IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Ответить в эту темуОткрыть новую тему
> Вероника Иванова, не знаю как вам, а я зачитываюсь...
Litta
сообщение 04.08.2013, 12:23
Сообщение #1
Иная
Завсегдатай
Страж
*****


Пол:
Сообщений: 391


Будь осторожен в желаниях, они могут сбыться...



Я наткнулаь на этого автора случайно в развале - понравилось название "Берег Хаоса". Но прочитав,  стала  ее поклонником...
В книге спокойно, даже как то лениво рассказывается о страшной трагедии, которая  может только обрушиться на человека - не важно простого смертного или  высшего мага... перед бедой все равны - и короли и нищие...
Сильнейший маг в одночасье ставший простым смертным.. Потеря магического дара...
И он справился... Не умер и не обозлился на весь мир.. Не стал мстить.. Но и не сломался.. Не смирился.. И нашел таки место в этой жизни...Став НУЖНЫМ...
Эта серия - ода Силе Духа....

Потом, совсем недавно, случайно открыла в инете ее книги (в обед нужна была жвачка для глаз) и теперь вот опять увлеклась...
Теперь о другом...  Это надо прочесть... Серия "Третья сторона зеркала"... А так...
Драконы - властелины магии и Мира (как они считали сами) играли с магией и доигрались... Они решили  создать оружие, что уничтожало бы магию других и не учли, что Миром правият не они а есть еще Высшие Силы...
И была создана ПУСТОТА - пожирающая магию. Жадная и вечно голодная. Но она могла существовать только в теле живого - и ползая по Гобелену Мира она выбирала кто собирается из драконов родить и вселялась в новорожденного... - Мать умирала родами а ребенок превращался в пожирателя магии, уничтожающего ее одни прикосновением...
Но это был ребенок... маленькое беззащитное существо не понимающее что с ним происходит...
Драконы пытались изучить ЭТО, чтоб покорить и подчинить - в общем ставили опыты... Дети умирали. Пустота высвобождклась и снова ползала по Гобелену в поисках новой жертвы. Рожать драконы стали бояться..
Но одна драконица ценой жизни родила ребенка, поглощенного Пустотой и ставшего Разрушителем... И не оставила его после смерти став его наперстницей и наставницей. Мать  не оставила ребенка даже после  смерти...
Его ненавидели.. Боялись.. Но его старшая сестра взяла над ним опеку... Но так, сторожась...    Его дни рождения напоминали похороны - без друзей, без праздника.. Один... И он так бы и превратился в застывший комок льда если бы не нашелся тот, кто пожалел и не испугался.. Пожалел ребенка, наплевав на его содержание, став ему другом, опорой и проводником... Это так важно быть кому то нужным......

Цитата
"— Невозможно? Увы. Тогда выслушай то, что я скажу, и не смей перебивать. Вчера я сравнил возраст твоих детей с числом прожитых мной лет и пришёл к любопытному выводу. Оказывается, они были совсем крохами, когда ты оставил их, чтобы возиться с чужим ребёнком. Оставил без своей любви, без ласки, без... да просто без тепла, в котором они нуждались. Не знаю, что заставило тебя так поступить, не буду гадать. Но каковы бы ни были твои мотивы, я не заслуживал того, что получал. "


Цитата
Шадд’а-раф смотрит пристально, но чувствуется, скольких сил ему стоит не отводить взгляд.

— Они были зачаты и рождены в любви. У них были тётушки и дядюшки, нежные и заботливые. У них было достаточно тепла, чтобы пережить зиму разлуки со мной. У вас... не было ничего, и ваша зима могла никогда не закончиться, навечно погребая душу под снегом. Можно было пройти мимо. Можно было остаться и развести огонь в очаге. Я сделал свой выбор. Вы полагаете его неправильным?

Он ушёл, не дожидаясь ответа, а я долго ещё сидел, спрятав лицо в сложенных на коленях руках.


Как мало надо сделать что помочь - всего лишь развести огонь и согреть... Поделится теплом и не получить за это по морде  или нож в спину...
И плохо, что после первого удара в спину помогать больше никому не хочется....

Я расскажу об этой писательнице. Честно говоря мне она очень нравится...

А как вам - это уже на ваше усмотрение....
Но мне порой хватает прочесть начало, ну две-три страницы чтоб понять - мое это или нет...

Я даю сносу на сайт, откуда я брала... если кто найдет другой - пожалуйста...Это кому как удобнее...

Сообщение отредактировал Litta - 04.08.2013, 13:36


--------------------
Нельзя постичь непостигаемое... Но счастье в дороге....
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Litta
сообщение 04.08.2013, 12:36
Сообщение #2
Иная
Завсегдатай
Страж
*****


Пол:
Сообщений: 391


Будь осторожен в желаниях, они могут сбыться...



Изображение


Страна: Россия
Родилась: 1974-03-27
Псевдонимы: Рональд Уэно
Биография:
Родилась холодным утром 1974 года в славном, но суровом городе Питере, тогда еще носившем имя Ленинград. Детство и юность прошли в памятных всем россиянам мучительных переходах от «застоя» к «перестройке» и далее к чему-то, похожему на «базар».
Общеобразовательная школа, художественная школа, Государственный Электротехнический Университет (факультет Автоматики и Вычислительной техники). Потом плавно началась работа, сначала по специальности, потом чуть в стороне, потом совсем в стороне от изначальной специальности.
Литературное творчество в моей жизни появилось сравнительно недавно. Первая выкладка в Сети — 02/08/2004 — первое мое произведение. В отличие от большинства современных писателей не могу похвастаться обширным юношеским творчеством. Хоть кое-какие зарисовки и сохранились, все они именно «зарисовки», над которыми нужно работать, чтобы получилось что-то интересное и достойное внимания. Как раз из одной такой зарисовки вырос цикл «Третья сторона зеркала», так что... Будущее, как и положено, впереди. А истина где-то рядом с ним.

Страничка на СИ: http://samlib.ru/i/iwanowa_w_e/

взято  с  - http://www.loveread.ec/biography-author.ph...eronika-Ivanova.

Сообщение отредактировал Litta - 04.08.2013, 12:39


--------------------
Нельзя постичь непостигаемое... Но счастье в дороге....
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Litta
сообщение 04.08.2013, 12:44
Сообщение #3
Иная
Завсегдатай
Страж
*****


Пол:
Сообщений: 391


Будь осторожен в желаниях, они могут сбыться...



И начну я с серии "Берег Хаоса"....

Книга первая.  "Берег Хаоса"

Изображение


Ну что вам рассказать про книгу...  подсточник или там пояснение на странице -краткое содержание не соответствуб истине... но не прочитав -не узнаешь... пересказать ее соджержание? а оно надо... если понравится - прочтете...
Я не буду переписывать описанное под заглавием в сноске.... я уже все сказала выше....
но вот пару страниц пожалуй выставлю, что бы ознакомились с кружвом повествования....

Нить первая.


Волны замерли
В ожидании бури:
Вдруг, пройдёт мимо?


Перо неуверенно качнулось и замерло, упираясь наконечником в вязь каракулей на листе невыбеленной бумаги, грубые волокна которой, быстро смекнув, чем можно поживиться, принялись жадно всасывать в себя остатки чернил, все, до последней капельки. Не прошло и вдоха, как тонкий хвостик последней в строке буквы обзавёлся соседом – бурым топким болотцем с причудливой береговой линией. Да, не надо было углубляться в размышления: и бумага попорчена, и чернила впустую израсходованы. Капелюшечки, конечно, но сам факт... Бережливее следует быть. Даже с казённым имуществом.
«Когда нежной розой алеет восток и...»
А собственно, что «и»? Положим, с первой строчкой я справился, но переводу подлежит вдесятеро большее количество совершенно невразумительных сведений. Иногда жалею, что связался с Гебаром: такая лавина эльфийских частушек мне и в страшном сне не могла привидеться. Зато теперь... Хотя во всех неприятностях есть крупица пользы: если бы не случайная встреча с любителем инородной поэзии, я забросил бы свои стихоплетческие забавы до лучших времён. То есть, до самого отправления в мир иной. Но судьбе было угодно другое, и она столкнула меня нос к носу с человеком, который, услышав из моих уст: «Да так, рифмую под настроение», быстро нашёл применение свободному времени. Моему, разумеется. Правда, надо отдать Гебару должное: он сам делает тщательный и подробный перевод с эльфийских наречий. И тиранит им меня.
Ладно, вернусь к трудам неправедным. Что там дальше?
С группой рун, обозначающей «время суток вскоре после начала восхождения дневного светила из-за горизонта», проблем нет. А о чём поведает второй фрагмент рунного узора? «Ночное светило теряет свою силу, неспособное сравниться сиянием со светилом дневным, восходящим всё выше и выше». М-м-м...
Ох уж этот Гебар со своими деталями! Почему не написать «солнце» и «луна»? Только потому, что в оригинальном тексте они именуются по-эльфийски – Sahlary и Mehlary? Можно подумать, блюстители закона заглянут в эти жуткие каракули и приговорят к недобровольному, но щедрому взносу в королевскую казну за «пренебрежение традициями и попирание устоев»! Ерунда. Не приговорят: им хватает доходов от молодёжи, вовсю распевающей на улицах зачастую непонятные, но странно притягательные и необыкновенно мелодичные песни пусть и чужого, однако несказанно богатого на таланты народа. Глупо продолжать бороться с тем, что уже победило, но, как говорится, «мы – будем». Потому что упрямые.
Я тоже упрямый. И домучаю строчку сегодня! Хотя бы одну.
Но сначала придумаю рифму на «восток». «Исток», «росток», «лепесток» – самые очевидные, следовательно, нужно выбросить их вон: я же поэт, а не грубый ремесленник... Уж лучше бы был ремесленником, право слово!
А неочевидное? Восток, восток, восток... Ударение на последний слог, непременно... Сочетание букв «сто» необходимо. М-м-м. Сто, сто, сто... Может, чем-нибудь их разбавить? Добавить ещё одну буковку между. Например, «в». Получается «ство», и это уже приятнее. Потому что... Есть очень хорошее и, главное, подходящее слово. Волшебство. Сияние луны, которое исчезает, теряясь в свете восходящего солнца. Теряясь. Тая. Есть!
«И тает в рассвете луны волшебство». Ай, какой я молодец!
Дальше в записи Гебара заглядывать не буду: они воистину бесконечны, а мне только позавчера удалось закончить и отослать предыдущий заказ. Нет, писать стихи самому и проще, и удовольственнее. Жаль, что мало кому это требуется, особенно осенью: вот по весне, наперебой с котами, остервеневшие от любви кавалеры завоют и вспомнят, что ни одна дама в мире не сможет остаться равнодушной, получив надушенный листок с проникновенными строками. И будет у меня много работы... И деньги будут. Если поборю своего самого страшного врага – лень.

Я откинулся на спинку кресла, продолжая крутить в пальцах перо. Точнее, то, что от него осталось. Спасибо Дарису, постарался: понимаю, дел мало, скука смертная, но разве это повод хвататься за ножницы и заниматься стрижкой перьев? Получившиеся огрызки способны очаровать только слепого. До момента, когда он нащупает неровные края срезов, не далее. Да и наконечник уже поизносился: линия получается слишком толстая, чернила так и норовят стечь в самый неподходящий момент. Придётся в ближайший день отдохновения забыть о покое в мягкой постельке и с раннего утра отправиться на другой конец города в лавку, торгующую товарами для письма. Нет, разумеется, буду закупать перья и бумагу исключительно для собственных надобностей, а на службу, так и быть, снесу то, что медленно, но верно приходит в негодность дома. Тем более, тратить буду свои монеты, а не казённые, потому что полагающиеся на содержание управы деньги, равно как и жалованье служащих в управе людей, никак не хотят добраться до места назначения...
А всё-таки, что идёт по тексту дальше? Ох уж эти трируния! Впрочем... Последняя группа состоит всего из двух закорючек. Занятно. Смена ритма? Надо бы хоть послушать, как это звучит в эльфийском исполнении... Ладно, приду домой – послушаю. Можно было притащить пьюпа в управу, но чегой-то я с утра оказался на удивление ленив: задора хватило только на разжигание печи и заваривание свежего травяного настоя, который и прихлёбывался мной всё то время, которое обычно расходовалось на то, чтобы окончательно проснуться, собрать сумку и одеться. В итоге перечисленные действия исполнялись впопыхах, на скорую руку и, разумеется, их результаты не страдали совершенством. А самое главное из них – окончательное прощание со сном – вовсе смогло осуществиться только по моему пришествию на службу, и то не сразу: зевал ещё долго, часа полтора.

«Взгляд, своим цветом более всего походящий на морскую воду, наточенная кромка лезвия, предзимние заморозки». И это всё – описание взгляда? У самого глаза соберутся в кучку, пока сообразишь, что имелось в виду сочинителем. А последнее двуруние? О чём расскажет оно?

«Полупросьба, полуприказ, требование не нарушать тишину, обращение к тому, от чьего лица ведётся повествование». Хм...Если отставить в сторону поэтику и романтику, всё сводится к очевидно-простому: заткнись. Видимо, слушатель уже настолько устал от разглагольствований певца, что желает только покоя. Но ведь от меня требуются красивые и по возможности близкие к первоначальному смыслу стихи, а не грубая проза (которая, как ни говори, а всё же больше соответствует жизни)... Ладно, буду «украшать».

«Заткнись», значит. Угу. Ага. Допустим, можно заменить это словом «замолчи». А как быть с просьбой-приказом? С одной стороны должно чувствоваться повеление, а с другой, как бы поточнее выразиться... Что обычно чувствуешь, когда просишь? Отчаяние. Ну да, конечно: если у вас всё уже есть, и просить не нужно. Просьба рождается от нехватки, а нехватка в свою очередь сопровождается недовольством, в крайних случаях перерастающим в самое настоящее отчаяние, уж в чём, в чём, а в этом вопросе я разбирался. Долго и нудно... Хорошо, оставим пока в покое последнюю строку в куплете и обратим взор на предпоследнюю.

*******************************************************************************
мое пояснение - он еще попутно помогает  другу, увлеченному эльфийской поэзией, переводить с эльфийского на человеческий.. труд еще тот, как вы заметили...
********************************************************************************


продолжение - http://www.loveread.ec/read_book.php?id=8116&p=2

Сообщение отредактировал Litta - 04.08.2013, 12:57


--------------------
Нельзя постичь непостигаемое... Но счастье в дороге....
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Litta
сообщение 04.08.2013, 13:01
Сообщение #4
Иная
Завсегдатай
Страж
*****


Пол:
Сообщений: 391


Будь осторожен в желаниях, они могут сбыться...



Книга вторая Паутина Долга


Изображение


Нить первая.


В благость деяний
Верить лучше издали —
С вершины горы.


Кубики игральных костей с весёлым цокотом совершили последний круг по деревянным стенкам и упали на суконный ковёр. Творец последнего броска в партии — ещё молодой, но уже успевший пустить на лицо отметины хищных морщин азарта русоволосый мужчина — накрыл кости стаканчиком, победоносно оглядывая своих противников. От результата зависело всё. Или ничего, если считать, что на кону был всего десяток симов: в заведении под скромным названием «Тихая застава» по крупному не играли. Впрочем, для кого-то и одна мелкая монета — сокровище. Если поможет прожить день или... Многократно увеличить состояние. Осталось только узнать, насколько удачлив был игрок, но это произойдёт не раньше, чем деревянный склеп, временно воздвигнутый над костями, будет снесён. А впрочем...
— Ну? — Нетерпеливо дёрнула меня за рукав её недалёкое императорское величество, принцесса Мииссар. — Сколько выпало?
Люди любопытны. Особенно, когда речь заходит о такой непредсказуемой игре, как кости. Хотя, непредсказуемой ли? Весь мир вокруг нас живёт в соответствии с законами, людскими и божьими, и разницы между ними немного. Следовательно, исход любого события можно предугадать. Если быть прилежным учеником и не сбегать с лекций по правоведению. Я учился добросовестно. Не скажу, что стал настоящим «законником», но грубые основы превзошёл. Может быть, именно поэтому мне интереснее наблюдать за игрой, нежели самому принимать в ней участие. А может быть, просто лень.
— Ну что ты тянешь?
Хм, оказывается, Сари всерьёз увлеклась игрой, но вовсе не той что ведут трое мужчин за столом, покрытым туго натянутой темно-зелёной тканью. Настоящая игра происходит чуть поодаль, у стенки, там, где находимся мы: девица шестнадцати лет, нарочито некрасивая и временами несносная, скорп — боевой маг, приставленный к своей госпоже любящим папочкой-императором, и я. А я-то кто в этой компании? Просто хозяин дома. Просто верноподданный будущей императрицы. Просто...
— Ну?!
Дёрганье сменилось чувствительным даже через пуховую куртку щипком. Ладно, не буду больше томить девушку ожиданием:
— Красный и синий.
Насколько помню ход партии, для безоговорочной победы бросок слабенький. Потребуется ещё один круг.
— Точно?
Вместо ответа кивком предлагаю назойливой вопрошайке взглянуть на стол, где игрок уже приподнимает стаканчик над сукном.
— «Огонь небес»! — Сообщает добровольный глашатай игры, избранный из числа зрителей.
Сари восторженно переводит взгляд со стола на меня и обратно:
— Ух ты!
Делаю глоток из кружки эля, пряча улыбку. Заслуженно гордую или неоправданно самодовольную? Об этом стоит задуматься...
Никогда не ввязался бы в высокую политику, ни за какие блага и почести. Но судьба поступила по-своему, перво-наперво решив избавить меня от средств к существованию. То есть, попыталась лишить службы, на которую я ходил вот уже несколько лет кряду, и которую худо-бедно, но умел исполнять. Кому пришло в голову захватить власть в скромной управе, составляющей описания средоточений магических ортисов, всё ещё неизвестно. Собственно, и не станет известно, пока принцесса не соблаговолит лично отбыть в столицу и принять участие в расследовании, потому что отсутствие главного властьпредержателя губительно сказывается на работе подчинённых — по себе знаю. Стало быть, пока Сари будет прохлаждаться в Нейвосе (под предлогом необходимого для будущей императрицы участия в народном праздновании Зимника), можно даже не думать об установлении личностей врагов. Хотя... Каких врагов? Тот единственный, которому я комом встал в горле, благополучно покинул суетный мир, а его приспешники вряд ли решатся на скорую месть. Можно перевести дыхание. Чуть-чуть. К тому же, у меня появился надёжный защитник, которого, правда, не возьмёшь с собой куда угодно. К примеру, в игровой дом собак уж точно не пускают. Даже за немалую мзду управляющему. Поэтому Хис остался в мэноре. И не он один.
Я наивно полагал, что вспышка недовольства со стороны Ливин, моей, можно сказать, почти жены, уляжется сама собой, как только прояснится цель появления в мэноре Келлос странной и весьма почётной иноплеменной гостьи. Но эльфийка, источавшая мёд любезности, ничего не смогла поделать: в течение двух часов, которые пришлось потратить на приведение в порядок гостевых апартаментов, все звуки, раздававшиеся со стороны моей невесты (словами эти фырканья, хмыканья и сопение назвать не возьмусь), несли в себе только одно чувство. Полное и непререкаемое осуждение. Что именно осуждалось? Мои действия. И я целиком. Причём, все мои попытки (ровно три штуки) завести с Ливин осмысленную беседу, успеха не имели: девушка делала вид, что меня попросту не существует. Повода для ревности, как мне казалось, не было ни малейшего, но, честно говоря, по прошествии некоторого времени я понял, что вместе с недоумением ощущаю и несомненное удовольствие: меня ревнуют, в кои-то веки! Приятно, аглис побери! Собственно, именно поэтому я счёл самым правильным решением ненадолго оставить очаг страстей без своего общества и... Совершил очередную судьбоносную ошибку, на вопрос матушки: «Куда собрался?», ответив: «Пойду, постучу костями». Вездесущая Сари мгновенно уцепилась за слово «кости», тут же заявив, что ей настоятельно необходимо посмотреть на одну из народных забав живьём: пришлось тащить принцессу за собой, в одно из знакомых и самых мирных заведений, где мне посчастливилось изредка бывать. И, разумеется, скорп составил нам компанию. После получения недвусмысленного приказа от своей госпожи. Первой реакцией на очередное сумасбродное желание Сари у любого здравомыслящего человека будет короткое и ёмкое слово «нет», но, мы, увы, лишены возможности отказать. И потому, что в скором времени длинноносая девица взойдёт на престол, и потому, что являемся торжественными обладателями медальонов с изображением латной перчатки с одной стороны, и имперского герба — с другой. Потому что её высочество сподобилось наречь нас своими Дланями...
А голова медленно, но верно тупеет. Точнее, всё слабее и слабее ощущается связь сознания с телом. Впрочем, я ведь этого и добивался, разве нет? Целенаправленно вливал в себя тёмный густой эль, по глотку-двум, со строго выверенными перерывами, потребными на растворение горячительного в крови. Да, зрение всё ещё чёткое, но язык скоро начнёт ощутимо заплетаться, а лёгкое пошатывание уже присутствует. Конечно, это не опьянение, так, детские игрушки: стоит выйти на кусачий морозец, которым природа решила предварить наступление Зимника, и всё пройдёт. Улетучится, оставляя после себя только головную боль и уныние от зря потраченных времени и сил. Но принцесса желала развлечения? Желала. Получила? Без сомнения: глаза горят, щёки раскраснелись, только что сама ставки на игроков не делает... И не будет делать, потому что запрещено. Мной. Строго-настрого. Смотреть — пожалуйста. Участвовать — ни-ни! Вообще не следовало её сюда приводить, но скорп туманно намекнул, что некоторые потребности принцессы следует удовлетворять без промедления. В целях безопасности. Своей собственной. Я ничего не понял, но поскольку маг был знаком с Сари гораздо большее время, чем выпало на мою долю, пожал плечами и согласился ознакомить будущую императрицу с народной забавой. Если уступить означает остаться живым и невредимым, лучше уйти с дороги. Трусливо? Разумеется. Но бывают случаи, когда трусость и мудрость сливаются в единое целое.

продолжение - http://www.loveread.ec/read_book.php?id=8117&p=2

Сообщение отредактировал Litta - 04.08.2013, 13:07


--------------------
Нельзя постичь непостигаемое... Но счастье в дороге....
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Litta
сообщение 04.08.2013, 13:07
Сообщение #5
Иная
Завсегдатай
Страж
*****


Пол:
Сообщений: 391


Будь осторожен в желаниях, они могут сбыться...



Серия "Третья сторона зеркала"



Книга первая . И маятник качнулся...


Изображение


Однажды маятник качнётся,
И, споро набирая ход,
Судьба отчаянно взбрыкнёт
Не хуже злого иноходца.
Клубок, запутанный котёнком —
Событий призрачная вязь.
Восторг. Полёт. Паденье. Грязь.
Но что за чем? Светло и звонко
Смеётся мудрый кукловод,
Перебирая в пальцах жизни.
Герой? Любовник? Третий лишний?
Какая разница? Вот-вот
Из строя минусов и плюсов
Шагнёт навстречу сотням глаз
Мой незатейливый рассказ.

Начнём? И маятник качнулся...

<Все стихи в тексте (кроме особо оговорённых случаев) принадлежат автору. — В. Иванова>


Часть первая Что-то впереди


Я катал по замызганной трактирной стойке медную монету. Туда. Сюда. Время от времени нагибался, чтобы поискать бурый кругляшок на полу, потому что не всегда успевал его поймать. Согласен, занятие не самое увлекательное, но у меня — и на сегодня, и на ближайшее обозримое будущее — не было выбора. Сначала я смотрел, как оседает пена на эле, которого капнул мне в кружку хозяин трактира. Пена, кстати, имела грязно-серый цвет и растаяла очень быстро, убедительно доказав паршивенькое качество работы местной пивоварни. Пришлось переключить внимание на монету. Всё равно выпивка в моей ситуации помочь не могла...
Не прошло и дня, как человек, которого я считал своим другом, сказал, что я ни на что не гожусь и ничего не стою. И, кстати, подтвердил фактами правоту своих слов. Чтобы не осталось никаких сомнений...
Я не стал спорить. Выслушал всё, что он хотел сказать, додумал остальное и ушёл. Тяжело было расставаться с последней иллюзией приятельских отношений. Очень тяжело. Но не так болезненно, как десять лет назад. И слёзы текли ровно до того момента, когда глаза опухли, а нос отказался работать. Вот тогда я решил: «Хватит!» и бодро зашагал в ночь по Регенскому тракту. Почему бодро? Не умею медленно и уныло бродить. Не получается. Из рассветного тумана вынырнула тёмная от влаги ограда одного из многочисленных трактиров, приглашая передохнуть. Я согласился — плыть, так уж только по течению!..
В зале трактира совсем не было посетителей — я, да старик совершенно неприметной внешности, мирно посапывавший в дальнем углу. Впрочем, моей компании он бы в любом случае предпочёл непочатый кувшин... Битый час медитации над грязной стойкой привёл меня в сумрачное настроение; неизвестно, чего в этот момент хотелось больше: кого-нибудь зарезать или самому весело и быстро проститься с жизнью.
Смачный пинок распахнул дверь настежь, и на сцене появились новые действующие лица. Я даже вяло повернулся на стуле, чтобы удовлетворить остатки любопытства.
Трое громил и маленькая девочка. Странная компания... Впрочем, громилы были что ни на есть самые обыкновенные, а вот их спутница... Или пленница? Я, по своей тупости, принял её за ребёнка. А на самом деле это была гномка — маленькая и крепенькая, как гриб-боровик. Не скажу, что аппетитная — в таких вопросах я полный профан, — но некоторые, возможно, сочли бы её привлекательной: светлые кудряшки, торчащие в разные стороны, розовое, по-детски припухлое личико, округлости в нужных местах... И очень много страха в голубых глазах. Редкая масть для гномьего племени — не иначе, как её бабки (а может — дедки?) ходили на сторону, и неоднократно. Отложив в памяти это весьма занимательное наблюдение, я снова повернулся к своей кружке — не следует совать нос в чужие дела, особенно если не хочешь, чтобы этот самый нос сильно пострадал...
Громилы тем временем заказали себе по миске жаркого, по бадье крепкой выпивки, и следующие полчаса за моей спиной слышались чавканье, хлюпанье, хрюканье, тупые шутки, половину из которых мне просто не дано было понять, и раскаты гогота. В этом гуле я не сразу понял, что происходит, когда почувствовал, что меня дёргают за штанину. Даже вздрогнул. Повернув голову, я оказался лицом к лицу с гномкой... Хотя, если честно, мне, сидящему на стуле, она едва доходила до плеча.
Я недоумённо уставился в испуганные глаза, которые с мольбой смотрели снизу вверх.
— Чего тебе, милая?
— Пожалуйста, помоги мне!
— Милая, ну чем я могу тебе помочь? Я что, похож на искателя приключений?
Кстати, на будущее: внешность у меня — совсем не внушающая беспочвенные надежды. Средний рост, средний вес, очень посредственные мускулы, которые будут заметны только без одежды, да и то если я очень постараюсь. Криво обрезанные каштановые волосы, тёмные мутно-зелёные глаза, лицо в целом не запоминающееся, без огонька, так сказать. В принципе, я настолько невзрачен, что половозрелые женщины не обращают на меня внимания. Зато дети и старушки липнут, как мухи...
На глаза гномки навернулись слёзы:
— Мне некого больше попросить...
— Ну, не плачь, милая! Может, всё ещё обойдётся? Что этим парням нужно от тебя?
— Они меня похитили...
— Так в чём проблема? Получат выкуп у родителей, и все дела.
Она шмыгнула носом:
— Меня не отпустят. И выкуп требовать не будут. Меня продадут в рабство.
— Даже в этом случае тебя можно будет выкупить. — Я старался говорить убедительно, хотя сам не верил в то, что говорю.
— Пожалуйста, если встретишь кого-нибудь из клана Хранителей Гор, скажи, что Мирриму везут на остров к Тёмным Жнецам...
Даже такие ужасающие подробности не смогли бы подвигнуть меня на героический поступок, но Судьба решила взять нить моей жизни в свои потные ладошки: отсутствие гномки было замечено.
— Эй, о чём это ты болтаешь с девчонкой? — Ко мне направлялся один из троицы — самый здоровый, но, как мне почему-то подумалось, не самый опасный — бородач с нагой на поясе.
— Да ни о чём, господин. Девочка-то голодная — купили бы ей хоть пару пирожков, а то до Жнецов не довезёте...
Мой проклятущий длинный язык! В который раз... Бородач весь аж подобрался и нехорошо сузил глаза:
— Что она ещё успела тебе рассказать?
— Не волнуйтесь, господин, ровным счётом ничего! Я не собираюсь вам мешать...
— Да, ты нам не помешаешь... Потому что сейчас умрёшь!
И он дёрнул из петли топор...
Я уже говорил, что предпочитаю быть трусом и спасаться бегством? Но такой возможности мне никто и не думал предоставлять. Лезвие свистнуло над моей головой, вспарывая воздух, я судорожно дёрнулся в сторону, упал на пол, набив пару синяков, но зато — увернувшись от удара. Топор вонзился в деревянную пластину стойки, и сила замаха оказалась столь внушительной, что металл увяз очень глубоко, подарив мне несколько мгновений безопасности. Пока бородач силился вытащить своё оружие, я успел подняться на ноги:
— Право, не стоит тратить на меня силы! Я ничего никому не скажу!..
Заревев, как раненый медведь (ни разу не слышал, но именно так себе представлял), громила бросился на меня, забыв о топоре. Чем я мог ответить? Только ножом под правой рукой — не бог весть что, но всё же...
Кулак бородача полетел навстречу моему носу, а я нырнул вниз и ударил противника под рёбра. И обломался. В смысле, нож мой обломался о кольчугу, которая ранее скрывалась под кожаной курткой, а теперь весело подмигивала мне из прорехи. Сам бородач удара и не почувствовал. Краем глаза я отметил, что его собутыльники даже не поднялись из-за стола — наша стычка их просто забавляла...
Я прекрасно понимал, что всей моей массы не хватит, чтобы свалить противника с ног — нужно что-то более радикальное. И я метнулся к топору. Разумеется, по пути споткнулся о стол, плюхнулся на него, перекатился, сполз на пол с другой стороны, схватил правой рукой топорище и потянул на себя, снизу вверх. На моё счастье, лезвие со странным «чмоком» выскочило из дерева. Я перехватил оружие двумя руками и нанёс удар нижним, утяжелённым концом рукояти. К собственному удивлению, попал. Причём прямо в середину лба. Бородач охнул, на мгновение замер на месте. Я уже решил, что понадобится второй удар, но массивное тело плавно осело на пол, как скошенная трава. Товарищи убиённого продрали глаза и медленно потянулись из-за стола. В мою сторону.
— Щенок! Ты убил его!
— Господа, господа, я прошу вас — разойдёмся с миром!
Но к моей просьбе, как всегда, никто не прислушался.
Высокий худощавый мужчина с лошадиным лицом потянул меч из ножен за спиной. Всё, что я мог ему противопоставить, это топор, рукоять которого помогла мне парировать первый рубящий удар. Дерево, обтянутое кожаным ремнём и укреплённое стальными пластинками, выдержало натиск, но мои руки ощутимо загудели. Мечник атаковал снизу. Я лихорадочно опустил своё оборонительное оружие навстречу хищному лезвию. Следующие несколько судорожных вдохов мы провели точно так же: он атаковал, я — парировал удары, когда — более успешно, когда — менее...
В поясницу упёрся край стойки — дальше отступать было некуда. Я вздохнул, собрал последние силы, подскочил вверх, плюхнулся на стойку спиной и тем, что находится пониже спины, перекатился через широкую наборную столешницу, сбивая ногами кружки и бутылки, выставленные незадачливым трактирщиком для будущих клиентов, и ухитрился встать на ноги мгновением позже того, как мечник рассёк воздух своим ковыряльником в том месте, где предполагал найти мою шею. Теперь мы были чуть дальше друг от друга, чем хотелось бы моему противнику, но гораздо ближе, чем полагал безопасным я. За рубкой последовал каскад колющих выпадов, которые в клочья изрезали бока моей куртки. Не скажу, чтобы я сильно разозлился, но и радоваться было нечему: куртка у меня единственная и в своём роде неповторимая, а с заплатами, согласитесь, вид у одежды становится несколько... непривлекательным.
Улучив момент, я перехватил топор правой рукой и крутанул над стойкой. Мечник, разумеется, заметил моё движение, но сделать шаг в сторону не смог — мешал стол. Он вскинул меч, отводя мой атакующий удар, но то ли ему не повезло, то ли я сегодня был на редкость удачлив — топор скользнул по стальной полосе, оттолкнулся от неё, взлетел и... Вошёл наискось в ключицу, перерубив артерию. С топором можно было прощаться. С мечником тоже.
Оставался ещё один «охотник за головами», на мой взгляд — самый опасный: гибкий и вёрткий смуглокожий брюнет. На его лице не отразилось ничего при виде внезапной гибели товарищей, разве что губы скривились чуть больше... Он обнял себя за плечи и резким движением выпростал руки вперёд, встряхнув пальцами, с кончиков которых сорвался веер сверкающей стали: в мою сторону летел целый рой метательных ножей. Собственно говоря, я догадывался, как он будет атаковать — перевязи с ножами находились на виду, в отличие от кольчуги первого громилы. По-настоящему испугавшись, можно сказать, в первый раз за этот вечер (неожиданная встряска не добавила мне энтузиазма, но успешно прогнала желание навсегда покинуть подлунный мир), в тот момент, когда брюнет поднял руки, я схватил со стойки деревянный поднос и наотмашь ударил по серебристому облаку... Пара ножей миновала сей импровизированный щит, сдирая кожу на моих боках, ещё одна «пчела» обожгла щёку (мне и тут повезло), но основную часть я всё же отбил. Уж и не знаю, почему именно ударил — проще ведь было закрыться... В следующую минуту я боялся выглянуть из-за подноса, но продолжения атаки не последовало — один из отбитых мною ножей загадочно мерцал в левой глазнице брюнета... Можно было без сил опуститься на стул.
В трактире наблюдался маленький разгром. Пострадала кое-какая мебель, посуда, несколько бутылок и кувшинов с вином, о чём свидетельствовали лужи разнообразных форм и размеров. На стойке появились свежие зарубки, но они как раз были наименее заметным ущербом, поскольку очень похожие следы покрывали всю её поверхность. Пока я тупо созерцал беспорядок, устроенный не без моего участия, гномка резво обшарила карманы громил, позаимствовав кошельки. Потом обернулась ко мне и, уперев руки в бока, с холодной яростью осведомилась:
— Ты что, совсем плохой, да?
Я с трудом перевёл взгляд на рассерженную малявку.
— Что-то не так, милая?
— Не так?! Хоть одного гада надо было оставить в живых! Что я теперь буду с этим делать?
У меня под носом оказалось запястье левой руки девчонки. Тоненькое, но отнюдь не хрупкое, кожа чистая, край рукава чуть обтрепался...
— И что?
— С гвардом что мне делать, идиот?!
Гвард? А, она имеет в виду этот браслет... Довольно милая вещица, только слишком массивная. Хотя, например, на моей руке он смотрелся бы более уместно — простая полоса тёмного металла с насечкой из непонятных значков. Я рассеянно провёл пальцами по браслету. Тёплый, как странно... Раздался звонкий щелчок, и поперёк вязи надписей пролегла трещина. Браслет раскрылся и шлёпнулся на пол. Гномка оторопело переводила взгляд с меня на сломанное украшение:
— Как ты это сделал?
Как? Лучше бы она спросила, как я умудрился уложить трёх парней, в течение долгих лет уделявших пристальное внимание поединкам не на жизнь, а на смерть... А браслет... Наверное, нажал на потайную защёлку. Именно это я и сказал гномке. Она покачала головой:
— Шутишь, да? Это же — гвард, его просто так не снимешь.
— Да объясни толком, что ты имеешь в виду?
Гномка отмахнулась:
— Некогда трепаться! Собирай свои пожитки и уходим.
— Куда? И зачем?
— А ты хочешь встретиться с хозяином этих мерзавцев?
Почему она решила, что эти почтенные люди — мерзавцы? При мне её ни разу не обидели, даже не ударили. Сдаётся мне, что во всей этой компании мерзопакостностью отличалась именно малявка, уверенно и бесцеремонно вытащившая меня за порог трактира...

продолжение - http://www.loveread.ec/read_book.php?id=8118&p=2

Сообщение отредактировал Litta - 04.08.2013, 13:18


--------------------
Нельзя постичь непостигаемое... Но счастье в дороге....
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Litta
сообщение 04.08.2013, 13:20
Сообщение #6
Иная
Завсегдатай
Страж
*****


Пол:
Сообщений: 391


Будь осторожен в желаниях, они могут сбыться...



Книга вторая. На полпути к себе..

Изображение


С БЛАГОДАРНОСТЬЮ
Моему отцу, который научил меня разжигать Очаг Познания.


Казалось, жизни ход отлажен —
Знакомы скучные пути,
Но грянул гром: пришлось идти
Искать нелепую пропажу.
Безделица. Пустяк. Игрушка.
Я потерял себя. Так странно...
Растяпа! Но — когда и где?
Кто незаметно завладел клочком никчёмного тумана?
Ищу. Надеюсь, не напрасно.
И начинаю понимать,
Что отражения печать
В стеклянной мгле — всего лишь маска.
Где я? Вдали? А может, рядом?
Ту тень, к которой я привык,
Мне возвращают каждый миг,
Как зеркало, чужие взгляды.
Я соберу свои потери.
Когда-нибудь... Вопрос — когда:
Мгновенья сложатся в года,
И... Сколько глаз за каждой дверью!...
Вернул пропажу? Не успел?
Часы отсчитывают встречи.
Дорога ждёт. Мой поиск вечен:
Я — лишь на полпути к себе.


Часть первая Острые уши


Хрусть. Хрусть. Хрусть. Свежевыпавший снег хрустит под ногами — это доктор шлёпает из одной дворовой пристройки в другую. И за каким фрэллом его понесло, спрашивается? Погода-то вовсе не для прогулок — сыро и зябко. Подумать только, ещё полтора месяца назад солнышко так пригревало спину, что хотелось снять с себя всё лишнее, а сейчас... Впрочем, недавно посетившие дом Гизариуса сельские старожилы, беседу которых я имел мучение слышать, степенно заявляли, что осень — вполне... осенняя. То есть, раз в десятилетие или чуть реже случаются ранние заморозки. Ну, снежок выпал — ну и что? К полудню растает! Впрочем, в справедливости последнего предположения я сомневался — небо было хмурым с самого рассвета, а ветер даже и не думал дуть. Так что белая крупа, основательно припорошившая двор, не исчезнет не только до обеда, но и... Хотя, зарекаться не буду: с доктора станется выгнать меня на свежий воздух и заставить убирать снег. Ой, кажется он собирается посмотреть сюда...
Я со всей возможной скоростью захлопнул окно, беспочвенно надеясь, что стук не привлечёт внимания. Потому что если дядя Гиззи поймёт, насколько моё состояние пришло в норму... Свободных минуток не будет.
Вы спрашиваете, кто такой дядя Гиззи? Лекарь. Хороший. Да и человек — неплохой. Если не считать некоторого пристрастия к выпивке... Впрочем, как особа искушённая в вопросах сохранения здоровья, свою и чужую меры знает чётко и вовсю старается соблюдать. К неудовольствию тех, кто этой самой меры придерживаться не желает...
Итак, с первым вопросом разобрались. А теперь вы наверняка хотите узнать, с кем ведёте беседу? Хотите? Нет? Всё равно узнаете. Правда, объяснять будет сложновато, но... Обо всём по порядку.
Жил под лунами этого мира... я. Добра не нажил (что вовсе неудивительно), зато и зла не творил (что как раз странно — при моём-то таланте всё портить). Жил себе тихо и мирно... Правда, кто-нибудь сравнил бы мою тогдашнюю жизнь с прозябанием на кочке посреди болота. Ну и что? Была кочка — любимая, до последней травиночки изученная и тщательно обихаживаемая. Была... Пока меня не попросили с этой самой кочки убраться. Да-да, прямо так и сказали: пошёл вон. За дальнейшей ненадобностью. И охотно рассказали, почему я стал не нужен. Разве что маршрута дальнейшего движения не указали...
В общем, расплевались мы с коллегой по работе на благо некоего южного купца, носящего достойное имя Заффани из рода иль-Руади. Расплевались и, поскольку коллега этот одновременно являлся и моим начальником, оставалось только отправиться восвояси. Что я и сделал, находясь в несколько расстроенном состоянии, потому что погряз в заблуждении касательно того, что между мной и Сахимом отношения сложились не только деловые, но и дружеские... Из города размолвки Дулэма я двинулся на север и...
Не надо было заходить в тот трактир. Не надо было в нём задерживаться. И уж тем более — не надо было обращать внимание на просьбу сумасбродной гномки о помощи... С неё-то всё и началось. Помощь таки я оказал. Угробив троих парней, волокших эту самую гномку в какое-то ужасное место. Или не ужасное? Фрэлл его знает, не важно. Но пигалица, освободившаяся от конвоя, потащила меня за собой. В Улларэд — город, который, наверное, навсегда останется в моей памяти. Город, отнявший у меня свободу. То есть, на моё единственное к тому времени сокровище покусился вполне определённый человек — некий Мастер некой Академии. Человек с грозным именем Рогар. Р-р-р-р-р!... Да, именно так. Что особенно занятно: сам меня продавцу сдал, сам же и купил. За очень большую сумму.
Из Улларэда я отправился на новое место жительства в составе небольшого обоза, вместе с двумя учениками того самого Мастера и... младшим наследником престола Западного Шема. Правда, моя ладонь успела познакомиться с пятой точкой принца ещё до того, как мне стал известен его титул... Ну да, отшлёпал. Потому что счёл манеры мальчика недопустимыми. Но несколько часов спустя, кстати, его же и спас! От оборотня. Впрочем, поскольку свидетель убиения шадды оказался в единственном числе и в моём лице, сию заслугу перед королевским домом мне не зачли, а напротив — усугубили мою неприязнь к коронованным особам. Каким образом? Этот образ в настоящий момент украшает мою правую щёку. Клеймо «королевской милости». «Погасивший не зажжённую свечу». Для тех, кто в этом деле не сведущ, поясняю: такое клеймо ставится убийце беременной женщины. Особую пикантность действу придал его исполнитель — странная эльфийка, показавшаяся мне попросту сумасшедшей. В тот вечер я был на грани смерти, но Вечная Странница повременила с визитом, а мой новоявленный хозяин — с призванием меня на службу, одолжив своё приобретение приятелю. Сельскому доктору по имени Гизариус.
Впрочем, это я думал, что доктор — сельский, но обнаружив, что в его усадьбе имеет удовольствие проживать принц всё того же Западного Шема (только на сей раз старший) в компании и под защитой умелого телохранителя, понял: судьба свела меня совсем не с простыми людьми. И не в самых простых обстоятельствах. Так, наследник престола Дэриен страдал слепотой, которая не поддавалась излечению — ни обычному, ни магическому. Точнее, маги, приглашённые ко двору, не смогли установить причину болезни. Зато я — смог. И не только установить, но и уничтожить эту причину... Спросите, зачем влез не в своё дело? А из благодарности. Потому что принц спас мою жизнь, когда селяне горели желанием забить меня камнями. За что? За то, что я напугал своим клеймом дочку местного старосты. Хотя на самом деле я пытался ей помочь... И помог, но уже гораздо позже — во время самих родов. Помог и был торжественно провозглашён «Мастером», к своему огромному неудовольствию. Так и прошла половина лета — в сельских работах, попытках разобраться с загадкой болезни принца и... встречах с прошлым — приёму посланцев из дома. Сначала меня навестила Лэни, а потом удостоил визита шадд’а-раф. Кто такая Лэни? Волчица. А шадд’а-раф — кот. Только не думайте, что я живу в зверинце! Хотя... в некотором смысле... Оборотни они. Оба. Но дело не в этом, а в том, что посыльный, который доставил мне книги по магии (один из учеников Рогара, молодой маг по имени Мэтт, который, надо сказать, помог мне тогда справиться с шаддой), увидел, как легко я справляюсь с метаморфами и... доложил о сем казусе своей наставнице, коя не преминула заполучить в свои жадные руки столь ценный для изучения объект. Мою тушку. И ведь, изучала! За что поплатилась жизнью. Но я не жалею о случившемся, потому что алчность магички позволила мне свести знакомство с сестрой уже встреченных мною принцев. И не только свести, а ещё и провести. Провести Инициацию юного Моста во имя спасения целого города...

продолжение - http://www.loveread.ec/read_book.php?id=8119&p=2

Сообщение отредактировал Litta - 04.08.2013, 13:26


--------------------
Нельзя постичь непостигаемое... Но счастье в дороге....
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Litta
сообщение 04.08.2013, 13:29
Сообщение #7
Иная
Завсегдатай
Страж
*****


Пол:
Сообщений: 391


Будь осторожен в желаниях, они могут сбыться...



Книга третья. Вернуться и вернуть...

Изображение


С БЛАГОДАРНОСТЬЮ
всем, кто помог мне завершить «огранку».


Встретимся снова?
Как просто — уйти, и как трудно — вернуться.
Обратно. Назад. К истокам. Домой.
Засушливым летом. Вьюжной зимой.
От чар вечных странствий однажды очнуться
И, робкой рукой до ворот дотянувшись,
Застыть, ощущая странную боль
В груди. Ты желаешь встречи — с собой?
Приветствие тихо умрёт, не проснувшись...
Я здесь. Я вернулся. Вы ждали скитальца?
Нелепый вопрос. Ненужный ответ.
Что хочешь услышать: Да или Нет?
Надежда замёрзла на кончиках пальцев...
Бродил по задворкам. Стоял у престолов.
Рыдал и смеялся. Пылал и тлел.
Летел в небесах. Бежал по земле.
Но замер у двери, до боли знакомой...
В один перекрёсток земные пути
Сольются, как реки. Ты это знал,
Когда, покидая себя, шептал:
«Как просто — Остаться, как трудно — Уйти...»


Часть первая Награждение непричастных


Не надо было пить.
Не надо было пить «Дыхание пустыни».
Не надо было пить СТОЛЬКО.
Как всё просто и как... невыполнимо в реальности.
Ну да, настроение у меня вчера было самое, что ни на есть, сумрачное. Поганое настроение, скажем прямо. Препоганейшее даже. И нет ничего удивительного в том, что я (как десятки раз в прошлом, так и, полагаю, не однажды в будущем) воспользовался вином в качестве средства для излечения сознания, которому был нанесён весьма ощутимый урон. Стыдно? Да. Трусливо? А как же! И пусть тот, кто никогда не пытался таким образом убежать от проблем, бросит в меня камень! Впрочем, не надо бросать. Процесс этот равно унижает и жертву, и палачей...
Что я вообще делаю? И что я делаю здесь, в столице Западного Шема, куда по доброй воле и не подумал бы отправиться?
Тону в чужих проблемах, а сверху нагромождаю собственные.
Нет, чтобы тихо и мирно ждать прихода зимы вместе с Гизариусом (это лекарь такой, дяденька понимающий, но временами — до зубовного скрежета обстоятельный), а потом отправиться на «зимнюю стоянку» в Академию! Ага. Тихо и мирно — это не мой стиль. Не стиль моей жизни, хотя лично меня устроило бы небольшое болотце, ряска в котором тревожится только, когда идёт дождик... Хорошо, столкнула меня судьба вновь с той эльфийкой, что наградила меня клеймом. И для чего, спрашивается, столкнула? Чтобы я, как последний... олух, спас ей жизнь и заслужил этим громкий титул и вечное почитание. А потом полез «спасать» повторно, уже преисполненный воодушевления — прямо на клинок к Кэлу, с сестрой которого «спасённая» когда-то не поделила мужчину. Спросите, кто такой Кэл? Ну, как же! Эльф, с которым мы играли в Игры на постоялом дворе в присутствии старого купца. Помните? Там топтался ещё и младший брат этого самого Кэла. Влюбившийся в меня. То есть, не в меня, а в йисини [1] в моём неумелом изображении... А с Кэлом мы немного пофехтовали, и на сей раз не словами. А потом выяснилось, что бывшие наниматели эльфийки (которые самонадеянно хотели её прикончить моими руками, но цели не достигли) бдительности не теряют, и нам — всем четверым — пришлось в спешном порядке перемещаться по направлению к эльфийским ланам [2] , а доктор остался «заметать следы». Почему четверым? О, это ещё более занятная история. Дело в том, что в ожидании смерти эльфийка сплела Зов, а я в нём поучаствовал, в результате чего буквально нам на головы свалилась девица, которая впоследствии оказалась мечом. Сложно? Я тоже не сразу проникся. Зато она прониклась мной и вскружила голову. Мою, разумеется. Но в Вайарде мы расстались: женщины и Кэл отправились по домам, а я — поскольку избавился от клейма благодаря странной встрече с инеистой ящерицей — был назначен сопровождать... того самого младшего эльфа, которого Совет Кланов вместо раненого братца отрядил в Виллерим для установления готовности старшего из королевских отпрысков к обретению некоего артефакта. Разумеется, дела не собирались идти гладко, и мне пришлось помогать. По мере сил и даже сверх того. Обеспечивая эльфу доступ во дворец, я натворил много всякой всячины. Бесцеремонно вторгся в жизнь двух одиноких женщин. Попытался наставить на путь истинный несовершеннолетнего воришку. Нажил врага в лице сестры придворного мага. Пережил два покушения. Едва не пал на дуэли от руки младшего отпрыска семейства Магайон (впоследствии вновь попытавшегося меня прикончить, но вместо этого встретившего собственную смерть). Выяснил причину и личность злодея, наградившего принца Дэриена неизлечимой болезнью. И, в довершение всего попал в любящие руки своего собственного кузена! Немало, правда? А ещё пытался (и вполне успешно) отвадить старого купца иль-Руади от мысли, что я и его племянница Юджа — замечательная пара...
Так что, кидайтесь, господа, кидайтесь!
Но, почему-то, кажется: не так уж много камней до меня долетит. Может быть, вообще ни одного. Потому что каждый хоть раз в жизни чувствовал себя беспомощным, уязвлённым и разъярённым одновременно. По разнообразным причинам. Лично я впадаю в такое состояние, когда судьба изящно делает подсечку и с удовлетворением наблюдает, как её любимая игрушка летит лицом вниз, прямо в грязь.
Вечер в компании поредевшего благодаря моим непреднамеренным усилиям семейства герцогов Магайон был познавателен. До предела. Давненько мне не приходилось слушать через силу. Слушать и, что самое неприятное, заносить услышанное в память. Очень и очень подробно. Тщательно. Бесстрастно. Зато потом, когда информация поворчала и улеглась в тёмной кладовой сознания, на смену вполне осмысленному поведению пришла истерика. Внутренняя, разумеется: не хватало ещё плакать на груди не слишком опечаленного утратой отца и оставшегося в живых наследника! Я и не плакал. Ни вчера, ни сегодня утром. Вчера я вообще был мало на что способен, за исключением...
Когда Мэй брезгливо сморщился и захлопнул перед моим носом дверь комнаты (а мне так хотелось с кем-нибудь поделиться пережитым за прошедший день!), эльф удостоился получасовой лекции на тему: «Что дозволено взрослым мужчинам, то никогда не понять соплякам». Я говорил громко. Горячо. С использованием самых грубых выражений, какие только смогли скатиться с пьяного языка. И как мне верилось в тот момент, говорил вполне убедительно, хотя и неконкретно. Кажется, даже стучал по деревянным панелям. Чем? Не помню. Хорошо хоть, не лбом.

продолжение - http://www.loveread.ec/read_book.php?id=8120&p=2

Сообщение отредактировал Litta - 04.08.2013, 13:34


--------------------
Нельзя постичь непостигаемое... Но счастье в дороге....
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Litta
сообщение 04.08.2013, 13:37
Сообщение #8
Иная
Завсегдатай
Страж
*****


Пол:
Сообщений: 391


Будь осторожен в желаниях, они могут сбыться...



Книга четвертая. Право учить. Повторение пройденного...

Изображение


Звёзды тают, как иней, в ладонях рассвета.
На дворе — новый день. На плечах — новый груз.
Сердце шепчет: «Смогу. Одолею. Прорвусь,
Если... не помешают чужие советы».
Мудрость предков ценна, это ясно без споров:
От прозрения не убежать далеко.
И сознанием истины прошлых веков
Будут приняты, но... не легко и не скоро.
Ненавидим учёбу. Не любим пророков,
Обещающих: «Каждый получит своё».
Но тропинка к себе порастает быльём,
Если мы, словно дети, сбегаем с уроков.
Так нельзя. Не положено. Глупо и стыдно
Пропускать наставления строгой судьбы:
Не всегда есть резон уходить от борьбы,
Даже если победы и близко не видно.
Новый вызов. Вокруг — напряжённые лица.
Засмеёшься? Ругнёшься? Всплакнёшь? Промолчишь?
Жизнь — суровый насмешник, и правом Учить
Наделяет лишь тех, кто способен учиться.

Часть первая Семья


Под кроватью было тоскливо. А ещё — грязно. По крайней мере, огрызок яблока, давно ставший мумией, и не менее жалкие останки чего-то, не поддающегося опознанию ввиду преклонного возраста, не улучшали открывшийся взгляду вид.
Некогда оторванные, да так и не вернувшиеся на место пуговицы, погребённые под пылевыми надгробиями. Ложка, утерянная и оплаканная мной примерно семнадцать лет назад. Комок ткани в дальнем углу, скорее всего, некогда был платком или предметом одежды... Не хочу думать, каким именно, равно как не хочу строить предположения на счёт «свежести» оного предмета до попадания в подкроватное царство.
Между прочим, чистота того участка пола, над которым устроено ваше спальное ложе, может очень много о вас рассказать. Если знать, как спрашивать, разумеется. Пожалуй, стоило бы подкинуть кузену идейку для включения в связку испытаний, коим подвергаются претенденты на обучение нелёгкому, мало почётному и весьма рискованному (зато соблазнительно высокооплачиваемому) ремеслу наёмных убийц. Самое приятное, не требуется никаких лишний усилий по определению степени соответствия кандидата избираемому жизненному пути: достаточно с неделю или месяц понаблюдать за состоянием комнаты, предоставленной в его полное распоряжение.
Что главное в деле насильственного разлучения тела с душой? Правильно, не оставлять следов, по которым можно найти исполнителя. Правда, это не значит, что заказчик будет счастлив, если обстоятельства убийства, личность убитого и вероятные последствия недвусмысленно укажут на того, кому преждевременная смерть приносила выгоду. Нет, счастлив, определённо, не будет. Более того: предпримет все возможные и невозможные усилия по строгому наказанию нерадивого наёмника. Если успеет, конечно, до того момента, пока сам не окажется на плахе. Кстати, тоже вариант: либо вы хорошенько подчищаете за собой, либо, наоборот — мусорите сверх меры. «Чужим» мусором, разумеется. Правда, чтобы грамотно подставить под удар другого, нужно прежде всего самому уметь наносить удары подобного рода. А начинать следует с тщательной уборки под собственной кроватью. Чем раньше привыкнешь к чистоте и порядку, тем легче и безопаснее будет складываться дальнейшая жизнь...
Так вот, чтобы определить, имеет ли юное создание шансы быть зачисленным (после успешного завершения учебного процесса) в крайне малочисленное и безумно засекреченное подразделение Орлиного Гнезда [1] , именуемое «Жало», нужно просто заглянуть под кровать. Грязно? Пошёл вон, неряха! Ленишься прибирать за собой? Кто же поручится, что ты сможешь прибрать за хозяевами?
Кстати, есть ещё одна компания, для пополнения которой собственной персоной необходима чистота. Нет, не мыслей, а всё того же участка пола. Как мне думается. Можно самому принимать участие в уборке, а можно... Правильно! Гонять слуг. И это ничуть не легче, чем первое, потому что заставить подчинённых действовать вопреки их желаниям и склонностям, к тому же, действовать эффективно и слаженно — для этого таки требуется особый талант. Способность, которая очень высоко ценится представителями «Ока».
Нет, меня туда не примут. Ни в «Жало», ни в «Око». Стоит только заглянуть под мою кровать.
А зачем я вообще сюда полез? Ах да, за клубком. Вон он, зараза, весь облеплённый клочьями пыли, в самом дальнем углу. Придётся ещё немного продвинуться вперёд. И постараться не дышать, иначе... Буду чихать без остановки весь оставшийся день. Пожалуй, стоит отодвинуть кровать от стены: и подобраться тогда можно будет с любой стороны, и подметать удобнее. Точно! Отодвину. Но не собственноручно, а воспользовавшись услугами тех, кто, в сущности, и обязан оказывать мне таковые услуги. М-да... Обязан. А когда доходит до дела, выясняется, что всё совсем наоборот. Неприятное открытие, между прочим: обнаружить, что количество и весомость Прав не идут ни в какое сравнение с сонмом Обязанностей всех размеров и мастей. Например...
Количество живых душ под кроватью увеличилось в три раза: по обеим сторонам от меня, взметнув облака пыли, условно-свободное пространство заняли кошки. Очень большие кошки. Точнее, кошками они являлись только сегодня и только с завтрака по обед, поскольку потом намеревались принять облик, более удобный для изысканного поглощения кушаний. То есть, стать людьми. Внешне, разумеется, ведь найо [2] , как ни крути, к человеческому роду имеют очень и очень призрачное отношение.
— На кой фрэлл вы полезли за мной?
Не то, чтобы раздражаюсь, но...
Собственно, под кроватью я оказался именно по вине мохнатых тварей, которые затеяли игру с клубками. А вежливая просьба достать тот, что укатился дальше других, успеха не имела: меня удостоили лишь недоумённого взгляда круглых кошачьих глаз. В количестве двух пар. Настаивать было бессмысленно, и я свёл с полом более близкое знакомство, чем рассчитывал. А теперь они пихают меня и сопят на ухо. Что же заставило найо прекратить игру и...
— Джерон!
Голос, раздавшийся откуда-то сверху и чуть со стороны, прояснил ситуацию.
Мою скромную обитель почтила своим присутствием сестрёнка. Впрочем, Магрит несказанно обиделась бы, если бы узнала, что в мыслях я именую её недостаточно уважительно. Обиделась и непременно прочитала бы лекцию на тему: «В каких случаях уместны снисходительность и легкомыслие».

продолжение - http://www.loveread.ec/read_book.php?id=8121&p=2

Сообщение отредактировал Litta - 04.08.2013, 13:41


--------------------
Нельзя постичь непостигаемое... Но счастье в дороге....
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Litta
сообщение 04.08.2013, 13:43
Сообщение #9
Иная
Завсегдатай
Страж
*****


Пол:
Сообщений: 391


Будь осторожен в желаниях, они могут сбыться...



Книга пятая. Свобода уйти, свобода остаться...


Изображение


Гроза покидала рейд.
Возвращалась домой — в море, которым была рождена. Уходила как корабль, под парусами лиловых туч. Уходила, оставляя разлитой в воздухе ту особенную свежесть, которую поэтически настроенные личности именуют не иначе, как «первый вздох новорожденного мира», а все остальные ругают за пронзительную сырость.
Волны, ещё совсем недавно с пугающей силой бившие в борта, теперь всего лишь ласково поглаживают просмолённые доски. По мокрой палубе рассыпаются блики лунного света.
— Поднять колмы [1] !
Окончание команды сливается с топотом ног, затихающем где-то на полубаке. Два треугольных паруса начинают медленно ползти вверх.
— Навигатор: уходим с рейда, барраж пол-узла!
За горстью небрежно оброненных слов следует недолгая пауза, по истечении которой судно, повинуясь уверенным рукам матросов, плавно разворачивается к ветру.
— Парусным мастерам: ходовая готовность!
Короткая дробь топота, и тишина утренних сумерек вновь нарушается только поцелуями волн в правую скулу фессы [2] .
Утихающий ветер лениво играет мокрыми парусами, но раздающиеся хлопки только подчёркивают напряжённость беседы двух теней на крыше рубки изящной кормы.
— Не беспокойтесь, всё движется к намеченной цели, — голос одного из полуночников нарочито спокоен, что само по себе не является самым лучшим способом внушить спокойствие окружающим.
— Согласен. Но с той ли скоростью, что нужно? — Язвит второй.
— Ламма [3] прибудет вовремя, dan [4] .
— А всё остальное? Вы уверены в успехе?
— Настолько, насколько вообще можно быть в чём-то уверенным. Сроки рассчитаны самым тщательным образом. Случайности? Их не будет.
— В самом деле? — Сухой смешок. — Да будет вам известно, капитан, нет в мире ни одной вещи, которая могла бы избежать влияния основного закона жизни.
— В чём же он состоит, любезный dan? — В голосе первого слышна лёгкая снисходительность: примерно так разговаривают с несмышлёным, но очень обидчивым подростком.
— Если что-то может пойти наперекосяк, то пойдёт непременно, капитан! Поэтому я и...
— Парус! — Скатывается из «вороньего гнезда» матрос, и если учесть, сколько в его голосе искренней радости, можно предположить: вперёдсмотрящему обещали пару монет за дополнительное рвение.
— Видите: всё в порядке. Нам осталось только сдать груз и вернуться домой.
— Домой... — задумчиво, но всё так же тревожно, как и раньше, протянул второй. — Не хотелось бы возвращаться под раздачу.
— Вы совсем не верите в успех, любезный dan?
— Верю. Но вера, капитан, ничто перед волей.
— Вашей или?... — Пробует уточнить капитан.
— Волей провидения, — следует мрачный ответ.
Небо на востоке светлеет. Приближается день. Но сначала... Сначала всегда наступает утро, не правда ли?

Пятый день месяца Первых Гроз


Изменчивая Ка-Йи в созвездии Ма-Кейин.
Правило лунного дня: «Всё, что ты должен делать, опирается на обыденную реальность, воплощённую в осязаемые формы».

«Лоция звёздных рек» напоминает:
Ка-Йи следует курсом, задающим трепетную чувствительность к пришествиям извне, которые мы сердцем ощущаем так же ясно, как кожей — горячее дыхание своей возлюбленной. Но и наше существование тем же самым эхом уносится во внешний мир, сообщая бесконечное: «Мы — едины». День природы, дикой и домашней, необузданной и хорошо знакомой. Очень полезно уделить время своим домашним, в том числе, животным, владениям, садам, водоёмам и, вообще всем живым и неживым обитателям природы, встречающимся в течении дня. День наполнения жизни силой и смыслом, день возникновения новых начинаний и появления новых обязанностей».

Антреа, предместье Хольт, особняк daneke Тармы Торис,
первая треть утренней вахты


Ваше утро когда-нибудь начиналось с кота? С четырёх мохнатых лап, тяжело топающих по кровати и вдавливающих в подушку пряди ваших растрепавшихся волос? С переполненного вкрадчивым злорадством мяуканья? И впрямь, почему бы малость не позлорадствовать, если точно знаешь: как бы ни был проворен дремлющий человек, он всё равно успеет задеть длинный хвост лишь кончиками пальцев...
Вы когда-нибудь просыпались под пристальным взглядом немигающих глаз, круглых и жёлтых подобно полной луне теми осенними ночами, в которые так приятно сходить с ума? Нет? Не просыпались? Тогда вам не понять всей прелести моего сегодняшнего пробуждения.
— Мя-а-а-а-а-у!
Почти в самое ухо гнусит, гадёныш. И что ему не спится? Ведь едва-едва рассвело... Впрочем, чтобы установить сей факт, мне пришлось слегка раздвинуть веки, и мимолётное движение ресниц не осталось незамеченным: кот повторил свой призыв ещё громче.
— Пшёл во-о-о-о-он!
Как ни стараюсь, не могу придать своему голосу столь же противную и надоедливую интонацию, которая с лёгкостью удаётся Микису — наглому чёрному зверю шести лет от роду, любимцу и единовластному (хоть и незаконному) хозяину дома, под крышей коего я имею счастье обретаться.
Попытка справиться с проблемой словесными методами успеха не имела. Да, можно списать неудачу на то, что животные не понимают человеческого языка. Если, разумеется, эти животные не происходят из магической лаборатории какого-нибудь любителя природы и заклинаний... Враки. Всё они понимают. И даже читать умеют, сам убеждался. По крайней мере, картинки одну от другой отличают. Так вот, кот, постоянно мешающий мне спать, способен не только различать слова и правильно определять их смысл, но и улавливать малейшие оттенки чувства, их сопровождающего. А поскольку я пробовал отогнать назойливого зверя без должной твёрдости в голосе, он справедливо рассудил, что находится на правильном пути. И продолжил своё «чёрное» дело.
— Вон, я сказал! — Очередной круг по подушке едва не заставил меня распрощаться с несколькими локонами. — Брысь!

продолжение - http://www.loveread.ec/read_book.php?id=8122&p=2

Сообщение отредактировал Litta - 04.08.2013, 14:27


--------------------
Нельзя постичь непостигаемое... Но счастье в дороге....
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Litta
сообщение 04.08.2013, 14:28
Сообщение #10
Иная
Завсегдатай
Страж
*****


Пол:
Сообщений: 391


Будь осторожен в желаниях, они могут сбыться...



Книга шестая. Правао учить. Работа над ошибками..

Изображение


На каждом из вдохов я делаю выбор:
Проснуться иль снова уснуть.
А вы, соучастники-судьи, могли бы
Найти третий — в сторону путь,
Тропинку в обход заграждений и правил,
Кружную дорогу вовне?
Я пробовал. Сотни попыток оставил
В сумятице прожитых дней,
Набил горсти шишек, запутался в шрамах,
Дожил до сердечных седин,
Пока догадался: из каждого храма
Есть выход наружу. Один.
Во тьму или к свету ведёт тебя доля,
Как будет велик твой мирок —
Всё в точности станет известно, но только
Когда переступишь порог...
Есть ночи болезненных переживаний,
Есть дни, когда всё по плечу.
Я делаю то, что умею и знаю.
И жизни уроки учу.


Часть первая Духи и души


Голос шелестел глуше волн, и всё же плеск каждого слова оказывался до странности отчётливым, почти осязаемым, словно вместе с водяными струями обводы кораблика ласкала и неторопливая речь:
— Смола, она для днища хороша, да борта снизу подладить, иначе травой обрастут, ракушками и прочей дрянью: как килевать шекку придётся, так сразу и будет видно, сколько дармовых ездоков на себе возим... А по палубе кто ж смолу льёт? В мороз скользит пуще речного льда, жара настанет — задохнуться можно. Так что поверху только лак погуще идёт, и ничего больше. Правда, прежде чем приниматься его варить, доски ещё прошкурить следует, да на совесть: если где заленился, щетину деревянную не снял, в том месте лак долго не удержится, а значит, вся работа насмарку — снимай и всё заново начинай...
Старость уже не просто вплотную подступила к почтенному речнику из рода Наржаков, а заключила в неразрывное кольцо осады и терпеливо ждала верного момента для последней, решающей атаки, но пока что время и боги милостиво дозволяли чутким пальцам с набухшими орехами суставов перебирать плетёные косы снастей. И то верно: пользы на парусе или на руле от старика немного, если не сказать вовсе никакой, шнуры же и канаты должны быть волосок к волоску, иначе в непогоду хлопот не оберёшься, а и того хуже, попутный ветер упустишь. Фут за футом, виток за витком бережно ощупанные волосяные кольца складывались в бухту, с языка же Старого Наржака не переставали литься рассказы о нелёгком и крайне замысловатом труде речных корабельщиков, благо... Имелся слушатель, ещё не успевший устать от известных, наверное, на всех притоках Лавуолы историй. И слушатель весьма благодарный, о таком мечтают многие плетельщики слов: не перебивающий рассказчика, почтительно выдерживающий паузы перед тем, как выказать благоговейный интерес к услышанному, и, самое главное, не предпринимающий попыток спастись бегством, как, к примеру, ещё час назад поступил самый младший из команды «Соньи», разумеется, тоже потомственный речник, откликающийся на имя Малой...
Простите, ошибся: слушателей было даже двое. И один из них не имел ни возможности избавиться от монотонного бормотания старика, ни желания приобщаться к премудростям речного судоходства.
«До каких пор?!..»
Я сделал вид, будто не замечаю ноток возмущения в обращённом ко мне вопросе. Вообще сделал вид, что ничего не слышу внутри себя.
Вязание узлов, килевание, хождение под парусом и на вёслах, а также многие другие тонкости повседневной жизни речников не могли вызвать особого воодушевления у того, кто не жалует водные дороги, однако... Цепочки слов, пролетающие на крыльях ветра и мягко касающиеся моего слуха, помогали отвлечься. Или верить, что отвлекаюсь от досадных раздумий, которые в силу давней привычки одолели меня именно в те минуты, когда разумнее обращать мысли к приятным и умиротворяющим темам.
«Не притворяйся!..»
Что-то желаешь мне сообщить, драгоценная?
«И ты прекрасно знаешь, ЧТО!..»
Можно просить тебя быть чуточку сдержаннее? Иначе я быстро оглохну и буду лишён поистине неописуемого наслаждения внимать твоему богоподобному голосу.
Мантия презрительно хмыкнула, но исполнила просьбу, приглушив негодование.
«Ты жалкий и подлый льстец... Богоподобный голос! Как же!.. Да я бы предпочла умереть, нежели скрипеть, как эта Пресветлая...»
На полуслове наступило смущённое молчание. Кажется, догадываюсь, почему.
Несомненно, ты намеревалась помянуть Всеблагую Мать сообразно её величию?
«М-м-м... Да, разумеется...» — Мантия ухватилась за предложенную соломинку спасения, а я невольно улыбнулся, вспоминая светлокосую девчонку, чей каприз привёл меня в Антрею, город в устье красивой и смертельно опасной реки.
Но как Владычица могла знать? Откуда? Пусть кошка, подобранная на поле боя с незадачливым некромантом, уже точила когти о кресла и шкафы Дома Дремлющих, пусть старик адмирал уже готовил проникновение убийцы в неприступный город, пусть Вэлэсса уже встала на путь гибели, но... Я вовсе не обязан был соглашаться! И не обязан был никуда ехать, даже во исполнение просьбы кузена доставить посылку. Мало ли котов шастает по дворам? Можно было поймать любого и... Нет, у моих женщин должно быть всё только самое лучшее. А Шани — пушистый серый зверь, свободно разгуливающий по закоулкам кораблика — тоже моя и тоже женщина. Просто? Очень просто. Мне подсунули наживку, и я её заглотил. Радостно. Охотно. Вместе с крючком. А Пресветлая Владычица потянула и подсекла. Стерва... Впрочем, есть ли повод жалеть о путешествии? Есть один, и весьма серьёзный. Именно он, кстати, заставляет меня сидеть в «гнёздышке» из тюков, смиренно слушать словоохотливого старика и доводить Мантию до исступления. Но теперь, кажется, последняя линия обороны пала, и мой любимый противник перейдёт в наступление.
«Почему не отвечаешь?..»
Разве? А с кем ты только что перебросилась парой фраз?
«Не считается! Мне нужно совсем другое...»
Наверное, мне тоже.
«Ты меня волнуешь...»
А уж как ты меня...
Но попытка сгладить углы начинающейся беседы не удалась.
«Джерон, сейчас не время для шуток!..»
А для чего время? Может, подскажешь?
Мантия помолчала, словно человек, собирающийся с силами и мыслями перед очередным важным шагом в жизни.
«Уже больше двух суток, почти с часа отплытия, ты прячешься под вуалью...»
Ну да. И тебе известна причина.
Накрываю ладонью бугорок, топорщащийся на груди под рубахой. Подарочек кузена. Точнее, подарочек ДЛЯ него от незнакомого мне, но щедрого приятеля Ректора Академии. Ещё бы, отыскать и сберечь в неприкосновенности «кокон мечты» [1] — на такой благородный поступок отважится не каждый. Если бы я знал заранее, за какой вещицей Ксаррон меня отправляет... Отказался бы наотрез. Нелепое могущество последнего пристанища несчастного паука вряд ли существует в действительности, впрочем, отсутствие зримых доказательств никогда не мешало и по сию пору не мешает людям верить. И бережно хранить свою веру. Даритель не поскупился вырастить вокруг «кокона мечты» ещё один, из заклинаний, призванных не допустить исполнения недозволенных владельцем желаний, а главная неприятность заключалась в том, что окружить посылку Пустотой я не мог: волшба неминуемо начнёт разрушаться. Поэтому пришлось воспользоваться проверенным, хотя и не слишком удобным средством — Вуалью, отделяющей мою тлетворную сущность от окружающего мира. Но непонятно, почему Мантия вдруг заволновалась? Ведь моим личным «коконом» управляет она и только она.

продолжение - http://www.loveread.ec/read_book.php?id=8123&p=2

Сообщение отредактировал Litta - 04.08.2013, 14:33


--------------------
Нельзя постичь непостигаемое... Но счастье в дороге....
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Litta
сообщение 04.08.2013, 14:34
Сообщение #11
Иная
Завсегдатай
Страж
*****


Пол:
Сообщений: 391


Будь осторожен в желаниях, они могут сбыться...



Книга седьмая. Раскрыть ладони..

Изображение


«...Я породил чудовище. Вы снисходительно улыбаетесь, когда я говорю об этом, или хихикаете за моей спиной, потому что всех вас начинает одолевать слепота. Пройдёт совсем немного времени после того, как мои ноги сделают последние шаги, и зрение покинет вас навсегда. О, вы, вне всяких сомнений, будете счастливы, упиваясь властью, к воздвижению коей причастны и мои руки! Но никогда не станете единым целым. Могущество, растащенное по норам, обернётся прахом, в котором вы уже сейчас играете, радуясь, как малые дети. Но что случится, если кому-то наскучит возиться в пыли? Если он поднимется, протрёт глаза и... увидит? Оставит ли он вам ваши игрушки или растопчет всё, что попадётся под ноги? Я не желаю вам зла и несчастий, но прошу помнить: одно чудовище неизбежно породит другое, а двум уже не будет места ни в пределах города, ни в пределах мира. Кто из двоих окажется сильнее? Тот, в ком ещё жив человек, или тот, кто изгонит из себя последнюю память о прошлом? Я не стану гадать, потому что всё равно не доживу до грядущей битвы, а вы... Увидите сами. Если сможете прозреть.»

(Из Завещательного письма основателя Саэннского анклава, Его Магичества Ганниера Единодержца)

* * *

— И как у вас только язык повернулся, любезный dyen, назвать этот замечательный, великолепный, непревзойдённый клинок ржавым ковыряльником?!
— А разве я соврал? Ковыряльник и есть! И конопатым станет через неделю, не позднее... Знаю я ваши поделки, dyen Тувериг, ведь не первый раз беру.
— То-то и оно, что не первый! Кабы мой товар не нравился, так давно бы уже к Лигену ходили ножички заказывать!
— Кто сказал, не нравится? Я сказал? Нет, это вы сказали!
— Я? И про ржавчину, значит, тоже я болтал?
— Заметьте, моих уст это слово не покидало: я всего лишь предположил...
— Что клинок через неделю «веснушками» покроется! А это ведь не что иное, как...
Слова, слова, слова. Монеты в туго набитых кошельках ртов. Звонкие, только что отчеканенные, или хриплые, уже уставшие быть в ходу. Один хозяин бережёт свои сокровища, ослабляя тесёмки кошелька только при крайней необходимости, а другой... Другой слишком щедро, а может быть, бездумно и рассеянно дарит пленникам губ свободу, и тогда...
Слова звенят, гудят, шуршат, налетают друг на друга, сталкиваются, отскакивают назад, возвращаются к своим владельцам, чтобы снова быть брошенными в отчаянную атаку. Но намного лучше эти докучливые тварюшки делают совсем не то, для чего появляются на свет: они успешно прогоняют сон. Мой сон.
Опять дядя с кем-то ругается. На улице. Прямо под окнами. А голос, кстати, знакомый. Точно, мясник с соседней улицы. Пришёл за разделочными ножами. Заказ не особо дорогой, но в будущем есть возможность приработка по заточке. Надеюсь. Правда, надежда — не повод благосклонно относиться к шуму и гаму с утра пораньше. Спрашивается, зачем люди, почтенные как возрастом, так и положением в обществе, устраивают посреди бела дня свару? Лишь из-за непреодолимой любви к искусству торговли? Всё равно сделка будет совершена по заранее оговорённой цене, и нет никакого смысла разыгрывать целое представление на потеху окрестным кумушкам, а мне можно было бы ещё часок соснуть. Целый часок. Вот сейчас перевернусь на другой бок и...
Крак. Шурх. Плюх. Ай! Если не выразиться грубее.
Попытка поменять положение тела привела к плачевному результату, завершившемуся чересчур близким знакомством с паркетными досками. Боль от удара отозвалась в затёкших мышцах не самым приятным образом, зато помогла проснуться окончательно и бесповоротно.
И почему я не закрыл на ночь окно? Тогда никто бы меня не побеспокоил своим нытьём, и шею бы не надуло. Ох, как затекла, даже поворачивать трудно... А может, она болит из-за того, что я так и не добрался вчера до постели, предпочтя сон, сидя за столом, и руки вместо подушки? Или...
Ахм!
Мясник пришёл за ножами? Значит, что у нас на дворе? День. Белый. В разгаре. Да будь оно всё проклято!
Ухватиться за стол и подняться-таки на ноги, вот первое задание. Исполнено успешно.
Что дальше? Осмотреться вокруг и постараться понять, сколько бед от беспечного поведения вчерашним вечером переползло через ночь в новый день.
Исполняю.
И как? Много плохого нашлось? По горлышко. Если бы слёзы и ругань умели помогать справляться с бедами, я бы охрип и ослеп, выплакав все глаза, но поскольку обычно к хоть какому-то ощутимому результату приводят только засученные рукава и натруженные руки... Лучше соберусь с силами и мыслями. Хотя, первые пока ещё блаженно дремлют, а вторые, как обычно, невинно хлопают ресницами: мол, а мы-то здесь причём? Ни причём. Только без вас слишком скучно.
Но как меня угораздило заснуть? Все восковые шарики, кропотливо подготовленные для дальнейших таинств, превратились в ленивые радужные лужицы и теперь годны разве что на повторную переплавку, да и то, если я не ошибся с количеством масла. Вот бы ещё вспомнить, недолил или перелил... А, ладно! Потом пойму. Жаль, что время потрачено впустую. Dyesi Карин будет недовольна. Очень. И опять не заплатит полную сумму, потому что выполнение заказа окажется просрочено. А я-то, дурак, надеялся быстренько всё закончить и выкроить время для занятий! Правда, судя по развалу на столе, вчера намерения были ровно теми же самыми, причём, отчасти воплощёнными в жизнь: шнурок, похожий на ожерелье из коряво завязанных узелков, лежит рядом с расплавами воска. Что же я пытался сплести? Кажется, «сторожевуху». Успешно? Кто бы знал... Потом сверю с папиными записями, сделав поправку на прискорбное отсутствие у своего родителя дара рисовальщика. Но это потом. Совсем потом.
Доброе утро, Маллет. Ясное, тёплое, летнее утро. Хорошее такое, за полдень.
Тупица рассеянный. Неудачник, у которого руки растут из... Впрочем, откуда бы ни росли, благодарение всем добрым и злым богам, что у меня есть эти руки!
Хватит скулить. Надо собраться. Ещё не всё потеряно. Подумаешь, заготовки растеклись? Восковую смесь можно приготовить снова, старые запасы пока позволяют сидеть дома. Чего не хватает? Лишь времени и желания, но они придут. То есть, время так и так будет потрачено, а желание...
Жить-то надо? Надо. А чтобы жить, нужна пища. Кроме того, неплохо чем-нибудь прикрывать тело и спать под крышей, а не на открытом воздухе: хоть в Саэнне круглый год лето, но летние ночи не всегда бывают столь же погожими и душными, как минувшая. И поскольку жить я хочу несколько больше, чем умереть, желание работать никуда не денется. Будет сидеть на краешке стола, как миленькое, и тихо вздыхать, глядя на мои мучения над очередным заказом купчихи Карин. Я тоже для порядка немного повздыхаю. Самую малость. Чтобы не портить слаженный и годами проверенный дуэт. Вот прямо сейчас и начнём!
— Мэл, ты проснулся?
Из-за дверного косяка высовывается курносенькая мордашка в обрамлении пушистых и золотых, как солнечные лучи, локонов. Это Тай. А если полностью, Тайана — дочка моего двоюродного дяди Туве, младшая и, после выводка дюжих сыновей, единственная отрада отцовского сердца. Шестнадцать лет, пока ещё ощутимо угловатая для придирчивого взгляда фигурка, глаза цвета морской лазури и тёплая улыбка. Можно спорить на что угодно, но к совершеннолетию, до которого осталось всего ничего, у двери оружейной лавки выстроится очередь женихов...

продолжение - http://www.loveread.ec/read_book.php?id=8124&p=2

Сообщение отредактировал Litta - 04.08.2013, 14:38


--------------------
Нельзя постичь непостигаемое... Но счастье в дороге....
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Litta
сообщение 04.08.2013, 14:45
Сообщение #12
Иная
Завсегдатай
Страж
*****


Пол:
Сообщений: 391


Будь осторожен в желаниях, они могут сбыться...



Книга восьмая. Право быть...

Изображение


Оборот, оборот, оборот, оборот...
С каждым мигом монета всё ближе и звонче.
Кто отправил её в этот странный полёт?
Кто пустил за тобой свору жребиев-гончих?
Приковав истомившийся взгляд к небесам,
Напряжённо следишь за крылатою медью,
И приученный верить одним лишь глазам,
Ждёшь, что честный металл однозначно ответит,
Кем ты сможешь взойти на помост новых дней —
Безраздельным владыкой, слугой или прахом
Погоревших на злом погребальном огне
Бесполезных надежд и взлелеянных страхов.
Но до срока тебе, как и всем, невдомёк,
Что монету чеканил лукавый пройдоха,
Твёрдо знавший: лишь там и туда выйдет толк,
Где не рушится мир от малейшего вздоха.
И какой стороной ни коснётся земли
Поистёртая в божьих забавах монета,
Сетка медных морщин нарисует твой лик —
Самый главный вопрос на любые ответы.
<Здесь и далее стихи автора.>


Изображение
Изображение


Часть первая Туман, слепящий души


Умение уходить — одна из тех жизненно необходимых наук, которые мне было бы небесполезно начать постигать давным-давно. Ещё с той минуты, как услышал нечто подобное от тётушки Тилли. Но снежинки мгновений настоящего продолжают таять на ладони вечности, пора прилежного ученичества закончилась, уступив место то азартной, то мучительно скучной чехарде проб и ошибок, а кладовая знаний по-прежнему полупуста. Хотя многие мудрецы считают более правильным говорить: «наполовину полна». Уговаривая своё беспокойное сердце или обманывая остальных страждущих истины? Они не знают причины и не желают знать, безмятежно несведущие. А вот я никак не могу рискнуть и поверить в самого себя. Наверное, потому что всякий раз, гордо поднимая взгляд в ожидании заслуженной награды, вижу, как венец победителя возлагается на новое, но отнюдь не моё чело.
Кто-то возразит: разве так сложно научиться время от времени закрывать за собой двери? Несложно. Ведь есть всего три условия, которые нужно соблюсти, чтобы считаться мастером этого дела.
Выбрать шаг.
Пуховая поступь эльфийских разведчиков и тяжёлый марш панцирной пехоты оставляют слишком разные следы и на пыльной дороге, и в чужих сердцах. Призрак невесомых прикосновений способен рассеяться на следующем же выдохе, глубокие шрамы могут остаться навсегда.
Выбрать время.
Нырнуть в утренний туман, обернуться плащом полдневного марева, растаять в вечерних сумерках или стать дуновением ветра в беззвёздной ночи? При свете дня уходят уверенные, под утро — нерешительные, на закате — жестокие, ночью... Ночь. Воровское время. Впрочем, иная кража стоит того, чтобы прослыть вором.
Выбрать цель.
Желаешь оставить о себе долгую память или знать вернее верного, что твоё имя не вспомнят даже под страшными пытками? Легко устроить и то, и другое. Несколько слов, произнесённых или оставшихся за замком сомкнутых губ, помогут тебе надёжнее любого оружия, но сначала должно решить, кем хочешь прослыть, героем или убийцей. Самое забавное, что второе часто оказывается полезнее первого во много раз. Ну а тот, кто не желает ни отнимать жизнь, ни дарить беспочвенную надежду, становится...
Беглецом. Как я.
«Ты так часто убегаешь, что должен был бы уже привыкнуть к собственной трусости», — ворчливо заметила Мантия.
Часто? Пожалуй. Особенно в последнее время. Хотя то, как я уходил из дома, и выглядит настоящим бегством, таковым в полной мере оно не являлось. Мне просто нужно было остаться одному на несколько часов или несколько дней, но даже столь ничтожное стремление не увенчалось успехом. А вот поспешное удаление моего бренного тела из пределов Саэнны более чем подходит под обидное определение. Только сие было не просто «бегство», а «бегство паническое». Но тем труднее признаваться в собственном страхе, пусть и самому близкому существу во всём мире.
Хотя я и в самом деле привык убегать. И вовсе не жалуюсь на обстоятельства.
«А чем же ты тогда занимаешься?»
Хм... Назвать самое точное определение моего состояния?
«Это будет предпочтительнее всего прочего».
Хорошо бы ещё ухитриться найти нужные слова...
Что со мной происходит?
Негодую. Злюсь. Ненавижу. Чувствую, что мне нужно либо в яростном бешенстве сыпать проклятиями, либо рыдать горючими слезами, нужно во что бы то ни стало сорваться в бездну какой-нибудь из страстей, предаться телом и душой или гибельному восторгу, или всепожирающему горю. Чувствую, и всё же... Не могу сделать ровным счётом ничего, потому что между мной и зарницами желанных пожаров жизни пролегла пустота. Полоска безжизненной и бесстрастной растерянности.
Так что же я делаю?
Недоумеваю.
«Позволишь узнать причину?»
В невинном вопросе Мантии явственно послышалось странно настойчивое приглашение к откровенности. Настойчивое до непристойного нетерпения. Так случается, если поток моих мыслей оказывается слишком расплывчатым для её понимания. Осталось выяснить, почему невозможность узнать, какие такие раздумья занимают моё сознание уже несколько часов кряду, мучает мою вечную спутницу.
Итак, что виновато в твоём волнении больше, материнская забота или женское любопытство?
«Не разделяй неделимое».
Советуешь или угрожаешь?
«Приказываю. Такой вариант тебя устроит?»
Хочешь поехидничать? Пожалуйста. Только делай это в своей собственной компании.
«Моя единственно возможная компания — ты».
Если в ход не пущены хорошо известные тебе иглы.
«Бррр. Это запрещённый удар!»
Знаю.
«Так ничего и не скажешь?»
Уффф. Скажу. Сейчас. Потому что устать можно не только от крика, но и от молчания.
Набрать полную грудь воздуха и задержать дыхание. Ненадолго, лишь до того мгновения, как свежестью наполнится каждая капелька крови. Выдохнуть, стараясь избавить горло от последних песчинок робости... Всё, можно начинать.
Сегодня я понял, что больше не нужен этому миру.
Мантия выдержала скептическую паузу.
«Объяснись».
Неужели тебе не ясно?
«Твоё мнение? Вполне. Но мне любопытно знать, из чего оно родилось...».

продолжение - http://www.loveread.ec/read_book.php?id=8125&p=2

это последняя книга серии....

Сообщение отредактировал Litta - 04.08.2013, 14:54


--------------------
Нельзя постичь непостигаемое... Но счастье в дороге....
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения

Быстрый ответОтветить в эту темуОткрыть новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



- Текстовая версия Сейчас: 18.08.2019, 3:37
Rambler's Top100