IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Ответить в эту темуОткрыть новую тему
> Пересказ сюжета "Гарри Поттер и Дары Смерти", Спойлеры!!!
Нортмер
сообщение 24.07.2007, 20:45
Сообщение #1
Человек
Творец
Grande moderatore
*********


Пол:
Сообщений: 4232


Зло прав не имеет



Пересказ 1-3 глав от M.Slade:

В первой главе происходит встреча УПС-ов и Волдеморта в Малфой Мэноре. Туда же приходит Снейп.
Лорд говорит о том, что он осознал свои ошибки и теперь наконец по-настоящему убъет Поттера.
По словам Снейпа, его планируют перевезти и спрятать дома у одного из членов Ордена. Напасть планируют по дороге.
Волдеморт упоминает о свадьбе Тонкс и Люпина, с намеком, что Белла и Малфои должны позаботиться о чистоте своей семьи. Спрашивает Драко, не собирается ли он нянчить будущих щенков своей кузины. Он отбирает палочку у Люциуса и убивает ею пленницу: Чарити Барбейдж, преподавательницу маггловедения из Хогвартса.

Во второй главе ГП читает статью про Дамблдора "Dumbledore remembered", написанную его однокурсником. За год до его поступления в Хог его отец, Персиваль, был осужден за жестокое нападение на 3 магглов, и отправлен в Азкабан. На вопрос однокурсника Дамблдор подтвердил, что его отец виновен.
Еще про некролог на смерть Дамблдора: в основном в нем говорится о его блестящей учебе в Хогвартсе и о его семье. Его мать, Кендра, умерла, когда Дамблдор закончил школу, оставив на его попечение младших брата и сестру - Аберфорса и Ариану. Ариана умирает следом за матерью. Однокурсник Дамблдора, Эльфиас Додж, пишет, что эти трагичные потери наполнили Дамблдора жалостью и симпатией к людям.
Интервью с Ритой по поводу ее книги "Жизнь и ложь АД". Основное есть у Algine, но кое-что можно добавить. Рита говоит, что один из самых грязных секретов АД связан с его сестрой и матерью. И что у нее при написании книги был какой-то мега-источник, который до этого никогда не высказывался публично, и был очень близок с ДА во времена его бурной молодости.
Да, а в начале главы Поттер случайно порезал руку осколком зеркала Сириуса, пока рылся в своем старом багаже.

Третья глава. Орден предлагает семье Дурслей защиту и убежище, т.к. после 17-летия ГП дом на Прайвет Драйв перестанет быть безопасным, и УПС-ы вероятно нападут на Дурслей. Например, чтобы выпытать у них новое местонахождение Поттера или взять их в заложники. Тут такой забавный момент истины: когда ГП и дядя Вернон одновременно думают, а что бы это дало УПС-ам.
В сопровождение Дурслям выделяются двое волшебников. Вернон пытается спорить - он бы предпочел, чтобы его охранял Кингсли Шэклболт ))) Т.к. он очень серьезный мужик, носит маггловскую одежду и охраняет премьер-министра магглов (его даже показывают по телевизору).
Трогательная сцена прощания: Дадли долго топчется на месте, отказывается уходить, и наконец решается сказать Гарри, что он не waste of space, и вообще спас ему жизнь. ГП говорит, что от Дадли это равносильно признанию в любви, и предполагает, что дементор повлиял Дадли на голову )))). Они пожимают друг другу руки.

Пересказ 4-11 глав от rakugan

Глава четвертая. "Семь Поттеров". Гарри покидает дом Дурслей под прикрытием - шесть человек выпивают его оборотку, чтобы было неясно, кто настоящий Поттер, и направляются в разные места. Гарри летит с Хагридом на мотоцикле, их преследуют четверо УпСов на метлах. Очень зрелищно выписана погоня.
Потом Гарри узнают, и появляется лично ТЛ, который - трам-пара-пам! - летит без всякой метлы или чего-то, просто в воздухе, как дым. Уважаю... В моих глазах он немного реабилитировался после своего дебильного поведения в первой главе.
Кстати, об УпСах. В этой главе мы узнаем не то имя, не то фамилию еще одного из УпСов - Селвин. И, кстати, Стэн Шанпайк таки УпС. Хорошо-о!
В первой главе у нас появлялся Яксли и освобожденные из Азкабана (хотя не уточняется, как) Долохов и Люциус. А вот Рудольфа в кадре не видно...
Наверное, это и была награда Лорда за верную службу - Рудольфу было позволено остаться в Азкабане, подальше от любимой супруги ))
Да, еще, забыла - в гл. 3 Дадли мирится с Гарри.

Глава пятая. "Павший воин"
В начале главы мы знакомимся с семейством Тонкс, но очень коротко. Андромеда очень похожа на Беллу - Гарри поначалу думает, что это Белла, и хватается за палочку.
Затем портключ доставляет их с Хагридом в дом Уизли. Там же постепенно появляются все остальные. Люпин объясняет, что настоящего Гарри узнали по "ненормально мягкому" поведению - он не пытался оглушить Стэна Шанпайка, а только обезоружил его. Почти все группы возвращаются без потерь, один только Джордж потерял ухо - ему его отсек Снейп сектумсемпрой. (Кстати, не завидую переводчикам этой главы - там красивая, но сложная для перевода игра слов )
Тонкс рассказывает, что сражалась с Беллой, которая пыталась ее убить.
Последними возвращаются Билл и Флер. Выясняется, что погиб Моуди.
Гарри хочет уйти из дома Уизли, чтобы не навлекать на них опасность, но его не отпускают.

Глава шестая.
Действие разворачивается в "Норе". Миссис Уизли недовольна планами трио покинуть Хогвартс, хотя не знает, куда они намерены отправиться. Загружает троицу работой, чтобы помешать им строить планы. Красивая глава, с изящным роулинговским юмором.
Тело Моуди пока не нашли - спорят, вправду ли он погиб. Гермиона отбирает книги, какие нужно взять с собой на поиски хоркруксов. Рон говорит: "Я и забыл, что мы будем ловить Волдеморта в передвижной библиотеке".
Гермиона рассказывает, что изменила для безопасности память своим родителям, так что они забыли свою фамилию, забыли о существовании Гермионы и вдруг захотели переехать в Австралию - что и сделали. Браво!!!! Девочка далеко пойдет. Прямо Том Риддл в лучшие годы...
А Рон, Фред, Джордж и Артур переколдовали фамильного упыря Уизли, чтобы тот выглядел, как Рон - на случай появления УпСов.
Далее выясняется, что Гермиона нашла книги о хоркруксах, которые Дамблдор изъял из хогвартсской библиотеки, но не уничтожил. Обсуждаются способы разрушения хоркруксов.
Далее продолжается подготовка к свадьбе, приезжают родители Флер, мистер Уизли подпадает под очарование мадам Делакур и постоянно смеется дурацким смехом...

Седьмая глава
Утром в день рождения Гарри снится сон - во сне он видит человека, который ответит ему на вопросы, но его будит Рон.
Выясняется, что Гарри называл во сне имя - Грегорович. Он не знает, кто это, но уверен, что это за границей, и Волдеморт ищет этого человека.
Потом Гарри целуется с Джинни. Их застает Рон и наезжает на Гарри, что тот морочит голову его сестре, после того, как бросил ее.
Вечером начинается праздничный ужин, но мистер Уизли присылает патронуса, что с ним будет министр магии. Люпин и Тонкс спешно исчезают, не объясняя причин. Скримджер хочет поговорить с Гарри, Роном и Гермионой наедине. Речь идет о завещании Дамблдора. Он допрашивает трио, почему Дамблдор именно им из всех студентов оставил наследство, и явно что-то подозревает.
Рону достается зажигалка, которая гасит фонари, Гермионе - сборник детских сказок, а Гарри - снитч и меч Гриффиндора, но меч Скримджер отказывается отдавать. Возникает скандал, Скримджер уходит.
После ужина трио уединяется в спальне. Гарри уже знает, что снитч - тот самый, который он поймал на самом первом своем матче, когда почти проглотил его. Он опять кладет снитч в рот - на том появляется надпись: I open at the close (примерно - "Я открываюсь при закрытии", или как-то так, пока из контекста непонятно). Но это и все. Трио не может понять, что это значит.
Потом обсуждаются волшебные и магловские детские сказки.

Итак, глава восьмая.
Собственно описание волшебной свадьбы, что уже само по себе интересно.
Гарри на свадьбе под маскировкой, его выдают за одного из родственников Уизли. Фред и Джордж обхаживают родственниц Флер, "чтобы помочь им понять наши английские обычаи". Люпин объясняет Гарри, почему они так быстро ушли тогда с Тонкс, - Министерство сейчас очень против оборотней, так что...
Появляется папа Луны - Ксенофилиус Лавгуд (ах, какое говорящее имя!). Луна изучает гномов, а мы знакомимся с тетушкой Мюриэль - она всех критикует и не любит маглорожденных.
А дальше - фанфары - прибывает Крам, которого пригласила Флер. Рон, естественно, не рад его видеть.
Начинается обряд. Тот самый чиновник, что выступал на похоронах Дамблдора, спрашивает: "Согласны ли вы, Уильям Артур, взять в жены Флёр Изабель"... "...тогда объявляю вас соединенными до конца ваших дней" (bonded for life). Дождь из серебряных звезд сыпется на Билла и Флер.
Потом начинаются танцы. Рон уводит Гермиону танцевать, подальше от Крама. А Крам куда больше заинтересован Лавгудом-старшим - оказывается, тот носит на груди знак Гриндельвальда (что-то вроде треугольного глаза; ой, что-то это мне напоминает )).
Гарри вспоминает, что у Крама палочка работы того самого Грегоровича и начинает расспрашивать о нем. Крам говорит, что Грегорович ушел в отставку несколько лет назад.
(А, я забыла сказать в одной из предыдущих глав - Гарри видит в видении, как Лорд пытает Олливандера, поскольку тот сказал ему, что с Гарри поможет справиться замена палочки, а этого не произошло. Т.е. теперь Лорд ищет другого wandmaker)
Потом к вечеру уже все напились, Фред и Джордж исчезли в ночи с парой кузин Флер, а Гарри разговаривает с Элфиасом Доджем (тем самым, что опубликовал хвалебные воспоминания о Дамблдоре в "Пророке"). Гарри спрашивает, верны ли те темные слухи о Дамблдоре, что намерена опубликовать Рита в биографии директора. Додж с негодованием все отрицает, но тут приходит тетя Мюриэль и начинает рассказывать о "темных пятнах" в биографии Дамблдора - что его сестра была сквибом, что мать держала ее чуть ли не запертой в подвале. Как умерла Ариана, никто не знает, но почему-то Аберфорт на похоронах затеял драку и сломал брату нос, кричал, что это Альбус виноват в ее смерти...
Гарри ошеломлен, но это еще не все - выясняется, что Дамблдоры жили в Годрик Холлоу! Переехали туда после ареста Персиваля. А ведь Дамблдор никогда ему не говорил об этом ничего...
Но подумать как следует Гарри не успевает, потому что появляется патронус от Кингсли:
"Министерство пало. Скримджер мертв. Они идут".

Глава девятая.
На свадьбе вспыхивает паника. Гарри, Рон и Гермиона аппарируют на Тоттенхем-Корт-Роуд. Гарри хочет вернуться, но Гермиона говорит, что УпСы ищут его, и если он будет там, для остальных это будет еще опаснее. На них пялятся маглы, потому что они все еще в вечерних мантиях, но запасливая Гермиона взяла им одежду и гаррину мантию-невидимку. Все это, а также книги, у нее в уменьшенном виде в сумочке - она собрала вещи заранее, именно на случай, если надо будет бежать.
Они находят пристанище в ночной кафешке. Гарри под мантией-невидимкой. Все нормально, но потом двое других посетителей - по виду рабочие - оказываются УпСами и нападают на них (кстати, мы видим применение взрывного заклятия - хорошо, чудесно )). Детям удается их заступефаить. Это Долохов и некий Торфинн Роул. Рон предлагает их убить, Гарри решает просто стереть им память (естественно, это делает Гермиона). Но весь вопрос в том, как они нашли трио. Видимо, на Гарри все еще маячок, и новые УпСы могут появиться в любую минуту.
Троица решает отправиться на Гриммо. Прикол (из предыдущих глав) в том, что после смерти Дамблдора все, кому он сообщал адрес, по очереди становятся тайнохранителями (это уже читерство со стороны Роулинг, кстати). Т.е. и Снейп может туда попасть. Правда, Моуди поставил защиту на этот случай, но... Тем не менее, трио решает, что выхода нет.
На Гриммо никого нет, кроме нескольких ловушек, поставленных Моуди. Приходит патронус от мистера Уизли: "Семья в порядке, не отвечайте, за нами следят". А у Гарри опять болит шрам. Гермиона упрекает его, что он не сопротивляется связи с Волдемортом. Гарри убегает в ванную, ему плохо. У него очередное видение - Лорд недоволен тем, что УпСы упустили Поттера. Там еще что-то о Драко, но страница снята плохо, ничего не разобрать.
Гарри вздрагивает от стука в дверь, но это всего лишь Гермиона, которая принесла ему зубную щетку.

Глава десятая. Гарри просыпается на Гриммо. Гермиона спит на диванных подушках, Рон на полу, их руки рядом, Гарри думает, что они, наверное, заснули, держась за руки *всхлипывает*
Гарри думает о случившемся, о том, почему Дамблдор ничего ему не говорил. Чтобы отвлечься, отправляется бродить по дому. В доме следы обыска - кто-то тут побывал. Находит спальню Сириуса - там фотография мародеров на стене, на полу распотрошенные книги. В одной из них - "Истории магии" - лежит письмо от Лили. В нем она благодарит за подарок на день рождения Гарри (игрушечная метла). В гостях у них была Батильда Бэгшот, автор той самой "Истории магии" (в предыдущих главах тетя Мюриэль упоминала, что она тоже живет в Годрик Холлоу). Лили пишет, что Петтигрю приходил на уикэнд, но был очень подавлен из-за Маккиннонов, и что она сама долго плакала, когда узнала (т.е. теперь мы примерно знаем дату ликвидации Маккиннонов, кстати). Лили и Джеймс никуда не выходят, потому что мантия-невидимка Джеймса все еще у Дамби. А потом Бэгшот рассказывала какие-то неприятные истории о Дамблдоре... Письмо обрывается.
Гарри перечитывает почерк матери. Она писала букву g так же, как он. Значит, у них был кот... наверное, он погиб в тот же Хэллоуин... они знали Батильду... Зачем Дамблдору была мантия - он же и так умеет становиться невидимым? Он обыскивает комнату Сириуса, находит свою фотографию на игрушечной метле, но второй странички письма Лили нет - кто-то его забрал.
Прибегают Рон и Гермиона - они проснулись, встревожились и стали искать Гарри. Он пересказывает им то, что говорила тетка Мюриэль, показывает письмо и говорит, что хотел бы пообщаться с Бэгшот - та все еще жива и живет в Годрик Холлоу. Гермиона убеждает Гарри, что он не должен верить людям вроде тетки Мюриэль или Риты Скитер.
По дороге в кухню Гарри замечает, что рядом со спальней Сириуса - вторая дверь с надписью "Не входить без разрешения Регулуса Арктуруса Блэка". Так выясняется, кто такой Р.А.Б. В спальне Регулуса Гарри находит фотографию слизеринской квиддичной команды - Регулус был ловцом.
Трио начинает искать медальон, но в комнате его нет. Гермиона вспоминает, что медальон был в ящике стола в гостиной, но его выбросили. Вызывает Кричера, в надежде, что тот сохранил медальон. Кричер говорит, что так оно и вышло, но медальон украл Флетчер.
Потом Кричер рассказывает, что Регулус присоединился к Темному Лорду в 16 лет. а примерно год спустя он пришел и сказал, что Лорду нужен эльф, и Регулус предложил Кричера. Лорд отвез Кричера на остров в пещере, велел выпить жидкость из чаши, потом положил туда медальон и ушел, оставив Кричера на острове. но ведь хозяин велел Кричеру вернуться - и Кричер вернулся. У эльфов своя магия, поэтому они могут аппарировать даже в Хогвартсе и прочих защищенных местах.
Когда Кричер вернулся, Регулус велел ему спрятаться и не показываться на глаза. А потом, какое-то время спустя, попросил отвезти его в пещеру. Там Регулус выпил жидкость и подменил медальон, а настоящий велел Кричеру уничтожить. Потом Регулуса затянули инфери под воду, а Кричер вернулся домой, но не смог даже поцарапать медальон. И еще он не сказал никому, что случилось с Регулусом, потому что тот запретил об этом говорить.
У Кричера истерика. Когда он успокоился, гарри попросил его найти Флетчера и вернуть настоящий медальон. А тот, который был вместо него в чаше, дарит Кричеру на память о Регулусе. Кричер прячет медальон под одеяло в своей каморке, потом кланяется Гарри и Рону, даже пытается сделать над собой усилие, чтобы поклониться Гермионе, - и аппарирует.

Глава одиннадцатая. Кричер не возвращается ни в тот день, ни на другой, зато на площади перед домом появляются люди в мантиях с капюшонами. Это УпСы, которые следят за домом. В дом пробирается Люпин. Он очень обеспокоен тем, что УпСам удалось вычислить трио на Тотенхем-Корт-Роуд, потому что не понимает, как это произошло. Рассказывает, что УпСы перерыли "Нору" сверху донизу в поисках Гарри, а также обыскали дома всех орденцев. Никого не убили, но сожгли дом Диггла и пытали Тонксов. На стороне УпСов сейчас Министерство, так что они могут действовать, не таясь, и потому легко взламывают все защитные заклятия орденцев. Официальный предлог для поисков Гарри - его разыскивают, чтобы допросить в связи с убийством Альбуса Дамблдора (от меня: вполне логичный ход; давно пора было ) Новый министр магии - некто Pius Thicknesse, который под империо.
Кроме того, создана комиссия по регистрации маглорожденных. Если маглорожденный не может доказать, что у него есть хотя бы один родственник-волшебник (чистокровный или полукровка), то он понесет наказание за незаконное завладение магическими способностями. Посещение Хогвартса теперь обязательно для всех детей-волшебников (раньше было добровольное), но сначала они должны доказать свой Blood Status (происхождение).
Гермиона спрашивает о Тонкс, Люпин холодно отвечает, что та в полной безопасности в доме родителей. Потом неохотно признается, что у нее будет ребенок. Сам Люпин уговаривает трио взять его четвертым, хотя они не рассказывают ему, что у них за миссия, порученная Дамблдором. Гарри возмущен тем, что Люпин хочет бросить жену с ребенком. Люпин говорит, что женитьба была ошибкой - он сделал изгоями и саму Тонкс, и ребенка. Гарри говорит, что Люпин обязан защищать жену и ребенка, как Джеймс, а он вместо этого хочет сбежать. "Я никогда бы не поверил, что человек, который научил меня отгонять дементоров, - трус".
Люпин отшвыривает Гарри заклятьем и уходит. Гермиона и Рон упрекают Гарри, того мучают угрызения совести, но он считает, что если это побудит Люпина вернуться к жене, то оно того стоило.
Потом Гарри читает в "Пророке" отрывок из биографии Дамблдора пера Риты Скитер - как семья переехала в Годрик Холлоу после ареста отца, как мать не общалась ни с кем из новых соседей. Соседи думали, что в семье только два мальчика; Ариану никто не видел, ее выводили гулять только ночью, и ее случайно увидела Бэгшот.
Гарри не знает, что думать об этом всем, но тут возвращается Кричер и притаскивает Флетчера. Флетчер признается, что медальон был у него, но его отобрали. Когда Флетчер торговал барахлом из-под полы в Косом переулке, к нему подошла женщина из Министерства и потребовала предъявить лицензию на торговлю артефактами. Поскольку лицензии не было, она хотела оштрафовать Флетчера, но потом взяла в качестве взятки медальон и ушла.
У этой женщины был бант (?) на голове, и она была похожа на жабу.

Глава двенадцатая

Август идет своим чередом, за домом на Гриммо продолжается слежка. А в доме теперь все сверкает. Кричер в белоснежном полотенце отдраил весь дом, а с Гарри обращается как преданный, но ворчливый старый слуга - напоминает, чтоб тот помыл руки перед обедом, и т.д. В "Пророке" - статья, что Снейп становится директором Хогвартса, Амикус Кэрроу - преподавателем ЗОТИ, а Алекто - магловедения.
Трио планирует вылазку в Министерство, чтобы найти Амбридж - Гарри под мантией-невидимкой следил за входом, но Амбридж, видимо, использует каминную сеть. Зато он видел мистера Уизли - с тем на вид все в порядке. В Министерство теперь запрещено аппарировать, а к каминной сети подключены дома только главных сотрудников. Чтобы попасть в Министерство, нужен жетон.
Еще мы узнаем, что имя Гермионы в списке маглорожденных, которые не явились на регистрацию, а за Гарри назначена награда в 10 тысяч галлеонов.
У Гарри очередное видение - Лорд ищет Грегоровича.
Утром следующего дня детки устраивают засаду у Министерства, рано утром, пока еще нет служащих. они оглушают Мафальду Хопкирк, Гермиона выпивает ее оборотку. Потом появляется работник службы обеспечения Министерства (magical maintenance), некто Кэттермоул. Она угощает его под видом Мафальды одной из конфеток братьев Уизли, тому становится плохо, Гермиона убеждает его не идти на работу, а отправиться к врачу, тем временем незаметно вырывает у него волосок. Он уходит, а его оборотку выпивает Рон. Потом оборотку приносят для Гарри - какого-то здоровяка с бородой, Рон и Гермиона не знают, кто это.
В Атриуме Рона тормозит один из УпСов, Яксли, желающий выяснить, почему не наведен порядок у него в кабинете. Заодно выясняется, что жена Кэттермоула, под чьей обороткой Рон, - грязнокровка, и Яксли как раз идет ее допрашивать, так что понятно, что Рон должен вылезти вон из кожи, но сделать работу, иначе они подставят Кэттермоулов - Яксли очень зол.
Трио едет в лифте. Гермиона инструктирует Рона. Гарри из случайного разговора узнает, что его зовут Альберт Ранкорн.
Потом в лифт входит Амбридж.

Глава тринадцатая.

Амбридж как раз направляется на заседание комиссии по регистрации маглорожденных и берет с собой Гермиону-Мафальду, чтобы вести протокол. Гарри под мантией-невидимкой отправляется искать кабинет Амбридж, ругая себя, что они потратили столько времени на составление плана, но не подумали, что будут делать, если придется разделиться.
На двери кабинета Амбридж закреплен магический глаз, который когда-то принадлежал Моуди. Гарри устраивает отвлекающий взрыв, чтобы никто не заметил, как он вскрывает дверь. Гарри обыскивает кабинет, находит досье на Уизли, который подозревается в контакте с "Нежелательным Номер Один", а из плаката на стене узнает, что "Нежелательный Номер Один" - он сам.
Не найдя медальона, Гарри покидает кабинет Амбридж. Встречает Рона-Кэттермоула у лифта. В лифте они сталкиваются с Артуром Уизли. Далее совершенно потрясающий разговор - как Рон говорит с отцом, не глядя тому в глаза, чтоб тот его не узнал по взгляду.
Рон отправляется разбираться с кабинетом Яксли, а Гарри идет, чтобы вызвать Гермиону из зала заседаний в подвале - им нужно выбираться из Министерства. В коридоре у зала заседаний сидят на скамейке маглорожденные, ожидая, пока их вызовут. Их охраняют дементоры. На глазах у Гарри осужденного грязнокровку забирают в Азкабан.
Потом вызывают Мэри Кэттермоул, Гарри входит в зал заседаний вместе с ней под мантией-невидимкой. Амбридж ведет допрос, на шее у нее медальон. Гермиона делает ей комплимент насчет него - Амбридж отвечает, что это старая семейная реликвия, доставшаяся от Селвинов, с которыми Амбридж в родстве. Гарри так возмущен ее враньем, что ступефаит ее. Остальные видят только руку с палочкой в воздухе. Гарри ступефаит Яксли, Гермиона забирает медальон. Потом Гарри отгоняет дементоров от Мэри Кэттермоул, советует ей возвращаться домой, брать детей и уезжать из страны или просто прятаться, то же самое говорит и ожидающим допроса маглорожденным - мол, такая новая официальная позиция (Гарри-то все еще под обороткой Ранкорна, чиновника, который преследует Нежелательных). К ним присоединяется Рон. В Атриуме уже блокируют выходы, но Гарри пользуется своим статусом, чтобы добиться, чтобы их вместе с маглорожденными выпустили.
Все равно начинается сумятица, им с трудом удается аппарировать, но уже на входе в дом на площадь Гриммо (где нужно аппарировать точно на верхнюю ступеньку крыльца, чтобы их не заметили наблюдатели) что-то происходит - вспышка красного света, и темнота...

Глава четырнадцатая.

Трио выбрасывает не на Гриммо, а в какой-то лес. Оказывается, Рон при аппарации "располовинился" (splinched). Гарри всегда думал, что это смешно, а оказалось - ничего подобного. У Рона весь левый бок в крови, Гермиона ухаживает за ним. Аптечка у нее тоже предусмотрительно с собой, в сумочке
Выясняется, что когда они аппарировали, Яксли уцепился за Гермиону. Она успела отбросить его, но это было уже внутри защитных чар Гриммо, а поскольку после смерти Дамблдора они все тайнохранители, Яксли теперь знает тайну, и на Гриммо возвращаться нельзя. Гарри с тоской думает о Кричере, который их ждет, и о том, что с ним теперь будет.
А место, куда они аппарировали, - лес, где проводился когда-то финал Кубка мира по квиддичу. Гарри считает, что надо уходить, - боится, что их найдут, как тогда в Лондоне. Но Гермиона считает, что надо остаться, - тогда можно будет хотя бы поставить защитные чары. Они ставят палатку.
Рон требует, чтобы никто не произносил имя Волдеморта, на всякий случай. "Можно же проявить какое-то уважение к Сами-Знаете-Кому?". (Странная фраза - наверное, выстрелит в дальнейшем)
Медальон у них с собой; Гарри кажется, что там бьется маленькое металлическое сердце. Но как его открыть, а тем более уничтожить, пока непонятно.
Ночью они по очереди несут вахту. У Гарри очередное видение - Лорд нашел Грегоровича и что-то у него требует, а тот отвечает, что это "что-то" украдено. В воспоминаниях Грегоровича Лорд видит вора - красивого молодого парня со светлыми (в оригинале "золотыми") волосами, сидящего на подоконнике, как птица. Лорд спрашивает, как зовут вора, Грегорович отвечает, что не знает, и Лорд убивает его. Гарри кажется, что этого вора он уже когда-то где-то видел, но он не может вспомнить, когда и где.

Глава пятнадцатая.

Утром Гарри хоронит в лесу глаз Моуди - все, что от того осталось, - троица убирает следы своего пребывания и аппарирует в какой-то маленький городок. Там они опять ставят палатку, защитив ее антимагловскими чарами. Гарри чувствует дементоров, но понимает, что почему-то не может вызвать патронус, так что они даже не могут выйти купить еды. Потом Гермиона снимает с него хоркрукс, и Гарри сразу становится легче. Они переносят палатку на поле у магловской фермы, откуда воруют яйца и хлеб (Гермиона честно оставляет деньги под кормушкой для кур).
Рон становится раздражительным, жалуется, что у них нет еды, требует, чтобы Гарри и Гермиона строили планы и придумали, что делать дальше. Обсуждение, где бы Волдеморт мог спрятать хоркруксы.
На следующий день трио даже навещает Лондон под мантией-невидимкой - место, где был приют. Но его давно снесли, там офисное здание, да и вряд ли Волдеморт стал бы там прятать хоркруксы.
Проходят дни, трио каждый день перемещается куда-то, каждые 12 часов передают хоркрукс друг другу. Гарри ни о чем не может думать - у него перед глазами все время лицо вора, того, что что-то украл у Грегоровича. Рон и Гермиона о чем-то совещаются у Гарри за спиной. Гарри считает, что хоркруксы могут быть в Хогвартсе, но остальные с ним не согласны.
Однажды вечером Рон и Гермиона ссорятся - Рон недоволен тем, что еда невкусная (он не в настроении, как всегда, когда на нем хоркрукс), Гермиона предлагает ему искать еду и готовить самому. Гарри слышит какие-то звуки.
Оказывается, что рядом с ними разбили лагерь гоблины, скрывающиеся от Министерства. к ним присоединились беглые маглорожденные - Тед Тонкс и Дин Томас, однокурсник Гарри, Рона и Гермионы, а также Дирк Крессвелл (бывший глава Управления по отношениям с гоблинами), сбежавший по пути в Азкабан.
Из подслушанного разговора троица узнает, что в Хогвартсе несколько учеников, в том числе Джинни, пытались украсть меч Гриффиндора из кабинета директора, но их поймал Снейп. Снейп отправил меч в Гринготтс, но гоблины определили, что это подделка - настоящий меч Гриффиндора где-то совсем в другом месте. Однако, поскольку они не хотят подчиняться волшебникам, они не стали сообщать УпСам об этом факте.
Гермиона вспоминает, что у нее в сумочке уменьшенный портрет Финеаса Найджеллуса из дома на Гриммо. В свое время, боясь, что Снейп как новый директор принудит его к шпионажу, она сняла портрет и спрятала его в сумочку, чтобы он при всем желании ничего не мог увидеть. Сейчас она вынимает его и спрашивает, кто мог бы подменить меч Гриффиндора. Блэк ничего об этом не знает - в последний раз он видел меч, когда Дамблдор использовал его, чтобы сломать кольцо. Становится ясно, что меч может разрушать хоркруксы. Однако куда Дамблдор его спрятал?
Но тут Рон начинает скандалить - он недоволен, что время идет, все плохо, а они пока ничего не достигли. Скандал разгорается, Рон снимает медальон, швыряет его на стул и дизаппарирует. Гермиона остается.

Глава шестнадцатая.

Утром Гарри и Гермиона завтракают в молчании. Гарри переживает случившееся, у Гермионы глаза красные, будто она всю ночь не спала. Они продолжают перемещаться каждый день на новое место, но на этом и все. Никаких новостей. Гарри понимает, что Рон был прав - он, Гарри, действительно не знает, что делать дальше. Их временами навещает на портрете Финеас Блэк, по его намекам они понимают, что в Хогвартсе что-то вроде тихого бунта, как при Амбридж. Но они предпринимают много усилий, чтобы Блэк не узнал, где они находятся - Гарри по-прежнему в розыске.
Уже близится Рождество. Гермиона коротает дни, читая сказки, и над одной находит рисунок чернилом на полях - тот самый треугольный глаз, символ Гриндельвальда. Гарри говорит ей, что хотел бы все же отправиться в Годрикову Лощину. Гермиона соглашается и говорит, что Дамблдор мог спрятать меч там, - в этой магической деревне родился Годрик Гриффиндор и в свое время там же был откован первый снитч. А еще там живет Батильда Бэгшот.
Гарри отправился бы туда сразу же, но Гермиона заставляет его сначала отработать аппарацию/дизаппарацию вдвоем под мантией-невидимкой, а заодно собирает коллекцию волос магглов (в магазинах) для оборотного зелья. В Годрикову Лощину они являются под обороткой магла средних лет и его жены. Как раз канун Рождества - Гарри забыл об этом, они потеряли счет времени.
Они отправляются на местное волшебное кладбище за церковью, видят там могилу Кендры Дамблдор (матери Дамблдора) и ее дочери Арианы, с надписью "Где сокровище ваше, там и сердце ваше". Гарри не понимает, что это значит
[Библию бы почитал хоть разок... Евангелие от Матфея, гл. 6, стих 21. - От меня]
Потом Гермиона находит могилу с треугольным глазом. Но Гарри упорно ищет родителей. Наконец Гермиона находит могилу Джеймса и Лили.
Надпись на их камне гласит: "Последний же враг истребится - смерть". Гарри говорит, что это странно - это же идея Пожирателей. Гермиона не соглашается: это в другом смысле - жизнь после смерти.
[Она не ошиблась - цитата на камне взята из Нового Завета, Первое послание ап. Павла к Коринфянам, гл. 15, стих 26. - От меня]
Гарри смотрит на засыпанную снегом могилу, Гермиона держит его за руку. Потом она наколдовывает букет роз, Гарри кладет его на могилу, и они уходят.


Очень "атмосферная" глава. И после нее у меня уже нет сомнений, что это Роулинг...
Да, кстати - тут мы узнаем даты рождения Джеймса и Лили.
Джеймс - 27 марта 1960 года, Лили - 10 (?) января
у Лили число плохо видно

Глава семнадцатая.

Выходя с кладбища, Гарри и Гермиона замечают, что кто-то следил за ними - снег сброшен с куста. Они надевают мантию-невидимку и отправляются искать дом Батильды. Проходят мимо переполненного паба. Потом видят полуразрушенный, оплетенный дом Поттеров. Доска на входе в дом гласит, что тут погибли Лили и Джеймс Поттеры, а дом, невидимый для маглов, остается памятником для них. Вокруг - надписи-граффити: "Удачи, Гарри, где бы ты ни был", "Гарри, мы с тобой"...
В этот момент к ним подходит старая женщина. Она не видит их под мантией, но смотрит туда, где они стоят. "Вы Батильда?" - спрашивает Гарри. Женщина кивает.
Она приводит их к себе домой. Там плохо пахнет, как часто у стариков. При свете видно, что на глазах у нее катаракта, и она уже очень старая, даже почти не может колдовать. У нее много фотографий. На одной Гарри видит того самого светловолосого вора и вдруг вспоминает, где он его уже видела, - в книге Риты Скитер "Жизнь и ложь Альбуса Дамблдора", где тот стоял рядом с Дамблдором-подростком. Но Батильда не отвечает на вопросы, только жестами показывает, чтобы Гарри поднялся с ней наверх, один. По дороге Гарри берет фотографию и кладет ее в карман.
Наверху, где воняет еще хуже, Батильда спрашивает: "Ты Поттер?". Гарри отвечает, что да. В этот момент у него вспышка-видение: голосом Лорда он говорит где-то: "Задержи его!". Но тут же опять оказывается в комнате Батильды.
Она жестом показывает ему что-то на столе. Гарри видит там ножны меча, рубин... Но в этот момент тело Батильды странно вздрагивает, из ее шеи выползает огромная змея.
Завязывается схватка; Гермиона спасает Гарри от змеи; по боли в шраме он чувствует приближение Лорда; в комнате все приходит в хаос, Гарри выпрыгивает из окна, таща за собой Гермиону; и одновременно видит себя из того же окна глазами Лорда...
Дальше идет кусок воспоминаний Лорда - как он подходит к дому Поттеров, как видит через окно Джеймса, играющего с Гарри, как он входит в дом, убивает Джеймса, потом Лили, забаррикадировавшуюся в детской, потом пытается убить ребенка, стоящего в кроватке... Боль, страшная боль...
Одновременно Лорд видит себя в доме Батильды. Змея ползает по полу, заваленному осколками посуды. И тут Лорд замечает потерянную Гарри фотографию. Фотографию того самого вора, которого он искал...
Гермиона будит Гарри, и он открывает глаза. Оказывается, прошло уже несколько часов. Они в палатке. Хоркрукс так впился в грудь Гарри, что Гермионе пришлось срезать его заклятьем. Еще Гарри укусила змея, но Гермиона промыла рану и залечила.
Гарри говорит, что Батильда, наверное, давно была мертва. Змея была внутри нее. потому она и не хотела говорить при Гермионе, потому что говорила на парселтанге, а Гарри этого даже не заметил. Змея сразу же сообщила Лорду, который и велел задержать Гарри до его прихода.
Гарри спрашивает: "Где моя палочка?".
Гермиона с виноватым видом показывает палочку, сломанную почти пополам, которая держится на одном лишь волоконце из пера феникса. Гермиона пытается починить ее, Reparo вроде бы срабатывает, но при первом же заклятии палочка опять разламывается.
Олливандера нет, новую палочку взять неоткуда...
Гарри внешне беззаботно говорит: "Что ж, я буду брать твою, когда буду нести вахту". Потом оставляет Гермиону и выходит, мечтая только об одном - оказаться подальше от Гермионы.

Глава восемнадцатая.

Утром Гарри просыпается обессиленным, чувствуя, что палочка уже его не защищает, и злится на Дамблдора, что тот не оставил ему никаких подсказок, кроме бесполезного снитча.
Гермиона приносит ему чашку чая и книгу Риты Скитер, которую позаимствовала из гостиной Батильды Бэгшот. Гарри ищет ту самую фотографию и почти сразу находит. Под фотографией подпись: "Альбус Дамблдор, вскоре после смерти матери, со своим другом Геллертом Гриндельвальдом".
Далее излагается история - 18-летний Дамблдор, окончивший Хогвартс отличником, старостой школы, с кучей наград (идет перечисление), собирается с Элфаесом Доджем в путешествие, когда приходит сова с известием о смерти его матери. По официальной версии, Дамблдор вернулся домой, чтобы позаботиться о брате - юном хулигане. В реальности они почти не виделись. Дамблдор вернулся, чтобы следить за сестрой, жившей под замком. О существовании Арианы знали лишь немногие друзья, которые, как Додж, с легкостью удовлетворялись историей о ее "хрупком здоровье".
Одним из таких друзей семьи была Батильда Бэгшот. Именно к ней погостить в то лето приехал внучатый племянник Геллерт Гриндельвальд. Гриндельвальд учился в Дурмштранге и был не менее блестящим учеником, чем Дамблдор, но посвятил себя сомнительным экспериментам и в 16 лет был отчислен.
У Бэгшот он познакомился с Альбусом. Далее приводится копия письма Дамблдора, сохранившегося у Бэгшот:

"Геллерт,
твоя идея насчет того, что волшебники должны доминировать над маглами ради собственного блага маглов, - это, мне кажется, ключевой пункт. Да, мы получили могущество, и да, это могущество дает нам право управлять, но она же налагает на нас ответственность. Это должен быть краеугольный камень, на котором мы строим. Когда у нас появятся противники (а они появятся), это станет основой наших контраргументов. Мы берем власть РАДИ БОЛЬШЕГО БЛАГА. Отсюда следует, что, встречая сопротивление, мы должны использовать силу ровно столько, сколько необходимо, и не более. (Это была твоя ошибка в Дурмштранге. Но я не жалею - если бы не это, тебя бы не отчислили, и мы бы не встретились).
Альбус"

[перевод сокращенный]

Далее рассказывается со слов Батильды Бэгшот, что Геллерт был у Дамблдоров, когда умерла Ариана. К Бэгшот он вернулся потрясенным и сказал, что должен уехать. Альбус тоже был потрясен, и Аберфорт в той же степени, потому и затеял драку на похоронах.
Далее Рита в книге задается вопросом - что там на самом деле произошло, что Гриндельвальд, известный в Дурмштранге своими нападениями на соучеников, которые чуть не закончились фатально, был вынужден спешно уехать? Вправду ли они с Дамблдором с тех пор не виделись? Почему Дамблдор целых пять лет войны откладывал собственную встречу с Гриндельвальдом?
И как же умерла Ариана?

В этом месте Гермиона отбирает книгу у Гарри, напуганная выражением его лица. А у Гарри все рушится, вся вера в Дамблдора. Гермиона напоминает ему, что Рите верить опасно. Но ведь лозунг "Ради большего блага" и вправду стал лозунгом Гриндельвальда. Это было написано даже над входом в Нурменгард, гриндельвальдовской тюрьмы для оппозиционеров.
Гермиона убеждает Гарри, что Дамблдор с годами изменился и осознал свои ошибки, и что сам Гарри злится только потому, что Дамблдор ему не рассказывал о себе таких вещей. Гарри отвечает, что так и есть - Дамблдор всегда призывал его рисковать собой, но никогда ничего не объяснял, никогда не говорил всей правды. "Он любил тебя", говорит Гермиона. "Я не знаю, кого он любил, - отвечает Гарри, - но точно не меня".

Глава девятнадцатая.

Утром Гарри и Гермиона дизаппарируют в лес под названием Dean (Forest of the Dean), где Гермиона когда-то отдыхала с родителями. Ночью Гарри заступает на вахту, но чувствует себя тревожно, вздрагивая от малейшего шума. Внезапно среди деревьев появляется яркий серебряный свет. Это белая олениха. Гарри внезапно чувствует себя так, словно ждал ее все это время, - они договорились встретиться, но он об этом забыл. Олениха словно зовет его за собой, отступая в тень деревьев. гарри понимает, что это безумие, но все равно идет за ней.
В глубине леса она исчезает. Перед Гарри маленький замерзший пруд. Подо льдом мерцает что-то похожее на серебряный крест. Присмотревшись, Гарри понимает, что это меч Гриффиндора.
Однако его не удается извлечь с помощью акцио. Гарри вспоминает, что только истинный гриффиндорец может взять этот меч, а гриффиндорцев отличают храбрость, самообладание и благородство. Стуча зубами от холода, он начинает раздеваться. Думает, причем тут благородство, - ну разве что притом, что он не заставляет Гермиону лезть вместо себя в воду
Он разбивает лед заклятьем и ныряет, но под водой цепочка медальона начинает его душить, и Гарри почти тонет. Кто-то его вытаскивает, но, судя по тяжелым шагам, это не Гермиона.
- Ты свихнулся? - спрашивает кто-то.
Гарри поднимает голову и видит Рона, в мокрой одежде, с мечом Гриффиндора в одной руке и медальоном на порванной цепочке в другой.
- Какого черта ты не снял это, перед тем, как нырять?
Гарри так рад видеть Рона, что боится, как бы тот опять не исчез. Но выясняется, что это не Рон послал патронуса в виде оленихи. Рон рассказывает, что искал Гарри и Гермиону в лесу несколько часов, потом появилась олениха и привела его к пруду. Он видел какое-то движение в лесу, но не рассмотрел, кто или что это было.
Выяснить, настоящий ли меч, можно только одним способом. Хоркрукс словно чувствовал это, вот и пытался задушить Гарри. Рон отдает Гарри меч, но тот отказывается - Рон достал меч из озера, Рон должен и сделать это. Гарри хочет открыть медальон, заговорив с ним на парселтанге, чтобы Рон тут же ударил мечом. но Рон признается, что не может, - хоркрукс влиял на него сильнее, чем на остальных, когда он его носил.
Но Гарри его убеждает, а потом открывает хоркрукс. Внутри - глаз, живой, темный и красивый глаз Тома Риддла. У Рона дрожат руки, но прежде чем он успевает нанести удар, хоркрукс начинает говорить.
"Я видел твое сердце, и оно принадлежит мне. Я знаю твои желания и твои страхи. То, чего ты хочешь, может осуществиться, но и то, чего боишься, - тоже. Нелюбимый сын матери, которая хотела дочь... Нелюбимый девушкой, которая предпочла твоего друга... Вечно второй..." [перевод сокращенный]
Из медальона появляются призрачные образы Гарри и Гермионы, обнявшихся. "Не возвращайся, кому ты нужен", - повторяют они Рону. Потом Рон замахивается мечом, гарри бросается в сторону, увидев в глазах Рона красноватый отблеск - но Рон всего лишь разрушает медальон.
Гарри говорит Рону, что Гермиона неделю плакала, когда он ушел, что сам Гарри любит ее только как сестру. Рон говорит, что был дураком. они возвращаются в палатку и будят Гермиону. Вместо того, чтобы кинуться на шею любимому, Гермиона объясняет Рону, какая он огромная задница. Следует бурное выяснение отношений, хотя гарри пытается их примирить - но быстро понимает, что тогда он тоже огребет. Рон в свое оправдание рассказывает, как хотел сразу же вернуться обратно, но нарвался на толпу snatchers - людей, которые выискивают скрывающихся маглорожденных, чтобы сдать их в Министерство за вознаграждение. Потом, избавившись от них, он вернулся, но Гарри с Гермионой уже не было. Он нашел их благодаря зажигалке, доставшейся от Дамблдора - свет из нее вошел в него и привел его к Гарри и Гермионе [в оригинале это тоже довольно тупо звучит ))].
Потом Гарри рассказывает Гермионе об уничтожении хоркрукса, не упоминая, что тот говорил с Роном. Рон, как выяснилось, принес Гарри запасную палочку. Заканчивается глава трогательно - Рон вытаскивает из рюкзака пижаму и ложится спать

Глава двадцатая.

На следующий день Рон и Гермиона все еще дуются друг на друга, так что Гарри чувствует себя единственным, кто не в трауре на похоронах. Он пересказывает Рону историю их странствий, а Рон рассказывает ему о Табу. Оказывается, имя "Волдеморт" заколдовано - именно из-за того, что оно было произнесено, УпСы и нашли троицу на Тоттенхем-Корт-Роуд.
Гарри тренируется, увеличивая и уменьшая паука [паук на улице зимой!!! это очень сильное колдунство]. Потом они возвращаются в палатку. Рон привез с собой радиоприемник - там есть одна станция, которая рассказывает людям правду, но только по ночам, поскольку передатчик постоянно меняет месторасположение, чтоб не засекли. Гермиона говорит, что хочет повидать Лавгуда-старшего, чтобы узнать точное значение треугольного глаза - это ведь не символ Гриндельвальда, он существовал задолго до него [понятно, откуда списано - свастика, в конце концов, тоже очень древний символ, еще из бронзового века]. Гарри сомневается - не выйдет ли опять, как в Годриковой Лощине? - но Гермиона говорит, что Лавгуд на нашей стороне, его "Придира" говорит людям правду, в отличие от "Пророка".
Лавгуды живут недалеко от Оттери-Сент-Кечпол. Рон рассказывает, что на Рождество он был не дома, а у Билла и Флер, в Shell Cottage.
Дом Лавгудов бросается в глаза - он выглядит как огромный черный цилиндр. Лавгуд открывает дверь босиком и в ночной рубашке. Поначалу не хочет впускать троицу, потом все же проводит их в кухню. Кухня совершенно круглая, со спиральной лестницей посредине, и все в ней - плита, стол и т.д. - разрисовано цветами и птицами, в стиле Луны. В комнате наверху все завалено книгами и бумагами, а посредине работает старомодный печатный станок, выплевывая "Придиру".
Гермиона вступает в спор с Лавгудом насчет какого-то рога, который он считает рогом морщерогого кизляка, а она - рогом некоего Erumpent, который может взорваться от малейшего прикосновения.
Лавгуд не выказывает особого желания помогать Гарри, несмотря на то, что сам же призывал к этому в "Придире". Он идет позвать Луну, которая ловит на ручье Fresh-Water Pimpies, потом приносит напиток из Gurdyroots цвета свекольного сока. Заодно показывает свое новое изобретение, которое надевается на голову и совершенствует ум [не описываю, потому что долго].
Гермиона спрашивает, что за знак Лавгуд носил на свадьбе?
- Вы имеете в виду знак Deathly Hallows? - спрашивает он.
Конец главы.

Глава двадцать первая.

Лавгуд сообщает троице, что ничего темного в знаке "Даров смерти" (Deathly Hallows) нет. Это просто способ, по которому одни верующие (адепты, believers) узнают других, в надежде, что те помогут в Поиске (Quest).
Далее Гермиона зачитывает сказку о трех братьях, в которой, по словам Лавгуда, есть объяснение. Гермиона и Рон сказку уже знают, Гарри - нет.

Жили-были три брата, которые путешествовали однажды поздно вечером (вариант Рона - в полночь). Дошли они до широкой реки и наколдовали себе мост. Но на середине моста их встретила Смерть. Смерть была недовольна, что лишилась целых трех жертв - обычные путники, не маги, тонули в этой реке. Но она прикинулась, что поздравляет братьев, и предложила им выбрать себе награду за то, что они победили Смерть.
Старший брат попросил палочку, которая побеждала бы во всех дуэлях. Смерть взяла ветку с куста бузины у реки и сделала ему такую палочку.
Средний брат попросил способность воскрешать мертвых. Смерть дала ему камень с берега реки и сказала, что с помощью этого камня можно будет возвращать мертвецов.
Младший брат, самый скромный и самый умный, попросил возможность уйти с этого места, не будучи преследуемым Смертью. И Смерть неохотно дала ему мантию-невидимку.
Уйдя, три брата вскоре разделились.
Первый брат, спустя неделю или больше, пришел в одну деревню, там ввязался в драку и убил своего противника - у него же была непобедимая палочка. Потом он расхвастался в местной таверне. Ночью к нему, пьяному, пробрался вор и украл бузинную палочку, а ее владельцу перерезал горло. И Смерть забрала старшего брата.
Средний брат вернулся к себе домой, где жил один, трижды повернул камень в руке и вызвал из царства мертвых девушку, в которую когда-то был влюблен, но которая умерла перед свадьбой. Она явилась, но холодная, и была отделена от него, словно завесой. Наконец, обезумев от бесплодного желания, он покончил с собой, чтобы по-настоящему соединиться с любимой. И Смерть забрала и этого брата.
А третьего брата Смерть много лет не могла найти. Лишь на склоне лет он снял с себя мантию-невидимку и отдал ее сыну. А сам приветствовал Смерть, как старого друга, радостно пошел с ней, и, как равные, они покинули этот мир.

Лавгуд показывает трио, как рисуется знак. Прямая линия - это бузинная палочка. Круг на ней - камень, воскрешающий мертвых. И все накрывается, словно домиком, - это мантия-невидимка. Получается знак "Даров Смерти" (Deathly Hallows). В самой сказке этих слов нет, потому что она детская, развлекательная [фигассе у волшебников развлечения!], однако, кроме нее, есть учение о трех предметах, которые, будучи объединены, делают владельца господином Смерти. Или же ее победителем - кому как нравится.
Гермиона сомневается, что такие предметы существуют, Лавгуд говорит, что она ограниченная. Например, мантия-невидимка Смерти не просто делает владельца невидимым, но и не поддается никаким заклятиям и не теряет своих способностей со временем. Гермиона думает, что такая же мантия у Гарри. Доказать существование камня воскрешения так же трудно, как доказать, что его нет, но вот бузинную палочку, по словам Лавгуда, легко проследить. Дело в том, что для того, чтобы стать законным владельцем бузинной палочки, ее нужно отобрать у предыдущего владельца. Он перечисляет нескольких владельцев ее в древности, добавив, что кровавый след этой палочки прослеживается на страницах волшебной истории.
Гермиона спрашивает, имели ли Певереллы отношение к Дарам Смерти. Лавгуд смотрит на нее с изумлением. "А вы ввели меня в заблуждение, юная леди! Я думал, вы новичок в деле Поиска... Певереллы имеют полное отношение к Дарам!". Гермиона говорит, что видела на кладбище в Годриковой Лощине могилу со знаком Даров и с именем "Игнотус Певерелл". Выясняется, что изначальные владельцы Даров и были Певереллами - Антиох, Кадмус и Игнотус Певереллы.
Тем временем Лавгуд уходит на кухню. Троица обсуждает услышанное. Гермиона отказывается в это все верить. Обсуждаются магические суеверия и т.д. [очень интересно, но длинно] Обсуждают, кто бы что выбрал из Даров Смерти: Гермиона - мантию, Рон - палочку, Гарри - камень воскрешения.
Потом Гарри поднимается наверх, в комнату Луны, и видит там на потолке собственный портрет, а еще портреты Рона, Гермионы, Невилла и Джинни. Их соединяет что-то вроде золотой цепи, но, присмотревшись, он обнаруживает, что это много раз написанное слово "Друзья".
Но Гарри замечает, что на всем в комнате Луны лежит тонкий слой пыли, и понимает, что ее не было дома несколько недель. А ведь Лавгуд сказал, что она на ручье, и постоянно выглядывал в окно. Гарри прижимает Лавгуда к стенке, тот не знает, что сказать. Гермиона берет свежий номер "Придиры" - там портрет Гарри с объявлением о награде. Становится ясно, что Лавгуд их сдал.
Лавгуд говорит, что у него забрали Луну. Он не знает, где она и что с ней. Но ему пообещали, что все будет хорошо, если он выдаст Гарри.
Тем временем у дома уже появляются люди на метлах. Лавгуд пытается задержать трио - ему надо спасти Луну. Гарри не хочет его атаковать. Лавгуд пытается оглушить их, но те кидаются в сторону, и заклятье попадает в тот самый рог Erumpent. Раздается взрыв.
Дом заваливает осколками. Являются два УпСа - Трэверс и Селвин. Но они не хотят верить, что Лавгуд не врет, считают, что он пытался заманить их в ловушку. Они требуют представить им Поттера, если он в доме, иначе Луна не вернется.
Лавгуд поднимается наверх. Гермиона велит Рону надеть мантию-невидимку, сама берет за руку его и Гарри. Когда показывается Лавгуд, она стирает ему память и тут же удаляет часть пола. Трио проваливается на первый этаж - УпСы видят Гарри и Гермиону, но не видят Рона - сразу же после этого троица аппарирует.

Глава двадцать вторая.

Трио аппарирует в чистое поле, где Гермиона тут же начинает устанавливать вокруг них защитные заклятия. Затем обсуждается судьба Луны - жива ли она, в Азкабане ли, - и Дары Смерти. Гермиона в них не верит; Рон напоминает ей, что Тайная Комната тоже долгое время считалась легендой. Потом речь заходит о Певереллах, Гермиона сообщает, что Гонты - их потомки [что весь фандом и так знал давным-давно], а Гарри вспоминает, что видел на кольце Певереллов царапины, похожие на знак Даров Смерти. Гарри приходит в голову, что камень на кольце может быть камнем воскрешения. И что если сам он соберет три вещи - палочку, камень и мантию - воедино, то Волдеморт с его хоркруксами будет не страшен.
Гарри понимает, сам не зная откуда, что его мантия и есть та самая мантия-невидимка из истории и что Дамблдор брал ее у Джеймса Поттера, чтобы изучить. И что он сам, Гарри - потомок Игнотуса Певерелла, а камень воскрешения скрыт в снитче, который оставил Дамблдор [просто понял и понял - в тексте не объясняется, откуда; а фиг ли?]. Но тут же он понимает, что Волдеморт ищет бузинную палочку, - и тут же все радостное возбуждение пропадает.
Волдеморт явно не знает легенду о Дарах Смерти - он вырос в магловском приюте и не читал этой сказки, а среди волшебников слишком мало верящих в Дары, чтобы ему рассказать. Сам факт, что он превратил камень воскрешения в хоркрукс, говорит о том, что он не понимал его природы. И так же он искал бузинную палочку ради ее свойства всегда побеждать в дуэлях, а не ради чего-то другого.
Гермиона пытается разубедить Гарри - если бы вправду существовали Дары, и это было так важно, Дамблдор сказал бы ему. Гарри возражает - Дамблдор всегда делал так, чтобы он сам дошел до правды. "Но это не игра, - говорит Гермиона, - это не тренировка, это реальность". Надо сосредоточиться на хоркруксах и не дать увести себя в неизвестном направлении.
В следующие дни Дары Смерти становятся для Гарри навязчивой идеей, особенно учитывая, что своей новой палочкой он почти не может колдовать. Он злится на Рона и Гермиону, что они не разделяют его энтузиазма, и все время думает о том, как открыть снитч и где найти бузинную палочку.
В один из дней Рону удается поймать по радио ту самую подпольную станцию Potterwatch. По голосу они узнают ведущего - Ли Джордана. Он выходит в эфир под псевдонимом River; еще есть Royal и Romulus.
В новостном выпуске сообщают о гибели Теда Тонкса и Дирка Крессвелла. Кроме того, был убит один гоблин. Второму гоблину и Дину Томасу, видимо, удалось бежать. Также сообщается об убийстве магловской семьи из пяти человек и об обнаружении останков Батильды Бэгшот, умершей несколько месяцев назад, со следами применения темной магии.
Затем некто Royal, в котором трио узнает по голосу Кингсли, призывает волшебников защищать маглов, живущих по соседству, от произвола УпСов. Если не защищать маглов, говорит он, потом дело дойдет и до самих волшебников. Наконец выступает Romulus, в котором трио опознает Люпина [как видим, у всех говорящие прозвища: "река" у Джордана - от реки Иордан; "королевский" - у Кингсли, от king; "Ромул" - у Люпина, поскольку Ромул - брат-близнец Рема]. Он говорит, что Гарри Поттер жив и остается символом борьбы, а потом, если Гарри его слышит, просит Гарри следовать своему инстинкту, который почти никогда не ошибается.
Сообщается также, что Лавгуд-старший арестован, а Хагрид едва избежал ареста и в бегах.
Затем Rodent - не то Фред, не то Джордж Уизли - рассказывает о Сами-Знаете-Ком: говорят, он сейчас за границей, но при необходимости он может двигаться быстрее, чем Снейп, которого пугают шампунем, так что будьте осторожны, если что-то планируете, и т.д.
Завершается передача паролем на следующий раз ("Шизоглаз") и пожеланием: "Берегите друг друга. Храните веру. Спокойной ночи".
Гарри так увлечен передачей, что, забывшись, произносит имя Волдеморта. Рон орет на него, но уже слишком поздно - срабатывает вредноскоп, а снаружи доносится резкий голос:
- Вы окружены! Выходите с поднятыми руками!

Глава двадцать третья.

В последний момент Гермиона успевает направить палочку, но не на УпСов, а на Гарри. Вспышка белого света - и Гарри не может видеть.
Троицу обыскивают. "Вкусненькая девочка... какое лакомство... люблю мягкую шкурку", - Гарри узнает голос Грейбэка.
"А с твоим лицом что?" - "Покусали" (?) (Stung).
Гарри понимает, что его невозможно узнать - глаза у него так опухли, что он еле может видеть. Называет свои "имя и фамилию": Вернон Дадли.
Рон сначала пытается назваться Стэном Шанпайком, но УпСы того знают. Тогда он говорит, что он Барни Уизли. Гермиона называется Пенелопой Клируотер. Рон пытается убедить УпСов, что имя Волдеморта они произнесли случайно. Их связывают вместе с другими двумя пленниками. Один из них - Дин Томас, он узнает Гарри. Выясняется, что они попали в лапы snatchers - тех, кто ловит грязнокровок ради наживы.
Грейбэк спрашивает Гарри, на каком тот учился факультете. Тот отвечает, что на Слизерине, и даже умудряется правильно описать расположение общей гостиной. Говорит, что его отец работает на Министерство. Появляется надежда, что их отпустят, но тут при обыске находят меч Гриффиндора, а потом - фотографию Гермионы среди фотографий разыскиваемых в "Пророке". Потом находят очки Гарри, надевают их на него...
В это самое время Гарри начинает видеть мысли Волдеморта. Он отчаянно пытается закрыться, но получается плохо. Высокие стены черного замка, самая высокая башня, время лететь...
Грейбэк решает забрать пленных в Малфой-мэнор, где, по слухам, резиденция Темного Лорда. Метки у него самого нет, и потому он туда не допущен.
У Гарри продолжается видение: узкое, как щель, окно в башне, кто-то худой, как скелет, спит в комнате под одеялом... "Я так и думал, что ты придешь. Но твое путешествие было бесполезно. У меня ее нет"...
Группа аппарирует к высоким кованым воротам. Гарри чувствует, что Волдеморта тут пока нет.
Пленников втаскивают в дом, их встречает Нарцисса Малфой. Драко приехал домой на пасхальные каникулы, говорит она. Если это Поттер, он его узнает.
В зеркале Гарри впервые видит свое отражение после того, как Гермиона его заколдовала: распухшее лицо, длинные волосы. Он сам бы себя не узнал. Драко говорит, что не уверен. Так же уклончиво он отвечает насчет Рона и Гермионы. Нарцисса нервничает - она боится, что будет ошибка, и Лорд разгневается, что ему представили ненастоящего Поттера.
Далее - фанфары! - в кадре появляется Белла. Она собирается вызвать Лорда с помощью метки, но Люциус заявляет, что сделает это сам - это его дом, и в его власти... Белла говорит, что его власть кончилась, как только он лишился палочки.
Но тут Белла замечает меч и останавливает Люциуса - нельзя сейчас вызывать Лорда. Она ступефаит всех snatchers, кроме Грейбэка, и требует ответа, где они взяли меч, который должен быть в ее сейфе в Гринготтс. Потом приказывает Драко убрать оглушенных snatchers во двор и либо прикончить, либо оставить для нее. Потом приказывает Цисси посадить пленников в подземелье. Та возмущена, что Белла отдает ей приказы в собственном доме, но Белла обрывает сестру - та не представляет, в какой они все опасности. Оставляют только Гермиону - для допроса.
Грейбэк запирает пленников в подвале и уходит. Рон колотит в дверь, крича: "Гермиона! Гермиона!". Вдруг кто-то обращается к ним из темноты - это Луна. В том же подземелье, как выясняется, и Олливандер. Луна говорит, что у них припрятан гвоздь, которым можно снять веревки.
Сверху слышны крики Гермионы.
Луна снимает веревки, но сбежать все равно невозможно - подвал защищен от бегства. Гермиона кричит, не переставая. Гарри в отчаянии роется в кошельке на шее, который ему подарил Хагрид и куда он складывает всякий хлам. В осколке зеркальца видит глаза Дамблдора, просит о помощи.
Гермиона говорит, что меч - подделка. Драко приходит за гоблином, чтобы тот установил, так это или нет. Гарри просит гоблина сказать, что это подделка.
Когда гоблина уводят, в подземелье аппарирует Добби. Выясняется, что он может точно так же дизаппарировать из подземелья и взять с собой людей. Гарри просит его взять Луну, Дина и Олливандера в Shell Cottage, где живут Билл и Флер, а потом вернуться.
Сверху слышат хлопок аппарации и велят Петтигрю пойти и посмотреть, что случилось. Гарри бросается на Петтигрю, тот начинает его душить, но Гарри напоминает о долге за спасение жизни, и серебряная рука Петтигрю разжимается. Потом она начинает душить самого Петтигрю. Рон, завладевший палочкой Петтигрю, пытается ей помешать, но неудачно.
Гарри и Рон бегут вверх по лестнице и видят в гостиной Беллу, Гермиону, лежащую на полу, и гоблина. Гоблин говорит, что меч - подделка. "Отлично", - отвечает Белла.
И вызывает Темного Лорда.
В видении Гарри Волдеморт убивает старика, который говорит ему, что тот не получит палочки, которую ищет. Тем временем Белла говорит Грейбэку, что он может взять Гермиону. С криком "Не-ет!" Рон врывается в комнату и обезоруживает Беллу. Гарри ловит ее палочку и ступефаит Люциуса. Белла хватает Гермиону за горло и прижимает к нему нож, требуя от Рона и Гарри бросить палочки. Те подчиняются. Драко забирает палочки.
В этот момент потолок начинает дрожать, хрустальная люстра падает на пол и разлетается в осколки. Драко зажимает окровавленное лицо руками. Гарри, пользуясь этим, выхватывает их и ступефаит Грейбэка. Появляется Добби - это он уронил люстру. Добби обезоруживает Нарциссу. Гарри бросает палочку Рону, чтобы тот мог аппарироватьс Гермионой, а сам хватает Добби и гоблина и аппарирует с ними в неизвестность - в этот самый Shell Cottage. Но уже после аппарации замечает, что в груди Добби торчит нож Беллы.
Дальше Добби умирает на руках Гарри. Все ужасно трогательно. Занавес.

Глава двадцать четвертая.

Коттедж Билла и Флер где-то на берегу моря (Гарри слышит его шум). Рон внес Гермиону в дом; высказывается предположение, что с ней все будет хорошо (а снаружи было бы все плохо, без шансов...). Гарри страдает из-за гибели Добби. В голове у него идет прямая трансляция того, как Волдеморт наказывает оставшихся в Малфой-мэноре, но Гарри думает о Добби и потому не слишком это переживает. Заодно он выясняет (копая могилу для эльфа) в саду, что Волдеморт не может овладеть им, когда Гарри о ком-то скорбит - точно так же Лорд когда-то его покинул, когда Гарри скорбел о Сириусе.
Заодно он понимает, кто был тот старик, которого убил Волдеморт в башне Нурменгард.
Вспоминает Петтигрю, погибшего из-за крохотного импульса милосердия. А ведь Дамблдор и это предвидел...
Потом Добби одевают для похорон: Гарри заворачивает его в свою куртку, Рон жертвует носки и ботинки, Дин - шапку. Луна закрывает глаза эльфу, Гарри опускает его в могилу.
Потом все уходят, Гарри остается один. Он кладет на могилу найденный поблизости большой камень и выцарапывает на нем: "Здесь лежит Добби, свободный эльф".
Вернувшись в дом, Гарри узнает от Билла, что теперь, когда Рона видели в компании Гарри, вся семья вынуждена скрываться. К счастью, поскольку у Джинни были каникулы, она была не в Хогвартсе, а то бы ее арестовали. Все Уизли перебрались к тетушке Мюриэль - там дом под Fidelius, мистер Уизли - тайнохранитель. Дом Билла и Флер тоже под Fidelius, тайнохранитель сам Билл.
Гарри говорит, что хочет поговорить с Грифуком (гоблином) и Олливандером. В ожидании думает о том, как много предвидел Дамблдор. А что Дамблдор знал о нем, Гарри? Чего он от него хотел?
Грифук говорит, что Гарри - странный волшебник. Он сам, вручную выкопал могилу. Он спас гоблина. Необычно для волшебника.
Гарри просит о помощи - ему нужно взломать сейф Лестранжей в Гринготтсе. Гоблин утверждает, что это невозможно. Гарри объясняет, что это не для личной выгоды, а потому как бы и не воровство )
Потом гоблин опять возвращается к тому, что Гарри не такой, как остальные, кто носит палочки. Право носить палочку, говорит гоблин, всегда было предметом войн между гоблинами и волшебниками [вот и еще одна идейка подтвердилась...]. Между волшебниками и волшебными существами пропасть.
Гермиона возражает - она грязнокровка, и ее преследуют так же, как гоблинов. Рон обрывает ее, когда она называет себя грязнокровкой, но Гермиона спрашивает: "Почему нет? Грязнокровка, и этим горжусь!" [частый слоган в фиках, кстати, но обычно о полукровках].
Гарри не хочет объяснять гоблину, что именно ему нужно в сейфе, но читателю это и так понятно - там могут быть хоркруксы.
Гарри просит Олливандера починить его палочку, но тот объясняет, что с такими повреждениями это невозможно. Гарри показывает две палочки, захваченные у Малфоев. Первая - грецкий орех и сердце дракона, 12 и 3/4 дюйма - Беллатрикс. Вторая - боярышник и волос единорога, 10 дюймов - Драко. Была.
Гарри спрашивает, почему была. Олливандер объясняет, что палочка, захваченная в бою, часто меняет хозяина, так что эта палочка теперь Гарри.
Рону достается палочка Петтигрю - каштан и сердце дракона, 9 и 1/4 дюйма.
Гарри спрашивает, все ли палочки, захваченные в бою, меняют свою "лояльность". Верно ли, что есть палочка, которая переходила из рук в руки через убийство и что Волдеморт ее ищет? Олливандер потрясен тем, что Гарри это знает. Он подтверждает, что такая палочка реально существует, ее путь в истории можно проследить, и Темный Лорд верит, что она сделает его неуязвимым.
Потом Гарри пересказывает Рону и Гермионе наедине все, что он понял из рассказа Олливандера и из своих видений. Бузинная палочка была у Грегоровича, но ее украл молодой Гриндельвальд. Потом, когда он был на вершине своего могущества, его победил Дамблдор и забрал палочку. Сейчас она в Хогвартсе, и Лорд уже там, чтобы ее забрать.
"Почему же мы раньше не успели?!" - возмущен Рон. Гарри объясняет, что он понял: Дамблдор не хотел, чтобы у Гарри была эта палочка, хотя с ней Гарри и стал бы непобедимым. Нужно сосредоточиться на поисках хоркруксов.
Дальше идет видение Гарри. Лорд отсылает Снейпа в школу. Уже темно, он набрасывает на себя разиллюзионные чары и неспешно идет по пришкольной территории. Останавливается у могилы Дамблдора, раскалывает саркофаг заклятьем, видит тело Дамблдора, почти полностью сохранившееся [о, да у нас тут нетленные мощи...] и ту самую палочку в руках. Лорд берет ее.
Конец


--------------------
- Говорят, - ответила Андрет, - говорят, будто Единый сам вступит в Арду и исцелит людей и все Искажение, с начала до конца. Говорят еще, что эти слухи ведут начало с незапамятных времен, со дней нашего падения, и дошли до нас через бессчетные годы.

Дж.Р.Р. Толкин. Атрабет Финрод ах Андрэт
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Нортмер
сообщение 24.07.2007, 20:49
Сообщение #2
Человек
Творец
Grande moderatore
*********


Пол:
Сообщений: 4232


Зло прав не имеет



Глава двадцать пятая.

Гарри все еще в коттедже Билла и Флер и терзается мыслями, что же конкретно Дамблдор имел в виду? Может быть, он все-таки хотел, чтобы Гарри нашел палочку раньше Волдеморта? Рон и Гермиона спорят, вправду ли Дамблдор мертв - а чей тогда глаз Гарри видел в зеркальце? [у автора точно сдвиг на теме глаз ]
Грифук говорит, что согласен помочь Гарри обокрасть Гринготтс, но в обмен на меч Годрика Гриффиндора. Оказывается, до Годрика этот меч принадлежал Рагнуку Какому-то-там, у которого Гриффиндор его отобрал, и эта вещь должна вернуться к гоблинам. Трио ожесточенно дискутирует по этому поводу. Рон предлагает обмануть Грифука, Гарри эта мысль не нравится. Наконец он решает, что даст слово отдать меч, но не уточняя, когда - меч-то еще нужен для хоркруксов.
Гоблин тем временем достает всех в семействе. Он кровожаден, зол и постоянно требует много еды, а с едой плохо, потому что никто из Уизли теперь не работает. Наконец все готово к отъезду. Олливандера переправили к тетушке Мюриэль. Гарри, Рон и Гермиона собираются покинуть Билла и Флер. Вечером появляется Люпин и сообщает, что Тонкс родила мальчика. и Гарри будет его крестным отцом. Мальчика зовут Тедди Ремус, кажется, он тоже метаморф, но пока непонятно.
Затем Билл говорит с Гарри о гоблинах. Он их хорошо знает, и у него есть друзья гоблины - насколько может быть дружба между гоблином и волшебником. Но, говорит он, у гоблинов иные, чем у людей, представления о собственнике. Для них вещь всегда остается собственностью того, кто ее сделал, а покупатель всего лишь "берет в аренду". Поэтому с гоблинами нужно очень осторожно вступать в сделки любого рода, если речь идет о сокровищах. Безопаснее попытаться обокрасть Гринготтс, чем не исполнить обещание, данное гоблину.

Глава двадцать шестая.

Трио готовится к походу в Гринготтс. У Гермионы есть волос Беллы, прихваченный в Малфой-Мэноре, и ее палочка, но Гермионе не хочется это использовать, учитывая, сколько эта палочка замучила людей. Гарри больше беспокоит гоблин, который не оставляет их одних и на пять минут, видимо, опасаясь подставы. Как расстаться с ним, не отдавая меч Гриффиндора, Гарри пока не знает.
На следующее утро Гермиона преображается в Беллатрикс. Рона она просто маскирует, потому что оборотки не осталось, - отращивает ему бороду и все такое. Перед аппарацией гоблин залезает Гарри на спину, а Гермиона набрасывает на них обоих мантию-невидимку. Они аппарируют в "Дырявый котел", а оттуда проходят в Косой переулок. Там все изменилось - многие магазины закрыты, зато появились другие, где продаются вещи, связанные с темными искусствами, а под стенами сидят нищие. К ним цепляется какой-то нищий, Гермиона не может его отогнать - выходит из образа Зато когда появляется Трэверс, она холодно его спрашивает: "Что тебе надо?", забыв, что он тоже УпС. [Никогда еще Штирлиц не был так близок к провалу...] Трэверс выражает удивление, увидев Беллу здесь, - он слышал, что Темный Лорд посадил обитателей Малфой-Мэнора под домашний арест после прокола с Гарри и компанией. Белла говорит, что Лорд прощает своих верных слуг. Трэверс спрашивает, чья у Беллы палочка, - он слышал, что ее палочка того... Гермиона презрительно отвечает, что это дезинформация. Рона она представляет как Драгомира Деспара из Трансильвании - он плохо говорит по-английски, но разделяет идеи Темного Лорда.
Трэверс говорит, что тоже идет в Гринготтс, и трио приходится идти с ним. На входе в банк стоят два волшебника, проверяя всех на наличие скрытых чар и предметов, но Гарри успевает наложить на них Confundus, так что трио избегает разоблачения.
Гоблину в банке Гермиона говорит, что хотела бы посетить свой сейф, но гоблины явно что-то знают, так как требуют удостоверение личности или палочку для проверки. По совету Грифука Гарри накладывает на гоблина империо - впервые в жизни. Это странное ощущение - тепла, которое исходит из мозга и переходит по венам и сухожилиям руки в палочку. Гоблин говорит Белле, что у нее, как он понял, новая палочка. Это вызывает удивление Трэверса, которому до того Белла сказала обратное. Гарри накладывает империо на Трэверса тоже.
[Хорошо непростиловка пошла у мальчика ))]
Другой гоблин замечает, что относительно Лестранжей есть особые инструкции, но гоблин, который под империо, только отмахивается. Трэверса компания вынуждена взять с собой - у него слишком отсутствующий вид, он привлекает внимание. Гоблины явно что-то подозревают.
За дверью, отделяющей главный зал Гринготтс от лабиринта сейфов, Гарри велел Трэверсу спрятаться, что тот послушно делает. Гоблин под империо - его зовут Богрод - усаживает компанию в тележку, которая несется вперед на головокружительной скорости. В какой-то момент она проезжает под водопадом, и Гарри с ужасом видит, что Рон и Гермиона опять стали самими собой. Грифук объясняет, что это Антиворовской Водопад - значит, в Гринготтсе ждали, что появятся самозванцы, и поставили дополнительную защиту. Империо с гоблина тоже слетело, но Гарри вернул его на место.
Потом они наконец видят дракона, который охраняет глубинные сейфы. Дракон полуслепой, но оттого только более злой. На этот случай у гоблинов есть clankers - звенящие металлические подвески. Дракона приучили, что их звук означает прикосновение раскаленного железа, поэтому, услышав его, он отступает.
Богрод кладет ладонь на дверь сейфа, и открывается подобие пещеры, набитой сокровищами.
[А небедные у меня ребятки, небедные... )]
Рон и Гермиона начинают искать чашу Хаффлпафф, которую Гарри им описал. Дверь закрывается, но Грифук говорит, что Богрод ее потом откроет. Гермиона находит чашу, но та ее кусает. Гермиона роняет ее, и тут же появляется множество таких же чаш. Грифук говорили, что это тоже нововведение - специальные чары, чтобы вор не мог отличить настоящее сокровище от подделки. Рон случайно задевает одну чашу ногой, и те опять начинают множиться, к тому же нагреваются, так что в сейфе становится очень жарко.
Ясно, что трогать ничего нельзя, и трио просто освещает сейф люмосом. Наконец Гарри видит чашу Хаффлпафф. В это время с той стороны сейфа раздается звук clankers - приближаются другие гоблины. Гермиона поднимает Гарри в воздух левикорпусом, он цепляет чашу за ручку острием меча. Но сокровища продолжают множиться, Рон, Гермиона уже по пояс в нагретом металле, а Грифук почти утонул, но Гарри выхватывает его.
Грифук, правда, не проявляет благодарности - схватив Гарри за волосы, он выхватывает у него меч Гриффиндора. Чаша взлетает в воздух, Гарри ловит ее и держит, несмотря на ожоги и десятки таких же чаш, появляющиеся вокруг. Дверь сейфа открывается, и троицу просто выносит волной сокровищ наружу. Грифук убегает с мечом, крича: "Воры! Воры!". Снаружи много гоблинов, Гарри, Рон и Гермиона пытаются их оглушить, но их слишком много, а еще подбегает охрана из волшебников.
В порыве наития Гарри снимает заклятием кандалы с дракона. Гоблины и волшебники разбегаются, а Гарри заставляет Рона и Гермиону залезть на дракона. Дракон огнем пробивает себе путь по туннелям, Гермиона помогает ему заклятиями. Наконец они вламываются в главный зал, где тоже все разбегаются, дракон выбивает металлическую входную дверь - и взлетает в небо.

Глава двадцать седьмая.

Управлять драконом невозможно, да и он не особо видит, куда летит. Так что остается ждать, пока он где-то приземлится. Гарри думает тем временем, что теперь Волдеморт точно поймет, что они охотятся за хоркруксами. Дракон летит долго - уже и солнце опускается, а он все не останавливается. Наконец он начинает снижаться. Троица спрыгивает на землю.
После приземления Гермиона залечивает всем ожоги. Трио подбивает итоги - у них есть чаша, но нет меча. Они сидят на берегу озера. На другом берегу дракон пьет воду.
У Гарри опять видение - Волдеморт допрашивает гоблина и узнает, что сейф ограбили Поттер с компанией и взяли чашу. В ярости он убивает гоблина, а потом УпСов, кто не успел сбежать. [Ай молодца! А то этих УпСов что-то сильно много...] Правда, Беллочка с Люциусом успевают смыться. [Видать, опыт есть ) ] Лорд в ярости мечется по комнате, убеждая себя, что остальные хоркруксы в безопасности. Мальчишка не мог найти кольцо, не мог пройти защиту пещеры, не мог найти хоркрукс в Хогвартсе, да и Нагини на месте... Но Лорд решает все же проверить, целы ли хоркруксы, а Снейпа предупредить, на случай, если Поттер появится в Хогвартсе.
Очнувшись, Гарри понимает, что нужно срочно отправляться в Хогвартс. Лорд намерен сначала проверить хижину Гонтов и пещеру. Как только он поймет, что хоркруксов там нет... Времени очень мало.
Все трое забираются под мантию-невидимку и аппарируют в Хогсмид.


Глава двадцать восьмая.

Едва трио аппарирует на темную Главную улицу Хогсмида, раздается вой сирены - сигнализация. Из "Трех метел" выскакивают УпСы. Один из них пытается призвать мантию-невидимку с помощью акцио, но она не реагирует. Тогда они начинают обыскивать местность, рассыпавшись цепью. Троица прячется в переулке. Кто-то из УпСов предлагает позвать дементоров: Лорду нужна жизнь Поттера, а не душа, так что если его дементор поцелует, то только лучше будет.
Троица пытается дизаппарировать, но не может - в Хогсмиде стоит защита. Когда появляются дементоры, Гарри выпускает патронуса, и УпСы сразу видят, где он примерно находится. Их начинают окружать, но тут за спиной у Гарри открывается дверь [какое совпадение )], и кто-то втаскивает троицу внутрь, приказав, чтоб не снимали мантию.
Спаситель, который оказывается барменом "Кабаньей головы", приводит их в гостиную, где висит портрет светловолосой девушки. Потом открывает окно и начинает ругаться с УпСами, утверждая, что это он послал патронуса, потому что терпеть не может дементоров. В подтверждение он выпускает патронуса - что-то большое и рогатое. УпСы продолжают переругиваться с ним - мол, это он нарушил комендантский час, вышел из дома, и потому сработала сигнализация? "Даже если так, - орет в ответ Аберфорт, - где вы будете перепродавать зелья и яды, если мой паб закроют? Я держу язык за зубами, вот и вы помалкивайте!". Наконец УпСы сдаются и уходят.
Пока они ругаются, Гарри замечает прямоугольное зеркальце на каминной полке. Потом бармен возвращается и начинает орать уже на троицу - какими надо быть идиотами, чтобы заявиться в Хогсмид! Гарри благодарит его за спасение. Потом замечает, что за измызганными стеклами очков глаза у бармена ярко-голубые, и понимает, что это с ним он общался по зеркальцу и это Аберфорт послал Добби. А зеркальце Сириуса, как оказалось, Аберфорт купил у Флетчера с год назад. Альбус объяснил ему, что это, и велел приглядывать.
Аберфорт строит планы, как незаметно вывести детей днем из Хогсмида и переправить в горы. Гарри говорит, что Альбус Дамблдор хотел, чтобы они... "Мой брат много чего хотел, - перебивает Аберфорт, - и каждый раз, когда он осуществлял свои великие планы, страдали люди".
Аберфорт убеждает Гарри бежать вместе с друзьями за границу - Ордена больше нет, оставаться в Англии бессмысленно. "Дамблдор оставил мне поручение", - говорит Гарри. "Да? - отвечает Аберфорт. - И, конечно, все тебе объяснил, был с тобой откровенен?". Когда Гарри не находит, что ответить, Аберфорт говорит, что Альбус пошел в мать - у него от природы был талант к вранью и тайнам. Гермиона говорит, что Дамблдор заботился о Гарри. "Странное дело, - отвечает Аберфорт, - скольким людям стало только хуже от того, что мой братец о них заботился".
Дальше Аберфорт рассказывает историю своей сестры. Когда ей было шесть лет, на нее напали три молодых магла. Они видели, как она колдует на заднем дворе дома - это была стихийная магия, она не могла ее сдержать, - вломились во двор и слегка увлеклись, "отучая" ребенка от "фокусов". Это сломало Ариану. Она боялась колдовать, но и не делать этого не могла, и сошла с ума. Подавленная магия иногда вырывалась опасными вспышками; но большую часть времени девушка была добрая и безобидная.
Отец Ариана, Альбуса и Аберфорта отомстил тем маглам за своего ребенка. Его посадили в Азкабан. Причин своего поступка он не стал открывать на допросе, иначе Ариану отправили бы в Мунго очень надолго, поскольку она не контролировала свою магию, а это могло привести к нарушениям Статута о секретности. Семья переехала в другой дом, Ариану прятали от людей. Альбус не общался с сестрой - "когда бывал дома, вечно сидел в своей комнате, читая книжки или переписываясь со всякими известными людьми". За Арианой ухаживали мать и Аберфорт - он кормил ее, успокаивал, когда у нее бывали приступы ярости.
Потом, когда Ариане было четырнадцать, а Аберфорта не было дома - он бы ее успокоил, - она в приступе ярости случайно убила мать.
Альбус вернулся домой и стал главой семьи. Аберфорт хотел бросить школу, чтобы ухаживать за сестрой, но Альбус настоял, что тот должен закончить образование, а об Ариане он позаботится сам. "Какое падение для нашего Мистера Вундеркинда - никто не дает наград за то, что ухаживаешь за полубезумной сестрой и не даешь ей разнести дом в щепки каждые три дня...". Но тут Альбус познакомился с Гриндельвальдом - равным, таким же талантливым, с которым можно было обсуждать грандиозные планы облагодетельствования волшебного мира, искать Дары Смерти и все такое прочее. А если при этом за Арианой не ухаживали - так кому какое дело до чокнутой, когда речь идет о человечестве?
Аберфорт прямо заявил брату и его приятелю, что так не пойдет. Ариана не в том состоянии, чтобы возить ее за собой, когда ездишь по стране, собирая сторонников. А самому Аберфорту пора было ехать в Хогвартс. Гриндельвальд очень разозлился, сказал, что Аберфорт дурак и ничего не понимает, что как только маглы будут знать свое место, ее не надо будет больше прятать. Потом вспыхнула драка - и лучший друг Альбуса применил круцио к его брату, а Альбус пытался его остановить, и драка стала всеобщей.
Вспышки света и грохот вывели Ариану из равновесия, она попыталась вмешаться - а дальше никто не понял, кто именно это сделал, но девушка была мертва.
Гриндельвальд тут же смылся. У него уже были неприятные случаи раньше, и он не хотел, чтобы и Ариану повесили на него. Зато Альбус был свободен от обузы, свободен, чтобы стать величайшим волшебником современности.
Гарри говорит Аберфорту, что Альбус никогда не был свободен - он вспоминал это в ту ночь, когда пил зелье в пещере. Дальше Аберфорт говорит, что Дамблдор точно так же и Гарри был готов пожертвовать "ради большего блага". Трио защищает Дамблдора. Наконец Аберфорт соглашается им помочь проникнуть в Хогвартс и просит о помощи портрет Арианы. Девушка с портрета уходит по нарисованному туннелю. Аберфорт объясняет, что все тайные входы в Хогвартс сейчас контролируются...
Но тут Ариана возвращается и приводит с собой настоящего Невилла Лонгботтома. Он вылезает из портрета и говорит: "Гарри, я знал, что ты придешь. Я знал это".

Глава двадцать девятая.

Невилл является весь побитый и в синяках, но жизнерадостно отвечает, что Шеймас выглядит еще хуже. "От чего - сами увидите". Рассказывает, что по школе ходят истории о том, как троица вломилась в Гринготтс, и что Кэрроу избил Терри Бута за то, что тот орал об этом на весь Большой зал. Рассказывает о нравах в Хогвартсе - вместо отработок и прочих наказаний там теперь применяется круцио, причем это делают сами ученики на занятиях по темным искусствам. Армия Дамблдора действовала почти все время, но лидерами в ней были Джинни, Луна и Невилл, так что в последнее время Невилл остался один. Майкла Корнера поймали, когда он освобождал первокурсника, которого приковали цепями, и сильно наказали. С тех пор ученики стали бояться выступать открыто. А чтобы надавить на Невилла, пытались арестовать его бабку. Но никто не думал, что она окажет сопротивление. В итоге Долиш до сих пор в Мунго, а бабуля в бегах. Сам Невилл предпочел исчезнуть из Хогвартса.
По переходу в портрете Невилл приводит Гарри в комнату-по-требованию, которая теперь превратилась в военный лагерь. Везде гамаки, стопки книг, вещи, по стенам развешаны полотнища с символами Гриффиндора, Рэйвенкло, Хаффлпаффа - нет только слизеринских. УпСы не могут в нее проникнуть. Сначала тут жил только Невилл, потом народу прибавилось. А когда Невиллу понадобилась еда, открылся тот самый проход через портрет в "Кабанью голову". Зато ванной тут не было, пока не появились девочки ) Гарри видит среди собравшихся почти всю "Армию Дамблдора".
В этот же момент у него видение - хижина, золотая коробка открыта и пуста...
Значит, Волдеморт знает, что одного хоркрукса уже нет.
Появляются Луна, Дин, Джинни, Фред, Джордж, Ли Джордан и Чжоу Чанг. Все начинают убеждать Гарри, чтобы он сказал им, с какой миссией он явился в Хогвартс, чтобы помочь ему, но он не может сказать. Рон убеждает его, что остальные могут помочь с поисками - не обязательно говорить им, что ищут хоркрукс. Гарри вспоминает Дамблдора - "у него от природы был талант к вранью и тайнам". Не начинает ли сам Гарри превращаться в Дамблдора? Тогда Гарри решается и говорит, что они ищут некий предмет, который поможет победить Сами-Знаете-Кого и который раньше принадлежал Рэйвенкло, но неизвестно, что это. Луна вспоминает, что была некая утерянная диадема Рэйвенкло. Остальные считают, что это легенда. Луна предлагает Гарри пойти в общую гостиную Рэйвенкло - там есть статуя Ровены в этой диадеме.
Чжоу предлагает отвести Гарри, но вмешивается Джинни и отгоняет ее.
Гарри с Луной выходят под мантией-невидимкой. На входе в гостиную Рэйвенкло - просто деревянная поверхность и молоточек в виде головы орла. Он задает вопрос: "Что было вначале - феникс или пламя?". Оказывается, в Рэйвенкло пароля нет - нужно ответить на вопрос правильно или ждать кого-то, кто ответит. Луна отвечает, что у кольца нет ни начала, ни кольца, и дверь открывается.
Гостиная Рэйвенкло в башне с высоким потолком. Гарри видит статую Рэйвенкло с тонким кольцом диадемы вокруг головы. На диадеме надпись: "Разум безмерный - клад бесценный".
- Ну да. А вот ты - дурачок, - говорит кто-то за спиной.
Гарри оборачивается и видит Алекто Кэрроу, которая как раз вызывает Темного Лорда по метке на руке.

Глава тридцатая.

Алекто успевает вызвать Лорда, но Луна оглушает ее. Шум заклятья будит учеников, они сбегаются из спален. В дверь стучит Амикус - он не может ответить на вопрос, и дверь его не впускает. На шум приходит МакГонагалл. Выясняется, что Флитвик раньше впустил Алекто в башню по ее просьбе. МакГонагалл и Амикус входят в общую гостиную Рэйвенкло. Амикус начинает бушевать, увидев на полу Алекто, но его больше волнует не судьба сестры, а то, что они скажут Лорду - ведь Алекто сообщила ему, что поймала Поттера. Амикус собирается свалить все на детей - мол, они поймали Алекто в засаду и вынудили ее активировать метку. МакГонагалл говорит, что не позволит ему это сделать, Амикус плюет ей в лицо.
Гарри сбрасывает мантию-невидимку, направляет палочку на Амикуса и кричит:
- Круцио!
[Браво, мальчик!!!! далеко пойдешь ))]
Амикус теряет сознание. Гарри спрашивает МакГонагалл о диадеме Рэйвенкло, та убеждает его бежать из Хогвартса. Амикус приходит в себя, МакГонагалл накладывает на него империо. Гарри чувствует приближение Волдеморта, МакГонагалл обещает закрыть от него школу. Гарри говорит, что если школа будет в осаде, детей можно вывести через "Кабанью голову".
Под мантией-невидимкой Гарри слушает разговор Снейпа и МакГонагалл. Снейп спрашивает, где Кэрроу, говорит, что в школе чужие. Потом он спрашивает МакГонагалл о Поттере - начинается зрелищная дуэль с участием огненных лассо и змей. Вмешиваются Флитвик и Слагхорн. Снейп убегает и прыгает из окна, но не разбивается, а летит к стене Хогвартса. "Научился трюкам у своего хозяина", - говорит МакГонагалл.
Учителя спешно укрепляют школу, так как Тот-Кого-Нельзя-Называть близится. Слагхорн сомневается, что нужно сопротивляться, МакГонагалл предлагает ему уйти вместе с учениками, но предупреждает, что если он начнет сопротивляться ей внутри школы, она убьет его. "Слизерину пора определиться, на чьей он стороне".
В комнате-по-требованию Гарри застает Люпина, старших Уизли, Кингсли, Оливера Вуда и других из старой гриффиндорской квиддичной команды. Миссис Уизли требует, чтобы Джинни покинула школу вместе с остальными несовершеннолетними учениками. Гарри соглашается. Появляется Перси, признает, что он был мудаком, и его принимают обратно в семью. Трогательная сцена. Даже Джинни разрешают остаться, но чтоб она не выходила из комнаты-по-требованию и не участвовала в бою.
Гарри ищет Рона и Гермиону, но в этот момент его накрывает видение: Лорд уже у ворот Хогвартса, и у него то самое жестокое, спокойное чувство цели, как всегда перед убийством.

Глава ва тридцать первая. Битва за Хогвартс.

В Большом зале собраны все студенты. МакГонагалл объявляет о спешной эвакуации, о том, что Снейп покинул школу, и что желающие совершеннолетние могут остаться и сражаться. Но внезапно ее голос перекрывается другим - холодным, высоким и чистым, который звучит, кажется, из самих стен:
- Я знаю, что вы готовитесь к сражению. Ваши усилия напрасны. Вы не сможете сопротивляться. Но я не хочу убивать. Я искренне уважаю преподавателей Хогвартса и не хочу проливать волшебную кровь. Выдайте мне Гарри Поттера, и никто не пострадает. Выдайте мне Гарри Поттера, и школу никто не тронет. Выдайте мне Гарри Поттера, и вы будете вознаграждены. У вас есть время до полуночи.
Когда голос умолкает, все смотрят на Гарри.
- Так вот же он! - кричит Панси Паркинсон. - Хватайте его!
Но гриффиндорцы и остальные факультеты показывают, что готовы защищать Поттера.
- Отлично, - говорит МакГонагалл. - Мисс Паркинсон, вы покинете замок первой. За вами следует ваш факультет. Следующий - Рэйвенкло.
Слизерин уходит полностью, остается группка рэйвенкловцев, еще больше хаффлпафцев и чуть ли не половина Гриффиндора. Кингсли оглашает план боя - учителя отведут свои боевые группы на башни, откуда удобно кастовать заклятия, он сам, Люпин и Артур займутся защитой территории. Фред и Джордж берут на себя охрану секретных входов в школу.
МакГонагалл напоминает Гарри, что он что-то хотел найти.
Гарри вспоминает, что Флитвик сказал, что "диадему Рэйвенкло не видели на памяти живых людей". Он бросается искать факультетского призрака - Серую Леди. Выясняется, что при жизни она была Еленой Рэйвенкло, а диадема принадлежала ее матери. Елена украла диадему и бежала с ней; мать скрыла этот факт от остальных преподавателей. В конце своей жизни она послала за Еленой человека, который ее любил, но которому она отказала. Получив от Елены Рэйвенкло очередной отказ, Кровавый Барон зарубил ее, а потом убил себя.
Диадема так и осталась спрятанной в Албании. Но Серая Леди говорит, что рассказывала эту историю еще одному студенту - такому симпатичному, такому понимающему. Гарри понимает, что, сделав хоркрукс, Волдеморт не оставил бы диадему в Албании - он вернул ее в Хогвартс, спрятал здесь в тот вечер, когда приходил наниматься на работу...
Но только потом, сопровождая по школе появившегося Хагрида, Гарри вспоминает, как когда-то прятал что-то в комнате-по-требованию и отметил это место скульптурой старого волшебника, а на голову ему надел парик и тиару.
Он понял, где хоркрукс.
[Тоже одна из фишек, которые фандом понял уже давно )]
Потом появляется Аберфорт, и наконец - Рон и Гермиона. Оказывается, они ходили в Тайную комнату за зубами василиска - еще одно средство, кроме меча Гриффиндора, которым можно уничтожать хоркруксы. Чтобы открыть комнату, Рон говорил на парселтанге, воспроизводя то, что сказал Гарри, когда открывал медальон. Чашу Хаффлпафф Гермиона уже уничтожила.
В комнате-по-требованию сидят Джинни, Тонкс [ай молодец!!! только родила - и сразу в гущу событий; а кто ж дите-то кормит? ну, это детали, конечно...] и бабушка Невилла. Бабушка Невилла и Тонкс отправляются принять участие в боевых действиях. Гарри выгоняет Джинни, чтоб не мешала поискам, но просит потом вернуться. Рон говорит, что надо вывести из замка и эльфов, чтобы их не убили.
В этот момент Гермиона кидается к нему и целует его. Гарри пытается напомнить им о войне и о хоркруксе - бесполезно. Но потом они все же выходят из комнаты-по-требованию, чтобы зайти в нее снова - уже не как в убежище, а как на склад.
Внизу уже идет война, стены замка дрожат, УпСы вот-вот войдут внутрь. Появившийся Аберфорт говорит, что УпСы привели собственных великанов. Люпин где-то там в гуще боевых действий. Трио входит в комнату-склад.
Внутри так много всего, что найти диадему тяжело, а акцио не работает. Троица разделяется и начинает поиски. Наконец Гарри находит ее, но тут их накрывают Малфой, Крэбб и Гойл. [Дальше нечитабельный кусок] Драко говорит, что почти жил в этой комнате весь предыдущий курс, так что знает, как попадать внутрь.
Рон ищет Гарри - Крэбб создает перед ним стену из всяких предметов. Малфой останавливает его - а то еще потеряется диадема, за которой Поттер пришел. Крэбб и Гойл не хотят подчиняться его приказам - "Ты и твой отец конченные".
Крэбб пытается сначала закруциатить Гарри, потом убить Гермиону. Начинается драка, которая заканчивается таким пожаром, что затушить его невозможно. Все разбегаются, Малфой тащит оглушенного Гойла. Пламя, состоящее из живых огненных химер, окружает Гарри, Рона и Гермиону. Они поднимаются вверх, в клубы дыма над пламенем, на найденных в комнате метлах. Гарри слышит крик Малфоя и видит его в окружении пламени с Гойлом - тот без сознания. Рон с Гермионой втаскивают на свою метлу Гойла, Гарри - Малфоя. Но вместо того, чтобы лететь к двери, Гарри летит туда, где видел диадему. Вытащив ее, он наконец с Малфоем вылетает из комнаты.
В коридоре они видят Рона и Гермиону с Гойлом. Крэбб погиб в комнате. Диадема распадается у Гарри в руках. Гермиона говорит, что огненные существа в комнате были, наверное, fiendfyre - проклятое пламя, которое тоже может разрушать хоркруксы. Но откуда Крэбб знал, как его вызывать?
Но уже не до того - УпСы ворвались в замок. Фред и Перси отбиваются от них в коридоре. Потом раздается страшный взрыв, вырывающий кусок стены замка.
Гарри и Гермиона спешат туда, и видят, что Перси трясет Фреда за плечи, а тот смотрит невидящими глазами, и призрак последней улыбки еще играет на его губах.

Глава 32. Старшая палочка.

Мир рухнул, так почему же не прекратилась битва, не погрузился в тишину замок, и каждый из сражавшихся не опустил оружие? Гарри чувствовал, что сходит с ума, не в силах смириться с невозможным, потому что Фред Уизли не может быть мертв, а значит, все его чувства лгут.
Но когда тело вывалилось в дыру, образованную взрывом в стене школы, в них полетели проклятия, ударяясь в стену позади.
«Пригнитесь», - крикнул Гарри, и в ночи раздались новые проклятия. Они с Роном схватили Гермиону и прижали к полу, а Перси накрыл собой тело Фреда, защищая от больших повреждений, и только когда Гарри крикнул: «Перси, давай, надо убираться!», он поднял голову.
«Перси!» - Гарри увидел, что из глаз у Рона, который схватил старшего брата за плечи и потащил, текут слезы, но Перси не двигался. «Перси, ты ничего не можешь для него сделать…»
Гермиона закричала, и Гарри, повернувшись, не стал спрашивать, почему. Ужасный паук размером с небольшую машину пытался вскарабкаться через большую дыру в стене. Один из потомков Арагога вступил в битву.
Рон и Гермиона закричали одновременно, их чары соединились, монстра отбросило назад и он, дрыгая лапками, исчез в темноте.
«Он привел друзей!» - закричал Гарри остальным, выглядывая из замка через дыру в стене, проделанную проклятием. Еще больше гигантских пауков карабкались по стене, изгнанные из Запретного леса, в который проникли Жрецы смерти. Гарри услышал звуки оглушающих проклятий, которыми был сбит лидер, скатившийся по стене, сваливая других пауков и исчезший в темноте. Новые проклятия просвистели над головой у Гарри, так близко, что он чувствовал колебания воздуха от них.
«Пойдем, БЫСТРО!»
Толкая Гермиону с Роном впереди себя, Гарри остановился, чтобы подхватить тело Фреда. Перси, поняв, что Гарри хочет сделать, помог ему, и низко пригибаясь от заклятий, они потащили Фреда с прохода.
«Сюда», - сказал Гарри, и они подтащили его к нише, где раньше стояли доспехи. Ему невыносимо было смотреть на Фреда, и убедившись, что тело надежно укрыто, он поспешил за Роном и Гермионой. Малфой и Гойл исчезли, но в конце коридора, теперь забитого пылью, сломанной мебелью и осколками стекла, туда-сюда сновали люди, нельзя было разобрать, друзья это или враги. Повернув за угол, Перси заорал: «Руквуд!» и устремился к высокому человеку, преследующему пару студентов.
- Гарри, сюда! – закричала Гермиона.
Она потащила Рона за гобелен; на одну сумасшедшую секунду Гарри показалось, что они там обжимаются, но потом он разглядел, что Гермиона пытается задержать Рона и не дать ему побежать за Перси.
- Послушай, ПОСЛУШАЙ, Рон!
- Я хочу помочь… я хочу убивать Жрецов смерти!
Его лицо было искажено, покрыто пылью и грязью, а самого его трясло от ярости и горя.
- Рон, мы единственные, кто может покончить с этим! Пожалуйста, Рон, нам нужна змея, мы должны убить змею! – сказала Гермиона.
Но Гарри знал, что чувствует Рон. Преследование очередного хоркрукса не могло принести того же удовольствия, что и месть, ему слишком хотелось драться, наказать людей, которые убили Фреда, хотелось найти остальных Уизли, а главное – убедиться, что Джинни не… не… - он не мог даже подумать об этом.
- Мы будем драться! – сказала Гермиона. – Нам придется, чтобы найти змею. Давайте не забывать сейчас, что нам нужно сделать. Мы единственные, кто может с этим покончить.
Она тоже плакала, вытирая лицо порванным рукавом, и глубоко вздыхала, чтобы успокоиться, но не выпускала Рона из крепкой хватки.
- Тебе нужно выяснить, где находится Волдеморт, потому что змея с ним, верно? Сделай это, Гарри – взгляни его глазами!
Почему это было так легко? Потому что шрам болел часами, жаждая показать ему мысли Волдеморта? По ее требованию он закрыл глаза, и в мгновение ока крики, шум и грохот битвы отдалились, затихли, будто находились далеко-далеко от него…
Он стоял посредине пустой, странной знакомой комнаты, с ободранными обоями на стенах и забитыми окнами, за исключением одного. Звуки битвы в замке были далекими и приглушенными. Из единственного открытого окна открывался вид на вспышки оттуда, где находился замок, но в остальном комната была погружена во мрак, освещенная лишь одинокой лампой.
Он вертел палочку в руках, глядя на нее, и думал о комнате в замке, скрытой комнате, которую когда-то обнаружил, как и Тайную комнату, чтобы найти которую, надо быть и хитрым, и умным, и изобретательным… Он был уверен, что мальчишка не найдет диадему… хотя щенок Дамблдора и забрался гораздо дальше, чем он предполагал… гораздо дальше.
- Господин, - раздался отчаянный хриплый голос. Он обернулся: в углу сидел Люциус Малфой, съежившийся и все еще в отметинах от последнего наказания, которое он понес, когда мальчишка опять сбежал. Один глаз у него заплыл. – Господин… мой сын… пожалуйста…
- Если твой сын погиб, Люциус, это не моя вина. Он не пришел присоединиться ко мне, как остальные слизеринцы. Может, он решил подружиться с Гарри Поттером.
- Нет, никогда, - прошептал Малфой.
- Надейся, что нет.
- А вы не боитесь, господин, что Поттер может умереть не от вашей руки? – спросил Малфой дрожащим голосом. – Не будет ли… благоразумнее остановить битву, прийти в замок и найти его самому?
- Даже не мечтай, Люциус. Ты хочешь, чтобы прекратилась битва, чтобы узнать, что случилось с твоим сыном. А мне не надо искать Поттера. Это Поттер будет искать меня.
Волдеморт снова взглянул на палочку в своих руках. Она беспокоила его… а то, что беспокоило Лорда Волдеморта, должно быть разрешено…
- Поди найди Снейпа.
- Снейпа, господин?
- Снейпа. Немедленно. Он мне нужен. Есть одна... услуга, которую он должен будет мне оказать. Иди.
Испуганный Люциус покинул комнату, немного спотыкаясь в темноте. Волдеморт остался на месте, продолжая вертеть в руках палочку и не сводя с нее глаз.
- Есть только один способ, Нагини, - прошептал он, оглянувшись, и огромная змея, теперь возникшая из ниоткуда, грациозно изогнулась в заколдованной, защищенной блистающей прозрачной сфере, что он сделал для нее.
Гарри охнул, отдернулся и открыл глаза; в этот же миг на него обрушилась какофония криков, шума, звуков ударов и взрывов.
- Он в Трясучей хижине! Змея с ним, и он наложил на нее какие-то защитные чары. От только что отправил Люциуса Малфоя найти Снейпа!
- Волдеморт находится в Трясучей хижине? – ошеломленно повторила Гермиона. – Он не… не сражается?
- Он считает, ему не надо сражаться, - ответил Гарри. – Думает, я собираюсь найти его.
- Но почему?
- Он знает, что я ищу хоркраксы – и держит Нагини при себе – мне явно нужно прийти к нему, чтобы добраться до этой штуки.
- Верно, - Рон распрямил плечи. – Так что тебе нельзя идти, ведь он этого хочет, этого ждет. Оставайся здесь и присмотри за Гермионой, а я пойду туда и…
Гарри перебил его.
- Вы двое оставайтесь здесь, я пойду под плащом и вернусь как только…
- Нет, - отрезала Гермиона. – Будет гораздо лучше, если я возьму плащ и…
- Даже не думай, - отрезал Рон.
Но едва Гермиона начала: «Рон, я вполне способна…» гобелен на вершине лестницы, на которой они стояли, откинулся, и…
- ПОТТЕР!
Там стояли два Жреца смерти в масках, но прежде чем они успели поднять палочки, Гермиона выкрикнула: Glissea!
Лестница под ними превратилась в желоб, и они с Гарри и Роном покатились вниз так быстро, что оглушающие заклятия Жрецов смерти остались далеко за спиной. Они выкатились за гобелен у подножья лестницы и ударились о противоположную стену.
- Duro! – выкрикнула Гермиона, направив палочку на гобелен, и за ним раздались два громких болезненных крика, когда ткань превратилась в каменную стену и преследующие их Жрецы смерти врезались в нее.
- Назад! – закричал Рон, и они с Гарри и Гермионой спрятались за дверью, услышав шаги бегущих учеников, подгоняемых плюющейся профессором МакГонагалл. Казалось, она их не заметила, ее волосы растрепались, а на щеке была грязь. Когда она повернула за угол, они услышали ее крик: «Заряжай!»
- Гарри, надевай плащ, - сказала Гермиона. – Не оглядывайся на нас…
Но он набросил его на всех троих; хоть они и подросли, он сомневался, что кто-то заметит посреди всей этой пыли, падающих камней и сверкания заклятий ноги без тел.
Они спустились по следующей лестнице и обнаружили себя в коридоре, полном сражающихся. Портреты по обе стороны были полны фигур, выкрикивающих советы и подбадривающих, а Жрецы смерти, в масках и без, сражались с учителями и учениками. Дин добыл себе палочку и теперь сражался с Долоховым, Парвати – с Треверсом. Гарри, Рон и Гермиона мгновенно подняли палочки, готовые напасть, но дуэлятны двигались так быстро, что был велик риск задеть кого-то из друзей, если они бросят проклятия. Пока они стояли так, ожидая возможности напасть, раздался громкий крик и, подняв головы, они увидели, что над ними висит Пивз и обстреливает Жрецов смерти Snargluff pods, отчего головы у них порастают дрыгающимися зелеными ростками, похожими на червей.
- Аах.
На голову Рону под мантией свалилась пригоршня ростков, вялые зеленые корни невероятным образом закачались в воздухе, пока Рон отчаянно пытался стряхнуть их.
- Там кто-то невидимый, - закричал Жрец смерти в маске, указывая на них.
Дин моментально отвлек его, сбив с ног оглушающими чарами. Долохов попытался ударить в ответ, но Парвати спеленала его заклинанием.
- ИДЕМ! – закричал Гарри, и он, Рон и Гермиона, прижавших друг к другу под плащом, ринулись вперед через гущу схватки, слегка поскальзываясь на лужицах Snargluff сока, к вершине мраморной лестницы в конце холла.
- Я Драко Малфой! Я Драко! Я на вашей стороне!
Драко был выше них по лестнице, с мольбой обращайся к другому Жрецу смерти в маске. Гарри походя оглушил Жреца смерти. Малфой оглянулся, сияя, в поисках своего спасителя, а Рон дал ему тычка из-под плаща, и Малфой упал навзничь поверх Жреца смерти, совершенно пораженный, изо рта у него текла кровь.
- Вот уже второй раз за сегодня мы спасаем тебе жизнь, ты двуличный ублюдок, - крикнул Рон.
На лестнице и в холле было еще больше сражающихся; Гарри видел повсюду Жрецов смерти: Яксли у входной двери сражался с Флитвиком, Жрец в маске – с Кингсли неподалеку от них. Везде бегали студенты, некоторые тащили сопротивляющихся раненых друзей. Гарри бросил оглушающее заклинание в Жреца в маске, промахнулся и чуть не попал в Невилла, который появился из неоткуда, таща полные охапки Ядовитой тентакулы, которая радостно набросилась на ближайшего Жреца смерти и впилась в него.
Гарри, Рон и Гермиона бросились вниз по мраморной лестнице. Под ногами у них хрустело стекло, а из песочных часов Слизерина, в которых учитывались баллы, сыпались изумруды прямо под ноги бегущим людям. С балкона выпали два тела, и когда они достигли земли, серое пятно, которое Гарри принял за животное, бросилось к ним со всех четырех ног, чтобы вонзить зубы в одно из них.
- Нет! – вскрикнула Гермиона, и Фернира Грейбека, который ринулся к еле шевелящейся Лаванде Браун, отбросило взрывной волной из ее палочки. Он ударился о мраморные ступеньки и попытался встать на ноги. Но ему на голову с белой вспышкой упал хрустальный шар, он свалился на землю и больше не двигался.
- У меня есть еще! – крикнула сверху профессор Трелони. – Для всех желающих. Сюда!
И с движением, каким подают мячи в теннисе, она достала из сумки еще один хрустальный шар, палочкой придала ему ускорение и отправила через весь зал, где он врезался в окно. В тот же момент тяжелые деревянные двери распахнулись, и в холл ворвались гигантские пауки.
Воздух наполнился криками страха. Все, и Жрецы смерти, и хогвартчане побежали в панике, в монстров полетели зеленые и красные лучи заклятий.
- Как нам выбраться? – закричал Рон, перекрывая шум, но прежде чем Гарри или Гермиона успели ответить, их отпихнули с дороги: по лестнице спускался Хагрид, со своим розовым зонтиком наперевес.
- Не пораньте их, не пораньше их! – кричал он.
- Хагрид, нет!
Гарри забыл обо всем, он вырвался из-под плаща, и побежал, пригибаясь, чтобы спастись от летящих всюду заклятий.
- Хагрид, вернись!
Но он не успел пробежать и полпути, когда это произошло. Хагрид исчез среди пауков, которые медленно остановились и отступали теперь под напором проклятий, унося свою добычу.
- Хагрид!
Гарри услышал, что кто-то зовет его, друг или враг – ему было все равно. Он бежал по парадной лестнице к темной лужайке, куда пауки утаскивали свою жертву, совсем не видя Хагрида.
- Хагрид!
Казалось, ему удалось различить огромную руку, помахавшую ему из гущи пауков, за которыми он гнался, но потом обзор заслонила гигантская нога, появившаяся из темноты, и земля затряслась. Он поднял глаза: перед ним стоял великан двадцати футов высотой, его голова была скрыта в темноте, видно было только волосатые, напоминающие дерево ноги, освещенные идущим из дверей замка светом. Одним быстрым жестким движением он разбил огромным кулаком одно из верхних окон, и на Гарри посыпался град осколков, заставляя его вернуться под прикрытие дверного проема.
- О боже! – выкрикнула Гермиона, когда они с Роном подбежали к Гарри, глядя на великана, который через окно пытался хватать людей.
- Не надо! – воскликнул Рон, схватив Гермиону за руку, когда та подняла палочку. – Оглушишь его – он развалит собой ползамка.
- Хаггер!
Из-за угла замка выглянул Гроуп; только сейчас Гарри в действительности осознал, что Гроуп был не очень большим великаном. Жуткий монстр, который пытался ловить людей, поднял глаза и зарычал. Под ними задрожали каменные ступени, когда он направился к своему собрату поменьше, и Гроуп раззявил кривой рот, открывая желтые зубы размером с кирпич; а потом они набросились друг на друга с львиной жестокостью.
- Бежим! – крикнул Гарри. Ночь наполнилась жуткими криками и ударами, великаны дрались. Гарри схватил Гермиону за руку и потащил вниз по ступеням на улицу, Рон следовал за ними. Гарри не терял надежды найти и спасти Хагрида; он бежал так быстро, что они преодолели полпути до леса, прежде чем снова остановиться.
Воздух был ледяным, у Гарри перехватило дыхание. Во тьме двигались какие-то тени, сотканные из загустевшего мрака, двигались широкой волной к замку, их лица были скрыты капюшонами, они хрипели при вдохах.
Рон и Гермиона приблизились к нему, когда звуки битвы позади них стали глуше, потому что тишина, которую могут создавать только дементоры, поглотила все в ночи, и Фреда больше не было, и Хагрид наверняка погибает или уже погиб…
- Давай, Гарри, - раздался голос Гермионы издалека. – Патронуса, Гарри.
Он поднял палочку, но тоскливая безнадежность захватила его. Сколькие еще успели погибнуть – он даже не знал, ему казалось, будто его душа уже покинула тело…
- ДАВАЙ ЖЕ, ГАРРИ! – закричала Гермиона.
Сотня дементоров приближалась, скользила к ним, втягивая отчаяние Гарри, которое будто обещало им настоящий пир…
Он увидел, как серебряный терьер Рона возник в воздухе, подрожал и исчез, как выдра Гермионы покружилась и тоже пропала, а его собственная дрожала в руках, и он был почти рад грядущему забвению, обещанию ничто, бесчувственности…
А потом серебристые олень, медведь и лиса пронеслись над головами Гарри, Рона и Гермионы. Дементоры отпрянули прежде, чем патронусы приблизились к ним. Еще трое появились из темноты, встав рядом с ними с палочками наизготовку, не переставая создавать патронусов – это были Луна, Эрни и Шеймус.
- Так-то лучше, - сказала Луна одобрительно, будто они опять оказались в Комнате-выручайке и просто практиковались в рамках ДА. – Так-то… Давай, Гарри, подумай о чем-нибудь счастливом.
- Счастливом? – переспросил он дрожащим голосом.
- Мы все еще здесь, - прошептала она. – Мы все еще сражаемся… Давай же.
Раздалась серебристая вспышка, полыхнула волна света, и потом, с невероятным усилием, из кончика палочки Гарри вырвался олень. Он поскакал вперед, и дементоры ринулись прочь, ночь снова потеплела, но и звуки битвы стали опять громче.
- Даже не знаю, как вас благодарить, - дрожащим голосом сказал Рон, поворачиваясь к Луне, Эрни и Шеймусу, - вы нас просто спасли.
Из тьмы над лесом появился с ревом другой великан, гораздо выше всех предыдущих, и от его поступи дрожала земля.
- Бежим! – снова закричал Гарри, но никто и не нуждался в указаниях. Они все сорвались с места как раз вовремя, потому что секунду спустя огромная нога опустилась как раз туда, где они стояли. Гарри обернулся: Рон и Гермиона следовали за ним, но остальные трое исчезли в гуще битвы.
- Давайте уберемся подальше! – крикнул Рон, когда великан снова размахнулся, а его рычание разнеслось в ночи, освещаемой красными и зелеными вспышками.
- Дракучая ива, - сказал Гарри, - идем.
Каким-то образом он совсем выбросил все это из головы, запер за железной дверью, за которую не хотел сейчас заглядывать: мысли о Фреде и Хагриде, и всех людях, которых он любил, оставшихся в замке и снаружи – все они должны были подождать, потому что он должен бежать, найти змею и Волдеморта, потому что это было, как говорила Гермиона, единственный способ закончить…
И он бежал, почти веря, что способен обогнать саму смерть, не обращая внимания на летящие в темноте вспышки вокруг, звуки волн, плещущих как в море, скрип деревьев в запретном лесу, хоть ночь была безветренной; бежал через поляны, которые будто тоже подняли восстание, бежал быстрее, чем когда-либо в своей жизни, и именно он первым увидел огромное дерево, Иву, которая охраняла секретный путь хлещущими ветвями.
Задыхаясь, Гарри остановился, оглядывая движущиеся ветви Ивы, впериваясь во тьму у толстого ствола, пытаясь увидеть нарост у подножья, который парализует ее. Его догнали Рон и Гермиона, настолько запыхавшаяся, что она не могла вымолвить ни слова.
- Как – как нам попасть внутрь? – выдохнул Рон. – Я не вижу – того места – если б только – Котолапсус был здесь опять…
- Котолапсус? – переспросила Гермиона, сгибаясь пополам и задыхаясь. – Ты маг – или кто?
- Ох – да – да…
Рон обернулся, направил палочку на ветку, лежащую на земле, и произвес: Вингардиум левиоса! Ветка взлетела с земли и понеслась по воздуху, будто ее подхватило ветром, направляясь прямо к стволу Ивы наперерез опасно свистящим ветвям. Она ударилась о ствол между корней, и дерево мгновенно затихло.
- Прекрасно, - сказала Гермиона.
- Стой.
Гарри помешкал одну жуткую секунду, наполненную звуками взрывов и ударов битвы. Волдеморт хотел, чтобы он сделал это, чтобы он пришел… Не вел ли он Рона и Гермиону в ловушку?
Но потом он осознал простую и жестокую реальность. Единственным путем было убить змею, а змея была с Волдемортом, а Волдеморт – в конце этого тоннеля…
(прим. пер.: игла в яйце, яйцо в ларце…)
- Гарри, мы идем, давай же, - сказал Рон, подталкивая его вперед.
Гарри протиснулся в подземный проход, скрытый между корней. Было гораздо уже, чем когда он забирался сюда в последний раз. Потолок в тоннеле был низким. Четыре года назад им пришлось идти согнувшись, теперь же они могли только ползти на четвереньках. Гарри двигался первым, с зажженной палочкой, в любой момент ожидая встретиться с преградой, но их не было. Они двигались в темноте. Гарри не сводил взгляда с дрожащего кончика палочки, сжатой в кулаке.
Наконец тоннель начал расширяться, и Гарри увидел впереди свет. Гермиона потянула его за ногу.
- Плащ, - прошептала она. – Надень плащ!
Он протянул руку назад, и она сунула ему сверток скользкой материи. Он с трудом натянул ее, прошептал: Нокс, гася свет палочки, и продолжил путь на четвереньках, сколь возможно тихо, ожидая каждую секунду, что его заметят, ожидая услышать холодный голос и увидеть зеленую вспышку.
А потом он услышал голоса, идущие из комнаты прямо впереди, слегка приглушенные только тем, что отверстие впереди было закрыто чем-то, напоминавшим старый ящик. Не смея вздохнуть, Гарри подобрался к концу тоннеля и выглянул в маленькую щель, оставшуюся между ящиком и стеной.
Комната была освещена слабо, но он смог разглядеть Нагини, сворачивающуюся кольцами и кружащую, как змея под водой, в безопасности своей заколдованной сверкающей сферы, которая свободно плавала в воздухе. Он видел край стола и бледную руку с длинными пальцами, вертящими палочку. А потом Снейп заговорил, и у Гарри сжалось сердце: Снейп был в нескольких сантиметрах от того месте, где он прятался.
- …господин, сопротивление подавляют…
- И обходятся при этом без твоей помощи, - голос у Волдеморта был высоким и чистым. – Каким бы умелым магом ты ни был, Северуся, полагаю, теперь особой разницы нет. Мы почти там… почти…
- Позвольте мне найти мальчишку. Позвольте привести Поттера. Я уверен, что найду его, господин. Прошу.
Снейп прошел мимо лаза, и Гарри немного отодвинулся, не сводя глаз с Нагини, гадая, есть ли заклинание, которым можно пробить эту защиту, но ничего в голову не приходило. Одна неудачная попытка – и он выдаст себя…
Волдеморт поднялся. Теперь Гарри видел его, видел его худое змееподобное лицо, бледная кожа чуть отсвечивала в полутьме.
- У меня проблема, Северус, - мягко сказал Волдеморт.
- Господин? – спросил Снейп.
Волдеморт поднял Старшую палочку, держа ее аккуратно и точно, как жезл регулировщика.
- Почему она не работает для меня, Северус?
В тишине Гарри показалось, что он слышит, как тихонько шипит змея, сворачивая кольца, - или это Волдеморт медленно выдохнул воздух?
- Но… мой господин? – удивлено произнес Снейп. - Я не понимаю. Вы творите этой палочкой выдающиеся чары.
- Нет, - ответил Волдеморт. – Я колдую как обычно. Я – выдающийся маг, но эта палочка… нет. Она не открыла мне обещанных чудес. Я не чувствую разницы между этой палочкой и другой палочкой Олливандера, которой я колдовал много лет.
Голос Волдеморта был спокойным и мягким, но шрам Гарри начал ныть и дергаться. Лоб заливала боль, и он ощущал, как в Волдеморта растет сдерживаемая ярость.
- Никакой разницы, - снова произнес Волдеморт.
Снейп молчал. Гарри не видел его лица, он гадал, чувствует ли Снейп опасность, пытается ли подобрать слова, чтобы разубедить своего хозяина.
Волдеморт начал ходить по комнате. Гарри на мгновение потерял его из виду, но он продолжал говорить тем же сдержанным тоном, а внутри Гарри шептали боль и гнев.
- Я долго и серьезно думал, Северус… Знаешь, почему я вызвал тебя из битвы?
На мгновение Гарри увидел профиль Снейпа. Тот не сводил глаз со змеи в заколдованной клетке.
- Нет, господин, но я умоляю вас позволить мне вернуться. Позволить мне найти Поттера.
- Ты говоришь как Люциус. Никто из вас не понимает Поттера так, как я. Его не надо искать. Поттер придет ко мне сам. Видишь ли, я знаю его слабости, его самую главную слабость. Ему ненавистно, что все суетятся вокруг него, ненавистно знать, что все происходит только из-за него. Он хочет остановить это любой ценой. Он придет.
- Но господин, его может случайно убить кто-то другой…
- Я дал своим Жрецам смерти совершенно однозначные распоряжения. Захватить Поттера. Убить его друзей – чем больше, тем лучше – но не убивать его. Но я хотел поговорить о тебе самом, Северус, не о Гарри Поттере. Ты был необычайно полезен мне. Необычайно.
- Мой господин знает, что я жажду служить ему. Но – позвольте мне пойти и найти мальчишку, господин. Позвольте привести его вам. Я знаю, что смогу…
- Я уже сказал тебе нет! – отрезал Волдеморт, и Гарри уловил красный отблеск в его глазах, когда он повернулся, шорох мантии прозвучал как шипение змеи, он почувствовал горящее в шраме нетерпение Волдеморта. – Сейчас меня заботит, Северус, что произойдет, когда я наконец встречусь с мальчишкой!
- Господин, не может быть сомнения, безусловно?..
- Сомнение есть, Северус. Есть.
Волдеморт помедлил; Гарри снова видел его целиком, как он как он вертит в руках Старшую палочку, глядя на Снейпа.
- Почему обе палочки, которые я использовал, подводили меня, стоило мне направить их на Гарри Поттера?
- Я… я не знаю, господин.
- Значит, нет?
Волна его ярости шипами пронзила голову Гарри; он прикусил себе руку, чтобы не закричать от боли. Он закрыл глаза, и внезапно стал Волдемортом, глядящим на бледное лицо Снейпа.
- Моя тисовая палочка делала все, что я требовал от нее, Северус, только не убила Гарри Поттера. Дважды подвела меня. Оливандер под пыткой рассказал мне об одинаковых сердцевинах, сказал взять другую палочку. Я так и сделал, но палочка Люциуса сломалась, встретив Поттера.
- Я… у меня нет объяснения, господин.
Снейп не смотрел на Волдеморта. Взгляд его темных глаз все еще был направлен на свернувшуюся в защитной сфере змею.
- Я нашел третью палочку, Северус. Старшую палочку, Палочку Судьбы, Палочку Смерти. Я забрал ее у прежнего хозяина. Я забрал ее из могилы Альбуса Дамблдора.
Снейп наконец взглянул на Волдеморта, и его лицо напоминало посмертную маску. Оно было белым как мел и таким неестественно неподвижным, что странно было, что эти слова говорит живой человек.
- Господин… позвольте мне пойти за мальчишкой…
- Всю эту ночь, на пороге победы, я провел здесь, - сказал Волдеморт едва слышным голосом, - гадая, гадая, почему же Старшая палочка отказывает стать тем, чем должна, делать то, что, как гласит легенда, она должна делать в руках законного хозяина… и, думаю, я нашел ответ.
Снейп промолчал.
- Может быть, ты уже знаешь его? В конце концов, ты умный человек, Северус. Ты был хорошим и верным слугой, и я сожалею о том, что должно произойти.
- Мой господин…
- Старшая палочка не служит мне как должна, Северус, потому что не я ее истинный хозяин. Старшая палочка переходит к магу, который убил ее предыдущего владельца. Альбуса Дамблдора убил ты. И пока ты жив, Старшая палочка не станет по-настоящему моей.
- Господин! – воскликнул Северус, хватаясь за собственную палочку.
- Другого пути нет, - сказал Волдеморт. – Я должен получить эту палочку, Северус. Получив палочку, я наконец получу и Поттера.
И Волдеморт хлестнул по воздуху Старшей палочкой. Со Снейпом ничего не случилось, и на долю секунды тому показалось, что гибель отсрочена. Но потом намерения Волдеморта стали ясны. Клетка со змеей проплыла в воздухе, и Снейп успел только закричать, прежде чем она накрыла его голову и плечи, а Волдеморт произнес на парселтанге:
- Убей!
Раздался ужасный крик. Гарри увидел, что лицо Снейпа утратило оставшиеся краски, побелев, черные глаза расширились, когда змеиные клыки впились ему в горло. Ему не удалось сдернуть с себя заколдованную клетку, у него подогнулись колени и он рухнул на пол.
- Я сожалею об этом, - холодно сказал Волдеморт.
Он отвернулся; в его голосе не было ни капли печали или стыда. Пора было покинуть хижину и принять руководство, с палочкой, которая исполнит любые требования. Он указал на сверкающую клетку со змеей, и она поднялась вверх, выпустив Снейпа; тот упал на бок на пол, из ран у него на шее хлестала кровь. Волдеморт быстро покинул комнату, не обернувшись, а огромная змея выплыла за ним в своей защитной сфере.
Гарри, вернувшись в собственный разум в тоннеле, открыл глаза. По костяшкам его пальцев, которые он искусал, чтобы не закричать, стекала кровь. Теперь он глядел через маленькую щель между стеной и ящиком и видел только подрагивающую ногу в черном ботинке.
- Гарри! - выдохнула Гермиона позади него, но он уже направил палочку на ящик, загораживающий проход. Он немного поднял его в воздух и беззвучно отодвинул в сторону. И вылез из прохода насколько мог тихо.
Он не знал, зачем делает это, зачем приближается к умирающему человеку. Он не понимал, что чувствует, глядя на бледное лицо Снейпа, как он пытается зажать пальцами раны на шее. Гарри снял плащ-невидимку и посмотрел сверху вниз на человека, которого ненавидел; тот взглянул на Гарри расширившимися глазами, пытаясь заговорить. Гарри наклонился, и Снейп схватил его за воротник мантии, притягивая ближе.
Из его горла вырвался жуткий хриплый, булькающий звук.
- Возьми… это… возьми… это…
Из Снейпа вытекало что-то, что не было кровью. Сверкающе-голубое, не газ и не жидкость, оно хлынуло у него изо рта, из ушей, из глаз, и Гарри понял, что это, но не знал, что делать…
Гермиона сунула ему в дрожащие руки наколдованную из воздуха фляжку. Гарри собрал в нее серебристую субстанцию с помощью палочки. Когда фляжка наполнилась до краев, Снейп выглядел так, будто в нем больше не осталось крови; его хватка ослабла.
- Взгляни… на… меня… - прошептал он.
Взгляды зеленых и черный глаз встретились; но через мгновение из глубины черных глаз что-то ушло, и они стали застывшими и пустыми. Рука, сжимавшая Гарри, упала на пол, и Снейп не шевельнулся больше.


--------------------
- Говорят, - ответила Андрет, - говорят, будто Единый сам вступит в Арду и исцелит людей и все Искажение, с начала до конца. Говорят еще, что эти слухи ведут начало с незапамятных времен, со дней нашего падения, и дошли до нас через бессчетные годы.

Дж.Р.Р. Толкин. Атрабет Финрод ах Андрэт
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Нортмер
сообщение 24.07.2007, 20:50
Сообщение #3
Человек
Творец
Grande moderatore
*********


Пол:
Сообщений: 4232


Зло прав не имеет



Глава 33. История Принца.

Лорд Вольдеморт обращается к защитникам Хогвартса с требованием капитуляции. А также требует, чтобы Гарри Поттер пришел к нему в Запретный Лес. Вольдеморт собирается ждать его там в течение часа.
Трио возвращается в замок, Гарри идет в кабинет директора, достает думоотвод и смотрит воспоминания Снейпа.


Первое воспоминание:

Почти пустая детская площадка. Только две девочки катаются на качелях. Это Лили и Петунья. Лили раскачивается очень высоко, потом спрыгивает с качели и аккуратно приземляется на землю. Петунья нудит: "Лили, нельзя этого делать! Лили, тебе мама не разрешает!"
Севка наблюдает за ними из-за кустов. Ему лет девять или десять, выглядит он очень неухоженным, одет бедно и неряшливо.
Там рядом цветущий куст, Лили поднимает с земли увядший цветок, и этот цветок снова распускается в ее руке. Петунья кричит: "Так не должно быть! Как ты это делаешь?" Тогда Севка выходит к ним и говорит, что Лили - ведьма.
Лили обижается на него, но Сев говорит, что в этом нет ничего плохого, что его мама тоже ведьма, а сам он - волшебник.
Петунья кричит: "Какой ты нафиг волшебник?! Ты живешь в Спиннерз-Энде возле реки, я тебя знаю! И зачем ты за нами шпионишь?"
Севка отвечает: "Уж за тобой я точно не шпионил, потому что ты маггла!"
Петунья уводит Лили, и Снейп выглядит очень разочарованным.


Второе воспоминание:

Сев и Лили сидят под деревьями возле реки, и Севка рассказывает Лили о Хогвартсе, о том, что сейчас они могут колдовать, пока у них нет палочек, но когда им исполнится одиннадцать лет, и они получат письмо из Хогвартса, они уже не смогут колдовать дома.
Лили говорит, что Петунья ее дразнит, типа: "Никакого Хогвартса нет, это все ложь!"
Снейп говорит, что это правда, что они оба получат письма, и Лили спрашивает его, имеет ли значение то, что она магглорожденная. Снейп говорит, что нет.
Лили спрашивает его, как дела дома, ругаются ли его родители. Снейп говорит, что ругаются, но когда они начинают ругаться, он уходит.
- Твоему папе не нравится магия?
- Моему папе не нравится ничего.
Потом Лили просит рассказать про дементоров и про то, что будет, если она будет использовать магию вне школы.
- Тебя не отдадут дементорам за это! Дементорам отдают только тех людей, которые сделали что-то очень плохое. Дементоры охраняют тюрьму для волшебников, Азкабан. А ты никогда не попадешь в Азкабан, потому что ты...
Потом он краснеет, смущается и умолкает
Тут из кустов вылезает Петунья.
Севка:
- Ну и кто теперь шпионит?
В ответ Петунья начинает насмехаться над тем, как он одет ("Это что на тебе? Блузка твоей мамы?"). Тут ветка над ее головой ломается и падает на нее.
Петунья убегает. Лили кричит Севу: Это ты сделал?!
Севка отпирается, но Лили ему не верит и убегает вслед за сестрой.


Третье воспоминание:

Платформа девять и три четверти.
Стоят родители Лили, Лили и Петунья чуть в стороне от них, и Лили чуть не плачет:
- Туни, мне так жаль! Послушай, может быть, когда я уже поступлю в школу, я попрошу директора Дамблдора, чтобы он и тебе разрешил там учиться!
Петунья в ответ:
- Я не собираюсь никуда ехать! Неужто я захочу поехать в какой-то дурацкий замок, чтобы из меня там уродку сделали?!
Лили ей: "Что ты такое говоришь?", а Петунья в ответ:
- Вы со Снейпом - два уродца, и как хорошо, что вас, таких, держат отдельно от нормальных людей.
Лили ей:
- Но ты же сама писала письмо директору и умоляла, чтобы тебя приняли в эту школу.
Петунья вся краснеет и начинает отпираться.
Лили говорит, что видела ответное письмо Дамблдора.
Петунья начинает кричать:
- Это все тот мальчишка! Ты вместе с ним рылась в моих вещах, читала мои письма!
Лили говорит:
- Нет, Северус случайно увидел конверт и удивился, что маггла получила письмо от Дамблдора.
Петунья орет:
- Вы, волшебники, суете нос в чужие дела! Вы все уроды!


Четвертое воспоминание:

Хогвартс-Экспресс. Снейп, уже переодетый в мантию, заходит в купе. Там сидит и плачет Лили.
Она говорит, что не хочет разговаривать с Севкой.
- Почему?
- Потому что Петунья меня ненавидит из-за тебя.
Севка говорит ей, что это неважно, потому что они едут в Хогвартс. Лили улыбается, и Снейп говорит ей, что ей нужно учиться на Слизерине.
Тут вмешиваются еще два мальчика, которые до этого не обращали на них внимания. Гарри узнает в этих мальчиках Джеймса и Сириуса.
Джеймс, такой весь из себя ухоженный ребенок, говорит: "Кто-то тут хочет на Слизерин?! Пойду-ка я отсюда"
Сириус говорит, что вся его родня училась на Слизерине. Джеймс говорит: "Да ну! А мне показалось, что ты нормальный"
Сириус спрашивает, куда хочет поступить сам Джеймс, и тот отвечает: "На Гриффиндор, где учатся самые храбрые!"
Снейп фыркает. Джеймс спрашивает, чего не так! И Снейп отвечает: "Храбрость есть, ума не надо!"
Сириус в ответ говорит, что Снейп не попадет никуда, потому что у него нет ни того, ни другого. Джеймс ржет. Лили хватает Снейпа за руку, типа: "Пойдем, поищем другое купе".
Вслед им несется: "Еще увидимся, Сопливус!"

Дальше распределение. Лили попадает на Гриффиндор. Сириус отодвигается, чтобы ей было где сесть за гриффиндорским столом, но она демонстративно поворачивается к нему спиной. Снейп попадает на Слизерин. Он садится рядом с расфуфыренным Люциусом Малфоем, и тот покровительственно хлопает его по спине

Пятое воспоминание:
Снейп и Лили во дворе о чем-то спорят. Судя по их внешности, прошло несколько лет.
Снейп:
- Но мы же были друзьями! Лучшими друзьями!
Лили:
- Мы по-прежнему друзья, Сев, но мне не нравятся люди, с которыми ты общаешься! Эти Эйвери и Малсибер просто ужасны. Ты знаешь, что сделал Малсибер с Мэри Макдональд?
- Он просто пошутил.
- Это была темная магия. И если ты находишь это забавным...
Снейп весь покраснел от злости:
- А как же выходки Поттера и компании?
- При чем тут Поттер?
- Они где-то шляются по ночам. У них какие-то странные дела с этим Люпином. Как ты думаешь, куда он пропадает?
- Мне сказали, что он болен, - отвечает Лили.
- Ага, болен! Каждый месяц в полнолуние?!
- Я знаю о твоей теории. И чего ты вообще к ним привязался? Какое тебе дело до того, куда они ходят по ночам?
- Я всего лишь хочу доказать тебе, что они не такие уж хорошие, какими их все считают!
Он смотрит на нее так, что Лили краснеет.
- Зато они не используют темную магию. И ты должен быть им благодарен. Я слышала, что произошло. Ты полез в туннель под Дракучей Ивой, и Джеймс Поттер тебя спас.
Снейпа аж перекашивает, он начинает на нее орать, но потом видит, что она злится, и говорит:
- Я просто не хочу, чтобы Джеймс тебя одурачил. Ты ему нравишься, и все вокруг считают его героем.
Лили отвечает, что Джеймс Поттер - надутое ничтожество, а потом опять начинает говорить о слизеринских приятелях Снейпа, но Гарри кажется, что последние ее слова Снейп пропустил мимо ушей. Он просто весь воспрял, когда услышал о ничтожестве
Даже его походка изменилась, когда они уходили с Лили.

Шестое воспоминание:
Гарри видит ту сцену после сдачи С.О.В., но не хочет смотреть, потому что знает, что будет дальше, и ему противно это видеть.
Затем он видит следующее воспоминание: ночь. Лили в ночнушке стоит у входа в Гриффиндорскую башню, а Снейп пытается вымолить у нее прощение.
Она его не хочет слушать. Говорит, что вышла к нему только из-за того, что он пригрозил, что прямо тут и будет спать, пока она не выйдет
- Я не хотел называть тебя грязнокровкой, это...
- Само вырвалось? Слишком поздно. Я вот уже несколько лет только и делаю, что тебя оправдываю. Никто из моих друзей не может понять, почему я вообще с тобой общаюсь. Твои друзья - Пожиратели Смерти! Вот видишь, ты даже этого не отрицаешь! И даже не скрываешь, что хочешь стать таким же, как они.
Короче, наши пути разошлись - ты иди своим, а я пойду своим.
Снейп опять повторяет, что не хотел называть ее грязнокровкой, но Лили отвечает:
- Ты же называешь так всех, которые такие же, как и я! Чем я от них-то отличаюсь!
Она разворачивается, и уходит сквозь портрет.


Седьмое воспоминание:

Опять ночь. Снейп то ли кого-то ждет, то ли кого-то подкарауливает, причем ему так страшно, что этот страх передается и Гарри. Потом появляется вспышка, как от молнии. Снейп падает на колени и роняет палочку.
- Не убивайте меня!
- Это и не входило в мои намерения.
Короче, это Альбус Дамблдор. Он спрашивает у Снейпа:
- Что хочет мне передать Темный Лорд?
- Ничего... я пришел сам, по собственной воле. Я пришел, чтобы предупредить... вернее, попросить...
- О чем меня может просить Пожиратель Смерти?
- Пророчество... предсказание... Трелони.
- Ах, да, - говорит Дамблдор. - И сколько же информации ты передал Темному Лорду?
- Все! Все, что успел услышать. И он считает, что это пророчество относится к Лили Эванс.
- В пророчестве не упоминается женщина. А лишь мальчик, рожденный на исходе июля.
- Вы понимаете, что я имею в виду! Он думает, что это ее сын. Он будет преследовать их, он всех их убьет!
- Если она так много для тебя значит, - говорит Дамблдор, - то Лорд Вольдеморт ее пощадит. Разве ты не можешь попросить его, чтобы он помиловал мать в обмен на жизнь сына?
- Я уже... уже просил его.
- Ты отвратителен, - говорит Дамблдор, и Гарри ни разу не слышал столько презрения в его голосе. - Значит, смерть ее мужа и сына тебя не волнует? Пусть погибают, лишь бы ты получил то, что хочешь?
Снейп просит его:
- Спрячье ее... их... пожалуйста.
- А что ты мне дашь взамен, Северус?
- Взамен? Все.


Восьмое воспоминание:

Кабинет Дамблдора. Гарри слышит какие-то жутки звуки, как будто животное скулит. Потом видит в кресле скорчившегося Снейпа, а Дамблдор стоит рядом с мрачным видом. Потом Снейп поднимает голову, и Гарри видит, что он выглядит так, как будто страдал тысячу лет.
- Я думал... что вы... ее... защитите...
- Они с Джеймсом поверили не тому человеку. Как и ты, Северус. Разве ты не надеялся, что Лорд Вольдеморт ее пощадит?
Снейп чуть не плачет. Дамблдор добавляет:
- Мальчик выжил.
Снейп мотает головой.
- Ее сын выжил. У него глаза в точности, как у нее. Помнишь, какие глаза были у Лили Эванс?
- НЕ НАДО! - просит его Снейп. - Она... умерла...
- Это раскаяние, Северус?
- Лучше бы... лучше бы я тоже умер.
- И какая от этого была бы польза? - холодно произносит Дамблдор. - Если ты любил ее по-настоящему, то твой путь ясен.
Снейп смотрит на него, и ему так больно, что слова Дамблдора доходят до него не сразу.
- Что вы имеете в виду?
- Ты знаешь, как и почему она умерла. Сделай так, чтобы ее смерть была не напрасной. Помоги мне защитить ее сына.
- Ему не нужна защита. Темный Лорд исчез.
- Темный Лорд вернется, и когда это случится, Гарри будет в страшной опасности.
Потом долгая пауза. Снейп берет себя в руки. Потом отвечает:
- Хорошо, Дамблдор. Но поклянитесь, что никому не расскажете об этом. Это должно остаться между нами.
- Поклясться, что я буду держать в тайне лучшее, что ты сделаешь?... Ну, если ты так настаиваешь...


Девятое воспоминание:

Снова кабинет Дамблдора. Снейп расхаживает туда-сюда и рассказывает, какой Гарри плохой (такой же безмозглый и самоуверенный, как его отец, ля-ля-ля бла-бла-бла).
Дамблдор возражает:
- Ты видишь в нем то, что ты хочешь увидеть. Остальные учителя находят его скромным, дружелюбным и довольно талантливым. Лично я считаю его очаровательным ребенком.
Он пролистывает журнал по трансфигурации, а потом снова обращается к Снейпу:
- Присмотри, пожалуйста, за Квиреллом.


Десятое воспоминание:

Закончился святочный бал. Самые стойкие танцоры расходятся по своим спальням. Снейп и Дамблдор стоят у входа в большой зал.
Дамблдор:
- Ну так что?
Снейп:
- Метка Каркарова тоже чернеет. Он в панике, боится мести за то, что сдал всех Министерству. Он хочет сбежать.
- Да? А ты не собираешься бежать вместе с ним?
- Нет, - отвечает Снейп. - Я не такой трус.
- Да, - соглашается с ним Дамблдор. - Ты гораздо храбрее Каркарова. Иногда я думаю, что мы проводим сортировку слишком рано.
Он уходит, а Снейп смотрит ему вслед и выглядит совершенно ошеломленным.


Одиннадцатое воспоминание:

Снова кабинет директора. Дамблдор в кресле в полубессознательном состоянии. Его рука вся черная и обгоревшая, висит, как неживая. Снейп наставил на нее палочку и шепчет какое-то заклинание, и параллельно поит Дамблдора каким-то золотистым зельем из кубка.
- Зачем вы надели это кольцо? - ворчит Снейп. - Вы же видите, что на нем проклятье. Зачем было вообще его трогать?
На столе лежит кольцо с треснутым камнем и меч Гриффиндора.
Дамблдор морщится:
- Я... сглупил. Так хотелось...
- Чего хотелось?
Дамблдор не отвечает.
- Это чудо, что вы вернулись. - Снейп в ярости. - В кольце проклятие - огромной силы. Мы можем надеяться лишь на то, что не дадим этому проклятию распространиться. Пока что мне удалось сделать так, что оно охватило только одну руку.
Дамблдор с любопытством разглядывает то, чего осталось от его руки
- Ты молодец, Северус. Как ты думаешь, сколько у меня времени?
- Может быть, год. Проклятие нельзя остановить, со временем оно будет набирать силу и распространяться дальше.
Дамблдор улыбается:
- Мне невероятно повезло, что у меня есть ты, Северус.
- Если бы вы позвали меня чуть раньше, я мог бы сделать больше, - злится Снейп. Потом смотрит на кольцо и меч. - Вы думали, что если разобьете кольцо, то проклятие уничтожится?
Дамблдор отвечает, что на него, по-видимому, помрачение нашло
Снейп в полном недоумении.
Дамблдор заявляет, что хочет поговорить о плане Вольдеморта и о том, что Вольдеморт поручил Драко убить его.
Снейпу явно хочется еще поговорить о проклятии, но, типа, неудобно )) Он говорит:
- Темный Лорд уверен, что у Драко ничего не выйдет. Это всего лишь наказание за провал Люциуса.
- То есть, над Драко висит смертный приговор? И я так понимаю, что после того, как он потерпит неудачу, это задание перепоручат тебе?
Пауза.
- Да, я думаю, в этом и заключается план Темного Лорда.
- Лорд знает, что наступит время, когда ему уже не понадобится шпион в Хогвартсе?
- Он считает, что сможет захватить школу.
- И если захватит, то ты дашь мне обещание сделать все, что в твоих силах, чтобы защитить студентов Хогвартса?
Снейп кивает.
Дальше Дамблдор говорит, что надо узнать о планах Драко, предложить ему помощь и т.п.
Снейп говорит, что Драко ему больше не верит, считает, что это Снейп виноват в том, Люц в немилости у Лорда.
- Все равно попытайся, - говорит Дамблдор. - Я не столько боюсь за себя, сколько за случайных жертв, которые могут пострадать в результате его действий. И есть еще одна вещь, которую надо сделать, чтобы спасти его от гнева Вольдеморта.
Снейп иронизирует:
- Вы позволите ему вас убить?
- Конечно, нет. Убить меня должен ты.
Дальше Снейп жжот:
- Вы хотите, чтобы я сделал это прямо сейчас? Или дать вам пару минут, чтобы вы успели сочинить эпитафию?
- Нет, не сейчас, - с улыбкой говорит Дамблдор. - Я уверен, что подходящий момент представится позже. Скажем, через год.
- Если вы хотите умереть, - грубо говорит Снейп, - то почему не хотите, чтобы вас убил Драко?
- Душа мальчика не повреждена. Я не хочу, чтобы она разрушилась из-за меня.
- А как же моя душа, Дамблдор, моя?!
- Ты сам должен знать, повредишь ли ты свою душу тем, что поможешь старику избежать боли и унижения. Я прошу у тебя, Северус, этого огромного одолжения, потому что смерть моя так же неизбежна, как и поражение Пушек Педдл в этом году. Я предпочитаю уйти быстро и безболезненно, а не мучиться. Я слышал, Вольдеморт нанял Грейбека? Или взять Беллатрикс, которая любит играть со своими жертвами, как кошка с мышкой.
Снейп соглашается. Дамблдор его благодарит.


Двенадцатое воспоминание:
Снейп и Дамблдор где-то на территории Хогвартса.
Снейп спрашивает, что за занятия у Дамблдора с Гарри Поттером.
Даблдор отвечает, что ему надо кое-что обсудить, поделиться кое-какой информацией.
- Информацией? - повторил Снейп. - Вы доверяете ему, но не доверяете мне!
- Дело не в доверии. Ты знаешь, что у меня мало времени. Я должен сообщить ему все, что он должен знать, чтобы выполнить свою миссию.
- А почему вы не можете сообщить эту информацию мне?
- Я не хочу складывать все секреты в одну корзину, тем более, в корзину, которую так часто держит в руках Лорд Вольдеморт.
Дальше они ругаются. Снейп говорит, что поставляет лорду информацию по его же приказу. И что Поттер не научился окклюменции, и что у него мысленная связь с Лордом.
Дамблдор говорит, что Лорд попытался один раз завладеть разумом Гарри, и испытал такую боль, которую не чувствовал никогда в жизни. Душа Лорда не может соприкоснуться с душой Гарри - это все равно что сунуть палец в огонь.
Снейп говорит, что не понимает, при чем тут души, когда речь идет о разумах. Дамблдор отвечает, что это взаимосвязано.
Потом он оглядывается по сторонам, убеждается, что вокруг никого нет, и начинает:
- Когда ты убьешь меня, Северус...
Тут Снейп взрывается.
- Вы ничего не хотите мне говорить, и при этом ждете, что я окажу вам эту маленькую услугу?! Вы слишком много на себя берете, Дамблдор! А что, если я передумал?
- Ты дал мне слово, Северус. И раз уж мы заговорили об услугах, ты, кажется, собирался присмотреть за нашим маленьким слизеринским другом?
Снейп молчит.
Дамблдор говорит ему:
- Прийди в мой кабинет сегодня в одиннадцать, и ты убедишься, что я тебе доверяю.


Тринадцатое воспоминание:
Кабинет Дамблдора. За окнами темно. Снейп сидит в кресле, Дамблдор ходит вокруг кругами и рассказывает:
- Гарри не должен об этом знать, до самого последнего момента, пока это не будет необходимо, потому что иначе где он возьмет силы, чтобы сделать то, что должен сделать?
- Но что он должен сделать?
- Об этом, Северус, знаем только он и я.
Дальше Дамблдор говорит, что наступит момент, когда Вольдеморт станет беречь свою Нагини пуще глаза своего. Будет держать ее под магической защитой, и только тогда Гарри можно будет сказать.
- Что сказать?
Дальше Дамблдор рассказывает, что когда Вольдеморт убил Лили, часть его души перешла в Гарри. Отсюда и его связь с лордом, и умение говорить на парселтанге. И пока эта часть души находится в Гарри, Вольдеморта нельзя убить.
- Значит, мальчик... мальчик должен умереть? - спрашивает Снейп.
- И это должен сделать сам Вольдеморт, - отвечает Дамблдор. - Это важно.
Снейп долго молчит. Потом прозносит:
- Я думал... все эти годы... что мы защищаем его ради Лили.
- Мы защищали его, потому что его надо было вырастить, обучить, дать ему почувствовать свою силу. За это время связь между ними становилась все крепче. Иногда мне кажется, что он сам подозревает об этом. И, судя по тому, что я знаю о нем, он сможет так умереть, что его смерть повлечет за собой гибель Вольдеморта.
Снейп в ужасе.
- Вы защищали его, чтобы он мог умереть в нужный момент!
- Не ужасайся так, Северус. Сколько ты видел смертей?
- Я видел смерти только тех людей, которых не мог спасти. Вы меня использовали.
- То есть?
- Я шпионил для вас. Лгал для вас. Рисковал жизнью для вас. И я думал, что делаю это, чтобы сохранить жизнь сына Лили Поттер. А теперь вы говорите мне, что растили его как свинью на убой!
- Это так трогательно, Северус. Значит, ты все-таки полюбил мальчика?
- Мальчика?!
Снейп вызывает патронуса. Это серебряная олениха.
Дамблдор поворачивается к Снейпу со слезами на глазах.
- Ты до сих пор ее любишь?
- Всегда буду любить, - отвечает Снейп.


Четырнадцатое воспоминание:

Снейп разговаривает с портретом Дамблдора.
- Ты должен сообщить Вольдеморту точную дату отъезда Гарри из дома Дурслей, - говорит Дамблдор. - Ты не должен вызывать подозрений у Вольдеморта. Но придумай прикрытие, чтобы обеспечить безопасность Гарри. Попытайся наложить Конфундус на Флетчера. И раз уж ты будешь участвовать в этой операции, постарайся действовать убедительно. Я рассчитываю, что ты останешься у Лорда на хорошем счету, иначе школа перейдет в распоряжение Кэрроу.


Пятнадцатое воспоминание:

Снейп с Мундугусом в какой-то таверне. У Мундугуса совершенно пустое лицо. Снейп говорит ему:
- Предложи орденцам, чтобы они использовали прикрытие. Оборотное зелье. Ты забудешь о том, что это сказал тебе я. Ты будешь считать, что это твоя идея.


Шестнадцатое воспоминание:

Снейп летит на метле. Вокруг пожиратели в капюшонах. Они преследуют Люпина и Джорджа, который изображает Гарри. Какой-то пожиратель рядом целится палочкой в спину Люпина. Снейп кидает в его руку сектумсемпру, но промахивается и срезает Джорджу ухо


Семнадцатое воспоминание:

Снейп в бывшей спальне Сириуса. Он сидит на коленях и плачет. И слезки с носа капают В руке у него письмо, подписанное "С любовью, Лили". Письмо он кладет за пазуху, потом берет кусок фотографии (на этой фотографии были Лили, Джеймс и Гарри), и он забирает ту половину, где смеющаяся Лили, а вторую половину бросает на пол.


Восемнадцатое воспоминание:

Снейп в кабинете директора. В свой портрет вбегает Финнеас Найджелус.
- Директор! Они разбили лагерь в лесу (Forrest of Dean). Грязнокровка...
- Не произносите это слово, - говорит Снейп.
- Грейнджер назвала это место, когла укладывала сумку, и я услышал.
- Отлично! - восклицает Дамблдор на портрете. - Северус, меч! Не забудь, что его необходимо отдать в нужный момент, и Гарри не должен знать, что это делаешь ты! Если Вольдеморт прочтет мысли Гарри и узнает, что ты ему помогаешь...
- Я знаю, - отвечает Снейп. Сдвигает портрет Дамблдора и вынимает из тайника меч Годрика. - И вы не скажете мне, почему так важно дать Поттеру этот меч?
- Нет, - отвечает Дамблдор. - Гарри сам знает, что с ним нужно делать. И будь осторожнее, они могут не так отреагировать, когда тебя увидят. После того, что случилось с Джорджем Уизли...
Снейп отвечает:
- Не волнуйтесь, у меня есть план.
И уходит.
А Гарри выныривает из думоотвода.

Глава тридцать четвертая.

Посмотрев воспоминания Снейпа, Гарри лежит на полу и думает - каково это, умирать? Его даже не трогает предательство Дамблдора. Он всегда знал, что Дамблдор хочет, чтобы он был жив, а теперь увидел просто, что его жизненный путь отмерен ровно настолько, чтобы уничтожить все хоркруксы. Как чисто, как элегантно - не тратить жизни, а просто передать опасную задачу мальчику, который заранее предназначен на убой и чья смерть будет не жертвой войны, а просто очередным ударом по Волдеморту.
Но Дамблдор переоценил его - змея все еще жива. Может быть, Рон и Гермиона смогут ее убить. Для того Дамблдор и посоветовал ему довериться этим двоим. Рон и Гермиона казались далеко-далеко. Не будет прощаний и объяснений. Это путь, по которому он должен пройти один. Он должен умереть. И тогда все кончится.
Замок опустел, кроме Большого зала, куда сносят умерших. Невилл несет Колина Криви - несовершеннолетний, он, наверное, пробрался обратно в замок, как Малфой. Колин кажется таким маленьким, когда мертвый... А Невилл кажется стариком.
Гарри рассказывает ему, что змею надо убить. Рон и Гермиона знают это - но на случай, если они...
Потом Гарри проходит мимо Джинни под мантией-невидимкой, но не заговаривает с ней. Выходит наружу, идет мимо хижины Хагрида - пустой, безмолвной, без огней. Среди деревьев скользят дементоры, но у Гарри нет сил на патронуса. Его бьет неудержимая дрожь. В конце концов не так легко умирать. Он ловит каждое мгновение, запахи земли, травы... Подумать только, как много времени люди тратят впустую. Игра окончена, снитч пойман, время приземляться...
Он вспоминает о снитче, достает его.
"Я открываюсь при закрытии" (или - "когда близко").
Гарри шепчет, прижав к нему губы: "Я скоро умру".
Снитч открывается. Внутри камень воскрешения.
Гарри думает, что не он вызывает мертвых. Зачем - он сам скоро к ним присоединится. Это они вызывают его.
Он трижды поворачивает камень в ладони. Движение, легкие шаги... Те, кто появляются, менее материальны, чем тела, но более плотские, чем призраки. Джеймс, Сириус, Люпин, Лили.
- Ты был таким храбрым, - говорит Лили.
- Уже очень близко, - говорит Джеймс. - Мы так гордимся тобой.
- Это больно? - спрашивает Гарри.
- Умирать? Совсем нет, - говорит Сириус. - Быстрее и проще, чем заснуть.
- Вы останетесь со мной?
- До самого конца.
- Они увидят вас?
- Нет, - говорит Сириус. - Мы - часть тебя. Невидимая для остальных.
Гарри смотрит на мать.
- Будь поближе ко мне, - говорит он.
Гарри проходит мимо дементоров. Умершие отгоняют их, как патронусы. Для Гарри умершие уже более реальны, чем все живые в школе, чем Рон и Гермиона. Живые - уже только призраки.
В лесу Гарри видит Яксли и Долохова, но они не видят его под мантией.
- Время почти вышло, - говорит Яксли. - Поттер не идет.
- А Лорд был уверен, что придет.
- Лучше пойдем, выясним, какой теперь план.
Вслед за ними Гарри и его спутники выходят на полянку. На ней горит костер, вокруг сидят УпСы. Гарри видит Малфоев, Роула, Беллатрикс. Лорд стоит, опустив голову и держа в руках палочку.
Гарри снимает мантию-невидимку и прячет ее, и палочку тоже. Он не хочет, чтобы появилось искушение драться.
- Я был уверен, что он придет, - говорит Лорд, глядя в пламя. - Кажется, я ошибся.
- Нет.
Гарри делает шаг вперед.
Хагрид, привязанный к дереву, начинает кричать:
- Гарри! Нет! - но на него накладывают силенцио.
Лорд смотрит на Гарри с интересом, склонив голову набок, как ребенок, которому интересно посмотреть, что будет, если сделать вот так... Гарри надеется, что сумеет устоять на ногах, не показать страха.
Потом губы Лорда движутся. Вспышка зеленого света.
Все исчезает.

Глава тридцать пятая.

Гарри лежит на животе. Вокруг никого нет. Яркий туман, белый пол. Его тело не повреждено, и очки он больше не носит. Он садится, осматривается, видит огромный зал. Его смущает, что у него нет одежды - одежда тут же появляется поблизости.
Гарри слышит странные звуки - их издает маленький, раздетый ребенок, брошенный под стулом, ненужный. Гарри почему-то страшно приближаться к нему. Он осторожно подползает, готовый отскочить, но младенец чем-то отталкивает его.
- Ты не сможешь помочь.
Гарри оборачивается и видит Дамблдора. Дамблдор уводит его к двум креслам неподалеку от младенца, садится. Он такой же, как Гарри его помнит.
- Но вы же мертвы.
- Именно, - буднично говорит Дамблдор.
- Ну-у, - Дамблдор улыбается. - Это вопрос. В целом, думаю, нет.
- Но я же не защищался, - говорит Гарри. - Я хотел дать ему меня убить.
- В этом и разница.
- Значит, та часть его, что во мне, - исчезла?
- Да. Ты теперь полностью принадлежишь себе.
- А это? - Гарри показывает на младенца.
- То, что вне пределов помощи любого из нас.
- Как я могу быть жив?
- Я думал, ты знаешь. Вспомни...
- Он взял мою кровь.
- Именно! Защита Лили в жилах вас обоих. Он привязывал тебя к жизни, пока сам жил.
- Вы уверены, что нельзя помочь ребенку?
- Это невозможно.
- Тогда объясняйте дальше.
- Ты был седьмым хоркруксом, Гарри, который он не стремился создавать и о котором не задумывался, потому что никогда не понимал, что такое любовь, невинность... [дальше много бла-бла-бла] Он взял твою кровь, и пока он сам жив, защита Лили продолжает действовать. Я догадывался об этом.
- А почему моя палочка сломала ту, которую он заимствовал у Люциуса? [имеются в виду события главы "Семь Поттеров", когда палочка Гарри действовала словно сама по себе]
Дамблдор объясняет, что Волдеморту было страшнее, чем Гарри, в ту ночь, потому что Гарри принимает возможность собственной смерти, а Лорд нет. И что палочка узнавала Лорда сама по себе, как смертельного врага, и использовала против него собственную магию.
Палочкой, взятой у Дамблдора, Лорду тоже не удалось убить Гарри.
- Где мы сейчас? - спрашивает Дамблдор.
- Похоже на вокзал Кингс Кросс.
- Правда?
- А как вы думаете, где мы?
- Понятия не имею. Это, если можно так выразиться, твоя вечеринка.
Гарри спрашивает о Дарах Смерти. Дамблдор просит прощения, что не все рассказывал Гарри, так как боялся, что тот повторит его, Дамблдора, ошибки. Дамблдор спрашивает Гарри: "Был ли я лучше Волдеморта?". Гарри говорит: да. [Ну и дурак...] Дамблдор говорит: "Но и я стремился покорить смерть". Хотя и с помощью ее даров, а не хоркруксов. Гриндельвальд тоже искал Дары. А сам Дамблдор был потомком того самого третьего брата, Игнотуса Певерелла, которому досталась от Смерти мантия-невидимка.
Увидев у Джеймса эту мантию, Дамблдор не поверил своим глазам. Он взял ее изучить. Когда Джеймс погиб, у Дамблдора теперь было два Дара - палочка, полученная от Гриндельвальда, и мантия.
Дальше Дамблдор рассказывает, как презирает себя за то, что в юношестве мечтал о славе, гордился своим талантом - и как встретил Гриндельвальда, как мечтал вместе с ним стать лидером революции и покорителем смерти. А к правде, выраженной устами грубого и необразованного Аберфорта, не хотел прислушаться.
Потом история с Арианой. Гриндельвальд сбежал. Шли годы. Дамблдор отказывался стать министром магии - он уже знал, что ему нельзя доверять власть. Гриндельвальд возвысился, но Дамблдор отказывался сразиться с ним до последнего - потому что боялся узнать, что он сам и был убийцей сестры. Но потом все же победил Гриндельвальда и отобрал палочку.
О том, кто собственно убил Ариану, Дамблдор не говорит, а Гарри не спрашивает.
Когда Дамблдор узнал, что все эти годы в хижине Гонтов хранился третий Дар Смерти, которого Дамблдор так хотел, - он потерял голову. Нашел его, надел, надеялся увидеть сестру. Но потом понял, что так ничему и не научился. Мало кто достоин объединить все три Дара. Только тот, кто не бежит от смерти, может быть ее настоящим хозяином.
Дальше Дамблдор рассказывает, как Волдеморт стремился завладеть бузинной палочкой.
- Если вы планировали свою смерть со Снейпом, значит, вы хотели, чтобы к нему перешла палочка?
- Да. Но эта часть сработала не так, как я думал.
Потом Дамблдор говорит, что Гарри может сам выбраться, вернуться или нет. Если да - то это же вокзал. Можно просто сесть на поезд.
- Скажите мне, - спрашивает Гарри, - это реальность или это происходит в моей голове?
- Конечно, в твоей голове, Гарри. Но это же не значит, что это не реальность.

Глава 36.

Гарри очнулся и обнаружил, что Волдеморт тоже вырубался вместе с ним (видимо, именно он и был тем жалким типа ребеночком, который ныл, когда Дамблдор ему душу изливал). Все суетятся вокруг Волди, тот приказывает проверить, жив ли Гарри. Гарри притворяется трупом, но сердце, конечно, отчаянно колотится. К нему подходит кто-то с мягкими руками и длинными волосами, которые щекочут лицо, когда этот кто-то склоняется. Этот кто-то еле слышно спрашивает: "Мой сын жив? Он в замке?" Гарри так же еле слышно отвечает, что да. Нарцисса распрямляется и заявляет, что Гарри мертв.
Тут все орут, радуются, пуляют из палочек в воздух и т.д. Волдеморт говорит, что они щас пойдут в замок и прикажут всем сдаться. Приказывает Хагриду, которого захватили пауки, нести Гарри. Тот рыдает, несет, по дороге они разговаривают с кентаврами - Хагрид их обвиняет в том, что они сохраняли нейтралитет, и вот результат...
Ну, в общем, подходят они к замку, Волдеморт говорит, чтобы все сдавались на его милость - вот, мол, Гарри убит при попытке к бегству с замковых земель, так что он все равно был трус и пытался спасти свою шкуру. Кажется,именно в этот момент кто-то из толпы бросается на Волдеморта. Его отшвыривают на землю. Волди спрашивает, кто это, Белла, мерзко похихикав, отвечает, что тот самый Лонгботтом, чьи родители, ну, вы помните, господин, авроры. Волди говорит Невиллу, что - ну, ты зато чистокровный и такой отважный, давай,мол, присоединяйся - мне такие люди нужны. Невилл, естественно, говорит, что скорее ад замерзнет, тогда Волди его обездвиживает и вызывает из замка Сортировочную шляпу. Говорит, что сортировка отменяется - теперь в Хогвартсе будет единый герб Слизерина. А раз шляпа больше не нужна, он покажет, что бывает с теми, кто отказывается к нему присоединяться. Нахлобучивает шляпу на голову Невиллу и поджигает. Тут Гарри думает, что надо бы вмешаться, напяливает плащ, который у него был свернут на груди, хочет помочь Невиллу - но тут, кажется, кентавры таки прискакали из леса, и сам Невилл радостно достает из шляпы меч Гриффиндора и - ба-бац!! - отрубает башку Нагини. Волди в шоке, все в шоке, начинается побоище...
В замке, значит, кипит битва, причем в ней принимают участие все-все-все, включая домовых эльфов под предводителем Кричера. Гарри ходит и ищет Волдеморта (все еще под плащом) и обнаруживает, что тот, кажется, в Большом зале дерется сразу против троих (вроде МакГонагалл, Кингсли и еще кого-то), а Белла рядом сражается с Луной, Гермионой и Джинни. Она посылает Аваду в Джинни, и та проходит от нее бувально в миллиметре. Гарри собирается было в ярости броситься на Беллу, но его опережает Молли. С криком: "Руки прочь от моей дочери, ты, сука!" (ну, типа того), она несется к ней, Белла сначала ржет, потом не ржет... Дразнится: "Что будет с твоими детками, когда они лишатся мамочки вслед за Фредди". Та ей: "Ты никогда больше не тронешь моих детей" - и, в общем, убивает ее.
Волди издает дикий вопль и хочет было убить Молли, но Гарри успевает наложить протегу на нее.
В общем, потом он снимает плащ, и они с Волди имеют продолжительную беседу о всяких разных интересностях. Гарри при всех говорит, что Снейп был хорошим... Нет, не так - он говорит, что Волди просчитался и зря подумал, что, прихватив эту Старшую палочку, станет ее хозяином. Потому что он взял палочку у Снейпа, а Снейп не побеждал Дамблдора - он убил его по приказу того, т.е. Дамблдор сам спланировал свою смерть, а значит, это не считается. А палочка после смерти Дамблдора выбрала другого хозяина - Драко. А палочку самого Драко у Драко отнял Гарри, значит, именно Гарри - хозяин палочки. Тут они одновременно выкрикивают заклинания - такие же, как в четвертой книге. Гарри экспелиармус, Волдеморт аваду. Возникает такая же золотистая сфера, но тут палочка вылетает из рук Волдеморта и Гарри ее выхватывает из воздуха. Волди падает и умирает - в него в очередной раз отрикошетила его же Авада.
Тут все кричат, обнимаются, что-то еще делают... А Гарри чувствует себя выпотрошенным абсолютно. Он садится рядом с Луной, и Луна говорит: "Я бы на твоем месте сейчас хотела бы остаться одна, в тишине. Давай я их отвлеку?" И орет: "Ой, смотрите... какие-то там, короче, существа, в которых она верит. Все отвлекаются, а Гарри натягивает плащ и идет по Залу. Видит Малфоев, которые тусуются рядышком... Да, еще забыла - во время битвы, когда все сражались, Люся с Нарциссой бодрой рысью пробегали мимо на поиски Драко, даже не пытаясь изобразить, что тоже собираются с кем-то биться.
Ну и вот, Гарри отыскивает Рона и Гермиону, они идут в кабинет директора, там ему начинают бурно аплодировать все портреты, в том числе дамблдоровский (последний еще и плачет). Гарри говорит Дамблдору, что этот самый камень, который вызывает покойников, потерял где-то в лесу и не будет его искать. И от палочки он тоже хочет отказаться - положить ее обратно в гробницу Дамблдора. И вообще, он больше привык к своей. Достает обломки и Старшей палочкой склеивает их. Рон завистливо смотрит на Старшую палочку, но Гарри непреклонен. Он говорит: "И вообще, в моей жизни было уже достаточно неприятностей".

Эпилог.

Осень в этом году наступила, казалось, внезапно. Утро первого сентября было свежим и золотым как яблоко, и пока небольшое семейство перебиралось через громыхающую дорогу по направлению к огромному покрытому копотью вокзалу, дым из выхлопных труб машин и дыхание пешеходов искрились как паутина в холодном воздухе...
Две большие клетки громыхали сверху груженых тележек, которые толкали родители, совы в них негодующе ухали, а рыжеволосая заплаканная девочка плелась позади своих братьев, вцепившись в руку отца.
- Еще совсем немного, и ты тоже поедешь, - сказал ей Гарри.
- Два года, - фыркнула Лили, - Я хочу поехать сейчас!
Драко видит, что все уставились на него и сухо кивает, а затем отворачивается. "Вот и маленький Скорпиос" _ (ах..ть, имечко. Драко пил_курил_болел? что так назвал?)
Рон науськивает дочь побить Скорпи во всех тестах, славабогу девочка унаследовала ум матери. Гермиона возмущена и смущена. Смущена понятно чем, возмущена, т.к. считает, что Рон ..науськивает дочь против сына Драко..(зачеркнуто) ведет себя не педагогично.
Джинни поцеловала Альбуса. **читается с дрожью* Гарри говорит, чтобы сын не связывался с Пивзом. Альбус тихо, так, что слышно только Гарри, говорит, "вдруг я попаду на Слизерин".
Тогда Гарри раскрывает сыну страшную тайну: что имя ребенка, Альбус-Северус, дано в честь двух директоров школы, один из которых был из слизерина. Еще Гарри сказал что-то вроде "для нас не имеет значения, куда ты попадешь, но если имеет для тебя, скажи Шляпе - она примет во внимание твое желание". "точно?" "Она это сделала для меня" - Гарри никогда не говорил это детям.

да, в самом конце... Гарри машет рукой, джинни говорит, что у Альбуса все будет хорошо, Гарри говорит, что знает об этом, и касается рукой шрама (и тут все начинается )

Шрам не беспокоил Гарри 19 лет. Все БЫЛО хорошо.


--------------------
- Говорят, - ответила Андрет, - говорят, будто Единый сам вступит в Арду и исцелит людей и все Искажение, с начала до конца. Говорят еще, что эти слухи ведут начало с незапамятных времен, со дней нашего падения, и дошли до нас через бессчетные годы.

Дж.Р.Р. Толкин. Атрабет Финрод ах Андрэт
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Aniliellamp
сообщение 11.10.2009, 6:19
Сообщение #4
Агнец
Участник
Неофит
*


Пол:
Сообщений: 6


Россия



Блин ну не понимаю я бреда. Ну как можно писать книги, в которых уже седьмую по счету не могут убить главного злодея 

Кстати первая книга Роулинг, которая и принесла ей популярность, была очень сильно содрана с вышедшей гораздо ранее, но более серьезной и имеющей к томуже и философский подтекст книги Урсулы Ле Гуин  Волшебник Земноморья . Так главы из той я читал еще в 80е годы в Советском журнале - Роман-Газета у родителей. Гарри Поттер же жалкая обрезанная породия, но то произведение. Про 2-ю и последующие книги и говорить не хочется.
Пользователь в офлайне Отправить личное сообщение Карточка пользователя
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения

Быстрый ответОтветить в эту темуОткрыть новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



- Текстовая версия Сейчас: 12.12.2019, 6:21
Rambler's Top100