завязались торговые отношения.

В этот период в Западном Пределе и многих северных принципатах начала стремительно распространяться новая религия Света, известная как Закарум. Основанная аскетом Акаратом по убеждению архангела Иерия на Дальнем Востоке, в Курасте, Закарум побуждал последователей отдаться Свету и очиститься от тьмы душевной. Миссионеры Церкви Закарум отправились на дикий запад, дабы просвещать и наставлять мирян на путь истинный. Вот только, оказавшись на чужбине, жрецы осознали, что совершенно неподготовленны к переменчивой погоде, непривычной пище, нападениям бандитов и монстров. Потому в поддержку их церковь отрядила паладинов, Защитников Мира, своими доблестными деяниями и воинским искусством заслуживших куда большее почитание на западе, нежели проповедники-жрецы.

Но затем, когда на востоке церковь познала Смутное Время, пришла вторая волна насильственного распространения веры, а инквизиторы (новое поколение паладинов, иначе - Десница Закарум) подобно смерчу проносилась по земле, предавая людей смерти лишь по подозрению в демонопоклонничестве или приверженности злу. Впрочем, довольно скоро среди самих паладинов произошел раскол, ибо поставили те под вопрос методы инквизиции и заявили, что отныне их орден будет лишь защищать невинных, а сражения со слом, в которых они принимали участие - не более, чем следствие ошибок, совершенных их предшественниками. Отныне целью их крестового похода станет зло, несомое поверженным, но не побежденным триумвиратом. Оставив Кехджистан, паладины устремились на запад...

Народ Западного Предела принял статуи Закарум, считая распространение религии своей священной миссией в этом мире. После чего Западный Предел принялся настойчиво склонять соседей к принятию теми "Нового Начинания". В отношениях между Хандарасом и Западным Пределом возникла заметная напряженность, ибо жрецы Закарум настырно насаждали свои чужеземные догмы вне зависимости того, привечали их или нет.

И тогда великий северный лорд Леорик пришел в земли Хандараса и именем Закарум нарек себя королем. Леорик был глубоко религиозным человеком и привел с собою множество рыцарей и жрецов, входящих в орден Света. Леорик и его доверенный советник, архиепископ Лазарь, достигли города Тристрама. Леорик нарек древний полуразрушенный Монастырь на окраине города своим новым уделом и приказал восстановить его. Хоть свободные жители Хандараса и не были счастливы оказаться под владычеством чужеземного короля, они вынуждены были признать, что правил Леорик мудро и справедливо. Со временем люди Хандараса прониклись искренним уважением к королю Леорику, чувствуя, что тот лишь стремится направлять их и защищать от владычества Тьмы.

Вскоре после того, как король Леорик взошел на трон Хандараса, в глубоких катакомбах под Монастырем пробудилась древняя сила. Чувствуя, что у него появился шанс заполучить свободу, Дьябло проник в кошмары архиепископа Лазаря, заманив того в темные подземные лабиринты. Объятый ужасом, Лазарь бежал по пустынным коридорам, пока не оказался в чертоге, где ярко полыхал Камень Души. Не владея больше ни телом, ни духом, он поднял артефакт над головой и произнес слова, давным-давно позабытые в королевствах смертных. Не обладая и крупицей собственной воли, Лазарь разбил Камень Души о землю. Так Дьябло вернулся в мир людей. Освобожденный из заточения в Камне Души, Лорд Ужаса был сильно ослаблен долгим сном и должен был отыскать якорь, дабы удержаться в мире. Лишь получив смертное тело, сможет он по крупицам восстанавливать свою непомерную мощь. Великий демон прочувствовал души, обитающие в городе на поверхности, и принял решение завладеть сильнейшей из них, принадлежащей королю Леорику.

Долгие месяцы последний сражался со злым духом, проникшим в разум его и подчинившим эмоции. Чувствуя, что некое неведомое зло овладело им, Леорик скрыл это от жрецов, надеясь, что собственной праведности его окажется достаточно, дабы изгнать порчу, растущую внутри. Но надеждам его не суждено было сбыться. Дьябло пожрал саму суть души Леорика, вычленив их нее честь и добродетель. Лазарь также попал под влияние демона и неотлучно находился при Леорике. Лазарь пытался скрыть замыслы своего нового господина от Ордена Света, дабы силы демона все возрастали, сокрытые среди праведных слуг Закарум.

От глаз жрецов Закарум и жителей Хандараса не укрылись перемены, произошедшие с их сюзереном. Его некогда гордый стан обратился согбенным и искривленным. Король Леорик стал ужасно мнительным и приказывал немедленно казнить всякого, кто осмеливается оспорить методы его правления. Он начал отправлять своих рыцарей в окрестные деревни, дабы силой подчинить их своей власти. Жители Хандараса, гордившиеся ранее монархом, отныне принялись называть его Черным Королем.

Безумие Леорика становилось все более очевидным с каждым прошедшим днем. Чувствуя, что королевские советники становятся излишне подозрительны, Лазарь старался изо всех сил, отчаянно пытаясь скрыть от них истину. Архиепископ убедил параноика Леорика в том, что королевство Западный Предел строит замыслы против него, тайно стремясь лишить его трона и присоединить Хандарас к своим собственным землям. Леорик впал в ярость и немедленно призвал к себе советников. Уверовав в ложь архиепископа, король объявил о начале войны между Хандарасом и Западным Пределом.

Леорик не обратил никакого внимания на предостережения и мольбы собственных советников, и армии Хандараса наказано было выступать на север, дабы ввязаться в войну, которой не хотел никто. Полководцем король назначил Лахданана. Хоть тот и выступал против разжигания конфликта, честь обязывала его подчиняться воле короля. Многие верховные жрецы и представители королевского двора также вынуждены были отправиться на север в качестве послов и дипломатов. Отчаянный замысел Лазаря позволил ему отослать многих из "задающихся неуместными вопросами" королевских советников на верную смерть.

Отсутствие вездесущих советников и проницателеных жрецов дало Дьябло шанс получить полный контроль над истерзанной душой Леорика. Но, как только Лорд Ужаса попытался усилить хватку над сущностью безумного короля, он обнаружил, что мятущийся дух того все еще сопротивляется ему. Даже обладая существенным контролем над Леориком, Дьябло осознал, что в своем ослабленном состоянии он не сумеет полностью подчинить себе душу монарха до тех пор, пока огонек воли того не потухнет окончательно. И лорд демонов взялся за поиски нового невинного существа, овладев которым, он сможет приступить к созданию своей империи Ужаса.

Демон покинул Леорика, но душа короля осталась извращена, а разум его пребывал в безумии. Дьябло принялся искать в Хандарасе идеальный "сосуд" для себя и обнаружил таковой совсем близко. Повинуясь приказу своего темного властелина, Лазарь похитил Альбрехта, единственного сына Леорика, и привел испуганного юношу во тьму лабиринта. Заполнив неокрепший разум мальчика сущностью чистого Ужаса, Дьябло с легкостью овладел душой и телом юного Альбрехта.

Боль и пламя охватили душу ребенка. Зловещий хохот наполнил его рассудок и помыслы. Обездвиженный страхом, Альбрехт почувствовал присутствие Дьябло в своем разуме, подавлявшим его собственное "я", назвергавшим его во тьму и забвение. Дьябло отныне глядел на мир глазами юного принца. Голод все еще терзал демона после неудавшейся попытки полностью подчинить короля Леорика, но кошмары мальчугана сполна утолили его. Заглянув глубоко в подсознание Альбрехта, Дьябло вырвал оттуда потаенные страхи ребенка и дал им жизнь.

Облеченные плотью, пришедшие из сна, они окружили его - нечестивые, отвратные воплощения ужаса, тут же пустившиеся в пляс, выкрикивая угрозы и непристойности. Все "монстры", которых мальчик когда-либо рисовал своем воображении восстали к жизни прямо у него на глазах. Огромные туши из живого камня отделились от стен и склонились пред темным властелином. Древние скелеты усопших хорадримов восстали из гробниц и разбрелись по подземным лабиринтам.. Какофония безумия и кошмаров нанесла последний яростный удар по истерзанному духу Альбрехта, а кровожадные упыри и демоны его разума разбежались во все стороны по коридорам пробудившегося Кошмара.

Древние катакомбы хорадримов обратились в извращенный лабиринт чистого Ужаса. Получив силы от овладевшего юным Альбрехтом Дьябло, создания разума мальчика обрели плотские воплощения. Столь силен был ужас, овладевший Альбрехтом, что границы смертного плана бытия опасно истончились. Преисподняя соприкоснулась с миром людей, пустив корни в лабиринте. Создания и события, затерянные во времени и пространстве, давным-давно позабытые историей, оказались исторгнуты в расширяющийся доминион Дьябло.

Тело Альбрехта начало видоизменяться: мальчик значительно вырос, глаза его воссияли, а сквозь плоть прорезались острые шипы хребта. Огромные изогнутые рога вытянулись из черепа Альбрехта, ибо Дьябло изменил тело мальчика, дабы соответствовало оно его демоническому обличью. Так, в глубине лабиринта восстанавливал он свои силы, чтобы, когда наснанет час, вновь вернуться в смертный мир и вызволить из заточения своих братьев, Мефисто и Баала. Триумвират Предвечного Зла воссоединится и вернет свое законное место в Преисподней.

...Война с Западным Пределом закончилась страшной резней. Армию Хандараса уничтожили на корню превосходящие силы Западного Предела, занявшие, к тому же, гораздо лучшие позиции. Собрав выживших воинов, Лахданан отступил обратно в Хандарас. Но, вернувшись, солдаты обнаружили город Тристрам в руинах.

Безумный король Леорик впал в страшную ярость, проведав об исчезновении сына. Прочесав городок вместе с несколькими стражниками, оставшимися вместе с ним в монастыре, Леорик пришел к выводу, что горожане похитили его сына и где-то укрыли. И сколько не отрицали люди сию абсурдную теорию, говоря, что и видеть не видели принца Альбрехта, Леорик уверился в том, что против него зреет заговор, и что горожане непременно заплатят за свое подлое предательство. К тому же, архиепископ Лазарь таинственно исчез, и не осталось никого, кто мог бы дать королю дельный совет. Находясь во власти скорби и помешательства, Леорик приказал казнить множество горожан по обвинению в измене.

Лахданан и немногочисленные выжившие, пришедшие с ним, попытались воспрепятствовать исполнению безумных приказов короля, но Леорик приказал своим охранникам атаковать вернувшихся солдат, решив, что те также участвуют в заговоре против него, а, стало быть, повинны смерти. Лахданан, осознав наконец, что Леорик воистину безумен, приказал своим воинам защищать себя с оружием в руках. Сражение привело их и в очерненные залы Монастыря, окончательно осквернив некогда великое святилище хорадримов. Лахданан одержал горькую победу, ибо люди его вынуждены были перебить всех без исключения стражей короля.

Они загнали последнего в угол в его собственном святилище и потребовали объяснить все злодеяния, свершенные им. Леорик лишь плюнул на них и назвал предателями государства и Света. Лахданан приблизился к королю, на ходу медленно вынимая меч из ножен. Исполненный гнева и скорби от осознания того, что честь его оказывается отброшена, вознил он меч в черное сердце короля.

Некогда благородный король испустил ужасающий смертный крик, и в безумии своем проклял тех, кто предал его. Воззвав к силам Тьмы, сражению с которыми посвятил всю сознательную жизнь, Леорик обрек Лахданана и его людей на вечное проклятье. В этот судьбоносный миг в сердце Монастыря все то, что составляло добродетель и честь защитников Хандараса, оказалось утрачено навсегда.

Черный Король был мертв, юный принц Альбрехт сгинул, а доблестных защитников Хандараса не существовало боле. Жители Тристрама, глядя на свой безжизненный, разоренный город, испытывали одновременно облегчение и сожаление, осознав вскоре, что беды их только начинаются. Странные бледные огни зажглись в окнах покинутого Монастыря. В тенях у стен стали замечать невиданных прежде созданий. Ужасные, истошные крики, исходящие из-под земли, разрывали тишину. Становилось очевидно, что нечто нечестивое угнездилось в некогда священной обители.

На окружающих Тристрам дорогах путники неоднократно замечали всадников в черных плащах. Многие горожане бежали в иных города или королевства, ужаснувшись безымянному злу, затаившемуся в тенях. Те немногие, что оставились в Тристраме, редко отваживались выходить ночью на улицы и обходили проклятый Монастырь десятой стороной. Множились слухи о несчастных невинных бедолагах, похищенных в ночи кошмарными тварями. Горожане ожидали неминуемую атаку со стороны поселившихся под их городом монстров, ведь теперь у них не было ни короля, ни закона, ни армии для защиты.

Изрядно потрепанный архиепископ Лазарь, неожиданно вернувшийся в город, уверил жителей, что и сам стал жертвой злобных тварей в Монастыре. Горожане отчаянно нуждались в пастыре и Лазурус искусно обратил их в обезумевшую толпу. Напомнив, что принца Альбрехта так до сих пор и не нашли, он убедил многих людей последовать за ним в Монастырь в поисках мальчика. Они зажгли факелы и ночь озарилась дрожащим светом надежды. Вооружившись лопатами, кирками и косами, люди смело устремились за предателем-архисвященником прямо в зев Преисподней.

Те немногие, что избежали ужасной участи, уготованной им, вернулись в Тристрам. Раны их были ужасны и даже искусство целителя не могло спасти жизни многих из них. Начали распространяться истории о демонах и дьяволах, и удушающий, животный Ужас поселился в сердцах немногочисленных горожан.

Глубоко в земных недрах под Монастырем, Дьябло питался этими страхами, стремительно восстанавливая силы и зная, что окончательная победа его близка.

Отголоски зла, творимого Лордом Ужаса, прокатились по земле, пробудив от многовекового сна целую колонию инсектоидов под Тристрамом и многократно увеличив их агрессию. Организм, исполняющий роль лидера сих богомерзких тварей и ведомый под именем Осквернитель, наказал сотням гигантских жуков да муравьев усиленно рыть тоннели, ведущие к поверхности, дабы раз и навсегда изничтожить человеческую расу.


Прослышав о творящемся в Тристраме, со всех уголков Святилища в город устремились искатели приключений, в том числе лучницы из овеянного тайной Сестринства Невидящего Ока, ассасины из клана Виж-Джак'таар, заклинатели из древнего клана Вижереи и чародейки из иного клана Кехджистана - Занн Эсу, лишь недавно, впервые за долгие столетия, покинувшие восточные джунгли и явившие себя миру. Чародейки отметали все иные магические школы, за исключением стихийной, считая эту магию самой чистой и совершенной; ведь, практикуя ее, свершат они свое истинное предназначение, став величайшим магическим кланом Святилища, а неминуемое Явление Зла, предсказанное оракулами Занн Эсу, послужит последним испытанием, ибо сражение с владыками Преисподней покажет, воистину ли магия волшебниц столь совершенна, как сами они полагают.

Не остались в стороне и некроманты - последователи Ратмы, пришедшие из своего подземного города, сокрытого в восточных джунглях Кехджистана. Во всем Святилище жрецам лишь этого клана ведома тонкая грань между жизнью и смертью, ровно как и способ обойти ее. Несведущие зовут их "некромантами", страшатся и приписывают немыслимые злодеяния, однако сами заклинатели осознают и придерживаются принципа вселенского равновесия, рекомого ими Великим Циклом Бытия, потому, в отличие от иных кланов волшебников востока, они не подвержены соблазнам Зла и искушениям мирским. Всеми силами стремятся некроманты покончить с тварями Пламенной Преисподней, замеченными в Святилище, ибо присутствие тех нарушает Великий Цикл Бытия и может привести к необратимым последствиям для тварного мира.

С далеких островов, затерянных в Морях-Близнецах, на самой грани Великого Океана, прибыли яростные амазонки, придерживающиеся строгих принципов вселенского Порядка. Исповедуя собственную религию, отличную от Закарум, воительницы поклонялись целому пантеону божеств, во главе коего стояли владыки времен года и погоды - Атулуа и консорт ее, Кетрайс, поддерживаемые плеядой низших сил, ответственных за различные сферы мироздания, имеющих непосредственное отношение к повседневному бытию амазонок. Оракулы их предсказали Темное Изгнание задолго до того, как оное свершилось, и воительницы считают первейшим своим долгом сокрушить триумвират Предвечного Зла, знаменовав тем самым начало новой эпохи в истории Святилища, когда смертные выйдут из-под власти могущественных созданий Внешних Царствий и займут свое законное место во вселенной.

Явились в Тристрам даже кочевники-варвары Северных Степей, именующие себя Детьми Бул-Катоса, великого древнего короля. Сей таинственный народ, чурающийся магии и использующий природные силы для развития своих физических возможностей, редко покидал предгорья Арреат - горы, в которой, по легенде, на заре мира был сокрыт источник великого могущества, судьбоносный для всего человечества. Так это или нет, сказать сложно, ибо северяне свято хранили границы своих владений, ни под каким предлогом не допуская в Северные Степи чужеземцев.

Храбро ступили герои - столь непохожие друг на друга, но движимые единой целью - в лабиринт, надеясь вырвать корень зла и навечно вписать имя свое в историю... да сгинули бесследно, присоединившись к сонму неживых созданий, восставших в усыпальницах под Монастырем.

А затем в городе появился одинокий воитель, который, не убоявшись ужасов оскверненного святилища, отправился вершить суд над восставшей нежитью и тварями Преисподней верным клинком. Декард Каин, городской голова, потомок приснапамятного Джереда и последний наследник ордена хорадримов в Хандарасе, ведавший о Камне Души, хранимом в подземном чертоге, оказывал храбрецу любую посильную помощь в благом его начинании.

Тот же, прежде всего предав пламени колонию инсектоидов и зарвавшегося Осквернителя, миновал усыпальницы Монастыря, заполоненные нежитью и низшими демонами - Падшими, после чего ступил в обширные катакомбы, где путь ему заступили куда более опасные твари из множества кланов демонов-козлов. А затем потянулись пещеры, проплавленные в недрах земли; обиталище могучих рогатых демонов, каменных горгулий да кислотных тварей.

Навестил герой и склепы - творение не Дьябло, но иного демона, призванного из Преисподней неким нерадивым колдуном, от его же когтей и погибшим - На-Крула. Расположенные чуть поодаль от Монастыря, под городским кладбищем, явились они прибежищем для высших неживых тварей и демонов на службе На-Крула. Долгие годы создавал последний свою подземную империю, опасаясь высовываться на поверхность, но теперь, заполучив столь могучего союзника, как Лорд Ужаса, решил заявить о себе миру. Впрочем, как оказалось, время выбрал он весьма неудачное, ибо проходивший мимо герой, целенаправленно следовавший в логово Дьябло, отклонился с предначертанного пути, и, навестив склепы На-Крула, на корню пресек начинания того по становлению одним из темных лордов Святилища.

Катакомбы и пещеры остались позади, и герою предстала Преисподняя из кости и крови павших в Грешной Войне, разрыв в ткани реальности и времени. Демоны-владыки - соблазненные некогда Мефисто последователи серафима Инария, коварные и прекрасные суккубы, могущественные заклинатели - Советники, да великие балроги - вот с кем пришлось столкнуться одинокому искателю приключений на гибельных просторах Преисподней.

Встретились ему и черные рыцари, некогда - верные солдаты Хандараса, пришедшие в лабиринт, дабы покарать безумного короля Леорика, и навечно проклятые им. Лишь Лахданану хватило силы воли, чтобы воспротивиться порче, пожирающей его разум, и теперь он, неживой воитель, отрешенно бродил по кавернам Преисподней в поисках избавления от нестерпимых мук. Искатель приключений, повстречав проклятого полководца, даровал ему вечный покой посмертия, отыскав чудодейственный золотой эликсир и преподнеся его благодарному воителю.

После чего герой уничтожил архиепископа Лазаря, отыскав того у нечестивого алтаря, на котором снедаемый порчей святой отец свершал ритуальное жертвоприношение невинного ребенка во славу Лорда Ужаса.

С последним, окруженным множеством кровавых рыцарей и колдунов-Советников, герой схватился в сердце подземного лабиринта, и, к вящему изумлению самого Дьябло, одолел его. После чего вырвал алый Камень Души изо лба поверженного демона (тело которого тут же обратилось в человеческое, принадлежащее принцу Альбрехту - увы, покойному) и вонзил его себе в голову в надежде сдержать сущность Лорда Ужаса в собственной душе. Прекрасно сознавая, что делает, герой обрекал себя на вечные страдания ради блага смертного мира, благо видения несказанных ужасов сразу же низринулись в его разум.

Жители Тристрама встретили его у входа в Монастырь. Он вышел из темных глубин на солнечный свет, покрытый кровью - как своей, так и вражеской. Взор старейшины Декарда Каина обратился к странной ране у него на лбу, уже практически исцелившейся.

Уверовав в то, что городок их спасен, благодарные жители предлагали своему герою любые награды и чествовали его непрестанно. Он же с каждым днем все больше погружался в депрессию. Старейшина предполагал, что виной тому ужасы, увиденные им под землею, оказавшие тлетворное воздействие на сердце и разум.

Какое-то время герой оставался в Тристраме. Жители знали, что семьи у него нет, и надеялись, что он и осядет в их городке. Хоть он и был неизменно вежлив с гостями, сам сторонился людей и практически все время проводил в доме, который ему даровали. Трактирщик Огден предложил закатить гулянку в его честь в надежде, что это развеет тяжкие думы и облегчит тяжесть на сердце. Однако в самый разгар праздника герой ускользнул из-за стола, вновь вернувшись к себе домой.

Чуть позже, когда старейшина Декард Каин отправился к нему, он лицезрел героя на крыльце, бормочущем что-то себе под нос на разных языках, многие из которых не использовались вот уже несколько столетий. Герой уже облачился в плащ и, когда он обернулся к Декарду, тот с ужасом заметил, что глаза его полыхают алым.

Дьябло Старейшина поинтересовался у героя, все ли с ним в порядке, но тот лишь продолжал свое невнятное бормотание. Декард решил было тихо удалиться, но герой, казалось, осознал его присутствие и произнес ледяным голосом, донелья ужаснувшим старика: "Пришел час покинуть сей город. Братья мои ждут на востоке. Цепи не удержат их надолго". Старейшина не понял ровным счетом ничего из сказанного; ведь раньше герой утверждал, что семьи у него нет.

Сколько времени понадобится Дьябло, чтобы одержать верх над человеком, добровольно принявшем в себя дух одного из трех истинных владык Преисподней?.. Покинув Тристрам, герой направил стопы свои на Дальний Восток, где зародился в давние времена Орден Хорадрим. Как знать, быть может, заклинатели оного отыщут способ избавить его - и весь мир - от проклятья?..

А вскоре после ухода героя, рекомого ныне Темным Скитальцем, демонические твари вернулись в Тристрам, окончательно разорив город и предав смерти невинных жителей...


--------------------
It's killing me
We lost a dream we never had
The world in silence should forever feel alone
'Cause we are gone and we will never overcome
It's over now


Изображение
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Энгель
сообщение 07.01.2010, 2:40
Сообщение #7
Иная
Завсегдатай
Страж
*****


Пол:
Сообщений: 346


Bang-Bang



Легенды об Урехе, величайшем королевстве Света в смертном мире, уходят корнями и эпоху Грешной Войны. Дабы уберечь благочестивых жителей города от непрерывных атак демонов, гласят они, архангелы предложили правителю Джарису Хану подъять великолепный Урех на Небеса. Немедленно величайшие волшебники и жрецы принялись за сотворение заклинания, которое исторгнет город из смертного плана бытия, и вскоре добились успеха. Лишь один из них, Грегус Маци, усомнился в успехе предприятия, и отказано было ему в благословении Небес. Один-одинешенек остался он в джунглях Кехджистана, с болью в сердце наблюдая, как Урех, облеченный алым сиянием, возносится ввысь и тает во свете зари...

Все это произошло давным-давно, а сейчас чародей-Вижереи Квов Цзин, наняв для охраны собственной персоны отряд наемников под предводительством Кетрила Дюмона, стремился как можно скорее добраться до затерянных в восточных джунглях у подножья горы Нимир руин Уреха. Долгие годы изучал он легенды о сгинувшем городе, а также записи Грегуса Маци, в которых тот утверждал, что когда звезды на небосклоне занимают определенное положение, а тень горы Нимир полностью покрывает древние руины, Урех возрождается, на краткий момент появляясь в мире Святилища... лишь затем, чтобы исчезнуть с рассветом. Располагал Квов Цзин и иным интереснейшим документом: дневником некоего наемника из Западного Предела по имени Хамбарт Вессел, сопровождавшего Грегуса Маци в его последнем путешествии к руинам Уреха. Наемник лицезрел пробуждение к жизни мертвого города и исчезновение Грегуса, но на утро предстали ему все те же давно позабытые руины...

Чванливый и самовлюбленный Квов Цзин твердо намеревался получить доступ к великому могуществу и несметным сокровищам, благо час предполагаемого очередного соприкосновения города с миром смертных был недалек. Недалече от руин отряд Вижереи повстречал некроманта Зэйла, также желающего разгадать тайну Уреха, ибо сам факт призрачного существования города шел вразрез с канонами учения Ратмы, нарушал мировое равновесие.

И вот, когда тень Нимир покрыла бренные останки Уреха, в башенках загорелись огни, заиграла музыка, улицы заполонили фигуры горожан - не живых, но и не мертвых. Охваченные благоговением, охотники за сокровищами проследовали во дворец, где повстречали самого Джариса Хана. То, о чем повелал им правитель, шло вразрез с общеизвестной легендой. Если верить его словам, вину за нынешнее состояние Уреха следует всецело возложить за Грегуса Маци, ибо именно он попытался воспрепятствовать вознесению города на Небеса, возжелав низвергнуть его в Пламенную Преисподнюю. Как следствие - Урех оказался пленен в лимбо, межреальности, и лишь изредка соприкасается со смертным миром, причем горожане не могут покинуть пределы тени Нимир. Дабы удержать Урех в Святилище и не дать ему вновь раствориться с утренним солнцем, Джарис Хан попросил искателей приключений установить на вершине горы Нимир волшебный кристалл, обещав по-королевски одарить их. Конечно, те с радостью исполнили поручение, после чего разбрелись по городу, дабы насладиться всеми прелестями и чудесами волшебного королевства.

Лишь Зэйл был обеспокоен: не так давно он умудрился отыскать останки Хамбарта Вессела, реанимировать череп наемника, и тот заверил его, что Грегус Маци был кем угодно, но уж никак не злодеем, которым пытался представить его Джарис Хан. В чем же кроется истина?.. Дабы ответить на этот вопрос, некромант попытался призвать дух Грегуса Маци, но тщетно. Означает ли это, что сия таинственная личность все еще пребывает в мире живых, несмотря на уверения Джариса Хана о его кончине?

Установив с помощью магии, что Грегус пребывает где-то в подземельях, раскинувшихся под Урехом, Зэйл отправился на поиски и действительно обнаружил таинственного мага... обращенного в каменную статую и наделенного извращенным подобием жизни. Волшебным кинжалом некромант прервал страдания Грегуса, после чего поделился своим открытием с Цзином. Что-то в Урехе было определенно не так, как казалось на первый взгляд, что-то скрывалось за внешним благодушием и открытостью жителей. Теперь, когда Грегус Маци действительно мертв, Зэйл без труда призвал его дух, и изрек тот одно-единственное слово: "Дьябло!"

Между тем наемники, пришедшие в город вместе с Вижереи, бесследно исчезли... все, за исключением Кентрила Дюмона, к которому питала недвусмысленный интерес дочь Джариса Хана, прекрасная принцесса Этанна. Усомнившись в видимой "святости" Уреха и его престранных обитателей, Дюмон потребовал у Джариса Хана ответов на снедающие его вопросы, после чего тот магией обездвижил наемника и возложил на жертвенник, объявив, что лишь толика крови человека спасет Урех, навечно привязав его к смертному плану бытия. К счастью, в последнюю секунду Зэйлу удалось заклинанием перенести обреченного наемника в безопасное место, и роль необходимой жертвы пришлось сыграть Цзину.

Завеса тайны, скрывавшая истинный лик Уреха, пала. Нет, не архангел являлся Джарису Хану в час Грешной Войны, а Дьябло в облике воителя Небес. Одурманив благочестивого правителя королевства, Лорд Ужаса вбил в голову того мысли о возможности вознесения, тем самым обрекая Урех на вечный кошмар Пламенной Преисподней, благо все без исключения жители города обратились в демонических тварей. И сейчас, когда Урех вновь вернулся в смертный мир, Джарис Хан с помощью крови Вижереи сотворил последнее заклятие, что позволит его подданным покинуть тень горы Нимир и разбрестись по всему Святилищу.

Кентрил Дюмон, преследуемым сонмом демонов, со всех ног бросился на вершину Нимир, намереваясь разбить волшебный кристалл, который сам же сюда и водрузил. Зэйл остался и принял неравный бой, дабы ценою своей жизни купить наемнику несколько драгоценных минут. В последние секунды перед гибельным рассветом Дюмон добрался до вершины, схватил полыхающий кристалл и разбил его. Показавшийся из-за горизонта солнечный лик коснулся Уреха, изгоняя хранящую город тень, сжигая его обитателей, не принадлежащих этому миру, разрушая величественное королевство... И Дюмон, и Зэйл пережили ту страшную ночь; некромант, правда, лишился в сражении кисти правой руки.

Вскоре ничто боле не напоминало о том, что совсем недавно существовала реальная угроза вторжения тварей Преисподней в Святилище; позабытые руины в джунглях Кехджистана надежно хранили свои тайны.

Сообщение отредактировал Энгель - 07.01.2010, 2:41


--------------------
It's killing me
We lost a dream we never had
The world in silence should forever feel alone
'Cause we are gone and we will never overcome
It's over now


Изображение
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Энгель
сообщение 07.01.2010, 2:49
Сообщение #8
Иная
Завсегдатай
Страж
*****


Пол:
Сообщений: 346


Bang-Bang



Баярд Чолик, в прошлом - священник Закарум, покинул лоно церкви 20 лет назад, разочаровавшись в учении Света, обретшего со временем репрессивный, фанатичный характер. Теперь его привлекала сфера демонической магии, обещавшей могущество и бессмертие. Заручившись поддержкой жестокого капитана пиратов Эрибара Райтена и его бравой команды, Чолик прибыл в покинутый порт Таурук на самом севере Западного Предела, у реки Дьер, ибо прознал, что выстроен тот на руинах древнего града Рансима, разрушенного во время Грешной Войны, и сокрыта в нем Черная Дорога, вымощенная людскими костьми. Дорога, что приведет его к могуществу. Связывали с городом и иные легенды, как, например, о призыве Вераном демона Кабраксиса Изгоняющего Свет, и именно это предание заинтересовало бывшего священника, ведь только демоны могут щедро одарить его Силой.

Капитан Райтен промышлял в Западном Заливе, беря на абордаж торговые суда, и часть награбленного золота тратил на закупку рабов, направляя их на раскопки Рансима. Конечно, интересовали пирата лишь сокровища, а уж оных-то Чолик сулил ему в избытке. В древних руинах в изобилии водились нежить и гигантские крысы, посему запасы рабов-землекопов приходилось все время пополнять. И все же, раскопки шли полным ходом, приближая каждого из компаньонов к заветной мечте...

В одном из недавних вояжей Райтен, в надежде на достойный выкуп, захватил в плен мальчишку, племянника короля Западного Предела, и тот отправил по следам морских разбойников команду бывалых охотников за пиратами под началом шкипера Даррика Ланга. Сына жестокого мясника из Дальних Холмов, этого моряка Королевского Флота непрерывно терзали внутренние демоны, и неоднократно подвергался он приступам темной ярости как следствие душевных травм, полученных в отрочестве. Обнаружив логово пиратов, команда Даррика высадилась на берег у Гребня Ястребиного Когтя и осторожно двинулась по направлению к порту Таурук.

В стремительном рейде на пиратский флагман моряки Королевского Флота умыкнули мальчишку прямо из-под носа у Райтена. Как раз в этот момент Баярд Чолик произнес запретное заклинание, отворившее врата глубоко под руинами Рансима, за которыми дорога из человеческих костей вела прямиком к огромному трону Кабраксиса Изгоняющего Свет, хотя сам он предпочитал именоваться Кабраксисом Просветителем.

Так, по воле жреца-отступника, демон вновь ступил в смертный мир. Не убоявшись адской твари, пираты, ведомые капитаном Райтеном, атаковали его, за что и поплатились своими жизнями. После чего нежить, поднятая демоном, напала на матросов Королевского Флота; в сражении погиб лучший друг Даррика Ланга - Мэт Харинг.

Смерть его несказанно ожесточила Даррика и по прибытии в столицу Западного Предела он только и делал, что топил свое горе в выпивке и ввязывался в кабацкие потасовки. А по прошествии трех месяцев подобных загулов обнаружил, что шхуна его вышла в море, знаменуя тем самым окончание флотской карьеры Даррика Ланга и начало жизни простого наемника.

Баярд Чолик, наделенный демоническим могуществом, примкнувшие к нему последователи-жрецы и сам Кабраксис, вселившийся в человеческое тело, прибыли в городок Брамвель на северо-западной окраине Западного Предела. Здесь демон планировал основать новую религию, более могущественную, нежели Закарум. Чолик дарованными ему силами исцелял немощных и страждущих, завлекая их в лоно церкви Дьен-ап-Стена - пророка, якобы основавшего сие альтернативное учение Света. Конечно, деяния их вызвали сильное недовольство со стороны Закарум, доминирующей силы в Западном Пределе, но Кабраксис планировал со временем развенчать это религиозное течение, открыв народу его порочность и необоснованный фанатизм.

Даррик Ланг примкнул к немногочисленному отряду охотников на демонов, ведомому мудрецом-Вижереи Тарамисом. Последний прекрасно сознавал, кто скрывается под именем Дьен-ап-Стен и стоит за церковью Пророка Света, и сейчас целенаправленно вел за собою воителей-демоноборцев в Брамвель, дабы раз и навсегда покончить с нечестивым созданием. Даррику был вручен магический меч Гнев Бури, выкованный в древние времена и послуживший орудием, изгнавшим Кабраксиса из Святилища в одно из прошлых пришествий демона. Долгие столетия к клинку не мог прикоснуться ни один смертный, но Даррику это удалось, чему и сам он несказанно удивился.

Проникнув через канализационный сток в подземелья брамвельской церкви, охотники на демонов устремились на поиски логова Кабраксиса. Последний всячески пытался овладеть разумом Даррика Ланга, сломить его волю, но на помощь бывшему шкиперу пришел дух Мэта Харинга, и после смерти поддерживающий дорогого друга. Кроме того, в подземельях герои повстречали обожженного до неузнаваемости капитана Райтена, нечаянно подъятого демоном в образе нежити еще в Тауруке, и теперь желающим поквитаться с Чоликом, главным виновником его нынешнего положения.

Баярда Чолика Даррик поразил прямо во время проведения тем мессы, после чего ступил на Черную Дорогу и, преодолев самые потаенные страхи, обнаруженные демоном в его душе, вступил в противостояние с Кабраксисом и прикончил тварь Гневом Бури, осознавая страшную цену, которую придется заплатить за изгнание демона из мира. Ведь теперь он, Даррик Ланг, стал теми самыми "вратами", через которые Кабраксис, отброшенный в Пламенную Преисподнюю, питает надежду когда-либо вернуться в Святилище...


--------------------
It's killing me
We lost a dream we never had
The world in silence should forever feel alone
'Cause we are gone and we will never overcome
It's over now


Изображение
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Энгель
сообщение 07.01.2010, 2:55
Сообщение #9
Иная
Завсегдатай
Страж
*****


Пол:
Сообщений: 346


Bang-Bang



Тем временем искатели приключений - Норрек Вижаран, воитель-ветеран, участник множества кампаний Западного Предела, бродяга Сэдан Трист и маг-Вижереи Фаузтин - набрели в горах северного Кехджистана на гробницу легендарного Бартука, Кровавого Полководца. Тело оного давно уж обратилась в прах, но кроваво-красные зачарованные доспехи, казалось, жили собственной жизнью, и, подчинив себе волю Норрека, заставили воина облачиться в них и покончить с верными товарищами. После чего повлекли несчастного в долгий путь на запад. Не в силах противиться злой магии, Норреку оставалось лишь покорно шагать туда, куда вели его доспехи Кровавого Полководца...

На окраине пустыни Аранох стало лагерем войско под началом жестокого и властного командующего Августа Злорадного из Западного Предела, обладателя шлема Бартука, грезящего теперь о полном комплекте доспехов оного и о мировом владычестве. Честолюбивые помыслы военачальника подпитывались снами, полными крови и боли, в которых зрил он картины далекого прошлого, великих завоеваний и демонических ратей, повинующихся ему беспрекословно.

В нынешней кампании Августа сопровождала ведьма Галеона, преследовавшая собственные цели и заключившая союз с демоном-богомолом Ксазаксом, приспешником самого Белиала. Исправно исполняя роль любовницы командующего, Галеона с помощью волшебства пыталась установить местонахождение доспехов Бартука, после чего отнять их у солдафона, дерзнувшего напялить реликвии на себя.

Молодая чародейка-некромант Кара Ночная Тень, обнаружившая пропажу доспехов из гробницы, немедленно отправилась туда, дабы разобраться в случившемся, ведь именно последователи Ратмы совместно с колдунами-Вижереи нашли способ лишить жизни Кровавого Полководца, и в последующие столетия магия некромантов оберегала усыпальницу от вездесущих искателей приключений да охотников за наживой. Кара попыталась призвать фантом Вижереи, на труп которого наткнулась в гробнице, но, по неопытности, утратила над ним контроль, и Фаузтин, облекшись плотью, подъял и Сэдана Триста, после чего оба мертвяка исчезли, затеяв собственное преследование Норрека Вижарана.

Последнего же доспехи, пленником которых он стал, влекли на запад, заставили нанять в порту Ги Кул корабль и отправиться через Моря-Близнецы в процветающий Лат Голейн. Норрек уже успел осознать, что доспехи берегут его лишь как своего носителя, защищают от опасностей, призывая демонов Преисподней. Повинны в этом могущественные чары, наложенные на реликвии, или пребывает в них дух самого Кровавого Полководца - неведомо.

Проведали о появлении Норрека в западных землях и Август с Галеоной; командующий тут же отдал приказ своему воинству сниматься с лагеря и выступать в направлении Лат Голейна. Нет, амбициозный командующий и мысли не допускал о том, чтобы взять штурмом столь могущественный и хорошо укрепленный город. Но, рассредоточив солдат в округе, он надеялся пленить владельца доспехов сразу же, как только тот покинет пределы городских стен.

Кара Ночная Тень также пустилась в плавание, стремясь достичь западных земель и вернуть то, что орден ее обязался хранить как зеницу ока и так неожиданно утратил сейчас, когда Зло вновь пробуждается в мире. Но Фаузтин и Сэдан Трист - мертвяки, получившие во владение ритуальный кинжал Кары и обретшие такие образом власть над нею, сделали чародейку невольной компаньонкой и орудием возмездия, привязав ее к себе магическими узами. Схоронившись в каюте, отведенной девушке, нежить терпеливо ждала окончания морского вояжа, надеясь по прибытии в город пообщаться с Дрогнаном, коллегой Фаузтина...

В Лат Голейне Норрек сразу же угодил в лапы престарелому заклинателю-Вижереи Дрогнану, ощутившему возвращение в мир проклятья доспехов Кровавого Полководца. Силой магии с легкостью подавив волю реликвий, Дрогнан поведал о том, что, по его мнению, аспект сущности Бартука, в них заключенный, стремится добраться до Волшебного Святилища ненавистного брата своего, Хоразона. Оное пребывает в подземельях под Лат Голейном; Дрогнан и сам не прочь отыскать его: как знать, какие реликвии и сокровища сохранились в прибежище древнего Призывателя?.. Но когда Дрогнан принялся творить заклинания, дабы точнее определить, каким образом добраться до Волшебного Святилища, оказалось, что магия доспехов нарочно позволила ему себя временно "подавить", и теперь с легкостью превозмогла охранные чары Вижереи, ибо необходимость в нем отпала - реликвии точно узнали, каким путем следовать дальше. Мытарства несчастного Норрека продолжились, ибо неведомо как он оказался среди барханов Араноха, ускользнув из Лат Голейна. Какова же все-таки конечная цель облачения Бартука, куда ведут его проклятые доспехи?..

Ксазакс, решивший разорвать союз с Галеоной введу неблагонадежности ведьмы и ее замыслов, не отвечающих собственным устремлениям демона, явился военачальнику Августу и, с согласия его и волею Лорда Лжи Белиала, обратил воинство людей в орду демонических тварей. Командующий, не снимающий боле шлема Бартука и все чаще отождеставляющий себя с Кровавым Полководцем, готовился штурмом взять Лат Голейн. Галеона успела бежать из лагеря войска, понимая, что союз между бывшим любовником и Ксазаксом не сулит ей ничего доброго. Исследовав окрестные земли с помощью магического кристалла, она обнаружила Норрека Вижарана и двинулась ему навстречу.

Оказавшись в Лат Голейне, Кара Ночная Тень, оторвавшаяся от спутников-мертвяков, принялась разыскивать Дрогнана, однако неожиданно для себя столкнулась с сумасшедшим древним стариком, который представился ей Хоразоном и привел в чертоги Волшебного Святилища, где и обитал последние столетия.

Командующий Август, будучи в полной убежденности, что доспехи и носитель их все еще пребывают в стенах Лат Голейна, осадил город, потребовав выдачи чужака; выступившая против него армия была практически полностью истреблена демоническими тварями, все еще сохраняющими человеческий облик.

Норрек, разум которого все сильнее сливался с сознанием Бартука, принял помощь якобы "случайно" встреченной в пустыне ведьмы, однако не поверил ей и на грош, разглядев в глазах женщины алчность и жажду могущества. Вдвоем им удалось сотворить заклинание, перенесшее обоих в Волшебное Святилище, куда так стремились попасть доспехи, жаждущие гибели Хоразона. Впрочем, Галеона довольно быстро разочаровалась в способностях Норрека и готова была оставить его, вот только доспехи не позволили, и магия, призванная ими, обратила расчетливую ведьму в горстку пепла.

Кара и безумный Хоразон наблюдали в хрустальный шар за жестоким убийством Галеоны, вот только теперь чародейка поняла, что содеяли сие доспехи, а не человек, в них заключенный. Убить его - значит нарушить равновесие, пойти против основ учения Ратмы. И Кара бросилась к Норреку, а Волшебное Святилище исторгло обоих на поверхность, в пустыню. Некромант полагала, что снять доспехи с несчастного может лишь Хоразон, однако сумасшедший маг, изгнав воплощение сущности брата из своего жилища, не особо стремился вновь иметь с ним дело.

Пребывающую в раздумьях о дальнейших действиях пару настиг демон-богомол Ксазакс и, нанеся смертельную рану Каре, обратился к Норреку, посулив привести его к шлему Кровавого Полководца. Вопреки воле самого Вижарана, доспехи повлекли его вслед за демоном к ставке Августа Злорадного, все еще держащего Лат Голейн в осаде...

Кара, распростертая на обильно орошенном кровью песке, уже успела распрощаться с жизнью, когда материализовавшиеся рядом мертвяки Фаузтин и Сэдан вдохнули в чародейку жизненные силы, вернув ей ритуальный кинжал и тем самым уничтожив нежеланную связь между ними. Уверившись, что помощи от Хоразона, укрывшегося в своем Волшебном Святилище под дюнами Араноха, она вряд ли дождется, Кара в сопровождении неживых мстителей направилась к городу по следам Норрека Вижарана.

Последнего Ксазакс доставил прямиком к Августу Злорадному, однако доспехи и шлем Кровавого Полководца, желающие вновь воссоединиться, не могли сделать осознанный выбор между двумя номинальными владельцами, потому те и вступили в поединок за право владения полным комплектом реликвий. Кзазакс понимал, что в случае поражения Августа Белиал придет в неописуемую ярость, ибо армия демонов была пожалована человеку Лордом Боли с расчетом на то, что тот станет властелином смертного мира и проследит, помимо всего прочего, чтобы триумвират Предвечных Зол не воспрял снова. Потому демон-богомол принял решение чуть подсобить Августу и нанести Норреку предательский удар в спину, вот только планы его пресекла снова невовремя появившаяся чародейка-некромант, которую он оставил умирать в пустыне. Ранив Ксазакса ритуальным кинжалам, Кара обратила демона в бегство.

Норреку удалось одержать верх над Августом и, снеся голову полководцу, Вижаран взял в руки шлем, облачившись наконец в полный комплект доспехов Кровавого Полководца. Со временем его личность окажется полностью подавлена духом Бартука, но пока, обладая возможностью хоть немного контролировать злую магию, Норрек заклинанием уничтожил демоническое войско, атакующее Лат Голейн.

Дабы не допустить окончательного доминирования личности Кровавого Полководца, Кара Ночная Тень и два мертвяка-мстителя атаковали Норрека, и, пусть мысль об убийстве этого человека и не доставляла им радости, необходимость избавления мира от носителя проклятых доспехов сознавали все... и сам Норрек в том числе.

Лишь своевременное появление Хоразона спасло жизнь обреченному воину. Безумие оставило старика, и пояснил он озадаченной Каре, что сия плотская оболочка принадлежит иному волшебнику, давно почившему, истинная же сущность Хоразона - есть дух самого Волшебного Святилища, его величайшего творения! И сейчас воплощение легендарного Вижереи призвало доспехи ненавистного брата, и те, повинуясь, оставили Норрека, перейдя к старику, который немедленно исчез, унося с собою проклятье Кровавого Полководца.

Рука об руку с Карой Норрек Вижаран направился к Лат Голейну; мертвяки же, которых ничто больше не привязывало к смертному миру, отправились в мир иной.

Демон Ксазакс, трусливо бежавший в пустыню, повстречал того, кого ожидал увидеть меньше всего на свете - Темного Скитальца, и конец служителя Белиала был воистину страшен.


--------------------
It's killing me
We lost a dream we never had
The world in silence should forever feel alone
'Cause we are gone and we will never overcome
It's over now


Изображение
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Энгель
сообщение 07.01.2010, 3:07
Сообщение #10
Иная
Завсегдатай
Страж
*****


Пол:
Сообщений: 346


Bang-Bang



Повсюду, где бы ни проходил Темный Скиталец, появлялось Зло. Угнездилось оно и в Монастыре Сестринства Невидящего Ока, иными словами - клане лучниц-бродяг, пришедших в Хандарас из далеких восточных земель. Расположенный на Перевале Бродяг, через которой ведет единственный путь в пустыню Аранох, Монастырь пал пред демоническими ордами, ведомыми Андариэль, Девой Отвращения. Многих из Сестер обратила она ко злу; иные, в том числе и верховная жрица Акара, бежали, разбив лагерь в некотором отдалении от оскверненной обители, у Кровавых Топей.

Во время падения твердыни в ней пребывал пожилой воитель по имени Марий, ставший свидетелем появления Темного Скитальца и временного подчинения истинной сущности того духом Дьябло. Именно тогда нежить и демоны обрушились на монастырь, принявшись поголовно истреблять его обитателей. Неимоверным усилием воли Темный Скиталец совладал с овладевшим им Лордом Ужаса и, тяжело опираясь на меч, побрел прочь, по направлению к восточным вратам. Марий, в душе которого ужасы только что случившейся резни оставили неизгладимый отпечаток, последовал за ним, будто влекомый неведомой силой...

Совершив мучительный переход через пустыню Аранох, они вышли к Лат Голейну, древнему и процветающему граду. На всем протяжении пути Мария терзали ночные кошмары, но тот, что привиделся ему на этот раз, когда двое разбили лагерь на расстоянии одного дневного перехода от города, оказался воистину страшен. В видении Марий наблюдал сцену погребения архангелом Тираэлем Тал Раши, ныне - вместилища сущности Баала.

И когда пробудился он в предрассветный час, ведь в холодном поту, молвил Темный Скиталец: "Теперь ты знаешь, что мы ищем, Марий. Где-то здесь, в пустыне, гробница моего брата".

На следующий день они приступили к поискам...


Несколько недель спустя в лагерь бродяг ступил безвестный искатель приключений, волею судьбы которому предначертано было сыграть ключевую роль в грядущих событиях.

Следуя указаниям Акары, наряду с иными бродягами-лучницами выступил он против нежити и демонов-Падших, подбирающихся к лагерю, после чего отправился на монастырское кладбище, что за Хладными Равнинами, где лишил жизни Кровавую Ворону - обращенную в демонессу лучницу Невидящего Ока, поднимающую зомби и воинов-скелетов, и направляющую их против своих же сестер.

Становилось очевидно, что Зло стремительно поглощает Хандарас, а, быть может, и все Святилище. Посему Акара отрядила героя на поиски Декарда Каина, последнего из хорадримов и единственного выжившего после резни в Тристраме. Если кто и может знать, в чем кроется корень всех бед, то только он... если, конечно, все еще пребывает в мире живых.

Конечно, путь до Тристрама далек... Навестив Темнолесье, герой отыскал в волшебном древе свиток, что позволил ему активировать древний позабытый портал на Каменном Поле, граничащем с Хладными Равнинами. В Тристраме, снедаемом пламенем, среди занятых демонами-козлами и восставшей нежитью руин, герой обнаружил Декарда Каина, помещенного адскими тварями в клеть на городской площади для собственного увеселения.

Перебив мучителей старейшины, герой препроводил его в портал, и, вновь оказавшись в лагере бродяг, услышал из уст Каина пугающую историю о возвращении в мир Дьябло. Темный Скиталец, вместилище демонического духа Лорда Ужаса, шагает на восток, стремясь достичь одному ему ведомой цели. Но, как не стремился герой немедля пуститься в погоню, на данном этапе сие представлялось невозможным, ибо восточные врата Монастыря Сестринства Невидящего Ока оставались наглухо заперты, а иного пути через горный перевал, за которым расстилалась пустыня Аранох, попросту не было.

Все больше лучниц стекалось в лагерь Акары, и недолог тот час, когда сестры попытаюся вернуть отнятую у них цитадель... А пока сего не случилось и сигнал к атаке не прозвучал, герой, миновав Темнолесье, углубился в Черные Топи, прослышав о погребенном под ними замке, с которым связана была старинная легенда:

"И так случилось, что графиня, купавшаяся в горячей крови сотен дев, была погребена заживо. Замок ее, где вершилось великое зло, обратился в руины. Лишь позабытая башня осталась в дикоземье от некогда величественной цитадели. Богатство графини перешло церкви, но поговаривают, что несметные сокровища сокрыты в темных подземельях среди гниющих черепов, лишь отдаленно напоминающих человеческие..."

Довольно скоро герой обнаружил, что предание истинно, и мрачные темницы замка демонопоклонницы действительно ломятся от золота... вот только нежить, демоны, да и сама графиня свято хранят оное от всяческих посягательств. Конечно, героя это не остановило, и, перебив до последнего обитателей мрачных глубин, набил он золотом полные карманы дублета, доверху насыпал монет в заплечный мешок и, весело посвистывая, двинулся в обратный путь.

У входа в лагерь его приветила кузнец Чарси из племени варваров далеких Северных Степей. Увы, без своего зачарованного молота, оставшегося в занятом демонами монастыре, она не может выковать для сестер-бродяг достойного волшебного оружия, а, не имея оного, даже помыслы о нападении на оскверненную твердыню бессмысленны. Тяжко вздохнув, герой пообещал девушке вернуть столь дорогой ее сердцу инструмент, и вновь пустился в путь.

Темнолесье и Черные Топи остались далеко позади; герой достиг Нагорья Тамое, где высились величественные белокаменные стены Монастыря Сестринства Бродяг. Сейчас камни были залиты кровью, и из распахнутых западных врат цитадели изливались Падшие, демоны-козлы, нежить и предавшиеся злу лучницы, обращенные в демонесс.

Андариэль Миновав внутренний двор монастыря, герой ступил в мрачные казармы, а вскоре добрался и до кузни, где обитал ныне один-единственный могучий демон, именовавший себя Ковалем. Одержав верх в поединке, герой поднял с наковальни зачарованный молот, после чего поспешил прочь из монастыря, зная, что в одиночку ему к восточным вратам не пробиться.

...Буквально за несколько дней Чарси сумела выковать достаточно волшебного оружия и доспехов, чтобы вооружить отряд бродяг, полных решимости отбить родную крепость у врага. Между тем Декард Каин поведал герою, что верховодит занявшими монастырь демонами Андариэль, Дева Отвращения. Как следует из летописей ордена хорадримов, в незапамятные времена она и три иных демона, составляющие Низшую Четверку, изгнали триумвират Предвечного Зла из глубин Пламенной Преисподней. То, что Андариэль появилась в Святилище сейчас, после освобождения Дьябло, может означать только одно: Величайшая Троица и Низшая Четверка вновь едины.

В ясный полдень, когда власть Тьмы над миром слабее всего, бродяги пошли на приступ, ворвавшись в западные врата монастыря и принявшись методично расстреливать из луков его нынешних обитателей. Герой же, проскользнув через казармы и темницы во внутренние чертоги цитадели, устремился прямиком в катакомбы, где уничтожил саму Леди Отвращения.

Очистив монастырь от демонов, сестры Невидящего Ока принялись восстанавливать свой раздробленный орден. Герой же, ровно как и Декард Каин, присоединились к каравану, следующему через перевал в портовый град Лат Голейн. "Лишь прознав, что ищет Дьябло в восточной пустыне, сможем мы прекратить весь этот кошмар", - молвил старейшина, когда предстали им безбрежные дюны пустыни Аранох. Преследование Темного Скитальца продолжалось...

Лат Голейн бурлил, как растревоженный улей. После недавнего визита Темного Скитальца и его невзрачного компаньона (которые, впрочем, в городе не задержались и благополучно сгинули где-то в пустыне), окрестные земли наводнили чудовища и нежить. Обо всем этом прибывшим с торговым караваном герою и Декарду Каину поведали юный правитель города, лорд Джерхин, и местный волшебник-Вижереи Дрогнан, приторговывающий магической утварью. Поздравив их с успешным взятием монастыря на Перевале Бродяг и извинившись, что в данный момент не может пригласить их во дворец, юный властитель удалился, в то время как Дрогнан поведал о поисках Темным Скитальцем гробницы Тал Раши.

Прогуливаясь по улицам портового града, герой отметил, что злой рок, снизошедший на окрестные земли, соседствует с бедами внутренними, подчас необъяснимыми. Так, городскую стражу по неведомым причинам призвали ко дворцу, где она сейчас и пребывает, а покой на улицах Лат Голейна зорко блюдут вольнонаемники, услуги которых обходятся недешево. Из-за беспорядков, вершащихся за пределами городских стен, порт был закрыт, пока сложившаяся непростая ситуация не разрешится.

Кроме того, в городских стоках воспрял к жизни (или, вернее, к не-жизни) радамент - мумия жреца-хорадрима. Что пробудило сие создание, уже успевшее лишить жизни нескольких благочестивых горожан?.. Город захлестнуло отчаяние, щедро подпитываемое досужими слухами, один другого страшнее.

Спустившись в коллекторы, герой столкнулся с самыми причудливыми образцами нежити из виденных им. Некогда хорадримы хоронили почивших жрецов, частенько меняя части тел их на звериные, веруя, что сие возвысит тех в мире ином. И теперь герою предстали зомби с тигровыми хвостами, ядовитые упыри, гигантские скелеты о четырех руках, в каждой из которой - по ятагану.

Отыскав радамента в глубине стоков, герой не замедлил прикончить его, несколько насторожившись при виде человеческих трупов, сваленных в углу логовища. Похоже, мумия пыталась увеличить собственное могущество, поглощая жизненную силу попавших к ней в лапы горожан, что для нежити несколько необычно. Налицо работа неведомых магических сил, воздействующих на достаточно простенький разум радамента. Но кто стоит за террором в Лат Голейне, и какие цели он преследует, поднимая нежить в коллекторах?..

В металлическом сундуке, свято хранимом радаментом, герой обнаружил пергаментный свиток, испещренный хорадримскими рунами. Видно, лишь один-единственный человек во всем Святилище может прочесть его, и по счастливой случайности он находится здесь, в Лат Голейне.

Декард Каин просиял, бережно приняв из рук героя реликвию канувшего в историю ордена, пробежал текст глазами. "Волшебники-хорадримы, заключив Баала в тело Тал Раши, магически отрезали усыпальницу от смертного мира", - сообщил он. - "Эти же маги сотворили Посохи Хорадрима и наделили их особой силой, способной отворить тайные двери погребального чертога. Но после того, как предательский маг чуть было не украл один из артефактов, все без исключения Посохи были разделены надвое - древко и металлическое навершие... И лишь с помощью Куба Хорадрима можно вновь соединить их воедино".

На пергаментном свитке, найденном героем во тьме коллектора, значились указания по нахождению частей одного из Посохов Хорадрима в окрестных землях, а заодно и Куба. И как подобный замечательный документ оказался во владении презренного радамента?..

Покинув Лат Голейн, герой отправился в Каменную Пустошь, пересек ее, успев свести близкое знакомство с особо агрессивными образцами пустынной фауны, достиг Сухих Холмов, в некрополе под которыми - Залах Смерти - отыскал первый из столь необходимых ему артефактов - Куб Хорадрима!

После чего вновь отправился в странствие по Араноху и через пару дней достиг Дальнего Оазиса, где спустился в Логово Слизней - систему подземных тоннелей, обиталище премерзких гигантских насекомых, в котором древние хорадримы додумались схоронить древко волшебного посоха.

Вернувшись на поверхность, герой продолжил странствие по безбрежным барханам, миновал руины Забытого Города, разоренного тысячелетие назад, во время Грешной Войны, ступил в Долину Змей. Неожиданно, средь бела дня, землю окутала тьма, будто некто разом погасил солнце. Что за чудеса?.. Дрогнан поминал, кажется, что здесь, в долине, обитает племя разумных змей, проводящих нечестивые обряды в своем Змеином Храме. Быть может, нынешнее претящее природе затмение - их работа?

Догадка оказалась верной. В сердце Змеиного Храма герой набрел на целый сонм саламандр-заклинателей, сгрудившихся у алтаря. Ввязавшись в сражение, расправился он со всеми без исключения змеями, после чего рассек каменный алтарь, развеяв опутывавшие его нити заклятий и вернув солнечный свет мирянам Лат Голейна. А в сундучке в сем же чертоге обнаружилась рукоять, поместив которую наряду с древком в Куб, герой получил во владение прекрасный волшебный посох, ради которого и пустился в столь дальнее странствие до просторам великой пустыни.

...Горожане с радостью встретили героя, именуя его не иначе как своим спасителем. Еще бы, ведь он отвратил угрозу со стороны опаснейших соседей - змеиного народа, досаждающих мирянам вот уже долгие годы.

Взяв героя под руку, чародей Дрогнан отвел его в сторонку. "Я тут просматривал древние манускрипты, пытаясь отыскать намеки на местонахождение гробницы Тал Раши", - шепотом молвил он. - "О самой гробнице ничего не известно, но кое-какая зацепка у меня появилась. Великий призыватель из клана Вижереи, Хоразон, воздвиг где-то неподалеку свое Волшебное Святилище, в котором обращал в рабство демонов Пламенной Преисподней. Да и за событиями, вершащимися в мире, он зорко следил... как, к примеру, за пленением Баала в гробнице Тал Раши. Если ты отыщешь Святилище Хоразона, то вполне можешь обнаружить что-нибудь конкретное касательно гробницы. Я-то сомневаюсь, что сам Призыватель еще жив, но будет осторожен".

"Когда начались неприятности, я позволил девушкам из гаремной гильдии укрыться во дворце", - поделился подоспевший лорд Джехрин, проникшись наконец доверием к захожему искателю приключений. - "И все было хорошо, но однажды ночью со стороны гарема раздались истошные вопли. Мои стражи с ужасом наблюдали, как несчастных девушек растерзали демонические твари, объявившиеся из алого портала, неведомо как возникшего во дворце. С тех пор люди мои непрестанно сражаются, пытаясь загнать демонов обратно, но безуспешно - твари продолжают наполнять дворец. Потому-то я и поставил наемников охранять город, благо стражи из последних сил сдерживают чудовищный натиск. Кстати, Волшебное Святилище, о котором только что помянул Дрогман, находится в дворцовых подземельях, ведь Лат Голейн воздвигнут на руинах древней крепости Вижереи".

Похоже, положение и в самом деле отчаянное; глаза лорда Джехрина молили героя помочь остановить вторжение демонов, не допустить тварей Преисподней в прекрасный город. Неужто магические барьеры, возведенные вокруг Святилища Хоразона, пали и демоны изливаются именно оттуда?..

Кивнув в знак согласия, искатель приключений прошествовал во дворец, в котором вовсю кипело сражение. Проследовав по залитым кровью коридорам дворца, он спустился в подвалы, ступил в портал... и действительно оказался в Волшебном Святилище, вынесенном за пределы смертного мира. Вокруг, куда ни глянь, расстилалась чернота, усеянная огоньками звезд, а на каменных платформах, соединенных лестницами и перекрытиями, сновали демоны, пытающиеся пробиться к порталу. Один-единственный человек - колдун-Вижереи, отыскавший внепространственное владение Хоразона и безуспешно попытавшийся подчинить воле своей заточенных здесь демонов, приветил героя самыми разрушительными заклинаниями, но вскоре пал от его руки. Методично зачистив Волшебное Святилище от демонической братии, герой приблизился к подстаменту, на котором покоился дневник Хоразона Призывателя, окруженный шестью сверкающими глифами.

"Ищущие усыпальницу Тал Раши обнаружат ее в Каньоне Магов", - значилось в книге легендарного чародея. - "Знайте, что шесть символов, означенных в моем Волшебном Святилище - знаки шести Ложных Гробниц. Остутствующий здесь седьмой символ отмечает усыпальницу Тал Раши, величайшего из хорадримов. То был исторический... краткий, однако... момент, когда магические кланы оставили свои разногласия и сплотились против общего врага. Хорадримы неутомимо преследовали Троицу в Восточных Империях и даже в неведомых западных землях, и усилиями их руки архангела Тираэля остались незамаранными. Положив, что угроза со стороны Троицы миновала, орден Хорадрим начал разлагаться. Презрев свое священное предназначение - охрану Камней Души, магические кланы схватились друг с другом, погрязнув в мелочных дрязгах. Их конфликт не только уничтожил могущественное братство, но и придал силы Троице, погребенной ими же в хладной земле".

Недалече от подстамента полыхал портал, ведущий прямиком в Каньон Магов - отдаленный и изолированный регион пустыни Аранох. Герой торопился: вполне вероятно, что и Дьябло в обличье Темного Скитальца прознал о том, который из символов венчает истинную усыпальницу Тал Раши, и теперь поспешает туда, дабы вызволить брата своего, Лорда Разрушения.

Но внутри гробницы, врата которой герой отворил магией Посоха Хорадрима, ожидали его ни Дьябло, ни его таинственный компаньон, но гигантский инсектоид - смертное воплощение Дуриэля, Лорда Боли. "Ищешь Баала?" - издевательски пророкотал тот перед тем, как броситься в атаку...

И когда герой одолел демона и ступил во внутренний покой усыпальницы, лицезрел он архангела Тираэля, донельзя ослабленного недавним яростным сражением. "Я явился, дабы помешать Дьябло освободить брата его, Баала", - прошелестел архангел. - "Но все оказалось тщетно. И теперь Ужас и Разрушение вновь пребывают в смертном мире, направляясь на восток, в Кураст - сердце церкви Закарум. Там они надеются отыскать своего старейшего брата, Мефисто, Лорда Ненависти. И если триумвират Предвечных Зол вновь объединится, то станет воистину неуязвим. Уж не знаю, каковы цели Величайшей Троицы, но остановить ее нужно любой ценой... Сам я слишком слаб и энергии, связующие меня со Святилищем, стремительно тают. Посему пресечь замыслы Трех Братьев выпадает тебе. Отправляйся в Кураст и отыщи Дьябло и Баала! Спеши, смертный... Отмеренное нам время стремительно тает..."

Стало быть, Дьябло под личиной Темного Скитальца и Баал, пребывающий в теле могущественного мага-хорадрима и ведающий сокровенные тайны ордена, сумели одолеть самого Тираэля, да еще и призвали Дуриэля для удержания плененного архангела в земных недрах... Если раньше еще и оставались сомнения в альянсе Предвечных Зол и Низшей Четверки Преисподней, то теперь они полностью отпали.

...Декард Каин обреченно покачал головой, когда вернувшийся в Лат Голейн герой поведал ему о последних событиях. "Именно архангел Тираэль даровал хорадримам Камни Души 260 лет назад", - молвил старейшина. - "Силам Небес вообще несвойственно напрямую вмешиваться в человеческое бытие, но Тираэль действовал по собственному почину. Мы так никогда и не узнали, почему. Возможно, пошел он против воли Небес, ибо сомневался в способности смертных защитить самих себя, а, быть может, он видит угрозу Святилищу куда более отчетливо, нежели его собратья. Если деяния сил Преисподней несут в мир разрушение, то мотивы посланцев Небес весьма туманны..."

Лорд Джехрин немедленно приказал снарядить корабль, и герой с Декардом Каином, оставив спасенный Лат Голейн позади, пустились в дальнее плавание через Моря-Близнецы, взяв курс на земли древнейшей восточной империи - Кехджистан...

Марий продирался сквозь джунгли, пытаясь добраться до Города-Храма. Ведь именно туда приказал ему отправляться Тираэль... Тираэль ли?

Воспаленный разум измученного человека вновь и вновь возвращался к произошедшему в гробнице Тал Раши, где на его глазах Дьябло одержал окончательную победу над сущностью человека, в бренную плоть которого и был заключен. Фигура того изменилась, приняв демонические очертания, и Темный Скиталец уверенно направился к терзаемому муками Посвященному, в груди которого пульсировал Камень Души. Путь ему преградил архангел Тираэль, сжимавший в руке сияющий меч. Скиталец бросился на противника, и оба они низвергнулись в огненную купель в центре обширного чертога усыпальницы...

Марий обратил испуганный взор на Тал Рашу, и в разуме его прозвучал отчаянный крик о помощи, противиться которому не было сил. Приблизившись к телу, он вырвал из груди хорадрима Камень Души... А затем предстал ему архангел, заявивший, что он, Марий, только что обрек мир на погибель, и единственная возможность избежать сего - немедленно отправиться в Кураст, отыскать Город-Храм, в недрах которого расположен портал, ведущий к Адской Кузне, жар которой может уничтожить проклятый Камень Души раз и навсегда.

Не усомнившись в сказанном, Марий опрометью бросился к выходу из гробницы, не видя, как фигура Тал Раши восстала с каменной плиты и медленно двинулась к сошедшимся в сражении Тираэлю и Темному Скитальцу...


--------------------
It's killing me
We lost a dream we never had
The world in silence should forever feel alone
'Cause we are gone and we will never overcome
It's over now


Изображение
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Энгель
сообщение 07.01.2010, 3:15
Сообщение #11
Иная
Завсегдатай
Страж
*****


Пол:
Сообщений: 346


Bang-Bang



Войдя в устье реки Аргентек, корабль бросил якорь в порту Кураста. Сойдя с борта, герой немедленно устремился навстречу горожанам, вышедшим поглядеть на прибытие судна из далеких западных земель, чего не случалось вот уже несколько лет.

От некогда великой империи ныне осталось одно лишь название, ибо пребывала она в совершенном упадке. Могущественные некогда кланы волшебников утратили власть над державой. Большинство покинутых городов поглотили вечнозеленые джунгли и их кровожадные обитатели. Надо сказать, в последнее время те воспряли с невиданной прежде агрессией и даже осмелились выступить против мирян Кураста. Речные воды окрасились кровью невинно убиенных, и лишь волшебный щит, хранящий портовый район, да отряд магов-наемников Железные Волки, ведомый неистовой Ашеарой, не позволили чудовищам завершить резню и стереть город с лица земли.

Неужто и сие знаменует след Темного Скитальца?..

"Что хуже всего, Чада Закарум объединились с тварями Мефисто", - сообщил герою волшебник Хратли, сведущий в наложении заговоров на оружие. - "Силы Закарум сосредоточены в Городе-Храме Травинкале, сокрытом в джунглях Кураста. Эти фанатики - Воители Света - лишь куклы, направляемые чьей-то могущественной волей, скажу я вам".

Да, ныне священников религии Света, распространившейся и на западные земли, не жалуют. Неужели порча Мефисто поглотила их?

Пообщавшись с местными заклинателями да алхимиками, Декард Каин подтвердил догадку героя. "Вскоре после своего заточения Мефисто обратил духовенство Закарум во зло", - говорил хорадрим. - "Все склонились пред ним, кроме Халима, Кве-Хегана Высшего Совета. Мефисто приказал иным жрецам, входящим в Совет, убить и расчленить Халима, после чего разбросать его бренные останки по всему Кехджистану. Священник Санкекур стал следующим после Халима Кве-Хеганом, а вскоре - и воплощением Мефисто на смертном плане бытия. Обращенный ко злу Высший Совет сотворил могущественный артефакт - Сферу Принуждения, с помощью ее подчинил себе жрецов Закарум и скрыл логово Лорда Ненависти от мирян. Дабы отыскать его, надлежит уничтожить Сферу Принуждения, но сделать это можно, лишь разбив артефакт старинным цепом, напитанным духом благочестивого жреца. И задача твоя сейчас - собрать останки Халима: сердце, мозг и глаз, после чего с помощью Куба Хорадрима сотворить из них волшебный цеп, Волю Халима, ибо откроет он путь в порочное святилище Мефисто!"

И герой углубился в изрезанную водными каналами чащобу огромного Паучьего Леса, вплотную подступившего к Курасту, где в логове гигантских членистоногих отыскал глаз Халима. За пределами его раскинулись непроходимые джунгли, перемежаемые деревеньками низкорослых демонов-людоедов, число которых было просто огромно. В подземелье, занимаемом верховными шаманами злобного народца, обнаружился второй из искомых артефактов - мозг покойного жреца. Там же герою попался на глаза кинжал, щедро напитанный древней магией, которой он не замедлил прихватить с собою и продемонстрировать мудрецам и чародеям Кураста по возвращении в город.

Ормус, маг из клана Таан, столь же могучего, как Вижереи, но куда более тайного, опознал кинжал как Клинок Гидбинн, священную реликвию древней религии, бытовавшую в Кехджистане до становления в империи церкви Закарум. Сердечно поблагодарив героя за столь знаменательную находку, Ормус использовал магию кинжала для упрочения волшебного щита над портовым районом.

А герой, запасшись припасами, вернулся в джунгли, и на этот раз, миновав владения демонов-пигмеев, добрался до истинного Кураста, ныне пребывающего под властью фанатиков порочной церкви. Город, даже полуразрушенный и поглощенный джунглями, поражал своим великолепием; некогда пребывал он средоточием могущества и культуры щедро напитанных магическими энергиями земель Кехджистана, ныне же явился бледной тенью упаднической цивилизации. В канализационных стоках Кураста герой обнаружил сердце Халима, после чего продолжил исследование покинутого города.

Над развалинами возвышался великолепный Травинкаль, Город-Храм, оплот религии Закарум и снедаемых Ненавистью фанатиков, десятки которых сейчас выступили против одинокого героя, дабы не дать тому добраться до чертогов Высшего Совета, свято хранящего источник своей нечестивой магии и могущества. Впрочем, все попытки их канули втуне...

МефистоОдного за другим сразил герой порочных демонов-Советников - Тоорка Ледяного Кулака, Гелеба Пламенного Пальца, Исмаила Подлую Десницу, - разжав тем самым железную хватку первосвященников Закарум на землях Кехджистана. Обнаружив на теле одного из нечестивцев цеп Халима, поместил он орудие сие в Куб Хорадрима, добавив туда же бренные останки жреца и наделив тем самым цеп священной силой, после чего обрушил его на полыхающую алым сиянием Сферу Принуждения, разбив ее вдребезги и развеяв туманящую разум волшбу, довлеющую над Чадами Закарум.

В недрах Страж-Башни, ныне рекомой Темницей Ненависти, схватился он с Мефисто в искаженном демонической волей обличье Санкекура, уничтожив воплощение одного из Величайшей Троицы и завладев Камнем Души того. В центре обширного подземного чертога, хранимого Лордом Ненависти, зиял алый разрыв в ткани реальности - портал, вел к которому мост из человеческих костей. Ни Темного Скитальца, ни Баала поблизости не наблюдалось. Неужто не добрались они еще до Кураста?.. Хотя, более вероятно, сотворенный алый портал - именно их работа, и прошествовали в него владыки Преисподней, оставив старшего брата позади на страже.

Перехватив клинок поудобнее, герой осторожно приблизился к пламенеющему рифту...

Марий бежал со всех ног, стремясь как можно скорее убраться подальше от Города-Храма и ужасов, что пришлось пережить ему в зловещих подземельях Страж-Башни. В руке несчастный сжимал Камень Души Баала. Уж теперь-то Тираэль наверняка покарает его, ведь не исполнил он наказ архангела, убоявшись ступить в Преисподнюю.

А как же иначе?.. Ведь, миновав многочисленных охранников и прокравшись в святая святых оскверненного Травинкаля, лицезрел он воссоединение триумвирата Предвечного Зла - демонов, пребывающих в смертных телах, искаженных до неузнаваемости. Объединенными усилиями сотворили они портал в Преисподнюю, и Темный Скиталец, обратившись в огромного красного демона, ступил в него.

Нет, Марий не смог заставить себя сделать хотя бы шаг. Он опрометью бросился вверх по лестнице, и бежал, бежал, прочь из проклятого города, из гибельных джунглей... Далеко-далеко, где не найдут его высшие силы этой Вселенной...

Декард Каин в ПандемониумеК вящему своему удивлению, очутился герой не на огненных просторах Преисподней, а в огромном каменном дворце, лицезрев пред собою архангела Тираэля в золотых доспехах... и Декарда Каина, вертящего головой по сторонам не с меньшим изумлением и восторгом.

"Кто бы мог вообразить такое?" - восклицал хорадрим. - "Я и помыслить не мог, что окажусь однажды на границе Небес и Преисподней! Эта Крепость Пандемониум воистину чудесна!"

"Рад вновь лицезреть тебя, герой", - молвил Тираэль. - "Поражение Мефисто - великая победа Света. Я знал, что рано или поздно ты окажешься здесь, в Крепости Пандемониум, последнем оплоте Небес пред Вратами Пылающей Преисподней, освященной кровью тысяч защитников Света, тебе подобных. И теперь близится последняя битва с владыками Преисподней, и ты должен сразиться с ними в одиночку. Мне воспретили открыто помогать тебе, разве что советами. Ибо настал час триумфа смертного Человека... час твоего триумфа".

Врата Небес наглухо запечатаны, зато ведущие из Пандемониума в Преисподнюю - распахнуты настежь. Во тьме полыхают огни, высятся бастионы, сложенные из мертвых тел...

"Темная, измученная душа пленена в сем страшном царствии", - продолжал архангел, кивая на Внешние Пределы Преисподней, начинающиеся у подножья въющейся из крепости каменной лестницы. - "Смертные звали его Изуалом, и некогда был он вернейшим моим лейтенантом. Однако, презрев мою волю, возглавил он атаку на Адскую Кузню и, несмотря на доблесть свою и силу, был схвачен Тремя Братьями и извращен их порочным могуществом. Они вынудили его предать свой род и выдать самые сокровенные тайны Небес. Изуал обратился в оскверненную тень самого себя - несчастное создание, падший ангел, отвергнутый и Небесами, и Преисподней. За грехи его, дух Изуала был привязан к страшному чудовищу, призванному из глубин Бездны, в теле которого и пребывает долгие столетия. Да, Ярости Зари, ангельского рунного меча, у Изуала больше нет, но силы и могущество его все еще велики. Мне кажется, собрат мой достаточно страдал, и молю тебя, отыщи его и избавь от страшной участи, положи конец вине его и терзаниям".

Миновав Внешние Пределы, ступил герой на Равнины Отчаяния, где вечно полыхали адские огни и демоны терзали души грешников. Отыскав и прикончив чудовище, заключающее в себе сущность Изуала, узрел герой, как освобожденный дух ангела воспарил над бренной плотью, однако слова, произнесенные тем, оказались весьма неожиданны. "Тираэль - глупец, ибо доверился мне", - возвестил Изуал, падший ангел. - "Именно я поведал Дьябло и его братьям о Камнях Души и о том, как подчинить их магию. Именно я сподвиг триумвират Предвечных Зол разыграть изгнание в смертный мир. Замысел, приведенный нами в исполнение, не может быть разрушен простым смертным! Ибо Преисподней предначертано волной крови и кошмаров обрушиться на Святилище! Ты и род твой обречены!"

Как столь святое создание может пасть так низко?.. Озаботившись пуще прежнего, герой немедленно вернулся в Пандемониум и передал Тираэлю слова Изуала. Лик архангела исказился от боли душевной и отчаяния. "Если то, о чем ты поведал, истинно, это означает, что все это время нас просто водили за нос", - мовил Тираэль. - "Изуал сподвиг Дьябло и братьев его заставить меня использовать против них Камни Души, и теперь могущество артефактов обращено ко злу. Объединив силы всех трех Камней, триумвират Предвечного Зла обратит смертный мир в вековечный аванпост Преисподней".

"Необходимо как можно скорее уничтожить Камень Души, заключающий в себе сущность Мефисто", - добавил донельзя встревоженный услышанным Каин. - "Отнесите его к Адской Кузне и разбейте Молотом. Лишь так можно предотвратить появление нового воплощения Лорда Ненависти в этом мире".

За Равнинами Отчаяния несла свои огненные воды Пламенная Река, у которой демон-владыка Гефест и ковал напитанное темными энергиями оружие в Адской Кузне. Одолев его, возложил герой Камень Души Мефисто на наковальню и что было сил ударил по нему Молотом, разбив на тысячи мельчайших осколков. Освобожденные души смертных, поглощенные Лордом Ненависти за время пребывания его в Святилище, обрели свободу, а сущность самого Мефисто сгинула раз и навсегда.

Окрыленный победой над старейшим из Предвечных Зол, вернулся герой в Пандемониум, дабы передохнуть и собраться с силами перед вторжением в Святилище Хаоса, крепость самого Дьябло.

Лорд Ужаса окружил себя наиболее могущественными демонами, нежитью и нечестивыми духами, коих только можно сыскать в Пламенной Преисподней, но и это не остановило героя, ибо одержал он победу над Дьябло в его собственной твердыне, а Камень Души сокрушил на наковальне Адской Кузни, отправив сущность демона обратно в Черную Бездну, некогда его и породившую...

Тем временем Баал настиг Мария в лечебнице для душевнобольных, куда бедняга угодил, совершенно сведенный с ума злой магией Камня Души, невольным владельцем которого стал. Прервав страдания бедолаги, Лорд Разрушения предал огню лечебницу, и, покинув ее, принялся воплощать в жизнь собственные замыслы.

Харрогат Собрав бесчисленное воинство демонических тварей, Баал повел его за собою на север, где в сердце горы Арреат, свято хранимой варварскими племенами, с начала времен сокрыт Мировой Камень, артефакт невероятной магической силы, хранящий самобытность Святилища и не позволяющий ни Великим Небесам, ни Пламенной Преисподней поглотить смертный мир. Предав огню столицу Северных Степей, Сещерон, и взяв в осаду город Харрогат - основной форпост варваров в предгорьях Арреат, Лорд Разрушения проследовал дальше, взявшись за поиски вожделенного артефакта.

Варвары, ведомые Квал-Кехком, оказались бессильны снять осаду, ибо адские катапульты ежечасно обрушивали на городские стены пламенные камни, а демоны предавали смерти любого, дерзнувшего покинуть безопасность Харрогата. Старейшины, обладающие друидическим могуществом, сотворили над городом магический щит, ограждающий жителей от тварей Преисподней, но ценою заклятия стали их собственные жизни; лишь один из них, Нилатак, чудом остался жив.

А затем на городской площади открылся алый портал и оттуда на покрытую снегом землю ступили двое - герой, одержавший великую победу в Святилище Хаоса, и Декард Каин, его верный товарищ и советник. Можно и не говорить, что варвары отнеслись к чужакам, неведомо откуда взявшимся в их осажденном городе, с превеликим недоверием, но хорадрим вызвался убедить их в исключительно добрых намерениях, в то время как герой решил делом доказать оные.

Устремившись за городские врата, гибельным смерчем врезался он в кольцо демонов, разя их мечом, испепеляя заклинаниями. Воодушевленные примером, следом за ним хлынули варвары, обеспечив поддержку безрассудной атаки. Защитники Харрогата ломали дьявольские катапульты, атаковали демонов. Пусть на время, но осаду удалось прорвать, и герой двинулся вверх по горной тропе, въющейся по склону Арреат, отвечая на просьбу Квал-Кехка попытаться спасти немногочисленные варварские отряды, оказавшиеся отрезанными от города миньонами Баала...

На помощь осажденным харрогатцам пришли иные варварские кланы Северных Степей, и даже друиды из далеких восточных лесов Скосглена, повелевающие стихиями огня и ветра и обладающие способностью перевоплощаться в диких зверей. Некогда варвары и друиды были единым племенем, и правил ими великий король Бул-Катос, поддерживаемый во всяческих начинаниях ближайшим сподвижником по имени Фиакла-Гир. Ведая о священной реликвии горы Арреат, решили они, что должны посвятить себя лишь защите ее от внешнего мира, и ничему другому. Вот только в вопросе о том, как это сделать, и возникли у них разногласия. Бул-Катос считал, что надлежит объединить разрозненные варварские кланы и обучать людей исключительно воинскому искусству; Фиакла-Гир, со своей стороны, настаивал, что лишь достижение духовного единства с землею может заставить народ осознать важность возложенной на них задачи. Оба лидера согласились, что каждая из точек зрения имеет свои преимущества, потому Бул-Катос занялся единением кланов, в то время как Фиакла-Гир собрал небольшой отряд из воинов-поэтов и шаманов, и повел их в девственные леса Скосглена, где со временем появились первые друидические колледжи. Пребывая в полной гармонии с природой, животным и растительным миром, друиды исповедовали учение Каой Делра, по которому сами они являлись олицетворением мира, коий поклялись защищать. Сменялись поколения, друиды пребывали в полной изоляции от мира, поклявшись вернуться к горе Арреат, лишь когда пробьет час Уилелоскадх Мир, последней битвы между смертными Святилища и демонами Пылающей Преисподней. И теперь, покинув Скосглен, выступили они единым фронтом со своими давними сородичами, дабы остановить волну Разрушения, грозящую поглотить Святилище.

Осаду с Харрогата удалось снять, однако победа оказалась лишь номинальной, благо тропы и перевалы горы Арреат всецело находились под контролем демонов. То тут, то там открывались порталы в Преисподнюю, откуда изливилась новые орды миньонов Баала.

Не щадя себя, герой сражался в первых рядах, находил и вызволял отряды варваров, загнанных в угол на склонах. Число защитников Харрогата росло, подобно волнам морским накатывались они на возведенные демонами укрепления, стремясь прорвать линию выстроенной теми обороны.

Деяниями своими герой заслужил полное доверие военачальника Квал-Кехка и простых жителей Харрогата, обратившихся к нему с просьбой отыскать Аню, дочь почившего старейшины Оста. Девушка исчезла на следующий день после того, как магический щит оградил город, но как раз накануне ее видели пререкающейся с Нилатаком, единственным выжившим после произнесения заклинания старейшиной. Как тому это удалось? Этот вопрос сейчас задавали себе многие, благо самовлюбленный и острый на язык Нилатак не пользовался большой любовью в народе. Уж не сыграл ли он роли в неожиданном исчезновении всеобщей любимицы?

Углубившись в ледяные тоннели, пронизывающие нутро Арреат, герой действительно отыскал Аню у подгорной реки, заключенную Нилатаком в ледяную глыбу. Возмущению харрогатцев поступком предательского старейшины не было предела, однако тот успел под шумок улизнуть из города. Хуже всего было то, что, по словам Ани, этот старый козел вознамерился в обмен на обещание Баала пощадить жителей Харрогата даровать Лорду Разрушения священную Реликвию Древних, что обеспечит тому беспрепятственное проникновение в недра горы Арреат.

Аня сотворила портал в подземный храм, где испокон веков хранилась Реликвия Древних, но Нилатак уже успел передать ее Баалу и теперь поджидал героя, пребывая во власти заблуждения о том, что ценой собственной жизни обеспечит он дальнейшее существование Харрогата, и не сознавая, что деяними своими обрекает весь мир на погибель. Покончив с предателем, герой вернулся в город, где Квал-Кехк, сокрушенно качая головой, поведал ему, что величайшую реликвию Святилища в недрах Арреат неусыпно блюдут духи Древних - нефалемов, почитаемых варварами за предков и богов. И именно они будут решать, достоин иль нет герой проследовать к Мировому Камню вслед за Баалом, который, обладая Реликвией Древних, избегнет всяческих испытаний.

Проследовав по тоннелям, ведущим к сердцу Арреат, герой ступил на высокогорное плато, где высились три мрачные статуи нефалемов - Талику Защитнику, Мадавку Стражу, Корлику Хранителю, - которые при появлении чужака немедленно ожили и бросились в атаку. Единственно достойное испытание для варварского рода - испытание боем! Одного за другим сразил герой трех нефалемов, вновь обратившихся в золоченые статуи на продуваемом ветрами вершине горы Арреат. "Архангел Тираэль всегда был нашим покровителем, но даже он не может помочь сейчас", - прозвучал в разуме героя хор трех скорбных голосов. - "Баал препятствует духовному воплощению архангела проникнуть в чертог Мирового Камня. Лишь ты, смертный, обладаешь достаточным могуществом, дабы сразить Лорда Разрушения!"

Врата подгорной Крепости Мирового Камня распахнулись, приглашая героя проследовать внутрь. Здесь, у гигантского алого кристалла, основание которого скрывалось в недрах горы, встретил его Баал, Лорд Разрушения, обличье коего утратило всякое сходство с человеческим...

Одержав верх в ожесточенной схватке, герой осторожно шагнул к Мировому Камню, рядом с которым немедленно возник Тираэль. Лицо архангела говорило само за себя: герой явился слишком поздно и Баал успел навести порчу на святейшую реликвию. "Со временем энергии Мирового Камня иссякнут и грани между мирами сотрутся", - молвил Тираэль. - "Легионы Преисподней устремятся в Святилище, дабы покончить с человечеством".

Наказав герою как можно скорее убираться восвояси, Тираэль уничтожил затронутый порчей Мировой Камень, тем самым навечно изменив будущее смертного мира. Как именно, то неведомо было даже ему...

В Святилище занималась заря новой эпохи.


--------------------
It's killing me
We lost a dream we never had
The world in silence should forever feel alone
'Cause we are gone and we will never overcome
It's over now


Изображение
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Майт Вестрок
сообщение 18.01.2010, 15:47
Сообщение #12
Человек
Аргус
Великий Магистр
*******


Пол:
Сообщений: 1430


Даже необычные люди совершенно обычно сгорают на кострах.
Золотое пероЗолотое перо


Хм.... как печально.
Я так игру до конца и не прошел, так хоть почитал.
Поразила история которая шла до игровых событий. Я то когда начинал во вторую Диабло играть и не подозревал о таком богатом и проработанном историческом наследии. Думал, что это насех набросанный сюжет, дескать вот зло вот добро, ты - Избраный, иди и всех убей.
НУ по сути то так и получается)


--------------------
Take my love, take my land
Take me where I cannot stand
I don't care, I'm still free
You can't take the sky from me


Изображение
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Grey_Fox(The_Gray_Fox)
сообщение 19.07.2010, 17:28
Сообщение #13
Оборотень
Участник
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 23


Где я был, там ничего не осталось!!!



я сейчас играю.хм...а текста тут довольно много
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения

Быстрый ответОтветить в эту темуОткрыть новую тему
2 чел. читают эту тему (гостей: 2, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



- Текстовая версия Сейчас: 18.08.2019, 4:42
Rambler's Top100