IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

2 страниц V < 1 2  
Ответить в эту темуОткрыть новую тему
> Мир Starcraft
Энгель
сообщение 24.01.2010, 0:50
Сообщение #21
Иная
Завсегдатай
Страж
*****


Пол:
Сообщений: 346


Bang-Bang



Дождь низвергался с затянутых свинцовыми тучами небес, будто оплакивая гибель множества безвинных. Осторожно переступая через устилающие землю мертвые тела, Коул, Нуура и Турфа осматривали колонию Хаддерстаун, что на Агрии, на предмет живых, однако таковых обнаружить так и не удалось. Лишь мертвецы...

"Все мертвы", - констатировала Нуура, обращаясь к товарищам. - "Убиты одним выстрелом в голову. Чистая работа". Все трое были облачены предусмотрительно в бронекостюмы пехоты - кто знает, с чем им предстоит столкнуться здесь, на захудалой, покрытой джунглями планетке, жители которой занимались селекцией да выведением новых сортов злаков. Кому они могли помешать?..

"Это были твои сограждане, Турфа?" - ровным тоном, не было в котором и тени сочувствия, поинтересовался Коул. "Да. Мой народ", - коротко ответил чернокожий великан. "Семья?" - уточнила Нуура. "Типа того", - хмыкнул Турфа, явно не расположенный сейчас к беседе. "Предполагаешь, кто? И почему?" - не отставала девушка. "Может быть", - процедил Турфа.

"Мы должны идти", - заявил Коул и, не обращая внимания на устремленный на него возмущенный взгляд Нууры, продолжил: "Тот, кто это сделал, может все еще оставаться поблизости, чтобы посмотреть, кто явится на сигнал бедствия!" "Он уже далеко", - громыхнул Турфа. "Что? Ты откуда знаешь?" - поразился Коул, но Турфа лишь повел в ответ могучими плечами: "Просто знаю".

"Прекрасно", - произнес Коул, демонстративно закатив глаза. "Проклятье, Коул, да что с тобой такое?" - взорвалась Нуура, которой донельзя осточертели выходки и поведение товарища. - "С тех самых пор, как мы высадились здесь, ты бесишься, будто в клетке. Кто-то только что учинил кровавую баню в родном городе Турфы, а твоя симпатия ограничивается словами "Как-нибудь переживешь".

"Просто... мы так близко!" - воскликнул Коул. - "Круг наших поисков сузился до занятых зергами миров, и мы должны были бы исследовать именно их. А вместо этого мы здесь... топчемся по падали". "Знаешь, Коул", - медленно протянула Нуура, одарив Коула испепеляющим взглядом, - "с тех пор, как Боевые Свиньи объединились вновь, твои приоритеты всецело и полностью изменились. Раньше тебе было бы не все равно!" "Наше время уходит, Нуура", - возразил Коул. - "Коул отвел нам временной промежуток для устранения Джима Рейнора. И если мы вскоре не предъявим ему результат, то придется бежать быстро и очень далеко". "Может, оно и к лучшему", - хмыкнула Нуура, - "чем продолжать идти у него на поводу. Иногда я думаю, с нами ли ты..."

"Тридцать шесть", - прервал их перепалку Турфа, обойдя Хаддерстаун, и, заметив устремленные на него недоумевающие взоры, пояснил: "Трупов. По последним данным, в колонии находилось около пятидесяти человек. Я обычно помню цифры. Привычка". "Ну и где же остальные?" - Коул демонстративно развел руки, оглядевшись по сторонам.

"Полагаю, что где-то там", - Турфа указал на утопающие в джунглях холмы, начинающиеся сразу же за пределами городка. - "В прежние времена у меня было там достаточно укрывищ на тот случай, если за мной явятся незваные гости. Думаю, что-то такое здесь и произошло... Люди занимались своими делами, и неожиданно - безо всякого предупреждения - начали погибать один за другим. Никто из этих колонистов даже вооружен не был. Но шум встревожил остальных и они схватились за оружие, но результат оказался таким же плачевным. Посему те, кто сумел, бежали в холмы. Все, кроме одного, который активировал сигнал бедствия в надежде хоть на чью-либо помощь! Так что Нуура, помоги-ка мне снять этот бронекостюм".

"Что?" - поразилась девушка. - "Зачем?" "Убийца или убийцы уже успели уйти далеко", - пояснил Турфа. - "Думаю, что смогу их догнать, только если немного срежу путь. А бронекостюм лишь замедлит мое продвижение". "Ну, не знаю, Турфа", - покачала головой Нуура, - "не нравится мне твоя идея. Броня может оказаться единственным твоим преимуществом".

"Те люди, что вырастили меня, были добрыми, и хотели лишь выращивать свои злаки в резервуарах", - произнес Турфа, глядя девушке прямо в глаза. - "Когда я начал взрывать тут все, я причинил им большие неприятности. Больше я их не подведу. Я обо всем позабочусь сам".

...Освободившись от бронекостюма и оставив его на борту "Генерала Ли", Турфа Дей устремился в изумрудные заросли. Вскоре он достиг пещеры в склоне холма, где, как предполагал, могут скрываться выжившие жители колонии... Опасность Турфа ощутил за мгновение до того, как приклад винтовки ударил его в затылок, но сознания не потерял, и схватился в рукопашную с атаковавшим его Призраком - судя по облегающему фигуру бронекостюму, женщиной.

Последней удалось бросить Турфу наземь, после чего Призрак атаковала разум противника, просеивая воспоминания в поисках тех, что были ему необходимы. Турфа извивался на земле, силясь вырваться из мертвой хватки Призрака; то-то ему показалось, что в Хаддерстауне он уловил стойкий душок присутствия телепата...

"Меззо?" - удивился Турфа, осознав, какие именно воспоминания и образы пытается обнаружить Призрак в его разуме. - "Кастор Меззо? Зачем тебе эти воспоминания? Если, конечно, не... Хватит! Я ненавижу телепатов и на все пойду, чтобы убрать твои щупальца из своей головы! На все..."

Свободной рукой он выдернул чеку из гранаты, которую извлек из кармана плаща; немедленно, Призрак отпрыгнула в сторону, метнулась к выходу из пещеры. Швырнув гранату ей в спину, Турфа распластался на земле. Прогремел взрыв... Пошатываясь, Турфа поднялся на ноги. "Дело дрянь!" - пробормотал он. - "Я-то думал, что это была какая-то зачистка Доминиона и мое террористическое прошлое привело к уничтожению Хаддерстауна. Но нет... Это Кастор. Он здесь".

Обстановка на "Генерале Ли", стремительно удалявшегося от Агрии, оставалась донельзя напряженной, даже взрывоопасной. Пириус, Иггинс и Нуура буравили недобрыми взорами спину Коула, возившегося с корабельным компьютером и пытавшегося делать вид, что не произошло ничего из ряда вон выходящего.

"...Мы знаем, что какое-то время назад наш неоплаканный друг Денни Хьюстон встречался с Рейнором", - говорил Коул. - "Я пытаюсь отследить списки пассажиров, прибывших в течение последних трех месяцев на планеты, где замечены зерги, задав в поиск все известные имена, которые мог использовать Хьюстон, и..." "Я обо всем позабочусь сам", - процедил Пириус, которому ломаемая Коулом комедия донельзя осточертела. - "Это сказал Турфа на прощание. Скажи-ка, Коул, когда это мы стали заботиться о слизняке, подобном Коли, больше, чем об одном из наших? Благодаря Конфедерации или Доминиону мы и так чертовски мало имеем в этой жизни. Я за то, чтобы выполнить эту работу вместе - впятером! - или не выполнять ее вообще".

"Похоже, ты в меньшинстве, Коул", - усмехнулась Нуура. - "Поэтому, если ты ничего больше не хочешь сказать, чтобы облегчить душу, я разворачиваю корабль". "Вы правы", - вздохнул Коул. - "Коли может засунуть свои временные рамки в задницу".

"Генерал Ли" устремился по направлению к Агрии...

Турфа Дей осторожно следовал по направлению к небольшому бункеру, сокрытому в дикоземье, а пять услужливо воскрешала факты касательно столь колоритной личности, как Кастор Меззо. Самопровозглашенный поборник справедливости в секторе Копрулу, защитник слабых и обездоленных. Сперва выступал он против Конфедерации, после - против сменившего ее Доминиона. Меззо долго и нудно разглагольствовал об идеалах, кои исповедует, пытаясь убедить в них и Турфу, но истина состояла в том, что он всего лишь хотел создать свой образ эдакого "брутального красавца-мятежника". Меззо принял Турфу под свое крыло, научил его сражаться против системы и сражаться грязно. А когда Турфа разглядел его истинную сущность, Меззо отбросил его в сторону, как мусор, отказался от него. Теперь он в бегах и, похоже, решил скрываться на родине Турфы.

Память Турфы Дея услужливо воскресила события 12-летней давности на Тарсонисе. Тогда, находясь под началом революционера-идеалиста Кастора Меззо - по крайней мере, таковым тот себя представлял, - Турфа взрывал мосты, здания и военные базы... причем руки его никогда не дрожали... до последнего времени. "Должно быть, плохо сплю", - решил он. - "И эти сны, которые я вижу". Это продолжалось уже четыре ночи: во снах ему являлись лица тех, кто погиб от устроенных им взрывов. Они взывали об отмщении, требовали его крови. Турфа пытался сказать что-то в свое оправдание, но выходило лишь: "Виновен! Виновен! Виновен!" Мертвые разрывали его на части...

А затем, после очередного сводящего с ума кошмара в комнате Турфы появился человек. "Я могу помочь", - увещевающе произнес он. - "Но ты должен впустить меня. Полностью впустить! Ты противостоишь мне и поэтому страдаешь. Впусти меня и муки твои прекратятся". "Т-ты... Я знаю тебя", - выдохнул Турфа. "Потому что мы уже вместе четыре дня", - согласился человек. - "О, да, и ночи. Мне нужно лишь несколько имен и парочку локаций, после чего я исчезну. Я такой же, как и ты, Турфа, зарабатываю на жизнь своими умениями. Не нужно противостоять мне..."

"Ты... был... у меня... в голове!" - яростно прошипел Турфа, поднимаясь на ноги. "Турфа?" - поразился человек, отступая на шаг. - "Ты что делаешь? Турфа? Почему... ты не сломлен? Почему не взываешь о забвении? Почему?" "Ты... насиловал мое сознание", - произнес Турфа, сжимая руки на горле незнакомца. - "Ты превратил мою жизнь в ад, и чего ради? Информации? Я не сломлен... я вне себя от ярости!"

Медленно, растягивая удовольствие, Турфа Дей душил свою жертву - своего мучителя, - и руки его больше не дрожали. Позжеон узнал, что обладает пси-индексом выше среднего, что позволило ему противостоять вторжению телепата в его разум. Но, тем не менее, произошедшее оставило свои шрамы, которые не исцелятся никогда...

Достигнув бункера, Турфа осторожно постучал в дверь... и едва уклонился от выстрела, разорвавшего металл. "Прекратите огонь!" - выкрикнул он. - "Это Дей. Турфа Дей". Дверь распахнулась, и чуть более десятка пар глаз подозрительно воззрились на Турфу; оружие люди опускать не спешили. "Я один", - произнес Дей. - "Но в округе бродит Призрак Доминиона, и рано или поздно она заявится сюда, почувствовав ваши страх и тревогу".

"Турфа? Это действительно ты?" - ликующе воскликнул чернобородый мужчина, бросился к Дею, обнял его за плечи. - "Ты же вытащишь меня отсюда, верно? Не подведешь ведь?" "То есть... как я сделал раньше?" - уточнил Турфа. - "Слушай, Кастор, это из-за тебя Призрак рыщет в поисках этих людей, и сейчас я попытаюсь вывести их отсюда. Можешь пойти с нами".

Следуя за Турфой и Кастором, люди вышли из бункера под ледяные струи дождя. "Держитесь у меня за спиной", - наказал Дей согражданам. - "Я немного чувствую этих телепатов". "Правда?" - встрепенулся Меззо. "Да", - кивнул Турфа. - "Как следствие того, что мой пси-индекс выше среднего, да и как-то телепат... побывал... у меня в голове".

Он осекся, заметив Призрака, устремившуюся по направлению к ним, и проклял себя за вопиющую тупость. Конечно, просеяв его воспоминания, она узнала о дырах, в которых Меззо мог схорониться, и подождала, пока Турфа приведет его к ней. Призрак набросилась на Турфу, нанеся серию стремительных ударов, но прикончить противника так и не успела: тело женщины прошили выстрелы, и рев двигателей символизировал о появлении над холмами "Генерала Ли".

...Немногим позже выжившие колонисты поднялись на борт корабля, и Кастор, подобострастно улыбаясь, подошел к Дею. "Ты справился, Турфа!" - воскликнул он. - "Я никогда не сомневался в тебе. Ведь... тебя же обучал лучший, верно?" "Да", - кивнул Турфа, улыбнувшись в ответ. - "Но ты же знаешь, что еще не все кончено, верно? Они пришлют иного Призрака. А затем еще одного. Ты будешь продолжать искать другую нору, в которой бы спрятаться, и иные люди будут принимать тебя к себе, ведь ты же их защитник, верно?" "Верно..." - согласился Кастор, а в следующее мгновение Турфа несколько раз выстрелил ему в голову. "Проблема решено", - произнес Дей и, провожаемый испуганными взглядами колонистов, поднялся на борт "Генерала Ли".

Высадив людей в Хаддерстауне, корабль устремился прочь от Агрии...

А три дня спустя на планету прибыли "Церберы" во главе с Ларсом Тракеном. Последний внимательно осмотрел два мертвых тела подле сокрытого в джунглях бункера. "Впечатляет", - заметил он. - "Я посылал сотню Призраков на сотню различных миссий, и могу пересчитать их поражения по пальцам одной руки. Боевые Свиньи показали себя силой, с которой стоит считаться. Я могу предвидеть тот час, когда они окажутся весьма и весьма полезны".

Сообщение отредактировал Энгель - 24.01.2010, 0:53


--------------------
It's killing me
We lost a dream we never had
The world in silence should forever feel alone
'Cause we are gone and we will never overcome
It's over now


Изображение
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Энгель
сообщение 24.01.2010, 1:39
Сообщение #22
Иная
Завсегдатай
Страж
*****


Пол:
Сообщений: 346


Bang-Bang



"Генерал Ли" вышел на орбиту Уроны Сигма, и Боевые Свиньи сейчас методично проверяли обоймы винтовок Гаусса, благо, возможно, скоро станет жарко, и это еще слабо сказано. Бортовые сканеры показывали, что зерги кишмя кишат на поверхности планеты, но ступить на оную требовала возложенная на них миссия.

"Неужели Рейнор там?" - уже в который раз спрашивал Турфа, не в силах уверовать в подобную возможность, и раз за разом Коул пожимал плечами: "Теоретически". "Коул, да там полно зергов!" - тщетно взывал к здравомыслию товарища Турфа. - "Даже если предположить, что ты не заблуждаешься насчет Рейнора, как может быть, что он еще жив?" "Подумай сам, Турфа", - отвечал Коул. - "Это или самое лучшее, или самое худшее место во всем секторе Копрулу для того, кто хочет скрыться от чужих глаз. Если знать повадки зергов - а уж это Джим Рейнор знает наверняка - то скрыться от них не составит труда. Наши сканеры показывают, что зерги на Уроне рассредоточены повсеместно, но держатся колониями. Я думаю, что Рейнор не сидит на месте. Он внимательно следит за потоком зергов и движется в соответствии с его перемещениями".

"Ты выказываешь слишком много предположений о человеке, которого и не видел-то никогда", - хмыкнул Турфа. "Может, и так", - согласился Коул. - "Но у нас целая куда документации. Достаточно, чтобы почувствовать, будто я его всю жизнь знал!" "Ладно", - сдался Турфа. - "Предположим, что Хьюстон не дурил нам голову, и тот факт, что он был в этой части галактики два месяца назад, что-то означает... И что же дальше?" "Будем ждать", - лаконично произнес Коул. - "Рейдеры Рейнора рано или поздно должны появиться".

Глава службы собственной безопасности Тамсен Коли принимал по голосвязи очередной доклад Ларса Траккена, в обязанности которого вменялась неустанное следование за Боевыми Свиньями. И сейчас корабль "Цербера", недоступный для обнаружения любыми сканирующими пространство устройствами, оставался на орбите Уроны Сигма.

Коли выказывал откровенное нетерпение, но ускорить события не мог. "И чем же они заняты?" - раздраженно спрашивал он. "Ничем, особо", - отвечал Траккен. - "Возможно, ожидают фактических подтверждений тем сведениям, которые собрали". "Ты действительно думаешь, что они нашли его?" - выдохнул Коли, но Траккен лишь плечами пожал: "Возможно".

"Если это так, Хиксон и остальные Боевые Свиньи превзошли мои ожидания", - с невольным уважением произнес Коли. - "Помни, Траккен, ничего не предпринимай, если не получишь неоспоримые доказательства присутствия на планете Рейнора". "И тогда?" - уточнил Траккен. "Перебей их всех", - прошипел Коли, выказывая одно из сокровеннейших своих желаний. - "Я знаю, Траккен, о тебе и Хиксоне. Я все знаю о Лос Андаресе. Помни, Траккен, ни при каких обстоятельствах не позволяй, чтобы сведение личных счетов возобладало над успехом миссии!"

Нуура Джосс оставалась в ангаре корабля, наблюдая за Хиксоном, возящимся с бронекостюмом, но мысли девушки витали далеко... Потому она не сразу осознала, что Иггинс уже довольно давно пытается дозваться до нее.

"Ты явно где-то в другом месте", - произнес Иггинс, отыскав наконец Нууру среди нагромождения контейнеров. - "Или, точнее, в другом времени? Хочешь о чем-нибудь поговорить?" "Скажи мне вот что", - молвила Нуура, вновь устремив на Коула задумчивый взгляд. - "За те три года, что мы знали Коула... ты видел его когда-нибудь столь поглощенным чем-то? Мы здесь уже три дня, и из 72 часов 64 он провел, возясь с этим бронекостюмом. А оставшиеся восемь проверял корабельные сенсоры. Насколько я знаю, он не спал. Вообще".

"Это, конечно, тревожно", - согласился Иггинс, - "но вполне объяснимо. Это Коул сообщил нам о миссии, вызвав нас из укрытий. Если что-то пойдет не так... отвечать ему". "Есть еще кое-что", - задумчиво молвила девушка. - "Сперва я думала, что мне это кажется, но затем... отдельные эпизоды... Он тормозил на корабельной верфи, не имел плана отступления с комплекса по переработке газа веспин, да и с Турфой на Агрии он вел себя донельзя странно. Все эти маленький эпизоды, но они объединяются..." "Вот что?" - поинтересовался Иггинс, но Нуура лишь покачала головой: "Может, и ни во что. Но мне нужно знать наверняка".

Девушка устремилась в рубку и не видела, как Коул Хиксон, оторвавшись от бронекостюма, наградил ее тяжелым, подозрительным взглядом...

Наконец, долгое ожидание Боевых Свиней завершилось, когда из подпространства показались три корабля... судя по всему, ранее пребывавшие во флотилии Сынов Корхала. "Генерала Ли" новоприбывшие не заметили, поскольку практически все системы корабля были отключены, что делало обнаружение его сканерами весьма затруднительным.

Коул позвал за собою соратников, наказав тем готовиться к высадке, а Нуура, дождавшись, когда останется в рубке одна, вышла на связь с человеком, знала которого давно и безоговорочно доверяла. "Маркус", - тихо молвила она, когда установившаяся голосвязь отразила образ мужчины в форме офицера Доминиона. - "Есть что-нибудь для меня?" "Пока нет", - отозвался тот. - "Ты же знаешь, как сложно вытянуть нужные сведения из этих спецслужб. Я поднял все возможные связи, но по этому твоему Хиксону пока ничего нет. Однако появилось кое-что от агента, приставленного к Коли. Она услышала нечто, для нее не предназначающееся. Слушай, Нуура, мы давно друг друга знаем. Я никогда не верил, что ты имеешь отношение к смерти Канона, но... здесь я в меньшинстве, и есть Кодекс, но... да ты и сама все знаешь". "Да. Знаю", - подтвердила Нуура. - "Я никогда бы не обратилась к тебе за помощью, Маркус, но у меня в душе весьма гнетущее чувство... наше время и возможности стремительно утекают".

Мыслями Нуура вернулась на Бронтс IV, где шесть лет назад работала в службе безопасности. В обязанности ей вменялось обеспечение безопасности господина Канона, политика... связывали девушку с которым не только деловые отношения. Да, они были любовниками... На одной из публичных предвыборных речей на Канона было совершенно покушение, но Джосс сумела спасти политика и прикончить инсургента. Последним оказался выходец с Корхала IV, истово ненавидящий политическую машину Конфедерации как таковую. Понимая, что не может беспристрастно выполнять свою работу, Нуура решила обратиться к начальству с просьбой дать ей иное задание... но не успела, ибо Канона прикончил Призрак. В панике она бежала, но, одумавшись, предала себя в руки правосудия, и на все вопросы отвечала: "Виновна". Виновна в пренебрежении профессиональными обязанностями. Виновна в том, что нарушила Кодекс работника спецслужб.

Конечно, Нуура и не догадывалась, что за убийством Канона стоит Тамсен Коли, которого насторожили призывы сенатора сделать открытой внутреннюю политику Конфедерации. Уже тогда Коли приступал к запуску программы "Боевые Свиньи", и Нуура Джосс, получившая пожизненный срок, через годик-другой в тюрьме станет прекрасным кандидатом для ее воплощения в жизнь.


"Генерал Ли" опустился на северо-восточном континенте Уроны Сигма, и четверка Боевых Свиней, облаченных в бронекостюмы и вооруженных винтовками Гаусса, ступила на каменистую равнину. Однако ни одного из трех кораблей замечено не было, что донельзя странно - не провалились же они под землю!

Как оказалось, заинтересовались кораблями Рейдеров не только Боевые Свиньи, и над горизонтом показался небольшой рой муталисков, стремительно приближающихся. Переглянувшись, люди открыли огонь из винтовок, стараясь целиться тварям в крылья... А по равнине уже катилась лавина зергов, и Боевые Свиньи, оттесненные от "Генерала Ли", сделали то единственное, что им оставалось в сложившейся ситуации: сиганули с утеса в ярящееся море, благо герметичные бронекостюмы дарили им такую возможность.

Каково ж было их удивление, когда на дне морском обнаружили они тройку пропавших кораблей, а, миновав подводный грот, ступили в изолированную пещерку выше уровня моря... Боевые Свиньи оказались в складском помещении, но ни одного человека внутри не обнаружилось. Неужели Рейдеры Рейнора вновь сменили дислокацию?

"Не нравится мне это", - нахмурился Турфа. - "Мы здесь на виду". "Расслабься", - произнес Хиксон, демонстративно поднимая шлем бронекостюма. - "Они не узнают, что мы здесь, пока..." Пуля вонзилась в землю у его ног, и Коул мигом сник. "Это было предупреждение", - раздался голос, и Боевые Свиньи принялись встревоженно озираться по сторонам, пытаясь понять, откуда был произведен выстрел. - "Второго не будет. Сложите оружие и отключите оборудование, установленное на бронекостюмах. Мы ожидали вас".

На связь с Нуурой, выведшей корабль на орбиту, вышел Маркус, и девушка встрепенулась: "У тебя есть что-то для меня?" "Да", - мрачно произнес офицер. - "И тебе это не понравится".

Выросшие как из-под земли люди освободили четверку Боевых Свиней от бронекостюмов, приказав им поднять руки повыше и не совершать лишних телодвижений. "Вы проделали долгий путь", - продолжал все тот же спокойный голос. - "Поэтому ведите себя хорошо и, быть может, мы обойдемся без сквозных ранений".

"Ты сказал, что вы нас ждали", - произнес Коул, не рискуя обернуться к говорившему. - "Каким образом?.." "Насколько я знаю, по пути вы столкнулись с несколькими протоссами, Темными Рыцарями", - пояснил Джеймс Рейнор, выступая из теней, - "а от них, как знаете, секретов нет. Я помог им в прошлом, и то, что они предупредили меня, такое своеобразное "спасибо". Но вопрос теперь в том, что же нам с вами делать?"

"Как следует из слов Калли Мюллер", - продолжал Маркус, - "которая тенью следует за Тамсеном Коли в кулуарах службы собственной безопасности, существует новая, экспериментальная форма ресоциализации, которая присутствует лишь в подсознании и заставляет тебя подчиниться в определенный, предначертанный сценарием момент. И подопытным кроликом для эксперимента стал Коул Хиксон!"

Нуура Джосс закатила глаза: конечно, теперь все стало так очевидно!.. "Так вот почему Хиксон вел себя так странно", - пробормотала она, потирая виски и отчаянно пытаясь придумать выход из сложившейся непростой ситуации. - "Коли все это время оставался у него в голове, отдавая приказы. Тирадор VIII повторяется вновь! Он собирается убить Рейнора и остальных Боевых Свиней тоже!"

Приблизившись вплотную к Коулу, Рейнор тепло обнял его к вящему изумлению всех без исключения окружающих. "Так вы знакомы?" - выдавил Иггинс, и Рейнор утвердительно кивнул: "Конечно. Мы оба находились на исправительных работах, еще когда я служил в 321-ом. Я обязан Коулу тем, что сохранил рассудок. Может, даже жизнью обязан! Поэтому, когда я узнал о вас, то понял, что здесь стоит нечто большее, чем кажется на первый взгляд".

Воспользовавшись тем, что Рейнор отвернулся, Коул осторожно вытащил из кармана брюк пистолет...

Отчаянно надеясь на то, что внутренние коммутаторы в бронекостюмах Боевых Свиней не отключены, Нуура Джосс попыталась выйти на связь с товарищами, но в это мгновение страшный взрыв сотряс корабль; ударной волной девушку швырнуло на панель управления.

Ларс Траккен, презрев прямые приказы Тамсена Коли, решил свести счеты с Боевыми Свиньями вообще и с ненавистным Хиксоном в частности... ведь личная месть всегда превалирует над чувством долга.

Церберы высадились на борт "Генерала Ли", устремились в рубку управления, где открыли огонь по Нууре. Девушка метнулась прочь, в соседний отсек; пехотинцы следовали за ней по пятам, исполняя прямой приказ своего командира - прикончить ту, которая имеет хотя бы малейшее значение для Коула Хиксона. Ларс Траккен первым ворвался в коридор, в котором исчезла девушка, и грязно выругался, заметив чуть приоткрытый люк вентиляционной шахты. "Найдите его!" - приказал он солдатам, и те послушно рассредоточились по кораблю.

Но опоздали: Нуура успела добраться до спасательной капсулы и, поклявшись обязательно вернуть захваченный противником корабль, направила ее к поверхности Уроны Сигма. Траккен приказал вести по капсуле прицельный огонь из всех корабельных орудий, проклиная ресоциализированных Церберов, только и годных на то, чтобы исполнять приказы. Одна из выпущенных ракет в цель попала, но серьезного урона капсуле не причинила. Молясь о том, чтобы не встретила ее орда зергов, чтобы не оказались повреждены инерционные компенсаторы, чтобы Хиксон не успел перебить Рейнора и Боевых Свиней, Нуура Джосс вела спасательную капсулу к поверхности...

За тридцать три минуты до приземления капсулы Нууры на поверхность планеты Хиксон осторожно потянулся за пистолетом, спрятанным в заднем кармане брюк, пользуясь тем, что Джим Рейнор переключил внимание на Турфу Дея. "Вы познакомились во время Войн Гильдий?" - спрашивал тот. "Мы служили в разных отрядах", - кивнул Рейнор, - "но встретились на исправительных работах. Я был в ужасной форме, и Коул помог мне сохранить волю к жизни. Через год или около того я получил возможность его отблагодарить за это".

"Но почему он нам ни разу не сказал о том, что знает тебя?" - недоумевал Турфа. - "Похоже, дела принимают новый и скверный оборот". "Да, что происходит, Коул?" - нахмурился Рейнор, обернувшись к былому товарищу. - "Когда Темные Рыцари сказали мне, что ты и твой отряд ищите нас, Рейдеров, у меня глаза из орбит вылезли от изумления".

Вместо ответа Коул прижал дуло пистолета к виску опешившего Джеймса Рейнора. В то же мгновение Рейдеры направили оружие на Хиксона, готовые стрелять, если тот хоть пальцем шевельнет. Боевые Свиньи были удивлены не менее и пытались взывать к сознанию Коула, но тот не слышал товарищей; глаза его остекленели, что не укрылось от Рейнора. "Взгляните на его глаза", - произнес он. - "Ресоциализация, вне всяких сомнений. Наверняка какой-то "спящий" вариант, до которого додумались яйцеголовые Доминиона".

Неожиданно в потолке пещеры возникла зияющая дыра, в которую хлынули гидралиски. Зерги обнаружили тайное логово Рейдеров!.. В пещере воцарился сущий хаос; люди спешили убраться с пути чудовищных тварей и, по возможности, достичь кораблей, остававшихся на дне морском.

Турфа выбросил вперед руку, схватив Коула за запястье, и пуля, предназначавшаяся Рейнору, ушла в потолок. "Если это действительно ресоциализация, значит, Коли снова подставил нас!" - прорычал великан, обращаясь к Иггинсу и Пириусу, и те, уже ведущие прицельный огонь по зергам из винтовок Гаусса, согласно кивнули: "Наверняка этот хер даже не думал очищать наш "послужной список. Скорее всего, Коул и нас должен был прикончить!"

Осознание столь вопиющего предательства придало ярости и решимости Боевым Свиньям: сейчас они сражались за собственные жизни, изливая ненависть на сыплющихся через отверстие в потолке пещеры зергов. "Не хочу... бить тебя... Хиксон..." - прохрипел Турфа, прижав Коула к полу и выкручивая ему запястье, благо оружие тот упрямо не желал выпускать. - "Но я... не позволю тебе пристрелить человека, как проклятой марионетке, особенно, если за ниточки дергает Тамсен Коли".

За спиной Турфы возник гидралиск, занес ужасающие клешни для удара... но пал, сраженный Рейнором, оказавшимся наряду с Боевыми Свиньями по одну сторону образовавшегося в пещере завала, в то время как люди его - по иную. Последние упрямо пытались пробиться к кораблям, вот только, помимо завала, теперь между ними и спасением пребывало еще множество особей Роя.

"Есть запасной выход?" - бросил Рейнору Турфа, выдергивая чеку из гранаты; в суматохе Коул куда-то исчез. "Да", - кивнул Рейнор, лицо которого отражало истовую тревогу. - "Но понадобится время, чтобы достичь поверхности, а наличие у нас времени - под большим вопросом". "Это как?" - нахмурился Турфа. "Помнишь, я упоминал протоссов, что рассказали мне о вашем маленьком охотничьем предприятии?" - произнес Рейнор, и Турфа, согласно кивнул, швырнул гранату в подступающих гидралисков. - "Ну... они обещали вернуться. Мы уже сворачивались и готовились к отходу, когда появились вы".

"Вернуться?" - переспросил Турфа, когда взрыв уничтожил добрую дюжину зергов, даря Боевым Свиньям несколько драгоценных мгновений, чтобы метнуться в прилегающий коридор, ведущий к спасительным кораблям. - "Они считают, что потеряли Урону, и не собираются даже высаживать на планету десант. Посему, остается выжигание поверхности". "Но... они не осмелятся", - выдохнул Турфа. - "Ты же все еще здесь, верно?" "Я бы не стал проверять эту теорию!" - молвил Рейнор, припустив вслед за наемниками; гидралиски неотступно следовали за ними по пятам. Интересно, куда делся Хиксон?.. Резонно предположить, что, если его еще не растерзали зерги, этот парень с промытыми мозгами все еще собирается вынести им смертные приговоры.

А в это мгновение Коул Хиксон, цепляясь за малейшие углубления в каменной породе, пытался выбраться наружу через дыру проделанную зергами дыру в потолке пещеры...

Ларс Траккен, восседающий на капитанском мостике корабля Церберов, остающегося на орбите Уроны, внимательно выслушал доклад своего подчиненного. Информация оптимизма не внушала: пехотинцы обнаружили покинутую спасательную капсулу с "Генерала Ли", а район, где высадились Боевые Свиньи, кишмя кишел зергами. Быть может, все рецидивисты уже мертвы... Но Траккен поверит в это, лишь когда своими глазами увидит их остывающие трупы.

"Пусть подразделение "Дельта" продолжит наблюдение с воздуха..." - приказал он подчиненному, но один из пилотов прервал его: "Командующий Траккен, только что из подпространства появились три корабля. Протоссы". Ларс Траккен рывком поднялся на ноги - вот уж неожиданность!..

"Какого черта им нужно?" - взорвался он, и отдал приказ пилотам: - "Отсоедините стыковочный коридор, соединяющий нас с "Генералом Ли". Мы отходим. Бессмысленно играть с ними в кошки-мышки, наверняка эти проклятые уродцы уже читают наши мысли. Просто максимально увеличьте расстояние между нами. И немедленно установите связь с Коли из службы собственной безопасности..."

Ползя по вертикальной шахте к поверхности, Рейнор обернулся к троице наемников. "Сдается мне, мы так и не познакомились", - молвил он, протягивая руку Турфе Дею. - "Джим Рейнор. Мятежник-альтруист". "Турфа Дей", - улыбнулся гигант, пожимая Рейнору руку. - "А это - Роми Пириус и Вин Иггинс. А где-то наверху Нуура Джосс, готовая вытянуть наши задницы с этой без пяти минут сожженной глыбы... по крайней мере, я еще надеюсь на это".

"Я слышал, как вы поминали о Тамсене Коли", - продолжил Рейнор, возобновив восхождение по каменному колодцу. - "Это он все организовал?" "Да", - подтвердил Турфа. - "Он дал задачу Хиксону вновь собрать всех нас вместе, наверняка хотел подчистить свое темное прошлое". "Я не знаю этого Коли лично, но подобные люди знакомы мне", - поморщился Рейнор. - "Сомневаюсь, что он просто хочет прикрыть свою задницу. И не стоит слишком винить Коула. Не думаю, что у него было выбор - до промывания мозгов или после". "Ты добрее меня, Джим Рейнор", - признал Турфа. - "Я не смог бы так быстро простить и забыть после того, как он ткнул бы P-220 мне в рожу".

"Да, но он не нажал на курок", - напомнил Рейнор. - "По крайней мере, не сразу". "Не нажал... или не смог?" - риторически вопросил Турфа. "Знаешь, что я думаю, Турфа?" - резюмировал Рейнор. - "Я думаю, что личность Коула Хиксона изо всех сил сражается за свою свободу". "И что, поставишь на это свою жизнь?" - хмыкнул Турфа, но Рейнор утвердительно кивнул, ничуть не смутившись: "Может, и придется".

Снизу послышалось клацанье клешней: зерги стремительно настигали беглецов. Пириус открыл по тварям огонь, в то время как Рейнор и Турфа помогли однорукому Иггинсу выбраться на поверхность. Наконец, подле них оказался и Турфа, и, пробормотав "А сейчас я закрою за собой дверь", швырнул в шахту припасенный загодя мешок со взрывчаткой.

Взрывной волной людей отбросило на добрый десяток шагов в сторону, но когда Рейнор пришел в себя и сел, ошалело тряся головой, первым, что он увидел, было дуло P-200, вновь упершееся ему в лицо, и недобрый взгляд Коула Хиксона.

Турфа, Пириус и Иггинс были столь же поражены увидеть "товарища" живым и невредимым, как и сам Рейнор. "Но как он?.." - задохнулся от изумления Иггинс. - "Ты же сказал..." "Что у меня есть запасной выход, но я не сказал, что он единственный", - произнес Рейнор, после чего, поднявшись на ноги, обратился к Коулу, который отчего-то медлил, не нажимал на курок: "Знаешь, Хискон, я не виню тебя. Я не отправлюсь на тот свет, проклиная тебя. Но есть куда лучшие кандидаты для этой пули. Коли, например! Ты помнишь ту дыру, в которой мы оказались? Ты тогда показал мне, как не позволить им победить. Ты называл это "дислокацией". Отрешиться от всего окружающего, спрятаться в маленькой ментальной крепости, которую никто не сможет коснуться. Я вот думаю, когда они провели тебя через все круги ада, промывая мозги в одном из комплексов Доминиона, последовал ли ты своему же совету? Спрятал ли ты маленький кусочек себя так, что они не сумели его найти..."

Заметив движение на периферии зрения, Рейнор громко произнес: "Если ты - Нуура Джосс, пока не стреляй". Сделав шаг в сторону, он встал между девушкой и Коулом так, что дуло снайперской винтовки в руках Нууры теперь смотрело ему в затылок. "Что ты творишь?" - изумилась Джосс. "Возвращаю долг", - молвил Рейнор, не отводя взгляд от Коула. - "Просто сделай выбор, Хиксон: или жми на курок, или опусти оружие. Но пока ты решаешь, вспомни, что они сделали с тобой. Вспомни!"

В затуманенном разуме Коула возникли картины... Он пребывает в резервуаре, наполненном жидкостью, вокруг снуют исследователи, офицеры Доминиона... а поодаль с премерзкой ухмылкой на лице замер Тамсен Коли...

Память услужливо вызывает события куда более далекого прошлого... Он в заточении в одном из тайных комплексов Конфедерации на Тираксисе II... Каждый день они убивают его, вводя в вены какие-то вещества, а затем возвращают к жизни... Что это - пытки или эксперименты? Он и сам не знает, но пытается удержать в разуме драгоценные осколки воспоминаний, чтобы не поддаться подступающему безумию... А две недели спустя после начала заключения к нему в камеру швырнули человека по имени Джим Рейнор. Они спрашивали его о некой "ресоциализации", а когда ответы не нравились, начинались пытки. А затем они задавали те же самые вопросы и ему. Наверное, считали, что они станут общаться в камере. Но он ничего не сказал Рейнору, даже имени своего не открыл. Рейнор, однако, болтал за них двоих. Сперва он вычленял его за пределы собственного сознания, скрываясь в маленькой ментальной крепости, но затем стал понимать, что сокамерник его - хороший человек, который по колено увяз в события, суть которых лишь начинал понимать. Он начал открывать Рейнору глаза на ложь, их окружающую, и на Войны Гильдий, в которые тот так геройски ввязался. Наконец, он разглядел в Рейноре человека, достойного спасения. Если он сумеет показать ему, как сопротивляться, как не сломаться... быть может, жизнь его самого не окажется столь вопиющей неудачей...

Пистолет в руке Хиксона дрогнул, на мгновение лицо отразило решимость, но пальцы безвольно разжались... Обхватив голову руками, Коул страшно закричал, после чего рухнул без сознания к ногам Рейнора. Остальные с опаской приблизились; Пириус склонился, коснулся пальцами горла Коула, пытаясь нащупать пульс. "Пульса почти нет", - констатировал он.

"Это, быть может, уже не важно", - с неподдельным отчаянием в голосе произнес Джим Рейнор, устремив взгляд ввысь. - "Мы опоздали. Началось".

Ларс Траккен наблюдал за тем, как флотилия протоссов выжигает поверхность Уроны, убивая все живое, что могло оставаться на планете. Коли приказал ему ничего не предпринимать и дождаться, пока протоссы сделают всю работу, ведь никто не сможет выжить в том аду, в который обратилась Урона...

Замерев на скальном утесе, Боевые Свиньи и Джим Рейнор смотрели, как свинцовые тучи пронзают ослепительные колонны гибельного света. Надежда оставила обреченных... "Теперь уже недолго", - прошептал Рейнор. За эти краткие, страшные мгновения перед глазами у каждого пронеслась целая жизнь.

Роми Пириусу вспомнилось о сладкой жизни... обернувшейся кошмаром. В эпоху владычества Конфедерации он был уважаемым бизнесменом в Новом Гёттисбурге - центральном районе Тарсонис Сити. Помимо легального бизнеса, он приторговывал наркотиками, посему на доходы не жаловался. Власть имущие закрывали глаза на его деятельность, а он исполнял некоторые... поручения, частенько сводившиеся к убийствам.

В напарники Пириусу назначили пятерых. Он знал лишь их имена: Кон Ренни, Банта Вест, Грегг Мунстоун, Юпитер Росс и Густав Лорка. Были ли имена вымышленными? Пириус не знал и знать не хотел. Если они проколются, то не будет никаких ниточек, ведущих от них к чиновникам Конфедерации.

На этот раз им приказали устранить несколько шишек, собравшихся в загородном домике. Шестеро коммандос выступили в означенном направлении... но все пошло не так, как предполагалось, и Пириус оказался схвачен. Что интересно, офицеров, допрашивающих его, интересовали не "ночные похождения", но дневная деятельность. Они хотели знать все о сети распространения наркотиков, о клиентуре Пириуса... в частности - о самых влиятельных чиновниках в иерархии Конфедерации.

Пириуса провели на секретный исследовательский комплекс, где разрабатывались генетические акселераторы, био-молекулярные токсины и им подобное - другими словами, медленная смерть в привлекательной оболочке. Все его бывшие пособники тоже были здесь, в качестве подопытных кроликов для испытания новых препаратов.

Пириусу предложили выбор: стать одним из подобных подопытных... или вернуться к прежней жизни и прежнему ремеслу. Вот только теперь он будет продавать некоторым из своих клиентов вещества, что неминуемо приведут к их гибели. Таковы условия сделки. Да, Пириус без зазрения совести сдал свой отряд... и - будь у него возможность изменить это решение, он бы ею не воспользовался... И сейчас, когда смерть неминуема, он вознамерился испытать удовольствие, подобных которому не знал прежде. Пакетик с желтоватой жидкостью был приклеен к лодыжке его скотчем, и Пириус, разорвав его, выплеснул содержимое на запястье...

"Я заметил, что интервал между выстрелами - один и тот же", - Турфа, прищурившись, внимательно следил за пронзающими небеса и устремляющимися к поверхности сполохами. - "Бьюсь об заклад, что дальность между поражаемыми точками одинакова". "В этом вся их, протоссов, суть", - усмехнулся Рейнор. - "Они даже десант не высаживали, сразу перешли к орбитальной бомбардировке. Может, решили, что нечего здесь спасать". "Похоже, сегодня они торопятся", - мрачно заметил Иггинс, и Рейнор согласно кивнул: "Да, к счастью для нас. Наше знакомство было кратким, Боевые Свиньи, но... было весело".

Слова эти Турфу весьма позабавили. "Ну ты и кадр, Рейнор", - рассмеялся он. - "Мы все поставили черные метки на твою задницу, за что следует благодарить этого скользкого ублюдка Тамсена Коли, а все, что ты можешь сказать - "было весело". Из чего только и делают вас, бывших маршалов?"

"Из того же, что и тебя, Турфа - яиц и дурного характера", - произнес Рейнор и, опустившись на колено подле пребывающего в беспамятстве Хиксона, осторожно разлепил ему веки, бросил внимательный взгляд на расширенные зрачки. "Как он?" - вопросил Турфа. "Трудно сказать", - пожал плечами Рейнор. - "Он жив, если это можно так назвать, но ни на что не реагирует. Ему дорого стоило превозмочь ресоциализацию, очень дорого".

"А где же "Генерал Ли"?" - обратился Иггинс к Нууре. "Где-то там, наверху", - девушка безразлично мотнула головой. - "Корабль взяли на абордаж Церберы с промытыми мозгами и офицер, готовый лично растерзать Хиксона. Мне пришлось бежать. Кстати, Рейнор: есть вероятность, что твои ребята вернутся за тобой?" "Нет", - покачал головой тот. - "У них однозначный приказ - уходить и не возвращаться ни в коем случае. Если не брать в расчет название, Рейдеры Рейнора - нечто большее, нежели группа, сплоченная за конкретным индивидом. Они продолжат наше дело и без меня. Так что простите". "Не стоит", - молвила Нуура. - "Для нас, Боевых Свиней, все так и должно было кончиться. Мы попадали из одной передряги в другую с тех самых пор, как Коли впервые открыл двери наших камер".

Казалось, надежды на выживание никакой, но Джим Рейнор сохранял полное спокойствие. "Я столько раз бывал в безвыходных ситуациях, Нуура, и все же выживал", - объяснил он девушке. - "Но однажды жизнь, которую мы ведем, сводит с нами счеты. Возможно, нам и представится некий шанс, а, быть может, и нет. В любом случае я просто жду. Жду конца света".

Ларс Траккен, однако, подобным терпением не отличался. Если Коли может наблюдать орбитальную бомбардировку Уроны и наслаждаться зрелищем, офицер "Цербера" собирался лично удостовериться в гибели немезиды.

"Немедленно приготовьте мне шаттл", - приказал он подчиненным. - "Я долгие годы ждал этой возможности. Я сейчас я должен видеть глаза Хиксона, когда буду сдавливать ему шею руками и слышать хруст костей".

Иггинс, Нуура, Турфа и Рейнор продолжали безмятежно взирать на озаряемое ослепительными сполохами темное небо. Пириус, пребывая в наркотическом экстазе, бился на камнях за их спинами, бормоча что-то невразумительное.

"Можем же мы что-то предпринять!" - воскликнула девушка. - "Умирать я не боюсь, но не так же. Я хочу умереть, стреляя изо всех стволов, и никак иначе!" "Не думаю, что у нас есть выбор, Нуура", - вздохнул Турфа. - "От Армагеддона не сбежать". "А что протоссы?" - поинтересовался Иггинс. - "Мне казалось, что Рейнор у них в друзьях. Если бы они знали, что он здесь на планете..."

"Вообще-то, я ожидал, что что-то такое произойдет и они не станут действовать столь радикально", - признался Рейнор. - "Эдакое шестое чувство. Но может, я заблуждался. Может, я не настолько уж важная птица..."

Неожиданно Пириус страшно закричал: экстаз сменился кошмаром, ибо пред опьяненным разумом предстали фигуры былых пятерых пособников, которых он без зазрения совести продал Конфедерации... Заметив на земле пустой пакетик, Иггинс продемонстрировал его товарищам: неизвестно, чем накачал себя Роми, но явно из области "на черный день".

Выстрели вспороли почву поблизости - на посадку заходил алый шаттл Церберов, и пехотинцы, высыпав на трап, поливали Боевых Свиней огнем. Видать, решили не дожидаться, пока грязную работу за них сделают протоссы...

Сжав в руках винтовки Гаусса, рецидивисты бросились в укрытие, благо высоких камней на берегу оказалось предостаточно. А вот боеприпасов у них оставалось немного...

Целый взвод пехотинцев в алых бронекостюмах показался из шаттла. "Слушайте, Боевые Свиньи!" - прокричал Траккен, обращаясь к укрывшимся за камнями обреченным. - "Я буду предельно краток. Я - Траккен. Коммандер Ларс Траккен. Отдайте мне Хиксона, и остальных мы вывезем отсюда. Попытайтесь сопротивляться... и мои ребята просто прикончат вас, а Хиксона заберут все равно". "Давай, нападай!" - пьяно проорал Пириус в ответ. - "Хреновы Церберы, я вас на завтрак жру..."

"Мы можем воспользоваться его одержимостью Хиксоном", - обернулся Рейнор к Нууре, в то время как Церберы брали укрывшихся Боевых Свиней в кольцо. - "Ведь он мог просто остаться на орбите и смотреть, как мы поджариваемся. Но нет же, он лично спустился сюда. Он хочет, чтобы Хиксон знал, кто его прикончит". "Вот только сейчас слово "знал" к Хиксону не очень-то применимо", - мрачно напомнил Турфа, и Рейнор усмехнулся: "Точно".

Подняв над головой оружие, Боевые Свиньи показались из-за камней, безразличным тоном предложив Траккену забирать Коула. Тот заглянул за камень, где Хиксон безвольно распластался на земле. "Что это еще за штучки?" - проревел офицер. "Никаких штучек", - отозвался Хиксон. - "Ты видишь перед собой работу Тамсена Коли. Он что-то сделал с головой Хисона, и вот результат".

"Нет! Нет!" - орал Траккен, тряся Хиксона за ворот. - "Так не пойдет. Я хочу, чтобы ты знал, кто я... что ты мне сделал! Зерги кишели на Лос Андаресе, заключенные вырвались из тюрьмы. Мы - охранники - сдерживали их, как могли, но умирали, один за другим. Спасательный отряд прорывался к нам, но я был ранен, а ты, Хиксон... ты занял мое место, забрав мою униформу, а меня оставил на съедение зергам. Три дня я прятался под мертвыми телами, когда военные наконец остановили нашествие. 72 часа... когда каждая минута растянулась до вечности. Им я показался совершенным безумцем, они поместили меня в комнату с мягкими стенами... Но я вырвался из тенет безумия. Меня вернула ненависть, она придала мне сил!"

Воспользовавшись тем, что внимание Церберов оказалось отвлечено, Боевые Свиньи начали действовать незамедлительно, ведь шаттл был их единственной надеждой на спасение. Турфа сломал шею одному из оперативников, Рейнор в упор пристрелил другого, после чего, отстреливаясь, бросился к трапу. Лишь Пириус озадаченно стоял за спинами Церберов, не понимая, что, в сущности, происходит.

Траккен отбросил Хиксона на землю, сделал было шаг в сторону шаттла, но неожиданно Коул схватил его за локоть. "Я тебя знаю?" - прошипел он в лицо опешившему Ларсу и, не дожидаясь ответа, ударил его головой в лицо. - "Впрочем, неважно. Я знаю таких, как ты".

Земля под ногами Церберов, взявших на прицел убегающих Боевых Свиней, дрогнула, разверзлась, и показалась из-под нее голова гигантского зерга...

Они упали на землю, продолжая бороться. "Ты что, не помнишь меня?" - хрипел Траккен. - "Ты украл мою жизнь!" Тем временем Пириус, взгляд которого так и не прояснился окончательно, поднялся с земли винтовку Траккена, направил его на противников. Те чуть отстранились друг от друга, воззрились на Роми, ибо в руках этого безумного наркомана ныне пребывали их судьбы.

"Пириус, пристрели его!" - выкрикнул Траккен. - "Ты станешь свободным человеком, никакого криминала! Чего же ты ждешь? Я же читал твое досье, ты и раньше продавал своих". "Да", - мрачно процедил Пириус. - "Тогда. Но не сейчас".

С этими словами он нажал на курок, и шип насквозь прошил ему плечо. Изумленный, Траккен отступил на шаг... не заметив дыру в земле, из которой высыпали зерги. "Хиииксооон!" - прозвучал последний, душераздирающий крик офицера, исчезнувшего под массой зергов. Не в Лос Андаресе, но сейчас... От уготованной судьбы не уйдешь.

Улыбнувшись, Пириус протянул Хиксону руку, помогая подняться, и тот с благодарностью принял ее. Но в следующее мгновение в груди Роми возникло зияющее отверсте, и он камнем рухнул на землю... Один из Церберов все же сделал роковой выстрел... Коул страшно закричал в бессильной ярости, отмечая каким-то уголком сознания, что алый шаттл устремляется к нему, и Турфа Рей протягивает руку...

Позже, на борту "Генерала Ли" Боевые Свиньи, пытающиеся уверовать в свое чудесное спасение, обсуждали сложившуюся ситуацию.

"То есть, ты считаешь, протоссы знали", - уточнил Иггинс, и Рейнор задумчиво кивнул: "Вероятно. Они многое знают. Предположу, что они решили позволить событиям на Уроне идти своим чередом". "А бомбардирока..." - начала Нуура. "...Не была столь уж тщательной", - закончил мысль Рейнор. - "Они бы стреляли по местам наибольшей концентрации зергов". "Только вот именно этого они и не сделали", - резюмировал Иггинс. - "Потому что в том месте был ты. И мы. Но я не думал, что протоссы могут хоть сколько-то ценить человеческие жизни". "Быть может, как раз сейчас они изменяют свой взгляд на эту догму", - философски заметил Рейнор.

Встал иной вопрос: что теперь?.. Куда им податься? Чем заняться?.. "Коли что-то сделал с моей головой, и я не знаю, можно ли исправить это", - с пугающей прямотой заявил Хиксон. - "Это уже стоило Роми жизни. Так что, хоть, быть может, это и не мудро, и даже бессмысленно, но я собираюсь вырвать сердце Коли и продемонстрировать его ему". "Это чистое самоубийство", - улыбнулся Турфа.

"Знаю", - произнес Коул. - "Вы со мной?" Боевые Свиньи кивнули: "Мы все с тобой".

Сообщение отредактировал Энгель - 24.01.2010, 16:35


--------------------
It's killing me
We lost a dream we never had
The world in silence should forever feel alone
'Cause we are gone and we will never overcome
It's over now


Изображение
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Энгель
сообщение 24.01.2010, 16:36
Сообщение #23
Иная
Завсегдатай
Страж
*****


Пол:
Сообщений: 346


Bang-Bang



Глава 5. Нова. Академия Призраков

Нова продиралась через джунгли одного из десяти континентов Тирадора VIII, приближаясь к лагерю мятежников Клиффа Наданера - человека, повинного в гибели всей ее семьи, в последние годы правления Конфедерации показавшего себя мелким провокатором и инсургентом. Император Арктурус Менгск, приказавший ей устранить сего индивида исключительно телепатическими силами, терпел мятежников не больше, чем Конфедерация, которую он сам же и уничтожил. Если миссия пройдет успешно, обучение Новы в Академии Призраков наконец закончится, ибо выполняла она сейчас своеобразное "выпускное" задание.

Сегодня Нове исполнялось ровно восемнадцать лет, и мыслями девушка обратилась к событиям трехлетней давности. Отец ее, Константино Терра, являлся патриархом одной из Старых Семей - правящих династий Конфедерации, восходящих к капитанам кораблей, прибывших в сектор Копрулу с далекой Земли. Он выступал ярым противником бомбардировки Корхала, но Совет принял иное решение, что привело к становлению Сынов Корхала - силы, с которой волей-неволей приходилось считаться.

В честь пятнадцатилетия младшей дочери Константино организовал званый прием, посетили который многие представители благородных семей Тарсониса. Именно в тот день свершилась трагедия на Мар Сара, и главы Старых Семей - Константино Терра, Артурро Калабас, Андрея Тайгор и иные - приняли решение отправить наследников династий на Тирадор IX, весь в свете последних событий - атак протоссов и зергов, а также предательства Эдмунда Дюка, переметнувшегося к Сынам Корхала, - оставаться на Тарсонисе стало небезопасно.

А три дня спустя ворвавшиеся в особняк Терра мятежники, не принадлежащие к Сынам Корхала, но истово ненавидящие Старые Семьи, расправились с Константино и Анабеллой Терра, а также со страшим братом Новы Зебедией. Тогда-то и проявились потрясающие телепатические способности Новы, ибо разум ее наполнился сонмом голосов, отголосков мыслей всех без исключения окружающих - убийц, угрожающих ее жизни, слуг, сторонних прохожих. И девушка велела всем им замолчать... так, в одно мгновение она убила три сотни людей. Не помня себя, Нова бежала в Трущобы - нижний район, обитали в котором бедняки и преступники...

Расследование инцидента было поручено Малкольму Келерчиану, агенту Программы Призраков, входящему в подразделение охотников за телепатами. Изучив обнаруженные свидетельства произошедшего, он заключил, что, вероятнее всего, Нова Терра неосознанно совершила убийство силами разума. Директор Программы Призраков, Ильза Киллиани, приказала Келерчиану отыскать беглянку, благо для общества девушка все равно мертва: в лучшем случаем ей предстоит стать безликим оперативником Конфедерации. Келерчиан начал методичные поиски в Трущобах, предположив, что Нова направится именно туда, ведь в сих нижних районах редко отваживаются появляться силы правопорядка.

Заправилы Трущоб, обнаружив на своей территории совершенно сконфуженную телепатку, желающую лишь умереть, препроводили ее к местному криминальному авторитету по имени Джулиус Антуан Дэйл, в миру известном как "Фагин". Конечно, Нова отказалась поступать к сему индивиду в услужение в качестве ручной телепатки и убийцы, и Фагин просто выставил девушку за дверь, решив, что, поголодав несколько дней, она вернется сама.

В последующие несколько дней несчастная Нова сполна вкусила нищенское существование, ибо во рту у нее не было и маковой росинки. Мало-помалу научившись заглушать отголоски чужих мыслей, постоянно звучащие в ее разуме, девушка бродила по улицам Трущоб, сознавая, что добывать пропитание ей придется не иначе, как грабежом. Совершенно случайно наткнулась она на новостной терминал, транслировалось на котором интервью с Кларой Терра, старшей сестрой Новы, которая в момент нападения на семейный небоскреб находилась в доме своего жениха, Мило Кусиниса. По просьбе директора Программы Призраков Клара сообщила, что все ее родные, включая младшую сестру Нову, погибли. Подобным ходом Ильза Киллиани рассчитывала разорвать все остававшиеся связи Новы с прошлой жизнью, а, если повезет и девушка - где бы она не находилась - увидит репортаж, она вполне может дать знать о себе, что существенно облегчит ее обнаружение и последующую вербовку в ряды Призраков.

Тот репортаж не укрылся от внимания и Фагина, который сразу же отметил сходство Клары Терра и сумасбродной блондинки-телепатки, объявившейся в Трущобах. Рассудив, что легче избавиться от одной из наследниц Старых Семей, чем позволить ей и дальше рыскать по его владениям, Фагин приказал подручному - законченному наркоману и психопату - отыскать Нову и расправиться с ней. Вот только девушка, прочитав мысли убийцы, телепатически убила его сама, после чего вернулась в логово Фагина, дабы прикончить негодяя, однако тот хорошо подготовился к встрече. Пси-экран, похищенный подручными Фагина у конфедератов, обладал способность причинять телепатке сильнейшую ментальную боль, ровно как и лишал ее возможности ощущить волны, излучаемые мозгом самого криминального авторитета. Обезопасив таким образом себя от телепатических атак Новы, Фагин заверил девушку в том, что, если она откажется сотрудничать с ним, он начнет одного за другим убивать взятых в заложники его головорезами малолетних детишек. Нове ничего не оставалось, как согласиться...

Минуло шесть месяцев. Клара Терра вышла замуж за Мило Кусиниса, что послужило символом единения двух Старых Семей, а отчаянная операция Сынов Корхала привела к потере Конфередацией Антиги Прайм, вынудив флот оной отступить к Хальсиону. Что до Малкольма Келерчиана, последние полгода занимавшегося прочесыванием Трущоб в поисках исчезнувшей Новы Терра, то удача, похоже, улыбнулась наконец агенту Проекта Призраков, ибо проведал он о странной телепатке, находящейся в услужении у местного заправилы, Фагина. В помощь Келерчиану директор Киллиани выделила 22-е подразделение пехоты - "Уничтожителей" - под началом майора Эсмеральды Ндоси, особы весьма жесткой... даже, пожалуй, жестокой, ненавидящей на этом свете все и вся.

Назвать теперешнее положение Новы "услужением" - значит, серьезно погрешить против истины. Рабство, и никак иначе. Фагин заставлял телепатку читать мысли своих подопечных и немедленно сообщать ему обо всем, не греша против истины, а при малейшем неповиновении причинял ее мозгу дикую боль с помощью пси-экрана. За эти шесть месяцев, полных мучений физических и душевных, она убила 74 человека по приказу своего ненавистного хозяина, которого не могла ни оставить, ни причинить ему вред. Фагин ни днем, ни ночью не расставался с пси-экраном, расплачиваясь за возможность контролировать Нову подступающим безумием, ибо устройство медленно, но верно разрушало его разум.

Ступив в логово Фагина, агент Келерчиан потребовал передать ему Нову, на что криминальный авторитет ответил отказом в форме выстрелов в упор... отраженных окружающим Малькольма силовым полем. Используя силы телекинеза, Нова заставила одного из присутствовавших помощников Фагина выстрелить боссу в спину... избавив таким образом Трущобы от безумной тирании Джулиуса Дэйла. Узнав от Келерчиана о том, что уготовано ей начать обучение по контролю над телепатическими способностями и дальнейшему развитию их в рамках Программы Призраков, Нова Терра с радостью согласилась на это предложение, благо одним из этапов, знаменующих завершение обучение, являлось избавление от воспоминаний о прошлой жизни. А от оных избавиться девушке хотелось больше всего на свете...

Майор Эсмеральда Ндоси оказалась страшно недовольна тем, что Келерчиану удалось вернуть Нову без особых усилий и излишнего кровопролития, и возликовала, когда связавшийся с ней генерал Ледбеттер сообщил, что Сыны Корхала атакуют Тарсонис, а, стало быть, приоритеты в нынешней операции изменились и 22-му подразделению пехоты необходимо доставить Нову Терра командованию в течение получаса. В истовом стремлении содеять сие пехотинцы мимоходом обрушили десятиэтажное здание, представлявшее собой оплот почившего Фагина, на головы себе и всем находившимся внутри. Агент Келерчиан получил тяжелейшие ранения...

Нова ТерраНесколько недель спустя он пришел в себя на борту медицинского космического корабля "Пастер", где его навестил Кевин Бик - новый директор Программы Призраков, назначенный на эту должность Императором Доминиона Землян Арктурусом Менгском I. Бик поведал пораженному Келерчиану о падении Тарсониса, о стремительной эвакуации с Осборна - единственной уцелевшей орбитальной платформы на момент нашествия зергов, о становлении Доминиона. Менгск решил сохранить Программу Призраков как один из весьма полезных инструментов Конфедерации, и Академия Призраков оказалась перенесена с Тарсониса на планету Урса, куда в настоящее время и направлялся "Пастер" наряду с иными кораблями, на борту которых находился приписанный к Программе персонал, а также молодые люди, обладающие потенциалом занять место в рядах Призраков. Вот только директору Киллиани, истово преданной Конфедерации и вверенной ей Программе, не нашлось места при новом режиме Императора Менгска, посему и заместил ее удобный и лояльный Кевин Бик.

По прибытии на Урсу Келерчиану предстоял долгий курс реабилитации, а Нове Терра - интенсивное обучение навыкам рукопашного боя, владения оружием, дальнейшее развитие телепатических способностей и контроль над ними. Еще полгода спустя Менгск поручил Келерчиану миссию по розыску вероятного телепата на одной из отдаленных колоний, Сакристе - весьма опасную, надо сказать, и ни Император, ни сам Малькольм не надеялись, что ему удастся вернуться в Академию Призраков живым.

Нова же завершила рассчитанное на четыре года обучение за два с половиной, после чего получила лично от Арктуруса Менгска задание, что ознаменует выпуск девушки из Академии Призраков - устранение Клиффа Наданера и его банды, скрывавшихся в джунглях Тирадора VIII.

Нова Терра не могла отказать себе в удовольствии взглянуть в глаза человека, отдавшего приказ о расправе над ее семьей, но жалкий, пресмыкающийся у ног девушки Наданер вызывал у нее лишь отвращение. Уничтожив его мозг, Нова выполнила возложенное на нее задание и обучение ее в Академии Призраков завершилось.

Страшные воспоминания, терзавшие Нову последние годы, были милосердно стерты, обратив ее тем самым в безжалостного Призрака - агента 12-862, не имеющего прошлого, будущее которого посвящено истовому служению Доминиону Землян.


--------------------
It's killing me
We lost a dream we never had
The world in silence should forever feel alone
'Cause we are gone and we will never overcome
It's over now


Изображение
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Энгель
сообщение 24.01.2010, 16:46
Сообщение #24
Иная
Завсегдатай
Страж
*****


Пол:
Сообщений: 346


Bang-Bang



Глава 6. Передовая

Ради чего мы сражаемся?..

Вопрос, занимавший все больше и больше умов, в то время, как кровавый конфликт трех цивилизаций в секторе Копрулу все нарастал, то затухая, то разгораясь вновь, но никогда не прекращаясь.

Во время народных волнений в городе Нью Канаан, что на Тирадоре IX, одном из миров Доминиона Землян, пехотинцами был пленен один из наиболее ярых лидеров восстания против единовластного правления Императора Менгска I - Джин-хо Лим. Последнего доставили в Главный Реориентационный Центр на Корхале, где занялся им сам доктор Бургесс, намеревавшийся создать из истово ненавидящего Доминион парня преданнейшего солдата, жаждущего жить и убивать во славу своего Императора.

Денно и нощно прикованный Джин-хо Лим, лишенный возможности даже закрыть глаза, вынужден был смотреть на огромные экраны, с которых Арктурус Менгск громогласно и пафосно вещал, обращаясь к подданным. "Настали темные времена!" - кричал Император, глаза его фанатично сверкали. - "И если человечество намерено выжить и встретить новый рассвет, то все мы должны быть единым целым, должны быть вместе..." Помимо лика Менгска, несчастному представали картины сражений с зергами и протоссами, образцов вооружения пехотинцев Доминиона, и все это сопровождалось подробнейшими комментариями. Пытка продолжалась и продолжалась, и вскоре весь мир Джин-хо Лима сузился до этих огромных экранов, а звучавшие слова казались незыблемой истиной. И в том состояла суть нейроресоциализации криминальных элементов...

"Вы добились очень многого за очень короткий срок, рядовой Лим", - поздравил доктор Бургесс молодого пехотинца с заставшим взглядом, и, дождавшись короткого "Спасибо, сэр", продолжил: "После того, как вы выполните задание, ваше обучение закончится". Доктор провел молодого человека в комнату, где находилась привязанная к креслу женщина, явно подвергавшаяся жестоким пыткам. Глаза, полные надежды и боли, воззрились на Джин-хо Лима, и тот узнал в заключенной Анну, свою возлюбленную, захваченную в плен наряду с ним в час приснопамятного восстания в Нью Канаане. "Эта заключенная - террористка и участница заговора по свержению нашего правительства", - объяснил доктор Бургесс. - "Имперский трибунал признал ее виновной в государственной измене и проговорил к смерти. Привести приговор в исполнение приказано тебе". Ни один мускул не дрогнул на лице рядового Лима, когда он направил он пистолет на обреченную и нажал на курок...

...На далекой Гари донельзя агрессивный зерглинг, лишь вылупившись, немедленно атаковал сородича и прикончил его, лишившись в поединке глаза. Такова природа сих ксеноморфов - в отсутствие внешнего противника и объединяющего коллективного разума зерги обращаются друг против другов, подобно бездумным животным. Тяжело поднявшись с тела только что убитого сородича, зерглинг злобно воззрился на нависшего над ним гидралиска... и прозвучавший в этот момент ментальный приказ Королевы Клинков уберег их от непременного поединка, заставив обратиться к иной, общей цели.

...На Аш'Араке, колониальном мире протоссов, Хастиана пыталась убедить своего наставника, Претора Муадуна, позволить ей стать воительницей. "Ты хочешь присоединиться к воинам на передовой?" - с сомнением качал головой Муадун. - "Есть и иные способы служения Де'Ул". "Наставник, враги не оставляют мне выбора", - возражала молодая женщина. - "Грядет война, и желание сохранить мир ничего не изменит". "Вижу, ты избрала свой путь", - кивнул Муадун. - "В следующий раз мы встретимся как собратья по оружию, как равные. И пусть честь направляет тебя, Хастиана". "И вас, Претор Муадун", - почтительно отвечала Хастиана.

С благословения Муадуна Хастиана отправилась на Шакурас, центральный мир Протектората протоссов, где на арене испытаний сошлась в поединке с воином, дабы доказать свое право занять место среди Рыцарей. "Твое путешествие по Пути Восхождения подходит к концу", - говорил ее противник, когда кружили они по арене, пытаясь нащупать брешь в обороне друг друга. - "Но мы столкнулись с противником, подобного которому не знали. Чтобы победить его, нам нужно стать еще сильнее. Хала - лишь первый шаг. Ты должна впустить в разум свой и душу всю глубину мироздания. Ты должна знать сердце врага столь же хорошо, как знаешь свое. Лишь тогда ты полностью осознаешь свой потенциал". "Как же я могу лишить жизни другое разумное создание после того, как загляну в его душу?" - недоумевала Хастиана, с трудом отражая энергетическим клинком разящий удар посоха. "Ты сделаешь то, что должна сделать", - отрезал воин.

Уклоняясь от следующего удара, Хастиана взмыла в воздух, намереваясь оказаться за спиной противника, но тот разгадал ее нехитрый маневр и с силой ударил молодую женщину ногой, поверг ее наземь. "Отнимать жизнь никогда не бывает легко", - продолжал наставления воин, приближаясь к Хастиане, - "но часто это бывает необходимо. И каждая отнятая тобой жизнь спасает неисчислимое множество других". Он занес посох над женщиной, но чувство предвидения подсказало той, куда придется удар, и когда энергетическое лезвие устремилось вниз, она ушла из-под удара и, вскочив на ноги и воспользовавшись импульсом противника, приставила клинок ему к горлу, знаменуя завершение поединка. "Когда придет время, я сделаю то, что должна сделать", - были ее ментальные слова, и воин уважительно склонил голову: "Тогда мне больше нечему учить тебя". Вскоре после этого Хастиана получила из рук Претора Муадуна доспехи, знаменующие ее становление воином.

...Силы Доминиона Землян, Протектората протоссов и зерги сошлись в жесточайшем сражении на Артике, каждая из сторон стремилась захватить обнаруженный недавно храм Ксел'Нага. Пехотинцы подразделения, неформально известного как "Мертвая голова", в состав которого входил и рядовой Джин-хо Лим, лишь высадившись на поверхность планеты, атаковали зергов.

Тем временем протоссы, создав подпространственные врата, соединившие Артику и Шакурас, готовились присоединиться к сражению за наследие прородителей. "Адун, защитник наш, да сияет вечно твой свет!" - вещал Артанис пред внемлющими ему Рыцарями, собравшимися у врат. - "Мы не собьемся с пути и последуем за тобой, как и прежде, на Аюре. С сего дня мы вступаем в битву. Пусть наши поражения научат нас одерживать победы. Пусть дело наше будет правым, а деяния - справедливыми. Да ведет нас честь, и она же будет нашей силой и нашей славой до самого конца. Вперед... Рыцари! За Аюр!" "За Аюр!" - ввысь взметнулись сотни энергетических клинков, и воины хлынули во врата, дабы присоединиться к сражению, ведущемуся у подножья холма, на котором гордо высился древний храм.

Джин-хо Лим оказался единственным выжившим из взвода, брошенного ко вратам величественной твердыни; тем не менее, он был полон решимости выполнить задание и захватить артефакты, наверняка схороненные внутри. "Тебе не стоило сюда приходить, человек", - раздался в разуме его голос, и путь ему заступила женщина-протосс. - "Здесь для тебя ничего нет. Ничего, кроме смерти". Стремительно метнувшись к пехотинцу, она рассекла энергетическим клинком его винтовку Гаусса надвое, но неожиданно отстранилась, так и не нанеся солдату смертельный удар.

"Чего же ты ждешь?!" - выкрикнул Лим. - "Ну давай!" "Нет, это не правильно", - покачала головой Хастиана. - "Мой враг не ты. Твой разум... твою душу превратили в нечто чудовищное. Ты был сломан, но я могу тебя наладить..." Не обращая внимания на протестующий крик пехотинца, протосс простела к нему руки... и образы хлынули в измученный разум человека, образы иной жизни. Анна... Их недолгое счастье на Тирадоре IX, а затем... восстание... ее взгляд, обращенный к нему... глаза расширены от ужаса... пистолет в его руке... выстрел... Кровь ее - на его руках...

Осознание чудовищности происходящего заставило Лима вконец лишиться рассудка. "Зачем ты заставила меня вспомнить?!" - вновь и вновь повторял он, выхватив пистолет и разряжая обойму в опешившую Хастиану, которая лишь искренне хотела помочь несчастному человеку. И не видел последний, как за спиной его выросла фигура зерглинга, на глазах у женщины оборвавшего смертное существование пехотинца. Из последних сил протосс обрушила на зерга энергетические молнии, и сознание ее милосердно потухло...

Ради чего мы сражаемся?..

"Найдутся те, кто будет говорить, что все эти мужчины и женщины погибли ни за что", - вещает с трибуны Арктурус Менгск I, и выступление Императора Доминиона транслируют на всех без исключения планетах владений землян. - "Что их жизнями напрасно пожертвовали в бессмысленной войне, в которой невозможно победить. Но правда в том, что они погибли, сражаясь за нас. За всех нас. Они погибли, чтобы сохранить наследие тех, кто был прежде, и гарантировать будущее следующих поколений. Они погибли, защищая нашу цивилизацию от всепоглощающего голода зергов и мессианских притязаний протоссов. Солдаты из всех миров Доминиона сражались плечом к плечу под единым знаменем. Только вместе мы сможем преуспеть. Только вместе мы сможем торжествовать победу. Только вместе мы сможем все преодолеть. Вот ради чего мы сражаемся".

"Рой бесконечен, Рой вечен!" - Сара Керриган, Королева Клинков, окруженная верными миньонами, наблюдает за перерождением зерглинга, погибшего в древнем храме на Артике. - "Даже поражения лишь приближают нас к совершенству, и достоинства врагов прибавляются к нашим собственным. Слабые отсеиваются, в то время как сильные перерождаются снова и снова, чтобы служить бессмертной воле Роя. Скоро Рой объемлет все сущее. И тогда каждое живое существо во вселенной склонится перед Королевой Клинков или умрет. Повиновение или забвение. Вот ради чего мы сражаемся".

"Артанис, за что наши воины боролись и умирали?" - вопрошает Муадун, наблюдая, как бренные останки Хастианы помещают в остов "Бессмертного". - "Сопоставимо ли то, что мы приобретаем, с тем, что теряем?" "Ты скорбишь о своей бывшей ученице, мой старый друг", - отвечает мудрый Иерарх. - "Но она сражалась с честью. И она сама выбрала свой путь". "И все же мне горько, что избранный путь привел ее сюда", - вздыхает Муадун. "Адун однажды сказал, что цена мира высока и платить ее приходится жизнями праведников", - звучат слова Артаниса. - "Но ведь Хастиана не отчаялась, и мы тоже должны держаться! И даже в эти сумрачные дни все еще есть надежда встретить рассвет. Вот ради чего мы сражаемся".

Сообщение отредактировал Энгель - 24.01.2010, 16:48


--------------------
It's killing me
We lost a dream we never had
The world in silence should forever feel alone
'Cause we are gone and we will never overcome
It's over now


Изображение
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Энгель
сообщение 24.01.2010, 16:58
Сообщение #25
Иная
Завсегдатай
Страж
*****


Пол:
Сообщений: 346


Bang-Bang



Орудия Тора звучат словно гром и бьют словно молнии, ниспосланные с небес богом, в честь которого и названа новая боевая машина Доминиона...

Широко ухмыляясь, Сандин Форст жал на гашетку, не забывая вести в уме нехитрые подсчеты. Одного за другим пламя поглощало зергов, что приводило пилота Тора в истовый восторг. Еще бы, он как никто иной заслужил право именоваться Богом Грома, лучшим пилотом Тора в Доминионе. Число убитых им в два раза превышало тех, которыми мог похвастаться следующий в списке. Конечно, его упрекают в излишней бесшабашности, ровно как и в том, что он рискует чужими жизнями ради статистики. Пусть! Он - Бог Грома, и ему все дозволено!..

В выборе напарников Форст был разборчив, как никто иной, и таковыми называл лишь тех двух людей, которые сопровождали его повсюду и действительно были ему удобны. Ближе всех к понятию "друг" в его глазах подходил Рифф, ведь его компьютерные навыки, находящиеся зачастую на уровне инстинкта, были слишком важны для личных и зачастую противозаконных деяниях Бога Грома. Рифф мог бы сделать карьеру первоклассного компьютерного специалиста... но это не оплачивалось так хорошо, как участие в затеях Сандина, и Рифф обустроил все таким образом, чтобы его военное звание не росло выше пилота SCV (Space Construction Vehicle - машины для создания различных конструкций в условиях открытого комплекса). А вот Гарт, оператор осадного танка "Крусио", был лишь дополнением к Сандину Форсту - целеустремленной, послушной гончей Бога Грома.

Прикончив очередного гидралиска, Форст, довольно ухмыльнувшись, откинулся в кресле. "Наши сигналы внедрились в систему этих ослов!" - сообщил Рифф по внутренней связи. - "У нас всего десять часов!" Форст усмехнулся: только этих слов он и ждал!..

План был прост, но в то же время изящный... разработанный, конечно же, самим Сандином. Осуществить его предстояло под самым носом у командования в самый разгар "зачистки" планеты от зергов. И успешное осуществление плана сулило Сандину и его компаньонам несметные богатства, о которых они раньше и мечтать не смели... богатства, каких не было даже у Бога Грома...

Только что Рифф изменил сигналы, передаваемые с трех единиц боевой техники, так, чтобы те, в чью задачу входило наблюдение за ними, пребывали в полной уверенности, что Тор, осадный танк и SCV все же остаются в заданном квадрате поверхности Мар Сара, продолжая выполнение поставленной перед ними задачи - уничтожение остающихся на поверхности зергов. Фактическая "невидимость" понадобилась Форсту, чтобы добраться до выжженных остатков базы Якобса и обчистить ее. Истинное предназначение комплекса, построенного еще во времена павшей Конфедерации, оставалось засекреченным и при Доминионе... но слухи все же ходили. Некоторые утверждали, что Конфедерация совершала эксперименты над инородцами, особенно в сфере генетического манипулирования. Другие же говорили, что там проводились псионические исследования, а также создание и проверка новых видов супероружия. Но, каким бы ни было ее предназначение, база была уничтожена несколькими взрывами, организованными, как говорили, кем-то вторгшимся извне... А все, что осталось после этого, было вскоре уничтожено бомбардировкой протоссов, желавших выжечь поверхность Мар Сара.

И сейчас по пустынной равнине следовал Тор, чуть позади которого держались осадный танк и SCV, расположившийся внутри которого Рифф внимательно смотрел на мониторы, отображались на которых карты местности, полученные с центрального сервера командования... нелегально, естественно.

"Рифф, что там у тебя?" - окликнул товарища Сандин. Десять часов, дарованных им, - совсем небольшой срок для осуществления задуманного, поэтому приходится поторапливаться. "Пока глухо, Сандин", - вздохнул Рифф, но тут же добавил: "...Но я еще раз просмотрел карты и заметил белое пятно, которое может заинтересовать тебя". "Белые пятна" на картах были зонами повышенной секретности, считалось, что они невидимы стороннему взгляду, хотя... если это был взгляд профессионала, все обстояло как раз наоборот.

"В этой точке проводились земляные работы, пока не началась вся заварушка", - добавил Рифф, и Сандин задумчиво кивнул, следя за данными, отразившимися на одном из мониторов в кабине Тора. Земляные работы, конечно же... В постоянных поисках новых ресурсов Синдикат Кел-Мориа установил несколько добывающих предприятий на Мар Сара сразу же после того, как на планете было истреблено все живого. Результатом появления большого количества шахтеров, которым нечем было заняться в свободное время, стали маленькие городски, где царило практически полное беззаконие. Доминион прислал "миротворческие" силы, но перед ними стояли иные задачи, главной из которых было прекращение раскопок в районе комплекса Якобса. Истинная подоплека этой операции требовала режима "строжайшей секретности".

Для пилота уровня Сандина Форста - первого и наиболее кровожадного из всех пилотов Торов - это открывало большие возможности, снимало ограничения и давало лазейки для нарушения законов. Сандин постоянно проверял вводимые Доминионом запреты на прочность и подстраивал их под себя... Так случилось и в этот раз, когда до него дошли слухи о запрете раскопок и о том, чем, по его данным, этот запрет был спровоцирован. Даже несмотря на полное разрушение комплекса, в изолированных бункерах его могли сохраниться ардеонские кристаллы - сокровища, обладатели которых могли бы стать равными богатейшим кланам Корхала.

...Прибыв в означенную точку, Форст и его компаньоны лицезрели груду металла и камня - все, что осталось от исследовательского комплекса Конфедерации. Весь путь занял у них всего 20 минут - стало быть, на поиски сокровищ еще остается предостаточно времени. "Вы уверены, что Синдакат еще не выгреб все отсюда?" - сомневался Гарт. "Судя по записям, здесь никого не было со времени заварушки", - произнес Рифф, бросив взгляд на монитор. - "Другой возможности у нас не будет. Если мы сегодня же не разыщем груз и не передадим его нашему клиенту, власти снова могут начать раскопки".

"Не переживайте, парни", - самодовольно заявил Форст. - "Вы же с Богом Грома!" Орудия Тора загрохотали, расплавляя тонны металла, разбивая камень. Земля не могла устоять перед жестокостью Тора и самолюбием Сандина Форста. Огневая мощь осадного танка Гарта присоединилась к адскому шквалу Тора, и сообща компаньоны пробили в склоне горы отверстие... за которым означился коридор, уводивший в земные недра.

"Сандин!" - в голосе Рифф слышалось ликование. - "Эти стены в три фута толщиной! То, что хранится внутри, должно быть в целости и сохранности!" "Ну, что я вам говорил?" - ухмыльнулся Форст. - "Веруйте в Бога Грома, к богатствам приводящего!.. Гарт! Воспользуйся случаем! Мне нужно кое-что подрегулировать, прежде чем войти..." Гарт не посмел ослушаться Бога Грома, перед которым преклонялся, и направил осадный танк ко входу в темный тоннель... SCV и Тор следовали за ним на расстоянии в несколько десятков метров.

Рифф постоянно сканировал область на предмет электромагнитного излучения, и, наконец, засек какую-то активность, о чем не преминул сообщить товарищам. "Хочу попробовать разобраться, откуда она исходит, и взломать систему безопасности комплекса..." - пробормотал он; пальцы его с бешеной скоростью застучали по клавишам.

"Дерзай!" - беззаботно отозвался Форст, размышляя сейчас совсем о другом. - "Похоже, отсюда начинаются огромные хранилища! Интересно, помимо кристаллов здесь есть что-нибудь ценное?.. Гарт! Что-нибудь видно!" "Одна пылища!" - отозвался Гарт, чей осадный танк продолжал движение по бесконечному коридору, ведущему к сердцу комплекса Якобса, уцелевшему в давнишней бомбардировке планеты флотилией протоссов. - "Наверное, конфедераты все вывезли. Но лучше, чтобы кристаллы здесь все же остались, о великий Бог Грома. А то, если я рискую своей шкурой впустую..." "И что же ты сделаешь?" - лениво улыбнулся Форст.

"Прямо по курсу какие-то красные огоньки", - неожиданно сообщил Гарт. "Красные огоньки?" - всполошился Рифф. - "Назад, Гарт! Отступай!" Но было уже поздно. Покинув шахты в стенах тоннеля, к осадному танку устремились ракеты, и боевая машина обратилась в огненный шар. Ухмыльнувшись, Форст начал ответную стрельбу, выжигая все, что может представлять угрозу для них.

Адское пламя, бушевавшее в тоннеле, улеглось - системы безопасности, приведенной в действие их вторжением, не существовало больше. "И Бог Грома сокрушит тебя..." - протянул Форст, донельзя довольный собой; потеря товарища ничуть его не опечалила.

"Сандин! Гарт не отвечает!" - Риффа, напротив, гибель пилота танка потрясла до глубины души. - "Он... он мертв! Там были пушки! Их старые снаряды прошли сквозь броню, как будто ее и не было! Как? Каким образом?" "Да без разницы, каким образом!" - Форст поморщился, эмоции напарника вызывали в душе его лишь презрение. - "Это лишний раз доказывает, что конфедераты спрятали здесь что-то действительно ценное! И забудь про Гарта! Он все равно был дураком! Да к тому же нам больше достанется, верно?"

Столь откровенный цинизм потряс Риффа до глубины души, но непоколебимый авторитет Бога Грома заглушил глас совести. "Но... как мы объясним его отсутствие?" - вздохнул он, зная, что все попытки убедить Сандина в значимости человеческой жизни разобьются о глухую стену тщеславия. "А чего там объяснять?" - прозвучал ответ. - "К тому времени мы уже улетим с Мар Сара! Ты же не думаешь, что я планирую оставаться здесь после того, как сорву куш? Сразу после этого мы исчезнем! А когда всплывет правда, если это вообще случится, мы будем уже далеко. Несколько взрывов скроют это место, а начальники решат, что это работа зергов! И у нас будет время добраться до нашего клиента и договориться о сумме!"

"Но... мы же станем дезертирами!" - по лицу Риффа стекали крупные капли пота; мониторы, установленные в кабине SCV, отражали дымящуюся груду металла, в которую обратился осадный танк. "Ага... богатыми дезертирами", - с готовностью согласился Форст. - "А теперь займись своим делом и, будь любезен, избавь меня от сюрпризов с этого момента. И чтоб больше никаких ошибок, Рифф! Это место, похоже, на автономном управлении! Здесь, видимо, есть система защиты. Из-за нее Гарт и погиб..."

"Думаю, ты прав", - Рифф бросил быстрый взгляд на шкалу интенсивности электромагнитного излучения. - "Уровень активности все возрастает! Первая линия защиты, похоже, пробудила всю систему..." Заметив на дисплее красный огонек, быстро к ним приближающийся, Форст разрядил орудия Тора в его направлении и огонек исчез.

Рифф тем временем отыскал в еще каким-то чудом функционирующей части локальной сети план комплекса, передал его на бортовой компьютер Тора, подсветив те коридоры, в которых внушительных размеров боевая машина не будет испытывать проблем с маневрированием.

Так они и двигались вперед. Рифф пристально выискивал невидимые угрозы, а Сандин охотно расправлялся с видимыми... А вскоре они достигли исполинских размеров ворот... конечно же, наглухо запечатанных. "Посмотри на размер этого хранилища!" - в благоговении выдохнул Форст. - "Вот она, наша золотая жила!" Нажав на гашетку, он выпустил во врата несколько ракет... но те оставили на металле лишь едва заметные следы. Подобного пилот Тора никак не ожидал, и уставился на врата со смесью удивления и тревоги.

"Если верить ничтожным крохам информации, которые я вытянул, эта дверь примерно два метра толщиной и сделана из сверхпрочного металла", - прозвучал у него в ушах голос Риффа. - "Скорее всего, даже твои ускорители частиц не смогут ее вспороть. А если и смогут, то с большой долей вероятности уничтожат все, что находится внутри"." "Вот именно для этого ты здесь!" - процедил Форст в ответ. - "Найди способ проникнуть внутрь! Сейчас же!" Он и мысли не допускал о том, чтобы повернуть назад... Не сейчас, когда вожделенная цель столь близка.

"Я работаю над этим, работаю!" Пальцы Риффа порхали над клавиатурой. "Это хранилище потребляет энергии больше, чем все остальные секции! Оно было создано, чтобы всегда оставаться закрытым". К счастью, Рифф изучил системы кодирования Конфедерации достаточно хорошо, чтобы взломать эту.

С громким скрежетом створки врат разошлись в стороны, и оператор SCV довольно улыбнулся... Впрочем, улыбка его поблекла, когда заметил он, как орудия Тора обратились в его сторону. "Сандин?!" - выдохнул он за мгновение до того, как лучший друг в упор расстрелял его. "До встречи в Вальхалле", - ухмыльнулся Сандин. Теперь уж точно ни с кем не придется делиться сокровищами! В конце концов, Бог Грома должен вести себя как бог!..

Форст направил Тора в огромных размеров хранилище, центральную часть которого занимала глубокая шахта, дна которой не было видно. После непродолжительных поисков он действительно обнаружил груду ардеонских кристаллов, сваленных на полу в одном из отсеков. "Они должны поместиться в дополнительные отсеки для боеприпасов", - рассудил Форст. - "Дорогие конфедераты, спасибо вам, что так удобно все разложили!"

Покинув боевую машину, он приблизился к груде кристаллов, дотронулся до них... обнаружив, что покрыты они какой-то мерзкой слизью. "Занятный способ хранения, но стольной ящик подошел бы куда лучше", - пробормотал Сандин и приготовился было начать погрузку кристаллов в Тор, когда в разуме его прозвучал голос...

Пав на колени, Форст схватился за голову обеими руками. Это был скорее даже не голос. То, что пронзило разум Сандина Форста, больше напоминало призыв... призыв уничтожать... Призыв, которому Сандин поначалу даже не сопротивлялся, наслаждаясь. Ведь Бог Грома любил уничтожать... Но в конце концов он начал сопротивляться, потому что вместе с призывом пришли чудовищные картины человеческой бойни, картины, давшие Сандину осознание того, что происходит...

Ему стоило лишь поднести к глазами руки, столь нежно сжимавшие кристаллы, а ныне - чудовищно мутировавшие... в доказательство зерг-заражения! "Кристаллы!" - возопил обреченный "бог". - "Это все из-за них! Наверное, на них были споры! Вот почему кристаллы запечатали, а все остальное вывезли!"

Уже не имело значения, для чего давно переставшая существовать Конфедерация хранила кристаллы - для последующего изучения или по каким-то другим таинственным причинам. Имело значение лишь то, что они были здесь... и то, что Сандин Форст неосмотрительно к ним прикоснулся.

Зерг-заражение может протекать очень быстро. В то время, как сознание заполняется непреодолимым призывом убивать все, что не является зергов, тело преобразуется в жуткую помесь человека и ксеноморфа... До тех пор, пока все, что было прежде, поглощается тем, что пришло позже. Насколько знал Форст, тело которого чудовищно мутировало, процесс был необратим, но у ученых Доминиона или у протоссов наверняка найдется что-нибудь для Бога Грома.

Пошатываясь, зараженный спорами человек вернулся в кабину Тора, душу его стремительно поглощало отчаяние. "У них должен быть способ остановить это!" - хрипло шептал он. - "Они просто скрывают правду, так же как конфедераты скрывали эту часть комплекса! Они вернут меня в норму!.. Это Рифф с Гартом во всем виноваты! Они должны были первыми прикоснуться к кристаллам! Рифф должен быть вытянуть какую-нибудь информацию из систем!"

Перед помутившимся внутренним взором Сандина стояли его напарники, которые так его подвели. Стремление убивать их снова и снова овладело им! Нет, не просто убивать - он хотел выпотрошить их, вырвать им глотки, расшвырять окровавленные куски их тел по всему хранилищу! Но вниманием его завладел иной враг, и Форст открыл огонь по груде кристаллов, выжигая споры зергов.

Но он никак не ожидал, что из-за взрывов сработали аварийные системы хранилища, и массивная дверь за его спиной с лязгом захлопнулась. Желания самого Сандина и воля Роя слились в едином порыве, когда он обрушил на дверь всю огневую мощь Тора. Но хранилище было спроектировано Конфедерацией не только для того, чтобы посторонние не могли проникнуть внутрь, но и для того, чтобы воспрепятствовать чему бы то ни было выбраться отсюда.

Видя, что дверь никак не поддается, Форс обрушил ярость на единичные кристаллы, остававшиеся на полу хранилища. Пол не выдержал, и Тор тяжело рухнул в бездонную шахту. За боевой машиной вниз устремился ливень осколков, но в искаженном разуме Сандина все они представали чудовищными зергами. Он продолжал жать на гашетку, упорно пытаясь прикончить всех своих противников, совершенно не заботясь о всесокрушающем ливне осколков, что низвергался сверху...

Груда металла на дне шахты скрывала под собою изломанную боевую машину, Тор. Быть может, именно здесь покоится урок, к которому стоило бы прислушаться Доминиону, если они когда-нибудь обнаружат, - а те, кто обнаружит, переживут свое открытие - Сандина Форста и его Тор. О том, что жадность и самое совершенное оружие могут объединиться и сокрушить величайшую из боевых машин.

И что величайшие империи и даже Боги Грома обречены испытать всю горечь падения...


--------------------
It's killing me
We lost a dream we never had
The world in silence should forever feel alone
'Cause we are gone and we will never overcome
It's over now


Изображение
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Энгель
сообщение 24.01.2010, 17:09
Сообщение #26
Иная
Завсегдатай
Страж
*****


Пол:
Сообщений: 346


Bang-Bang



Сенатор Фаш шагал по обширному комплексу завода по добыче газа веспин, недавно построенного на Мальтаире IV, одном из граничных планет Доминиона Землян. "Колин? Где ты, сынок?" - время от времени окликал он, но шестилетний мальчуган упрямо не отзывался: больше всего на свете он любил играть в прятки с дорогим папочкой, а в столь огромном здании возможности для этого были просто потрясающие.

Наконец, Колин был обнаружен и с веселым смехом бросился в объятия любящего отца. "Это твой?" - прозвучал вопрос. На отца с сыном недовольно взирал высокий длинноволосый мужчина, в котором сенатор тут же узнал мистера Даггета, управляющего шахтами. "Шахты - не места для ребенка", - продолжал выговаривать он. - "Можно найти кого-нибудь, кто бы присматривал за ним".

"Я настаиваю, чтобы он остался со мной", - добродушно, но в то же время тоном, не терпящих возражений, отвечал Фаш, взъерошив мальчугану волосы. - "Когда-нибудь он пойдет по стопам своего отца. Ему необходимо знать, как все устроено". "Настаивайте сколько угодно, сенатор Фаш", - нахмурился Даггет, даже не пытаясь скрывать, сколь неприятен ему визит чиновника Доминиона и его повсюду рыскавших пехотинцев с винтовками Гаусса. - "Вы можете в свое удовольствие командовать рабочими. Если вам не удастся выбить повышение ассигнований для этих шахт, то вам не получить голоса моих людей на грядущих выборах".

Взяв сына за руку, Фаш двинулся прочь, но на последнюю реплику управляющего счел необходимым ответить. "Эти шахты являются техническим новшеством, мистер Даггет", - молвил он, делая широкий жест рукой, - "и обладают невероятной стратегической важностью, уверяю вас. До следующего источника газа веспин путь не близкий. Но при этом бюджет и так весьма велик". "Мне нужно больше денег для моих людей!" - взорвался Даггет, столь ненавистны ему были подобные бюрократические отговорки. - "Мы едва перебиваемся на свои льготы. Если вы нам не поможете, то, быть может, это сделает кто-то другой".

"Мистер Даггет", - лучезарно улыбнулся ему сенатор, - "давайте не будем начинать дискуссию с угроз". Эту фразу он приберег до того момента, когда они достигли выхода с завода, у которого несли вахту пятеро пехотинцев Доминиона под началом капитана Вирса. Даггет скривился; он-то знал, что эта демонстрация силы не случайна. "Мы здесь занимаемся весьма опасным и необычным делом", - пробурчал он. - "Бурить кору в поисках скрытых залежей веспина довольно рискованное занятие. И мне не нравится, что ваши ребята слоняются тут повсюду со своими пушками". "Они заинтересованы в моей безопасности, мистер Даггет", - лелейно прошелестел сенатор. - "И пальба по чьему-либо взрывоопасному не входит в их обязанности".

Капитан Вирс приблизился к сенатору и управляющему, склонился рядом с мальчуганом. "Привет, здоровяк", - улыбнулся офицер. - "Тебе сколько лет?" "Шесть точка пять", - смущенно отвечал Колин. "Моему сыну сейчас было бы столько же", - вздохнул Вирс. - "Он и его мать жили на Тарсонисе".

А в следующее мгновение в небесах Мальтаира IV означились зерги. Мерно взмахивая крыльями, приближались муталиски; повелители опускали на поверхность планеты зерглинов и гидралисков. Ксеноморфы приближались к заводу, и те несчастные, что не успели укрыться в шахтах, стали жертвами безжалостных тварей Роя.

"Сенатор! Мистер Даггет! В шахты... скорее!" - отрывисто бросил Вирс, сделав знак пехотинцам отступить под защиту заводских стен. Денек предстоял жаркий...

Семьдесят часов спустя весь персонал завода наряду с пехотинцами Доминиона собрался в центральной шахте. Тишину нарушил пронзительный крик Колина: "Нет! Они здесь!" Шахтеры встревожено зашушакались, а Даггет подозрительно прищурился. "Как он всегда их чувствует?" - поинтересовался он, на что сенатор Фаш лишь отмахнулся: "Молодые и чуткие ушки. Он может слышать то, чего никто из нас не слышит".

Загомонили винтовки пехотинцев; зерги отыскали вход в шахту, и шахтерам пришлось срочно отступать в боковые тоннели. Сенатор с сыном укрылись в одном из ответвлений. "Папа! Очень шумно!" - жаловался мальчуган. "Тише, сынок", - прошептал Фаш, опасливо озираясь по сторонам. - "Я знаю, тебе очень страшно, Колин. Но ты должен вести себя как большой мальчик. Скоро это закончится. Зерги всегда приходят в неисчислимых количествах. Они уничтожают всех людей на планете. Но эта планета важна для Доминиона. Поэтому мы здесь. Без этих шахт военная машина Доминиона встанет. Очень скоро Доминиону станет интересно, что же произошло, и они отправят корабли. Они вступят в сражение с зергами и истребят их. Здесь, внизу, мы в безопасности. Нам остается только спрятаться и ждать". "Прятаться я умею", - улыбнулся Колин сквозь слезы.

...Натиск зергов удалось временно отразить, но один из пехотинцев, Дженкинс, погиб. Отступив в зал, где оставались шахтеры и их семьи, Питт, товарищ павшего, громко возвестил: "Давайте поговорим о слоне, которого никто не заметил в этой комнате". Лицо солдата искажала гримаса горечи и злобы - не к добру, особенно в сложившейся ситуации, когда нервы уже на пределе у всех. "Оставить, Питт", - приказал капитан Виррс, но пехотинец лишь отмахнулся: "Сколько людей мы еще потеряем? Дженкинс уже мертв! И ты наверняка знаешь, почему он погиб". И Питт со значением воззрился на малыша Колина, пытающегося спрятаться за спиной отца.

"Ты-то должен все понимать, Питт", - тихо обратился к подчиненному капитан, бросив взгляд на обратившихся в слух шахтеров. - "Ведь твой брат - Призрак, так?" "Мой брат - чудовище!" - взорвался пехотинец. - "Они забрали его, когда он был еще младше этого мальчика. Забрали, чтобы превратить в оружие". "Так и должно быть", - немедленно поддержал солдата Даггет, мерзко и победоносно ухмыльнувшись нахмурившемуся сенатору. - "Или, лучше сказать, так было бы, не будь его отец сенатором, умеющим подмаслить кого надо".

"Ты даже не понимаешь, о чем говоришь!" - поддавшись ярости, сенатор подскочил к управляющему шахтами и, ухватив того за грудки, ударил в лицо. "Так, значит, мы были правы", - процедил тот и нанес ответный удар, отбросивший Фаша на несколько метров, где тот и остался лежать неподвижно. "Папочка!" - с истошным воплем бросился к отцу Колин, а Даггет с чувством исполненного долга двинулся прочь... вот только некая сила впечатала его в стену, и управляющий воззрился в закрытое прозрачным визором лицо капитана Вирса. "Достаточно!" - произнес офицер. - "Мы должны быть одной командой, иначе все мы покойники!"

Девушка-медик осмотрела Фаша, уложенного на кровать в одном из отсеков, констатировав, что состояние его стабильно, пусть сенатор и остается без сознания. "Ты с ним яшкался, Даггет", - обратился к озлобившемуся шахтеру Вирс. - "Значит, тебе и возиться с ним. Будешь его тащить, пока он не очухается. К тому же, нам нельзя здесь оставаться. Нужна более удобная позиция для обороны". "В половине дня пути отсюда есть бункер", - припомнил Даггет. - "Стволы шахт испещрены ими. Промежуточными шахтами на случай, если тоннель обрушится. В бункере есть достаточное количество припасов и связь с внешним миром. Если, конечно, оказавшиеся в ловушке шахтеры смогут туда добраться".

"Но у нас ничего не получится, пока там... рыскают эти твари", - процедил Питт, на что Вирс пообещал: "Я прослежу, чтобы у нас получилось". "Можно использовать мальчика для отвлечения их внимания", - нарочито громко произнес Питт, приковав к себе немало заинтересованных взоров. - "Всем известно, что псионические способности приманивают зергов. Если мы оставим его позади с шахтерской взрывчаткой, то сможем уйти и взрывом отправить всех зергов на небеса".

"Питт, это все лишь ребенок!" - попытался образумить разбушевавшегося солдата капитан Вирс. "Он - чудовище!" - брызжа слюной, вопил тот. - "Если бы отец не защищал его, из него бы уже давно сделали оружие! Пристегнули бы на поводок и тренировали, как собаку, которой он и является".

Малыш Колин неизменно оставался у кровати отца, легонько тряс его, все повторяя: "Папочка, проснись!" А Питт, собрав вокруг себя целую аудиторию слушателей, продолжал ораторствовать. "Мальчик - телепат!" - выкрикнул он, обвиняюще ткнув пальцем в сторону сына сенатора. - "Без специальных имплантатов, необученный и бесконтрольный, своими телепатическими волнами он привлекает зергов, использующих коллективный разум Роя. Он выдает наше местоположение, выдает наши слабые места, наши секреты".

"Хватит!" - рявкнул Вирс, встав в дверях комнаты, где находились сенатор и его сын. - "Это жестоко, Питт. Мы не монстры. Мы люди. Солдаты. Мы сражаемся с монстрами. Колин человек, как и все мы. Его предупреждения спасли наши жизни в этих шахтах. Ничего он не выдает. Там действуют совершенно иные принципы. Если будем держаться вместе, то выберемся все. В общем и целом, мальчик находится под моей защитой. А теперь всем отдыхать. Мы выступаем через пару часов".

Пехотинцы, однако, предпочли поддержать Питта, ведь кто, как не они, сражается с зергами на передовых позициях? Дождавшись, когда Вирс уснет у постели сенатора, двое солдат схватили капитана, в то время как сам Питт сгреб в охапку Колина. Несмотря на прекрасные слова капитана Вирса, он предпочитал придерживаться собственного плана, так как полагал, что он гарантирует большие шансы на выживание.

Привязав паренька к столбу в выработанной шахте Альфа, солдаты Доминиона оставили подле него достаточно взрывчатки, не забыв установить таймер. "Когда капитан очнется, он вас скормит зергам целиком!" - выкрикнул Колин вслед удаляющимся пехотинцам. "Вряд ли, парень", - ухмыльнулся Питт, обернувшись. - "Уж хорошо я знаю капитана. Когда не останется другого выбора, он выполнит свой долг. Я буду поглядывать вниз, сидя на пороховой бочке военного трибунала, но мы выберемся отсюда живыми. Во всяком случае, большинство из нас".

И Питт двинулся прочь, даже не оглянувшись. Мысль о том, что он приносит в жертву невинное дитя, ни разу не посетила солдата.

Придя в себя, Вирс легко вырубил охранявших его товарищей, которым, однако, удалось заранее существенно повредить бронекостюм капитана, системы жизнеобеспечения которого функционировали лишь на 67%. Сжав в руке винтовку Гаусса, капитан скорым шагом направился к шахте Альфа, кляня на чем свет стоит собственную недальновидность. Это надо же, так недооценить Питта!

С последним он столкнулся у входа в штольни; Питт подпрыгнул от неожиданности, однако быстро взял себя в руки и направил оружие на своего офицера. "И что теперь, сир?" - поинтересовался он, но Вирс, не удостоив его даже взглядом, проследовал мимо. "Возвращайся в лагерь", - бросил капитан через плечо, а когда солдат облегченно вздохнул, добавил: "И моли бога, чтобы я привел мальчика живым обратно".

Отвязав Колина от столба, Вирс собрался уже было выступить обратно, но бросившиеся на него из теней два зерглинга сему воспрепятствовали. Уровень жизнеобеспечения и без того поврежденного бронекюстюма капитана стремительно таял, когда он пытался стрелять сразу по двум движущимся целям, попутно прикрывая тело мальчугана.

Один из зерглингов пробил тело капитана насквозь. "Нет!" - завопил Колин, истово желая, чтобы монстр просто взял и издох. Волна телепатической энергии устремилась к зерглингу, причиняя тому невыносимую боль, и мозг твари на глазах удивленного офицера взорвался. Не мешкая, Вирс швырнул взрывчатку, заботливо оставленную Питтом подле мальчугана, в пасть второму зерглингу, и, схватив Колинса в охапку, откатился прочь, когда ксеноморф исчез в огненном шаре.

Зажимая рукой страшную рану, из которой толчками выплескивалась кровь, Вирс через силу улыбнулся Колину. "Та спас всех нас", - ободряюще произнес капитан, и мальчишка неуверенно улыбнулся в ответ. - "А теперь беги, предупреди наших. Они... придут, но прежде все вы должны будете добраться до безопасного места. Некоторое время вы все будете играть в прятки. Да, и прежде, чем спрятаться, нажми... сигнал бедствия. Это большая красная кнопка, ты ее не пропустишь". "Обещайте, что вернетесь и найдете меня!" - выдохнул малыш и, смахивая слезы с глаз, устремился прочь из штольни.

Умирающий капитан смотрел ему вслед, молясь, чтобы мальчуган не вздумал оглянуться или - того паче - вернуться назад. Сенсоры бронекостюма зафиксировали движение в 10 метрах, во тьме зажглось множество пар глаз. Что ж, пусть несколько по-иному, но замысел Питта будет воплощен в жизнь...

Отголоски далеких взрывов послужили сигналом. "Двинулись!" - приказал Питт, и шахтеры, ведомые Даггетом, устремились в направлении спасительного бункера... даже не оглянувшись на все еще пребывающего без сознания сенатора Фаша. Мысль о том, что они оставляют беззащитного человека на съедение зергам, даже не пришла им в головы...

Далеко уйти им не удалось, ибо вскоре люди обнаружили, что полностью окружены. Зерглинги и гидралиски набрасывались со всех сторон, кромсая тела несчастных, разрывая на части; пехотинцы разили тварь одну за другой, но число зергов не убывало... Наконец, в живых остался лишь Питт, который привел в действие захваченную с собой взрывчатку, и жаркое пламя поглотило отважного пехотинца наряду со множеством ксеноморфов...

Фаш пробудился и, приподнявшись на кровати, недоуменно огляделся по сторонам. "Папочка!" - бросился к нему сын. "К... Колин?" - неуверенно пробормотал сенатор, обнимая мальчугана. - "Где это мы?"

Колин гордо указал отцу на красную кнопку, которую загодя нажал, активировав тем самым сигнал бедствия, что пронзит космические дали. "В том бункере, до которого хотел добраться капитан Вирс", - объяснил малыш. - "Прости, если что-нибудь болит, мне пришлось тебя тащить".

"Ладно, буду жить", - улыбнулся Фаш, осторожно прикоснувшись рукой к внушительных размеров шишке на голове. - "Сынок, а что случилось с остальными?" Колин улыбнулся сквозь слезы, застилавшие глаза. "Они не умели играть в прятки", - объяснил он.


--------------------
It's killing me
We lost a dream we never had
The world in silence should forever feel alone
'Cause we are gone and we will never overcome
It's over now


Изображение
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Энгель
сообщение 24.01.2010, 17:20
Сообщение #27
Иная
Завсегдатай
Страж
*****


Пол:
Сообщений: 346


Bang-Bang



"Каждая секунда, которая уходит на подготовку Вирма к бою, может стоить жизни многим людям. Эти штуки не созданы для быстрого реагирования. Только чистая ударная мощь для нанесения тяжелого ущерба".

То и дело бросая тревожные взгляды на разрывы снарядов, расцветающие снаружи, за пределами замкнутого мирка кабины Вирма, Вес Картер методично нажимал на клавиши, приводя в действие боевую машину. Снаряды рвались повсюду, обращая в пламенные шары здания, технику, невинных людей...

"И я вновь напоминаю себе, что если потороплюсь, если позволю волнению взять верх над твердым рассудком, то лишь усугублю и без того ужасную ситуацию. Поэтому я терпеливо жду, пока генератор основной оси не подключится и не начнет прокачивать гидравлическую жидкость сквозь лабиринт системы питания Вирма. Меня не оставляют мысли о человеке, которого люблю больше, чем кого-либо. О человеке, которого безмерно уважаю, о человеке, за которого я бы отдал жизнь. О человеке, научившем меня всему, что я знаю о боевых машинах. О человеке... которого я должен убить".

Картер вывел Вирм из ангара, немедленно направив машину туда, где бесчинствовал Викинг... пилотируемый капитаном Йоном Дайром, по мнению Картера, "самым последним человеком, которого вы хотели бы рассердить, когда он в вооруженной и бронированной машине для убийства"... Вскоре по завершении Войны Выводков военная машина Доминиона, показавшая себя достаточно неэффективной в ходе последнего конфликта, что чуть не привело к падению человеческой цивилизации в секторе Копрулу, заработала на полную катушку. Разрабатывались новые образцы вооружения, сменившие старые - наследие почившей Конфедерации. Истребители "Фантомы" и фригаты "Валькирии" оказались фактически бесполезны в противостоянии весьма мобильным воздушным организмам Роя, ровно как и могучие неповоротливые "Голиафы" с крайне небольшим радиусом поражения. Посему было налажено производство новых моделей вооружения, бронированных боевых машин, способных быстро трансформироваться из орудий для наземного боя в массивные истребители, огневая мощь которых поистине потрясала. Одной из таковых стал Вирм, однако совсем недавно ему на смену пришел Викинг, куда более усовершенствованная единица вооружения, полевые испытания которой должны были состояться здесь, на военной базе колониального мира Урса. Они и состоялись... в определенном смысле.

"Прятаться некуда!" - ревел капитан Йон Дайр, ведя планомерное разрушение военной базы, воцарился в которой сущий хаос. - "Я чувствую этот мерзкий, гнилостный запах разложения под маской плоти... Вы, жалкие чудовища... горите же ярким пламенем!" "Сэр, что вы делаете?" - на связь с "праведным мстителем" вышел Картер, отдававший последнюю дань дипломатичности. - "Это же гражданские. Наши гражданские!" "Это ты, Картер?" - Дайр бросил взгляд на приближающегося Вирма. - "Убирайся с дороги! Не становись между мной и моей целью, иначе ты исчезнешь, просто исчезнешь. Насколько я знаю, до тебя они тоже добрались!"

Картер тяжело вздохнул, нажал на гашетку, поливая Викинг огнем. "Зависимость от стимуляторов, породившая бессонницу, паранойю и в конечном счете полную потерю самоконтроля" - таков будет неизбежный психиатрический отчет касательно действий Йона Дайра. Но почему-то Картеру казалось, что это лишь вершина айсберга.

"Картер, я надеюсь поколебать твою решимость", - услышал пилот Вирма уверенный голос своего офицера, когда орудия Викинга обратились на приближающуюся боевую машину, куда менее совершенную, и это сознавали оба. - "Надеюсь, у тебя в запасе есть какая-нибудь выигрышная стратегия... Ведь ты не забыл, с кем имеешь дело?!"

"Выигрышная стратегия... Если бы!" Пытаясь поразить устремившиеся к нему ракеты Викинга перехватчиками, Картер немедленно перевел Вирм в режим ведения воздушного боя, что эффективно сбивало систему навигации ракет. Викинг продолжал палить по нему, и Картер прилагал все усилия, чтобы совершать маневры уклонения... молясь при этом, чтобы выдержали щиты. "Дайр лучше многих знает, каково это - управлять одной из таких птичек", - пронеслась мысль. - "Мне потребовалось два года только на то, чтобы освоить азы, а он... практически родился в одной из них. Но сейчас основная задача - отвлечь его от главной колонии. А это значит, что все его внимание должно быть сфокусировано на мне. Он палит как бешеный, даже не используя систему захвата цели. И все равно он чуть не сбил меня".

"При всем уважении, сэр, мне кажется, вы уже не тот человек, каким когда-то были", - Картер предпринял очередную попытку воззвать к затуманенному стимуляторами рассудку противостоящего ему офицера. - "Капитан Йон Дайр, что вел меня сквозь звания, обучал законам и правилам, по которым мы живем и умираем, не обратил бы такую огневую мощь против гражданских". "Ты не понимаешь", - прозвучал короткий ответ. "Так просветите меня", - не сдавался Картер. - "Потому что мне уже мерещится, что все эти вдохновенные речи, все эти красивые слова... очень похожи на стандартную оперативно-командную чепуху, которую вы так презираете. В конце концов, может быть, вы просто еще один наивный психопат с манией величия, прячущийся за нашивками, которые он не заслужил и флагом, который он не уважает?"

Картер добился своего: он довел Дайра до белого каления, и, хоть капитан не снизошел до ответа на столь яростную тираду, Викинг немедленно устремился вслед за удаляющимся от военной базы Вирмом. Что ж, расправа над невинными людьми прекратилась... на какое-то время... достаточное для того, чтобы Викинг стер в порошок противостоящую ему боевую машину и вернулся, чтобы закончить уничтожение колонии...

А ведь Картер предупреждал командование, но Доминиону нужно было это показательное шоу с испытанием новой боевой единицы. Сколько же людей заплатило за тщеславие командного состава своими жизнями?..

"Командир... ну я же вам говорю..." - Вес Картер неотступно следовал за командующим военной базой на Урса, тщетно пытаясь заставить его изменить принятое решение. - "Он едва на ногах держится! На него нельзя положиться".

"Давай начистоту, Картер", - командующий наконец-то обратил на младшего офицера усталый взор. - "Твоя основная функция как одного из наиболее часто награждаемых и высоко ценимых офицеров флота Доминиона - это ведь, как ни странно, исполнение долга?.. Сынок, ты можешь воображать, что что-то знаешь, но позволь отметить, тебе еще рано стирать грязное армейское белье Йона Дайра. И пока у тебя нет достаточных доказательств, что Дайр зависает на чем-либо, кроме стандартной аптечки, ты должен выбросить эту чушь из головы, как пустые гильзы!" "По совести сказать, не могу, сэр", - признался Картер. - "Я знаю капитана Дайра около шести лет. Я сражался вместе с ним в двадцати девяти отдельных кампаниях. И если бы не он, я был бы уже трижды мертв. Поэтому, когда я говорю, что капитана Дайра следует освободить от его обязанностей, я отдаю себе отчет в своих словах. Это как-то связано с этим местом. С тех пор, как мы прибыли сюда, он отдалился... и стал вести себя как-то странно".

"Послушай, Вес..." - промолвил командующий, положив руку офицеру на плечо, - "давай ты просто успокоишься и вздохнешь поглубже. То, что будет происходить сегодня, это всего лишь показуха, шанс впечатлить некоторых высоких особ. Это очень, очень далеко от настоящих боевых действий. Давай дадим ему возможность блеснуть своими умениями, пусть проскачет аллюром на Викинге для людей, у которых рука лежит на тесьме кошеля, и потом... как только уберут праздничные декорации, мы отправим Дайра на прохождение полного освидетельствования. Договорились?" "Да", - выдавил Картер. А что он еще мог сказать?..

...Шоу началось. Представители благородных семей и финансовых картелей собрались на военной базе Урса в предвкушении грядущей демонстрации новой боевой машины Доминиона. На душе у Картера, однако, было неспокойно.

"Капитан?" - обратился он к Дайру, заметив того одиноко сидящим в уголке на стуле и упрямо глядящим в пол. - "Вы хорошо себя чувствуете?" "Да", - после некоторых колебаний выдавил тот. - "Все в норме". "Просто..." - Картер замялся, пытаясь подобрать правильные слова. - "Ну, я заметил, что вы недавно вкололи стимулятор. А мероприятие вряд ли этого заслуживает". "Нужно быть начеку... всегда, и ты это знаешь не хуже меня, Вес", - хриплым голосом произнес Дайр, и, поднявшись на ноги, устремился прочь, благо военные уже приглашали гостей проследовать к ангарам. - "Враг... никогда не спит".

...Персонал базы и тузы Доминиона собрались в непосредственной близости от бронированный громады Викинга, в кабину которого как раз сейчас поднимался Йон Картер.

"Вне всяких сомнений, это произведение искусства", - искренне восхитился командующий, обращаясь к Весу Картеру, которой провожал пилота Викинга подозрительным взглядом. "Это гнев господа Бога, воплощенный в металле и управляемый человеком", - патетически процитировал тот. - "Думая о нем, как о чем-то симпатичном или декоративном, мы рискуем забыть о его совершенно отвратительном предназначении".

"Любопытные сантименты, Картер", - процедил командующий, бросив на офицера косой взгляд. - "Было бы здорово, если бы ты оставил их при себе". "Это не мои слова", - промолвил Вес Картер, кивнув на занявшего место в кабине Дайра, - "а его".

На трибуну подле боевой машины поднялся один из высокопоставленных офицеров Доминиона, ставших организаторами сегодняшнего шоу. "Леди и джентльмены!" - возвестил он, и взоры присутствующих обратились к трибуне. - "Я покажу вам новейшую военную разработку, появившуюся в арсенале Доминиона, силу для подавления и защиты, как раз для той поры, когда мы все глубже и глубже уходим в неведомое. С удовольствием представляю... Викинга, боевую систему класса "земля-воздух".

А в следующее мгновение воцарился хаос, когда Йон Дайр открыл пальбу из всех орудий, избрав первоочередной целью ангары боевой техники военной базы... "Что он делает?" - выдохнул командующий, в то время как люди в панике бросились врассыпную, силясь укрыться от неизбежной гибели. "Вы имеете в виду, что он сделал?" - совершенно спокойно отвечал Картер; чего-то подобного он ожидал и страшился. - "Примерно за тридцать секунд он разнес всю базу. И даже если бы мы захотели, то все равно не смогли бы оказать боевое сопротивление".

"Но... почему?" - командующий никак не мог оправиться от шока. "Вопрос в том, что дальше?" - покачал головой Картер. - "Ведь все это... лишь для того, чтобы гарантировать, что никто не встанет между ним и какой-то его основной целью". "Ц-целью?!" - воскликнул командующий, постепенно поддаваясь всеобщей панике. - "Картер! Вы должны сделать что-нибудь!" "Я сделаю", - уверенно отвечал офицер, направившись к ангару, где ожидал его Вирм...

Вирм стремительно рисовал петли в воздухе; Картер же пытался сообразить, как ему поступить. Вступить в бой или бежать? Ведь в лобовом столкновении с Викингом он проиграет по всем статьям; у боевой машины противника лучше броня, тоньше настройка, короче время отклика. Да и управляет им человек, который написал учебник по наземному бою!..

Вес Картер горько усмехнулся собственным невеселым мыслям - а есть ли у него выбор? Ведь если он поддастся малодушию и направит Вирма прочь, Дай вновь сосредоточит огонь на колонии.

"Знай свой плацдарм", - вспомнились Картеру слова, частенько повторяемые Дайром. Плацдарм... Вся проблема в том, что высокое начальство решило устроить презентацию боевой машины именно на Урсе, где Дайр в свое время практически в одиночку остановил зерг-заражение. Направляя Вирм в извилистые горные каньоны, Картер гадал, насколько хорошо капитану Дайру знаком здешний плацдарм.

Последний нахмурился, задумчиво потер подбородок. Вирм скрылся из виду за поворотом каньона, но Дайр уверенно вел Викинга следом, пытаясь понять, что же задумал Картер. "Бреющий полет не даст тебе совершенно никакого тактического преимущества", - пробормотал Дайр, косясь на экран, отображалась на котором трехмерная карта местности. - "Значит, тебе что-то потребовалось там, внизу... Но что? Весь этот район - одна сплошная пыльная пустошь... Никакой растительности, никаких укрытий, ничего. Прятаться негде, но... пожалуй, ты сможешь дотянуть на малой высоте до гор. Возможно, туда-то тебе и надо".

Развернув боевую машину, Дайр поднял ее на вершину ущелья, решив прекратить наконец бессмысленное преследование и стереть с лица планеты зараженную - по его мнению - колонию. И в это мгновение ракеты вынырнувшего откуда-то Вирса ударили в основание каменного утеса, на котором возвышался Викинг.

Прогремел взрыв, боевую машину объяло пламя, и пораженный Дайр сообразил, что Картер заманил его к подземной линзе, заполненной газом, не преминув взорвать его. "Я уже бывал в аду", - проскрежетал Дайр, вновь устремляясь в погоду за улепетывающим Вирмом, - "и выжил, чтобы рассказать об этом".

"Расскажите мне о заражении, капитан", - попросил Картер, не думая, впрочем, даже сбавить скорость своей машины. - "Откуда у вас такие данные?" "Эти данные передают мои глаза", - прошипел Дайр. - "Зараженные, Картер, меняются мгновенно - только что перед тобой был нормальный человек, а через секунду уже чудовище. Перерождение происходит незаметно для глаза". "Да ну?" - не поверил Картер. - "Вы подавали рапорт?"

"Конечно", - отвечал Дайр. - "Меня не стали слушать. Нет вещественных доказательств, понимаешь ли, зерг-заражение покидает жертвы в момент гибели. На вид - мертвецы как мертвецы. И анализы ничего не показывают". "Надо же, какая досада", - едко произнес Картер, заложив вираж и осторожно проведя Вирм через сузившееся ущелье.

"Не смей хихикать, Вес!" - завелся Дайр. - "Несколько лет назад, когда мы только появились на этом булыжнике, терраформеры, топографы и даже мои парни... все превратились в монстров. И теперь история повторяется! Колония должна быть обеззаражена! А ты - всего лишь досадная помеха!"

С этими словами Дайр нажал на гашетку, и ракеты устремились к Вирму. Тот в последнее мгновение успел резко устремиться ввысь, и ракеты ударили в стену ущелья. Картер мысленно поздравил себя с удачным маневром, отдавая полный отчет в том, что удача рано или поздно оставляет любого солдата. "Лишь у Дайра удача бесконечна", - невесело усмехнулся Картер и, решив идти ва-банк, достиг открытого плато, перевел Вирм в режим ведения наземного боя, после чего предложил Дайру решить исход поединка в открытом противостоянии.

Капитан вызов принял и, опустив Викинга в некотором отдалении, открыл по Вирму огонь из всех орудий. Палил из всех стволов и Картер, выжимая из своего Вирма все, на что боевая машина еще была способна.

"Если хочешь знать, Картер, мне жаль, что все так заканчивается", - произнес Дайр, выпуская новую череду ракет по боевой машине противника. - "Скажешь что-нибудь напоследок?.." Ракеты Викинга пробили броню Вирма, разнеся машину на части, но на глазах капитана Дайра от груды металла, в который обратился Вирм, отделилась герметичная капсула кабины пилота, снабженная небольшим реактивным двигателем.

"Вообще-то, да..." - раздался по внутренней связи спокойный голос Веса Картера, пребывающего в капсуле. - "Знай свой плацдарм!" Дарй нахмурился, не понимая, откуда ждать подвох, но неожиданно Викинг содрогнулся; поверхность, на которой высилась боевая машина, проседала, поглощая ее. Впервые Дайр ощутил укол страха, проследил взглядом за капсулой, опустившейся на одном из каменных утесов, ограждающих равнину.

"Это называется "темпа", - пояснил потерпевшему поражение капитану Картер. - "На вид твердая поверхность, но внешность обманчива. На деле это нечто среднее между зыбучим песком и жидким бетоном. Если уж влип, ни за что не выбраться". Дайр усмехнулся: да, он хорошо обучил своего подопечного за годы службы. Жаль, что все так заканчивается... "Сэр, выслушайте меня", - зачем-то продолжал говорить Картер. - "Клянусь, я заставлю начальство исследовать эту новую схему заражения. Но вы должны немедленно вырубить питание и сдать машину".

"Нет, не должен", - отозвался Дайр. "Сэр, пожалуйста, у вас нет выбора", - с отчаянием в голосе продолжал Картер. - "Вам еще можно помочь. Вы ведь не держите на прицеле кабину моего Вирма, хотя могли бы. Еще не поздно..," "Поздно", - тихо произнес Дайр, пред внутренним взором которого вновь встали картины прошлого. - "Мне не стоило возвращаться сюда, Вес. То, что я повидал, что, что мне пришлось сделать... Знаешь, почему говорят, что я выиграл сражение за Урсу в одиночку? Потому что я перебил собственное подразделение до последнего человека. О да, я прекратил их страдания. Но такое не забывается. Так что, Вес, у меня остался один выход".

Протестующий вопль Веса Картера оказался заглушен звуком взрыва, когда кабину Викинга объяло пламя. Йон Дайр покончил с собой.

Командование предпочло не афишировать случившееся, и Картер не винил его. У него-то точно не было желания поливать имя Дайра грязью. Его кошмары были не менее реальными, не менее разрушительными, чем настоящее зерг-заражение. Но он не сдался, и противостоял им, заключив свой разум в тяжелый доспех из железной воли. Дайр сражался со своими внутренними демонами до последнего патрона, и это больше, чем любая выигранная битва заставляет уважать его память.


--------------------
It's killing me
We lost a dream we never had
The world in silence should forever feel alone
'Cause we are gone and we will never overcome
It's over now


Изображение
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Энгель
сообщение 24.01.2010, 17:36
Сообщение #28
Иная
Завсегдатай
Страж
*****


Пол:
Сообщений: 346


Bang-Bang



Трое воителей-протоссов - Акам, Голарат и Руом - ступили на территорию аналитико-креативной станции, пребывающей на одном из безымянных астероидов. Их встретила группа ученых, предстояло которым провести чрезвычайно опасное исследование - биомассу зергов!

Признаться, осознание чего будоражило разумы исследователей. Ведь здесь, на станции, теоремы и стратегии ученых выходят за рамки любых классификаций. Они не просто расширяют границы познания, но стирают их напрочь. Они идут туда, куда иные боятся ступить, за пределы дозволенного моралью и наукой. Себя ученые гордо именуют "зодчими невозможного", но откровенное пренебрежение нормами морали сделало их изгоями в собственном социуме. Коллеги избегают их, но вожди закрывают глаза на их вольности, ибо ученые приносят вполне ощутимую пользу. Однако воители все же были направлены для надзора над экспериментом нынешним ввиду его повышенной опасности.

Препроводив трио воителей в кристаллический чертог, пребывала в котором плита с образцом биомассы, один из ученых - Груу - обратился к Акаму. "Эти преображенные кристаллы быстро понижают температуру вокруг себя", - произнес он, обведя рукою чертог. - "Образец надлежит хранить при температуре, которая может показаться вашим воинам... некомфортной". "Ясно", - ничуть не смутился Акам и, указав на замерших у дверей Голарата и Руома, добавил: "Но имейте в виду: Руом и Голарат должны иметь постоянный свободный доступ к образцу. Вожди желают, чтобы все стадии эксперимента проходили на глазах непредвзятых наблюдателей. Чтобы прошлые ошибки не повторились".

Груу не приветствовал столь явный контроль со стороны воителей, но с оным придется смириться. Ведь сейчас главное - провести анализ и исследование биомассы, от которой всецело зависит способность зергов к агрессивной экспансии. Эта живая материя, которая тонким слоем покрывает поверхность атакуемой планеты, обеспечивая зергов и инфраструктурой, и пищей. Если рост биомассы не остановить, она продолжит распространение со скоростью лесного пожара. И до сих пор не известно - как с ней бороться. Посему ученые аналитико-креативной станции и собирались, используя образец, создать мутирующий вирусный реактив, способный вызвать массированное поражение тканей биомассы и лишить тем самым зергов возможности восполнять силы. Другими словами, если эксперимент увенчается успехов, зергов ожидает геноцид, к чему ученые и стремились. Объединив разумы, ученые сосредоточились на биомассе, добывая данные, необходимые для культивации вируса...

Позже Груу, измотанный физически и ментально, вернулся в свою келью для медитации, дабы восполнить силы. Но вместо светлой, исцеляющей бездны явилось ему давно похороненное воспоминание - о брате Нубасе и его злосчастном генетическом ключе. План был неплох - раскрыть генетический потенциал протосса - но честолюбие Нубаса подтолкнуло его пойти короткой дорогой, поставив эксперимент на себе. Он обратился в чудовище... Позже ученые обнаружили, что в главной генетической цепочке Нубаса отсутствовал ключевой элемент, что привело к мутации и гибели их коллеги. Произошедшее стало хорошим уроком для Груу и его коллег.

Однако сейчас сомнения затопили душу Груу. "Все, что природа и Хас дали нам, мы улучшаем, совершенствуем, делая свою расу лучше, быстрее, сильнее", - размышлял он, воскрешая в памяти страшные сражения с безжалостными зергами. - "Строим гипотезы, ставим опыты... И когда подходим к границам, установленным обществом или нами силами, мы преступаем их. Однако... неужто нас ничто не остановит? Как можно желать полного уничтожения целого вида? Или мы ничем не лучше брата Нубаса и однажды нас постигнет его судьба?"

Неожиданно мир обратился в кошмар. Услышав характерное шипение пси-клинков, донесшееся из лаборатории, Груу бросился прочь из кельи. В лаборатории ученый лицезрел Акама, стоящего у мертвого тела Голарата... сплошь покрытого биомассой зергов. "Что произошло, Акам?" - в ужасе вопросил Груу. "Роум и Голарат вошли внутрь, чтобы взять фрагмент образца", - отвечал Акам, скорбно взирая на тело почившего товарища. - "Я остался снаружи. Потом... Не знаю, как это получилось, но биомасса разрослась! Она была повсюду! На Роуме и Голарате. А затем Голарат вдруг начал калечить себя. Прежде, чем я успел подбежать к нему, он бросился на свои пси-клинки! А Руом... стал совершенно недосягаем. Его разум обратился в череду противоречивых и абсурдных образов".

Ученые осторожно приблизились к неподвижному Роуму, взгляд которого совершенно утратил осмысленное выражение, осторожно коснулись его разума... Действительно, мысли несчастного лились неуправляемым оглушающим потоком, и в глубине под ними таилось... нечто, вызывающее ассоциации с ужасом, смертью...

Акам требовал от ученых ответа, как подобное могло произойти, но те и сами не знали. Единственное, что они могли сделать для Роума - это изолировать его на случай дальнейших осложнений. Тем не менее, ученые поражались тому факту, что не восприняли телепатически последние мысли Роума и Голарата, как если бы...

"Это он", - неожиданно произнес Харрум, один из исследователей. - "Он вернулся. Брат Нубас. Он вернулся, чтобы заставить нас страдать за то, что мы сотворили с ним". Пораженные сим откровением, протоссы, однако, отнеслись к нему скептически: ведь никто не заставлял Нубаса накачиваться экспериментальными препаратами и запечатывать себя в камере с биораствором. Груу, однако, хранил молчание, ведь предположение Харрума всецело совпадало с его собственными недавними мыслями.

Позже, оставшись в одиночестве, Груу ощутил странный порыв закрыть свой разум для окружающих. Где-то на грани восприятия мерещилось присутствие опасности - безумия, затаившегося в ожидании своего часа. Ступив в оранжерею комплекса, воссоздана в которой была флора родного Аюра, Груу обнаружил, что не один, ибо навстречу ему шагнул один из исследователей, Ва'рак. "Мы должны подготовиться", - без обиняков изрек он. - "Возможно, что, в то время, как физическая оболочка брата Нубаса безусловно мертва, его разум жив".

"Я не понимаю", - встревожился Груу. - "Объясни". "Ты тоже это почувствовал", - молвил Ва'рак. - "Его... присутствие. Он вернулся, чтобы судить нас. Наш грех. Наше преступление. Уродливые существа, которых мы породили и бросили на пути к созданию идеального протосса. Приготовься".

С этими словами Ва'рак устремился прочь, но зловещее его "приготовься" еще долго звучало в сознании Груу. Сначала тот не придал особого значения словам коллеги, сочтя их еще одним симптомом безумия, охватившего аналитико-креативную станцию, но сомнения продолжали терзать душу. Что, если генетический ключ Нубаса позволил ему выйти за пределы материального мира? И смерть его... стала лишь началом?..

Трагические события начинали развиваться стремительно, и подпространственные врата, соединяющие астероид с Шакурасом, неожиданно взорвались. Ученые Груу, Фортум, Йхас, а также воитель Акам собрались в центральном зале станции, чтобы оценить ситуацию. Очевидно, что теперь выхода у них нет, к тому же - Хала непостижимым образом "затуманилась". Исследователи вовсе не ощущали присутствия Харрума, а от Ва'рака, сгинувшего неведомо где, исходили отчаяние и боль.

Не сговариваясь, протоссы бросились в келью Ва'рака, но очам их предстало изуродованное тело ученого; в руке тот сжимал кинжал и - скорее всего - сам покончил с жизнью... как и Голарат. Происходящее стремительно оборачивалось кошмаром, направляемым таинственной злой волей.

Для протоссов в смерти нет никакого таинства. Они чувствуют каждую перемену в сплетении мысли, хоть это и невозможно описать словами. Они никогда не удивляются. Но сейчас... происходило откровенно невозможное. Как и Голарат, Ва'рак отсек себе все воспринимающие отростки на голове. Но... почему? Зачем?..

"Чувство вины", - произнес Акам, склонившись над бездыханным телом ученого. - "Оно сочится из каждой его раны. Это он дестабилизировал станцию и уничтожил врата". Ученые переглянулись; в глазах их отражалась тревога. Воспоминания о том, как они схватили Нубаса, накачали под завязку генными стимуляторами и швырнули в резервуар, нахлынули с новой силой. Но... этого же не было!.. Или было?.. Исследователи чувствовали, что сходят с ума...

Неожиданно за спиной Акама возник Роум, чудовищно преображенный биомассой зергов. Одним ударом он отсек воителю голову, после чего навис над учеными, взирающими на него с ужасом и изумлением. Ведь доселе духовная сила Халы защищали их от зерг-заражения... Означает ли это, что биомасса обрела новые способности проникать в тела протоссов?..

Подняв с пола кинжал, Йхас бросился на Роума, но тот разбил ему голову голыми руками. Становилось очевидно, что именно зараженный биомассой воитель ниспосылает ученым ужасающие видения расправы над Нубасом...

Руом приближался, и Фортум усилием воли активировал телепортирующее устройство в бронекостюме зараженного протосса, подарив коллегам несколько минут, чтобы обдумать сложившуюся критическую ситуацию. Биомасса разрасталась, заполняя собой внутренние помещения станции. Она изменилась - у нее появился разум. Она мутировала в хищника-телепата! Теперь Груу понимал, затем Голарат и Ва'рак искалечили себя... Чтобы защитить остальных! Биомасса сеет безумие среди протоссов через их воспринимающие отростки! Но даже вооруженный сим откровением, Груу был неспособен защититься от всепроникающего ужаса, туманящего разум.

Пред внутренним взором вставали сотни жертв, безжалостно принесенных им на алтарь науки. Мертвецы... и Груу, как ни старался, не мог избавиться от сих безумных видений. Что это - ложные воспоминания или истина, о которой он просто не желает воспоминать?

В живых оставались лишь Груу и Фортум, причем последний сломался, предавшись во власть кошмарных видений. И когда в коридоре показался изуродованный Руом, Фортум безвольно опустил руки, не подумав даже бежать... а в следующую секунду пал, пронзенный энергетическим клинком.

Груу бросился бежать... но остановился на границе лаборатории, укрытой ковром биомассы. Как же это произошло? Каким же образом она превратилась в хищника-телепата? Возможно, она изначально была вирусным реактивом... или же обрела новые способности, проникнув в тело Роума. Наверняка этого он не узнает никогда.

Очевидно лишь одно: время у Груу на исходе. Он знал, что выживших сегодня не будет, и, собрав волю в кулак, устремился по заполненному биомассой пространству. Протосс чувствовал, как чуждая воля вытаскивает на свет все его постыдные тайны, все слабости, питая чувство вины и подталкивая все ближе к бездне.

Груу стремился исправить чудовищную ошибку, поставившую расу его на грань гибели. Ведь это он придумал план, ради осуществления которого на аналитико-креативную станцию доставили образец биомассы. Ведь чтобы покончить со своим изгнанием, положить конец войне раз и навсегда, он предложил вождям протоссов истребить противника как вид. И сейчас Груу успел разбить охлаждающие кристаллы, и многометровый слой льда погреб под собою комплекс. Так ценою собственной жизни ученый уберег расу протоссов от гибели...

Много позже на астероид высадился десант Доминиона, обнаружив, что образец замороженной мутировавшей биомассы все еще жизнеспособен. Исполняя отданные им приказы, пехотинцы приступили к его немедленному извлечению...


--------------------
It's killing me
We lost a dream we never had
The world in silence should forever feel alone
'Cause we are gone and we will never overcome
It's over now


Изображение
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Энгель
сообщение 24.01.2010, 18:08
Сообщение #29
Иная
Завсегдатай
Страж
*****


Пол:
Сообщений: 346


Bang-Bang



В сопровождении майора Десантного корпуса Доминиона репортер Вселенской Службы Новостей Кейт Локвелл ступила на борт новейшего линейного крейсера класса "Минотавр", чтобы приготовить репортаж об одной из миссий десантников, должный выйти в эфир ровно за месяц до годовщины инаугурации Императора Арктуруса Менгска I.

"Для нас это грандиозное событие", - восторженно говорила Кейт, крутя головой по сторонам. - "Доминион не разрешал присутствие репортеров после..." "Майкла Либерти", - поморщился майор Том Хоукинс. - "Он основательно нагадил". История о блистательном репортере ВСН и о плевке его в физиономию Арктуруса Менгска после падения Тарсониса была широко известна, а неуловимый Либерти продолжал помещать репортажи в Сеть, выступая эдаким противником нынешнего режима.

"Я не гоняюсь на грошовыми сенсациями, майор Хоукинс", - нахмурилась Кейт. - "Я здесь, чтобы рассказывать людям новости". "Я в этом не сомневаюсь, Локвелл", - ухмыльнулся майор. - "Не сомневаюсь, потому что за тебя поручился твой главред Хэнди Андерсон. После той истории с Либерти мы не горим желанием работать с ВСН, но Андерсон обещал, что такого не повторится. Хватит с нас чокнутых фанатиков, которые бьют в спину и рвут когти. Беда с Либерти была в том, что он подгонял факты под свою точку зрения. А нам нужен тот, кто покажет вещи такими, какими видит их Десантный корпус Доминиона. Вот ты всегда все делала для блага Доминиона, что мы в Десантном корпусе очень ценим".

"После моего репортажа все граждане Доминиона будут ценить Десантный корпус", - отозвалась польщенная девушка, и Хоукинс, вперив в нее пронзительный взгляд, веско произнес: "Ставки очень высоки для нас, Локвелл. Такого рода эксклюзив... может сделать тебе карьеру".

Майор наказал рядовому сопроводить Кейт в предоставленную ей каюту, где репортера ждал один крайне неприятный сюрприз в лице оператора Зака Оливера, с которым работала вместе пять лет... и которого уволила несколько месяцев назад, ибо постоянные теории заговоров, повсюду мерещившихся Заку, ей основательно приелись.

"С горечью сообщаю, что твой постоянный оператор слег с насморком", - дружелюбно улыбнулся Зак, делая вид, что не замечает ее уничижающего взгляда. - "Весьма дорогостоящим насморком, я бы сказал. Но не волнуйся, будет весело! Совсем как в старые времена! Может, ты и вышвырнула меня, но это не отменяет пять лет совместной работы".

"Ты, небось, до сих пор носишься со своими идиотскими теориями заговоров", - поморщилась Кейт, на что Зак ответил лучезарной улыбкой: "Ну, про идиотские не знаю, но, в общем, да". "Проклятье", - Кейт за голову схватилась от отчаяния. - "Нет времени искать нового оператора..."

"Послушай, впервые за много лет репортера прикомандировали к военной части!" - попробовал вразумить ее Зак. - "Не мог же я упустить свой шанс заснять что-нибудь за железным занавесом!" "Нет никакого "железного занавеса", - огрызнулась Кейт, и, ткнув пальцем оператору в грудь, заявила: "Забудь о погонях за сенсациями, это солдаты - хорошие ребята, которые рискуют жизнями ради неблагодарных подонков вроде тебя. Я не позволю тебе насмехаться над ними". "Кейт..." - вздохну Зак. - "Я просто хочу убедиться, что над ними не насмехается кое-кто еще".


Лишь крейсер стартовал, Кейт Локвелл приступила к созданию "лучшего репортажа своей жизни". Вместе с Заком Оливером, следующим неотступно по пятам со своей портативной камерой, и майором Хоукинсом, проводящим экскурсию, побывала она в рубке управления, в казармах, столовой, и везде их встречали улыбками, уверяя, что "Десантный корпус - это одна большая семья, члены которой должны защищать друг друга". Репортаж получался откровенно глянцевым, и иллюзии Кейт, питаемые в отношении бравых пехотинцев, лишь подтверждались.

Но вот крейсер вышел на орбиту Кондора, одной из колоний землян; репортер, оператор, майор и небольшой отряд пехотинцев ступили на поверхность планеты, чтобы - по словам Хоукинса - "доставить колонистам необходимые припасы и обследовать местность, где может скрываться такой враг, как зерги".

"Почему ты вступил в Десантный корпус, сынок?" - обратился майор к одному из рядовых, наказав Заку взять крупный план, включающий как солдат, так и обступивших их гражданских. "Я хотел защищать людей, сэр", - со слезами радости на глазах отвечал тот. Кейт восторженно всплеснула руками, но Зак лишь поморщился: слишком приторно, слишком наиграно, слишком...

Неожиданно к майору подоспел один из пехотинцев, что-то прошептал ему на ухо. Хоукинс скривился - ох, невовремя! - и, сделав знак солдатам возвращаться на борт шаттла, обратился к Кейт: "Послушай, Локвелл, нам придется оставить вас с оператором здесь на пару часов. Пришел приказ из штаба. Нас отправляют на задание". "Правда?" - воодушевилась девушка. - "Нам бы хотелось..."

"Невозможно", - отрезал майор, уже поднимаясь по трапу. - "Это ненадолго. Вскоре мы вернемся и заберем вас. Я распорядился, чтобы ваше оборудование перенесли в палатку". Шаттл взмыл в воздух, и оставшимся на поверхности репортеру и оператору не оставалось ничего иного, как отправиться в палатку да просмотреть отснятый на Кондоре материал.

Зак немедленно приступил к создании резервной копии отснятого материала, пояснив ошарашенной Кейт, что подстраховывается на случай, если десантуре вдруг вздумается конфисковать видео. "С таким отношением ты нам весь сюжет запорешь", - скривилась Кейт. "Не будь ребенком", - отмахнулся Зак. - "Тут и запарывать нечего - сюжета нет".

Закусив губу, Кейт кивнула, поневоле соглашаясь. Бравые десантники на фоне благодарных колонистов - похоже на дешевую пропаганду времен становления Доминиона. Покинув палатку, Кейт устремилась к двум пехотинцам, стоящим на страже. "Я бы хотела вернуться в колонии и взять интервью у поселенцев", - уперев руки в бока, заявила она. "А я бы хотел, чтобы меня не назначали нянчиться с репортеришками", - огрызнулся один из солдат - здоровенный детина, пустую правую глазницу которого пересекал шрам. - "Мы оба обломались, крошка".

"Что, простите?" - опешила Кейт, и пехотинец, злой на весь мир из-за того, что пропускает возложенную на отряд миссию, снизошел до ответа: "Задание выполнено, но, похоже, мы возвращаемся обратно в порт. Транспорт будет через несколько минут".

Лишь только шаттл коснулся земли, Кейт бросилась к опустившемуся трапу. "Рад снова видеть тебя, Локвелл!" - с напускным радушием воскликнул появившийся из транспорта майор, для убеждения разведя руки в сторону. Но девушке было не до шуток; она начинала понимать, в чем суть этого репортажа: ее водят по строго определенной траектории, без права на шаг в сторону, и вся ее журналистская суть протестовала против такого обращения.

"На борту заключенные?" - прямо вопросила она. Хоукинс разом изменился в лице. "Прости, Локвелл, но сказочке конец", - отрезал он, отворачиваясь. "Но я собиралась взять у вас интервью!" - в отчаянии воскликнула репортер, на что майор лишь бросил: "Наслаждайтесь гостеприимством на обратном пути".

...Вернувшись на борт линейного крейсера, покинувшего орбиту Кондора, Кейт Локвелл места себе не находила от досады. Сидя в столовой, она отстраненно ковыряла ложкой кашу (которую, кстати сказать, ее напарник уплетал за обе щеки) и мысленно соглашалась со словами оператора: у них действительно не было сюжета. Одни банальнейшие кадры приевшейся армейской пропаганды...

Рывком поднявшись с места и дернув оператора за рукав, Кейт уверенно направилась к одному из пехотинцев - громиле с татуировкой на лице, - одиноко сидящему в уголке. Судя по всему, излишним интеллектом он обезображен не был, и, как следствие, прекрасно подходил для интервью.

Предложение Кейт сказать несколько слов в камеру смутило и растрогало детину, а заявление о том, как обрадуются родные, когда увидят его в новостях, решило дело. "Безусловно, я рад, что вступил в ряды пехоты корпуса Доминиона", - говорил десантник, глядя в окуляр портативной камеры Зака и откровенно смущаясь. - "Это здорово - быть частью огромного коллектива..."

"Ага, особенно когда приходится сражаться с огромным противником, да?" - прервала его Кейт. - "А кто заперт в тюремном отсеке". Солдат изменился в лице. "Это, не думаю, что мне разрешено..." - проблеял он, но Кейт, ощутив неуверенность "жертвы", продолжала допрос с пристрастием, рекомый "интервью": "Каких чужаков держит в страхе Десантный корпус? Кого вам приходится лишать свободы и даже самой жизни? На что похоже зло во плоти?"

Брови пехотинца сошлись к переносице, он оскалился. Похоже, слова Кейт подобрала верно. "Да на меня оно похоже, ясно?!" - с горячностью выпалил он. - "Или на вас! Чертовы повстанцы - убивают своих же соплеменников! И не только нашего брата-солдата, но и гражданских! Так что сегодня я спас ваши жизни!"

"Так в тюремном отсеке пленные люди?" - попыталась уточнить изумленная Кейт. - "Ни зерги, ни протоссы, а люди?" "Я ничего такого не говорил", - пробормотал солдат, до которого лишь сейчас дошло, что он разболтал этой дотошной корреспондентке. Пехотинец бросился прочь из отсека, оттолкнув с пути Зака, но тот лишь плутовато улыбнулся.

"Надо пробраться в тюремный отсек и взять интервью у заключенных", - предложил он напарнице, но Кейт, задумчиво глядя вслед солдату, медленно покачала головой: "Я так не думаю!" "Как ты можешь называть себя настоящим репортером, если не пытаешься выслушать обе стороны?!" - поразился Зак. - "Ну же! Во время этого показушного тура по колонии наши вояки вдруг исчезают, а когда возвращаются, объявляют, что репортаж окончен. И тут выясняется, что злобные десантники поймали и посадили в клетку бедненьких колонистов! Ты жаловалась, что нет сюжета. Теперь он есть". "Не за таким репортажем нас посылали", - тихо молвила Кейт, избегая смотреть Заку в глаза. "Правда?" - едко вопросил тот. - "А может, как раз ради такого и стоило ехать?"

С этими словами Зак устремился прочь, а Кейт еще долго стояла, отстраненно глядя в пространство...

Уснуть Кейт Локвелл так и не смогла и, приняв решение, кликнула мгновенно встрепенувшегося Зака и вышла из каюты в коридор. "Веди себя естественно", - шепотом инструктировала девушка оператора, шагая по опустевшим отсекам крейсера. - "Если нас остановят, скажешь, мол, да, знаем, что съемки окончены, просто подбираем интересные ракурсы".

"Почему ты вдруг передумала?" - озвучил Зак вопрос, не дававший ему покоя. "Ты сказал, надо выслушать обе стороны", - бросила Кейт. - "Думаю, немного злобного тявканья мятежников прекрасно дополнит материал".

"Я вообще-то другое имел в виду", - вздохнул оператор, надеясь, что за бахвальством его спутница прячет истинную заинтересованность в темных делишках армейских. - "И откуда ты знаешь, где находится тюремный отсек?" "Я тщательно подготовилась к этой командировке, дабы планы линейного крейсера выучила", - похвасталась Кейт, после чего, оглядевшись по сторонам и не заметив ничего подозрительного, спустилась по лестнице в карцер.

Здесь, за решеткой томились люди, которые немедленно обернулись, чтобы взглянуть на вошедших в помещение. "Кейт Локвелл..." - с презрением протянул один из заключенных. - "Если пришла заснять очередную "агитку", то обломись". "Нет", - усмехнулась Кейт, покачав головой. - "Я просто поспорила со своим оператором, что тут полно людишек-отбросов. Теперь денежки мои. Легко и просто".

Мужчина осекся, явно обескураженный и, обменявшись взглядами с товарищами, тихо произнес: "Ты правда хочешь выпустить это в эфир?" "Если вы дадите мне эксклюзив - да, я пущу его в эфир", - обещала Кейт, беря в руки микрофон, в то время как Зак запускал портативную камеру.

"Я спал!" - рявкнул человек и, с усилием взяв себя в руки, пояснил: "Я спал, когда пришли солдаты Доминиона. Проснулся и увидел перед носом дуло!" "Но вы, конечно, ожидали подобного?" - нахмурилась Кейт. - "Доминион вынужден защищать своих граждан от злоумышленников!" "Я не повстанец", - сокрушенно покачал головой мужчина. - "Я всего лишь колонист, несогласный со своим правительством".

"Доминион принимает решительные меры только против вооруженных мятежей", - с уверенностью, ничем, в сущности, неподкрепленной, заявила Кейт. "Может, для них я и мятежник, но я и оружия с роду в руках не держал", - устало возразил мужчина. - "Просто не смолчал, когда надо было". "Тогда почему же вы за решеткой?" - продолжала расспросы Кейт, и мужчина отвечал: "Потому что не смог убежать. Хотите настоящий эксклюзив? Загляните за ту дверь. Ваш большой куш - там".

С опаской репортер и оператор приблизилась к двери в дальнем конце тюремного отсека... за которой обнаружилась целая гора трупов - женщины, дети, старики.

Потрясенные до глубины души, они вернулись в свою каюту; дело принимало скверный оборот, и Кейт пребывала в совершеннейшем смятении чувств. Наказав Заку сделать пару копий отснятого материала, она металась по каюте, как тигр в клетке, не ведая, как объяснить то, свидетельницей чему стала.

"Мы должны поверить на слово мятежнику?" - обращалась она к себе самой. - "Мы же не знаем, как умерли эти люди..." "Эти женщины и дети? Нет, не знаем", - жестко произнес Зак. - "Но я догадываюсь, кто может знать". Покопавшись в рюкзачке, он вытащил приемник сигнала Сети, пояснив спутнице: "Возможно, нам удастся поймать частоту Майкла Либерти".

"Либерти до сих пор вещает в эфире?" - поморщилась Кейт. - "И какова его аудитория? Человек пять?" "Цель настоящего репортера - вовсе не рейтинги, Кейт", - веско произнес Зак, и девушка смолкла, не желая показывать, как задели ее за живое слова спутника. К тому же, отступать было некуда: если их поймают, то обвинят в измене и непременно казнят.

Наконец, старания Зака увенчались успехом, и он сумел отыскать частоту Сети, на которой шел репортаж Либерти. Над приемником возникло голографическое изображение мужчины средних лет в неизменном плаще, стоящем на фоне неких развалин. "...Верите вы мне или нет, но я стою там, где раньше находилась колония Кандор", - говорил Майкл. - "Жители Кандора, как и многие из нас, усомнились в Доминионе. Некоторые из них предложили убежище повстанцам, известным как "Рыцари свободы". От "Рыцарей" я и узнал, что такая колония, как Кандор, вообще существовала. Но где теперь Кандор? Поселение, которое всего несколько часов назад было полно жизни, исчезло, будто его и не было. Сладкая ложь для тех, кто никогда не слышал о нем, и предостережение тем, кто знал".

А несколько минут спустя в каюту Кейт Локвелл ворвались пехотинцы с винтовками Гаусса наперевес, благо передача на запрещенной частоте была запеленгована в рубке управления крейсера. Кейт и Зака препроводили в кабинет Тома Хоукинса, смерившего работников ВСН тяжелым, уничижающим взглядом.

"Я просмотрел материал в памяти их камеры", - доложил майору корабельный техник. - "Они определенно побывали в тюрьме и... прилегающем отсеке. Я также обнаружил копию материала, отснятного ранее, но не нашел копию съемок тюремного отсека". По налившемуся краской лицу Хоукинса было ясно, что в игры он играть не намерен и терпение его на исходе. "Где копия?!" - брызжа слюной, проревел майор.

Зак потупился - воплощенная невинность. "Мы не успели скопировать материал, сэр", - промямлил он, упрямо глядя в пол. "Не смей выделываться, ты, урод!" - продолжал лютовать Хоукинс. - "Ты с самого начала норовил сунуть нос, куда не следует! Думаешь, я не видел?"

Он обратился к технику: "Та передача... Они что, пересылали данные?" "Нет, это был входящий сигнал", - произнес тот. Майор скрежетнул зубами от злости. "Вот как?" - прошипел он, вновь устремив взор на Зака. - "И какой же приказ ты получил, мятежник?" "Зак Оливер не мятежник!" - вступилась за своего оператора Кейт Локвелл.

"Значит, мятежница - ты, Локвелл?" - пришел ко вполне очевидному выводу майор. "Что?" - задохнулась от изумления Кейт. - "Майор Хоукинс, я же преданная сторонница Доминиона, это всем известно!" "А может, ты все время притворялась, чтобы заслужить наше доверие?" - прорычал Хоукинс. - "Чтобы вы смогли провернуть это ваше дельце?"

"Вы сами пригласили меня на борт, помните?" - парировала Кейт. "В самом деле... что же это я?" - нахмурился майор. - "Не буду спрашивать, почему вы отправились в тюремный отсек без сопровождения... Вот если бы ты еще не лгала насчет копии..." "Но я не лгу", - Кейт попыталась изобразить на лице самую располагающую профессиональную улыбку. - "Было уже поздно. Зак собирался сделать копию утром".

Майор молча кивнул пехотинцам, и те вытолкали Зака из кабинета. "Куда вы его?!" - в отчаянии воскликнула Кейт. "Ты задаешь очень много вопросов, Локвелл", - сухо произнес майор. - "Должно быть, журналистская привычка. И я отвечу на твои вопросы, как только ты ответишь на мой. Где копия?"

Пехотинец подтолкнул девушку к двери, за которой исчез Зак. Указав на панель управления на стене, Том Хоукинс произнес: "Это воздушный шлюз. Если я нажму эту кнопку, он откроется с другой стороны и твоего друга высосет отсюда в открытый космос. Он умрет. Где копия?"

В отчаянии Кейт прильнула к иллюминатору в двери, и Зак, заметив ее, закричал: "Зачем ты полезла в тюремный отсек, Кейт?! Ради чего ты это сделала?!" "Я должна была знать", - неуверенно отвечала девушка, и Зак улыбнулся, выказывая примирение с ожидающей его страшной судьбой: "Верно. И все должны это знать".

Майор, терпение которого лопнуло, ударил кулаком по панели управления, исполнив угрозу. Воздух с шипением вырвался из шлюза, и несколько мгновений спустя Зак Оливер, оператор Вселенской Службы Новостей, был мертв...

"Ты монстр!" - Кейт с кулаками набросилась на майора, но тот с легкостью отшвырнул миниатюрную девушку прочь. "А ты предательница!" - парировал он. - "Ты говорила, что веришь в Доминион!" "Я верила!" - истошно кричала Кейт, а по щекам ее струились горячие слезы. - "Я доверяла вам! Я вам всем доверяла! Я и представить не могла, что вы творите такое!"

"Потому что ты не слишком-то хороший репортер, Локвелл", - усмехнулся Хоукинс, наведя на ужаснувшуюся девушку винтовку. "Это... это неправда!" - лепетала та. - "И даже если так... Я известный репортер. Я не могу просто исчезнуть!" "Ничего", - отмахнулся майор. - "Скоро все узнают, что ты была шпионкой мятежников. И нам поверят. Мы просто найдем еще одну дурочку репортершу, которая раздует историю".

Он нажал на курок... и в это мгновение линейный крейсер содрогнулся; очередь, предназначенная Кейт Локвелл, ушла в переборку у нее над головой. Майор потряс головой - что-то рвануло снаружи? - после чего приказал пехотинцам выяснить, в чем дело; сам же он устремился за беглянкой. "Вернусь, как только добуду эту чертову копию!" - обещал майор солдатам.

...Кейт ворвалась в каюту, где все было перерыто и в буквальном смысле изорвано в клочья. Вытащив два мини-диска изнутри приемника сигнала, девушка вернулась в коридор... когда плечо ее пронзила пули и она, вскрикнув, распласталась на полу. "Ай-ай, ты разбиваешь мне сердце, Локвелл", - произнес ненавистный голос, и Том Хоукинс навис над нею, намереваясь закончить начатое... но в это мгновение во лбу у него появился третий глаз, и майор рухнул, сохранив недоуменное выражение на лице в качестве посмертной гримасы.

Появившиеся в конце коридора люди открыли огонь по пехотинцам Доминиона, и Кейт сжалась в комочек, молясь о том, чтобы шальная пуля еще не задела. Наконец, выстрелы стихли. Кейт осмелилась открыть глаза, лицезрев протянутую к ней руку, принадлежащую человеку, видела которого впервые в жизни, но о котором была много наслышана - Майклу Либерти.

Кровь толчками выбивалась из предплечья Локвелл - наверное, артерия перебита... Девушка сунула мини-диск с последним репортажем в руку Либерти, но когда тот велел спутникам - Рыцарям Свободы, учинившим столь безумный рейд на линейный крейсер - перенести девушку на корабль, она отрицательно покачала головой. "Вы не понимаете", - прошептала Кейт. - "Копий две. Они должны найти меня с этим диском... тогда они не догадаются про ту копию, что я передаю вам".

"Если я оставлю тебя, ты можешь умереть", - неуверенно произнес Майкл, напряженно прислушиваясь. На верхних палубах слышались крики, характерный топот людей, облаченных в бронекостюмы. "Сюжет пока что жив..." - выдавила Кейт; сознание стремительно оставляло ее. - "А значит... я... хороший репортер".


Вернувшись на одну из тайных баз Рыцарей Свободы, Майкл Либерти первым делом просмотрел содержимое диска, переданного ему Кейт Локвелл. Глаза его изумленно расширились, когда на экране отразилось ужасающее содержимое соседнего с карцером отсека...

"Либерти! Ты должен это видеть!" - заглянула к нему в палатку одна из мятежниц. - "Ты говорил, что видел Кейт Локвелл на линейном крейсере? Она в эфире!" Нахмурившись, Майкл проследовал к экрану, подле которого уже собралась внушительная группа повстанцев. Шел экстренный выпуск Вселенской Службы Новостей, и Кейт Локвелл - на плечо наложена грубая шина - вещала на фоне опаленных стен корабельного коридора: "Я поднялась на борт, чтобы взглянуть, на что похожа жизнь отважных десантников, и столкнулась лицом к лицу с жестокой реальностью, когда нас атаковали повстанцы. Они были беспощадны. Майор Том Хоукинс погиб, защищая корабль, а колонисты, которых десантники взяли на борт, чтобы доставить в безопасное место, были убиты все до единого".

Повстанцы, слушавшие репортаж, обратили к хмурящемуся Либерти недоуменные взгляды. "Что происходит?" - спрашивали она. "Кто знает", - пожал плечами Майкл. - "Возможно, ей промыли мозги. Либо она сама спохватилась. Но что-то мне подсказывает, что она ломает комедию, чтобы защитить запись, которую передала нам". "А в таком случае нам надо поскорее пустить ее в эфир", - предложил мятежник.

"...И не пропустите в следующем месяце мое эксклюзивное интервью с Императором Менгском", - закончила репортаж Кейт, улыбнулась: "Я уверена, у него найдется пара теплых слов для этих повстанцев!" Майкл Либерти улыбнулся в ответ. "Пожалуй, мы запустим запись в следующем месяце", - обнадежил он товарищей. - "В конце концов, хороший сюжет заслуживает двух точек зрения..."


--------------------
It's killing me
We lost a dream we never had
The world in silence should forever feel alone
'Cause we are gone and we will never overcome
It's over now


Изображение
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Энгель
сообщение 24.01.2010, 18:24
Сообщение #30
Иная
Завсегдатай
Страж
*****


Пол:
Сообщений: 346


Bang-Bang



Четверо изыскателей Синдиката Кел-Мориа покинули корабль "Большой куш", ступили на каменистую почву сей захолустной планетки на отрогах сектора. Впереди, сжимая в руках винтовки Гаусса, следовали облаченные в бронекостюмы Урия Сайрис, командир отряда и Чак Тайросин; следом за ними - вечно восторженный инженер Люк Киган и связист Мэйси Клифт, как всегда серьезная и собранная. В последнее время команде их чрезвычайно не везло, и теперь, когда оказались изыскатели фактически на мели, именно здесь надеялись отыскать хоть что-то мало-мальски стоящее. Надеялись... и все же настроены были чрезвычайно скептически.

Четверо направились к руинам некоего комплекса, видневшегося неподалеку. "На этот раз есть хоть какие-то шансы прилично заработать, а, Мэйси?" - с неприкрытой издевкой осведомился Сайрис. "Сэр, я категорически возражаю против бесконечных намеков, будто в полосе наших неудач виновата я", - возмутилась девушка. "Ты отвечаешь за информацию", - жестко прервал ее командир. - "Кого мне еще винить, если мы раз за разом попадаем на голые каменюки, на которых и на хлеб с маслом не наскребешь?"

Командир пребывал в чрезвычайно скверном расположении духа, потому срывал злость на спутниках. Действительно, вскоре им нечем будет платить за изыскательскую лицензию... и где они тогда окажутся? А если еще и корабль потеряют...

Изыскатели ступили в заброшенное здание; Сайрис предположил, что некогда здесь был рудник, но теперь жила наверняка иссохла и народ покинул это место. Неожиданно взорам четверки людей предстала вереница человеческих скелетов; в черепах многих зияли характерные отверстия от пуль. "Возьмете последние слова назад, шеф?" - усмехнулся Киган, но Сайрису и остальным было не до смеха: жутковато здесь... Прямо над усеянным костями пространством пребывал огромный плакат, изображавший открытое и честное лицо какого-то человека. И надпись: "Пелагей хранит нас".

Продолжив путь, изыскатели обнаружили давно не работающий генератор, наверняка снабжавший ранее комплекс электроэнергией. Люк Киган остался хлопотать у генератора, пытаясь вернуть махину к жизни; остальные же занялись осмотром соседних помещений.

В одном из таковых Мэйси радостно бросилась к огромной - во всю стену - консоли, сообщив товарищам: "Это модифицированная система "Марк 2". Изготовлена на заказ, много дополнительных возможностей. Думаю, биомеханические исследования, системные вычисления... Но... нет питания". Пообещав в очередной раз вышвырнуть девчонку с корабля за вопиющую занудность и неспособность заставить работать консоль, командир терпеливо дождался, пока благодаря титаническим усилиям Кигана генератор вернется к жизни.

Мониторы вспыхнули, мертвый доселе комплекс наполнился жутковатым подобием электронной жизни. Мэйси немедленно взялась за изучение информации, хранящейся в памяти центрального компьютера комплекса. Файлы, однако, оказались закодированы, и девушка, тяжело вздохнув, приступила к взлому.

Из обрывочных сведений, почерпнутых из компьютера, она сумела понять, что Пелагей был ученым, проводящим исследования на стыке наук - химии, биологии, нейрофизиологии. А целью его было... "Потрясающе!" - выдохнула Мэйси, восхищенно вперившись в экран.

Сайрис и Тайросин немедленно возникли у нее за спиной, обменялись взглядами, полными надежды. "Сколько это стоит?" - озвучил командир снедавший их вопрос. "Они далеко опередили современную науку", - отвечала девушка. - "Я пока даже вообразить не могу".

В памяти компьютера Мэйси обнаружила видеозапись под названием "Журнал пресвятой церкви, файл 007", попыталась воспроизвести. На экране возникло изображение лопоухого молодого человека. " Видеожурнал церкви пресвятого Пелагея", - заговорил он. - "Говорит брат 2. Сия благословенная колония все так же процветает, осиянная вечным гением его. Даже нелепая смерть братьев 4 и 7 не смогла вселить тревогу в наши сердца. Хотя несколько младших братьев признались, что крики брата 4 их несколько... смутили".

Будто отвечая его словам, в коридорах комплекса эхом отдался страшный, исполненный невероятных ужаса и боли крик. Сайрис и Тайросин немедленно обернулись к двери... которая захлопнулась прямо перед ними. А мгновение спустя в дверь с внешней стороны заколотил Люк, умоляя впустить его внутрь...

Мэйси наконец сумела справиться с кодом, открывающим дверь, и двое мужчин выглянули в коридор... вот только Люка не было и следа. "Мэйси, сколько времени займет дешифровка оставшейся информации?" - не скрывая тревоги, произнес Сайрис. "По моим подсчетам, на полную д-дешифровку у-уйдет... пара часов", - запинаясь и мелко дрожа от страха, отвечала девушка.

"Два часа", - простонал Сайрик, качая головой, после чего наказал Чаку осмотреть окрестные помещения, но далеко не уходить. Взяв в руки сканер, чтобы следить за перемещениями товарища, командир обратился к сконфуженной Мэйси: "А ты давай взламывай. Если повезет, после этого дела мы разбогатеем.

Вернувшись к компьютеру, девушка принялась колдовать над консолью, открывая все новые и новые видеозаписи "Журналов пресвятой церкви", расположенные, похоже, в хронологическим порядке. "Смерти продолжаются, но они не могут омрачить нам радость от работы", - вещал с экрана человек в записи №69. - "Наша работа - это поиски пропавших! И строительство баррикад!"

"Братьев 8 и 9 не стало!" - надрывался он же в записи №72. - "Мы нашли брата 5 - он так кричал... Сказал, что за ним явился ангел. Он умер, прежде чем мы смогли остановить кровотечение. Пресвятой брат Пелагей говорит, что великий часовщик даровал ему знание, которое защитит нас. Но младшие братья рассказывают, что по ночам слышат странные звуки... шепот призраков. Я их тоже слышу".

...Чак Тайросин полагал, что сходит с ума: где-то на грани сознания слышался ему тихий хохот, насвистывание, иные звуки... Со всех ног солдат бросился обратно в рубку управления, с ходу выпалил, обращаясь к командиру: "Слышал звуки. Ерунда какая-то. Будто детки поют. Или читают нараспев".

"Кто-то убивал здесь людей", - оторвалась от консоли Мэйси, закончив просмотр видео, - "одного за другим. Они думали, что их преследуют привидения. Они тоже слышали голоса..." Сайрис и Тайросин встревоженно переглянулись: и принесла же их нелегкая... "Сваливаем", - выдохнул Чак, одним словом выразив сокровенные мысли всех троих.

"Тут есть вероятность вмешательства протоссов, и..." - начала Мэйси, но осеклась, глубоко вздохнула, продолжила: "Командир, я не верю в сверхъестественное. В общем, возможно, что существует доселе неизвестная инопланетная сущность, которая кормится эманациями смертей, произошедших в этом месте, и воплотилась в..." Сайрис и Тайросин наградили девушку настолько уничижающими взглядами, что та мгновенно сникла, пробормотала: "Ну, это только гипотеза. Я согласна с Чаком. Нужно уходить. Немедленно".

Сайрис, однако, не был настроен столь категорично; страх в душе его боролся с алчностью. "Прекратите, вы оба!" - рявкнул он, ткнув пальцев в экран, на котором безымянный религиозный фанатик продолжал свое выступление. - "Только подумайте, сколько стоит эта информация! Это то, о чем мы все мечтали! Мы не просто расплатимся с долгами - мы обеспечим себя до конца жизни. Двадцать лет я спас и видел: вот бы однажды сорвать куш. И вот оно! К черту лицензию! Продадим эти данные тому, кто больше даст, и нам никогда не придется работать!"

Он направился к выходу из комнаты, бросив: "Я поищу Люка. Запомните: нет никаких приви..." Закончить фразу Сайрису не удалось: на глазах пораженных товарищей голова командира буквально взорвалось, и он был мертв еще до того, как тело его осело на пол. Чаг открыл огонь, но в коридоре не было ни души. Подскочив к панели управления дверью, он ударил по ней, закрывая портал, и, обернувшись к Мэйси, бросил: "Данные".

"Чак, ты свихнулся?!" - в голосе девушки слышались истерические нотки. - "Надо уходить! Немедленно!" "Выход один", - вздохнул Чак. - "Пойдем сейчас - умрем как он. Выберемся - лицензия на проведения изыскательных работ наша. Если заплатим. Урия был паршивым боссом. Надеюсь, новый босс лучше".

И он с улыбкой взглянул на Мэйси, которая, с усилием взяв себя в руки, судорожно кивнула: "Хорошо, хорошо... я доведу дело до конца. Только прикрывай меня, ладно?" Пальцы ее вновь запорхали над консолью, дешифруя оставшиеся видеозаписи. "Вечно я хожу по лезвию ножа", - бормотала девушка. - "Рискую и выигрываю. И знаешь, что я скажу тебе, Чак... Ради шанса, что мной больше никогда не будет командовать урод вроде Урии, я готова рискнуть".

Чак кивнул, отвернулся к двери... Вновь с экрана зазвучал голос фанатика, благо Мэйси сумела загрузить следующую видеозапись. "Смерти продолжаются", - оптимистично изрек он. - "Из старших братьев остались только Пелагей и я. Младшие номера продолжают поиски. Но тщетно. Слова Пелагей больше не утешают. Дети кричат... Пресвятой Пелагей работает над великой машиной, чтобы поймать незваного гостя. Он говорит, скоро все кончится. Мы стараемся не терять веру. Быть может, он пророчествует о конце света? Мы страшимся этого. Он говорит, что только мы и выживем. Но, похоже, мы тоже погибнем. Мы будем среди тех, кто очистился".

Дрожь пробрала Мэйси, когда издалека донеслись до нее песнопения, детский смех... Обычно выдержанный Чак посерел он ужаса. "Никогда не верил в привидений", - выдохнул он. - "Теперь верю".

"Ха!" - натянуто усмехнулась Мэйси, продолжая щелкать по клавишам. - "Реальность часто заставляет пересматривать самые устоявшиеся представления..." Последняя из записей была расшифрована, и девушка начала копирование информации, хранящейся в компьютере комплекса, на свой портативный носитель.

Отметив, что Чак слишком долго уж молчит, Мэйси обернулась к товарищу... заметив, как окровавленный солдат в бронекостюме рухнул на пол. Взвыв от ужаса, девушка схватилась за голову, пребывая в совершеннейшей панике, а религиозный фанатик продолжал вещать с экрана, как ни в чем не бывало: "Отличные новости! Братья ликуют! Святая машина пресвятого Пелагея спасла нас! Мы обнаружили незваного гостя. Это был агент-невидимка, которого Конфедерация прислала, чтобы уничтожить нас!"

Картинка на экране изменилась, явив человека, тело которого стягивали крепкие веревки. "Мы схватили еретика!" - ликовал рассказчик. - "Брат Пелагей утверждает, что сможет при помощи божественного вдохновения высшего часовщика обратить этого "Призрака". У нас новый и могущественный брат. Ликуйте! Ликуйте!"

Закончив копирование данных, Мэйси бросилась прочь из комнаты, прочь из разрушенного комплекса. Панический ужас гнал ее вперед, и чудилось ей, что следует по пятам безжалостный Призрак-убийца... Наконец, впереди показались очертания корабля, но на глазах пораженной девушки "Большой куш" неожиданно стартовал, через несколько секунд обратившись в маленькую точку на небосводе. Мэйси опустилась на колени, признавая свое сокрушительное поражение...

"Здравствуй, дитя", - произнес приятный, глубокий голос, и девушка встрепенулась. К ней приближался пожилой мужчина, облаченный в богатые одеяния. "Только не говорите, что вы привидение", - всхлипнула Мэйси. - "Это было бы слишком жестокой насмешкой судьбы - после всего этого встретиться с настоящим Призраком". "Разумеется, я не Призрак", - улыбнулся мужчина. - "Призрак улетел на твоем корабле. Мой Призрак, если быть точным. Он улетит на нем далеко отсюда и катапультируется. Мы же не хотим, чтобы в Кел-Мориа узнали, на какой планете вы пропали. Видишь ли, мы очень ценим уединение. Именно прибытие нашего призрачного брата научило меня его беречь. Раньше я и не подозревал, как далеко зашло безумие Конфедерации, не понимающей моей близости к божественному. Они боятся знания, дарованного мне великим часовщиком. Они боятся моей растущей паствы. В своей мелочной злобе они стремятся похитить мои священные тайны и убить нас. Поймав и обратив нашего призрачного брата, мы спрятались еще глубже. Я прав, дети мои?"

"Да, пресвятой ответ", - прозвучал ответ, и из замаскированных люков показались дети. Множество детей. Мэйси встревожено озиралась по сторонам: кошмар продолжался и заканчиваться не стремился... "Вы прячетесь... от Конфедерации?" - обратилась она к безумцу, наверняка пресвятому отцу Пелагею. - "Но с ней покончено много лет назад. Так почему..." "Я знал о ее падении", - признал предводитель культа, - "но конфедераты всегда были наименьшей из моих проблем. И истинная суть их поражения подтвердила мое великое пророчество. Мар Сара. Антига Прайм. Чау Сара. Все они выжжены дотла безжалостным светом инопланетных богов. Как я и предсказывал, великий пожар опустошает вселенную. Лишь нас пощадит он. Поэтому мы и останемся здесь, продолжим свою работу. До тех пор, пока свет не закончит свою. Через десять лет не останется иной жизни, кроме нас, братья. И вселенная станет нашей".

"Т-так..." - запнувшись, начала Мэйси, сбитая с толку безумными речами Пелагея, - "вы собираетесь убить меня, как и остальных?" "Нет, мы не станем убивать тебя", - покачал головой фанатик. - "В этом нет нужды. Мы убили ваших воинов, но ты не боец. Ты присоединишься к нам в нашей вере".

"Ты безумец!" - выкрикнула девушка и повернулась, чтобы броситься прочь. "О, ты присоединишься", - удовлетворенно прокаркал Пелагей. - "Ты поймешь, что я... умею убеждать. Верно, брат 651?" "Да, пресвятой Пелагей", - прозвучал бесстрастный голос, и Мэйси с ужасом констатировала, что принадлежал он Люку Кигану. Взгляд прежнего весельчака был пуст, лоб пересекал шрам, недавно зашитый... затылок же и часть черепа заменяла мешанина микросхем и проводов.

"Нейронный ингибитор нашего призрачного брата подал мне идею", - продолжал Пелагей. - "Устройство, позволяющее подавлять волю на благо властителя... Мое учение привело ко мне много последователей... Но зачем рисковать, полагаясь на неустойчивый человеческий разум? Мои технологии всегда были святы. Мои создания, воплощенные образы великого часовщика... Так почему бы не даровать братьям нерушимую механическую веру?"

Каждое слово Пелагея как громом разило несчастную Мэйси, ибо осознала она, сколь страшная участь ее ожидает. "Пойдем с нами, брат 652!" - грянула толпа, ринувшись на нее...


--------------------
It's killing me
We lost a dream we never had
The world in silence should forever feel alone
'Cause we are gone and we will never overcome
It's over now


Изображение
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Энгель
сообщение 24.01.2010, 19:15
Сообщение #31
Иная
Завсегдатай
Страж
*****


Пол:
Сообщений: 346


Bang-Bang



Обнаружение таинственного артефакта на Бекар Ро стало лишь первой ласточкой; в последующие годы поступало немало донесений о нахождении на различных планетах сектора престранных структур, "храмов", не имеющих отношения ни к протоссам, ни к зергам.

Валериан Менгск, сын Императора Арктуруса Менгска, весьма заинтересовался подобными открытиями, благо питал истовый интерес к археологии. Посему для проведения изысканий он нанял команду археолога Джейкоба Рамзи, который выдвигал теорию о том, что энергетическая сущность, рожденная на Бекар Ро и поглотившая ведущих сражение как на самой планете, так и на орбите ее протоссов и зергов, относится к цивилизации, создавшей сии расы. Теорию эту, с ходу отринутую многими учеными и археологами Доминиона, Валериан поддержал, потому и доверил профессору Рамзи проведение раскопок и исследований храма, обнаруженного на пустынной и лишенной атмосферы планете Немаке.

Экспедиции Рамзи сын Императора выделил потрепанный боевой крейсер "Серый тигр" с контингентом ресоциализированных пехотинцев на борту, а также команду наемников под началом прекрасной и смертоносной Розмари Даль. После происшествия на Бекар Ро солдаты опасались появления новой энергетической сущности, но профессор Рамзи заверил их в том, что этот окруженный кристаллами храм "мертв", если можно применить к нему такой термин, и феникс давным-давно покинул его.

Высадившись на поверхность планеты в непосредственной близости от храма, пехотинцы разбили лагерь, установили защитное силовое поле с искусственной атмосферой внутри, после чего экспедиция приступила к работе.

Отыскав путь в сердце храма, Рамзи обнаружил надпись, сделанную кровью на языке протоссов, а также дверь, ведущую в обширный чертог, заполненный сияющими кристаллами. Именно здесь профессор наткнулся на разбитый корабль протосса и на мертвое тело его самого. Точнее, ее - почему-то Рамзи был уверен, что протосс - женщина. Но стоило профессору прикоснуться к телу, как разум его захлестнул поток эмоций, воспоминаний, чувств...

Археологи осторожно перенесли впавшего в кому Рамзи в лагерь, где сопровождавший экспедицию врач, проведя необходимые исследования и тесты, констатировала необычную активность в мозгу профессора, как будто вливаются в него новые знания; кристаллы же в сердце храма после столь необычного происшествия совершенно потухли, ибо зона остановившегося времени, поддерживаемая в пещере женщиной-протоссом, наконец исчезла.

Выйдя из комы, Рамзи с удивлением и ужасом обнаружил, что обладает способностью читать мысли окружающих, посему скрытые доселе цели Розмари Даль стали ему ведомы. Немедленно, профессор обвинил женщину в вынашиваемом предательстве, и та, поняв, что медлить больше нельзя, приказала наемникам взять всех без исключения археологов под стражу. Приказы ее, недвусмысленно отданные Валерианом Менгском, заключались в сохранении Джейкоба Рамзи живым и здоровым, благо после случившегося в храме сей индивид стал невероятно ценен, остальных же членов экспедиции... в случае неповиновения можно списать в расход... Однако Розмари Даль никак не ожидала, что сама окажется пленницей ресоциализированных пехотинцев с "Серого тигра", взявших под стражу как археологов, так и наемников по приказу Чарльза Уиттьера - ассистента Валериана, подотчетного самому Арктурусу Менгску. Уиттьер приказал доставить членов экспедиции на одну из тайных исследовательских баз Доминиона, где Призраки скрупулезно изучат содержимое разумов людей... а после, скорее всего, убьют как ненужных свидетелей произошедшего на Немаке.

Джейкоб Рамзи осознал, что в сознании его пребывает ныне еще одна сущность - Замара, Хранительница знаний цивилизации протоссов. Именно она спровоцировала хаос на борту "Серого тигра", когда вернула воспоминания одному из ресоциализированных пехотинцев, бывшему некогда убийцей и каннибалом. Воспользовавшись сумятицей, Розмари Даль и Разми, фактически контролируемый Замарой, бежали на спасательной капсуле.

Видения терзали измученный разум профессора... Ихан-рии - Великие Учителя, Создатели, Стражи - покидают протоссов, и народ сий предается беспросветному отчаянию, что выливалось в насилие... Племя Шелак, в которое входит и воин Темлаа, на протяжении долгих столетий защищает артефакты Создателей от посягательств иных племен, как то Фуринакс или Ара...

Замара обнадежила профессора, пообещав, что как только знания в разуме человека упорядочатся, он сможет понять полную картину произошедшего с цивилизацией протоссов. Новые картины прошлого являлись Рамзи, и переживал он их, пребывая в теле молодого протосса Темлаа, стремящегося открыть тайны артефактов Ихан-рии, хранимых племенем Шелак. В одной из пещер Аюра Телмаа и наставник его, Савассан, находят странные кристаллы (подобные тем, которые Рамзи обнаружил в сердце храма на Немаке), позволяющие им переживать чувства и эмоции друг друга - умение, давным-давно утраченное протоссами. Быть может, именно это наследие Ихан-рии поможет им понять суть артефактов?..

Савассан нарек обнаруженные кристаллы "кристаллами хайдарина", что означает "направляющими сердца". Вместе с Телмаа он вплотную занялся их изучением, открывая для себя умения и навыки, утраченные протоссами в Эпоху Раздора. Но однажды во сне сим двум исследователям явилась иная пещера, и они немедленно выступили в направлении, указанном им. То оказалось подземелье, нет - огромный город, созданный самими Ихан-рии, - в сердце которого пребывал огромный кристалл. Именно здесь Савассан обрел знание Ксел'Нага, позволившее ему навсегда изменить цивилизацию протоссов... В историю Савассан вошел как Хас, "несущий порядок". Поделившись почерпнутыми знаниями со всеми племенами протоссов, он объединил их учением Хала, и это знаменовало окончание Эпохи Раздоров. Протоссы вновь осознали свое единство.

...Спасательная капсула донесла Рамзи и Даль до планетки, прозванной Камнем Мертвеца - истинному захолустью сектора. Здесь беглецов встретил Этан Стюарт - бывший напарник Розмари, а ныне - преуспевающий делец; единственный человек, которому она безоговорочно доверяла. Тем не менее, Рамзи сумел прочесть мысли Этана даже несмотря на наличие у того пси-экрана и понять, что этот человек собирается передать беглецов Валериану для принудительной ресоциализации после того, как наследник престола получит от них всю необходимую информацию.

Размзи и Даль бежали из особняка Этана, по пути подстрелив самого хозяина, и, завладев кораблем, покинули Камень Мертвеца. Однако в околопланетном пространстве уже означился небольшой флот, присланный Валерианом Менгском... И тогда Рамзи, повторяя содеянное Хасом, установил телепатическую связь между множеством людей, как на поверхности Камня Мертвеца, так и находящимися внутри кораблей, присланных Валерианом. "Мы едины!" - был ментальный импульс, и пораженные до глубины души люди ощутили мысли, чувства, эмоции друг друга...

Воспользовавшись моментом, Рамзи и Даль направили корабль в подпространство...


--------------------
It's killing me
We lost a dream we never had
The world in silence should forever feel alone
'Cause we are gone and we will never overcome
It's over now


Изображение
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения

2 страниц V < 1 2
Быстрый ответОтветить в эту темуОткрыть новую тему
2 чел. читают эту тему (гостей: 2, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



- Текстовая версия Сейчас: 20.07.2019, 18:36
Rambler's Top100