IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

10 страниц V < 1 2 3 4 5 > »   
Тема закрытаОткрыть новую тему
> Глава вторая. Гроза собирается.
Адриан
сообщение 17.02.2004, 19:44
Сообщение #41
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 17


Oderint, dum metuant



11 день месяца судов
    После того, как Селин практически лишилась трона, Адриан только единожды появлялся при дворе. Не зачем давать регентше лишнюю возможность устраивать истерики. Каждый человек, кем бы он ни был, крестьянином, вельможей или королем, нужен не более того времени, чем в нем нуждается общество. Селина отслужила свое, ей стоило оставить трон по своей воле еще семь лет назад. Адриан ловил себя на мысли, что ему отвратительны ее последние полубезумные попытки схватиться за власть даже теперь. Или она до сих пор верит, что он, Королевский маг Лаконы, впервые за бессчетное количество лет изменит свое решение и вернет ей эти глупые бумажки?
      Стук в двери оторвал Адриана от его полусонных чуть заторможенных мыслей.
- Войдите, - произнес маг сухо.
      Охраны у Королевского мага никогда не было, что бы сунуться к Адриану Делону без приглашения надо быть сумасшедшим, его именем пугали детей и проклинали врагов уже не одно поколение жителей Лаконы. Маг медленно, не поднимаясь из своего глубокого кресла обернулся к вошедшему. Темноволосый и невысокий мальчик лет четырнадцати медленно закрыл за собой дверь.
      Страх… холодный липкий ужас, настолько острый, насколько только может испытывать человек, смелость и решительность обреченного на смерть существа… порой бой может быть выигран, даже если на это нет шансов… у любой неразрешимой задачи есть по меньшей мере два решения… полубезумная детская надежда
      Адриану давно не требовалось никаких усилий, что бы уловить мысли любого живого человека, но тут мыслей не было, только беспорядочные обрывки эмоций… Но в цели прихода этого малолетнего идиота сомневаться не приходилось…Маг знал его намерения задолго до того, как юноша трясущейся рукой потянулся за так некстати заклинившим в рукаве узким кинжалом…
      Чародей неторопливо поднялся из теплого насиженного кресла, чем вызвал новый прилив ужаса у своего неудавшегося убийцы. Страх лишает сил и способен ранить глубже, чем любой клинок. Адриан сделал шаг навстречу, мальчик уперся спиной в дверь, судорожно дернул за рукоятку кинжала, который распоров рукав все-таки освободился, но тут же выпал из трясущейся руки… Светло-голубые глаза с расширенными зрачками были прикованы к магу.
      Адриан почти осторожно прикоснулся к его шее, бешеный пульс через пару мгновений стал едва ощутимым, значительная потеря сил сделала подростка почти спокойным…. Из сознания не раскаленного эмоциями гораздо проще извлечь все нужные сведения.
      За сотни лет службы при троне Лаконы на жизнь Адриана покушались достаточно часто, фанатики или те, кто потерял по вине Ордена Солнца любимых людей, но что бы все это было устроено столь глупо… с нарочитой показательностью и циничностью. Шаорин похоже заигрался, передвигая шахматные фигуры, восхищаясь собственной всесильностью и безнаказанностью, не замечая бушующей за его плечами бури…. Эта игра наверняка интересна, но ничего уже не изменит. Но все же неплохо будет поставить этого выскочку на место… смерть… смерть Шаорина ничего не способна дать Адриану, даже восполнить энергию, которую придется потратить на умерщвление….Львы не охотятся за мышами – хлопотно и бессмысленно.
      Чародей оторвал руку от шеи Микаэля ле Ласноу, и, перешагнув через  его неподвижно распластавшееся перед дверями тело, вышел в узкий темный коридор, ведущий от его кельи к Тронному залу империи.


--------------------
А когда на берег хлынет волна,
И застынет на один только миг,
На земле уже случится война,
О которой мы узнаем из книг (с)
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Виктар
сообщение 17.02.2004, 20:38
Сообщение #42
Оборотень
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 13


&quot;Он сказал, что за все ответит один...&quot;



( продолжение )
Время шло. Было скучновато. Я сидел под мощным деревом и размышлял. О чем? Точнее сказать о ком. О моей Селене. С ней я другой и мои мысли другие. Я знаю еще с детства, мы вместе росли и играли. А теперь она как-то отдаляется от меня. Я чувствую это. Я не знаю никого другого, кто имел бы надо мной такую власть как она. Вот чем я тут занимаюсь. Бррр. Прямо тошно становиться. Узнай об этих играх Селена она бы и видеть меня не захотела…  Как все быстро меняется… Иногда я начинаю задумываться и меня от самого себя тошнит. Ладно, плевать. Поживем-увидим.
-Ты чего скучаешь, Виктар? Славная охота намечается. Или ты опять о Селене мечтаешь?-спросил Ласкон.
При этих словах у меня в груди все затрепыхалось. Еще чуть-чуть и я вгрызусь в его шею.
-Уйди и не загораживай мне солнце, - как можно спокойней ответил я.
Ласкан недовольно ухмыльнулся. Ничегошеньки он не понимает в чувствах. Я часто задаю себе один и тот же вопрос. Для чего это все я делаю? Я мщу. Я хочу справедливости для моего народа. А это сборище балбесов хотят только поживиться свежей человечиной. Какая гадость.
Время пришло и мы приготовились к погоне.
В момент я перекинулся волком. Остальные последовали моему примеру и началась гонка. Как и полагается вожаку я возглавлял стаю. Мой нюх никогда не подводил меня. Я чувствовал нашу жертву за километр и мои братья то же чувствовали.
Как же приятно чувствовать как ветер обдувает мягкую шерсть, и знать что твои движения на столько пластичны и четки, что ты остаешься невидимым для чужих глаз.
Гонка была безумной. 16 свирепых животных не отставали от меня ни на шаг. Но это было только начало игры. Суть была в том,  что бы выяснить кто найдет жертву быстрее. И в какой-то момент мы разделились. И вот я уже один. Человеческий запах уже почти растворился в лесном воздухе, но я его чувствую и иду по нему. Ага. Этот малый оказался хорошим охотником. Он снял с себя почти всю одежду и разбросал, что бы сбить нас. Вот его синяя рубашка на дереве. Что ж я тоже не дурак.

Не хочу льстить самому себе, но я весьма хороший охотник…Еще не было такого случая что бы я не добрался до жертвы первым. Ха. Вот он. Лежит, весь перепачканный в грязи, не шевелится. Я осторожно выглянул из-за дерева и рассмотрел мужика. Похоже он подвернул ногу и выбился из сил, теперь валяется в луже. Глупец, так только собаки тебя не учуют.  Образ Селены мелькнул в моей голове. Я не долго думая подошел к своей жертве.
-Нет. Не трогай меня. Проклятый оборотень…-прохрипел мужик, и от бессилия потерял сознание.
Я не долго думая обернулся человеком, поднял его из грязи и взвалил на спину. Я шел быстро по только мне известной тропинке.  В детстве мы с Луной часто убегали из дома, искали новые земли и приключения на свою шею. Так мы изучили весь лес.
Куда я шел? Почему я не впился когтями в его грудь и не разорвал на куски, почему не прокусил шею и не выпил кровь? Хм…интересный вопрос.
Нес я его к человеческому поселению. Нечего ему по среди леса в грязи валятся, так его каждый зверь загрызть сможет. А если по существу, то за всю свою жизнь я так и не смог убить ни одного человека и крови не пил. Останавливает меня что-то. Эти люди мне ничего не сделали. Я не должен их убивать…Но тем существам с которыми я общаюсь этого не понять. Вопрос напрашивается сам собой. Так что же я тогда делаю с этими подонками?
Глупый и смешной вопрос. Моя жизнь пуста, я не вижу смысла.  Я закрыт в городе от мира. Мира где меня не поймут. И это единственное мое развлечение. Жестокое? Да, я жесток. Но это уже скорее привычка, чем жизнь…
Спустя пару часов я положил мужика на поляне не далеко от поселения, оторвал кусок материи от брючины и обмочил его кровью. Стае придется доказать что я действительно нашел и убил его. Теперь предстояло вернуться обратно. Я уже хотел обернуться волком и отправиться в А’гресс как услышал не внятное сопенье.
-Постой, как там тебя. Виктар что ли?-еле слышно прохрипел мужик.
Мое лицо выражало недоумение.

Что ж даже так бывает. Я чем-то понравился этому парню. Как оказалось его звали Санон. Отчаянный малый-скажу я вам.
Когда он немного пришел в себя, то между нами затеялся разговор. О чем он был это не важно. Важно другое. Оказывается мои друзья задумали убить меня. Санон понял это из их разговора, пока меня не было. Видимо они что-то пронюхали.
Пока я бежал домой в моей голове вертелась часть разговора.

-Ты не убийца. Так зачем ты это делаешь?- спросил Санон
-А зачем ребенок сует руку в огонь?   
-От любопытства.
-Ты ответил на свой вопрос сам.
-Но можно обжечься и рука будет болеть.
-Будет, - согласился я.
-Ты обжегся, мой славный оборотень. Ну что болит?
-Безумно…

Я начал понимать, что от своих дружков пора бежать. Но как? Я уже столько дров наломал. И потом куда я убегу от самого себя. Я жесток и агрессивен. От этого никуда не денешься.


--------------------
"..Из ладоней распоротых, как из чаш,
Мы на тризнах пили кровь, как вино
С нами плакал и пил повелитель наш
Он всегда и во всем с нами был заодно.."
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Зайриэ
сообщение 17.02.2004, 21:19
Сообщение #43
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 14


Сила дарит свободу...



10 день месяца Судов. В море между Криэраном и Сторном. Ночь.

Глупые звезды низко склонялись над водой и заглядывали в сердца плывущих по неспокойной глади стихии. Небо, к которому они были приколоты, плыло в вышине, и только волны оставались неизменны, один гребень сменял другой, один удар о борт корабля сменялся следующим, но в каждом новом было что-то неповторимое, волнующее, будоражащее и усыпляющее. Из-за жары, стоящей днем, ночная прохлада приносила облегчение и выгоняла многих спать на палубу.
Джимшид с Кямран-беем еще говорили о чем-то в каюте, мальчишку Зайрама на эти «совещания» не пускали, поэтому Зайриэ вышла на свежий воздух. Еще один день по Воле Каара ушел в небытие, а ночь смело вступала в свои права. С недавних пор принцесса стала бояться ночей, потому что ночью приходили Они… В чистые девичьи сны стали проникать страх и ужас в змеином обличье. Стоило хотя бы дремоте одолеть ее, как узкие щелки, горящих кроваво-алым огнем, глаз начинали проникать в ее сознание, маня, зовя, угрожая, обещая.
Иногда она забывала, где явь, а где морок и кричала во сне, тогда кто-нибудь из лирийцев, толкал ее в бок и будил. Зайриэ просыпалась, переворачивалась на другой бок и боролась со сном, но усталость брала свое и все начиналось заново.
Последний ее сон был особенно реальным. Девушка видела отца. Хан Лирии сидел на своем троне в Хайдоле, в его позе было что-то неестественное, спина прямая, руки на подлокотниках, глаза закрыты. Принцесса стала приближаться к Сафару, зовя его, но тот не отвечал. Когда она подошла достаточно близко, чтобы дотронуться до руки хана, тишину разрезало противное шипение, со всех сторон стали выползать змеи, они заполнили огромный зал, кишели на полу, свешивались с потолка, ползли по колоннам, стенам, занавесям, их глаза горели все тем же кровавым пламенем. Зайриэ бросилась к Сафару, схватила его и стала тянуть прочь из зала:
-   Отец, отец, идем скорее, бежим…
Мужчина не двинулся, глаза его вдруг открылись, в них полыхнула кровь, он заговорил, но вместо отцовского голоса девушка услышала шипение:
-   Ты нашшша, нашшша, нашшша…
Отпрянув, принцесса побежала прочь, наступая на живой из-за змеиных тел пол, но оступилась и упала. Тут же ее стали оплетать с ног до головы, огромная гадюка сдавила грудь, сжимая кольцо и выдавливая воздух из легких, Зайриэ попыталась кричать из последних сил, но не смогла. Где-то над ухом раздалось:
-   Ты нашшша…Шшш…Шшш
Показалось девушке или нет, но с ее губ теперь тоже срывалось шипение, а потом…
Она проснулась.

Переживая вчерашний кошмар заново, принцесса не заметила, как ее уединение было прервано. На палубе появился их новый спутник, еще один лириец, прибившийся к посольству, говорили все вокруг, и она верила. У каждого свои секреты, взять хотя бы ее…
Поняв, что наверху кто-то есть, тот хотел уйти обратно, но Зайриэ остановила его жестом, показывая, что сама уходит. Мужчина кивнул и подошел к борту. На миг девушке показалось, что она что-то упустила, что-то очень важное, но момент был упущен, она развернулась и стала спускаться в каюту, чтобы возобновить свое ночное сражение. Вчерашний сон очень напугал ее, она могла смириться с кошмарами, касающимися ее самой, но отец! Что если это те самые сны, посланные самим Кааром, чтобы предупредить их!? Тогда она должна вернуться обратно, чем скорей, тем лучше, пока Змеи не осуществили свои страшные замыслы.


--------------------
Вен небесных просинь
вторглась в мои сны.
Это просто осень
поперек весны. ©
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Иванэ ле Амарра
сообщение 17.02.2004, 21:45
Сообщение #44
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 26


Война близко!



11 день месяца Судов. Деннир. Владения ле Амарра.

-   Ваша Светлость, капитаны прибыли. – Матрос с «Александры» стоял в дверях капитанской каюты самого большого из кораблей Иванэ, носящего имя его любимой жены.
-   Зови. – Не поднимая головы от бумаг, ответил герцог.
Пока пришедшие мужчины рассаживались в просторной каюте галеаса, Иванэ обдумывал все свои последние поступки. За каких-то десять дней он совершил столько преступлений против действующей регентши, что его можно было четырежды казнить – повесить, отрубить голову, четвертовать, а затем сжечь и развеять по ветру пепел, чтобы ни один маг, не решил оживить этакого отступника и даже памяти о нем не осталось потомкам. Но с другой стороны эти поступки приближали Ярно к трону, а значит, не были преступлениями. Итак, номинально, Иванэ ле Амарра – один из главных врагов Лаконы, а реально – один из тех, кто хочет ее спасти, но оставалась еще моральная сторона вопроса…А вот тут все расчеты и выводы разбивались вдребезги, так же как когда-то его любовь к Алекс. Но не будем о грустном, впереди еще много дел. И первое из них дать указания своим капитанам, чтобы они были готовы к разным неожиданностям, которые могут устроить «самые верные и преданные Лаконе вассалы».

***


Под все еще теплым солнцем первого осеннего месяца, волосы Александры превратились в расплавленное золото. Рассыпанные по изумрудной траве они так и манили, чтобы кто-то собрал их, провел по ним любящими пальцами, поцеловал. Запах моря, полевых цветов и полыни смешался и пьянил мужчину. Назойливый шмель, не ведающий, что лето кончилось, пробивался к поздним соцветиям и попался в золотую паутину. Иванэ рассмеялся и распутал сети, выпустив пленника, кто бы выпустил его самого.
Александра приоткрыла сонные глаза и вопросительно посмотрела на мужа. Тот заглянул в ее глаза, пытаясь пробиться через морскую бирюзу, но не смог. Отрицательно качнув головой, он вновь обратил свое внимание на погрузку, которая шла на «Александре». Завтра они возвращаются в Фалессу, на этот раз, чтобы уже дождаться Ярно. Как только законный наследник окажется на троне, Иванэ вместе с женой вернется в Деннир и, наконец, займется личной жизнью. Смешно, они женаты уже три года, а его жена по-прежнему для него чужая женщина. Он не имел права думать о себе, пока Лакона была в ужасном состоянии, но теперь все изменится. Отдав Лакону на попечение Ярно, Конрада, возможно даже Франциска, герцог Деннир займется устройством собственной жизни. Начинать семейные разборки и заниматься придворными интригами одновременно - было невозможно, а все попытки Иванэ наталкивались на непробиваемую стену вежливости и покорства. Александра была идеальной женой для любого, кроме него. Ему не нужна была послушная служанка, ему нужна была любимая женщина.
Тем временем Лекса продолжала наблюдать за мужем. Почувствовав это, Иванэ вновь повернулся к девушке:
-   Что?
-   Вам не надоело, милорд? – Алекс надула губки и лукаво посмотрела на него из под густых ресниц.
-   Не надоело что? – повторил вопрос он.
-   Дела, суета, заботы… - Неопределенно высказала свою мысль девушка.
-   Никто не сделает это за меня.
-   Вы могли бы просто на время забыть обо всем.
-   Никто не поможет мне в этом.
-   Я могла бы помочь. – Прошептала Александра и сама испугалась своих слов, но потом, придя к какому-то решению, взяла мужа за руку и толкнула на траву. – Закройте глаза и выбросьте все из головы.
Интересно как ему выбросить все из головы, если она так низко склонилась к нему, и он чувствует ее горько-сладкий аромат, смесь все той же полыни и меда?! И как ему забыть обо всем, если ее тело так близко, что стоит протянуть руки, обнять ее, как они станут одним целым?!
-   Отбросили все заботы? – раздался голос у его уха.
-   Да, - бессовестно соврал Иванэ.
Стало светлее – это Лекса отклонилась, и солнце вновь вцепилось в герцога.
-   Теперь откройте глаза и скажите, что Вы видите? – Иванэ открыл глаза и тут же сощурился, так как яркие лучи нещадно резали смотрящего на их создателя. Скосив взгляд на жену, лукаво ждущую его ответа, он посмел предположить:
-   Небо?… - Подумав немного, немного исправился. – Осеннее небо. Голубое осеннее небо! – Уже уверенней заключил он.
Откинув голову, девушка рассмеялась:
-   Вы почти угадали. – Подняв глаза к объекту их разговора, она указала чуть вправо. – Небо, но это еще не все. Облака, Вы видите там облака?
Вновь посмотрев вверх, мужчина ответил:
-   Ну да, действительно там есть облака.
-   А корабль? Вы видите корабль? – Мучительница продолжила испытание.
-   Корабль? – Несмотря на всю абсурдность вопроса, Иванэ все же посмотрел в указываемом направлении, как будто действительно ожидая увидеть галеон, каравеллу или галеас, рассекающие небесные просторы. Морских средств передвижения в небе не наблюдалось.
-   Ну же, приглядитесь. – Уговаривала Александра. – Видите паруса – белоснежные, как морская пена, и корпус, чуть более серый – это грязь, прилипшая к нему в дальних плаваниях! – Восторженно рассказывала его жена, видя то, чего он не видел.
Не желая расстраивать девушку, Иванэ опять воззрился на свод, накрывающий мир, и тут произошло чудо. В огромном облаке, медленно плывущем на восток, он увидел корабль. Очертания были размытыми, но силуэт угадывался безошибочно.
-   Да, я вижу… - Шепотом подтвердил он.
Александра рассмеялась и захлопала в ладоши.
-   Видите, это не так уж трудно. Сейчас я найду Вам задачу посложнее. – Лекса обозревала небосклон, а Иванэ любовался Лексой. – Вот, смотрите, вон то облако, что это?
Герцог нашел выбранное женой облако и вгляделся. Без подсказки было сложнее.
После некоторых раздумий, он изрек:
-   Дерево. Да, это дерево!
-   Дерево? – Глаза Алекс округлились. – Какое же это дерево, это девушка с кувшином.
Оглядев свое «дерево», Иванэ скептически посмотрел на жену:
-   Почему, ты так уверена, что это девушка? А я говорю, что это дерево! Посмотри, там отчетливо видны морщинистый ствол, густая крона и сухие старые ветки, а на верхушке гнездо.
-   Морщинистый ствол – это складки платья, густая крона – волосы, сухие ветки – руки, а гнездо – кувшин! – Александра подперла щеку кулачком и с превосходством посмотрела на мужа. – Подумать только, перепутать девушку с деревом, Вы стареете, милорд.
-   Ты так думаешь, - как-то слишком спокойно спросил герцог.
Посмотрев на него, Лекса вдруг перестала смеяться и попыталась исправить ошибку:
- То есть я имела в виду, что… - Но было уже поздно. Что Александра имела в виду, осталось загадкой, потому что Иванэ крепко обнял ее и заглушил конец фразы поцелуем.


--------------------
И пусть один меч сам стоит спокойно против неба! (с)
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Сильвия ле Нуаран
сообщение 18.02.2004, 23:11
Сообщение #45
Вампир
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 31


Что хочу - то и делаю.



20 число месяца Судов. Между Лаверной и Тривертом.

   Конь летел в сторону Трыверта, когда солнце, наконец, решило скрыться. Темнело. Летали нетопыри.
   Животное тяжело вздохнуло. Похоже, пора было заночевать... Где-то вдали предусмотрительно показались огни таверны. Увидев ее, лошадка поднажала, не прошло и мига, как мы были на месте.
   Итак, таверна. Пинком, открыв входную дверь, я зашла и огляделась. В углу компания каких-то идиотов в железе, внимала молодому парню, который под звуки гитары, распевал что-то донельзя сентиментальное и дебильное... Что-то про войну, радость боя и красивых девушек.
   Он перевел взгляд на меня и поморщился. Да, я, наверное, не соответствовала его представлениям о девушках – в дорожной одежде, причем мужской, с тяжелым кнутом, причем боевым... Плюс, еще я уже две недели не мылась и не причесывалась... Изюмительное, наверное, зрелище...
   Я адресовала ему презрительный взгляд, в котором постаралась передать, все, что я думаю о его вокальных данных... Получилось вроде неплохо, по крайней мере, он сразу отвернулся... И правильно...
   Я приказала, пригрозив кнутом хозяину, поставить куда-нибудь мою лошадь на ночь, и заказала себе глинтвейна...


--------------------
Хуже чумы...
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Джимшид
сообщение 19.02.2004, 15:41
Сообщение #46
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 14






В море между Криэраном и Сторном. Ночь с 10 на 11 месяца Судов.

Воистину Каар послал Джимшиду эту поездку, чтоб изменить его судьбу. И поездка по морю на корабле для простого охотника стала очередным подарком судьбы. Это даже перекрыло то огорчение которое он испытал не найдя в колчане со стрелами врученными королевой Лакон-стана столь желанную для него золотую стрелу. Джимшид невольно улыбнулся, когда вспомнил, как весело хохотал над ним Кямран-бей:
- Джимшид, воистину ты - наивное дитя! Золотая стрела – эта сказка. Но поверь мне, врученные тебе королевой стрелы со сторнийкими наконечниками воистину дороже золотых. Эти стрелы пробиваю любой доспех, и подобных им ты не встретишь нигде, кроме Сторна.
Джимшид надеялась что старого Юсуфа устроят его объяснения. И чудо-стрелы, и великолепный колчан расшитый золотом с дорогими зелеными камнями докажут его правоту. Впрочем, старик мог не узнать в нем того простого кочевника. Шелковая одежда, булатный меч на поясе (подарок принца Рахима) делали его по виду ничуть не хуже любого вельможи из свиты принца.
Вечером Кямран-бей позвал его в свою каюту. Со времени их плаванья он не выходил на палубу и все время проводил в каюте с кальяном. Войдя в каюту, Джимшид поразился тому, как осунулся его друг. Кямран жестом его показал на гору мягких шелковых подушек у противоположной стены.
- Я плохо переношу плаванье по открытой воде. – В ответ на удивленный взгляд охотника пояснил Кямран. - Вижу Каар к тебе более благосклонен в этом смысле. Как наш юный друг? Надеюсь, он тоже хорошо переносит путь по воде?
- Зайрама не тревожат волны. Только…
- Что только?
- Он плохо спит по ночам. Ему снятся кошмары. Если ему не будет покоя и в эту ночь…я… украду его сон.
- Украдешь сон? Возможно ли это?
- Моя бабка умела делать так. Я был ещё мал, когда на глазах у моего дяди погибла его семья. Отец забрал его к нам в юрту, но души погибших не нашли покоя и тревожили его по ночам. Однажды ночью, когда он кричал, мать моего отца вошла на мужскую половину и долго шептала ему на ухо. Асхад успокоился и уснул спокойным сном. Она приказала мне забыть… Но как-то один из моих старших братьев потерял спокойный сон. Он пас табун молодых жеребцов, когда на него напал бешеный волк. Брат убил его, но каждую ночь после этого сражался с ним. Я поступил с ним так же… И  в ту ночь в обличье брата я с разился с волком. Я прожил тогда всего 15 весен, мать отца была тогда ещё жива. Я рассказал ей, и она очень ругала меня. Но мне потом случалось отбирать сны и у животных…
- Воистину это чудесный дар если все так как ты говоришь… Но я позвал тебя за другим. Джимшид, я решил кое-что открыть тебе. Но поклянись Кааром, что твои уста более никому не поведают о том, что ты услышишь сейчас.
- Да никогда не прольется надо мной его ласкающий свет, если скажу кому-то то, что откроешь ты мне.
Кямран удовлетворенно кивнул.
- Джимшид, нас ждет война с Лакон-станом. Этим летом Каар был безжалостен. После долгих лет благоденствия его лучи стали карающими как для людей, так и для животных. Ты видел земли Лакон-стана, они были зелены и полны жизнь, а степь стонала без воды. И я точно знаю, что в это бедствие на нас наслали проклятые колдуны Лакон-стана.
- Кямран-бей, правду ли ты говоришь?
- Спроси Зайрама: вру ли я?! Он знает о засухе. Сторнийцы помогут нам, так как много лет ходят данниками у Лакон-стана. А кто из данников не мечтает о свободе… В этой войне можно много получить. Хочешь ли ты и дальше жить в юрте? Или тебя манят мраморные дворцы с фонтами, полные золота и рабов? Подумай об этом.
- Да не обидится сердце твое на мои речи. Больше всего на свете я хочу владеть… собой. Хочу, чтоб со мной была та, кого выбрало моё сердце.
- Твой разум чист и неиспорчен как разум ребенка. Тебе не смущает блеск золота, тебя не прельщает власть… Что я могу предложить тебе? – Тихо пробормотал Кямран.
- Свою дружбу. – Прямо ответил Джимшид. – Ты был добр ко мне, помогал и советом, и делом. Твой разум изощрен и видит больше чем мои глаза. Если тебе нужна моя помощь – скажи.
Кямран улыбнулся.
- Я, кажется, нашел больше, чем искал. Поговорим завтра.
Джимшид вышел на палубу и, стараясь никого не разбудить, пробрался на свое место. Зайрам тихо, очень тихо лежал рядом с его плащом. Джимшид готов был поклясться, что мальчишка не спит. Охотник осторожно опустился рядом. В его голове бродили разные мысли. Пускаясь в странствие, он знал, что его путь в Лакон-стан и обратно будет долог. Но он не знал, что этот путь будет лежать через войну…

Примерно через час сквозь дрему Джимшид услышал, как застонал Зайрам. Он привстал и тихо начал нашептывать мальчишке на ухо. Зайрам затих, его сон стал глубок и спокоен. Затем Джимшид уснул и сам, а утром он вспомнил из сна только шипение змей.
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Тристан
сообщение 19.02.2004, 18:07
Сообщение #47
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 6


Кошмар? Быть может - это я.



Лирия. Утро 1 дня месяца Судов.


Тристан приложил ладонь к глазам так, чтобы лучи солнца не мешали ему рассмотреть стан Балумров.
Прошло три дня, как он получив послание от Сафара, углубился в лирийские степи, чтобы наказать гордеца Казыгыга.
Хан Лирии Сафар-ибн Изим Бнед изложил своё задание на небольшом листке. Да и Тристану большего не надо было.
Нечестивый вождь племени Балумров - Казыгыг, отказался двинуться со своими племенами, конями и баранами на восток. Более того, он поносил скверными словами доставившего ему ханское послание. Поэтому хан приказал - найти племя балумров, найти Казыгыга и отослать его душу в преисподнию...
   
  Дорога давалась тяжело, сейчас в степях лучше не путешествовать: засуха, ужасная жара и всевозможные шакалы, которые ради денег готовы пойти на всё, что угодно. Одному лучше не передвигаться, но Тристан не простой торговец или степной воин, он быстрей, сильней и умней. Но даже благодаря этому, он не любил Лирию, не из=за страха, Тристан знал, что его дом не здесь. Но тогда где?
  Под ярким абасом лежала подделанная грамота великого хана Лирии. Тристан должен войти в роль посла и поговорить с Казыгыгом. Если последний не захочет пойти навстречу, а он не захочет, то он умрёт сегодня же ночью.

Перед глазами убийцы маячили многочисленные шатры, обделанные золотом и многочисленными драгоценными камнями. Заметив Тристана, трое всадников,которые похоже делали объзд вокруг стана, пустили своих лошадей навстречу гостю. Подъехав к Тристану они наставили на него копья...
- Кто ты!? - чуть ли не выкрикнул один из воинов.
- Я посланник хана.
- Зачем приехал? Казыгыгу не о чем говорить с тобой.
- Я проехал по великим степям ради того, чтобы могучий сын Лирии Казыгыг принял предложение хана о разделе добычи, после войны с железными людьми.
  На Тистана внимательно смотрели три пары глаз. После небольшего замешательства один из них сказал:
- Покажи грамоту и тогда сможешь переговорить с вождём.
Ловкие руки скользнули под абас, достав свиток.
Воин внимательно просмотрел её и дал знак ехать за ним. Остальные двое продолжили объезд.
  Въхав в сам лагерь Тристан сразу понял, что внешнее богатство обманывает взгляд путников, внутри царил голод. На лицах людей легко читалось недовольство и каждый словно молил помочь ему. Первое, что бросалось в глаза - это огромный шатёр вождя посреди лагеря. Через мгновение Тристан был рядом.
Убийца сразу же осмотрел охрану и возможные способы отхода. Пять стражников: два у входа и трое с каждой стороны света. В десяти шагах от шатра неачинались такие же строения, но много меньше. Тристан улыбнулся...
  Казыгыг представлял собой величественное зрелище. Весь в золоте и драгоценностях он лежал на десятках шолковых подушек и курил степную кралку, наркотик, достать который очень тяжело и из-за которого погибло немало людей, лишь бы найти его. В бороду было вплетено около сотни золотых нитей, сама же она была черезсчур длинна.
  Тристан остался стоять.
- Зачем пришёл, посол? - с явным недовольством проговорил Казыгыг, сжав рукоять прекрасного меча, что лежал рядом с ним.
  Убийца внимательно всматривался в лицо того, кто сегодня падёт от руки смерти. Он медленно провёл рукой по рукояти двух кинжалов, которые ждали своего момента за поясом.
- Изложить великому Казыгыгу предложение хана Лирии Сафара-ибн Изим Бнеда...


--------------------
Я убил фортуну,
Но натянул тетиву.
Я боялся темноты,
Пока не потушили свет.
Я боялся умереть,
Пока я не уидел смерть.
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Доминик ле Рамлет
сообщение 19.02.2004, 22:48
Сообщение #48
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 21


Укрепи свою Веру!



20 число месяца Судов. Между Лаверной и Тривертом.

   Я как раз закончил песню, про одинокого умирающего воина, который вспоминает о своей подруге оставшейся дома, как дверь таверны громко хлопнула, и появилось ЭТО. Чумазая, непричесанная девчонка, малу лет от роду, с кнутом, который весил, наверное, больше чем она... И глядит волком...
   Дядя что-то брякнул, наверное, не совсем приличное... Я и не слышал, а все смотрел на нее... Откуда она такая? Сирота, наверное... А настоящий рыцарь – такой как я – должен защищать вдов от сирот. То есть, вдов и сирот... Вздохнув, я отвернулся.
   Итак, бедняжка, что-то сказала почтенному хозяину таверны, высыпав перед ним кучу денег... Откуда, у нее столько денег? У сироты? Наверное, они краденные...
   Надо было вмешаться – ведь настоящий рыцарь – он, возвращает краденное, тем, у кого его украли... Поэтому, я встал, подошел к ней, и положил ей руку на плечо. Она вздрогнула, и, поперхнувшись, развернулась ко мне.
   - Ты, что, совсем с катушек съехал?
   - Я – нет, – гордо сказал я. – Настоящий рыцарь... – и растянулся на полу – мерзкая девчонка, сделала подсечку. Народ в трактире расхохотался.
    - Ах ты... – я попытался встать, но она наступила мне сапогом на грудь. – Убери сапог, пожалуйста... – вежливо и спокойно сказал я.
   - Хорошо, – она посмотрела на меня. – А ты симпатичный. Ты кто?
   - Я – Доминик ле Рамлет, сын Вербена ле Рамлета...
   - Угу, – она убрала сапог, протянула руку, помогла подняться и залпом допила свое вино. – Хорошо...
   - А ты кто? Сирота?
   - Нет. Я... Я  Сильвия ле Нуаран...
   - Из Криэрана?
   - Да.
   - А что здесь делаешь?
   Она просто пожала плечами.
   - Еду в Трыверт.
   - Триверт.
   - Какая разница...
   - Большая... – я задумался. – Поехали с нами...
   Сильвия внимательно-оценивающее посмотрела на меня.
   - Хорошо, но кормить сам будешь... – она расхохоталась. Я смущенно улыбался.


--------------------
Мы будем драться на земле,
Под солнцем и в кромешной тьме,
Мы будем драться в небесах,
Мы будем драться до конца,
Мы будем драться, чтобы жить
За тех, кто первым был убит,
Враг словно призрак без лица,
Мы будем драться до конца,
Мы будем драться!
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Veytr
сообщение 20.02.2004, 11:04
Сообщение #49
Оборотень
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 5






8 день месяца Судов. Вечер.

В глазах Вейтра вспыхнул и погас странный огонь. Селена чуть наклонила голову, приветствуя его. А ее отец тихо попросил ее о чем-то. Девушка скользнула в темноту, куда не мог проникнуть свет факелов и появилась через некоторое время, осторожно неся в руках чашу с золотистым напитком. Она поднесла ее к отцу и тот медленно взял ее руками, закрывая глаза. Вейтр равнодушно наблюдал за этой церемонией, единственное, что хотелось ему - это оказаться за стенами этого дома, в лесу. У него мало времени.. у того ужаса, который ломает и крушит деревья - слишком большие шаги.
"Мне нужно вернутся к своим. Мы должны объединится.. да хоть и с этим племенем, а можно и с людьми, если это поможет спастись нам..", - медленно появлялись и исчезали мысли в его голове. - "Чем этот старик меня напоил.. Если этот старый сморчок лишил меня воли - я его в порошок сотру.."
Маячавший напротив него Лоок тихо засмеялся, Вейтр одарил его одним из тех взглядов, от которых у его врагов шерсть становилась дыбом. Но старик еще сильнее рассмеялся:
- Чему ты смеешься? - угрюмо рыкнул юноша.
- Ты даже не представляешь, мой друг, как ты забавен.
Из груди Вейтра вырвалось глухое рычание.
- Юноша, успокойся. Лоок - стар и умен. Если он находит тебя забавным, то это не оскорбление, - начал говорить Шамран.
- Ах да. Это дань моей силе и ловкости. И как я не догадался, - в тон ему продолжил Вейтр.
- Мой друг! Я же действительно восхищаюсь тобой. И меня позабавило то, как ты быстро пришел в себя. После магических атак - это просто не мыслимо. Такие шутки со смертью не могут не радовать того, кто ни раз избегал ее клыков, - Лоок тронул ладонью свое изуродованное лицо.
- Тебя спасает лишь то, что ты стар. Иначе раньше смерти до тебя..
Вейтр замолчал. Прохладная, девичья ладонь легла на его плечо:
- Успокойся. Лучше выпей это, - Селена протягивала ему ту самую чашу, над которой "молился" ее отец.
- А я было подумал, что это круговая чаша семьи.
- Так оно и есть. Но сегодня ты - гость, который нуждается в помощи. Напиток поможет тебе быстрее восстановить свои силы, - Селена говорила негромко, ее голос успокаивал.
Вейтр взял чашу в руки и отпил глоток. Напиток был теплым и бодрящим, от первого же глотка кровь быстрее побежала по жилам. Юноша ощутил желание поднятся и расправиться.
- Скоро тебе захочется ворочать горы, - необычайно серьезно сказал Лоок. - Шаран-ка, по моему он уже здоров.
- Да. Я ощущаю себя здоровым, - с ноткой удивления промолвил Вейтр.
Шаман вздохнул:
- Ты молод. Но магия все равно сделала свое дело. Я думаю, что ты будешь подвержен жестоким приступам. Лекарство от них - твое желание жить. И еще вот этот напиток, я дам тебе травы.
- Почему вы помогаете мне?
- Если мы перестанем помогать друг другу - наш и без того немногочисленный род - вымрет.
- Ну и считай, что ты мне понравился, Вейтр Крил, - задорно сказала Селена.
- Польщен.
- Мне всегда нравились мужчины, с которыми справится можно одной левой.. не смотря на всю их кажущуюся силу.
Вейтр поперхнулся, а остальные весело засмеялись. Юноша сверкнул на Селену глазами, но неожиданно понял, что все это она говорит только для того, чтобы изгнать тяжелые мысли из его головы. И он был ей благодарен за это.
- Молодежь, почему бы вам не прогулятся? Мне нужно побеседовать со старым Лооком, а потом.. потом нас ждет Вождь.
Вейтр и Селена поклонившись вышли из большого зала. Лоок повернулся к Великому Шаману:
- Ты тоже понял куда идут те, кто губит деревья?
- Я понял, что мир скоро изменится. Неузнаваемо. Непоправимо...
Двое мужчин: один полный сил и второй, чья сила еще не заснула - опустили головы. Лоок тихо сказал:
- Время решает за нас. Но никто еще не забрал у нас наших сил.. Мы должны объединится, Шаран-ка.
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Селена-Луна
сообщение 20.02.2004, 21:51
Сообщение #50
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 5






8 день месяца Судов. День

  Селена гуляла по городу вместе с Виктаром. Парень что-то рассказывал, смеялся. Но Селена его не слушала, она витала в своих мыслях, которые ее не покидали ни на мгновение. О чем она думала? Три дня назад в ее доме появился ранее не известный ей человек. Вейтр Крил.
-Селена, - окликнул Виктар девушку, когда они подошли к ее дому. Та даже вздрогнула от неожиданости.-О чем ты думаешь? Ты все время витаешь в облаках. Когда ты станешь по серьезнее?
Селена тяжело вздохнула про себя.
-Нет милый мой Виктар. Я не перестану там витать никогда. Как ты не понимаешь?
    Селена знала как можно задеть этого парня и умело играла на этих струнах. Для чего? Нет. Она очень хорошо относилась к волколаку, как к брату..ну может быть чуть-чуть больше. Просто иногда он становился скучным и приземленным, и тогда Луна начинала его подкалывать.
-Селена, я хочу серьезно поговорить с тобой.
При этих словах у девушки сердце екнуло. Она остановилась и серьезно посмотрела в глаза своего друга. По коже побежали мурашки и тело обдуло холодом.
-Да Виктар?
-Селена, ты знаешь как сильно я люблю тебя…
-Я тоже люблю тебя, брат…
-Нет ты не понимаешь. Я люблю тебя как мужчина.
-Теперь я тебя не понимаю…
Селена врала. Смотрела Виктару в глаза и врала. Она прекрасно знала о чувствах своего друга. Она всегда о них знала. И сама, чего уж скрывать, была не равнодушна к Виктару. Порой она представляла как будет хорошо, когда они поженятся. Они вместе росли и играли. Когда Луна была еще малышкой, она робко смотрела на уже взрослого мальчишку и украдкой колотила его палкой. Но это было раньше, когда они были маленькими и несмышлеными. Теперь Луна выросла и поняла что это всего лишь привязанность. Детские чувства растаяли как утренний сон. А чувства Виктара стали только сильнее…И Луну это пугало.
-Глупенькая… Я хочу сказать тебе, что всегда хочу быть с тобой.
Виктар положил свои руки на бедра девушки, и придвинул ее ближе к себе. Луну всю затрясло.
- Ты дрожишь?-лукаво улыбнулся Виктар.
- Нет. С чего ты взял?
Луна не знала куда деться. Ей хотелось испариться из его крепких рук. Именно сейчас. Обычно она таяла в его теплых объятьях и время останавливалось.
  Теперь все было по другому. Селена хотела вырваться из этого города, ей хотелось быть свободной, найти новых друзей и быть может новую настоящую любовь.
-Селена…- прошептал Виктар и его губы скользнули по шее девушки.
Сердце Луны забилось как сумасшедшее и казалось что оно вот-вот вылетит из груди.
-Селена!!!- раздался спасительный голос отца девушки.
-Извини Виктар, мне надо идти,- Селена-Луна изящно выскользнула из объятий парня и скрылась в доме.

Отец попросил Селену сварить лечебное снадобье для гостя. И вот она опять погрузилась в размышления об этом Вейтре.
  “Этот парень обязательно захочет пойти своей дорогой, когда окончательно поправиться. И тогда я смогу напроситься пойти с ним. Так я вырвусь от сюда”
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Саола
сообщение 20.02.2004, 22:07
Сообщение #51
Пламя
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 29


Прости меня, моя любовь....



Полумесяц. Тил. Княжьи Чертоги.
20 день месяца Судов. Вечер.
   
    Свадьба Князя Тилийского по времени совпала с праздником начала Осени, который длился в Полумесяце целую неделю и сопровождался непременными гуляниями. Весь Тил, казалось, встал с ног на голову. Во дворе княжьих чертогов были накрыты столы для всех желающих, но своих влиятельных гостей Эвор собирал в главном зале чертогов.
    Три очага, алтарь Шепчущего, длинный белый стол и знамена с зеленым венком Тила на стенах. Простая величественность этого места ни чуть не давила на собравшихся.
    Старый Сэдрик Тилийский ко всеобщему облегчению не соизволил спуститься к столу, как и его жена жрица Темной Воды Крилла. Эвор и Саола сидели во главе стола. По правую руку Князя будущая жена, немногочисленная родня, перводружинники* и командиры ополчений более дальних поселений, по левую иноземные гости и их приближенные.
      Между Саолой и Ярно сидел один лишь Эвор, князь разделял их и в жизни, и даже за этим столом. Герцог был единственным, пожалуй, кто не говорил тоста за счастье молодых, и каждый раз, поднимая глаза от тарелки, девушка видела устремленный на нее взгляд герцога Лессо. Находиться с ним рядом, на расстоянии вытянутой руки, не сметь прикоснуться к нему и даже просто задержать на своем рыцаре взгляд, держать весь вечер за руку другого…. В такие минуты Саола ненавидела Эвора,  гильдию, Эвиана… даже саму себя и судьбу, назначившую ее родиться дочерью князя богами забытого Брода, а Ярно наследником великой Империи.
      В лесу было очень душно, но девушку знобило. Этой ночью ей снова снились сны и чужие голоса, а сила, до недавнего времени дремавшая в ней очень глубоко, проявлялась все чаще, амулет на руке весил как целая гиря, хотя любому, кроме Саолы показался бы и на вид и на вес обыкновенной старой медной монеткой. Наверное, порог совсем близко… он может убить потенциального волшебника, если тот не справится со своей силой…. Странно, но она совсем не боялась возможной неудачи.
        Саола с трудом досидела до конца вечера. К счастью Эвор был занят очередной беседой с Рикаредом Шарком, и девушка решила, что он не заметит ее недолгой отлучки. Лес душил ее, отсутствие прямого солнца и хоть сколь нить свежего ветра заставляло Саолу по несколько раз в день подниматься на самые верхние ярусы Чертогов. Эвора очень расстраивало, что его невеста так плохо переносит условия своего нового дома, сознавая, что к влажному тяжелому воздуху Полумесяца лаконцы порой привыкают годами, и Саола не хотела лишний раз его беспокоить.… Или, быть может, просто хотела побыть одна.
        Попасть на балкон можно было двумя путями, через коридор, где располагались покои старого Сэдрика и его супруги или библиотеку чертогов, длинный зал, заставленный книжными полками, стеллажами и высокими деревянными лестницами с помощью которых легко можно было взобраться под потолок за каким либо томом. Надо сказать ко всему, что с книжками Саола с самого детства дружила гораздо больше, чем с Сэдриком Тилийским. Встречаться со старым, похожим на древнее высохшее дерево Князем, девушке вовсе не хотелось, как и с его ненавистной Эвору супругой Криллой, которая, как уже поняла Сао, знала сто безошибочных методов, как вызвать мигрень за четверть часа.
        Но библиотека тоже не была в тот день достаточно дружелюбна. Саола самым мирным образом пробиралась к выходу на балкон, когда прямо перед ней, просвистев на расстоянии меньше ладони от лица откуда то сверху рухнул внушительный оплетенный темно-коричневой кожей фолиант.
- Я искренне прошу прощения, - донеслось сверху даже раньше, чем Саола успела поднять голову, - Вас не задело?
        Книгоронятель оказался пареньком ее возраста, явно из местных. У кого кроме лесников могут быть такие большие зеленющие глаза и волосы, напоминающие расплавленное золото? Не иначе, какой ни будь двоюродный племянник троюродного дяди соседского княжьего наместника счел женитьбу молодого Князя событием неинтересным и попытался извлечь из визита в Чертоги хоть что-то полезное. Самое обидное, что Саола была совершенно с ним солидарна, приготовления к собственной свадьбе час от часу казались ей все более нудными.
- Нет, со мною все в порядке, - весело ответила она, - О чем была книга?
      Юноша опустил глаза на разлетевшиеся по полу страницы.
- Я не успел посмотреть, - честно ответил он, - Наверное, о чем-то интересном… Меня зовут Вэл.
- Саола, - ответила девушка.
      Случайный собеседник изволил спуститься со стремянки, к счастью так и не протянув аналогии между бродящей по чертогам незнакомкой и невестой Князя. За последнюю неделю Саола успела почти забыть, как приятно, когда люди видят в тебе простого человека, а не будущую Княгиню Тила.
- Давай посмотрим, - предложил Вэл.
      Вдвоем они перетащили тяжеленный том на ближайшую тумбу, на первой же гравюре, развернув к читателю голову, сидело огнедышащее крылатое чудовище….
- Еще до войны с Тенями были маги, чья сила была столь огромна, что часть ее отделялась, рождая новое сознание, которое принимало подобную форму, - вспомнила одну из Эвиановских легенд Саола, - Жаль, что это сказки.
- Они летали…
- Да, если бы существовали на самом деле, летали бы непременно, - согласилась девушка.
        Вэл явно был несколько разочарован отсутствием романтичности своей собеседницы и внезапно неожиданно ответил:
- Драконы или нет, но летать можно…
- Летать, - Саола удивленно распахнула глаза, а Вэл взял ее за руку и вытащил за собой на свежий воздух.
        Самый верхний балкон Чертогов выходил на восток, открывая вид на водопад, и Нижний Лес раскинувшийся далеко внизу. Вечерело, и тень чертога ложилась на зеленое море внизу непроницаемо темной полосой. Там, где на востоке лежала Лакона, небо уже стало темно-синим с россыпью первых звезд. Свежий ветер дул в лицо и какое то время они стояли молча, каждый думая о своем.
          Саоле внезапно стало грустно, наверное, так бывает всегда, когда понимаешь, что находишься не на своем месте.
- Ты говорил про полеты? – улыбнулась она.
          По видимому, это была любимая тема Вэла, он долго рассказывал, про раму из жестких и легких деревянных трубок с натянутой на нее бумагой.
- Я летел, понимаешь? – негромко закончил свой рассказ он, - Недолго, но у меня получилось.
        Странно, но Саоле вовсе не хотелось над этим смеяться. Она слушала внимательно почти заворожено, восхищаясь его решительностью и бесстрашием. Не каждый способен жертвовать собой ради непроверенной идеи, не каждый способен быть так искренен с первым встречным… хотя может с первым встречным быть искренним легче всего….
          Она внезапно поняла, что уже совсем стемнело…. Пресветлый Марэль, Эвор наверное потерял ее. С Вэлом было жутко интересно и весело, как в детстве, когда Сао еще не научилась томно стрелять глазками и двигаться нарочито медленно и плавно.
- Удачи тебе, - с улыбкой произнесла она, - У тебя все получится.
_____________________________
* Перводружинники – часть княжеской дружины непосредственно близкая к Князю, часто состоит из его ближайших друзей и самых умелых воинов, которые добились непосредственного расположения Князя, немногочисленна, обычно около двадцати-тридцати человек.
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Леди Ри
сообщение 21.02.2004, 0:39
Сообщение #52
Кошка
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 24


Как многое хочется забыть...



12 число месяца Судов. Лакона. Фалесса.
Душный, мрачный, вонючий муравейник…

    Ри сидела на подоконнике в особняке Шаорина и по обыкновению встречала рассвет, но вовсе не сновидения сейчас владели её мыслями… Другое…
    Зачем я приняла приглашение Шаорина и поселилась в этом гиблом месте??? Здесь было столько боли, страха, ненависти, презрения ко всему окружающему и столько похоти, жадности, эгоизма… И что Франциск сделал с той бедной девушкой?..
    Ри не хотела об этом думать, упорно гнала от себя малейшие мысли, но ответ напрашивался сам, он был слишком очевиден… Она видела как эту несчастную зарёванную серую мышку выпроводили за ворота имения.
    Сам Шаорин, после того памятного разговора, который, казалось, на многое раскрыл глаза Ри и заставил несколько изменить отношение к Пауку всея Лаконы, всячески избегал советницу и за всё дорогу перебросился с ней лишь парой фраз… И то лишь о погоде, о звездах они больше разговоров не вели…
    Франциск ходил бледный, мрачный, избегал встречаться с Ри взглядом, да и вообще как мог сторонился её… И Ри очень удивилась, что «приглашение погостить» осталось в силе.
    Но и на этот вопрос девушка вчера вечером получила вполне логичный ответ, Франциск ле Шаорин выявил желание заключить торговое соглашения с Королевой Туманной Долины.
    Эдриан всячески отговаривал Ри идти на встречу самой, но больше заниматься этим было некому. Сам Эдри мог попросту сорваться, поскольку был слишком правильным и различал лишь два цвета: чёрное и белое, а бесчисленных оттенков серого попросту не замечал, как, впрочем, не понимал и того, что порой приходиться идти вразрез своим принципам, а Анне, Герджану и прочим Ри просто не могла доверить столь важные переговоры.
    Что ж, чтобы Шаорин не запросил, он получит не совсем то, что ожидает… И стоить ему это будет немало…
    Не много подумав, Ри решила обойтись сегодня без плаща, на улице было не по-осеннему солнечно и тепло. И что с того, что её мужскую, но, пожалуй, слишком облегающую одежду и длинный кинжал на поясе («сторнийцев» Ри решила не брать, незачем кому то о них пока знать) кто-то увидит, этот дом, город, страна её и так уже слишком многим неприятно удивили, а если её наряд кого-то и шокирует, то это целиком и полностью его проблемы и заботы.


  Ри не понимала только одного, почему негодяйство и подлость Шаорина её так трогают… Слишком много подобных мерзких субъектов Ри уже встречала, но мысли ни об одном из них так не терзали ей душу… За исключением, пожалуй, Рикарда Шарка, но там было совсем другое…


--------------------
Вы все еще хотите быть магом в северных землях? © Всадник
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Франциск ле Шаорин
сообщение 21.02.2004, 13:55
Сообщение #53
Человек
Персонаж Игры
Аколит
**


Пол:
Сообщений: 40


Разделяй и властвуй!



12 число месяца Судов. Фалесса.

   Франциск ле Шаорин встретил своего гостя в своем кабинете. Гордиан ле Корас, командующий городской гвардией. И хотя при Селине взяточничество стали традицией, Гордиан здесь сумел обойти многих. О том, что командующий гвардией человек нечистый на руку знали почти все, и пользовались этим все. В первую очередь, сам Шаорин.
   Он вошел, покачиваясь на ходу, "пивная бочка", так его назвали за глаза, вполне оправданно, кстати. Махнул рукой.
   - Привет, Шаорин. - сел, кресло под ним застонало. - Что тебе понадобилось?
   Франциск улыбнулся, достал бутылку вина, налил себе и гостю, убрал бутылку и заговорил:
   - Будущее, ныне, туманно... Сейчас нельзя рассчитывать на спокойную старость и пенсию по уходе. Время Селины уходит...
   - О чем ты? - Гордиан рассмеялся, и налил себе еще, уже из собственной фляжки. - Селина, еще жива... Умирать не собирается...
   - Как знать. - Франциск холодно улыбнулся. - Как знать... В любом случае, капитан, я бы посоветовал тебе, позаботится о запасных путях отхода...
   - Хватит юлить, Шаорин! - рявкнул ле Корас, рассердившись. - Говори, как есть... Мы с тобой уже пять лет в одной лодке, если что - тонуть будем вместе. И не надейся, что выплывешь, я тебя с собой утяну....
   Франциск продолжал смотреть на него, своим холодным и казалось безразличным взглядом.
   - Грядет война, буря, шторм, такой, которого Лакона еще не видела. Селина сидит на троне последние дни, скоро ее уберет Ярно. Ле Амарра и... Адриан Делон поддерживают его...
   Корас ошарашено замолчал, задумался...
   А Франциск вспоминал... Делон... Его ненависть к нему не стала меньше, но словно покрылась ледком... Он вспоминал... Проклятый колдун пришел к нему после того, как братец Иветты отправился его убивать... Он пришел... Шаорин и ждал этого, ему надо было понять, чего ждать от Адриана, но...
   Делон смотрел на Франциска, а Франциск смотрел на Делона... И внезапно, лавиной на него навалились те проклятые воспоминания... Которые и так приходили к нему два раза в году, в дни рождения его родителей, каждую ночь... А теперь ночь стал днем, и он видел их наяву, а не во сне... Проклятье!
   Это продолжалось бесконечность, а потом все внезапно кончилось. И Франциск снова смотрел на человека в капюшоне, а под капюшоном царил мрак... Он заслонился от него рукой, ожидая смерти, а Адриан ничего не сказал, и ушел... Что ж, считай, они заключили сделку... Франциск не трогает Делона, а Делон не трогает Франциска... До времени...
   - Значит, кончились наши деньки... - ле Корас похоже был в унынии. - Что же ты предлагаешь?...
   - Во-первых, слушаться меня во всем... - ле Шаорин улыбнулся. - Во-вторых, контролировать людей на местах. Даже если Ярно сметет всю верхушку - ту, что была при Селине, ему придется разбираться со структурами на местах, а там всюду стоят наши люди...
   - Думаешь, они не перекинуться к новому хозяину при первой же возможности, - с Кораса мгновенно сошла вся спесь, и он стал тем, кем и являлся. Коварной, расчетливой сволочью - такой же, как и сам Шаорин.
   - Поэтому я и хочу, чтобы ты занялся этим... - Франциск кивнул. - Используй все ресурсы. Время действовать и действовать быстро...
   - Хмм... - Гордиан почесал двойной подбородок, заросший щетиной. - Нужны деньги. Много денег.
   Ле Шаорин покачал головой. Деньги правят миром. Естественно, они всем нужны... Интересно, сколько там осталось их в казне?
   - Будут деньги...
   Корас закряхтел и встал.
   - Хорошо. Тогда сообщи мне, как только... - махнул рукой, и вышел.
   Замечательно. Старый боров теперь будет землю рыть, чтобы обеспечить себе "будущее"... Он, конечно, не знает, что Франциск договорился еще и с Тай-Суаном и со Строном... Так, что...
   В дверь снова постучали. Иветта. Вошла, все такая же заплаканная...
   - Дитя мое... - Франциск сделал скорбное лицо. - Твой брат геройски погиб. Несомненно, его память не будет забыта...
   Она охнула, и упала. Что ж. Другого и ожидать было нельзя...
   Франциск подошел, осторожно поднял ее, перенес на кровать... Погладил по голове... Все-таки она была красивой девушкой... Что ж... Свою часть сделки она выполнила - хоть ее брата Делон и испепелил на месте, теперь ле Шаорину предстояло выполнить свою часть... Вернуть ее братьев в столицу... Он сделает это... Так будет правильно.
   Похоже, девушка очнулась. В ее глазах ужас, она не знает, что и думать... Боится...
   - Спокойно... - Франциск улыбнулся. - Твои остальные братья вернуться в столицу... Я, лично, позабочусь об этом, обещаю...
   Она кивнула, закусив губу... Теперь она будет долго плакать в подушку.
   Франциск развернулся и вышел, заперев дверь на ключ... Его ждала Леди Ри, остальное потом, потом...
   Да, советница Королевы Долины ждала его в условленном месте - в небольшом уютном ресторанчике, почти в центре города.
   Ле Шаорин галантно поцеловал ей руку...
   - Как вам город?
   - Красивый, очень... - Ри кивнула и улыбнулась ему в ответ. Они практически не встречались, хотя и жили в одном, зато большом доме.
   - Замечательно... - Франциск поднял бокал. - У меня есть к вам предложение делового характера...
   - Какое же? - Ри выглядела заинтересованной.
   - Мне нужно оружие. Много оружия. - Франц выпил. - Как можно скорее...
   - Много? - Ри растерялась...
   - Достаточно, что бы вооружить целую армию. Для гвардии. Но доставить его надо в мои земли - и так, чтобы никто не узнал.
   - Так вооружение нужно полное? Или только, там мечи, наконечники стрел и копий?
   - Полное. Доспехи, щиты... У вас вроде хорошая сталь?
   - Хорошая... - Ри улыбнулась. - Хотя, несколько и уступает сторнийской... Но так как она легче, то те же стрелы летят значительно дальше...
   - Отлично. Так сколько вы можете продать единовременно?
   - Ну, от восьмидесяти до ста полных комплектов...
   - Мало. Но ладно, для первой партии пойдет... - они разговаривали как обычные торговцы, но перед глазами Франциска стоял тот вечер... Эх, Ри, если бы он бы другим... Но теперь, он сам уже ничего не смог изменить...
   - Так какова цена? - задумчиво спросил ле Шаорин.
   - Деньги мало интересуют меня... - заметила Ри.
   - Что же в таком случае?
   - Возможно, мне надо будет заглянуть в тюрьмы...
   - Тюрьмы? - Франциск изумился. - Что вы там хотите найти?...
   - Не скажу... - улыбнулась Ри.


--------------------
Но знай, к Добру
Стремиться мы не станем с этих пор.
Мы будем счастливы, творя лишь Зло,
Его державной воле вопреки.
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Алек Рошель
сообщение 21.02.2004, 20:34
Сообщение #54
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 15


Первых богов на земле создал страх.



20 Исков. Утро. Деревня Лаверна, на границе Лесных Княжеств и Лаконы.
Алек сидел в зарослях ивняка у самой кромки воды и с вялым интересом наблюдал за игрой водомерок, с удивительной легкостью скользящих между стеблями осоки. Обыкновенный шестилетний мальчишка, выделявшийся среди сверстников лишь бледной кожей, унаследованной от матери, рожденной в Лесу, наслаждался блаженным ничего не деланием. Кажется, много ли забот у деревенского мальчишки? Да побольше, чем у иного взрослого, знаете ли…. надо и матери по дому помочь, и отцу, главному деревенскому рыболову, обед отнести, и непобедимые сорняки, заполонившие огород, на нем… хотя огород он любил всей душой – даже родители поражались привязанности непоседливого пацаненка к лезущим из-под земли растениям, возня с которыми, кажется, является проклятием всего мальчишечьего племени. Но помимо всего этого есть еще и младшая сестренка – маленький, вечно кричащий сверток, периодически пачкающий пеленки, человечек такой маленький, что Алека при каждом прикосновении к новой родственнице охватывает чувство трепета и страха сделать что-то не так… А кто, по-вашему, должен следить за их сухостью? Опять же он, Алек. Так и на верных друзей, с которыми они так славно гоняют мальчишек с соседнего конца Лаверны (хотя иногда и самим приходится прятаться по зарослям, что поделаешь) времени может и не остаться….
Но иногда все это – родители с их поручениями, огород, сестренка и верные товарищи так надоедают, что хочется, скрывшись ото всех, упасть навзничь на теплую, согретую летним солнцем землю и зажмурится, выбросив из головы все-все, даже самые простые и нехитрые детские мысли. И тогда возникает странное ощущение, будто становишься большим-большим, просто огромными и земля, на которой ты лежишь, становится частью тебя: ты видишь все окрестности тысячей глаз, иногда столь необычно и странно, будто попал в иной мир, слышишь все звуки и даже чувствуешь шаги людей, животных, неспешное (или напротив – стремительное) движение рыб в реке, передающееся через тысячи пальцев-корней, словно вырастающих перебирающих стебли рук…
Однажды он рассказал о своих ощущениях отцу, но тот лишь рассмеялся, посоветовав сынишке не спать на солнцепеке. Мама же лишь посмотрела внимательно, словно понимающе, но ничего не сказала и на все вопросы отговорилась полным незнанием. «Хотя, наверное, просто считает меня слишком маленьким», - легкая обида кольнула сердце, но тут же прошла, смытая потоком приятных мыслей, - «Но зато обещала сегодня испечь пирог… люблю мамины пироги… Что, интересно, на обед?... Ой, мамочки, обед! Я же должен нести обед отцу!» Разом выйдя из состояния полудремы, Алек начал выбираться из зарослей, спеша вернуться из страны рез в мир полный забот, но, как и у всякого шестилетнего мальчишки, полный новых открытий, впечатлений и веселья…
Уж у  самой  границы ивняка мальчик услышал странные звуки, доносящиеся с реки: будто кто-то мерно бил в барабан. Несколько мгновений он вспоминал, что же это такое может быть, но вот его лицо просветлело, возвещая о найденном ответе. Впрочем удары быстро приближались и когда любопытная детская мордашка высунулась из зарослей, взору мальчишки открылся корабль, с необычайной быстротой идущий вверх по реке, как раз к деревне…
- Ууух тыыы, - глаза Алека округлились от восхищения и восторга. Нет, не то что бы он раньше не видел кораблей – река была не самой оживленной, но все же судоходной и купцы, торгующие с Княжествами, плавали вверх-вниз на своих не слишком быстрых, но весьма вместительных «лоханках», сплавляли длинные плоты из стволов дорогого, ценимого во всех провинциях Лаконы, леса,… но этот корабль отличался от всего виденного ранее так же, как сокол отличается от домашнего гуся. Небольшой, всем своим видом навевающий мысли о легкости и скорости, он шел против течения куда быстрее, чем иные корабли спускались вниз. Не было слышно ни ругани, ни споров купцов, ни даже разговора матросов. Даже уключины не скрипели – лишь мерные удары гонга разносились над водной гладью и в такт им синхронно поднимались и опускались весла… Удивительно красивый и быстрый, корабль внушал восхищение… и чувство какой-то неясной угрозы, словно прекрасный, но смертельно опасный хищник. Акула, невесть как заплывшая с морских просторов в речные пределы…
Все это в доли мгновения промелькнуло в голове замершего от восторга Алека. «Что же это за корабль такой?... Мама, это же сторнийские купцы!» - не так давно дедушка рассказывал маленькому Алеку старые и страшные рассказы о грозных пришельцах, быстрых кораблях, плывущих при вечно попутном ветре, страхе, охватывающем всех, услышавших корабельный гонг, задающий темп гребцам,… но в конце каждой истории дедушка с улыбкой успокаивал замерших от страха мальчишек-слушателей и без того известной истиной, что давно те времена были – уже и он, старый, не застал, а только от деда слышал. И что теперь далекий заморский Сторн, рисовавшийся всем юным слушателям чем-то средним между раем, полным диковин и сокровищ и адом, населенным злобными демонами, - верный союзник, почти что часть Лаконы и звуки гонга, раньше возвещавшие беду, теперь сигнал прибытия купцов, везущих редкие и дорогие товары – лирийский шелк, морской жемчуг, шкуры удивительного морского зверя…
И Алек, и другие дети, понятия не имевшие ,как выглядит большинство названных вещей и не представлявшие себе моря, кивали, пытаясь на свой детский  манер изобразить серьезность, наперебой убеждали друг друга в том, ни на секунду восхитительно-страшного рассказа не забывали об этом…. Мальчик оторвался от воспоминаний и увидел .что быстрый корабль уже давно прошел кусты. в которых прятался Алек и приближается к небольшой пристани, слушавшей местом стоянки всех рыбацких лодок Лаверны.
«Надо быстрее бежать, рассказать Серому и остальным, что я первый увидел корабль! И купцы наверняка выставят на продажу диковинки… Настоящие заморские товары! Может там даже драгоценные каменья будут…» - кто в их не слишком богатой деревне может купить драгоценные камни, и зачем заморским купцам вообще приставать к берегу в подобном захолустье мальчишку, ошалевшего от новых, удивительных ощущений, не волновало. Но бежать по зарослям спутанного ивняка даже для Алека, которому, как шутили друзья-товарищи, «все кусты уступают дорогу словно своему королю или какому-нибудь лешаку», было не просто, и когда мальчишка наконец выбрался на окраину деревни, все жители Лаверны уже столпились у причала, охваченные тем же, что и у мальчика, предчувствием чуда. А с приставшего корабля уже высаживались люди… Алек замер.
Только что его распирало от восторга, но вдруг все радостные чувства испарились, уступив место неясному, но с каждым мгновением набирающему силу, ужасу. Хуже всего было то, что мальчик не мог понять причины своего испуга – по-прежнему ярко светило солнце, дул легкий, теплый ветерок, народ, либо спешащий к пристани, либо уже занявший места поудобнее, весело галдел, с палубы корабля быстро спрыгивали прибывшие купцы…. Купцы ли? Все купцы, которых видел Алек на своем недолгом веку, были большими, шумными, пузатыми дядьками громко ругавшимися, кричавшими, смеявшимися, расхваливающими свой товар. Все они были одеты ярко, словно сами служили вывеской собственной лавки, берегли одежды… Прибывшие же отличались обычных купцов как волк отличается от откормленного борова: высокие, поджарые, одетые неуловимо-одинаково, они спрыгивали с палубы удивительно быстро, четко, приземляясь прямо на мелководье, при этом странным образом не поднимая брызг и удерживаясь на ногах. Трап так и не был спущен, ни слова приветствия не было сказано, а в руках у «купцов» вместо тюков с товарами были длинные, лесные луки. Еще до того, как первый человек, стоявший у пристани, осознал происходящее, стрелы со свистом ушли прямо в толпу, тут же взорвавшуюся криками страха, боли, предсмертными хрипами. Алек развернулся и что есть духу рванулся к ивняку, покинутому всего пару минут назад, но уже казавшемуся таким далеким, почти недосягаемым. Если бы кто-то оказался рядом в тот момент, то он с удивлением наблюдал бы, как заросли ивы разомкнули свои ветви перед испуганным мальчиком и тут же намертво переплелись за его спиной, словно укрывая, защищая верного друга от преследования. Но у всех, кто находился в тот страшный час в деревне были дела поважнее, чем прибрежные заросли. В Лаверне убивали и умирали.
***
Слаженный залп пришельцев, спрыгнувших на берег и мелководье и стрелков с палубы буквально выкосил плотную группу людей, собравшихся поглазеть на корабль. Прежде чем уцелевшие опомнились, убийцы успели выпустить еще один град стрел. После этого стрелки, остававшиеся на палубе присоединились к товарищам, покинувшим корабль, а «Рыба-меч» с удивительным изяществом отошел от берега на середину реки, готовый в любой момент потопить любой корабль, буде такого несчастного занесет на эту часть реки в столь неподходящий момент. На берегу избиение продолжалось – каждый пришелец имел при себе пару мечей, но в ход пускались лишь длинные луки, стрелы которых настигали жителей обреченной деревни, не делая никаких различий, в равной мере собирая кровавую дань с женщин и мужчин всех возрастов. Стрелки растянулись в линию, начавшую изгибаться полумесяцем, охватывающим деревушку, и те, кто выходил из-под защиты зданий, усеивали землю своими телами. Спрятавшиеся среди домов отдаляли свою гибель, но ненадолго – в воздухе прочертили дымные полосы первые горящие «вестницы» и дом старосты – самый высокий и богатый дом в селении начал неспешно, со странным достоинством превращаться в огромный костер. Неясная фигура сквозь дым рванулся внутрь обреченного строения, через несколько мгновений из огня, уже лизавший порог, показался сам владелец дома – староста. Высокий крепкий мужчина лет пятидесяти одной рукой прижимал к себе внучку, лет трех, в другой же сжимал изрядно потертый, но выглядящий вполне настоящим, меч, которым он с ходу попытался рубануть оказавшегося рядом мужчину, одетого как и все сторнийцы, но явно родом из Лаконы. Клинок рассек лук, но сам убийца с легкостью уклонился и в свою очередь, выхватив клинок, одним движением, словно играючи, убил обоих. Были и другие попытки дать отпор: вот из конюшни с диким криком выбежал мужчина, попытавшийся проткнуть оказавшегося рядом стрелка вилами, однако целый рой стрел буквально унес его обратно в дверь раньше, чем он приблизился на достаточное расстояние. Лучники сбавили темп стрельбы, не усердствуя, сгоняли жителей к центру деревни, на площадь перед пылающим домом. Теперь стрелы удостаивались лишь отчаянные храбрецы вроде давешнего старосты. Вскоре все выжившие плотно сгрудились на пятачке, служившем обычно для праздников или тога. Ошалевшие от страха, удивления и чувства нереальности происходящего, люди боязливо жались подальше от пылающего дома, и по-прежнему молчащих, словно немые, стрелков. «Такого не может быть! Не бывает! Это же сказки! Сейчас же не Последняя война!» - в отчаянии кричал кто-то в толпе, но скоро стих, загашенный стонами, мольбами, причитаниями, плачем…. Словно и вправду время отступило на двести лет назад, и вернулись времена Стального прилива.
***
…Алек, оказавшийся в  зарослях, не видел всего этого глазами, но когда мальчик, осознавший, что где-то там, под стрелами чужаков его отец, мама, сестренка, рванулся обратно, стена прутьев спружинила, отбросив ребенка на землю, словно бездушные кусты понимали: там – смерть. Ничего сейчас Алеку не хотелось так, как спрятаться, укрыться от ужаса, нежданно-негаданно пришедшего к самому порогу отчего дома, но он все же вскочил вновь из всех своих детских сил обрушился на эту странную стену из прутьев, которой не было еще мгновение назад. Ивняк вновь отбросил мальчика на землю, но на этот раз, когда Алек попытался встать, непонятно откуда возникшее петли охватили его руки, ноги, пояс, прижав-привязав к земле. Мальчишка закричал, но крик вышел слабым, больше похожим на жалобный стон. Тем временем вырывающиеся из земли корни, а это именно они держали ребенка, все более плотно, но вместе с тем нежно оплетали все тело, прижимая к земле, словно подавшейся в стороны и образовавшей в этом месте ямку как раз по форме маленького тельца. Страха не было – даже ужас последних минут отступил – Алек в немом изумлении наблюдал как начала невероятно быстро расти трава, сплетая вокруг него удивительный шатер, превращая укрывшегося человека в невидимку, скрытого самой землей. Но восторг от чуда угас так же быстро, как и появился и снова навалился весь ужас происходящего.
«Выпустите меня! Там моя  мама!» - безмолвный крик мальчика поколебал плотную хватку корней, но лишь на миг. Неясно откуда, словно от самой земли, пришел такой же безмолвный, даже не облаченный в слова ответ:
- «Нет, нельзя! Там – смерть… там огонь  и сталь… Там кровь… Лежи здесь… мы укроем тебя… сбережем тебя… сохраним тебя…»
-  «Но мама! Я хочу видеть маму!»
- «…Видеть… не надо видеть.… Поверь… не надо….»
- «Ну пожалуйста! Я должен ей помочь! Я… пожалуйста!!!...»
- «Нет, нет… Но мы покажем… ты приказал… мы покажем….»
И Алек увидел.
***
К цепи стрелков, окружавших испуганное людское стадо, неспешно подошли два человека, высокий, крепкий сторниец с медальоном капитана поверх одежды и лаконец, одетый в сторнийскую одежду. Окинув взглядом деревенских жителей капитан прибывшего судна улыбнулся и, похлопав спутника по плечу, заметил:
- Превосходная операция, Мист. Я, признаю, несколько сомневался в тебе, когда господин Рикард приказал мне отдать все полномочия на время высадки, но теперь… просто отлично, ни один земляной червь не ушел.
Его спутник хмуро усмехнулся:
- Невелика доблесть, расстреливать крестьян и рыбаков, тут любой справится. Однако, не стоит тянуть – закончим здесь и уплываем. А то еще появится на реке какая-нибудь посудина и придется твоим молодцам ее топить. И тогда даже самый тупой рыцарь не поверит в то, что таранный пролом в борту – это от стрел лесовиков.
Капитан и стоящие поблизости сторнийцы расхохотались:
- Не стоит так торопится – никого не будут топить. Тихонько возьмут на абордаж, вырежут команду, а судно – загонят в протоку поукромнее и затопят. А мы тут еще повеселимся, не так уж часто удается как следует поразвлечься… Ты смотри – среди этих баранов остались еще вполне смазливые козочки… Присоединишься?
Казалось, при упоминании женщин настроение наемника упало еще сильнее. Он окинул брезгливым взглядом боязливо молчащую толпу крестьян, и, вдруг неожиданно остановившись, указал капитану на одну из молодых женщин, приживавших к груди завернутого в пеленки младенца:
- Посмотри на эту.
- А что – вкус у тебя недурственный… Красотка, прямо таки.… Будешь первым. Сейчас ребята ее привяжут….
- Нет, ты не понял. Она не из местных. Смотри на лицо, кожу, глаза… Она же из Княжеств.
- И что? – на лице сторнийца отразилось искреннее непонимание, - Ну из лесовиков… что с того-то? Я слышал, они вовсе не дурны, лирийцы так за них платят золотом чуть ли не на вес…
Мист возвел очи горе и тяжело вздохнул:
- Ну и вправду морская водица в голове.… Перестань думать своим достоинством кобелиным и сосредоточься. Мы работаем под лесовиков, верно? С какого они бы стали убивать и насиловать свою?
- Да,… а ты еще и умен, - капитан уважительно покачал головой, - господин умеет выбирать людей. Но по кругу мы ее все же пустим – видишь, как ребята облизываются. А то, что останется, завяжем в узел с парочкой камней и утопим подальше от берега, или даже не надо… кто их через пару дней различит – после того как вороны потрудятся? - мужчина повысил голос, - РЕБЯТА, ВЫБИРАЙТЕ КТО ПО ВКУСУ! ТОЛЬКО БЫСТРО!
От резкого рывка женщина выронила сверток с младенцем, над которым тут же сомкнулась беснующаяся в ужасе толпа. Капитан и еще один дюжий сторниец, весьма довольные своей добычей, даже не стали уходить далеко. Воинам Сторна в военных походах не свойственны ни скромность, ни стеснительность.
Часть стрелков покинула цепь, на ходу сбрасывая одежду, срывая с плачущих женщин и девушек платья, растягивая их на земле знакомым каждому опытному наемнику способом, а наиболее покорным – просто задирали подолы…
Их товарищи, оставшиеся в строю, то и дело оглядывались, с нетерпением ожидая, когда удовлетворенный насильник вернется в строй, давая в очередному убийце возможность поразвлечься. И подменившись, они в свою очередь вытаскивали из толпы приглянувшуюся девушку или пристраивались к уже растянутой на земле жертве. Казалось, толпа, наблюдавшая печальную участь своих дочерей и жен, должна была рвануться на не таких уж и многочисленных захватчиков, смять, растоптать их, мстя за смерть и насилие, но было всего несколько попыток отцов, братьев или женихов защитить своих любимых. В большинстве своем люди стояли, тупо, словно овцы, глядя в пространство перед собой, и во многих, если не в каждом билась мыслишка: «Нет, меня не убьют, меня не тронут. Вот сейчас они натешатся – и уйдут… и все закончится, как страшный сон… зачем мне умирать, за что?....»
Вскоре все сторнийцы утолили свою похоть и оставили в покое женщин, иногда кричащих, стонущих и бьющихся в не проходящем ужасе, иногда безвольных и безразличных ко всему, даже к тому, что творят насильники с их собственным телом. Мист, безразлично наблюдавший за происходящим, обратился к поправляющему одежду капитану:
- Ну что, натешились?
- Досыта, - мужчина улыбнулся, словно кот, вылакавший крынку сметаны, - И не надо так на нас косится – ребята уже месяц без женской ласки, тут кто хочешь взвоет. Жалко матросов на корабле - не досталось. Теперь мы снова в вашем распоряжении. Командуйте.
- Чего тут командовать.… Стреляйте, проклятие на ваши головы. Собирались быстро, а уже битых два часа тут торчим. Когда закончим – все дома ограбить как следует. Все ценное – сюда. Золотые и серебряные деньги возьмем с собой, остальное – утопим подальше отсюда. Все трупы, на которых раны от сторнийских мечей,  внесите в дома – пусть сгорят. Хибары эти, естественно, поджечь. Прочесать местность, искать выживших, раненых, спрятавшихся. Все ясно?
- А с этими что? – один из стрелков указал на все еще растянутых на земле женщин, - заколоть – в и дома, чтобы в пепел?
- Нет, - улыбка Миста больше напоминала волчий оскал, - заколите и оставьте как есть. Это подстегнет лаконцев, когда они, наконец, явятся. Вдруг среди них найдутся… ценители, пусть попользуются.
- Ясно, - ответил капитан и четко, по военному кивнул, - Все сделаем. Рад, что Властитель не ошибся… РЕБЯТА, ЗАЛП!
Десятки стрел разом сорвались в полет…
***
Алек видел все происходящее, слышал каждое слово… Он пытался, не видеть, зажмурить глаза, заткнуть уши, но не глаза и не уши доносили до него страшные картины.… Когда дождь стрел начался во второй раз, словно неведомые боги все же сжалились над мальчиком и он потерял сознание. Он уже не видел ни последних минут деревенских жителей, ни того, как сторнийцы походя, словно между делом добивали несчастных женщин и раненых, поджигали дома, во многих из которых в колыбелях оставались младенцы, в суматохе оставленные матерями. Ему не пришлось дрожать от ужаса, когда несколько убийц с проклятиями прорубились сквозь намертво переплетенные прутья и осмотрели весь ивняк, несколько раз пройдя совсем близко от небольшого поросшего травой холмика, скрывающего мальчика. Он пролежал там долго… достаточно долго, чтобы пожар, бушевавший в Лаверне, успел пожрать все, до чего смог дотянутся и стихнуть. Когда он проснулся, то в первый момент не понял, где находится: было темно и лишь неясное зеленоватое свечение проникало в окутывающий его травяной мешок. В испуге, он рванулся, прорвал покровы, ставшие вдруг совсем непрочными и выбрался на свет.
- «Это был всего лишь сон… Странный какой… а почему прутья изрублены? Мама, нет! НЕТ!...»
Алек словно во сне вошел в скопище почерневших остовов, недавно вывших домами Лаверны… Тела были повсюду – изуродованные и почти целые, обуглившиеся от близкого огня, мотаемые течением на самой границе суши и реки… Мальчик перешагивал через них, скользя безразличным, ищущим взором. Наверное, стоило боятся, кричать, плакать, но вчерашний день отнял все силы без остатка, выпил все чувства… Вот женские тела, до сих пор бесстыдно растянутые на земле. Алек опустился на колени рядом с обнаженным, истерзанным телом мамы… Лицо женщины было странно спокойным .словно не было ни насильников, ни смерти, ничего… Бледная при жизни кожа в смерти приобрела синеватый оттенок, глаза смотрели куда-то сквозь мальчика, словно ища, высматривая… а на горле прямо под подбородком открывался  глубокий разрез, полный запекшейся крови. Алек попытался закричать, но из открытого рта не донеслось ни звука.… Попытался заплакать – слез не было. Лишь усталость, недетская, нечеловеческая. Он провел ладошкой по щеке мертвой женщины, стирая налипшую грязь, и опустился рядом, прямо на залитую кровью землю, прижимаясь к маме так же, как делал это всегда, увидев страшный сон и ища у нее спасения, утешения и защиты.… На улицы Лаверны вновь вернулась неподвижность.



--------------------
Рука Возмездия найдет
Того, кто в Пурпуре цветет,
Но мститель, пусть он справедлив,
Убийцей станет отомстив.

Уильям Блейк
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Мист ле Нуаран
сообщение 21.02.2004, 20:36
Сообщение #55
Волк
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 32


Тьма приходит всегда...



Рейдер отплывал от Лаверны… Пекло дышало жаром в спины. Так вот он какой, ад…
Я забился в свою каюту – отдельную, на правах посланца Властителя – и бессильно осел на койку. Стены крохотной клети обваливались на меня.
Поймите, мне убивать привычно. Даже женщин. Черт, даже детей! Но чтоб так… Раньше я всегда знал, что наниматель имеет против данного конкретного человека. Раньше пред-полагалось яростное сопротивление – не самой жертвы, так ее охраны. Раньше я никогда не был мясником!!! Все знали, что Мист – это меч, а не топор для рубки туш. Ни одной сволочи в голову не приходило выкладывать такие деньги, как мой гонорар, за простую резню.
Все мои наниматели готовы поклясться, что за звонкую монету я сделаю все, что честь у меня есть только в нерабочее время… Ну, честь – фиг с ней, но совесть-то никто не отме-нял! Просто мне никто за все время не заказывал того, что могло бы ее растревожить. До этой чертовой деревни.
Я-то думал – ну и что? Перенес все – перенесу и это. Даже, черт, базу философскую под-вести успел, идиот! Думал – не колышет… Ага, сейчас… Колышет, да так, что на меч ки-нуться охота… Перед глазами стоит эта лесовичка… Черт, она же даже не кричала, когда ее… А если они и Илиану так? Если Сильвию? Черт!!! А дочку ее… кинжалом… А маль-чишек… в упор почти из луков… Пари на точность заключали…
Ну что я-то стоял, дурак!? Долг, себе шептал, верность… Ага, да к теням такой долг!!! Ес-ли я ТАКОЕ кому-то должен, то лучше уж пусть меня подлецом зовут! Если бы я мог… Если бы не эти чертовы луки… Если б на одних мечах… Там бы весь экипаж лег! Деревня маленькая, улочки – двум не разойтись. Если правильно взяться, то можно почти один на один всех взять… Эти сволочи акульи мне не соперники – я б их даже на турнире б растер по земле, а уж со своей парой… Сам бы, правда, от ран подох, но спокойно…
Работа… Ну да, легко сказать – работа такая. А им что, легче будет? Или говорить всем, как тот козел из Гильдии: «Ничего личного»? А смысл какой???
И ведь… на какую-то секунду… мне… мне даже… понравилось…
Ладно. Теперь одно из двух.
Либо окончательно стать зверем. Золото, власть… Никаких угрызений совести… И нико-гда – никогда – не стать снова человеком… Я ведь уже говорил что-то такое леди Илиа-не… Наемник вообще не может ходить в белых перчатках… Но… но так не хочется…
Либо… Прямо сейчас – на меч. Абсолютный выход.
Я достал младший меч из ножен, примерился…
Стук в дверь. Капитан.
-Чуть не забыл! Ты ж должен отправиться в Сторн! Вот, милорд Грегор передал. Еще раз поздравляю. Да, кстати, ты… ну, замолви перед Властителем словечко, а?
Мне на ладонь лег путевой камень.
Умереть я всегда успею…
Я сосредоточился – и оказался на центральной площади Сторна…



--------------------
never cared for what they say
never cared for games they play
never cared for what they do
never cared for what they know
and I know!

Metallika ©
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Мист ле Нуаран
сообщение 21.02.2004, 20:41
Сообщение #56
Волк
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 32


Тьма приходит всегда...



Сторн… Империя, которой я служу.
Путешествие камешком я перенес неплохо – сумел доковылять до ближайших стражни-ков, продемонстрировать бумаги с печатью Властителя и потребовать переноса куда-нибудь в более расслабляющую обстановку. Оказавшись в одной из гостевых комнат дворца Властителей, я благополучно отрубился…
Придя в себя через полтора дня, я наконец смог ознакомиться с инструкциями Рикарда. Если вкратце, то мне предписывалось, совершенно не считаясь с расходами, собрать отряд наемников, лучше не сторнийцев, с тем, чтоб совершать диверсии в тылу лаконской ар-мии. Я должен был истреблять фуражиров и обозников, всячески усложнять жизнь гарни-зонам, вырезать деревни, перехватывать бегущую в Фалессу знать – и все это с макси-мально возможной жестокостью. Короче, как начал, так и пойдет…
Показав соответствующий листок паре чиновников, я получил допуск к казне и другим госучреждениям. Так и подмывало злоупотребить своими полномочиями, но я мудро ре-шил не охотиться где сплю.
Переговорив с некоторыми нужными людьми, я организовал сбор в столице всех содер-жащихся в тюрьмах ближайшей округи наемников, приключенцев и авантюристов. Па-раллельно другие нужные люди распространили среди свободной части той же публики слух о работе.
Для начала я решил поискать среди заключенных. Первый же узник бросился ко мне и за-орал:
-Бэйн! Ты?
-Мортимер?
-Ну да! Ты ли это?
-Я. Но вообще-то меня зовут Мист ле Нуаран…
-А, не важно! Так это ты меня вытащил? Меня уже почти повесили…
-Не повесят, если у меня работать будешь.
-Буду!!!
-На суше, Морт.
-Все равно!
-Принят. А откуда ты здесь?
-Да вот, после твоего ухода мы нарвались на рейдер Берегового Братства…
-Ясно. Из наших только ты?
-Нет, еще Роксас и Эштон.
-Отлично. Вы все приняты. Эй, расковать!
-Бэ… Мист, я этого не забуду…
Итак, для краткости просто перечислю, кого я набрал.
Мортимер, Роксас и Эштон – последние из абордажной команды «Плясуньи». Худой и жилистый Мортимер дрался двумя кинжалами, коренастый Роксас – коротким топориком, по-девичьи красивый Эштон – боевой плетью.
Веземец Фрикс – не бьоринг, но виртуоз шестопера.
Клод Ге – лаконский разбойник, арбалетчик и мастер взлома замков.
Винсент – бастард лаконского барона, тонкий молодой человек, любящий каму – сторний-ский боевой серп.
Сивени – искательница приключений. Работала с охотничьим ножом и луком.
Теренс – мощный лаконец, отлично владеющий булавой.
Эхрад и Брокхерст – лесовики. Оба – замечательные стрелки и мечники.
Эстан, тоже из княжеств. Следопыт. Дрался странным оружием – стальной цепочкой со свинцовым набалдашником на конце.
Всеслав, квайданец.  Прирожденный лидер, хирургический мечник и отличный тактик. Я уже знал, что сделаю его своим лейтенантом.
Радомир, еще один уроженец Квайдана. Бился двуручной секирой.
Менно и Расканнен – северяне, из Вольных земель. Менно – молодой, чуть–чуть позер, но отличный мечник. Расканнен жил уже пятый десяток, был абсолютно сед и безразличен почти ко всему; он дрался очень длинным и тонким мечом по имени «Масамун».
Нганга и Ондонго – ллунифы, братья-близнецы. Специалисты по скрытному передвиже-нию и снайпера от плевательных трубок.
Сетмур, сын Тасмира – тариз. Никогда не расставался с парой топоров.
Хасурф – кхевар. Далеко же он забрался… Его кривой меч буквально летал – скорость лишь чуть ниже моей.
Аридата Мирх – сын крошечного народа Агни, почти полностью обитающего в Мадабре, что в Лирии. Еще один «путешественник». Очень закрытый человек, настоящий магистр удавки и короткой пики.
Цинь У и Юй Чэ – тай-суанцы. Оба – отличные рукопашные бойцы. Цинь У дрался широ-кой саблей, а Юй Чэ предпочитал «лапу тигра», нечто вроде лирийской перчатки, но страшнее.
Гафир и Мусафат – кочевники. Лучники и сабельщики, каких поискать.
Алекс – молоденький криэранец,  вечно жалующийся на то, что ему скучно жить. Арбале-том и коротким мечом он, видимо, овладел тоже от скуки.
И, наконец, наши сторнийцы: Клауд Страйф и Дина Дизерт.
Клауд – с какого-то северного островка, высокий блондин с настоящим частоколом на го-лове (меня все подмывало спросить, как он его делает). Он пользовался громаднейшим мечом, причем работал им так, как будто это максимум полутороручник. Из доспехов – только массивный сферический наплечник на левом плече и короткие наручи. И глаза – цвета морской волны, как и положено сторнийцу, но как бы подсвеченные изнутри. Край-не колоритный человек…
Дина Дизерт с Аллари пришла ко мне сама. Она только что окончила Медицинскую ака-демию в Криэране (что само по себе наводит на мысли о ее любви к родине) и, как она ут-верждала, захотела немного практики. Черноволосая, высокая, неистребимо нахальная, чем-то она мне понравилась… Я взял ее лекарем.
Также ко мне прибился Пат, мой недотепа-оруженосец. Бедолага все тосковал по моей хищной племяннице и считал себя обязанным меня сопровождать, в тайной надежде на встречу… Дурик, но не гнать же? Пускай жизни учится…
Мы отплыли к границе леса…
Война, которую я разжег, ждала меня…


--------------------
never cared for what they say
never cared for games they play
never cared for what they do
never cared for what they know
and I know!

Metallika ©
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Николя ле Тойе
сообщение 21.02.2004, 20:41
Сообщение #57
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 29


Кроме жизни терять нечего....



20 день месяца Cудов.
        Опальный граф Николя ле Тойе, лишенный Короной всего, чего его только могли лишить, и ничуть не отягощенный своим положением третий день отсиживался в Триверте, под чужим именем, с навскидку придуманным гербом и просто неприлично большой для него суммой в золоте.
          В городке стоял последний пограничный с Полумесяцем рыцарский гарнизон, а посему увеселительные заведения ограничивались довольно убогой, больше похожей на притон, таверной «Серебряник» и рыночной площадью, то есть деньги тратить, в принципе, было некуда, и как Нико не старался, кошелек все еще оставался тяжелым. Возможно, именно поэтому, этот солдафонский городок молодого графа совершенно не устраивал, в отличие от пары более западных деревенек. В Ньяссе располагалось поместье барона Фарье, младший сын коего был не плохим охотником, не чуждым к тому же удовольствию азартных игр. А в Ливерне Николя успел от скуки познакомиться с дочкой местного кузнеца.
          Вечерело… и торчать в Триверте не было никакого смысла. Нико мгновение подумал куда лучше податься, подкинул монетку, Тигр* - Лаверна, решка – Ньяссе. Монетка решительно приземлилась цифрой вниз. Значит Лаверна… Нико с улыбкой вспомнил веснушки и мягкие руки своей новой подруги… даже к лучшему – не придется возвращаться Триверт ночью.
          Через четверть часа Браин заседлал Ветра.
- Я вернусь утром, - пообещал Нико и пришпорил своего вороного.
          Лаверна, дворов сорок не больше, лежала между полосой редкого леса и делающим здесь колено притоком Салерны. Ветер уже привычно обогнул лесистый холм и внезапно коротко испуганно заржал, остановленный резким натяжением поводьев.

          Дыма не было. То, что когда-то было Лаверной, уже давно прогорело. Неуместно красивый сине-розовый вечер над рекой подчеркивал всю невозможность и ужас открывшейся глазам Николя картины. Остовы домов, черные, с ввалившимися вовнутрь крышами, заваленные на бок или прогоревшие до углей… пахло горечью и горелой плотью. Тела… Нико даже издалека видел разбросанные, словно их разметало какой то неведомой силой, фигуры людей, к которым уже успели слететься вороны. И тишина, мертвая, поглощающая даже вой ветра.
          Наверное, стоило немедленно развернуть Ветра и галопом гнать его в Триверт, передать страшную весть в гарнизон, но Нико почти неосознанно тронул коня вперед. Земля под копытами коня была покрыта сажей и пеплом. Едва ступив в деревню, Ветер почти взбесился, в отличии от Яркого,  вороной не был вышколен для боя и не выносил даже запаха смерти…
          А мертвы в Лаверне были все – мужчины, женщины, дети, одинаковые в смерти, покрытые слоем сажи и пепла, обгорелые, порой уже поклеванные слетевшимся вороньем, безликие. Их убили из лука, в каждом теле торчала одна или даже несколько длинных пестрооперенных стрел… даже не боевое – охотничье оружие Тилийских лесовиков. 
          Это война… Война за амбиции Ярно и Эвора… Мысли метались, отказываясь собираться в нечто единое. Николя выехал к площади… дикое, похожее на птичий клекот испуганное ржание Ветра прорезало тишину, конь в ужасе дернулся, понес, и граф не удержавшись в седле, скатился на землю. Нико приземлился почти удачно, если не учитывать оказавшегося почти его рукой тела девочки лет трех, судя по всему затоптанной толпой. Съеденное за ужином подкатило к горлу. Граф осторожно поднялся на ноги, оглядываясь… Он впервые задался вопросом, зачем спустился в деревушку, зная, что помогать здесь некому, зачем хотел это видеть…. Нико душила ярость горько помешанная на ненависти… животные… твари, опустившиеся до убийства безоружных женщин и детей. Но чувства после первого шока успели притупиться, хотя головой как прежде владело странное спасительное безмыслие. Надо было найти Ветра так некстати метнувшегося в сторону причала.
    Трупов на площади было гораздо больше, чем на улицах, порой они даже лежали грудами друг на друге. Он стоящего здесь смрада мутило. Нико почти ожидал увидеть ту картину, что предстала его глазам у пристани. Женщин в захваченных врагом поселениях всегда постигала одна и та же участь…. Какое-то мгновение Николя искал среди истерзанных покрытых копотью тел свою мимолетную подругу, понял, что бесполезно, двинулся дальше, запнулся…
      Сапог крепко застрял под широким корнем, заросшим до странности зеленой не почерневшей от копоти травой. Граф дернул на себя ногу, но растение, будто только сильнее сжалось вокруг щиколотки. Оружие осталось притороченным к седлу, и Николя пришлось осматриваться по сторонам в поиске чего нибудь острого, способного разрезать траву…. Взгляд внезапно остановился на нагой молодой женщине, распластанной на земле, мертвой, как и все здесь. Темные волосы, зеленые глаза, застывшие и устремленные в небо, и неподвижный худенький ребенок лет шести беспомощно прижавшийся к телу матери. На теле мальчика Нико даже не заметил  ран… возможно…
        Совершенно необоснованное предчувствие заставило Николя прикоснуться к волосам мальчика и вздрогнуть, заметив, что тонкие маленькие пальцы сильнее сжали голое плечо женщины. Тойе опять попытался вытащить ногу, и на этот раз корень на удивление легко отпустил его…
        Николя сел на колени рядом с ребенком и осторожно (вдруг все таки ранен) отнял его от мертвой матери… Похоже с мальчиком все было в порядке, во всяком случае, физически. Но в больших зеленых глазах не было ни слез, ни страха – ничего.
- Я заберу тебя отсюда, - тихо произнес Нико, мальчик отвернулся и снова сел рядом с матерью, касаясь ее волос и лица, потом осторожно взял ее за руку.
- Этого нельзя изменить, - Николя ненавидел эти слова, - Но мы не оставим ее здесь, я обещаю.
          Мальчик медленно обернулся, глядя на молодого графа не по-детски понимающими лишенными эмоций глазами. Нико снял свой плащ, аккуратно обернул в него женщину и поднял ее на руки.
          Николя так и не узнал ее имени. Мальчик молчал все то время, пока он выкапывал яму под большим раскидистым дубом и обкладывал камнем неприметный холмик, где похоронил его мать.
        В Триверт Тойе вернулся уже под утро. Браин широко открыв глаза смотрел на «господина графа» обляпанного грязью и кровью с ног до головы, с не менее грязным ребенком на руках….
- Кто это? – в голосе оруженосца удивление мешалось с тревогой.
- Ребенок, - ответил Николя хмуро, усадил мальчика на кровать и не без искреннего облегчения снял и поскидал в камин пропахшую гарью и кровью одежду.
- Что-то случилось?
- Да, принеси мне вина…. Много.
      Браин еще какое то время прибывал ступоре, потом со всех ног бросился выполнять почти обычный для Нико приказ. Выпить… напиться до состояния, когда даже сны не снятся… он вспомнит и подумает обо всем завтра днем, когда проспится. Николя с размаху ударил кулаком по стене, вкладывая в движение всю нажитую сегодня ненависть и ярость, тонкие кусочки штукатурки с жалобным треском осыпались на протертый гостиничный ковер, рука отозвалась острой болью… стало немного легче.
        Ребенок сидел на кровати так, как Нико его и оставил, совершенно неподвижно. Тойе так и не смог добиться от него ни слова, мальчик ни на что не реагировал. Николя понятия не имел, что делать со всем этим дальше….

* На золотых и серебряных лаконских монетах с одной стороны изображен герб Лаконы (девушка на тигре), а с другой непосредственно ее достоинство
         


--------------------
Вечно молодой, вечно пьяный ;)
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Вэл Горн
сообщение 21.02.2004, 20:47
Сообщение #58
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 22


Scietia potentia est



Полумесяц. Тил. Княжьи Чертоги.
20 день месяца Судов.

Сторнийская делегация, наконец, прибыла в Тил. Высоких гостей разместили в Чертогах, а Вэл как-то незаметно оказался в числе тех самых высоких гостей. Это было невероятной удачей, ведь именно из-за библиотеки Чертогов Вэл и проделал путь в Княжества. Подумать только – самые древние фолианты во всей Ойкумене – таких трудов не найдешь и в университетской библиотеке.
Пройдя сквозь анфиладу комнат Эл оказался в длинном зале, заставленном высокими стеллажами и деревянными лестницами с помощью которых и следовало взбираться под самый потолок. Просмотрев картотеку и убедившись, что без помощи куда-то запропастившегося смотрителя, ничего путного не обнаружит, Вэл принялся разглядывать случайные фолианты.  Книга в потертом темно-коричневом кожаном переплете с золотым тиснением, уютно расположившаяся на самой верхней полке, так и манила к себе. Вэл легко взобрался по лестнице, однако злополучная книженция все еще была недосягаема, наконец, юноше удалось раскачавшись достать фолиант, однако удержать одной рукой тяжеленный том не вышло: Вэл в ужасе смотрел, как книга весом с пару хороших кирпичей падает на так некстати оказавшуюся здесь девушку, а девчонка, как назло, даже не думала отойти в сторону. Книга вот-вот должна была упасть на темную головку, но вместо этого почти плавно опустилась на пол в десятке сантиметров от незнакомки, почти не пострадав – разве что выпало несколько страниц.

- Я искренне прошу прощения, Вас не задело? –  радостно прокричал Вэл, спуская с лестницы и одновременно разглядывая незнакомку: немного смуглая кожа, блестящие почти черные волосы, темно-алые немного полные губы – она бы походила на южанку, если бы не большие сапфирово синие глаза.
- Нет, со мною все в порядке, - ответила девушка, очаровательно улыбнувшись, - А о чем была книга?
- Я не успел посмотреть, - честно ответил Вэл, - Наверное, о чем-то интересном…
Меня зовут Вэл.
- Саола, - ответила девушка.
Красивое имя. Саола… Саоли на одном из ныне мертвых языков переводится как «Огненный цветок». Она действительная напоминала яркий цветок на изящном стебельке.  «Не хочу, чтобы она исчезла вот так» - решил Вэл.
- Давай посмотрим, о чем книга?

Вдвоем они перетащили фолиант на ближайшую тумбу. Сао раскрыла книгу: надревней гравюре былро изображено огнедышащее крылатое существо….
- Еще до войны с Тенями были маги, чья сила была столь огромна, что часть ее отделялась, рождая новое сознание, которое принимало подобную форму. –Проговорила Сао, вспоминая.
Вэл не мог оторваться от изящного летуна. Волшебно…
- Они летали… - благоговейно прошептал Вэл.
- Да, если бы существовали на самом деле, летали бы непременно, - согласилась девушка, заставляя Вэла спуститься с небес на душную землю Тила. В библиотеке и вправду было душно, как и везде в Лесу…
- Драконы или нет, но летать можно…
- Летать?
Сао удивленно воззрилась на нового знакомца, а Вэл потащил девчушку на балкон, желая сбежать от чужих ушей. Если Сао сочтет его чудаком, что ж, он переживет, но кому бы то ни было знать о крыльях не стоит. О них знал только дедушка Август. Сао… почему-то Вэлу безумно хотелось поведать ей свою маленькую тайну.
- Ты говорил про полеты? – напомнила Саола. Вэл глубоко вздохнул и принялся рассказывать. Слов не хватало и он помогал себе жестами, рисуя в воздухе каркас крыльев или изображая летящую птицу. Вэл говорил, старательно пытаясь передать Сао это незабываемое, ни на что не похожее ощущение полета. Он рассказывал, а Саола внимательно слушала, понимая все с полуслова. Здорово!!!
- Мне пора идти. Меня ждут. Удачи тебе. У тебя все получится. Скороговоркой выпалила Сао, подхватывая полы плаща.
- Саола, ты удивительная! Я… где я смогу тебя найти? Мы еще встретимся?
- Непременно встретимся. – улыбнулась Сао. Грустно улыбнулась, а может виноваты неверные отблески звезд в темных глазах. 

Засыпая Вэл, по привычке, анализировал прошедший день, наверное, именно поэтому ему приснился такой странный сон: два дракона, парящих в розовом небе: черно-алый и серебристо-зеленый, крошечные людские фигурки, удивленно глядящие в закатное небо где-то далеко внизу, тень крыльев, накрывающая целые города, а на спине черно-алого Сао с развевающимися волосами, похожая на богиню Огня, так почитаемую древними жителями этих лесов…

Проснувшись Вэл понял: драконы или нет, но они полетят. Решив это юноша отправился в сад мастерить новые крылья.
Сторнийцев сегодня пригласили на малый прием, где невеста князя будет официально представлена высоким гостям, но и пусть. К тому же не слишком-то хочется видеть покрасневшие глаза леди Эми – еще несколько дней назад они с Рикардом казались самой счастливой парой на свете, но теперь Властитель спокоен и собран, а Эмилия улыбается днем и плачет по ночам…
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Шань
сообщение 21.02.2004, 21:19
Сообщение #59
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 12


Истинный удар исходит из пустоты



В море между Криэраном и Сторном. Ночь с 10 на 11 месяца Судов.

   Шань смотрел на черные волны океана...
   Да, никто не узнавал его, все сейчас в нем видели просто еще одного лирийца – искусство иллюзии для Адара всегда было простым – Незрячие могут быть и сами незримыми.
   Они все ближе и ближе к Сторну, и он уже видел в темноте Это... Нечто застывшее в многотысячелетнем сне под островом...
  Да, Йань-Нен говорил об этом... Он видел далеко и все же не видел Этого...
   Что же там может быть?
   Старые записи в библиотеке Адара не проясняли это вопрос до конца, поэтому и понадобилось... скажем, так непосредственное участие его... – Шаня.
   Но почему таки его?
   Он никогда не был лучшим... Его превосходили многие, не говоря уж об Учителе. Но тот всегда видел что-то в нем, что-то такое чего не видел никто больше. За его спиной шептались, мол, у Учителя в любимчиках бездарь. Но на Сторн послали его... Может быть, учитель и здесь что-то смог увидеть? Шань не знал...


--------------------
И ложки нет...
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Мирта ле Тойе
сообщение 21.02.2004, 23:29
Сообщение #60
Персонаж Игры
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 26






13 день месяца Судов. Лакона, Фалесса, королевский дворец.

Дома служанка ей все уши прожужжала, что нельзя столько сидеть взаперти, Теодор намекал на то же, только более вежливо. Мирта и сама понимала, что, сидя в особняке, она ничего не узнает и не сможет изменить, но впервые в жизни ей хотелось только одного – чтобы все про нее забыли. Отец отправил ее сюда, оставив одну, Гунла, как обыденную вещь, сообщает, что у нее есть способности к магии и немалые, ей теперь надо заботиться еще и о том, чтобы о них никто не узнал, и тоже преспокойно уезжает в Криэран, Нико далеко, и сам в отчаянном положении, словом, все прекрасно. Днем она еще была в состоянии решать текущие дела, опыт у нее был, всегда можно было до одурения загрузить себя, а вот как уходить от ночных страхов ее не научили. А в ее снах каждую ночь метались кровавые тени, слышались вопли о пощаде, и страшная пляска багрового пламени отражалась на черной воде. Только иногда все это отступало, и Мирта видела чужие глаза, с любопытством наблюдающие за ней. От этого взгляда ей почему-то становилось легче.
Сегодня она решила съездить во дворец. Пора, наконец, показаться на людях, и поговорить с Шаорином. Мирта вспомнила их последний разговор. Тогда он приехал в особняк Сканти на следующий день после смерти графа. Ей показалось, что они друг друга поняли. Во всяком случае, ее брошенная вскользь фраза, что человек, помогший брату, может расчитывать на вечную благодарность семьи Тойе, незамеченной не осталась.
Обычно там можно было провести целый день, выслушивая сплетни в приемном зале, встречаясь со знакомыми в галереях или просто гуляя по дворцовому парку. В последние дни казалось, что большинство людей просто-напросто переехало туда жить. Множество группок собиралось, обменивалось новостями и тут же распадалось, чтобы поделиться услышанным с новыми людьми. Пока Мирта медленно обошла главную галерею перед королевскими покоями, ей пришлось выслушать немало чепухи: Селина собирается уехать из Лаконы; Ярно пропал без вести, и это от всех скрывают; кто-то, вероятнее всего увидев пару лирийцев на улицах, уже вопил, что скоро Фалесса будет разграблена. Самый последний слуга вел себя так, как будто ему доверены тайны государственной важности. На самом деле, Ярно скоро должен был приехать и принять давно полагавшуюся ему корону, а раздел влияния и богатств при новом правлении начался уже сейчас. Поддерживавшие герцога Лессо в суматошные разговоры не ввязывались, их вообще во дворце было мало и сейчас они скорее всего занимались делом. Ярые сторонники Селины ходили мрачными, а большая часть металась по дворцу, искательно заглядывая в лицо каждому более-менее осведомленному человеку. Принимать участие во всеобщем помешательстве желания не было, и Мирта решила просто прогуляться по саду. Но подойдя к лестнице, ведущей в сад, она быстро свернула в боковую галерею – и через несколько минут мимо прошел Адриан. Именно главного мага ей сейчас и приходилось опасаться больше всего, он и раньше ее пугал, а теперь представлял смертельную опасность. Отступив в глубь галереи, Мирта едва не столкнулась с Франциском ле Шаорином и каким-то сенатором.
-   Какая приятная встреча! – сияя, произнес Шаорин, - Я как раз говорил сенатору, что это просто преступление, столько дней не давать нам возможности наслаждаться вашим обществом. Чем меньше времени занимает срок скорби по мужу, тем лучше, вы не находите? Мы с вами еще поговорим, сенатор, - сенатор, видимо, обрадованный отсрочкой разговора, быстро скрылся, а Шаорин, взяв Мирту под руку, повел ее в сад – Не желаете прогуляться, Мирта? Как вы находите дворец?
-   Все выглядит так, как будто затеваются не то грандиозные похороны, не то свадьба.
Шаорин хмыкнул.
-   А так оно и есть, моя госпожа. Все скоро изменится, и каждый старается поскорее пристроиться в новом мире. Всем что-то нужно от нового короля.
-   И что же нужно вам?
-   Мне? – этот вопрос его позабавил, - Скорее, что понадобится Ярно от меня?
Они прошли по центральной аллее, Франциск рассказывал о поселившемся у него посольстве из Туманной Долины, о том, что теперь полгорода его осаждает, умоляя позволить им взглянуть на единорогов. Мирта вспомнила гостей на своей свадьбе – девушка с странными, как будто седыми волосами и серьезным взглядом. Задумавшись, она не сразу заметила, что Шаорин выжидательно на нее смотрит.
-   Прошу прощения?
-   Я спросил, ваш отец, вероятно, сильно расстроен известиями о сыне? - От отца пришло сухое послание. Он писал, что Николя отныне членом семьи не считается, и он снимает с себя всякую ответственность за его действия. По-другому он сейчас поступить не мог, но Мирте казалось, что он рассержен вовсе не для вида. Очевидно, своими последними действиями Нико удалось вывести его из себя. Мирта сомневалась, что отец пожелает снова общаться с сыном, даже если удастся добиться прощения для Нико.
-   Он… держится, - а что еще сказать? Конрад, скорее всего, очередным волевым усилием просто забыл, что у него есть сын, и чтобы не случилось теперь с Нико, его это волновать не будет.
-   Ну что же, думаю, он будет рад услышать, что преследование вашего брата в ближайшее время просто невозможно организовать. Сейчас столько неотложных дел…
-   Благодарю вас, Франц, - на этот раз улыбка Мирты была совершенно искренней.
-   Графиня, - он чуть дольше положенного задержал ее руку в своей, - Я всегда рад быть полезным своим друзьям. Мы ведь с вами друзья, не так ли?
-   Конечно, - «Друг настолько же полезный, насколько и опасный. Но особого выбора нет». И Мирта снова улыбнулась Шаорину.


--------------------
Но не жди, Судьба, не заплачу
Я на трудном своем пути.
И тогда на звезде соседней
Или где-то в тихом раю
Знаю я, что буду последней
Засмеявшейся в нашем бою!
(с)
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения

10 страниц V < 1 2 3 4 5 > » 
Тема закрытаОткрыть новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



- Текстовая версия Сейчас: 13.11.2019, 3:26
Rambler's Top100